Оглавление

  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X
  • XI
  • XII
  • XIII
  • XIV
  • XV
  • XVI
  • XVII
  • XVIII
  • XIX
  • XX
  • XXI
  • XXII
  • XXIII
  • XXIV

    Ричард Кнаак
    Повелитель крыс


    I

    Грифон приснился ему в Чикаго на третью ночь.

    Григорий Николау понимал, что спит, хотя глаза его были открыты и он стоял посередине гостиничного номера. Он понимал, что спит, хотя помнил, что окончательно проснулся всего несколько мгновений назад. Но еще он понимал, что видит необычный сон), хотя подобное случалось с ним в прошлом настолько часто, что, наверное, правильнее было бы счесть этот сон обычным. Он помнил, как вдруг отяжелели его веки. Секундное головокружение. Больше — ничего. Но хватало и этого, ну и, конечно, самого грифона.

    — Ах, Григорий, Григорий, в последнее время я так скучал по тебе, — рокотала каменная фигура, нагло взгромоздившаяся на спинку элегантного стула. Спору нет, грифон был огромен, ростом выше любого человека, и все же не было ничего невероятного в том, что гость Николау выбрал себе в качестве насеста хлипкий стул. В конце концов все происходило во сне.

    К несчастью для Григория, Фроствинг был уж слишком реален.

    Не дождавшись от него своевременной реакции на это излияние чувств, жуткое создание покачало головой, увенчанной рожками, и ухмыльнулось. Фроствинг всегда ухмылялся — его ухмылка была вырезана на камне, и у него попросту не было иного выбора.

    — Не мог же ты забыть меня, Григорий! Ведь прошло чуть больше двух недель…

    — Если бы я о тебе забыл, то только потому, что ты бы сам заставил меня забыть.

    Фроствинг хмыкнул и вроде бы подмигнул Григорию. Трудно сказать, подмигнул на самом деле или нет. В отличие от неподвижных каменных фигур, украшавших Собор Парижской Богоматери, морда мучителя Григория являла собой неоконченное скульптурное произведение. Кем бы ни был тот безумный ваятель, что выпустил грифона на волю из камня, из которого тот был вырезан, он оставил его недоделанным. Глаза Фросгвинга являли собой две тяжелые надбровные дуги, нависшие над черными впадинами глазниц. Еще более небрежно был сработан нос: еле намеченный выступ, по низу которого были высечены две вертикальные бороздки. По сравнению с глазами и носом пара рогов на макушке и оперенные уши смотрелись почти изысканно.

    Прочие части тела грифона были недоработаны в той же мере, в какой и его физиономия. Фроствинг был снабжен передними и задними лапами, украшенными когтями, размером приличествующими любому представителю грифоньего племени, но и лапам, и когтям недоставало окончательной отделки. Даже могучие крылья грифона остались вырезанными начерно, грубо, но каким-то непостижимым образом Фроствинг ухитрялся размахивать ими с некоторой долей легкости и изящества, как, впрочем, и сейчас.

    Со скоростью и ловкостью, непостижимой для столь громоздкого создания, Фроствинг перелетел через номер и опустился на другой стул. Его острые когти вонзились в дорогую обивку, но не порвали ее. Когда грифон хотел, он мог быть очень аккуратен… но такое случалось нечасто.

    За новым насестом жутковатого гостя Григория висело большое зеркало, обрамленное резной деревянной рамой. Григорий смотрел на свое отражение. Прищуренные темные глаза под густыми черными бровями. Жесткая грива волос цвета воронова крыла. Черты лица у него были типичные для выходца из Восточной Европы, но относительно своей родословной Николау имел самое смутное представление. Он не носил ни усов, ни бороды и внешность свою считал самой заурядной, но знал, что многие женщины находили его вполне привлекательным — в особенности, когда он, как сейчас, был одет в вечерний костюм. Итальянский костюм удивительно шел к цвету его глаз — ну, то есть так сказала Григорию симпатичная администраторша отеля.

    Мысленно выругавшись, Григорий оторвал взгляд от собственного отражения и воззрился на ухмыляющегося грифона. Фроствинг нарочно устроился именно на этом стуле: он понимал, что зеркало привлечет внимание его жертвы. Однако в зеркало Николау смотрел вовсе не потому, что ему так уж нравилось любоваться собой, и они оба это понимали.

    — Что тебе от меня понадобилось на этот раз? — выдавил Григорий.

    Даже после стольких лет мучений он еще был способен на дерзость. Дерзость эта была абсолютно бесполезна, безусловно, но то, что он еще мог сопротивляться Фроствингу, позволяло ему держаться… ну и еще то, что у него просто-напросто не было другого выбора, кроме как держаться.

    Сколько же веков? Он не мог вспомнить. Его жуткий спутник похитил и это знание — да если бы только его…

    Прежде чем ответить, грифон привел себя в порядок: провел длинными каменными когтями по краям крыльев. Крылья приподнялись, и перед Григорием предстало, пожалуй, самое привлекательное во внешности Фроствинга. Он был почти целиком высечен из серой тусклой глыбы, но передние края его крыльев, ближе к плечам, были вырезаны из какого-то особенного камня — белого, словно кость. Жилы того же камня тянулись по его плечам, пронизывали поверху оба крыла. Когда-то, давным-давно, в том прошлом, о котором Григорий забыл, эта белизна показалась ему снегом, усыпавшим статую, и тогда он прозвал своего мучителя Фроствингом-Снегокрылом. Было ли у грифона другое имя, этого Григорий не знал. Или знал, да тоже забыл.

    Он о стольком забыл… и все благодаря этому чудовищу, что теперь охорашивалось, восседая на спинке стула. Наконец Фроствинг провещился:

    — Не сидится тебе на месте. Опять переехал… А я думал, тебе в Лондоне понравилось.

    В Лондоне ему не просто понравилось. Он по-настоящему полюбил и Лондон, и Великобританию вообще. Но был вынужден бежать оттуда — впрочем, как из любого места, которое успевал полюбить. Наставало такое время, когда Григория начинали мучить вопросы, треклятые вопросы, а кроме вопросов, его толкала прочь от полюбившихся мест извечная необходимость, не позволявшая нигде задерживаться надолго. Перечень покинутых им городов и стран был долог и заканчивался у границ памяти, а память была его больным местом.

    Григорий решительно отошел от грифона и направился к бару. Вынул оттуда небольшую бутылку виски, налил полный стакан и залпом выпил, не получив при этом никакого впечатления от крепости напитка. Потребление спиртного было для него пустой тратой времени: сколько бы он ни выпил, как бы ни были крепки напитки, для него все они по воздействию на организм были равны воде. Он не мог напиться, когда от этого зависела его жизнь.

    Точно так же он не мог сойти с ума — об этом Григорий всегда искренне сожалел. С какими бы ужасами ему ни приходилось сталкиваться, безумие упорно отказывалось протянуть ему руку спасения. И Фроствинг как-то раз предупредил его о том, что не даст ему улизнуть этим путем.

    — Я уехал из Лондона потому, что всегда мечтал побывать в Чикаго, — отозвался наконец Григорий, стоя спиной к своему мучителю. — Слыхал, будто бы это очень красивый город.

    — Ну, может, он и был ничего себе — лет сто тому назад, — проворчал грифон. — Когда тут только-только пожар отполыхал. Пожалуй, стоило бы повторить это мероприятие. Пожары — залог чистоты.

    Проигнорировав это замечание грифона, Николау налил себе еще виски. Оставалось довольствоваться если не крепостью, то вкусом напитка.

    — Ты знаешь, что я тебе скажу. Тебе тут делать нечего.

    На протяжении всего разговора и человек, и грифон беседовали на чистейшем, без тени акцента, английском. А в прошлом они переговаривались на безукоризненном итальянском, греческом, китайском, хинди и еще на десятке других языков. Какую бы страну ни посещал Григорий Николау, он мгновенно узнавал ее язык, но платил за это тем, что тут же забывал другие. Имя и фамилия у него были румынские, но поселись он сейчас на северо-восточной окраине Чикаго, где обитали эмигранты из этой страну, он бы путался в румынских словах, как годовалый младенец. О Румынии Григорий знал единственное — что эта страна все еще силилась освободиться от пережитков коммунистического прошлого… ну и еще то, что там, в области, именуемой Трансильванией, по преданию, жил Дракула. От этих обширных познаний Григорию, естественно, не было никакого толка.

    Не исключалось также, что Григорий Николау не было его настоящим именем. Фроствинг любил играть в игры с его памятью, так что это имечко могло быть всего-навсего одной из шуток грифона.

    Послышался треск разрываемой ткани. От этого звука Григорий чуть было не выронил стакан, посмотрел на руки и обнаружил, что они дрожат. Треск методично разрываемой ткани пробуждал массу воспоминаний. Многие из них были смутными, другие — вполне отчетливыми. Было в памяти Николау много такого, о чем ему хотелось бы забыть, и он был бы совсем не против того, чтобы его истязатель вычеркнул эти воспоминания, но именно поэтому его память их и хранила. Грифон обычно отбирал у Григория как раз то, что было ему особенно дорого, а не то, что приносило ему мучения.

    Григорий медленно обернулся к чудовищу. Фроствинг извлек когтистую лапу из обивки стула, оставив на ней четыре длинные прорехи, и обнажил в оскале острые зубы.

    — Бедненький малютка Григорий! Ты же знаешь, что я всегда являюсь за данью…

    Николау выронил-таки стакан и поднял левую руку, развернув ее ладонью к демоническому созданию.

    Одна за другой все лампы в номере вспыхнули, как при коротком замыкании. Зеленоватое свечение окружило фигуру треклятого грифона.

    Фроствинг хихикнул, поднял когтистую лапу.

    Свечение угасло и сменилось мерзким красным светом, источник которого находился непонятно где. Григорий хотел бежать, но обнаружил, что не в силах сдвинуться в места.

    — Все еще надеешься меня одолеть! Так приятно, что после стольких лет знакомства ты еще способен развлечь меня, душка Григорий!

    Громадная каменная фигура взлетела со стула и стрелой рванулась к обездвиженному человеку. Григорий от страха утратил дар речи, а Фроствинг завис над ним, а потом обхватил лапами сзади — ни дать ни взять, капризный отпрыск, требующий, чтобы папочка покатал его на закорках. Ноша оказалась нешуточной, но колени Григория не подогнулись — большей частью из-за того заклинания, которым его сковал грифон.

    — Какой же ты все-таки плохой, Григорий. Надо же — какая бяка? — притворно попрекал его Фроствинг, прижавшись каменной башкой к щеке несчастного. — И это после всего, что мы пережили вместе! После всего, что я для тебя сделал! Сколько же веков миновало? Пять? Шесть? Семь? Ведь если бы ты, как все остальные люди, был вынужден таскать на себе груз памяти, этот груз раздавил бы тебя! Ты только подумай, как это милосердно с моей стороны — отбирать у тебя то, что только приносило бы тебе ненужную боль!

    «Да я бы с радостью согласился и на эту ношу, и на эту боль, — хотелось сказать Николау. — Я бы с радостью взвалил себе на плечи груз вековых воспоминаний, если бы за счет этого мог узнать, что ты от меня скрываешь».

    Такую просьбу Фроствинг, безусловно, никогда бы не исполнил. Подобного милосердия от зловредного грифона ждать не приходилось.

    — Что же мне отобрать у тебя на этот раз, мой старый и неверный друг? Быть может, остатки воспоминаний о Трире в 1904 году? Или лучше отобрать последнее, что ты помнишь о Каире в 1883-м? Или о Париже в 1790-м? — Наворачивая на каменный коготь прядь волос, упавшую на лоб Григория, грифон утробно ворковал: — А Москву еще помнишь? Может, и Валахию не забыл?

    Обо всех этих местах Григорий помнил смутно, но именно этого всегда и добивался Фроствинг. Последние два названия Николау вообще ни о чем не говорили, сколько он ни повторял их мысленно. Быть может, ему все-таки повезет и он вспомнит их позже, когда будет время сложить из разрозненных кусочков головоломку — его прошлое.

    — Или лучше тебе забыть о короле Густаве? — прошептало чудовище на ухо Григорию. — Помнишь, как сверкала его корона? Помнишь тот день, когда на воду спустили «Вазу»1 и она затонула?

    Коготь коснулся лба Григория. И это прикосновение вернуло ему воспоминания о том дне, когда Григорий Николау (тогда его тоже так звали?) наблюдал за спуском на воду корабля, в строительстве которого он сам принимал участие. «Ваза» пустилась в свое первое, девственное плавание из гавани Стокгольма. В тот день были устроены парад и салют в честь короля, который ожидал прибытия своего нового королевского военного судна в другом городе, и в честь великого шведского флота.


    «Но корабль перевернется! — хотелось крикнуть Григорию вновь, как в тот день. — Слишком мало места для балласта! Слишком много тяжелых орудий на палубе!»

    Воспоминания становились все ярче, а с яркостью подступало горькое чувство беспомощности.

    Подул ветер. Нет, не ветер, всего лишь легкий бриз.

    «Ваза», гордость могущественных шведов, перевернулась.

    Большая часть команды находилась в это мгновение под палубой, а орудийные порты остались незадраенными.

    Море жадно бросилось на нежданную жертву и заполнило водой внутренности «Вазы». Холодные чернильные воды гавани с яростью сомкнулись над шедевром недальновидности короля Густава. Морю было все равно, кого проглотить — сам корабль или тех несчастных, что оказались на его борту.

    Григорий был знаком со многими из тех трех десятков моряков, которые сошли вместе с обреченным судном в холодную могилу морских глубин. И даже теперь, будучи не в силах пошевелиться, он был способен оплакивать их. Жаркие слезы жалости к людям, погибшим более трехсот лет назад, текли по его щекам.

    — Да, пожалуй, с-с-стоит из-з-збавить тебя от этих вос-с-споминаний! Ты должен понять, что я делаю это исключительно из сострадания.

    Кража воспоминаний происходила просто, но при этом жестоко. Еще одно прикосновение когтя грифона ко лбу Григория — и все. Заклинание не дало ему воспротивиться потере… потере…

    Потере чего?

    Григорий почувствовал влагу на щеках и понял, что в очередной раз утратил некую трагическую часть своего прошлого. Тщетно было бы пытаться гадать, какую именно: слишком много раз он пробовал догадаться, чтобы не понимать, что, когда воспоминания исчезают, они исчезают навсегда и бесследно.

    Грифон прижался головой к другой щеке Николау.

    — О, это было поистине ужасно. Так… трогательно И все же этого будет маловато, — довольно прошипел Фроствинг. — Пожалуй, надо отобрать у тебя еще кое-что.

    «Еще?» Сердце Григория забилось чаще. Что-то было чудовищно не так. Фроствинг никогда не отбирал у него два воспоминания на протяжении одного и того же сна.

    — Хочешь, я скажу тебе кое-что? — мурлыкнул серокаменный демон. — Хочешь, я скажу тебе, что это из-за меня тебя вдруг потянуло в этот город именно сейчас? Хочешь, я скажу тебе, что я поджидал тебя здесь? Что я всегда тебя где-нибудь поджидаю? А хочешь знать, почему?

    Грифон не дал Григорию времени на раздумья. Закончив задавать болезненные вопросы, Фроствинг выпустил его из своих твердокаменных объятий и оказался прямо перед ним. Чудовище нависло над человеком, протянуло лапу, ухватило его за лацкан пиджака и подтащило к себе вплотную, лицом к лицу. Другой лапой Фроствинг принялся поглаживать Григория по голове, и от этой «ласки» у несчастного могли запросто оторваться ухо и кожа на щеке.

    — Бедняжка Григорий… у тебя такой усталый вид. В честь нашей давней дружбы на этот раз я тебя пощажу. — Мрачные впадины — глаза Фроствинга — уставились на Николау. — Я отберу у тебя только память об этой нашей встрече. Думаю, это будет только любезно с моей стороны — позволить тебе забыть о том, что где-то в этом городе тебя буду поджидать я.

    «Где-то в этом городе он меня будет поджидать…» — Григорий Николау отчаянно старался сохранить эту мысль в сознании, приберечь как предупреждение, которое подарило бы ему робкую надежду на лучшее. Он не совсем понимал, к чему клонит грифон, но Фроствинг всегда являлся ему во сне, а сны не имели физических границ. И все же чудище не шутило — на этот раз не шутило. Почему-то Григорий понимал, что на этот раз оно говорит чистую правду.

    Но что это значило?

    Лапа, гладившая, а точнее — скребущая его щеку, переместилась ко лбу. Грифон усмехнулся:

    — Обещай, что не забудешь обо мне, душка Григорий!

    Григорий ахнул…

    …и проснулся, обнаружив, что сидит на стуле в гостиничном номере. Он широко открыл глаза. Все лампы в номере ярко горели, и почему-то это вызвало у Григория раздражение. Он взмок, во рту у него пересохло. Он не помнил, чтобы садился на стул, не помнил, как заснул. Последнее, о чем он помнил, было то, что он одевался, собираясь на концерт чикагского симфонического оркестра. Сегодня играли Брукнера. Подобные выходы в свет, чтобы послушать концерт или посмотреть спектакль, относились к тем немногочисленным утехам, которые изредка позволял себе Григорий. Большую часть времени безопаснее и безболезненнее было пребывать в затворе.

    Теперь же у него не было никакого желания слушать симфонию. Накопленный за долгие годы опыт позволял Григорию трезво рассуждать о своих реакциях. Он спал. Он видел сон.

    «Фроствинг был здесь… чтобы снова обокрасть меня! Какую часть моей жизни он похитил на этот раз?» Как знать, насколько глубоко грифон мог копнуть в поисках тех или иных воспоминаний? На самом деле, не так важно было содержание воспоминаний, как тот простой факт, что из прошлого Григория был вновь похищен очередной кусок.

    Странно, что он не мог вспомнить самого сна. Следовательно, его извечный мучитель похитил воспоминания о своем визите, а этого он прежде не делал никогда.

    Может быть, он ошибся, и Фроствинга здесь не было? Может быть, последний перелет из Лондона в Чикаго отнял у него больше, чем он о том догадывался? Григорий откинулся на спинку стула, чтобы поразмыслить об этом, и спинка показалась ему какой-то странной — бугристой, неудобной. Он обернулся, чтобы посмотреть, что же случилось со стулом.

    — Господи Всевышний! — вырвалось у него, когда он увидел на обивке спинки свежие прорехи. Значит, грифон таки побывал здесь.

    Григорий встал и, отойдя от стула, заметил небольшой стакан, валявшийся на ковре. На полке бара стояла початая бутылка виски. Пусть посещения грифона происходили во сне, но Фроствинг всегда оставлял после них вещественные доказательства. Каким-то образом ему удавалось проникать из царства Морфея в реальный мир и касаться этого мира… и самого Григория.

    «Но почему же он оставил мне столько свидетельств своего посещения? Почему забрал воспоминания, но оставил улики?» Как ни старался Григорий, к каким бы ухищрениям ни прибегал, ему никак не удавалось произвести запись визитов Фроствинга. Но, с другой стороны, как можно записать сон… если сон на это не согласен? Нынешняя эпоха была полна чудес техники, но вряд ли бы Григорию удалось уговорить своего истязателя не обращать внимания на хитросплетения проводков и умные машины.

    Что-то стало иначе. Что-то изменилось в игре, которая велась уже много веков. Григорий понимал, что призван понять, в чем суть этих перемен… а очень может быть, что грифону как раз именно этого-то и было надо.

    — Так… опять начинается… — прошептал Николау, снял пиджак и побрел к письменному столу, стоявшему у дальней стены. Сев, он выдвинул верхний ящик, отодвинул в сторону небольшую книгу в мягкой обложке и вынул предмет, на первый взгляд напоминавший детскую электронную игру. Такие игры на самом деле Григория вовсе не интересовали — большую часть времени он играл в настоящую жизнь.

    «Цивилизация достигла такого прогресса, но до сих пор ничего не изобрела такого, что помогло бы мне освободиться от этого проклятия…» Григорий держал в руках электронную записную книжку — для него она была настоящим чудом, но по сравнению с прочими изобретениями нынешнего века являлась не более чем игрушкой. Григорий вынул небольшую ручку, прилагавшуюся к устройству, и стал писать. Хмуря брови, он пытался зафиксировать те скудные сведения, какие только мог припомнить, о последней встрече с чудовищем, которое управляло его жизнью на протяжении последних шестисот лет, а может, и дольше.

    Его руки дрожали. Просидев с устройством в руках несколько секунд и в отчаянии глядя на экранчик, он горько вздохнул, встал и подошел к телевизору-двойке. Встроенный радиоприемник позволял слушать любую из радиостанций, вещавших в окрестностях Чикаго. Григорий включил радио.

    Звучание симфонического оркестра заполнило номер. Григорий замер, прислушался. Малер. Не хуже, чем Брукнер, решил Николау. Григорию повезло — он нашел радиостанцию, которая передавала исключительно классическую музыку. Поиски такого канала всегда являлись для него наипервейшей задачей по прибытии на новое место.

    У Николау сохранилось единственное воспоминание о том времени, когда он побывал на премьере четвертой симфонии Брукнера в Вене, зимой 1881 года. Играли не оригинальный вариант симфонии, а переработанный. Антон Брукнер был всегда недоволен своими произведениями. Уже через несколько лет он снова вернулся к этой симфонии и принялся переделывать ее, но, насколько знал Григорий, тот вариант, который слышал он, так и остался окончательным.

    Музыка и чтение. Излюбленный досуг. Он бы даже сказал, что музыка и чтение были линиями его жизни. Лиши его музыки и чтения — и Григорию Николау конец.

    Звуки музыки Малера текли по комнате, заполняли ее, и Григорий наконец ощутил некоторое успокоение. Он вернулся к письменному столу, снова сел, посмотрел на экран записной книжки и предпринял новую попытку произвести запись.

    На этот раз ему больше повезло. Слова, написанные от руки на стеклянном экранчике, мгновенно преображались в аккуратные печатные буквы. Машина почти сразу разобрала довольно-таки старомодный почерк Григория.

    Фроствинг вновь посетил меня во сне нынче вечером…


    II

    Проснувшись на следующее утро после ночи, полной тревожных, но вполне приемлемых кошмаров, Григорий обнаружил, что электронная записная книжка лежит на письменном столе. Но ведь вечером он ее там не оставлял! Он убрал ее в ящик и снабдил охранными заклинаниями.

    Устройство было включено, но экранчик его был пуст. Исчезли не только сделанные вечером записи, но и вся программа целиком. Григорий нажал несколько кнопок, но экран остался пустым. Все было стерто.

    Николау пробежался рукой по взъерошенным волосам. Поломка записной книжки и исчезновение записей огорчили его, но не сказать, чтобы это было так уж неожиданно. Фроствинг был исключительно последователен.

    Да и гадать о том, как это произошло, тоже не стоило. Скорее всего Григорий сам и стер записи. Такое происходило не в первый раз. Многие годы Григорий сжигал записи, сделанные от руки, не осознавая этого до тех пор, пока не обнаруживал, просыпаясь на следующее утро, дымящуюся горку пепла на полу и сажу на собственных пальцах. Многие годы он прибегал к тысячам всевозможных ухищрений в попытках сохранить записанное, но все было без толку, поскольку боролся он не только с Фроствингом, но и с самим собой. Он был орудием воли этого демона, тем инструментом, с помощью которого грифон не давал Григорию записать историю собственной жизни. Каким-то образом все его записи уничтожались. Он пробовал прибегнуть к помощи охранников — но и это не помогало.

    — Неужели ты ничего не можешь мне оставить? — прошептал он, обращаясь к отсутствующему грифону, как обращался много, много раз. — Что я тебе такого сделал, чем насолил, что ты обрек меня на такие муки?

    Он задавал эти вопросы чудовищу и лично, но Фроствинг, естественно, отмалчивался.

    «Все как прежде, все впустую…» Григорий швырнул электронную записную книжку в корзинку для бумаг. Никакого проку не было от этого устройства. Наверное, его можно было бы починить, но ему этого не хотелось. Он приобрел записную книжку несколько недель назад и занес туда записи нейтрального характера — свои соображения по поводу кое-каких предприятий. Фроствинг на это никак не отреагировал, что вселило в Григория надежду. Он решил, что в конце концов отыскал техническое достижение, справиться с которым грифону не под силу.

    Зря он так размечтался.

    Когда же это все началось? И почему это началось? Даже по прошествии стольких веков он задавал себе одни и те же вопросы. Григорий Николау не помнил первого визита грифона — видимо, эти воспоминания были вторыми по счету из похищенных Фроствингом. Похоже, грифон, истязая свою жертву, не преследовал какой-то определенной цели. Миновало несколько столетий. Уж должна же была наметиться хоть какая-то разгадка, должна была наступить кульминация. Тем не менее Григорию по-прежнему оставалось единственное — жить дальше, претерпевая извечные страдания…

    Память его носила фрагментарный характер, и все же он помнил отдельные детали своего путешествия по истории. Большей частью он странствовал по городам Европы, но посещал и другие страны, в частности, побывал в Азии и Африке. Время от времени ему попадалась работа, за которую он мог взяться. В другое время он прибегал к своим немногочисленным талантам, тому дару, которым был наделен, — редкой способности к шулерству в азартных играх и махинациям в сфере бизнеса.

    Но Фроствинг всегда разыскивал его. Григорий частенько гадал: сам ли он выбирал маршруты своих странствий, или они были тайно продиктованы ему таинственным демоном.

    Я повидал столько, сколько другие и не мечтали бы повидать, я наблюдал за тем, как человечество пробуждается из мрака темных веков, но мне нечего рассказать и показать людям! Шестьсот лет, а может, и больше, но у меня нет иной цели в жизни — я всего лишь игрушка в лапах создания, явившегося из Ада!

    Почему?

    Неожиданно Григорий ощутил нестерпимое желание поскорее покинуть гостиничный номер. Безусловно, не стоило тратить магический дар на такие мелочи, как очищение тела и смена одежды, но сегодня Григорий все-таки решил воспользоваться заклинаниями, о чем, впрочем, искренне сожалел. Душ по утрам приносил ему ощущение обновления, казался началом новой жизни. Конечно, это была иллюзия, самообман, но Николау предпочитал получать хотя бы такие маленькие радости от будничной жизни. На самом деле он не только мылся под душем по утрам, но порой по вечерам принимал ванну — тогда ему казалось, что он смывает с себя груз дневных забот.

    Пижама испарилась и тут же сменилась темным деловым костюмом и темно-синим галстуком. День, похоже, предстоял прохладный, посему Григорий сотворил еще и длинный плащ поверх костюма. Пышные волосы Григория, магическим образом причесанные, накрыла шляпа с полями. В этом веке шляпы были не особенно в моде, но Григорий все же предпочитал ходить в шляпе.

    Негромко звучала музыка. Смётана. «Хэйкон Ярл», симфоническая поэма. По какой-то причине, ведомой одному Фроствингу, музыкальные познания Григория оставались практически нетронутыми. Почему — это Григория не интересовало. Он просто радовался тому, что это так.

    Николау оставил радио включенным на всю ночь — он любил засыпать под музыку. Перед тем как выйти из номера, он решил было выключить приемник, но потом передумал — ему показалось нестерпимой мысль о том, чтобы хотя бы секунду-другую пробыть в номере без музыки, которая была столь близка его сердцу.

    А уже через две минуты он выходил из вестибюля гостиницы. Швейцар распахнул перед ним двери и приподнял фуражку. Григорий кивнул швейцару и тут же выбросил его из головы. Ему не терпелось затеряться в утренней толпе пешеходов и представить, что он всего-навсего один из них.

    Их жизни были так коротки, так поспешны, так суетливы… Григорий засунул руки в карманы плаща и принялся на ходу разглядывать встречных и тех, что шли в одну сторону с ним. Да, эти люди спешили жить, они порой не достигали того, к чему стремились, и все же им можно было позавидовать. Большинство из них были хозяевами собственной жизни, собственного времени. Да, пускай порой они принимали неверные решения, но главное было в том, что они обладали пусть ничтожной, но все же хоть какой-то возможностью выбора.

    У Николау выбора не было. Он не мог умереть. Он мог нанести себе какие угодно раны, но они всегда заживали.

    Как-то раз, более трехсот лет тому назад, он предпринял попытку самоубийства. Он помнил об этом, хотя вспомнить, из-за чего решился на этот отчаянный поступок, помимо самой очевидной причины, не мог. И эти воспоминания были у него отобраны. Самоубийство Григорию, естественно, не удалось, а пережитая после неудачной попытки агония заставила его больше никогда не предпринимать ничего подобного.

    Но еще страшнее пережитой боли были непрерывные издевательства и насмешки грифона, который не покидал Григория все время, пока тот выздоравливал. Крылатый демон не отпускал его ни на минуту. В некотором роде Григорий потому так старался поскорее поправиться, чтобы побыстрее избавиться от своего мучителя. Но никакой благодарности к грифону из-за этого он не испытывал. Если Фроствинг и желал ему скорейшего выздоровления, то только для того, чтобы получить возможность терзать его и впредь.

    Григорий шагал по улице, и волнение его немного улеглось. Избавиться от волнения и тревоги насовсем он не смог бы никогда, но многовековой опыт подсказывал, что их можно снизить до более или менее приемлемого уровня. Долгая жизнь научила Григория одной очень важной мудрости: нет никакого смысла в том, чтобы сходить с ума после очередного визита грифона. Это и в прошлом никогда не приносило плодов, не принесет и сейчас.

    Он шагал, минуя магазин за магазином, не обращая внимания на витрины, пока одна из них вдруг не привлекла его внимание. Григорий поравнялся с только что открывшимся книжным магазином. Взгляд его упал на атлас с картами окрестностей Чикаго. Обложка торжественно клялась в том, что атлас содержит наиновейшие сведения о Ветреном Городе — таково было прозвище Чикаго. Правда, главное об этом городе Николау уже знал: Чикаго — громадный мегаполис, размерами уступающий только Нью-Йорку и Лос-Анджелесу, однако при всем том по другим показателям держащий первое место. Например, здесь стояло самое высокое здание в мире — Башни-«Початки». Здесь можно было пообедать в одном из лучших ресторанов, знаменитых изысканной кухней. Во всем мире с глубочайшим уважением относились к достижениям гиганта среднего Запада в области масс-медиа и бизнеса. У Николау была масса причин избрать этот трехмиллионный город в качестве очередного пункта своих бесконечных странствий.

    Григорий подошел к витрине поближе, более внимательно рассмотрел книгу, и вдруг у него появилась мысль касательно того, о чем он не задумывался с того дня, когда покинул Великобританию. Перед ним был сказочный Новый Свет, где царили чудеса науки и техники. Однако кроме того, он попал в страну иммигрантов, прибывших сюда со всех концов земного шара. Всякий, кто хотел начать жизнь с нуля, ехал в Америку. Всякий.

    Николау решительно вошел в книжный магазин.

    * * *

    В маленьком кафе неподалеку от книжного магазина Григорий выбрал отдельную кабинку и уселся за столик. Из полиэтиленового пакета с фирменным названием «Крох и Брентано» он вынул не только атлас, но еще пару карт и книгу-путеводитель. Кроме того, в пакете было еще несколько книг — мистические романы. В последнее время он увлекался чтением литературы такого сорта, но они представляли для него исключительно личный интерес и никак не могли помочь в том, что он задумал сейчас.

    Конечно, произнести заклинание было бы гораздо удобнее в гостиничном номере, чем в общественном месте, но Григорий не мог заставить себя вернуться туда так скоро. На самом деле это было глупо. Ведь, кроме него, грифона бы никто не увидел, так что Фроствинг в принципе мог явиться Григорию где угодно, в любое время — тут все зависело от каприза чудовища. Он запросто мог бы возникнуть перед Николау даже во время произнесения заклинания.

    Григорий сглотнул подкативший к горлу ком. «Но все-таки, — утешил себя он, — не в его правилах возвращаться так быстро после очередного визита. У меня в запасе неделя, а может, и больше».

    На самом деле было крайне опасно предсказывать поведение Фроствинга. Тот факт, что зловредный грифон похитил воспоминания о вчерашней встрече с ним, служил лишним доказательством того, что Фрост время от времени изменяет своим принципам.

    И все же Григорию хотелось надеяться на лучшее.

    Он гадал, с чего начать, когда возле столика возникла симпатичная молоденькая официантка, чтобы принять у Григория заказ. К ее фартучку не было приколото бирки с именем, она не сказала, как ее зовут, но хотя бы улыбнулась — и на том спасибо.

    — Я чуть было мимо вас не прошла! — призналась официантка. — Принести вам кофе?

    Григорий вспомнил, что с утра ничего не ел. Однако для осуществления того, что он задумал, лучше было не переедать. Тем не менее подзаправиться натуральной энергией не мешало бы.

    — Нет, кофе не нужно, — отказался он. — Принесите мне чего-нибудь сладкого.

    — Кока-колы, что ли?

    Судя по тону, которым был задан этот вопрос, молоденькая брюнетка сильно сомневалась, что этот посетитель и в самом деле попросит принести ему кока-колу. Следя за выражением ее лица, Григорий почти что читал ее мысли: «Большинство людей, — так скорее всего думала официантка, — по утрам пьют кофе или сок, но некоторые чудаки предпочитают газировку». Реакция официантки позволяла заключить, что сама она к разряду чудачек не принадлежала.

    — Да, пожалуйста, — отозвался Николау и после недолгих раздумий добавил: — И еще какую-нибудь булочку с начинкой.

    — С корицей и сахарной пудрой подойдет?

    — Это было бы великолепно.

    Девушка сжала зубами шариковую ручку.

    — Вы точно больше ничего не закажете? Понимаю, это дело не мое, только так питаться вредно для здоровья.

    Григорий одарил ее улыбкой. Сколько в ней было сладости, а сколько горечи — это знал только он один.

    — Думаю, жив останусь.

    Официантка улетучилась. Григорий продолжил приготовления. Карты он развернул и разложил на столе. На одной из них был изображен центр города, на другой — его окраины. Глядя на карты, Григорий ярко представлял себе Чикаго в образе могущественного королевства, окруженного бесчисленными мелкими княжествами.

    Он быстро пролистал путеводитель и отложил его в сторону. Дойдет очередь и до него, но попозже. Только он открыл атлас, как появилась официантка — принесла его заказ.

    — Что-нибудь ищете? — поинтересовалась она, бросив взгляд на карты. — Я город неплохо знаю.

    Григорий сдвинул в сторону карты и освободил немного места для напитка и тарелки с булочкой.

    — Да нет, спасибо. Просто знакомлюсь с вашим городом.

    — С Чикаго? Ну, удачи вам! Если какие вопросы будут, вы не стесняйтесь, спрашивайте, ладно?

    — Спасибо. Можно, я вам сразу заплачу?

    — Ну, если хотите… — Официантка сунула руку в кармашек фартучка и подала Григорию счет. Григорий взял у нее листок, мельком глянул и уплатил, присовокупив чаевые.

    Девушка изумленно воззрилась на уплаченную сумму.

    — Вы же мне чаевых даете почти столько же, сколько по счету положено.

    — Сдачи не надо. И заказывать я больше ничего не буду.

    — Ну, если все-таки решите, вы мне только рукой махните, идет?

    Улыбнувшись на прощание, официантка упорхнула.

    Григорий проводил ее взглядом. Девушка подошла к другому посетителю, и Николау невольно залюбовался ее красотой и молодостью. Время от времени он позволял себе короткие романы, но в этот раз об этом и речи быть не могло. Кроме того, он был не из тех, кто тратит магические силы на такие пустяки.

    По крайней мере, насколько ему помнилось, он никогда таким не занимался. Насколько помнилось. Из-за неуверенности он задумался, но потом напомнил себе о том, что совершенно бесполезно переживать из-за поступков, о которых не можешь вспомнить.

    Полистав атлас, Григорий нашел в нем карту, где были более крупно и подробно отображены и то место, где он находился сейчас, и окрестности отеля. Помяв книжку, он добился того, чтобы она не закрывалась, и положил ее поверх разложенной на столе карты.

    Затем он принялся за булку и кока-колу. С едой он управился меньше чем за минуту. Во рту остался едва заметный сладковатый привкус, из-за чего Григорий пожалел, что заказал газировку. Ну ладно, с сожалениями можно было погодить. Сейчас главное было в том, что он ввел в свой организм дополнительное количество сахара. То, что для большинства людей являло собой усладу, вредящую здоровью, для Григория служило исключительно топливом, необходимым для того, чтобы не потерять силу.

    Николау вытащил из кармана маленький амулет — вещицу ничем не примечательную, за исключением разве что возраста. Этот амулет он носил уже… уже… не меньше двухсот лет. Он представлял собой серебристую металлическую цепочку, на которой висел небольшой зеленый драгоценный камень. Амулет не призван был служить украшением — назначение у него было чисто функциональное. С его помощью Николау собирался определить, одинок ли он в этом городе.

    Насколько он мог судить, магической силой он владел весьма посредственно. Он развил в себе массу второстепенных способностей — таких, как поднимание и передвижение небольших предметов или умение мгновенно менять одежду. Григорий умел также проникать в чужие мысли и влиять на них. Это занятие он терпеть не мог, но порой был вынужден прибегать к нему ради сохранения своего инкогнито. Не без труда, но все же ему удавалось переносить на небольшие расстояния и самого себя. У большинства обычных людей такие магические способности вызвали бы закономерный трепет, но сам Григорий знал, что они до смешного ограниченны. Вреда они ему приносили почти столько же, сколько пользы.

    Откуда у него вообще взялись эти таланты, Григорий понятия не имел. На протяжении своей долгой жизни он часто размышлял об этом, и из многочисленных догадок самой достоверной ему казалась одна: подобный дар бывает свойствен тем людям, которые более тесно связаны с силами природы. Эти немногие либо усиленно тренировали свои способности, будучи в силу склада своей личности склонны к такого рода занятиям, либо просто были счастливчиками, владевшими своим даром в той или иной степени.

    Существовали люди, обладавшие тем же даром, которым обладал Григорий. Некоторые из них были много талантливее его. Мало кому из них можно было доверять. Григорий избегал встреч с ними так же старательно, как избегал бы (если бы мог) встреч с пакостником-грифоном.

    Кроме этих людей, существовала еще одна компания, которая сейчас очень интересовала Григория. Этих людей он хотел разыскать, но сомневался, что их так же легко обнаружить, как первых. Он даже не знал, присутствует ли кто-то из них сейчас где-то поблизости.

    Григорий сжал амулет в ладонях, а потом, слегка разжав их, добился того, что камешек закачался на цепочке над раскрытыми страницами атласа. Николау в последний раз оглядел кафе, чтобы убедиться, что за ним никто не подсматривает, после чего, порадовавшись тому, что не привлек ничьего внимания, опустил голову, сделав вид, что углубился в чтение, и сосредоточился.

    Камешек перестал раскачиваться, но не повис перпендикулярно странице. Он застыл под небольшим углом. При этом заостренный кончик камешка указывал точно в центр района, обозначенного на карте.

    Покажи мне! — мысленно потребовал Григорий. — Я один здесь или нет?

    Постепенно, не сразу в верхнем левом углу карты проступило крошечное пятнышко света — еле заметное, но устойчивое. Далеко от него, ближе к северному берегу озера Мичиган, засветилось еще одно пятнышко, более яркое.

    Двое. А еще есть?

    Возникло еще одно пятнышко света — на этот раз ближе к нижнему краю карты. Григорий склонился к столу, чтобы получше рассмотреть, что это за район.

    Амулет резко дернулся вниз, словно сила притяжения в конце концов возобладала над ним. Три пятнышка света угасли. На миг над картой сгустилась дымка.

    А потом… ничего. Дымка испарилась, и карта стала точно такой же, какой была до колдовства.

    Но так не должно было быть! Не должно! Григорий испуганно оглянулся, боясь возвращения Фроствинга, но не почувствовал его присутствия, не увидел треклятого монстра. Не ощутил он и близости другого человека, обладающего магическим талантом — по крайней мере, насколько он мог судить, никого из таких людей рядом не было. Григорий осознавал, что его способности далеки от совершенства, но и умалять их он не собирался.

    Что же случилось?

    Отложив в сторону атлас, Григорий внимательно изучил полную карту города. На ней был изображен не только сам Чикаго, но и ближайшие к нему небольшие города и поселки. Николау сосредоточился и снова подвесил над картой амулет.

    Сначала все шло, как в первый раз. Камешек качнулся и указал кончиком на центр города.

    А потом почти молниеносно принял первоначальное положение. И снова карту заволокло дымкой.

    Охваченный любопытством, Григорий торопливо отодвинул в сторону первую карту и принялся исследовать вторую.

    Результаты оказались точно такие же.

    Николау охватило неприятное чувство. Прежде ему никогда не приходилось сталкиваться ни с чем подобным. Ближайшие окрестности и весь город были словно накрыты каким-то покровом. С одной стороны, Григорию захотелось смыться из Чикаго немедленно, да и не только из Чикаго, но и из США, если потребуется, но, с другой стороны, им овладело любопытство. Именно любопытство делало его мучительно долгую жизнь более или менее сносной. Это свойство характера Николау грозило ему опасностями, но все же именно оно позволило ему на протяжении веков совершить десятки увлекательнейших открытий.

    Пословица гласила: «Кошка погибла из-за своего любопытства». Смерть не страшила Григория, но были в жизни вещи и пострашнее смерти. Опыт общения с теми, кто владел магическими силами, научил Григория тому, что это именно так.

    Он откинулся на спинку стула, решив немного передохнуть. Работа с амулетом отняла у него много сил, но сладкая газировка и булочка обеспечили его необходимыми дополнительными калориями. Невзирая на кажущуюся простоту этого заклинания, использование камня в целях поиска было одним из самых трудных магических действий, на которые был способен Григорий.

    Убрав амулет в карман, Николау принялся складывать карты. Они еще могли ему пригодиться — хотя бы для того, чтобы не заблудиться в Чикаго. Он убрал атлас и карты в пакет и задумался.

    Горькая правда состояла в том, что его положение вряд ли бы изменилось, куда бы он ни уехал. Всегда оставалась угроза присутствия других, появления грифона во сне. Куда бы он ни направлял стопы, от первого и второго ему было некуда деться. Поэтому Чикаго был не лучше и не хуже других городов. И потом — он ведь хотел сюда приехать. Он много читал об этом городе и восхищался им. Великолепное место и для бизнеса, и для жизни, не говоря уже о том, что этот город располагался в самом центре континента и мог послужить базой для путешествий по Северной Америке. К тому же в мегаполисе с почти трехмиллионным населением было бы легче скрыться от других. По крайней мере Григорию хотелось в это верить.

    Только он успел убрать свои приобретения в пакет, как у его столика снова возникла официантка.

    — Вы уже поели? Нашли, что хотели, или я все-таки наконец чем-то смогу вам помочь?

    Григорий собрался было просто поблагодарить девушку за любезность и удалиться, но тут ему в голову пришла еще одна идея.

    — Пожалуй, да. Не подскажете, где тут поблизости можно купить газету?

    — А у меня есть «Трибьюн». И я ее уже прочитала, — сообщила официантка и указала в сторону стойки. — Собиралась выбросить, но если она вам нужна, я сейчас принесу.

    — Но это совсем не обязательно!

    Официантка улыбнулась. Черты лица у нее были какие-то несовременные, чересчур характерные, что ли, — в частности, нос слишком плоский, но на вкус Григория она была очень мила.

    — Да ладно вам! — махнула рукой девушка. — Больше точно ничего не закажете?

    После напряженной работы у Григория пересохло во рту. Да и сладость булки и кока-колы давали о себе знать.

    — Стакан воды, пожалуй, но больше ничего.

    — Сейчас принесу.

    Она тут же возвратилась с газетой и стаканом воды. Николау поблагодарил ее и, невзирая на горячие протесты, заплатил за газету.

    Большая часть разделов его не интересовала, как не имеющая отношения к тому, что он задумал. Точнее говоря, интересовал его один-единственный раздел, и в конце концов он нашел его. Объявления, публиковавшиеся в «Трибьюн», фактически являлись отдельной газетой в несколько страниц. Григорий отделил эти страницы от остальных и прочитал указатель. В начале публиковались объявления с предложениями работы. Это Николау совсем не интересовало. Его финансовое положение на сегодняшний день было прекрасное. Занимаясь для души писательством и поигрывая время от времени в азартные игры, коими умел слегка манипулировать, Григорий мог безбедно просуществовать еще как минимум полгода. Кроме того, у него имелись безымянные инвестиции в целом ряде предприятий, и некоторые из них он в ближайшем будущем намеревался изъять.

    На самом деле нищета Григорию никогда особенно не грозила, что было одной из странностей его и без того слишком странной жизни. Григорий нисколько бы не удивился, если бы зловредный Фроствинг взял да и довел его до нищенского существования, превратил в бездомного бродягу. Но, видимо, это не входило в планы грифона.

    Николау в который раз напомнил себе о том, что прогнозировать действия каменного злодея — напрасный труд. Фроствинг был по-своему безумен, а у безумия — собственные законы.

    Придет время, и придется выбрать себе какое-нибудь занятие, вместо того чтобы дни напролет сидеть и поджидать очередного визита этого негодяя. Безусловно, Григорию вполне хватило бы на жизнь выигрышей в карты, но он предпочел бы работу. Она по крайней мере хоть какое-то удовлетворение приносила.

    Наконец, сразу же после объявлений с предложениями работы, Григорий нашел то, что искал.

    Практически во всех главных городских газетах по всему миру печатались такие коротенькие сообщения — для кого-нибудь или для всех читателей сразу. Одни люди благодарили Господа или какого-нибудь святого за сотворенное ими чудо. Другие искали сведения о каком-то человеке или событии и просили помочь им в поисках. Третьи объяснялись кому-то в любви. Короче говоря, в этом разделе можно было прочитать о чем угодно, если только содержание сообщения не оскорбляло издателей.

    А если ты знал, где искать, можно было найти и сообщения для таких, как Григорий. Для избранных, владевших магической силой.

    Кое-какая связь между ними была необходима. Современный мир предлагал для этого уйму возможностей, но газета была одним из самых надежных средств. Газету можно было найти почти всегда и почти везде. Нельзя было, конечно, назвать подобный метод связи таким уж конфиденциальным. Более важные сообщения передавались по другим каналам. Но и сведения, почерпнутые из газеты, могли оказаться весьма интересными.

    Как бы то ни было, просмотр газеты дал Григорию столь же мало, сколь и возня с картами. Ничего. Ни закодированного послания, ни даже намека на чье-либо присутствие. Амулет показал, что в городе присутствует несколько других, но, видимо, никто из них не передавал сведений через газету. Но на самом деле это ничего не значило: может быть, просто на данный момент и передавать было нечего. Если на то пошло, Григорий и не думал идти с ними на контакт, если бы только обстоятельства не вынудили. Не трогай их — и они тебя не тронут. Большинство других уважали чужую личную жизнь.

    Григорию было не по себе, но он понимал, что пора заняться осуществлением собственных планов. Он научился жить с постоянным страхом и тревогой. Пока этот город мог на время стать его домом — местом, где он мог бы поразмыслить, откуда мог бы действовать.

    Века не состарили Григория, не размягчили его. Он все еще надеялся избавиться от своего истязателя. Быть может, в Чикаго ему удастся добиться этого.

    Он печально усмехнулся. Порой это удивляло его — то, что надежда никогда не умирает.

    Вернувшись к газете, Григорий поискал объявления о сдаче квартир и домов в аренду. Не мог же он вечно торчать в гостинице. В таком большом городе наверняка можно было легко снять квартиру или дом. Цена Григория не волновала — так или иначе, он намеревался найти то, что хотел.

    Начал Григорий с квартир. Палец его быстро скользил по колонкам объявлений. Он читал со скоростью, невероятной для обычного человека. Закончив чтение, он бы помнил все, что нужно, и без труда отыскал бы выбранный адрес.

    Однако примерно на середине страницы его палец вдруг замер.

    Это было не сообщение — то есть на вид сообщением не казалось. И все же указательный палец Григория словно примерз к маленькому объявлению. Речь в нем шла не о квартире или доме, а скорее о посредническом агентстве.

    «Дом, о котором вы всегда мечтали! Квартиры, пансионы и дома по всему Чикаго! Арендуйте или покупайте сегодня! Ждем вас в агентстве недвижимости «Дозорный» — самой перспективной чикагской компании в области риэлторства и лизинга!»

    После зазывного объявления следовал еще какой-то текст, но Григорий сразу скользнул взглядом к адресу и номеру телефона. Они запечатлелись у него в сознании мгновенно, но на всякий случай он обвел объявление кончиком пальца, и оно, словно вырезанное ножницами, легко отделилось от газеты.

    Григорий не мог объяснить, откуда взялось это странное чувство. Не сказать, чтобы им двигал сильнейший порыв, и все же ему очень хотелось посетить это агентство. Между этим риэлтором и Григорием существовала какая-то связь. Подобное ощущение посещало Григория не однажды, но тут явно было нечто иное.

    Ловушка? Нет, вряд ли. Да даже если и ловушка — Григорий все равно решил разыскать риэлтора.

    — Риэлторская фирма «Дозорный»…

    Когда через пару мгновений официантка оглянулась, чтобы посмотреть, не закажет ли еще чего-нибудь стройный темноволосый мужчина, кабинка уже была пуста. Девушка остановилась у стойки и глубоко задумалась. Как же это он мог встать и пройти мимо нее так, что она этого не заметила?


    III

    В тускло освещенной комнате находились трое мужчин. Один из них был привязан к креслу, выкованному из стали и серебра. Единственная лампа у него над головой освещала только его самого и двоих людей, стоявших перед ним. Связанный человек был высок и худ — можно сказать, кожа да кости. В его черных волосах серебрилась седина, лицо было смуглым. На нем был элегантный костюм, удивительно шедший к цвету серо-голубых глаз. Те двое, что стояли перед ним, были одеты не столь безупречно с точки зрения художественного вкуса. Давно не глаженные коричневые костюмы и нечищеные туфли говорили о том, что эти люди проводят много времени в беготне. Лица у обоих были невыразительные — именно такие, какие не припомнишь в самый нужный момент, и относились оба эти молодца к тому типу людей, которые физической силой стараются компенсировать недостаток интеллекта.

    Тем не менее было ясно, что связанный мужчина, невзирая на кажущуюся беспомощность, представляет для обоих здоровяков нешуточную угрозу.

    — От вас ускользнул еще один покупатель, — спокойно, почти нежно проговорил связанный мужчина, но при этом каждое его слово било больнее хлыста. Слова эхом разлетались по темной комнате, и эхо повторяло обвинение, брошенное человеком его подручным.

    Те неловко зашаркали ногами.

    — С каждым вашим провалом дом становится сильнее, джентльмены, — добавил связанный мужчина. Каждое слово он произносил подчеркнуто старательно, и все же время от времени проскальзывал акцент. Что характерно, не один и тот же, а все время разный.

    Ни тот, ни другой из подчиненных не стали спорить и оправдываться. Оба знали, что, начни они оправдываться, их провал станет еще более вопиющим в глазах человека, надежно привязанного к старинному стулу с высокой спинкой. Даже в таком, казалось бы, безнадежном положении он владел их судьбами, и сама их жизнь зависела от него.

    — На игровом поле появилась какая-то новая фигура.

    Новость и испугала, и приободрила подчиненных связанного человека. Подобное развитие событий означало, что для них еще не все потеряно. Но если это было ново для связанного, то все, чему были обучены эти двое, могло оказаться совершенно бесполезным.

    — Идите и займите свои места. Но на этот раз вам помогут другие глаза. Эти глаза будут наблюдать за происходящим вместе с вами. И за вами они также будут наблюдать.

    Из темноты послышался топот множества маленьких лапок каких-то зверьков, сновавших в разные стороны, и противный визг, из-за которого тот из двоих, что был шире в плечах, вздрогнул и поежился.

    Пронаблюдав за этой реакцией с полнейшим равнодушием, связанный мужчина продолжал:

    — Моя жизнь и так уже зависит от исхода дела, джентльмены. Тем более — ваша жизнь.

    Человек, привязанный к креслу, не отдал приказа, но оба его подчиненных почему-то сразу поняли, что надо ретироваться, и отступили во тьму. Взгляд серо-голубых глаз провожал их до тех пор, пока темнота не поглотила их целиком. Выждав еще несколько секунд, связанный повернул голову в сторону и проговорил, обращаясь непонятно к кому:

    — Следуйте за ними по пятам.

    В ответ послышался писк и топот сотни крошечных лапок по каменному полу.

    Связанный закрыл глаза и вздохнул.


    Агентство недвижимости «Дозорный» располагалось на самой окраине одного из жилых районов города, но при этом довольно недалеко от торговых кварталов, так что добираться до него пришлось сравнительно недолго. Офис занимал нижний этаж небольшого делового комплекса. Неоновая реклама в витрине непрерывно напоминала о том, что здесь находится самая перспективная риэлторская фирма в Ветреном Городе. Остальное пространство витрины заполняли текущие предложения агентства.

    Григорий Николау рассматривал офис, стоя на противоположной стороне улицы, чуть правее витрины. Из такси он вышел заранее, за углом. Николау был не так глуп, чтобы явиться в офис, не пронаблюдав за этим заведением для начала с безопасного расстояния.

    К несчастью, наблюдение не дало ему практически ничего. Офис выглядел вполне невинно. Григорий не почувствовал исходящей от него магической силы, не исходило от фирмы и того притяжения, которое испытал Григорий, когда наткнулся на объявление в газете.

    И все же он ощущал непреодолимое желание зайти в офис. Ему казалось, что все дело не в доме, где располагается фирма, а в чем-то или в ком-то, находящемся внутри.

    Григорий собрался с духом, перешел улицу и подошел ко входу в контору. Сквозь окно было видно, что офис почти пуст. У дальней стены — один-два неясных силуэта, и все. В чем-то лучше, а в чем-то подозрительно. Правда, тому, кто уже шестьсот или семьсот лет оглядывается через плечо, некоторая паранойя простительна. Вполне не исключалось, что бояться нечего.

    Не исключалось.

    Григорий толкнул дверь и вошел в офис. Зазвенел колокольчик, и от его звона ожила одна из фигур на заднем плане.

    — Здравствуйте! Добро пожаловать в «Дозорный»! Чем мы могли бы вам помочь?

    С этими словами к Григорию навстречу поспешил молодой человек. Наверняка он в бизнесе по недвижимости подвизался с недавних пор. Ростом он был ниже Николау, одет был в недорогой коричневый костюм и уж чересчур был угодлив. Пожалуй, и молод он был тоже чересчур, но в конце концов Григорию большинство людей казались слишком молодыми по сравнению с ним самим.

    Кроме того, этот молодой человек не был тем, кого разыскивал Николау. Григорий, не сказав ни слова, отказался от его услуг и боковым зрением охватил все помещение офиса. Ничто из того, что он увидел, его не заинтересовало, не вызвало подозрений. Самый обычный офис, не более того. За письменными столами — открытая дверь, ведущая в соседнюю комнату, но и то, что было видно за дверью, не вызвало у Григория каких-то особенных чувств. И второй служащий агентства, постарше первого, что сидел за письменным столом, также не был человеком, от которого исходил зов.

    — Ищете что-нибудь конкретное? — поинтересовался молодой человек, стараясь встретиться взглядом с Николау.

    Нет, ничего. А чувство все не оставляло его. Казалось, будто бы он ищет…

    А потом из дальней комнаты вышла она, и все остальное для Григория померкло. И дело было не в том, что она была самой красивой женщиной из всех, кого ему довелось повстречать за время долгой жизни, хотя в привлекательности ей было не отказать. Просто, как только она появилась, Григорий тут же решил, что странный зов исходил именно от нее. Это она вытянула его сюда.

    Однако совершенно очевидно было, что сейчас она никаких преднамеренных действий не предпринимала. Взглянув на Григория, она вежливо улыбнулась, и если в ее взгляде и мелькнул огонек интереса, то интерес этот был вполне невинным. Григорий улыбнулся в ответ, но мгновенно посерьезнел, как только разглядел, какого цвета у женщины глаза.

    Серо-голубые. Того же цвета, что его глаза. Того же цвета, что у немногих других, встречавшихся на его жизненном пути, — тех, что призывали его к себе примерно так же, как сегодня — эта женщина, но никогда — с такой силой. Зова такой интенсивности Николау прежде не доводилось ощущать ни разу. Поэтому и не приходилось удивляться тому, что он его сразу почувствовал и ни с чем не перепутал.

    Другие встречались Григорию на протяжении веков. Одна встреча произошла в Будапеште, вторая — в Москве. Всего таких случаев он мог бы насчитать, пожалуй что, шесть, но он не сомневался — были и еще встречи. Просто Фроствинг заставил его забыть о них. Насколько позволяла Григорию его рваная память припомнить обстоятельства, он никогда не мог понять причину этой связи. Знал он единственное: при встрече с другими ему казалось, будто он обрел некую частицу себя, о нехватке которой даже не догадывался.

    — Сэр?

    Григорий понял, что выглядит в высшей степени по-дурацки — стоит и таращится на незнакомую женщину. Он поспешно собрался с мыслями.

    — Я ищу ее. Я разговаривал с… — Григорий скосил глаза к пластиковой табличке на письменном столе, к которому, по всей видимости, направлялась светловолосая женщина. Табличка гласила: «Тереза Дворак». — С мисс Дворак. Извините, не смог сразу вспомнить вашего имени.

    Закончив фразу, Григорий попытался слегка воздействовать на сознание молодого служащего. Он, правда, не очень любил растрачивать магическую силу на подобные дела. К слову сказать, частенько ничего не получалось. Но сейчас Григорию требовалось единственное: чтобы этот юнец поверил ему на слово и отстал от него.

    То ли колдовство сработало, то ли он и вправду поверил, но новичок в мире недвижимости кивнул и окликнул стройную красотку Терезу Дворак.

    — Терри! Этот джентльмен говорит, что разговаривал с тобой. Ты свободна?

    Женщина обернулась к Григорию, и тот почувствовал ее смущение.

    — Я свободна.

    — Прошу вас, проходите, мистер…

    — Николау.

    — Мистер Николау. Терри в прошлом месяце у нас стала старшим агентом. Наверняка она сможет для вас что-нибудь подыскать.

    — Благодарю вас, — проговорил Григорий и прошествовал следом за молодым служащим к столу Терезы Дворак. Тереза встала и знаком пригласила Григория сесть напротив. Направившись к стулу, Григорий снял шляпу.

    Молодой агент продолжал суетиться.

    — Позволите взять у вас шляпу и плащ?

    — Спасибо, не нужно.

    Николау сел, держа шляпу в руке. Молодой человек кивнул и вернулся к своему столу.

    — Стало быть, вы мистер Николау? — спросила женщина.

    Григорий кивнул, радуясь возможности разглядеть ее вблизи. Светлые волосы до плеч обрамляли почти скульптурной правильности лицо с сильными, волевыми чертами и заостренными скулами, которым бы позавидовала не одна женщина. Губы у Терезы были, пожалуй, несколько полноваты, но ей это даже шло. Чем-то она напоминала Григорию Валькирию из вагнеровского «Кольца Нибелунгов». Правда, следовало отдать Терезе должное: будучи крепкого телосложения, она оставалась очень женственной, и элегантный костюм подчеркивал ее женственность.

    Григорием овладели опасные мысли. Такие мысли он всегда предпочитал держать в узде. Он не имел права проявить свой интерес к Терезе слишком откровенно. Зов, что привел его сюда, прозвучал только для него. Никогда никто из других не замечал сверхъестественной связи между Григорием и ними. И ему было очень нелегко, когда он узнал об этом. А узнал, когда отпугнул от себя несколько человек.

    А остальные… остальные, все до единого, впоследствии исчезали. Куда — этого Григорий не знал… или просто не мог вспомнить.

    Женщина-агент обвела взглядом свой письменный стол, словно что-то искала.

    — Что-то не припомню нашего разговора, мистер Николау. Мы с вами сегодня разговаривали?

    — Нет, несколько дней назад. Прошу вас, зовите меня просто Григорий.

    Их взгляды встретились. Григория пронзил заряд такой силы, какого ему не доводилось ощущать уже больше ста лет. И снова это удивительное чувство — словно он нашел недостающую частицу себя самого. Но на этот раз и это чувство оказалось более сильным, чем во время всех предыдущих встреч с другими.

    Николау смотрел в глаза Терезы Дворак и понимал, что дурачить ее — напрасный труд. Она-то явно не сомневалась в том, что никакого разговора между ними не было.

    — Быть может, вы могли бы мне напомнить, о чем конкретно мы с вами беседовали. Мистер… Григорий. — Она помедлила. — Забавное имя. Русское?

    — Оно употребляется во многих странах, мисс Дворак.

    — Зовите меня Терезой, — отозвалась она с профессиональной улыбкой. — Английским вы владеете в совершенстве. Никакого акцента.

    — Благодарю вас, — усмехнулся Григорий.

    Она отнеслась к нему подозрительно. Возможно, сочла, что он не совсем в своем уме.

    — Ну, так что же вы хотели? Дом или квартиру?

    Чем больше Григорий сидел напротив Терезы Дворак, тем более неуверенно себя чувствовал. В агентство он явился, отвечая на зов. Теперь же, поняв, от кого исходил этот зов, он понятия не имел, как ему быть дальше. Григорию отчаянно хотелось сохранить какие-то отношения с этой женщиной, хотя он видел ее впервые в жизни, и мысль о том, что ему придется с ней расстаться, казалась непереносимой.

    Терезу же он явно насторожил и, пожалуй, даже напугал. Необычность его появления и обращения к ней заставили ее не на шутку обеспокоиться.

    Но ведь ему и в самом деле нужно было подыскать более или менее постоянное жилье. Именно поэтому Григорий и просматривал в «Трибюн» объявления по недвижимости. Удача улыбнулась ему.

    — Я искал квартиру, Тереза.

    Реакция на этот ответ была просто поразительной. Красивая блондинка резко выпрямилась, расправила плечи, широко открыла глаза и, похоже, была готова что-то сказать. Она явно ждала, что этот странный клиент выберет не квартиру, а что-то другое. Она упомянула о домах. Не было ли тут какого-то тайного смысла?

    Однако Тереза быстро взяла себя в руки, что вызвало у Григория законное восхищение, но заставило гадать: а как бы она себя повела, скажи он, что ищет дом? Искушение поправить себя и ответить, что ему нужен дом, было велико, но не настолько, чтобы рискнуть еще сильнее обеспокоить женщину своим поведением.

    — Квартиру? Мы можем предложить вам несколько вариантов как в городе, так и в пригородах, — отвечала Тереза. Ее отношение к странному посетителю явно изменилось — стало более открытым, естественным. — У нас работает программа лизинга. Домовладельцы платят нам за посреднические услуги, когда поселяют у себя присланного нами клиента. Вы выбрали какой-нибудь конкретный район? Быть может, Линкольн-парк?

    — Насчет района я как-то не думал, Тереза, — признался Николау. Теперь, когда Тереза спокойно и приветливо заговорила с ним, ему показалось, что в офисе стало светлее и уютнее. — Быть может, вы мне расскажете, какие есть варианты?

    Она удивленно улыбнулась.

    — В Чикаго? Если вы готовы выложить деньги, вы можете найти для себя все, что угодно, Григорий. Какие у вас требования к квартире? Расскажите мне о них, тогда я скажу вам, в каких пределах колеблются цены на то, что вам нужно.

    В первый раз с того мгновения, как увидел Терезу, Николау отвел от нее взгляд и уставился в стену за ее спиной. Но на самом деле вместо стены он представил небо.

    — Мне хотелось бы повыше. Как можно выше.

    Григорий не знал, на самом ли деле существует Царство Небесное. Еще меньше он был уверен в том, найдется ли там место для него. И все же, каким бы ребячеством это ни было, ему хотелось пожить как можно ближе к небесам.

    — Повыше… — снова улыбнулась Тереза. — Мне тоже всегда нравились такие квартиры. У меня из окон чудесный вид.

    — А по соседству с вами нельзя ли было бы что-то найти?

    Она мгновенно стала серьезной.

    — Я таких вариантов не знаю.

    Он, похоже, поторопился. У нее снова возникли подозрения на его счет.

    — Простите, мисс Дворак. Возможно, вы меня неправильно поняли. Просто я подумал, что тот район, который вы, профессионал в своем деле, выбрали для себя, наверняка какой-то особенный. Ничего дурного у меня и в мыслях не было.

    Напряженность спала.

    — Извините меня, Григорий. Просто в последнее время я заработалась. Мне не следовало так реагировать, и… прошу вас, зовите меня Терезой.

    — Спасибо, Тереза.

    Она достала со стеллажа по левую руку от письменного стола толстую папку-скоросшиватель и раскрыла ее. Внутри оказалось множество журналов и буклетов. Тереза быстро перебрала их. Отобранные сложила стопкой на столе рядом с папкой и посмотрела на Григория.

    — Вы мне не сказали, сколько готовы заплатить и надолго ли желаете снять квартиру. А снять ее вы можете на любой срок — начиная от недели и заканчивая годом. Некоторые и на более долгий срок снимают.

    — На год — это было бы замечательно. Что же касается цены… я не миллионер, но, если квартира меня устроит, я не поскуплюсь.

    — А чем вы занимаетесь… если не секрет?

    Григорий испытал большое искушение выложить Терезе весь перечень своих занятий за несколько веков, но сумел сдержаться.

    — Я предприниматель с различными сферами интересов. У меня имеются капиталовложения в ряде компаний. — Он улыбнулся, что делал редко, и добавил: — Я предпочитаю долгосрочное вложение капитала.

    Тереза ответила ему улыбкой, но юмора, естественно, не поняла.

    — Наверное, вы преуспеваете. Может быть, и мне подскажете, какие акции лучше купить? — Она показала Григорию один из буклетов. — Как вам этот вид на озеро?

    Этот вопрос заставил Григория в страхе содрогнуться. Вид бескрайнего озера вызвал к жизни образ погружающегося в воду корабля и тонущих людей. Правда, в долгой жизни Григория ничего подобного не случалось. Либо воображение разыгралось, либо… либо он, по обыкновению, о чем-то не помнил.

    «Что же ты украл из моей памяти, Фроствинг? Что это было — из-за чего я вдруг так боюсь воды?» Решив, что пора бы уже ответить на вопрос Терезы, Григорий покачал головой и сказал:

    — Нет, с видом на озеро не нужно. И вообще хотелось бы подальше от озера.

    Тереза отобрала из стопки несколько буклетов и один журнал, после чего добавила к ним компьютерные распечатки.

    Серо-голубые глаза встретились с серо-голубыми глазами. Тереза взяла первую распечатку.

    — Ну что ж, приступим, — сказала она.

    Изучение предложений заняло больше часа, да и то за это время Григорий с Терезой только отвергли наименее реальные варианты. А Николау и не заметил, как пролетело время, поскольку внимание его было больше сосредоточено на собеседнице, чем на предложениях рынка недвижимости. Он, правда, старался по возможности скрывать свой интерес к Терезе, тем более что сама она вела себя с профессиональной сдержанностью. Все отвлеченные вопросы, которые Григорий пытался вставлять в деловую беседу, наталкивались на минимум реакции. Тереза упорно отвергала все, что не было напрямую связано с ее обязанностями, а это еще сильнее интриговало Григория. Ему не терпелось выяснить, что же старается скрыть эта женщина.

    Тереза навела порядок в бумагах и, глянув на золотые часики на тоненьком браслете, изумленно ахнула. Обратившись к посетителю, она предложила:

    — Можно вот как поступить, Григорий. Вы мне более или менее четко объяснили, что вы ищете. Я просмотрю те варианты, что остались, наведу кое-какие справки и позвоню вам туда, где вы остановились. Это избавит вас от ненужной беготни. — Она подала Николау небольшую карточку и авторучку. — Будьте добры, заполните карточку. Укажите ваше имя и место жительства. Если это гостиница, укажите, в каком номере вы остановились. О, и еще номер гостиничного телефона, если вы его помните.

    Все ясно. Разговор с ним Тереза свернула. Григорий, сдерживая разочарование, заполнил карточку. Отдав ее Терезе, он поинтересовался:

    — А сегодня вы больше со мной заняться не сможете?

    — Я бы с радостью, — извиняющимся тоном проговорила Тереза, — но мне нужно до вечера показать клиентам несколько квартир и домов. Если вы торопитесь, давайте договоримся на завтра. К завтрашнему дню я успею сделать хотя бы несколько телефонных звонков.

    — Да… да, это было бы прекрасно.

    Усердствовать дальше было просто бесполезно. Николау проклинал себя за то, что вел себя словно последний влюбленный по уши дурак, но в том-то и дело, что последнее было совсем недалеко от истины. Все, что он узнал о Терезе Дворак за то краткое время, что они провели вдвоем, еще больше укрепило связь между ними. Она была умна, добра, наделена чувством юмора. Кроме того, она была скрытна и застенчива. Чудесное сочетание свойств характера. Григорию женщины такого склада встречались редко.

    Он не сомневался, что даже при самых обычных обстоятельствах она бы очаровала его.

    «Но если бы ты был обычным человеком, ты бы умер несколько столетий назад», — с горечью напомнил себе Григорий.

    Тереза полистала настольный календарь.

    — Завтра утром я занята, а вот около трех часов дня смогу выкроить немного времени.

    — Три часа? Это меня вполне устроит.

    — Отлично. Жаль, что не удалось все закончить сегодня. Терпеть не могу оставлять дела сделанными наполовину. Просто, как только мы развернули программу лизинга, дел у нас сразу стало вдвое больше прежнего. — Она указала на двоих служащих. — Я и эти двое — это даже не половина штата агентства. Мы тут, если можно так выразиться, держим оборону, пока остальные выезжают для работы с клиентами на местах. В таком городе, как Чикаго, в наших услугах потребность очень высока. Тем не менее обещаю вам: мы сделаем все, что в наших силах, чтобы подыскать вам вариант, который бы вас устроил во всех отношениях, на приемлемых для вас условиях.

    — Благодарю вас, — кивнул Григорий, но со стула поднялся только после того, как встала Тереза. Ему хотелось, чтобы это последнее мгновение их встречи длилось вечно. С одной стороны, подобное иррациональное поведение отдавало ребячеством, но с другой… Николау было все равно. За время недолгого общения с Терезой он почувствовал себя таким живым, таким полноценным человеком, каким не чувствовал уже много лет.

    Он даже боялся думать о том, сколько суждено продлиться этому чувству. Фроствинг не одобрял такого понятия, как «счастье».

    Тереза протянула Григорию несколько буклетов.

    — Почему бы вам не просмотреть их на досуге? Тут как раз описываются варианты, весьма близкие к тому, который вы ищете. Быть может, вы что-то подберете отсюда, а завтра обсудим более подробно.

    — Благодарю вас.

    Принимая у Терезы буклеты, Григорий позволил себе едва заметно коснуться ее руки. Она сделала вид, что не заметила прикосновения, за что Григорий мысленно поблагодарил ее.

    — Позвольте проводить вас.

    Шагая рядом с Терезой к выходу, Григорий подумал было, не рискнуть ли пригласить ее поужинать, но тут же отбросил эту мысль. Сделай он ей такое предложение, он оттолкнул бы ее сразу и надолго. Нужно было запастись терпением.

    Но еще кое-что не давало ему покоя. Николау пытался избавиться от этой мысли, но она снова и снова давала о себе знать. Это был вопрос — тот вопрос, что вертелся у него на языке с того самого мгновения, как только он увидел Терезу. Он не хотел задавать ей этот вопрос — боялся, что она испугается и замкнется в себе, и все же задать его он был просто обязан.

    Остановившись перед дверью, Григорий проговорил, стараясь придать своему тону безмятежность и обыденность:

    — Тереза, я надеюсь, вы простите меня за нескромный вопрос? Я вот все гадаю, почему вы так удивились, когда я сказал, что ищу квартиру?

    Тереза помрачнела, стала холодна. Казалось, в следующее мгновение она вышвырнет Григория за дверь, но это длилось всего лишь миг. Черты ее лица смягчились, она ответила:

    — Вот не думала, что вы это заметите. Простите меня, Григорий. У меня были кое-какие сложности с продажей недвижимости, и я как раз об этом думала, когда вы вошли. Мне не следовало выдавать своего настроения. Надеюсь, вы извините меня?

    — Да вам и не стоит передо мной извиняться. Это я виноват. Не надо было спрашивать.

    Она, похоже, сказала правду, но не всю правду. Это Григорий в силах был понять, даже не прибегая к чтению мыслей. Но пока он решил остановиться на достигнутом и больше не напирать.

    Тереза улыбнулась и протянула Григорию руку:

    — Спасибо вам, что вы к нам заглянули, Григорий. Жду вас завтра в три.

    Он постарался как можно теплее улыбнуться в ответ.

    — С нетерпением буду ждать встречи.

    И, к радости Григория, которую ему плохо удалось скрыть, Тереза едва заметно покраснела.

    Выйдя из офиса, Григорий перешел на другую сторону улицы, свернул за угол и шел, не останавливаясь, до тех пор, пока не уверился в том, что его уж точно не видит никто из служащих агентства. Только тогда он остановился, развернулся и устремил взгляд в ту сторону, где располагалась контора.

    Не видя Терезу и избавившись таким образом от ее непосредственного влияния, он мог рассуждать более трезво. Он избрал путь, который ему ничего не даст. Это Григорий понимал отчетливо. Никакого счастья в жизни ему не суждено, покуда треклятый Фроствинг будет терзать его во сне. И все же Григорий не собирался отказываться от задуманного: он твердо решил, что вернется в агентство завтра, а если все пойдет хорошо, постарается договориться о новой встрече. На поиски подходящего жилья у него уйдет очень много времени — в этом он просто не сомневался.

    Раздумья Григория были прерваны необычным ощущением. Что-то вторглось в его сознание на долю мгновения и тут же исчезло — настолько молниеносно, что можно было и не заметить. Григорий вдохнул поглубже и тут же сосредоточился в поисках источника вторжения. Он поспешно «просмотрел» ближайшие окрестности, но не обнаружил поблизости никого из других. Присутствие Терезы он ощущал, но не она вторглась в его сознание.

    Игра измученного разума? Или это вездесущий грифон уже принялся за свои шуточки? Николау поежился и вновь зашагал по тротуару. Нет, это не мог быть каменный демон. Так скоро — не мог. И все же, сколько бы раз ни твердил Григорий эту фразу, убедить себя ему никак не удавалось.

    Но тогда… знал ли Фроствинг о Терезе Дворак? Григорий уже был готов развернуться и отправиться обратной дорогой в агентство, но решил, что делать этого ни в коем случае не стоит. Фроствингу был нужен только он, Григорий Николау. Только он был игрушкой в лапах этого чудища из страшного сна.

    Услышав шорох шин, Григорий обернулся и увидел зеленое такси. Он поднял руку и мысленно велел водителю заметить его. Правда, когда машина остановилась рядом с ним, Николау не испытал ничего похожего на триумф победителя.

    Водитель распахнул дверцу такси, и Григорий сразу сказал водителю, куда его отвезти, тем самым предотвратив болтовню по дороге. Удобно устроившись на выцветшем заднем сиденье, Николау постарался успокоиться и расслабиться. В ушах у него зазвучал концерт Брамса.

    Он не увидел и не ощутил присутствия крошечного пушистого зверька, который нырнул в уличный водосток, как только такси тронулось с места. А ведь этот зверек следил именно за Григорием. Но если бы Григорий заметил его, он бы обратил внимание на одну отличительную особенность зверька.

    Глаза у него были серо-голубые.


    IV

    Ужинал Григорий в гостиничном ресторане. Глазами он работал столь же сосредоточенно, сколь и челюстями. Он всегда выбирал такой столик, сидя за которым мог наилучшим образом обозревать зал. Так что перед ним открывалась панорама всего, что происходило в ресторане — от работы официантов до особенностей характера отдельных посетителей. В зале собрались туристы, бизнесмены, дети, старики — сущее ассорти. Поскольку Григория сдерживало непредсказуемое поведение Фроствинга, он не осмеливался близко сходиться с людьми. И все же, находясь среди людей, Григорий мог хотя бы притвориться, что он такой же, как все.

    Но теперь и это ощущение не приносило Григорию радости, ибо мысли его то и дело возвращались к молодой блондинке, цвет глаз которой так походил на цвет его глаз. Но то, что Тереза Дворак заполонила его мысли, Григорию было гораздо больше по душе, чем то, что противный Фроствинг заполонял его сны. Что же до чьего-то молниеносного вторжения в его сознание сразу же после встречи с Терезой, то это происшествие Григорий в конце концов списал на то, что у него расшалились нервы. Будь это проделки Фроствинга, он бы уже знал об этом. Его ночной кошмар ни за что бы не ограничился таким робким касанием.

    Пора было вернуться в номер. Григорий не был там с самого утра. Деваться было некуда — ужин съеден, на улице темнело. Перебраться в другой номер — пустая трата времени. От таких бесполезных хитростей Григорий отказался уже несколько веков назад. Фроствинг нашел бы его везде, где бы он ни прятался.

    Николау уплатил по счету наличными. Кредитные карточки он не любил — не мог к ним привыкнуть. Человек, на его взгляд, мог тратить ровно столько денег, сколько имел на руках. Подобный взгляд на вещи напоминал Григорию, что он не из этого времени, и вообще не отсюда.

    У двери номера Григорий вынул из кармана магнитную карточку — такими карточками в отеле пользовались вместо ключей. Он помнил, что испытал, когда ему впервые вручили такую карточку. По понятиям Григория, ключ должен был представлять собой прочное металлическое изделие, вставлявшееся в столь же прочный металлический замок. Современная же система представлялась ему непростительно ненадежной. Как такой хрупкий механизм мог бы помешать кому-то проникнуть в его номер? К счастью, Григорию не надо было целиком и полностью полагаться на современную технику. Комнату охраняли заклинания.

    В темном номере было тихо. Видимо, музыку выключила горничная. Николау торопливо включил свет, машинально оглянулся назад и только потом вошел. Закрыв за собой дверь, он направился к радиоприемнику.

    Неожиданно левая стена выпятилась. Выпуклость тут же приняла очертания фигуры человека. Казалось, будто стена кого-то проглотила, а теперь этот кто-то пытался выбраться наружу. Но нет, бежать хотел не тот, кого проглотила стена, а сам Григорий.

    Он попятился, одновременно пустив в стену заряд магической энергии, развернулся к двери, но в этот миг из стены вылезли две обезьяньи ручищи с рисунком обоев вместо кожи и, обхватив его грудь, сдавили так, что он едва не задохнулся. Григорий пытался вырваться, но его держали крепко. И все же он продолжал вырываться, потому что иначе бы просто потерял сознание.

    Вслед за руками от стены отделились остальные части тела таинственного интервента, оказавшегося здоровенным мужиком в помятом костюме, поверх которого было надето столь же помятое пальто. Глянув на обхватившие его руки, Григорий убедился в том, что руки самые обыкновенные.

    — Явился не запылился, — прорычал второй злодей, вставший перед Григорием, — метис, вобравший в себя черты сразу нескольких рас. При этом признаки ни одной из них не добавляли ему привлекательности. Рассмотреть второго мерзавца Григорий возможности не имел, но не сомневался, что и тот выглядит примерно так же. — Можешь вопить, ежели охота есть. Хоть глотку надорви — никто не услышит. Уж мы об этом позаботились.

    — Вам вовсе не обязательно причинять мне боль, — прохрипел Григорий, пытаясь потянуть время. — Я вам сам скажу, где у меня лежат деньги и ценные вещи.

    — Ценные вещи? Эт-то хорошо… Попозже.

    Губы злодея двигались как-то… неправильно. То есть произносимые им звуки не синхронизировались с движениями губ. Это было крайне неприятно, но еще более неприятно было то, что Григорий даже сейчас не ощущал присутствия обоих этих людей в своем номере. Вероятно, он угодил в плен к призракам. Он не чувствовал ни их сознания, ни жизненной силы. А магической силы должно было хватить для распознания живых существ на обоих этих уровнях. Для галлюцинаций оба пакостника имели слишком крепкое телосложение, а из этого следовало, что они либо защищены собственным магическим защитным полем, либо оперируют каким-то устройством, которым их снабдил кто-то еще.

    Метис зыркнул на своего приспешника.

    — Стул, — распорядился он.

    Здоровяк швырнул Григория на ближайший стул и привязал с быстротой и профессионализмом, которые потрясли Николау. Эти люди были специалистами в своей области. И все же ни тот, ни другой не могли быть истинными мастерами. Это были хорошо натренированные бойцы, но не более того.

    Метис вынул из кармана пальто небольшой предмет, напоминавший ограненный алмаз. На вкус Григория предмет с одного края был уж слишком остро заточен — слишком, поскольку, похоже, метис собирался воздействовать на него этим предметом.

    — Ну а теперь баиньки, синеглазка…

    И снова губы двигались не в такт со словами.

    Григорий дернулся, но это было бесполезно. Злодей пребольно кольнул его в шею острым предметом. В глазах потемнело.

    — Кажись, загнулся, — прозвучал голос второго мерзавца из немыслимой дали.

    — He-а, он в порядке, — ответил ему метис, и его мерзкая рожа, разорвав темную пелену, возникла перед глазами Григория. Острого предмета в его руке уже не было, но Николау не заметил, когда тот убрал его. — Вот этот тип хозяину будет очень даже интересен.

    — А что в нем такого особенного?

    Метис глянул на напарника.

    — Он же про дом не спросил. Этого за глаза хватит, или ты так не думаешь?

    — А может, это все-таки не он?

    — С такими-то глазищами?

    — Ну… я не знаю… Ну, что он там, готов или как?

    — Да должен бы уже… — Перед глазами Григория махнула туда-сюда здоровенная ручища. Он мог бы проследить за ее движением, двигая глазными яблоками, но делать этого не стал. — Да, готов.

    Между тем Григорий, хотя он и чувствовал себя так, словно тело его плавало в густом сиропе, вовсе не был беспомощным рабом, каким его, по всей вероятности, уже считали двое негодяев. Он сам не понимал, почему они не смогли этого предотвратить, но знал, что если только пожелает, сумеет нанести им сокрушительный удар. Удерживали его от этого два соображения. Во-первых, он хотел понять, каковы причины, вынудившие этих мерзавцев напасть на него. Его визит к Терезе привлек чье-то внимание. Григорий выругал себя за то, что не удосужился обратить более серьезное внимание на то мимолетное прикосновение к его сознанию. Эти двое явно имели к нему какое-то отношение.

    Во-вторых, им двигали и более практичные мысли. Григорий все же сомневался, что у него хватит воли и силы порвать путы, а еще больше сомневался в том, что выстоит в рукопашной схватке сразу с двумя противниками. При обычных обстоятельствах он бы мог прибегнуть к магической силе. Ведь он мог поднять в воздух не только чашку, но и человека. Бывало, Григорию удавалось, коснувшись сознания противника, погрузить его в сон. Эти же двое были явно защищены от действия магических сил, а это означало, что Григорию оставалось единственное: тянуть время в надежде на лучшее.

    Метис размахнулся и влепил Григорию пощечину.

    — Ты меня отлично слышишь. Уж я-то знаю. Тебе придется ответить на несколько вопросов. А потом мы тебя отведем к одному очень важному человеку. Выбора у тебя нету. Будешь делать, как тебе скажут, понял? Да ведь ты как раз этого и хочешь, верно?

    Вовсе не этого Григорий хотел. Но он не поддался порыву, а продолжил игру с захватчиками.

    — Да, — ответил он.

    — Как тебя зовут?

    — Григорий Николау.

    — Его вправду так зовут? — пробормотал второй мерзавец. — Болтает круто, на русского не смахивает что-то.

    — Да, он, пожалуй, по-английски похлеще тебя чешет, — согласился с ним метис, и губы его продолжали двигаться уже после того, как отзвучали слова.

    — Ты русский?

    — Нет.

    — Ну, так откуда же ты?

    «Не знаю». Григорий сказал первое, что пришло на ум, тем более что его имя и фамилия вполне соответствовали ответу:

    — Из Румынии.

    Его ответ вызвал у метиса хищную ухмылку, еще более обезобразившую его уродливую физиономию. Наверняка это была иллюзия, маска, за которой пряталась истинная личина злодея. Кто бы ни кроил эту маску, работа вышла топорная. Григорий почти не сомневался, что фальшивый лик — дело неумелых рук самого злодея.

    — Он сказал: «Из Румынии». А хозяин говорил про такую страну.

    — Да слышал я, что хозяин говорил. Давай дальше.

    Допрашивавший Григория злодей кивнул.

    — Ты левша или правша?

    Вопрос застиг Григория врасплох, но у него не было времени обдумать, что за ним может крыться.

    — Левша.

    — Отлично.

    То, что произошло потом, оказалось настолько из ряда вон выходящим, что вопрос о том, левша Григорий или правша, показался ему вполне невинным. Злодей прошептал что-то на языке, которого Григорий прежде ни разу в жизни не слышал. Но как только злодей умолк, губы Григория сами собой задвигались и произнесли ответ на этом самом языке.

    — Вот! — снова осклабился метис. — Теперь видишь? Он точно один из них!

    — Но он… он же квартиру искал… — возразил второй мерзавец, стоявший за спиной у Григория. — Он же ни слова про дома не сказал. А они все про дома спрашивают.

    — А они думают, что он — ихнего поля ягода, и все тут!

    Григорий почувствовал, что эта фраза заставила второго злодея занервничать. Он перестал препираться и сказал:

    — Ну, ладно, ладно. Если он — из них, так давай кончать с ним.

    — Ага… — Метис поднялся со стула и сунул руку в карман пальто. Григорий сдерживался изо всех сил, чтобы не вздрогнуть при виде тонкого изогнутого предмета, сверкнувшего в руке злодея. Это был нож с черным страшным лезвием. У Григория мурашки по спине побежали. К счастью, похоже, ни тот, ни другой из злодеев не заметили его испуга. — Ага, пора покончить с ним.

    Нож был необычный. Григорий видел, что и его рукоятка, и лезвие испещрены мелкими полустершимися рунами. Он понимал, что его должны отвезти куда-то еще, поэтому вряд ли станут убивать. Однако существовали ритуалы обездвиживания пленных, сопряженные с кровопролитием.

    Злодеи не смогли бы убить его, даже если бы захотели. Но какую боль ему пришлось бы стерпеть, прежде чем эти твари убедились бы в том, что его раны заживают в тот же миг, когда лезвие ножа ранит плоть? Мало боли, так ведь этот колдовской нож мог сделать с ним то, чего не удалось колдовскому камню, — сделать его послушным, податливым.

    Григорий решил, что пора перестать притворяться и разыгрывать готовность к сотрудничеству с этими головорезами, и принялся вырываться, пытаясь порвать веревки, которыми его связали. Ему удалось немного ослабить давление веревок, но этого, конечно, было мало.

    — Он шевелится! — прошипел тот, что стоял за спиной у Григория, и его железные лапищи надавили на плечи пленника.

    Силы оставили Николау. В глазах потемнело гораздо сильнее, чем в первый раз. Борясь с подступающей потерей сознания, Григорий попытался открыть глаза. Это вызвало сильнейшее головокружение, и…

    — Ай-ай-ай, как нехорошо, как стыдно, какие плохие мальчики! — вдруг прокаркал знакомый безумный голос. — Нельзя брать чужие игрушечки без разрешения.

    Головокружение должно было насторожить Григория. Оно всегда предвещало погружение в сон и появление Фроствинга.

    Один из злодеев — какой именно, Григорий затруднился бы определить — пробормотал что-то на том самом незнакомом языке, на котором и сам Григорий что-то сказал несколько минут назад. Фроствинг укоризненно прищелкнул языком.

    — Ну разве можно так выражаться? Стыдно, стыдно, надо следить за своим языком! А давай-ка лучше я за ним прислежу…

    Послышался вопль, шум крыльев. Через мгновение правую щеку Григория что-то обрызгало. А еще через секунду комнату сотряс тяжеленный удар.

    В глазах у Григория начало проясняться. Он увидел размытые контуры крылатой фурии, летящей к нему через весь номер. На лету Фроствинг потрепал его по щеке. Грянул выстрел — такой громкий, что у Григория чуть барабанные перепонки не лопнули. Он снова задергался, пытаясь порвать веревки.

    Нож валялся на полу рядом со стулом. А рядом с ножом неподвижно лежал метис, сейчас напоминавший груду смятой одежды. Николау порадовался тому, что не видит лица и груди поверженного злодея. Кровь, которой был залит ковер и забрызганы стены, достаточно красноречиво свидетельствовала о том, что сотворил с мучителем Григория другой его мучитель. Григорий вытянул ногу и подвинул нож к себе. Короткое лезвие спряталось под каблуком.

    За его спиной раздался новый выстрел. Напарник метиса что-то прокричал на незнакомом языке. А Фроствинг расхохотался.

    Григорий услышал хруст костей и хриплый выдох. А еще через мгновение послышался оглушительно громкий стук падающего тела. В поле зрения Григория мелькнула рука злодея и тут же исчезла.

    Григорий прижался к спинке стула в ожидании неизбежного. Шелест крыльев — и вот Фроствинг спикировал на спинку стула напротив, улыбаясь своей извечной, запечатленной в камне ухмылкой. Когтистые лапы чудища были перепачканы кровью. Сложив двухцветные крылья, грифон уставился на свою жертву.

    — Ах, Григорий, Григорий… ну неужели тебя нельзя и на минутку оставить одного? Ну скажи, что бы делал, если бы я тебя не охранял, не заботился о тебе?

    — Я бы жил.

    Грифон запрокинул голову и разразился громовым хохотом. Отхохотавшись и покачав головой, он наклонился поближе к Николау:

    — И это все, чем ты готов отблагодарить меня за заботу? За все, что я для тебя сделал? За то, что я столько раз спасал твою шкуру, миленький ты мой Григорий? Ну так ведь я мог бы появиться попозже, когда они бы уже разделались с тобой.

    Григорий встретился взглядом с пустыми глазницами грифона.

    — Ну да, ведь это означало бы, что боль мне причинил кто-то другой. Это бы означало, что кто-то вторгся в твою вотчину.

    Испачканная в крови лапа ухватила Григория за подбородок. Он постарался не думать о крови. Ведь это был сон, и в реальном мире никакой крови нет — ну, то есть скорее всего нет, — не сказать, чтобы эта мысль его здорово утешила.

    — Я ведь только ради тебя стараюсь, Григорий. А если тебе от этого больно, то тут уж ничего не попишешь. Неужели ты думаешь, что мне прямо-таки приятно делать тебе больно? — Фроствинг убрал лапу. — Мне очень горько из-за того, что между нами нет взаимопонимания. Сколько раз в прошлом я приходил тебе на помощь, а ты до сих пор сомневаешься в моих намерениях… но, может быть, ты просто позабыл о том, как я спасал тебя? Я-то знаю, какой неверной может быть твоя память.

    Путы, как по волшебству, спали с Григория. Но он не встал, он даже не пошевелился. Фроствинг мог манипулировать им как угодно, так что разумнее было посидеть и подождать.

    — Бедненький, бедненький Григорий… — Фроствинг в один миг оказался сбоку от Григория. Когтистая лапа коснулась лба. — Ну, если ты не припас для меня слов благодарности, то тогда мне остается забрать положенную мне дань и удалиться.

    — Зачем ты это делаешь со мной? — вскричал Николау. — Почему бы тебе не покончить с этим раз и навсегда?

    Злорадный грифон хихикнул в самое ухо Григория и шепнул:

    — Всему свое время, Григорий. Всему свое время.

    Он проснулся, вздрогнув, и обнаружил, что сидит на стуле посреди гостиничного номера. Радиоприемник был включен. Придя в себя, Григорий узнал последние такты «Ночи на Лысой горе» Модеста Мусоргского. Но он не помнил, как включил приемник, и уж тем более не помнил, что садился на стул.

    — Фроствинг, — прошептал он. Так же как и после предыдущего визита грифона, Григорий не в силах был припомнить подробности. Фроствинг снова поступил нетипично и похитил его сон. Грифон совершил это второй раз подряд, и отмахиваться от этого не стоило.

    Николау закрыл лицо руками и потер щеки. Фроствинг прекрасно знал, как он себя поведет в сложившейся ситуации. Грифон понимал, что его жертва будет часами и даже целыми днями пытаться вспомнить о стертых из памяти событиях. Это была одна из пыток, к которым прибегало зловредное создание.

    Только встав со стула, Григорий заметил, что что-то лежит у него под каблуком. Он осторожно приподнял ногу — мало ли что там оставил после себя Фроствинг? Но то, что Григорий увидел, повергло его в полное замешательство.

    Нож. Небольшой, с лезвием темного металла и рунами на самом лезвии и на рукоятке. Пару минут Григорий стоял и смотрел на зловещее оружие со страхом и отвращением. Он отлично понимал, что оно связано с чем-то очень злым и нехорошим.

    Григорий осмотрелся по сторонам. Кроме ножа, ничто не говорило о том, что в номере произошло что-либо необычное. Как бы то ни было, что бы ни произошло, теперь это отошло в область утраченных воспоминаний.

    Григорий наклонился и подобрал с ковра нож.

    Стоило ему коснуться рукоятки — и комната преобразилась в жуткую картину в кроваво-красных тонах.

    Григорий выронил нож и так резко опустился на стул, что чуть было не опрокинул его.

    Он видел кровь — она была повсюду. На стенах, на ковре, даже он сам был забрызган кровью. А на полу, в стороне от стула, он успел заметить что-то вроде груды тряпья, пропитанного кровью. Наверное, чей-то труп. Сразу за стулом лежал второй мертвец.

    Не прикасаясь к ножу, Григорий медленно встал со стула. Осторожно подошел к тому месту, где, как он заметил, лежал труп, присел и провел рукой в воздухе, потом — по ковру. Ничего. Пустота. Немного примятое ковровое покрытие и к тому же совершенно сухое, даже чуточку пыльное. Ни крови, ни трупа.

    Что же такое происходило?

    Взгляд Григория вернулся к ножу. Не будь его, он бы ни за что не узнал, что стряслось в его номере, но вышло так, что Фроствинг почему-то не заметил ножа, спрятанного под каблуком. Впервые этот крылатый ужас промахнулся.

    Эта маленькая победа не принесла Григорию особой радости. Ему вообще было не до веселья. Его мысли были слишком заняты тем, что произошло в номере, что означало кровавое видение. Понять это можно было только с помощью ножа. Следовало снова взять его в руки.

    Собравшись с духом, Григорий так и сделал.

    На этот раз он удержался от страха, когда комната вновь преобразилась и все вокруг, в том числе и он сам, оказалось залито кровью. Он видел картину, воспоминания о которой были связаны с этим ножом. Это был, так сказать, последний кадр, который вскоре должен был померкнуть. Григорий глянул на смертельное оружие. На нем тоже осталось несколько капель крови. Вот почему клинок так ярко запечатлел страшную картину. Оружие было мерзопакостное, его создали те, кому было мало силы, дарованной им от рождения. От подобных ритуальных орудий можно было ждать чего угодно. Правда, порой они использовались по самому прямому назначению — чтобы кого-нибудь покалечить или убить.

    С трудом справляясь с отвращением, Григорий крепко сжал нож в руке и осмотрел труп. Работа грифона — сомневаться не приходилось. От лица незнакомца осталось кровавое месиво, черт разглядеть было почти невозможно. И все же было что-то в этом изуродованном лице неправильное — казалось, будто на его месте следовало бы быть какому-то другому лицу. На убитом был дешевый костюм, вымокший в крови до нитки. Грифон разодрал его беспощадно и основательно.

    Григория передернуло. Он отошел от трупа. Никакого сочувствия к убитому он не испытывал, хотя любая жестокость вызывала у него возмущение, невзирая на все войны и сражения, что ему удалось повидать за много веков. Григорий с трудом сдерживался от того, чтобы не убежать из собственного номера. Только осознание иллюзорности страшного зрелища удерживало его… и еще — необходимость понять, что здесь произошло.

    Второй труп выглядел почти так же, как первый. Он лежал позади стула. Только теперь Григорий осознал, что сидел совсем рядом с мертвецом. Этот человек был изуродован меньше, чем его напарник. Фроствинг просто свернул ему шею. Рядом с убитым лежал пистолет. Григорий знал, насколько бесполезно было палить по грифону из огнестрельного оружия.

    Больше в номере ничего примечательного не было. Да и видение уже мало-помалу меркло. Такие воспоминания, пробудившись, не могли долго удержаться. Григорий окинул номер взглядом в последний раз, чтобы удостовериться, что ничего не упустил.

    Кровь высыхала и испарялась. Тела убитых сжались в бесформенные комки и, растаяв, как бы просочились в пол. Еще мгновение — и в номере уже ничто не напоминало о жутком зрелище. От него остался только нож.

    Здравый смысл подсказывал Григорию, что от ножа лучше избавиться. Ничего хорошего ждать от этого клинка не приходилось. Тем не менее этот нож был единственным ключиком к разгадке причины появления таинственных террористов в номере Григория. Григорий не помнил, как он сам вошел в номер, но подозревал, что злодеи ждали его именно в номере, а не в коридоре.

    Он вновь вспомнил о кратком прикосновении к своему сознанию. Тут должна была существовать какая-то связь. Кто-то следил за ним или за агентством по недвижимости, а скорее всего — и за ним, и за агентством сразу. Не исключалось, что эта загадка как-то связана с той тайной, которую от него скрывала Тереза. А это, в свою очередь, было как-то связано с домом.

    «Может быть, мне стоит сказать ей, что я передумал? Сказать, что мне нужен дом?» Судя по поведению Терезы, такое заявление мгновенно настроило бы ее против Григория. А у него имелись причины не только личного характера сохранить знакомство с Терезой. Она была нужна Григорию как единственный источник информации о двух неудачливых злодеях и тех, кто стоял за ними, кто бы это ни был.

    Они наверняка действовали не сами по себе. Это Григорий понял по их внешнему виду. У них был некий хозяин, но зачем ему понадобился Григорий?

    «Лучше было бы смыться из Чикаго, убраться куда-нибудь подальше отсюда. Сегодня. Ночным авиарейсом. Из аэропорта О’Хара самолеты летают всю ночь».

    Он понимал, что не сделает этого. Он явится в «Дозорный» в назначенное время, невзирая на возможную опасность. На этот раз Фроствинг о нем позаботился, но как знать — вдруг грифон решит передохнуть в своей заботе о нем и понаблюдать со стороны, как его подопечный лезет на рожон? Пусть, дескать, нарвется — это послужит ему хорошим уроком. Подобные рассуждения вполне соответствовали логике Фроствинга.

    И тут Григорию пришла в голову неприятная мысль. А что, если хозяин убитых мерзавцев окажется сильнее грифона? Поверить в такое было трудно, но, по идее, ничего невозможного в этом не было.

    Ловким, натренированным движением Григорий Николау метнул нож, и он вонзился в устланный ковром пол. Он представил, как на него смотрят прекрасные серо-голубые глаза.

    Все остальное значения не имело. Завтра он пойдет туда.


    V

    В полутемной комнате уши и глаза человека, привязанного к креслу, рассказали ему о провале операции, предпринятой его слугами. Польза от зверьков была немалая, но сведения, предоставляемые ими, всегда были неполными. Их повелитель это понимал и смирялся с этим… до сегодняшнего дня. Сейчас он многое бы отдал за возможность учинить допрос с пристрастием душам своих посыльных, чтобы узнать у тех, как и почему они провалили задание.

    Все получилось совсем не так, как было задумано. Этот новенький с серо-голубыми глазами — точно такими же, как у него самого, точно такими же, как у всех других, — явился слишком скоро после предыдущего. Потом он нарушил правила и поинтересовался квартирой. А про дом — ни слова.

    А теперь выяснилось, что оба его подручных погибли. Оба они, конечно, звезд с неба не хватали, но до сих пор у него не было нужды менять их на более квалифицированных. Да и задание было простейшее: совершить кровопролитный ритуал, дабы привязать новенького к нему так, чтобы дом не призывал его. В ритуале не было ничего сатанинского. Он предназначался исключительно для того, чтобы зародить в душе новенького непреодолимое влечение.

    Тем не менее задание было провалено.

    Связанный человек даже следов своих подручных найти не мог. Впечатление создавалось такое, будто они и не существовали вовсе. А это означало, что он впервые за много лет столкнулся с подобным могуществом, причем таким могуществом никто из других не обладал.

    — Что же в тебе такого особенного? — обратил вопрос в пустоту связанный человек. В крошечном пятачке тусклого света возникла крыса и уважительно — если можно так сказать о крысе — глянула на человека, привязанного к старинному креслу. Серо-голубые глаза глянули в серо-голубые глаза, и крыса исчезла во мраке.

    Связанный человек уставился во тьму.

    — Тебе больше нечего мне сказать?

    Из темноты послышалось шарканье подошв.

    — У него завтра встреча, сэр.

    — С ней?

    — Да… Я мог бы занять ее место и…

    — Это не твое дело. Твое дело — следить за теми, кто приходит к ней. А она — приманка.

    — Да, сэр.

    Связанный человек ненадолго задумался, потом сказал:

    — Подойди ближе. Выйди на свет.

    Из полутьмы показался нервный молодой человек, в котором Григорий признал бы неопытного агента — сотрудника Терезы Дворак. Агент в страхе взирал на привязанного к стулу.

    — Оттопырь пошире левый карман пиджака.

    Молодой человек смутился, но возражать и спрашивать, зачем это нужно, естественно, не мог, потому и сделал, как ему было велено. Из темноты к нему метнулся небольшой зверек. Агент вздрогнул, отшатнулся, но резкий взгляд хозяина пригвоздил его к полу.

    С поистине фантастической быстротой крыса взобралась по брючине и вцепилась зубами в край пиджака. Подтянулась, добралась до верхнего края кармана и скользнула в него, задев шерсткой руку агента. Он осмелился убрать руку только тогда, когда крыса удобно устроилась внутри кармана.

    — Завтра приди пораньше. Пиджак повесь на спинку стула на пять минут, а потом делай с ним, что захочешь. Вот все, что от тебя требуется. Понятно?

    — Да, сэр.

    — Ты свободен.

    Агент по недвижимости удалился на ватных ногах. Человек, привязанный к креслу, проводил его взглядом. По сравнению с двумя погибшими подручными он, конечно, был мелкой сошкой, но то, что он работал в одной конторе с этой женщиной, делало его полезным.

    — Конрад.

    Из полумрака материализовался приземистый узкоглазый мужчина, все это время, оказывается, стоявший позади кресла. Его физиономия разительно напоминала свиное рыло, а вот костюм на нем был почти такой же элегантный, как на его господине. Густые черные волосы Конрада были схвачены на затылке в конский хвост. Мода на такие прически существовала в прошлом веке, а сейчас это смотрелось несовременно.

    — Хозяин?

    Связанный человек указал глазами на свои путы.

    — На десять минут, Конрад. И ни секундой больше. Если я растеряюсь, ты знаешь, что ты должен делать.

    — Слушаюсь, хозяин. — Свинячью физиономию исказила гримаса озабоченности. — Думаете, не многовато будет?

    — Зов сегодня слаб. И все же — не более десяти минут. Не забудь.

    — Слушаюсь, господин Франтишек.

    Человек по имени Конрад снял пиджак. На плече у него висела потайная портупея с кобурой. А в кобуре лежал изящный белый пистолет, предназначенный для стрельбы не пулями, а кое-чем другим. Слуга господина аккуратно сложил пиджак и положил на пол рядом с собой. После этого он приступил к развязыванию веревок на левом запястье хозяина.

    Связанный человек следил за его работой со все нараставшим нетерпением. Глаза его сверкали.

    На следующий день Григорий попросил таксиста остановить машину там же, где вчера садился в такси. Если за ним кто-то наблюдал, его бы без труда заметили, но именно этого Николау и хотел. На самом деле теперь он взял верх над любыми невидимыми наблюдателями: зная о том, что за ним могут следить, Григорий мог заставить врагов изрядно попотеть. Обретенная в кои-то веки возможность кем-то вертеть по своему усмотрению доставляла Григорию злорадную радость.

    Ожидание часа визита в агентство по недвижимости было поистине невыносимым. Григорий заставил себя сосредоточиться на делах, которые давно откладывал. Он позвонил в Англию и попросил перевести остатки денег со счета на счет в Соединенных Штатах. Счет был, естественно, открыт на другое имя и не мог навести врагов на след Григория. Денег оказалось меньше, чем он рассчитывал, — курс фунта стерлингов по отношению к доллару подрос. Вскоре придется опять зарабатывать на жизнь.

    Но не писательским ремеслом. Григорий никогда не позволял себе, перебравшись на новое место, заниматься тем же делом, каким занимался на прежнем. Новое начинание хоть немного смахивало на начало новой жизни. Этот обычай помогал Григорию обманывать себя — получалось, что он и вправду живет, как все обычные люди.

    Нетерпение не помешало Григорию самым тщательным образом изучить территорию, прилегающую к агентству. Магическая сила позволяла охватить при обследовании по три квартала в любом направлении и засечь любое отклонение от нормы. Однако Григорий не почувствовал ровным счетом ничего. Но на сегодняшний день и это не означало, что за ним нет слежки. Гораздо надежнее было бы предполагать, что следят за ним постоянно, и, может быть, даже в самом офисе «Дозорного».

    Мелькала у Григория мысль: не связана ли со всем этим и Тереза Дворак, но в конце концов он эту мысль отверг, сочтя такой вариант поистине невероятным. Она была чересчур открытой. Изумление, которое она испытала, когда он сказал, что ему нужна квартира в аренду, а не выставленный на продажу дом, было искренним, неподдельным.

    Несмотря на все свои ухищрения, Григорий все-таки подошел к двери агентства на несколько минут раньше назначенного часа, но решил, что распекать его за это вряд ли кто станет. Если окажется, что Тереза занимается с другим клиентом, он сможет подождать. Заодно и обдумает лишний раз свои намерения.

    К его изумлению, Терезы на месте не оказалось. Григорий помедлил, не зная, как ему лучше поступить. Небольшой беспорядок на рабочем столе Терезы указывал на то, что на работе она сегодня была. Может быть, вышла в дальнюю комнату, как в тот раз, но тогда почему он не ощущает ее присутствия поблизости? Размышляя подобным образом, Григорий вдруг понял, что вообще не чувствует присутствия Терезы. Он настолько увлекся поиском шпиков, что не обратил внимания на ее отсутствие.

    — Мистер Николау, если не ошибаюсь?

    К нему навстречу поспешил тот самый молодой агент, что вчера. Григорий снял шляпу и пожал протянутую руку агента.

    — Да. Я к мисс Дворак.

    — Она сейчас показывает дом другому клиенту. Она просила меня извиниться перед вами за то, что не смогла встретиться с вами в назначенное время, и надеется, что вы сумеете дождаться ее. Если же у вас нет времени ждать ее, помочь вам мог бы я. Но если и это вас не устроит, можно попробовать договориться о переносе времени вашей встречи.

    — Благодарю вас, мистер…

    Молодой человек смущенно заморгал.

    — О, простите! Меня зовут Эрик.

    Григорий слегка кивнул. Почему-то — почему, этого Григорий пока не понимал — этот агентишка вызывал у него неприятное чувство.

    — Благодарю вас, Эрик, но я дождусь мисс Дворак. Если позволите, я бы присел.

    — О, конечно, конечно, проходите вот сюда. — Эрик взял Григория под руку, и Григорию сразу мучительно захотелось стряхнуть его руку. — У нас тут есть уютный уголок для ожидающих клиентов. Свежесваренный кофе, пончики. Можете журналы полистать, ознакомиться с нашими сводками по недвижимости.

    Он провел Григория в смежную комнату. По стенам были развешаны плакаты с фотографиями особняков. Ожидающему своей очереди клиенту они непременно должны были бросаться в глаза.

    — Налить вам кофе?

    — Спасибо.

    На самом деле Григорий кофе вовсе не хотел, но ему не терпелось отделаться от Эрика, а этого он мог добиться, только позволив агенту выдать весь перечень услуг.

    — Тереза должна вернуться с минуты на минуту, — пообещал Эрик и ретировался.

    Григорий облегченно выдохнул, поставил чашку на стол и сел. Он уже был близок к тому, чтобы оказать на агента соответствующее влияние. В принципе, будь все более или менее обычно, такой человек, как Эрик, не вызвал бы у него раздражения, но сейчас нервы у Григория были на пределе. Ему не нравилось то, что Тереза сейчас показывает дом кому-то другому. Он хорошо помнил ее вчерашнюю реакцию.

    Ожидание скоро превратилось в настоящую муку. Льющаяся из динамика еле слышная музыка только усугубляла страдания Николау. Он постарался сосредоточиться на медитации, но музыка не давала сосредоточиться, отвлекала. Тогда он раздраженно взглянул на разложенные на столике журналы. Ничего интересного в журналах для него не было, но ему нужно было во что бы то ни стало перестать думать о Терезе, найти хоть что-нибудь, на чем сфокусировать мысли.

    Протянув руку к журнальному ассорти, Николау краешком глаза заметил, как что-то юркнуло за невысокую стойку, на которой стояла кофеварка. Забыв о журналах, Григорий встал и заглянул за стойку. Там было пусто. Ничего похожего на то, что он видел. А видел он мышь. Или крысу.

    Была она или снова разыгралось воображение — это Григорию по большому счету было все равно. Он знал, что в Чикаго много мышей и крыс, как много их в любом населенном пункте Земли. Крыс он ненавидел, потому что помнил эпидемии чумы, помнил, как на его глазах умирали сотни людей. Эти воспоминания Фроствинг не тронул, оставил, в то время как Григорий дорого бы дал, чтобы от них избавиться.

    Григорий вернулся к столику и взял наугад один из журналов, после чего уселся на весьма неудобный стул. Но как только он сел, внимание его сразу привлекли плакаты, висевшие на стене напротив. Григорий отвел взгляд, открыл журнал, но почему-то взгляд его снова вернулся к плакатам — как бы сам по себе. Григорий недовольно покачал головой, устремил взгляд на страницу журнала, но сумел задержать его всего на несколько секунд. Глаза его вновь смотрели на стену напротив.

    Когда это произошло в пятый раз, он понял, что дело тут не в нем.

    Отшвырнув журнал, Николау встал и подошел к стене. Здесь, рядом с плакатами, он ощутил слабое подобие зова. Плакаты притягивали его, манили к себе. Это было похоже на пение сирен.

    И тут Григорий Николау увидел дом.

    Он чуть было не сорвал плакат со стены, чтобы разглядеть получше. Взяв себя в руки, он осторожно отколол кнопки и поднес плакат ближе к глазам. Руки его дрожали.

    Дом, по понятиям Григория, не был таким уж древним. Однако помещенные под фотографией сведения говорили о том, что построен он в конце прошлого века. Дом стоял на вершине невысокого холма и, судя по фотографии, казался выше всех окружавших его построек. Выше дома были только два старых-престарых дуба, что росли перед ним. Фотография была черно-белая, а дом на ней выглядел темно-серым. Оформление парадного входа и плавный изгиб фасада напомнили Григорию староитальянский стиль, свидетелем зарождения которого он некогда был. Судя по количеству рядов окон, в доме было не меньше трех этажей и множество комнат. Характерной особенностью дома была башня, возвышавшаяся над парадным входом. Окна в башне были, похоже, витражные, хотя по снимку судить наверняка было трудно, а в пояснительном тексте о витражах ничего сказано не было.

    Старый дом и пугал, и притягивал Григория. Николау решил, что должен увидеть его своими глазами. Да, он рисковал, он мог прогневать Терезу, но это ему сейчас было все равно. Он должен был отправиться туда.

    На переднем плане виднелась часть высокого забора. Похоже, он окружал здание целиком, но такая преграда ровным счетом ничего не значила для Григория. Через забор можно было перелезть или преодолеть его другим способом, что было ему под силу.

    В подписи к фотографии Григорий нашел и адрес дома.

    Скатав плакат в трубочку и сжав в руке, Григорий поспешно вышел из комнаты и направился к выходу из офиса. Эрик вскочил из-за письменного стола и бросился за ним следом, но Николау и не подумал оглянуться.

    — Мистер Николау! Что-то случилось? Куда вы…

    Остаток фразы агента остался в офисе вместе с ним. Николау хлопнул дверью.

    Такси поблизости видно не было. Григорий в отчаянии выругался. В его распоряжении были другие способы собственной транспортировки, но для того, чтобы иметь возможность прибегнуть к ним, Григорий должен был представлять, где находится место назначения. Адреса тут было маловато.

    Наконец появилось такси, но оно оказалось занятым. Григорий прищурился и устремил на машину пристальный взгляд. На этот раз он не жалел о том, что использует магическую силу по пустякам. Главное сейчас было, чтобы такси остановилось рядом с ним.

    Такси проехало мимо, но неожиданно резко развернулось, чуть было не столкнувшись с другим автомобилем, ехавшим в противоположную сторону. Григорий спокойно ждал. Машина подъехала к тротуару и остановилась. Открылась дверца, вышел молодой мужчина в безукоризненного покроя костюме. Через руку у него было переброшено пальто, под мышкой зажата деловая папка. Вид у него был ошарашенный — он явно не мог понять, с чего это вдруг ему понадобилось останавливать такси именно здесь. Заклятие Григорий наложил скромное, маленькое. Как только такси уедет, этот молодой человек забудет об этом инциденте.

    Таксист также пребывал под действием заклятия. И потому ему вовсе не показалось странным то, что один пассажир вдруг взял да и попросил остановить машину совсем не там, где просил сначала, и то, почему именно здесь ожидал такси другой пассажир. Дабы избавиться от чувства вины, Григорий решил, что щедро расплатится с таксистом, когда тот довезет его до места.

    — Куда поедем?

    Григорий протянул таксисту плакат. Тот прочитал адрес и кивнул, а сгорающий от нетерпения бессмертный положил плакат на колени.

    Такси тронулось с места и втянулось в поток машин. Григорий постарался устроиться поудобнее и снова устремил взгляд на плакат. Что же такого было в этом доме?..

    Эрик, притаившись за углом дома, в котором размещалось агентство «Дозорный», увидел, как тронулось такси. Он был бледен, весь дрожал. Как он сможет объяснить это хозяину? Неизвестно почему Григорий Николау стремглав выбежал из офиса, даже шляпу и пальто забыл. Причина такой поспешности Эрику была непонятна, но он ясно понимал: бегство Николау ему не сулит ничего хорошего. Если с Николау что-то случится до того, как хозяин успеет призвать его, в провале будет обвинен он, Эрик.

    Он развернулся и поспешил обратно в агентство. Нужно было позвонить. Еще оставался шанс обратить провал в успех.

    Ему и в голову не пришло задуматься, что произошло с той крысой, которую он принес в офис.


    Только потом, когда машина была уже далеко от агентства по недвижимости, Григорий вспомнил про пальто и шляпу. Эту досадную оплошность он исправил в мгновение ока. Краткое сосредоточение — и вот уже шляпа и пальто лежат рядом с ним на сиденье. В принципе вещи могли бы оказаться на нем, но это потребовало бы усиления воздействия на водителя, чего Григорию делать не хотелось.

    Дорога привела Григория в более старые, но все еще престижные районы Чикаго. На его взгляд, большинство домов здесь было построено в начале века, стало быть, по меркам Николау, они были новехонькие. Район был чистый, ухоженный — видимо, это объяснялось тем, что жили тут люди с утонченными, европейскими вкусами.

    Такси ехало и ехало вперед. Наконец Григорий не выдержал, наклонился к водителю и поинтересовался:

    — Уже недалеко?

    Водитель вгляделся в ближайшие дома и ответил:

    — Да уж почти приехали. Еще минут…

    Договорить ему Григорий не дал. Впереди, за крышами других домов, мелькнул шпиль башни.

    — Остановите здесь!

    — Так ведь я вас до самого места…

    Николау в нетерпении уставился на водителя.

    — Остановите здесь!

    — Ладно, — неожиданно спокойно, отстраненно отозвался таксист.

    Григорий мысленно выругал себя за грубость и нетерпение. Вышел из себя и усилил воздействие на сознание водителя. Это было так не похоже на него. Ведь он, елико возможно, всегда воздерживался от использования других людей для своих целей.

    Но как только машина остановилась, он забыл об угрызениях совести. Башня была видна, но ходу до дома отсюда было не меньше квартала. Григорий наклонился к таксисту и протянул деньги. Сумма вдвое превышала ту, какую следовало уплатить. Если бы водитель не был загипнотизирован, он бы обратил внимание на то, что его пассажир не удосужился даже руку в карман запустить, чтобы вынуть деньги.

    Схватив пальто и шляпу, Григорий Николау выскочил из такси.

    Держа в руке плакат, он ждал, когда машина уедет. Дом был определенно тот самый. Григорий его теперь и без фотографии бы узнал. Находясь от него так близко, он чувствовал, что в доме есть что-то неземное. Он одновременно и отталкивал, и притягивал Григория, но оба эти ощущения заставляли его двигаться к дому, а не от него. Почему-то этот дом казался ему частицей его самого — точно так же, как Тереза и подобные ей другие.

    «Что же я тут найду? То ли, что скрывает от меня Тереза? Что ей известно об этом?»

    Существовал единственный способ найти ответы на любой из этих вопросов. Нужно было рискнуть и проникнуть в дом.

    Надев шляпу и набросив пальто, Григорий поспешил вдоль по улице. Квартал оказался длиннее, чем ему показалось сначала. Горделивые старые дома стояли в глубине, за заборами, а к проезжей части тянулись просторные лужайки. Каждый особняк — отдельное государство. Григорий поравнялся с забором, выстроенным в стиле крепостной стены. Забор уходил вверх на фут выше макушки Григория и сложен был на совесть. Единственной прорехой в заборе были литые чугунные ворота, оборудованные кнопкой и переговорным устройством.

    Торчать на одном месте в таком районе не следовало. Наверняка он добросовестно охранялся местной полицией. Полисмены могли бы проявить законный интерес к Григорию, поэтому он зашагал быстрее.

    На углу, как раз перед тем, как свернуть, Григорий заметил длинную зеленую машину. Сидевшие в ней следили за ним.

    Машина была припаркована в стороне. Григорий ни за что не обратил бы на нее внимания, если бы не происшествие в его гостиничном номере.

    Как они этого добились, Григорий не понимал, но эти люди… и даже их машина… оставались невидимы для его сенсорного видения. Судя по тому, что подсказывало Григорию его магическое чутье, тут не должно было быть никакой машины и никаких людей. Словом, к чему бы эти люди ни прибегли, дабы заслониться, спрятаться — от дома, что ли? — позволило Григорию увидеть их как на ладони и обратить на них пристальное внимание.

    Однако у Григория возникло неприятное предчувствие. Похоже, эти люди знали, зачем он сюда явился.

    Он повернул за угол и продолжил путь к дому, но никто не подумал окликать его и вообще каким-то образом останавливать. Это изумило Григория и добавило ему тревоги. Неужели их устраивала слежка за ним, а больше им ничего и нужно не было? После того, что произошло у него в номере, это представлялось маловероятным.

    И снова мелькнула мысль: какое место в этой головоломке занимала Тереза Дворак?

    Но вот и конец квартала — и дом предстал перед Григорием во всей своей красе. Фотография была хороша, и все же она блекла по сравнению с оригиналом. Черносерый дом и в самом деле был выше соседних особняков, и это очень порадовало Григория, поскольку его, как и другие дома в этом районе, окружал довольно высокий забор, утыканный короткими железными кольями. Колья как колья, только, пожалуй, чересчур острые для декоративного литья. Чуть дальше виднелась арка ворот, увенчанная какой-то скульптурой — вроде бы каменной птицей.

    Взгляд Григория вернулся к дому. Окна его были занавешены плотными шторами, так что подсмотреть, что происходило внутри, было невозможно. Похоже, свет в доме не горел, но, с другой стороны, на улице еще было достаточно светло, чтобы различить хоть полоску света за шторами. И все-таки в доме кто-то был. Почему Николау был в этом так уверен — вот еще один вопрос, на который он сейчас был бы не в состоянии ответить.

    Он скосил глаза и убедился в том, что шпики не покинули своего наблюдательного пункта. Это озадачило Григория, но все же он решительно шагнул с тротуара на проезжую часть, намереваясь перейти улицу.

    Но стоило его ноге покинуть тротуар, как невидимая сила оттолкнула ее. Ступня замерла в нескольких дюймах от асфальта и опускаться не желала, невзирая на все усилия Григория. Он чуть было не потерял равновесие. Григорий отвел ногу назад, снова попробовал ступить на проезжую часть — то же самое. Протянул вперед руку — и вновь ощутил толчок. Какая-то сила не давала ему пересечь линию, отделявшую тротуар от проезжей части.

    «Что же тут такое творится?» — подумал Григорий. Заклятие исходило не от дома, но когда Григорий попытался определить, откуда же оно тогда исходит, у него ничего не вышло. Он все время ощущал только собственную силу и никакой посторонней.

    Григорий напрягся изо всех сил, стараясь преодолеть сопротивление, объединил магическую силу с физической.

    — Я не поверну назад! — проговорил он сквозь стиснутые зубы.

    К изумлению Григория, его ступня тяжело ударилась об асфальт. Вверх по ноге отдало вибрацией и болью. Но боли Григорий почти не заметил, настолько его обрадовал успех. Он стоял на проезжей части улицы, и торжество его было столь велико, что грозило головокружением. А потом ему пришло в голову, что совсем рядом с ним — источник опасности. Ведь он разрушил чье-то заклятие. Теперь пассажиры темно-зеленой машины запросто могут попытаться остановить его более откровенным способом. Григорий опасливо оглянулся через плечо.

    Машина исчезла. Григорий нахмурился. Он ведь непременно должен был услышать шум двигателя или шорох шин.

    В течение нескольких столетий Григорию довелось вытерпеть многое при встречах с другими. Он не сомневался, что в действительности этих встреч было гораздо больше, чем он помнил, — просто они стерлись из его памяти. И все же настолько обескураживающей встречи Григорий припомнить не мог.

    Скосив глаза в ту сторону, где он видел машину, Григорий зашагал через улицу к арке ворот. Поворачивать обратно он не намеревался.

    Шагая, Григорий рассматривал дом. Теперь он имел возможность с близкого расстояния рассмотреть то, что видел на фотографии. Эркеры. Изгибы оконных рам — в итальянском стиле. Почти готические очертания башни. Григорий отметил, что дом — в превосходном состоянии. Казалось, он выстроен совсем недавно, но Григорий ощущал, что это не так. Возраст дома был именно такой, какой был указан на плакате, но Григорию казалось, что на самом деле он еще старше.

    Григорий подергал створку ворот. Створки задребезжали, но ворота оказались заперты. Григорий осмотрел замок и порадовался тому, что он более или менее традиционный и, кроме того, не оборудован переговорным устройством. Впечатление было такое, что никаких нововведений с тех пор, как дом был построен, тут не предпринималось. Это очень порадовало Григория. Для него, мало меняющегося с течением лет, было чересчур болезненно видеть, как исчезают на глазах, уходят в небытие привычные вещи или сменяются другими, настолько не похожими на предыдущие, что и догадаться невозможно, для чего они предназначены.

    Григорий почувствовал, что и на замок, и на ворота наложены заклятия, но сила их была такова, что он без труда мог бы их снять. Григорий протянул руку и коснулся замочной скважины.

    Вспыхнула искра, но, к удивлению Григория, замок и не подумал открыться.

    Он предпринял новую попытку и получил тот же самый результат.

    Григорий сделал шаг назад. Нетерпение и раздражение смешались в его сердце. Он никогда не был особенно высокого мнения о своих способностях, но уж для того, чтобы отпереть простой замок, их всегда хватало. Он попробовал еще раз, но преуспел не больше, чем раньше.

    Неудача заставила Григория отойти подальше от ворот. Он задумчиво потирал подбородок, гадая, как же быть. Если ворота не желают его пропускать, можно было бы попробовать перелезть через стену. Конечно, сделать это надо будет осторожно, чтобы никто его не заметил. Григорию были доступны и другие методы проникновения за забор, однако он опасался столь открыто демонстрировать свой дар — особенно здесь.

    Он поднял глаза, размышляя, где было бы удобнее перебраться через забор, и только теперь ясно разглядел арку над воротами и лепную фигуру, которую издалека принял за птицу.

    Но это была не птица.

    Григорий чуть не закричал. Он не мог бы сказать, что удержало его от крика.

    Это была не птица, но крылья у лепного зверя были. Крылья из серого и белого камня.

    Над воротами, словно на высоком насесте, устроился… Фроствинг!


    VI

    Солнце уже село, когда Тереза вышла из офиса агентства. Уходила она последней, что, с одной стороны, порадовало, а с другой — огорчило, поскольку ожидание казалось ему невыносимым. Тереза уходила одна, значит, свидетелей их встречи будет меньше, и все же ему так хотелось встретиться с ней поскорее и хоть немного облегчить душу.

    Григорий притаился за углом, чтобы проследить, в какую сторону пойдет Тереза. Его колотило в ознобе, но знобило его не только от резкого ветра. То жуткое зрелище, которое он лицезрел несколько часов назад, все еще не выходило у него из головы — зловещая фигура нависшего над ним Фроствинга.

    В данном случае грифон был высотой всего в два фута, но даже его уменьшенная копия устрашила Григория не на шутку. Даже то, что грифон являл собой неподвижную каменную статую, не имело никакого значения. Увидеть Фроствинга не во сне, а наяву — этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы Григорий со всех ног бежал от дома.

    Да, он бежал, словно напуганный мальчишка, квартал за кварталом, мечтая как можно быстрее оказаться подальше от ненавистного грифона. В ушах Николау звучал зловещий хохот, и он не мог заглушить его, хотя понимал, что этот хохот вызван только его собственным стыдом. Статуя не сделала ровным счетом ничего для того, чтобы он подумал, будто она представляет собой нечто другое, а не холодный кусок камня.

    Когда же Григорий в конце концов овладел собой, а произошло это тогда, когда от дома и треклятой арки его отделяло уже много кварталов, он понял, что только один-единственный человек способен помочь ему разгадать эту тайну. Он сомневался, что Терезе известно все, но что-то ей наверняка было известно. Что именно — это ему предстояло выяснить тем или иным способом. В крайнем случае пришлось бы прибегнуть к насильственному выкачиванию сведений из ее сопротивляющегося разума.

    Тереза задержалась, чтобы запереть дверь офиса. Двое других сотрудников ушли вперед, переговариваясь друг с другом. Григорий покинул свой наблюдательный пункт и поспешно зашагал следом за женщиной. Шел он совершенно бесшумно.

    Когда до Терезы оставалось всего несколько ярдов, Григорий рискнул окликнуть ее:

    — Тереза! Прошу вас! Мне нужно с вами поговорить.

    Тереза вздрогнула и обернулась. Выражение лица у нее было не слишком довольное.

    — Мистер Николау. Вы не явились на встречу.

    Это говорило о многом, но Григорий сделал вид, что воспринял фразу Терезы только в самом прямом значении.

    — Простите, Тереза. Прошу вас, вы должны меня простить. Но теперь нам непременно нужно поговорить. — Немного растерявшись, он добавил: — О доме.

    — О доме? — прищурилась Тереза. — Том самом, что изображен на плакате, который вы сорвали со стены у нас в офисе и умчались, как ветер? Простите, мистер Николау, но для шуток у меня времени нет. Если хотите поговорить об этом доме, обратитесь к другому агенту. Я же не стану заниматься ни этим домом, ни вами.

    Говорила Тереза на ходу и старательно выдерживала дистанцию. Григорий никак не мог с ней поравняться. Он делал шаг вперед — Тереза тоже делала шаг. Гнаться же за ней он не хотел — опасался, что она закричит, позовет на помощь.

    — Пожалуйста! — взмолился Григорий и остановился. — Обещаю, я шагу дальше не сделаю, если вы просто выслушаете меня! Вы меня неправильно понимаете. До тех пор, пока я не увидел плакат, я и понятия не имел об этом доме! Вас явно что-то обеспокоило вчера, но это было не моего ума дело, поэтому я не решился спросить вас об этом.

    — Я не желаю это обсуждать, — упрямо заявила Тереза, но не попятилась и не отвернулась.

    — Тереза… Мисс Дворак… Повторяю: когда вчера я пришел к вам в офис, я на самом деле ничего не знал ни о каком доме. На то, что существует какой-то дом, мне фактически намекнули вы, когда, похоже, удивились, услышав, что меня интересует квартира, а не дом. — Григорий сделал шаг вперед. Тереза не попятилась, и это порадовало его. — Прошу вас, поверьте мне, я говорю вам чистую правду: я ровным счетом ничего не знаю, но хотел бы узнать больше. В этом доме таится какая-то опасность.

    — Опасность… — пробормотала Тереза. Выражение ее лица изменилось. Похоже, она уже не так сильно боялась Григория. В ее взгляде появилось даже нечто вроде благодарности. — Вы первый, кто это заметил. — Она потупилась. — Кроме меня.

    «Кроме нее? Значит, она тоже что-то заметила?» Невероятно! Григорий с трудом поверил собственным ушам. Знает ли она больше, чем раскрывает?

    — Мисс Дворак, простите, если мой вопрос покажется вам неприличным, но скажите, сколько вам лет?

    — Двадцать четыре.

    Нет, она была не такая, как он. А он уже подумал было, что это так.

    — И часто вы чувствуете, что та или иная вещь таит в себе опасность?

    На этот раз она задумалась над ответом, из-за чего нетерпение Григория стало поистине невыносимым.

    — Нет… нет, не часто. Это… тут все дело в этом доме. Там происходят странные вещи, но этого как будто никто не замечает.

    Ветер крепчал. Григорий огляделся по сторонам.

    — Нам нужно поговорить подробнее, мисс Дворак, но не на улице же, согласитесь? Прошу вас, позвольте мне пригласить вас поужинать в благодарность за все, о чем вы мне расскажете. Быть может, и я смог бы пролить какой-то свет на положение вещей. А потом, если вы пожелаете, я навсегда уйду из вашей жизни.

    Григорий был почти уверен, что Тереза откажется. Она имела полное право позвать на помощь или бежать от него. В офисе он произвел на нее странноватое впечатление, потом, еще эта история с плакатом, а теперешнее появление только добавляло красок к сложившемуся образу. Он робко протянул к Терезе руку, и в этом его жесте были беспомощность и мольба.

    Тереза указала в ту сторону, куда направлялась.

    — Там моя машина. Я знаю одно местечко, если вы любите итальянскую кухню. Там и поговорим.

    Она сама выбрала ресторан. Это Григорию было понятно. Он был несказанно благодарен этой женщине за то, что она не отвернулась от него. Поступи она так — ему бы пришлось прибегнуть к магии, а это во все времена Григорию радости не приносило.

    — Благодарю вас, — вот и все, что он смог ответить. Григорий догнал Терезу и сунул руки в карманы.

    Пальцы его коснулись чего-то пушистого.

    — В чем дело? — поинтересовалась Тереза, когда он резко выдернул руку из кармана.

    — Похоже, я потерял ключ от гостиничного номера. Наверное, за углом обронил. — И он указал на угол, за которым прятался. Григорий радовался тому, что на улице темно. И его спутница не видит, как дрожит его рука. Он виновато посмотрел на Терезу: — Прошу вас, подождите меня здесь. Думаю, я быстро найду ключ. Наверное, он выпал, когда я выходил из такси.

    — Я могу вам помочь поискать его.

    — Не нужно. — Григорий сдвинул брови и всмотрелся в ту сторону, куда они направлялись. Там виднелся забор платной автостоянки. — Ваша машина на стоянке? Ну, так я найду вас там.

    Ответа Терезы Григорий дожидаться не стал. Он и так наплел ей с три короба, а теперь еще вынимать что-то живое из кармана — это было бы уже чересчур! Оставалось надеяться, что Тереза на самом деле его дождется. Вероятно, странностей в поведении Григория с нее и так уже хватило.

    Примерно с той же скоростью, с какой мчался от странного дома, Григорий перебежал улицу и бросился за угол. Удалившись на такое расстояние, с какого Тереза бы уж точно не увидела его, он скрипнул зубами и запустил руку в карман.

    Пальцы его нащупали мягкое неподвижное тельце с лапками и хвостом. Только тут он вспомнил, что не засовывал руки в карманы пальто с тех пор, как выбежал из офиса. Это было очень странно — ходить, сунув руки в карманы, Григорий привык, как многие люди.

    Он медленно вытащил зверька из кармана.

    Увидев, кого именно он вытащил, Григорий охнул. Пальцы его инстинктивно разжались. Мерзкая тварь упала на тротуар, ударилась об асфальт.

    Крыса. Все это время в кармане его пальто сидела крыса.

    Сидела? Лежала! Она же была дохлая! Григорий поддел мертвое тельце носком туфли. Он ошибся — крыса была теплой на ощупь не потому, что была живой. Просто ее трупик согрелся в кармане. Но, может быть, она подохла совсем недавно, всего пару часов назад.

    То есть… как раз тогда, когда он подошел к дому.

    Григорий еще разок пнул крысу. Нет, крыса была мертва окончательно и бесповоротно. Пожалуй, жестоко было так думать, но Григорию вовсе не было жаль этого противного грызуна. Он чувствовал, что крыса каким-то образом связана с его несчастьями. Уж слишком странно было ее присутствие в кармане его пальто, чтобы быть простым совпадением. И чем старательнее Григорий обдумывал, откуда бы она могла взяться, тем больше становилась его уверенность в том, что крыса забралась к нему в пальто где-то поблизости от офиса агентства «Дозорный».

    Поблизости? А почему, собственно, не в самом офисе? Точно, ведь он видел, как что-то шмыгнуло за стойку в той комнате, куда его проводил Эрик!

    Григорий, забыв о времени, стоял и смотрел на дохлую тварь. Неожиданно его ослепил яркий свет фар.

    Он заслонился рукой от слепящего света. Рядом с ним остановилась темная спортивная машина. Первой мыслью Григория было: вернулись те шпики, что следили за ним возле дома. Получили приказ сцапать его. Но мотор работал, открылась дверца и из-за нее высунулась светловолосая головка.

    — Жду-жду, а вас все нет и нет, — укоризненно выговорила ему Тереза. — Вы пошли в эту сторону, вот я и решила поехать за вами. Я вас напугала?

    — Немножко.

    На самом деле он уже был готов применить магическую силу против очередных злоумышленников. Теперь Григорий был искренне рад тому, что растерялся и промедлил, хотя промедление и могло быть для него смерти подобно. Вероятно, подсознательно он почувствовал, что рядом — его союзница. Связь между ним и Терезой была гораздо более глубокой, чем уровень обычного общения.

    — Нашли ключ от номера?

    Григорий сунул руку в карман.

    — Да, только что нашел. Спасибо.

    Изящная рука указала ему на сиденье.

    — Если вы не возражаете, мне бы хотелось поскорее разобраться со всем этим.

    — Конечно.

    Григорий шагнул к машине и незаметно столкнул дохлую крысу в водосток. При этом он в последний раз придирчиво глянул на нее. Но нет, крыса валялась на спине, задрав лапки кверху, отчего была похожей на дохлого жука.

    Григорий сел в машину, и Тереза пытливо посмотрела на него.

    — Еще что-нибудь потеряли?

    Прежде чем ответить, Григорий захлопнул дверцу. С самым невинным выражением лица он покачал головой.

    — Нет, ничего.

    Тереза еще на миг задержана на нем взгляд, пожала плечами и вырулила на середину улицы. Правда, немного погодя она снова бросила на Григория взгляд и проговорила:

    — Ну, так о чем…

    Григорий предостерегающе поднял руку.

    — Прошу вас, мисс Дворак. Ни слова, пока мы не сядем за столик.

    — Почему не сейчас?

    — Потому что я бы предпочел, чтобы вы сосредоточились на том, как ведете машину, насколько возможно.

    Тереза, похоже, приняла его высказывание за шутку, но, когда она принялась возражать, Григорий вновь уговорил ее:

    — Верьте мне, мисс Дворак. Я стараюсь ради нас обоих.

    По выражению лица Терезы было ясно, что это заявление вызывает у нее определенные сомнения, но она промолчала. Григорий тихонько вздохнул и устроился поудобнее. Разговор следовало повести деликатно. Он о многом собирался рассказать Терезе, но было много такого, о чем он не смел ей рассказать… а особенно — о себе.

    Неожиданно Тереза протянула руку к панели управления и включила радио. К изумлению и радости Григория, зазвучал фрагмент из «Ромео и Джульетты» Прокофьева. Это было одно из самых любимых современных музыкальных произведений Григория.

    — Вы любите такую музыку, мисс Дворак?

    — Всегда любила.

    — В таком случае позвольте заметить, что у вас — превосходный вкус. Впрочем, я предполагал, что это так и есть.

    Наконец Тереза улыбнулась.

    — Благодарю вас. Знаете, вы все-таки зовите меня просто Терезой, Григорий.

    Тут и к Григорию вернулась улыбка.


    Чикаго славился превосходными ресторанами — в особенности теми, где готовили итальянские блюда, однако обстоятельства мешали Григорию насладиться изысканным ужином в полной мере. Раздумья о доме отравляли вечер. Григорий ел без аппетита и все думал, как бы начать разговор с Терезой, с какой стороны подойти, чтобы сгладить неловкость.

    Тереза тоже проявила полное равнодушие к еде и в конце концов просто перестала притворяться, отодвинула тарелку, пригубила немного воды из бокала и посмотрела на Григория. Немного помедлив, она негромко произнесла:

    — Вы обещали мне что-то объяснить. Про дом.

    Григорий тоже отодвинул тарелку. Боже, ему шесть сотен лет, а он волновался перед разговором, словно ребенок, которому предстояло впервые прочесть наизусть стишок.

    — Было бы хорошо, если бы сначала рассказали мне все, что вам известно об этом доме, Тереза. Тогда я бы лучше понял, чем я могу вам помочь.

    Наверняка она бы предпочла, чтобы рассказ начал он, но логичность предложения, похоже, стала ей понятна. Отпив еще глоток воды, Тереза прокашлялась. Голос ее немного дрожал. Врет от времени ома постукивала по столу указательным пальцем левой руки.

    — Вы дом видели?

    — Видел, — откровенно признался Григорий.

    Тереза поежилась.

    — Я впервые узнала об этом доме через месяц после того, как начала работать в «Дозорном». А было это почти два года тому назад. Не припомню, с какого времени эта недвижимость перешла конкретно в мое ведение, но, пожалуй, что вскоре после этого. — Она задумалась, уставившись перед собой в одну точку, и добавила: — Думаю, дом передали мне после того, как от него отказался предыдущий агент.

    Тереза умолкла. Григорий дал ей минуту, чтобы собраться с мыслями, затем склонился к столу и сказал:

    — Прошу вас, продолжайте.

    Тереза посмотрела на него. Тускло освещенный ресторан при других обстоятельствах выглядел бы весьма романтично. На столе горела высокая свеча. Отсветы ее пламени плясали в глазах Терезы.

    — В «Дозорный» я пришла из другой компании, и мне хотелось получше зарекомендовать себя. Получив этот дом, так сказать, «в наследство» вместе с еще целым рядом домов, выставленных на продажу, я решила ознакомиться с ними поближе. Он, как и остальные дома, по всей вероятности, достался «Дозорному» от другой риэлторской фирмы. Такое случается часто. — Тереза улыбнулась, но улыбка получилась горькая. — На ту пору дом висел на «Дозорном» уже не меньше года. Предыдущая риэлторская фирма, которая занималась его продажей, закрылась. В принципе ничего примечательного, но почему-то я твердо решила, что просто обязана продать этот дом. — Тереза положила руку на грудь и призналась: — Я твердо решила продать все эти «неликвидные» дома и доказать, что я — самый лучший агент.

    Подошел официант, стал собирать тарелки. Пока он трудился, Тереза и Григорий молчали.

    — Позволите ли предложить вам что-нибудь на десерт? — поинтересовался официант.

    — Нет, спасибо, — довольно-таки резко отозвался Григорий. Тереза укоризненно покачала головой. Официант отошел от стола, но Григорий знаком вернул его. — Погодите. — Он вынул бумажник и щедро расплатился с официантом. Тот поблагодарил его, а Николау недвусмысленно намекнул: — Нам совершенно точно больше ничего не нужно, поэтому можете не беспокоиться.

    Официант кивнул и удалился.

    Григорий вернулся взглядом к Терезе. Та улыбнулась и сказала:

    — Благодарю за ужин.

    — Сожалею, что все не так приятно, как могло бы быть.

    Улыбка исчезла. Тереза снова принялась постукивать пальцем по столу и возобновила свой рассказ.

    — Особого внимания на первых двух клиентов, проявивших интерес к этому дому, я не обратила. Помню только, что оба они были из Европы.

    Григорий Николау шире открыл глаза, но Терезу не прервал.

    — Только позже я стала замечать нечто, объединяющее тех, кто интересовался этим домом. Все они уже знали о доме на ту пору, когда приходили ко мне. Некоторые вообще входили в офис и сразу спрашивали, где находится этот дом и когда его можно было бы посмотреть. Другие разговаривали несколько смущенно и даже опасливо, но и этим о доме было известно не меньше меня. Но странным во всех этих людях было не только это. Когда я увидела вас, я сразу решила, что вы — один из них. Выглядите вы в точности, как они.

    Григорий и так уже успел разволноваться, а сейчас ему стало по-настоящему страшно.

    Тереза обратила внимание на его волнение, но, видимо, решила, что Григорий ее не до конца понимает и решила пояснить ему, в чем дело.

    — Дело в глазах, Григорий. У вас у всех глаза одного и того же цвета.

    Григорий отозвался не сразу. А когда обрел дар речи, спросил только:

    — И сколько их было… других?

    — За то время, что я занимаюсь этим домом… больше двух десятков. Попадались среди них и супружеские пары. — Она протянула руку и сжала ножку бокала. Ее рука заметно дрожала. — Как-то раз пришел ребенок. Девочка лет десяти, не больше. Просто вошла и спрашивает у меня, где находится дом. Сначала я решила, что это просто местная попрошайка. Я ей ничего не сказала, и она больше не приходила, но… от этого можно просто с ума сойти.

    Два десятка людей, и все с одинаковыми глазами. Такого же цвета, как у нее самой. Григорий гадал: думала ли Тереза о том, что и она каким-то образом причастна к этой тайне? Может быть, думала, а может быть, противилась мыслям о какой бы то ни было причастности.

    — И что же стало с этими людьми, Тереза? — спросил Григорий.

    В ответ ему хотелось услышать, что эти люди в итоге выбрали для себя другие дома или уехали в другие города. Он хотел услышать что-нибудь в таком духе, но знал, что не услышит.

    Палец Терезы все постукивал по столу.

    — Честно говоря, не знаю. Большую часть из них я видела всего один раз, некоторых — дважды. Третий раз никто не приходил. — Она взглянула на Григория, и губы ее на миг сложились в улыбку. Отсветы пламени свечи танцевали в ее глазах. — Знаете, когда я рассказываю об этом, кажется, что ничего особенного в этом нет. Может быть, меня угораздило наткнуться на компанию чудаков, состоящих друг с другом в родстве. А может быть, все дело в моем воображении.

    Григорий решительно покачал головой:

    — Нет, дело не в вашем воображении. И о совпадении тут тоже речи быть не может.

    — Так в чем же тут дело?

    Он обязан был дать ей какие-то объяснения, но сначала должен был выяснить кое-что еще.

    — А вы лично хоть раз видели дом? Обращали внимание на ворота?

    На этот раз Тереза ответила после длительной паузы.

    — Да.

    — И что вы о нем скажете? Какие чувства он у вас вызывает?

    — Послушайте, я вам уже кое-что рассказала, — заупрямилась Тереза. — А вы пока молчите.

    — Вы боитесь этого дома, — сделал заключение Григорий, наклонился к столу и взял Терезу за руку. — И боитесь не напрасно, смею вас заверить. Вы хотите, чтобы я тоже о чем-то рассказал вам? — Григорий указал на себя свободной рукой. — Я посетил дом несколько часов назад. Думаю, вы и так уже об этом догадались. Рассказать вам о том, что почувствовал я? Я стоял перед домом, и меня знобило, как в лихорадке. Потом я поднял голову, взглянул на арку над воротами… а потом развернулся и дал стрекача. Я бежал, не чуя под собой ног, несколько кварталов! Я бежал, потому что боялся дома, и этот страх до сих пор меня не покинул.

    И сейчас, рассказывая о пережитом страхе, Григорий почувствовал, как он возвращается. Его рука дрожала. Машинально он отпустил руку Терезы, и та снова нервно застучала пальцем по столу.

    — Я была там… три раза, — сказала она. — В первый раз я там была не одна. И ничего не заметила. Может быть, что-то и было, да я не почувствовала. Во второй раз все было иначе. Я начала подмечать кое-какие мелочи, испытывать ощущения… напоминавшие… даже не знаю, как лучше сказать… наверное, холод и голод. И еще — злобу. — Она опустила глаза. — После третьего посещения я отказалась от того, чтобы водить туда клиентов. Если они желали туда отправиться, я переправляла их к другим агентам. А я всегда находила для себя какие-нибудь оправдания. Просто…

    Григорий снова сжал ее руку. Его собственные страхи и заботы отступили перед желанием утешить Терезу.

    — Дышите ровнее, Тереза, — посоветовал ей Григорий. — И говорите медленнее.

    Она в ответ сжала его пальцы.

    — Мне стало казаться, будто дом зовет меня, словно затягивает внутрь себя. И почему-то я знала, что, если я войду туда, я уже никогда не выйду обратно! — Теперь она дрожала с головы до ног. — Если это не безумие, то я просто не знаю, что это такое!

    — Вы хоть раз входили внутрь?

    — В самый первый раз. Из-за этого-то все так и вышло. В принципе ничего там такого особенного внутри нет. Старый дом, очень большой. На мой вкус — слишком темный. Мебель выглядит так, словно ее поставили там тогда, когда дом был новый, но состояние у нее превосходное. Словом, все там выглядело так, что я могла бы запросто прийти туда еще раз.

    Еще раз… Григорий задумался: насколько правдиво было последнее предложение.

    — Ну а как насчет ворот?

    — Ворот?

    — Когда вы смотрели на ворота, вас ничто не насторожило, не напугало? Скажем… их стиль?

    — Нет. Выглядят они и правда несколько, на мой взгляд, странновато, но никаких особых ощущений, глядя на них, я не испытала. Испугал меня только сам дом.

    — А кому он принадлежит?

    — Он передан по доверенности группе людей из Европы. Названия их компании я не припомню, но вроде бы их штаб-квартира располагается не то в Венгрии, не то в Румынии. Мы получаем от них корреспонденцию раза два в год. Я всего раз выходила с ними на связь, но в ответ получила письмо с благодарностью за те усилия, которые мы предпринимаем для продажи дома. Кроме того, в письме также выражалось полное доверие к нашему агентству. Также хозяева дома заверяли нас в том, что с продажей они не торопятся. — Лицо Терезы посуровело. — Пожалуй, я вам уж вполне достаточно наговорила, Григорий. Если вам известно что-либо, способное пролить свет на все эти… загадки, я бы с радостью выслушала вас.

    — Мне многое известно, Тереза. В кое-что из того, о чем я вам расскажу, вы поверите. Другое представится невероятным — настолько невероятным, что вы сочтете меня законченным психом… если вы меня уже таковым не считаете.

    — Не совсем, — отозвалась Тереза с еле заметной неловкой улыбкой и добавила: — Пока не считаю.

    — Надеюсь, это означает, что вы готовы выслушать меня. Вы говорили о том, что у вас возникало такое ощущение, будто бы дом тянет вас к себе. Я тоже испытал нечто подобное. Меня притянул тот плакатик, который я снял со стены в вашем офисе. Дом звал меня и заставил доехать до него и посмотреть на него, хотя я очень боялся. — Григорий неприязненно поежился. — Скажите, Тереза, — обратился он к женщине, — а грифон на надвратной арке вам о чем-нибудь говорит?

    — Не сказала бы. Так вы поэтому спросили меня о воротах?

    — Поэтому. — Григорий гадал, много ли можно рассказать Терезе про грифона, пусть даже в виде неподвижной скульптуры над воротами. Ему очень не хотелось навредить своей очаровательной собеседнице. — Некоторое время… впрочем, довольно долгое время… мне… снились сны, в которых я видел это существо. Правильнее было бы назвать эти сны ночными кошмарами.

    — Вам снился тот грифон, что сидит над воротами?

    — Да. Когда я увидел это чудище, пялящееся на меня сверху вниз, я просто обезумел от ужаса. Этот грифон и сам дом напугали меня до такой степени, что я постыдно бежал. Казалось, словно ожили мои страшные сны.

    Тереза так сильно сжала руки в кулаки, что костяшки ее пальцев побелели.

    — Напоминает плохой фильм ужасов, правда? Дом с привидениями, грифон, а что еще? Вы только не подумайте, что я не размышляла насчет цвета глаз. У меня ведь тоже глаза такого же цвета, как у вас и у тех, других. Никто в офисе на это внимания не обратил. После того как явился последний из таких клиентов, я рассказала о своих наблюдениях Эрику. Он сказал, что все из-за того, что я обращаю больше внимания на тех клиентов, у которых глаза одного цвета со мной. Но как бы я смогла не замечать, если они у всех такого цвета!

    Тереза…

    — Кто мы такие? Какое-то почти вымершее племя? Древний клан из Трансильвании, последние потомки рода Дракулы? Кто же мы, Господи?

    Она говорила громко. Срывающимся от волнения голосом. Сидевшие неподалеку мужчина и женщина повернули головы в их сторону.

    Григорий взял себя в руки и проговорил негромко:

    — Прошу вас, Тереза, мы должны говорить как можно тише.

    — Тогда расскажите мне, что творится в этом доме! А еще лучше — подскажите, как от него избавиться. Мне все равно, что бы там ни было, мне главное, чтобы меня это не касалось.

    Так вон оно что… Похоже, она была готова поверить в то, что в доме происходит нечто сверхъестественное. Но можно ли ее убедить в существовании магии?

    — Вы помните, что почувствовали, когда впервые вошли в дом? Вам показалось, что он живой, что он голоден. Как будто там, в доме, поселилось нечто колдовское, верно?

    — Не знаю, стала ли бы я описывать это таким словом, — покачала головой светловолосая женщина. Кажется, начала замыкаться в себе, отстраняться.

    — Предложите другое слово. Магия, волшебство, потусторонние силы… всеми этими словами описывается одно и то же. И всеми этими словами можно описать пережитые вами ощущения. Или, может быть, вы предпочитаете более современные термины, типа телекинеза? Уверяю вас, в конце концов значение все равно одно и то же.

    Тереза отодвинулась от стола и скрестила на груди руки, словно хотела защититься.

    — Это безумие какое-то. Никакой магии нет и быть не может.

    — Вы можете предложить другое объяснение, Тереза?

    — Единственное — что я сумасшедшая. Но в этом больше смысла, чем в том, о чем говорите вы, Григорий. Этого не может быть.

    Он был разочарован, но нисколько не удивлен реакцией Терезы. В нынешнем мире, где летали корабли, где люди разговаривали друг с другом, находясь на расстоянии, которое лошадь, скачущая самым быстрым аллюром, не одолела бы за месяц, понятие «магия» было столь же приемлемо, сколь и идея о том, что люди, завладей они оружием, могут в буквальном смысле слова стереть с лица земли все созданное ими самими. Извечная склонность людей к ношению шор всегда изумляла Григория, однако он понимал, что мало кому, кроме него, дано взглянуть на цивилизацию столь ретроспективно.

    Для того чтобы Григорий смог убедить Терезу выслушать его историю до конца, ему пришлось бы прибегнуть к тому, от чего он наотрез отказался давным-давно. Займись он этим — это могло бы привлечь интерес Фроствинга, а Николау как раз меньше всего хотел подвергать Терезу такому риску, как встреча с зловредным грифоном.

    Ну и какой же у него оставался выбор? Ведь она отворачивалась от него, замыкалась прямо на глазах. Григорий потер пальцы, готовясь к тому, что собирался показать Терезе.

    — Прежде чем я вам кое о чем расскажу, Тереза, я должен убедить вас в том, что магия существует. Понимаю, для вас это звучит безумно, но малая толика безумия необходима, когда сталкиваешься со способностями такого рода… но если вы вытерпите, я покажу вам, что даже те вещи, которые большинство людей отрицают, могут быть вполне реальны.

    Тереза потянулась за сумочкой.

    — Простите, я, как видно, ошиблась. Мне пора идти. Благодарю за ужин.

    Григорий резко поднял руку.

    — Сядьте, прошу вас.

    Она послушно села, но взгляд ее стал испуганным. Григорий мысленно выругал себя. Он не хотел насильно заставлять ее остаться, но рука взметнулась как бы сама собой.

    — Так вы гипнотизер, — проговорила Тереза так, что это прозвучало оскорблением.

    — Я владею гипнозом, но это всего лишь частица моего дара, и я вовсе не цирковой иллюзионист, Тереза. Прошу вас, будьте так добры, возьмите свечу и осмотрите ее со всех сторон.

    — Так вы по два спектакля за вечер даете? — фыркнула Тереза, но тем не менее просьбу Григория исполнила.

    — Не присоединено ли что-либо к самой свече или подсвечнику? Нет ли у меня какой-либо возможности управлять ею с помощью нитей или еще чего-либо в этом роде? — Он печально улыбнулся. — И вправду, я говорю в точности, как иллюзионист.

    Тереза решительно поставила подсвечник на стол.

    — Ничего такого нет. Теперь я могу идти?

    Григорий перевел взгляд с женщины на свечу.

    — Смотрите.

    Горящая свеча вместе с подсвечником поднялась над столом на несколько дюймов. Григорий положил руку на стол и прикрыл свечу ребром ладони, чтобы она не была видна другим посетителям ресторана. Свеча не качнулась, даже пламя горело ровно. Убедившись в том, что в их сторону никто не смотрит, Григорий рискнул заставить свечу медленно и плавно полететь к своей спутнице.

    Тереза все это время молчала. Ее прекрасные черты обратились в непроницаемую маску.

    — Возьмите подсвечник. Еще раз проверьте. Нет ли там какой-нибудь нити.

    Она повиновалась, но с видимой неохотой. Провела пальцами по подставке, вокруг нее, возле свечи, стараясь найти что-нибудь такое, из-за чего полет свечи можно было бы приписать ухищрению фокусника. Покончив с безуспешными поисками, Тереза посмотрела на Григория. Лицо ее осталось бесстрастным, но по глазам было видно, как борются в ее душе противоречивые чувства, и главное из них — замешательство.

    — Отпустите свечу.

    Пальцы Терезы разжались, но подсвечник не упал. Она устремила взгляд на свечу, а Григорий заставил ее удалиться от Терезы. Когда она зависла над тем местом, где стояла изначально, он сделал так, что подсвечник со свечой плавно опустился на стол. Николау обвел зал ресторана взглядом. Похоже, никто ничего не заметил. Григорий встретился взглядом со своей спутницей.

    — Удалось ли мне хоть в чем-то убедить вас, Тереза?

    — Я хочу встать, — ответила она монотонно, равнодушно. — Я хочу встать. Я хочу выйти из-за столика, уйти из этого ресторана и больше никогда не хочу вас видеть.

    — Тереза…

    Григорий протянул к ней руку, но она покачала головой.

    — Это был гипноз, и больше ничего. Наверняка гипноз. Что же до этого дома… должно быть, я просто ошиблась в своих ощущениях. Простите, Григорий, но мне бы не хотелось в этом участвовать.

    — Вы уже участвуете в этом, Тереза. Ваше участие началось с того дня, когда вам поручили заняться продажей дома, — а быть может, и раньше. — Он указал на свои глаза. — Если только вы согласитесь выслушать меня и поверить мне, и вам, и мне будет на что надеяться.

    — Могу я встать?

    «Она не станет слушать, хотя знает, что я говорю правду. Она считает, что, отказываясь от этого, защищает себя!»

    — Могу я встать? — повторила вопрос Тереза, закрываясь сумочкой, словно щитом.

    Григорий изможденно откинулся на спинку стула, сраженный ее недоверием. Он не мог долее насильно удерживать Терезу. Он мог только надеяться на то, что с ней не случится ничего дурного.

    — Не смею вас удерживать, — сказал он и вяло махнул рукой.

    Тереза поднялась медленно и нерешительно. Выпрямившись, посмотрела на измученного и отчаявшегося Григория. Тот устремил на нее взгляд, полный надежды, но понял: нет, ее не удержать.

    — Простите меня, — полушепотом произнесла Тереза. — Не знаю, права ли я, что ухожу, но я не в силах здесь сидеть и выслушивать все это. Это слишком смахивает на сумасшествие. Я не в состоянии впустить это в свою жизнь, а мне нужно жить дальше. — Немного помедлив, она добавила: — Простите Григорий, мне и правда очень жаль, что все так вышло. Надеюсь, вам удастся преодолеть то, что так беспокоит вас.

    Она отвернулась от столика, и Григорий предпринял последнюю отчаянную попытку задержать ее.

    — Тереза… последний вопрос…

    — Да?

    — Насчет третьего посещения. Вы сказали, что вам показалось, будто бы дом звал вас, ему словно бы хотелось, чтобы вы вошли внутрь.

    — И что?

    — Все те люди, что приходили к вам и заговаривали об этом доме, затем исчезали. Не уверен, но их тоже мог призвать дом. Вы решили не входить туда, а они, вероятно, не устояли.

    Тереза побледнела и, не мигая, уставилась на Григория.

    — К чему вы клоните?

    Он с трудом удержался от того, чтобы вскочить и схватить ее за руки. Она не понимала, какая опасность ей грозит.

    — Если вы вдруг снова почувствуете, что дом призывает вас, у вас есть мой гостиничный номер телефона. Прошу вас! Если случится что-то таинственное, непонятное, звоните мне. — Григорий добавил чуть тише: — Мне бы не хотелось, чтобы с вами что-то случилось.

    Тереза хотела улыбнуться, но сдержалась.

    — Постараюсь не забыть. Позвольте еще раз поблагодарить вас за ужин, Григорий.

    Он не в силах был сдвинуться с места — сидел не шевелясь, а она ушла, не оглянувшись.

    «Я опять промахнулся…» — в отчаянии думал Григорий. Будь здесь сейчас Фроствинг, он бы нагло хохотал над его ошибкой: «Что, не впечатлил девочку дешевыми салонными фокусами, милашка Григорий? А может, следовало ее самое распилить пополам, да и дело с концом? Нет, еще лучше было бы, если бы это удовольствие ты уступил мне!»

    «Что ж, по крайней мере я хоть что-то разузнал о доме», — подумал Григорий. Утешение, конечно, было слабое. Вопросов стало еще больше, чем ответов. Никакого желания разгадывать новые загадки у Григория не было, но что еще ему оставалось?

    Он еще размышлял над своей неудачей, когда вдруг его охватило предчувствие беды.

    — Тереза! — вскрикнул Григорий и, не обращая внимания на испуганные лица посетителей ресторана, бросился к выходу, лавируя между столиками. Метрдотель хотела было услужить ему и открыть двери, но не успела.

    Григорий вылетел в вестибюль, в один миг одолел его и остановился только тогда, когда оказался на улице. Только что подъехавшая парочка одарила его подозрительными взглядами. Григорий проводил их глазами, после чего поспешил к тому месту, где Тереза припарковала машину.

    Откуда проистекала угроза, он определить не мог, он только знал, что беда грозит Терезе — ужасная беда, и притом в эти самые мгновения. Что за беда — этого Григорий тоже не понимал, но какое это имело значение? Григорий не смог бы… не мог допустить, чтобы с Терезой что-то случилось.

    Он бежал и искал глазами ее машину на стоянке. Наконец заметил несколько машин, которые, как он запомнил, стояли рядом. Вздох облегчения — большой автомобиль, возле которого Тереза поставила свою машину!

    Григорий замедлил шаг, обошел автомобиль и в ужасе остановился. Машины Терезы не просто не было на стоянке. Ее место уже успел занять другой автомобиль — темно-зеленый. Григорий смотрел на него и чувствовал, что он ему смутно знаком. Где же он его видел?

    А когда вспомнил где, было уже слишком поздно.

    Григорий не ощутил присутствия поблизости злоумышленника до того самого мгновения, пока тот не обхватил его за шею согнутой в локте рукой, да так крепко, что Григорий чуть не задохнулся. А рядом не было ни души, и помочь Григорию было некому.

    Но все же он не был окончательно беспомощен. Григорий согнул руку и врезал злодею локтем под ложечку. Тот взвыл от боли и немного ослабил хватку. Григорий судорожно вдохнул. Получив живительную порцию воздуха, он обрел силы для более серьезной контратаки.

    Черная тень легла на руку мерзавца, напавшего на Григория, и он в страхе взвизгнул и отпустил свою жертву. Григорий развернулся, получив наконец возможность взглянуть на своего обидчика. Было темно и плохо видно даже при свете луны и фонарей, освещавших автостоянку, и все же Николау рассмотрел бородатого мужчину лет тридцати. Сбрил бы он бороду — стал бы как две капли воды похож на любого из тех двоих, с кем разделался Фроствинг в гостиничном номере.

    Кстати говоря, если уж на то пошло, то где носит Фроствинга? В последний раз он спас Григория, так почему бы ему и теперь не расстараться?

    Однако гадать на эту тему времени не было. Злодей пробормотал фразу на языке, Григорию смутно знакомом. Тень растаяла.

    В этот же миг Григорий услышал шаги у себя за спиной.

    Он обернулся — и в этот же миг что-то острое и зазубренное вонзилось ему в бок.

    Первый злодей прорычал:

    — Наконец додумался что-то сделать! Ты хоть видел, что он чуть было со мной не сотворил?

    — Видел. Да уж, хозяину будет точно интересно поглядеть на этого типчика.

    Перед глазами у Григория поплыло, но он все-таки успел разглядеть того, кто нанес ему предательский удар. То был более тонкий образец генной инженерии из тех, которые уже были знакомы Григорию. Бороды у этого паршивца не было, и мыслей на его челе было запечатлено побольше, чем у его напарника. Но даже если бы эти двое ни словом не обмолвились ни о каком «хозяине», Григорий бы все равно понял: перед ним еще один солдат, а никак не генерал.

    Он чувствовал, что теряет сознание. В полубреду он постарался дотянуться рукой до того места, откуда распространилась сначала боль, а теперь — онемение. Пальцы нащупали рукоятку маленького кинжальчика. Стало быть, ему ввели какой-то усыпляющий яд. Странно. Очень странно. На него подобные яды действовать были не должны.

    Поразмыслить над этой загадкой Григорию не довелось. Еще один вдох — и он как подкошенный рухнул на асфальт автостоянки.


    VII

    Он спал, но снов не видел. Этот необычный факт Григорий отметил, очнувшись на полу в полутемной комнате. Григорий всегда помнил свои сны, вне зависимости от того, являлся ли ему в них Фроствинг или нет. То, что он не мог вспомнить совершенно ничего, так его напугало, что на миг он забыл о предосторожности.

    Противный писк заставил его вернуться к действительности.

    — Вы проснулись, — констатировал чей-то голос. Из тона, каким это было сказано, явствовало, что за одно это Григорию следовало бы возблагодарить того, кто это сказал. Он на миг задумался и решил, что, пожалуй, так оно и есть. Почему бы не возблагодарить тою, кто впервые даровал ему сон без сновидений. Ну, то есть насколько он помнил, такое с ним произошло впервые.

    — Хочу предупредить вас, господин Григорий Николау, раз и навсегда. Для вас же будет лучше, если вы воздержитесь от применения ваших… способностей… в целях побега.

    Время от времени в речи незнакомца проскальзывал акцент, но какой именно — Григорий никак не мог уловить. То вроде бы немецкий, а потом — русский, а потом, что удивительно, — английский. Да если бы только эти…

    Пока Григорию было не до побега. Он был способен только на то, чтобы старательно вслушиваться в то, что говорил ему невидимый собеседник. Задача была нешуточная, на уровне подвига Геракла, тем более что в голове у Николау пульсировала гадкая боль…

    Нет, вряд ли то была боль. Только головокружение не дало Григорию распознать это ощущение раньше. А когда он распознал его, у него мурашки по спине побежали. Зов, магическая связь той же силы, что притянула его к Терезе.

    Он поводил глазами по сторонам, но не разглядел ровным счетом ничего. В столь кромешной темноте Григорию прежде бывать не доводилось.

    — Кто вы такой?

    И снова писк, будто кругом кишели крысы. Писк почти заглушал дыхание людей.

    — Я — близкий вам человек, господин Николау, как и вы — близкий мне. До сих пор мне ни разу не встречался никто, равный нам с вами, а, уж вы мне поверьте, я искал очень старательно.

    Григорию было не до загадок и не до напыщенных речей, а тут звучало и то, и другое. Он попробовал встать и понял, что не в силах подняться с колен. Пара мгновений — и он понял, что сковывают его путы нематериальные, призрачные. Он был в плену у колдовской силы столь могущественной, с какой ему не приходилось сталкиваться как минимум лет двести… если, конечно, он не позабыл о встречах такого рода.

    Видимо, это был повелитель тех мерзавцев, что напали на него в гостиничном номере, а потом погибли там и испарились. Да, наверняка это он.

    — Я вновь спрашиваю вас: кто вы такой?

    Зажегся свет — тусклый, жалкий, выхвативший из тьмы пятачок в несколько футов шириной. Григорий Николау стоял на коленях у края круга света — самый настоящий пленник.

    А посередине, на кресле с высокой спинкой, выкованном, на взгляд Григория, из стали и серебра — двух металлов, во все времена связанных с властью, — восседал элегантно одетый мужчина. Спинка кресла была изукрашена древними рунами, заставившими Григория занервничать. Кресло явно служило какой-то темной цели. Получше рассмотрев человека, который пленил его, Григорий наконец разглядел блестящие полоски ткани, которыми тот был привязан к креслу. Путы были с виду какие-то несерьезные, тоненькие, но Григорий понял: они, как и кресло, не то, чем кажутся.

    Связанный человек еле заметно улыбнулся и склонил голову к своему пленнику.

    — Меня зовут Петер Франтишек, мой милый Григорий, но если пожелаете, можете звать меня братом.

    Глаза у него были серо-голубые.

    Наркотик затуманил его связь с этим Петером Франтишеком. Как и Тереза, он коснулся сознания Григория совсем не так, как другие, с которыми ему доводилось сталкиваться прежде. Колдовской силы такого могущества Григорий действительно испытывать не доводилось, и все же чувство родства, братства от Франтишека исходило, это факт. Никакого объяснения этому Николау пока найти не мог. И вообще все происходящее было окутано мраком в прямом и переносном смысле, и из-за этого Григорию было здорово не по себе.

    — Что вы сделали с мисс Дворак?

    Петер Франтишек снова едва заметно улыбнулся.

    — Ваша забота о ней похвальна. Это значит, что в конце концов мы сумеем сработаться. Что же до вашего вопроса, то эта молодая особа преспокойно почивает у себя дома. Вы же проспали три часа.

    «Три часа! Удивительно!» Связанный человек продержал его в плену так долго, а Фроствинг и не подумал явиться на выручку!

    — В данный момент меня больше занимаете вы, Григорий, — сказал Петер и проследил за выражением лица своего пленника. — Не извольте сомневаться: я не желаю ни малейшего зла Терезе.

    Он назвал ее по имени — и это отозвалось приступом ревности в сердце Григория. Ему показалось, словно этот странный связанный человек держит ее во власти своих чар. Несомненно, у Григория не было никаких прав считать Терезу своей, но он сомневался, что Франтишек показался бы ей привлекательным. Было в нем нечто властное, царственное. Он наверняка верил, что мир существует ради того, чтобы исполнять его желания.

    — Что вам от меня нужно? — спросил Григорий. — У меня ничего нет такого, что бы вам понадобилось. Я в этой стране просто гость.

    — Необычный гость, — возразил Франтишек. — Мало кто излучает такую могучую колдовскую силу.

    Глупо было бы отрицать наличие собственного магического дара, но заявление Франтишека о том, что сила у него «могучая», заставило Григория печально улыбнуться.

    — Могучую, говорите? Да располагай я такой силой, разве меня скрутили бы так легко ваши двое… ассистентов? Да, кое-какие способности у меня есть, но вряд ли вам стоило беспокоиться по пустякам. Я для вас никакой угрозы не представляю.

    Франтишек постучал пальцем по подлокотнику кресла. Казалось, его глаза светились сами по себе. Выражение его лица оставалось бесстрастным.

    Из темноты к креслу метнулся зверек. Это была крыса, почти такая же, какую Григорий обнаружил в кармане своего пальто. Что ж, по крайней мере теперь он знал, по чьей воле она туда угодила.

    Крыса уставилась на Григория. Тот взглянул в ее глаза и ахнул.

    А глаза у крысы были точно такого же цвета, как у ее повелителя, — серо-голубые.

    — Сначала, — проговорил связанный Франтишек, как бы не замечая свою хвостатую прислужницу, — я был готов отпустить вас, однако мои шпионы и мои подручные заронили сомнения в мое сердце. — Крыса развернулась и убежала во тьму. — В вас есть нечто большее, мой милый Григорий. Намного, намного большее.

    При звуке собственного имени, произнесенного Франтишеком, Николау вздрогнул. Ведь именно так его выговаривал, именно в таком тоне обычно беседовал с ним Фроствинг. И вообще между этими двумя было слишком много общего — даже их имена были похожи.

    — Я ничего не знаю. Я ничего собой не представляю. Я просто пытаюсь жить тихо и мирно, мистер Франтишек.

    — В таком случае мы точно — братья по духу, милейший Григорий, ибо я также стремлюсь жить тихо и мирно. — Но, как только он произнес последнее слово, он весь подобрался и заговорил более напряженно: — Но я не могу. — Акцент стал более заметен. Франтишек указан на путы, приковывавшие его к креслу. — Видите эти путы, любезный друг мой? Видите это кресло? Так я и сижу день за днем за исключением кратких мгновений, отпускаемых мне каждый день. Я такой же пленник, каковым вы, вероятно, считаете себя.

    «Ага, пленник, только с очень длинными руками», — хотелось сказать Григорию. Пусть этот человек мог покидать свое кресло на считанные минуты, но он явно имел огромную власть над миром.

    — Что вам известно о доме?

    Вопрос Франтишека застал Григория врасплох, хотя не должен был. Естественно, связанного человека интересовал дом. С этим местом его связывали серо-голубые глаза. Григорий решил, что даже из того положения, в которое он угодил, можно извлечь выгоду.

    Франтишек явно что-то знал о доме. Не исключено, что он мог даже поделиться с Григорием кое-какими из этих знаний. Эх, если бы только была возможность воспользоваться этими знаниями после встречи с Франтишеком! А ведь он, даже связанный, имел предостаточно сил для того, чтобы убить Григория. Убить — но не предпринимать столько попыток сделать это, и в конце концов отказаться от задуманного. Воображение Николау нарисовало такие картины собственного будущего, что он поежился.

    Это было ошибкой. Элегантный Франтишек воспринял реакцию Григория как ответ на свой вопрос. Он наклонился вперед, насколько позволяли путы, и еле слышно проговорил:

    — Значит, вам таки что-то известно о доме.

    — Мне известно одно: я хочу держаться от него как можно дальше.

    Франтишек откинулся назад. Губы его скривила скептическая усмешка.

    — Это вполне понятно, но у меня такое впечатление, что вы чего-то не договариваете. Быть может, вы будете настолько добры и расскажете мне, что случилось с теми людьми, которые навестили ваш гостиничный номер? Они исчезли. Их, что называется, след простыл, даже постпаттернов не осталось.

    — Я вашим людям ничего не сделал, — возразил Григорий, гадая при этом, что такое «постпаттерны».

    Что-то тяжелое и острое вонзилось Григорию под ребро. Он охнул и еле удержался на коленях.

    — А ну-ка, хватит вам!

    Глаза Григория заволокло слезами, но он все-таки сумел разглядеть, что Франтишек гневно смотрит на кого-то, кто стоял, по всей вероятности, у Григория за спиной. Николау забыл о том, что, кроме них двоих, в комнате есть еще люди, о присутствии которых он догадывался только тогда, когда они предпринимали какие-то действия. Выдавало их только дыхание, а его слышно становилось, только если как следует прислушаться. Между тем мерзавец, ударивший Григория, попятился и отступил во мрак.

    — Примите мои извинения, Григорий. Это произошло без моего приказа.

    Как ни странно, Николау был склонен поверить Франтишеку. Но это не оправдывало его от всего остального.

    — Я вашим людям ничего не сделал. Понятия не имею, что с ними случилось.

    Тут он немного погрешил против правды. Григорий знал, что они мертвы, но действительно понятия не имел, что с их трупами вытворил Фроствинг. Не знал и знать не хотел.

    Связанный человек склонил голову набок и немного повернул, словно хотел обернуться.

    — Конрад.

    — Слушаюсь, господин Франтишек.

    С этими словами из мрака за креслом возник субъект, чья физиономия разительно напоминала свиное рыло. Волосы его были стянуты на затылке в «конский хвост». Однако его внешность не обманула Николау: тип этот был наверняка очень и очень опасный. От него исходило излучение, подобное тому, что шло от Франтишека, а это означало, что этот слуга — больше чем слуга. Куртка с одной стороны на груди у Конрада топорщилась, и это не удивило Григория. Только он знал, что Конрад прячет там не пистолет, а какое-то другое оружие.

    Конрад шагнул к Николау, и тот приготовился к самому худшему. В былые времена с таких вот моментов начинались пытки. Да и типчик, что стоял перед ним, вполне годился на роль заплечных дел мастера.

    Между тем этот слуга своего господина запустил руку в карман куртки и извлек из него нож. Мгновение — и Николау узнал клинок. А Конрад, ухмыляясь, поднес его к самому лицу пленника.

    — Если вы не знаете, что с ними произошло, откуда же у вас этот нож?

    Вопрос был задан незлобно. Скорее Франтишеком двигало любопытство.

    — Так кто же вы такой, друг мой? Мои люди доложили мне, что вы расшиблись, упав после того, как на вас подействовало снотворное. Однако ваши раны зажили по дороге сюда. Кроме того, в своем желании подойти поближе к известному дому вы разрушили невидимую стену, которая, кстати говоря, была там установлена для вашего же блага. — Последняя фраза прозвучала несколько недовольно, но еще более недовольно Петер добавил: — А еще ваше упрямство погубило одну из моих малюток.

    Во мраке с новой силой запищали крысы. Человек, сидевший в кресле, усмирил их одним взглядом. А Конрад, похоже, был готов использовать нож по назначению. Григорию вовсе не хотелось экспериментировать над собой, дабы узнать, какую боль и страдания он испытает, если по лицу ему полоснут этим мерзким клинком. Таких ран он еще за свою долгую жизнь не получал… насколько помнил.

    Франтишек неожиданно расправил плечи.

    — Конрад, мне хотелось бы выпить.

    — Слушаюсь, господин Франтишек.

    Похоже, нисколько не огорчившись, Конрад убрал ножик в карман и удалился во тьму. Явно этот тип жил ради того, чтобы услужить своему повелителю абсолютно во всем, о чем бы тот ни попросил. Люди такого сорта Григорию встречались и прежде, и он ценил их преданность. При этом таких людей он всеми силами избегал.

    Камердинер вернулся с изысканной формы кубком и поднес его к губам Франтишека. Связанный господин отпил пару глотков и взглядом дал понять Конраду, что больше не хочет. Конрад отошел и встал сбоку от кресла и замер — весь внимание — с кубком в руке и застывшим взглядом, направленным в одну точку. Петер Франтишек вновь обратился к Григорию.

    — Ну а для вас что значит грифон, господин Николау?

    От этого вопроса кровь застыла в жилах у Николау. Он полагал, что его станут расспрашивать о доме, об исчезнувших злодеях. После разговора с Терезой он пришел к выводу, что о связи между домом и грифоном известно только ему одному.

    — Вы утверждали, что во сне вам является грифон. — В голосе связанного мага появился холодок, в речи по-прежнему мелькали всевозможные акценты. — Что вам снилось? И что вам известно о нем?

    Григорий молчал.

    — Мои глаза и уши — повсюду, друг мой Григорий. Ресторан — это не то место, где можно укрыться от моих зверушек.

    Собрав все силы, на какие только был способен, Григорий выдавил:

    — Я ничего не знаю.

    — Ай-яй-яй, как не стыдно, миленький Григорий…

    С этими словами Петер Франтишек исчез.

    Его место в кресле занял Фроствинг. Вот только он, конечно, не был связан.

    Грифон расхохотался.

    — Вот уж стыд и позор, мой миленький Григорий! Я-то ждал, что ты меня получше развеселишь!

    Первоначальный испуг прошел. Григорий Николау попытался подняться, проклиная треклятого грифона.

    — Ах, чтоб тебя, Фроствинг! Что за игру ты затеял на этот р…

    Его голос оборвался. Грифон исчез, как не бывало. В кресле сидел связанный Франтишек.

    — Фроствинг, вот как? Забавное прозвище!

    «Иллюзия. Обман. Я купился на иллюзию». Франтишек оказался на редкость проницателен — быстро разглядел слабое место пленника. И еще — ему было что-то известно о грифоне, помимо того, как тот выглядел. Впервые в жизни Григорий испытал страх такой силы перед кем-то, кроме своего крылатого каменного мучителя. Кто же он такой, этот Петер Франтишек?

    — Фроствинг… — задумчиво повторил связанный. Глаза его сверкнули в темноте, он встретился взглядом с пленником. — Снегокрыл, стало быть. Пожалуй, я бы не придумал для него лучшего прозвища. — Он улыбнулся Григорию. — Видимо, друг мой Григорий, мы можем побеседовать о нашем общем недруге. И если вам знаком этот грифон так, как знаком он мне, то вы поймете, что нам с вами не врагами надо быть, а союзниками. — Он сделал рукой какой-то особенный жест. — А в качестве доказательства моего доброго расположения к вам я сниму с вас заклятие, каковое удерживало вас в столь неудобной позе. Можете встать.

    Григорий проверил, правду ли сказал Франтишек. Оказалось — правду. Не без труда он поднялся. Руки и ноги затекли и онемели.

    — Конрад, принеси кубок и моему другу.

    Камердинер кивнул и отступил во тьму. Григорий недоверчиво оглядывался по сторонам.

    — Чего-то не хватает? У вас такой вид, словно вы чего-то ожидаете, Григорий.

    — Можно и так сказать.

    В какую же игру играл Фроствинг на этот раз? Он никогда не позволял своей жертве столь долго пребывать в чужих руках. Никогда.

    — А-а-а, понимаю! Вы ждете грифона… как его бишь… Фроствинга? — Франтишек покачал головой, изобразив притворное сожаление. — Он не порадует нас своим появлением по той простой причине, что ему это запрещено.

    — Запрещено? — переспросил Григорий в полной уверенности, что ослышался.

    — Запрещено, — повторил Франтишек.

    Вернулся Конрад со вторым кубком, но к Григорию шагу не сделал, пока хозяин не велел. В тот миг, когда гость взял кубок, Конрад отступил и вновь встал сбоку от кресла своего господина.

    — Стул господину Николау, пожалуйста. Да поудобнее.

    Рядом с Григорием тут же появился стул. Мгновением раньше его не было. Григорий посмотрел на хозяина с уважением и с еще большим страхом, чем раньше.

    — Прошу садиться. — Франтишек дал Конраду взглядом понять, что желает сделать еще глоток из кубка. Пригубив напиток, хозяин кивнул Григорию, который после некоторых колебаний все-таки решился сесть.

    — Вот так-то лучше. Так, значит, моих людей забрал Фроствинг? — спросил Франтишек и, не дожидаясь ответа, резюмировал: — Вы можете как знать об этом, так и нет. Если честно, это, на мой взгляд, значения не имеет. Как бы то ни было, они совершили ошибку. Они явились в ваш гостиничный номер без моего дозволения. Я же просил их только наблюдать за вами. Похищение им не поручалось.

    Григорий пока не пригубил предложенного ему напитка, да и не собирался. Он опустил кубок на колено и крепко держал его за ножку, приготовившись, в случае чего, воспользоваться тяжеленным кубком для самозащиты.

    — Господин Франтишек, не пойму, чем бы я мог быть вам полезен? Не могу отрицать, Фроствинг мне знаком, но если и вам он известен, то вы о нем наверняка знаете больше меня. Без сомнения, вам известно и все, что я говорил мисс Дворак. К тому, о чем я рассказал ей, мне положительно нечего добавить.

    Такой ответ явно не удовлетворил хозяина.

    — Вероятно, вы не до конца понимаете наше с вами положение. Мы одиноки, Григорий. Мы одиноки среди себе подобных, среди людей с одинаковым цветом глаз. До того, как здесь появились вы, я полагал, что я уникален. Кроме нас с вами, никто не ведает ни о нашем приятеле грифоне, ни о том, что он связан с домом, а эта связь простирается гораздо дальше той арки, на которой он восседает. Все остальные — мелочь. У них нет сил сопротивляться. Они даже не понимают, что с ними происходит.

    — А что происходит?

    — Вас интересует, что творится в доме? Для того чтобы это понять, мне пришлось бы войти туда, а я не смею этого сделать. И вам следует этого местечка остерегаться. Тереза же рассказала вам о других, кто интересовался домом. Думаю, вы заподозрили, что с ними случилось нечто нехорошее… ведь заподозрили, Григорий? Я же могу заверить вас в том, что в дом они проникли. — Вены у него на шее разбухли и пульсировали. Он немного склонился вперед и неожиданно мягким голосом добавил: — А теперь вы мне скажите, что с ними случилось, чтобы этот ответ слетел с ваших губ и чтобы вы услышали его вашими собственными ушами. Это очень простые слова, и вам нужно всего лишь произнести их.

    Связанный человек не произнес заклинания, но власти его нельзя было не повиноваться. Как ни старался осторожничать Григорий, он вынужден был пробормотать:

    — Они не… не вышли оттуда… но…

    В комнате сгустилась тишина. Григорий не в силах был вымолвить больше ни слова.

    — Но в это страшно поверить, так вы хотели сказать? Даже зная правду, вам хочется отрицать ее, верно?

    — Да.

    Франтишек умолк и как бы умиротворился. Казалось, будто бы то, что Григорий высказал свои опасения, сняло со связанного мага колоссальный груз.

    — Грифон поселился там с тех самых пор, как выстроили этот дом. Кто его построил, значения не имеет. Какой-то простой смертный, обычная пешка. Но вот арка и чудовище, что восседает на ней, старее самого дома. Я точно знаю, что это так, хотя не ведаю, откуда именно привезли эту арку. Откуда-то из Европы. Увы, это все, что я сумел разузнать об этом. Вызнать, кому принадлежит дом, также оказалось делом нелегким и темным. Бумаги передавались от одного доверенного лица другому при отсутствии каких-либо непосредственных контактов.

    — Но существует ведь…

    — Да, мне известно о существовании группы, которой этот дом принадлежит по доверенности. Никакой организации по указанному адресу не существует, и тем не менее эти субъекты каким-то хитрым образом получают отправленную им корреспонденцию. Нет, друг мой, единственное, что есть в этом доме постоянного и незыблемого, это ваш… вернее — наш приятель. Фроствинг.

    Несмотря на высказанные Франтишеком заверения, всякое новое упоминание клички треклятого чудища вызывало у Григория полное ощущение, что эта фурия в следующее мгновение влетит в комнату. Обещание, на взгляд Григория, не могло одним махом стереть многовековые мучения, которые он претерпел от этого карающего демона.

    — Позвольте, я расскажу вам кое-что о грифоне — то, что знаю о нем я. Он — воплощение страшного сна. Он злобное, безжалостное создание, явившееся из самых мрачных глубин ада. Сила его велика, однако он редко покидает дом — за исключением тех случаев, когда приходит пора навестить кого-либо. — Франтишек снова взглядом попросил Конрада поднести к его губам кубок. Конрад мгновенно повиновался. Григорий, сидевший напротив Петера, так до сих пор и не выпил ни глотка. Связанный хозяин, казалось, не замечал того, с каким упорством его гость отказывается от предложенного ему напитка — наверно, из-за того, что был слишком увлечен собственным ужасным рассказом. — Впервые я с ним познакомился, когда он совершил редкостную ошибку — навестил меня.

    Григорий молчал. Предложи ему сейчас кто-нибудь свободу — он бы не сразу принял такое заманчивое предложение. Наконец впервые в жизни перед ним сидел тот, кто дерзнул противостоять Фроствингу… и выжил после этого, и мог об этом рассказывать!

    — Нагрянул он ко мне лет пятнадцать тому назад, — продолжал рассказ связанный человек негромким ровным голосом. — Явился во сне — эдакая наводящая страх скульптура. Только вы можете понять, как это выглядело. Я понимал, что это сон, но понимал и то, что это не совсем так. Он явился ко мне, этот безымянный каменный ужас, и сказал мне, что мой час пробил, что я должен отправиться в дом… — Франтишек поежился, насколько ему позволяли путы, и продолжал: — Я даже не спросил у него, о каком именно доме он говорит. Мне это показалось маловажным. Я только понял, что должен поехать в Чикаго и сыграть свою роль в великом замысле. — Он покачал головой и усмехнулся. — Что это за великий замысел, я понятия не имел, но понял, что должен совершить некое дело как можно скорее. Даже то, что я смертельно боялся этого чудовища, не имело значения. Я желал повиноваться ему всем сердцем. — Франтишек кивнул, как бы подтверждая сказанное. — Однако, как видите, милейший Григорий Николау, приказания грифона я не исполнил. Его это поразило не меньше, чем меня самого.

    — Но как? — вырвалось у Григория. Он вздрогнул, кубок качнулся и пролил немного вина на пол. — Как вы смогли не повиноваться ему?

    Немного приподняв руку, Петер Франтишек указал на него пальцем. По коже у Григория поползли мурашки. Таинственная сила — мрачная и алчная — подбиралась к нему. Ему хотелось отшатнуться, отстраниться от нее. Он прибегнул к своему дару — и сила отошла. У Григория немного кружилась голова.

    — Скажем так: я располагал необходимыми для этого знаниями и силой, — отвечал Франтишек. — Но при всем том это стоило мне немалого труда. Мое могущество пришло ко мне с наступлением зрелости. Чем я так отличаюсь от других жертв грифона, я не знаю. Отличаетесь и вы. Возможно, есть и другие.

    Франтишек продолжал свою мрачную повесть.

    Недовольный тем, что, по его опасениям, явилось лишь случайной победой, он начал собирать сведения о доме и грифоне, не упуская ни единой мелочи. Его могущество росло, но и зов Фроствинга не смолкал. По прошествии некоторого времени Петер понял, что его собственные усилия подтачивают его сопротивление в критические моменты. Но он был не таков, чтобы сдаться.

    В конце концов он придумал, как наилучшим образом использовать свой дар для противостояния зову.

    Связанный взглядом указал на кресло, на котором сидел.

    — Ему триста лет… а быть может, и больше. Изготовлено оно одним магом — видимо, итальянцем. Не стану рассказывать, для чего оно служило изначально, скажу единственное: сейчас это кресло служит мне щитом, закрывающим меня от зова. Кресло отражает его, скажем так. Когда я сажусь в него, мне не приходится столь напряженно думать о необходимости не поддаться искушению. Кроме того, оно помогает мне сосредоточить собственные силы, и я обретаю возможность делать многое, что было бы гораздо труднее сделать без этого кресла. — Франтишек усмехнулся. — Однако порой искушение становится слишком сильным, милейший Григорий. Вот почему я должен просить, чтобы меня связывали. Я ведь не могу предугадать, где и когда меня застигнет зов. И я не спасусь от него, если буду просто сидеть в кресле. — Он окинул глазами сдерживавшие его путы. — Такова неприятная необходимость. Каждый день я позволяю себе вставать и снимать путы всего лишь для самых насущных потребностей, не более.

    Григорий попытался представить себе подобное существование. Безусловно, это было немыслимо трудно, но если выбирать между его собственной жизнью и жизнью Франтишека… Григорий был бы, пожалуй что, готов подумать, что лучше, а что хуже. Сидевший перед ним человек большей частью все-таки управлял событиями, а не наоборот, а Григорий о таком мог только мечтать.

    — Вы и спите в кресле?

    — У меня нет иного выбора, — отвечал Франтишек, и его серо-голубые глаза сверкнули. — В доме что-то происходит, милейший господин Николау, и это «что-то» вот-вот достигнет кульминации. Мне потребуется все могущество, которое я только сумею сконцентрировать. Только одно может спасти нас с вами от того, что мы станем жертвами нашего знакомца-грифона, — мы должны заставить его поклониться нам.

    «Фроствинг кланяется мне в ножки»… О, о таком Григорий как-то раз возмечтал, но от мечты этой давным-давно отказался. Теперь же он мог только изумляться. Неужели Петеру Франтишеку действительно под силу одолеть вечного мучителя Григория?

    И словно прочитав его мысли, связанный человек проговорил:

    — Я могу одолеть его, но мне нужна ваша помощь, дорогой мой Григорий Николау. В одиночку я свел поединок с грифоном к ничьей. Победить его я смогу только с помощью сильного союзника. Такого союзника, как вы, у меня еще никогда не было.

    Вероятно, из-за того, каким взглядом смотрел на него Франтишек, а быть может, из-за того, что Григорий помнил, что его накачали снотворным и предательски похитили, он машинально, не задумываясь, мысленно заменил слово «союзник» словом «марионетка». Григорий Николау достаточно неплохо разбирался в людях, чтобы судить, какое место ему отведено в планах этого субъекта, привязанного к креслу. Между тем он решил, что из предосторожности пока лучше сделать вид, что он Франтишеку поверил.

    А безукоризненно одетый Франтишек снова забарабанил кончиками пальцев по подлокотнику кресла. Тон его речи тут же изменился, голос зазвучал приглушенно. Странная смесь акцентов в выговоре сохранилась, но Григорий уже успел привыкнуть к этой особенности говора Франтишека.

    — Давно ли он вам является во сне? — спросил связанный маг.

    — С тех пор, как я себя помню, — ответил Григорий совершенно честно. Снабжать захватившего его в плен человека точными датами он не желал. — Я всегда полагал, что он существует только в моих снах. Когда же я увидел арку…

    Франтишек прервал его усталым взмахом руки.

    — Это все мне известно. Вы мне расскажите о том, чего не сказали женщине. Жаль, что вы так мало знаете о самом доме, но зато лучше знаете грифона… быть может, даже лучше, чем его знаю я.

    В благодарность за то, что ему уже успел выложить Франтишек, Григорий был готов поделиться с ним кое-какими правдивыми сведениями. Он не собирался, безусловно, рассказывать ему столько, чтобы целиком и полностью раскрыть правду о себе — нет, не более того, чего хватило бы, чтобы Франтишек был удовлетворен ответом. Лгать он не станет. В отличие от многих, живущих в этом веке, Николау был связан кодексом чести. Кодекс безнадежно устарел и истрепался, но Григорий хранил приверженность ему. Кроме того, он подозревал, что на ложь у Франтишека особое чутье и врунов он не щадит.

    Николау кивнул и со всей осторожностью приступил к ответу. Самое лучшее для него в данном случае было избегать упоминания о конкретных фактах, как и в разговоре с Терезой, вот только теперь для этого была совсем иная причина.

    — Фроствинг мне знаком так давно, что я даже не в состоянии вспомнить, когда именно он посетил меня впервые.

    И связанный хозяин, и его верный слуга слушали Григория с неподдельным, живым интересом. Николау выкладывал им то, что им хотелось услышать. Он подробнейшим образом описывал наступление видений, понимая, что это состояние хорошо знакомо Франтишеку, так что здесь он его на извращении фактов не поймает. Рассказывал о своих непрерывных переездах. На деталях до того времени, как поселился в Лондоне, не останавливался — обмолвился лишь о том, что предки его родом откуда-то из Восточной Европы.

    При упоминании об этом Франтишек кивнул, но промолчал. Конрад демонстрировал точно такое же отношение к рассказу Григория, как его господин. Заметив, что господин пока доволен, Конрад немного успокоился и даже слегка подобрел. Но только слегка. Он вообще был не из тех людей, с кем Григорий мечтал бы сойтись на узкой дорожке вне зависимости от того, владел Конрад магией или нет.

    Относительно похищения грифоном своих воспоминаний Николау умолчал. Скажи он об этом — сразу возникли бы вопросы, на которые он не осмелился бы ответить. Ведь Франтишек о подобных переживаниях не проговорился, из чего Николау сделал вывод, что тот страдал от грифона меньше него.

    Свое повествование он закончил рассказом о гибели двоих людей, ворвавшихся в его гостиничный номер. Франтишек вовсе не удивился тому, что Фроствинг продемонстрировал способность проникать в реальный мир из мира видений, что заставило Григория задуматься: уж не обладает ли сам Франтишек таким даром?

    И Франтишек, и Конрад крайне внимательно слушали весь рассказ от начала до конца.

    — Не знаю, почему меня избрали… вернее говоря, обрекли, на такую участь.

    Последняя фраза была самой искренней и правдивой из всего, что пока сказал Франтишеку Григорий. Он произнес их настолько убежденно, что ему показалось: Франтишек просто не сумеет ему не поверить. И когда связанный человек задумчиво кивнул, у Григория чуть было не вырвался вздох облегчения, но он удержался — это выглядело бы чересчур подозрительно. Он только сглотнул подступивший к горлу ком и стал ждать реакции. Рассказ получился длинным, и во рту у Григория пересохло, однако он по-прежнему не притрагивался к напитку в кубке.

    — Не так много, как я надеялся услышать, но все же больше того, что мне было известно прежде, — констатировал Франтишек. — Благодарю вас, Григорий, за полноту повествования и доверие. — Акценты стали менее очевидными, голос зазвучал монотонно, но Григорий не сомневался: связанный маг не остался равнодушным к услышанному. — Теперь я должен подумать о том, что вы мне рассказали.

    — А что будет со мной? — вырвалось у Григория, и он тут же мысленно выругал себя. Шестьсот лет прожил на свете, а так и не научился держать язык за зубами, когда это просто необходимо.

    — Было исключительно приятно с вами познакомиться, милейший Григорий. Я заранее предвидел, что наш союз может оказаться на редкость плодотворным — я буду работать здесь, а вы — там. Между тем грифон умеет читать мысли, что вам, безусловно, прекрасно известно. И прежде чем я приступлю к осуществлению моих замыслов, я должен позаботиться о том, чтобы грифон ничего не проведал о нашем с вами разговоре. Надеюсь, необходимость этого вам понятна.

    Григорий крепче сжал ножку кубка. Ему уже доводилось слышать слова, сказанные подобным тоном. В последний раз так с ним разговаривал офицер в Берлине году так в тысяча девятьсот тридцатом. Григорий не сомневался в том, что Франтишек вкладывает в свои слова примерно тот же смысл. Офицер, правда, не мог и догадываться о том, что имеет дело с бессмертным, но так же, как и Франтишек, обладал властью вполне достаточной для того, чтобы наказать Григория за непослушание.

    Григорий понял, что должен защищаться. Он напряг мускулы, гадая, не лучше ли будет поразить своих противников физической атакой. Кубок мог стать серьезным и даже смертельным оружием в руках того, кто знал, как им воспользоваться.

    Григорий прикинул на глаз расстояние до Франтишека. Конрад не дремал: его рука скользнула под куртку. Григорий попытался прибегнуть к собственной магической силе, но только он занес руку для броска, в ушах у него вдруг зазвенело, что помешало ему сосредоточиться.

    Конрад извлек изящный пистолет с особой конструкцией взвода. Пистолет этот стрелял не пулями, а иглами.

    — Прошу прощения, дорогой мой Григорий, но, вне всякого сомнения, вы должны понять, что сделать это необходимо. — Связанный человек брезгливо поджал губы и проговорил: — Не следовало бы, конечно, так поступать с союзником, однако обстоятельства вынуждают, увы.

    Конрад выстрелил. Хлопка не воспоследовало — только еле слышное шипение.

    Левое предплечье Григория пронзила острейшая боль.

    Конрад выстрелил снова — на этот раз он целился в голень левой ноги Григория.

    Григорий погрузился в сон без сновидений. Быть может, то была самая настоящая смерть. Что именно — этого он не понимал и обнаружил в самый последний миг, что это ему в высшей степени безразлично.


    VIII

    Это был сон… и все же не сон. Григорий Николау стоял напротив дома, на другой стороне улицы.

    Он был не один. Всего в нескольких футах от него, однако при этом не обращая на него никакого внимания — так, словно его и не было вовсе, — стоял мужчина лет сорока с густыми усами, которые, что интересно, не придавали его лицу особой пикантности. Макушка у него в отличие от верхней губы была совершенно лысая. Ее обрамляли редкие жиденькие пряди волос. Сложения мужчина был плотного, ростом немного выше Григория, одет был так, словно отправился на прогулку без особой дели, — в синюю спортивную куртку, видавшие виды черные джинсы и кроссовки. Когда незнакомец вытащил руку из кармана, дабы поскрести щеку, на солнце блеснул перстень с крупным сиреневым камнем, по обе стороны от которого располагались два бесцветных камня размером поменьше.

    Григорий хотел было сказать что-то, но с губ его не сорвалось ни единого слова. Тем не менее мужчина сразу посмотрел в его сторону.

    Глаза у него оказались серо-голубые.

    Первым порывом Григория было дать выход отчаянию, переполнявшему его, но потом он понял, что мужчина смотрит не на него, а мимо него. Еще мгновение — и мужчина повернул голову в другую сторону. Удостоверившись в том, что транспорта на улице нет, незнакомец ступил на проезжую часть и зашагал к дому.

    Григорий протянул ему вслед руку в попытке остановить его. К его ужасу, рука проткнула незнакомца насквозь. Григорий попробовал крикнуть, но опять не сумел издать ни звука. В отчаянии он бросился за мужчиной, надеясь на то, что сумеет что-нибудь предпринять, пока не станет слишком поздно.

    Про ворота Григорий вспомнил только тогда, когда и он, и незнакомец уже были, на другой стороне улицы. Против воли Григорий поднял глаза.

    Грифон ухмылялся. Фроствинг не шевелился — статуя как статуя, все же Григорию пришлось сдерживаться изо всех сил, чтобы не задать стрекача, как в прошлый раз.

    Его спутник подошел к воротам вплотную. Григорий отступил в сторону и стал ждать, что будет дальше.

    Незнакомец устремил взгляд на скульптурное изображение Фроствинга и заговорил. К собственному изумлению, Григорий обнаружил, что слышит его голос. А голос звучал решительно, хотя и не бесстрашно:

    — Я пришел.

    И вот тут Фроствинг зашевелился.

    Григорий Николау ахнул. Грифон двухфутового роста раскинул каменные крылья и наклонил голову, дабы получше рассмотреть гостя. Фроствинг прищелкнул языком, отчего Григорий чуть было снова не бросился бегом куда глаза глядят, и произнес:

    — Можешь войти, Мэтью Эмрих.

    А Григорию — ни слова, ни полслова, ни смешочка. Похоже, грифон только Эмриха из них двоих и видел. Тем не менее Григорий изо всех сил старался стоять неподвижно, дабы не привлечь внимания Фроствинга к своей персоне.

    Он вздрогнул от резкого металлического скрипа. Оторвав взгляд от скульптуры, увидел, что ворота сами по себе открываются. Мэтью Эмрих пока не вошел — видимо, ждал, пока ворота распахнутся пошире.

    Как только створки разошлись наполовину, лысеющий Эмрих шагнул вперед. Григорий, преодолев панический страх перед склабящимся чудовищем, ухитрился схватить Эмриха за руку. И вновь его рука прошла сквозь тело Эмриха, словно его не существовало, — а может быть, не его, а самого Григория. Григорий отмахнулся от леденящей сердце мысли. Сейчас значение имело только одно: Мэтью Эмрих вошел в ворота и шагал к дому все быстрее и быстрее.

    Николау бросил последний взгляд на Фроствинга. Тот повернул голову и глядел вслед удаляющемуся гостю. Наконец у Григория хватило храбрости шагнуть под арку.

    Грифон — ноль внимания.

    Григорий позволил себе сделать выдох. Однако Эмрих был уже в непосредственной близости от дома. Беззвучно крича, Григорий припустился бегом следом за ним. Если Эмрих переступит порог этого дома, нечего и думать о том, чтобы спасти его. Ну хорошо, он его догонит, а что дальше?

    «Послушайте! — пытался прокричать Григорий. — Вернитесь! Вам надо вернуться!» Наконец он поравнялся с Эмрихом.

    Тот не слышал предостережений и быстрым шагом приближался к дому по дорожке, идущей под уклоном вверх. Григорий забежал вперед, загородил ему дорогу, но отошел в сторону — не было никаких сомнений в том, что Эмрих попросту пройдет сквозь него.

    Еще несколько ярдов — и Эмрих подойдет к дому.

    Григорий чувствовал, что в доме кто-то есть, он догадывался, что это создание намного более древнее, нежели сам дом. Ощущение тьмы, мрака заставило Григория вспомнить и о Франтишеке, и о грифоне сразу. Если бы дело касалось его самого, Григорий бы больше ни шагу не сделал в сторону этого мерзкого логовища, но речь шла о жизни другого человека. Эмрих слепо шел вперед, явно торопясь поскорее шагнуть в парадную дверь и встретиться с тем, что ждало его за нею.

    Григорий вытянул перед собой руку, попытался воздействовать на Эмриха магической силой, дабы удержать его, но ничего не вышло. Он предпринял несколько попыток подряд, но добился только того, что Эмрих намного опередил его.

    Вот он уже ступил на парадную лестницу.

    Двери со скрипом распахнулись. Это зрелище могло бы даже позабавить Григория, поскольку разительно напоминало кадр из современного фильма ужасов, вот только, увы, в данный момент Григорий в этом кошмаре участвовал лично. Он побежал, но у самой лестницы резко остановился. Он никак не мог заставить себя занести ногу над первой из деревянных ступеней.

    А его безмолвный спутник к этому времени уже одолел лестницу и без промедления зашагал к открытым дверям.

    Григорий, попавший меж двух огней, не в силах был тронуться с места. Он смотрел вперед, в дверной проем, сквозь фигуру Эмриха, переступившего порог. Поначалу ничего определенного ему разглядеть не удавалось, но как только Эмрих шагнул за порог, в воздухе проступили очертания…

    Это была… морда. Расплывчатая, безглазая, но определенно морда. Николау содрогнулся. Морда была ему знакома.

    Открылись огромные челюсти и пасть приобрела размеры парадной двери. Громаднейшие зубы нависли над головой входящего человека. Мясистый подрагивающий язык простерся ему под ноги, словно ковровая дорожка. Как ни странно, пасть сразу переходила в пищевод, а не в глотку.

    Мэтью Эмрих шагнул в разверстую пасть, похоже, даже не заметив, куда ступает.

    В отчаянии возопив, Григорий опрометью бросился вверх по лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней.

    Слишком поздно. Эмрих ступил на поджидавший его язык, в раззявленные челюсти.

    А дальше все произошло мгновенно.

    Челюсти со стуком захлопнулись.

    Мерзкая рожа ухмыльнулась Григорию.


    — Н-е-е-е-т!

    Словно пружинка в мышеловке, Григорий подскочил в кровати. Дыхание срывалось с его губ короткими неровными хрипами. Он не только сражался с видениями из страшного сна — он пытался понять, где находится сейчас. Немного отдышавшись, Григорий принялся осматриваться. Комната…

    Его комната. Его номер в гостинице.

    Сквозь прореху между шторами пробивался солнечный свет. Николау осмотрел себя и обнаружил, что лежит на неразобранной постели, одетый так, как был одет со вчерашнего вечера. Люди Петера Франтишека вернули его в гостиницу. По всей вероятности, никто из работников отеля ничего странного не заметил.

    Решив вопрос о том, где он сейчас находится, Григорий принялся обмозговывать увиденный сон… ну или то, что ему привиделось. Ничего подобного тому зрелищу, которое предстало перед ним только что, прежде ему видеть не доводилось. Во-первых, видение не было похоже на обычный сон, но не напоминало и тех кошмаров, в которых Григорию являлся Фроствинг.

    Не был этот сон и собственным произведением Григория. Оставалось одно предположение — за этим стоял Франтишек. И действительно, Григорию показалось, что со стороны связанного человека было бы вполне логично продемонстрировать ему исчезновение Мэтью Эмриха. Но зачем? Быть может, он хотел, чтобы его несговорчивый потенциальный союзник воочию убедился в том, что случилось с другими, кто поддался зову дома? Быть может, это видение как раз и предназначалось для того, чтобы убедить Григория в правоте замыслов, склонить на его сторону? Если это так, стало быть, связанный маг отводит Григорию в своих замыслах какое-то место. Эта догадка изгою, чей возраст измерялся несколькими веками, не очень-то понравилась.

    Однако если последняя догадка Григория была верна, то не приходилось удивляться, почему Франтишек вернул его, целого и невредимого, в его номер. Франтишек твердил о том, что они союзники. Николау этого вовсе не хотелось. Он прекрасно понимал, что для связанного мага может стать лишь пешкой, не более того. А может быть, и менее того: наживкой для Фроствинга, которого Франтишек надеялся выманить и застичь врасплох в удобное для себя время.

    Григорий Николау и так уже служил рабом у каменной твари столько, сколько себя помнил, и у него не было никакого желания поступать на службу к еще одному господину, тем более что тот и другой вели меж собой борьбу за превосходство не на жизнь, а на смерть. И потом, Петер Франтишек не сказал о том, какова конечная цель этой борьбы. Наверняка тут было еще что-то, помимо желания положить конец жуткому царствованию грифона. Связанному магу было нужно что-то еще — быть может, власть над домом или над силой, что обитала в нем.

    Последние «кадры» видения Григорий помнил ярко и отчетливо. Что за морда появилась в дверях? Даже вспоминая о ней, Григорий содрогался от ужаса. Без сомнения, он страшился этой жуткой пасти, она вызывала у него отвращение, и тем не менее его тянуло к ней, как тянет мотылька к пламени. Почему?

    Григорий покачал головой и тем самым совершил ошибку. Боль ударила в виски с такой силой, что Григорий, застонав, опустил голову на подушки. Он долго лежал, глядя в потолок.

    Его жизнь перестала течь привычным руслом, как текла уже несколько веков. Он привык к тому, что какое-то время мог жить на одном месте, при этом старательно избегая контактов с другими магами и пытаясь изобрести какой-то способ, с помощью которого можно было бы скрыться от грифона. Порой его по самым разнообразным причинам пробовали преследовать люди типа Петера, однако они довольно быстро уходили из его жизни. А потом вдруг совершенно закономерно возникала необходимость переезда в другое место, где схема повторялась заново. И так — до бесконечности. Кое-какие изменения в правилах игры, в которую с Григорием играл Фроствинг, прослеживались, но неизменным всегда оставалось постоянство. Теперь же постоянству пришел конец. Дом, человек, привязанный к странному металлическому креслу, Тереза… все это было так не похоже на его прошлое. Казалось, будто эта цепь событий и вправду должна была привести к какой-то развязке.

    Тереза… Невзирая на звучавший в ушах ансамбль молотов и наковален, Григорий повернулся на бок и подвинул к себе телефон. Франтишек заверял его в том, что Тереза цела и невредима, но верить ему на слово Григорий не собирался. Он должен был сам убедиться в том, что Тереза жива, пусть даже она не станет с ним разговаривать и повесит трубку.

    Григорий начал набирать номер, и вдруг веки его отяжелели, начали слипаться, к головной боли добавилось головокружение. Пальцы задрожали, и телефонная трубка выпала из них.

    — Нет! Только не сейчас!

    Перед глазами Григория полыхнул образ восседавшего на арке ворот Фроствинга. Он не мог встретиться взглядом с треклятым каменным демоном после встречи со связанным магом. Грифон обязательно узнает правду. В сознании Григория не было для него недоступных уголков. Фроствинг имел доступ к любой мысли, к любому сну.

    Григорий заставил себя открыть глаза и потер лоб. К его изумлению, головокружение немного отступило и моргать стало легче. Григорий пока решил не шевелиться, боясь, что любое движение усилит головокружение.

    Мало-помалу его состояние вернулось к норме. Как только он убедился в том, что тревожные симптомы исчезли окончательно, он в изумлении вытаращил глаза. Сколько он помнил себя, он постоянно пытался защититься от появлений Фроствинга, закрыться от него, стать недоступным для мерзкого грифона. Наконец это ему удалось!

    «Нет, — мысленно поправил себя Григорий. — Очень может быть, что я всего-навсего одолел головную боль». Ему казалось маловероятным, что он предотвратил явление злобного каменного гостя. Скорее всего неприятные ощущения остались после действия того снадобья, которое ему впрыснул слуга.

    И все же это было удивительно…

    Резкое электронное гудение напомнило Григорию о телефоне. Он нажал на рычаг и заново набрал номер Терезы. Зазвучал гудок вызова. Григорий перевел взгляд на настенные часы.

    Три часа пополудни. Григорий чуть было снова не выронил трубку. Он потерял почти весь день, и это его страшно огорчило.

    Сигнал вызова все звучал, а трубку все не брали. Григорий уже был готов положить ее на рычаг, когда наконец на другом конце провода ответили:

    — Агентство недвижимости «Дозорный». Тереза слушает.

    Григорий растерялся, обрадованный тем, что Тереза жива.

    — Тереза, говорит Григорий Николау.

    Некоторое время в трубке царила тишина. Потом зазвучали короткие гудки.

    Она повесила трубку, не пожелав с ним разговаривать. Собственно, как раз этого Григорий и ожидал. Тем не менее он понимал, что обязан предпринять еще одну попытку поговорить с ней. Она была жива, но надолго ли? Франтишек милостиво позволил ей вернуться к повседневным обязанностям, но только потому, что так она наилучшим образом служит его целям. А потом и связанный маг, и Фроствинг запросто могут решить, что этой молодой женщиной, как и Григорием, целесообразнее воспользоваться иначе.

    Он представил себе, как Тереза входит в дом. Видение получилось таким ярким, что он тут же принялся снова набирать ее номер. После первых трех цифр Григорий помедлил и сунул руку в карман пальто. Пошарив там, он не нашел того, что искал, и очень расстроился. В конце концов он обнаружил нужную вещицу во внутреннем кармане.

    Это была визитная карточка Терезы. Скорее всего она снова не станет с ним разговаривать или вообще не возьмет трубку. Для того чтобы поговорить с ней, нужно было пойти другим путем.

    Как и надеялся Григорий, в визитке Терезы значился не только ее собственный рабочий телефон, но и общий номер офиса. Григорий нажал на рычаг и поспешно набрал этот номер. Четыре гудка — и на другом конце провода сняли трубку.

    — «Дозорный». Эрик слушает.

    Впервые за все время Григорий был рад возможности поговорить с занудным агентишкой. Вряд ли Тереза откажется взять трубку в присутствии человека, который уже встречался с Григорием. Да, верно, этот типчик стал свидетелем стремительного бегства Григория из офиса, и все же стоило надеяться, что Эрик не станет легкомысленно отвергать потенциального клиента.

    — Эрик? Славно. Это мистер Николау вас беспокоит. Я разговаривал с мисс Терезой, но нас разъединили. Мы говорили всего минуту назад, так что она точно на месте. — Григорий добавил к словам немного магической силы, стремясь преодолеть любые сомнения и возражения со стороны Эрика. — Не будете ли вы так добры, не соедините ли меня с ней снова?

    — Конечно! Минутку!

    Григорию показалось, что прошла целая вечность. А потом…

    — Я прошу вас оставить меня в покое, — послышался шепот из динамика.

    — Я сожалею о вчерашнем вечере, Тереза. Я говорю совершенно, искренне, поверьте.

    — Я не желаю вообще говорить об этом безумии. — Она снова отозвалась шепотом, но Григорий все равно слышал, как она взволнованна.

    В полном отчаянии Григорий выпалил:

    — Где Мэтью Эмрих, Тереза? Сколько времени прошло с тех пор, как он побывал у вас?

    Пауза была столь долгой, что Григорий уже забеспокоился — уж не повесила ли Тереза опять трубку, но вот она спросила еле слышно:

    — Откуда вы его знаете?

    — Я с ним не знаком… но я знаю о нем, если это так важно.

    После паузы Тереза спросила:

    — Что вы о нем знаете?

    — Он пришел к вам, чтобы поинтересоваться насчет дома, а потом исчез. Если хотите, я опишу вам, как он выглядел. — Григорий представил себе внешность Эмриха и описал ее Терезе во всех подробностях, какие только мог припомнить. Тереза все это время молчала, но Григорий слышал, как она время от времени затаивает дыхание.

    — Где вы его видели? — спросила она, когда Григорий покончил с описанием наружности Эмриха. — Я думала, что он, исчез, как все прочие, но если он…

    — Тереза… — прервал ее Григорий и подождал, дабы убедиться, что она готова выслушать его, — Тереза… я думаю, что он вошел в дом. — И, не дав Терезе поинтересоваться, откуда у него такая уверенность, Григорий поспешно добавил: — Есть кое-что, о чем мне не хотелось бы говорить по телефону. Тереза, я умоляю вас! Позвольте мне встретиться с вами в месте, которое вам представляется безопасным. Нам непременно нужно поговорить об этом, но с глазу на глаз.

    — Я не могу… Я… Эта ваша история…

    Григорий провел ладонью по лицу. Он отчаянно пытался придумать какой-нибудь неопровержимый аргумент в пользу необходимости встречи, чтобы не прибегать к гипнозу. Ничего более убедительного, чем угроза явиться в офис, ему в голову не пришло.

    Тереза вздохнула и сказала:

    — Ну хорошо.

    Поначалу Григорий не поверил своим ушам. Когда же слова улеглись у него в сознании, он оторопело переспросил:

    — Правда? Вы уверены?

    Еще пауза. А потом:

    — Нет… Я не… Не уверена, Григорий… Но… я всю ночь об этом думала, и… если честно, то я ждала вашего звонка. Вы не звонили, и я уже решила, что смогу забыть обо всем этом. Но ведь вы непременно должны были позвонить, правда? — Голос у нее дрожал. — Я просто не знаю, что делать.

    — Я все понимаю, Тереза. — И он действительно все понимал — гораздо больше, чем она могла себе представить. — Я зайду в офис. Это будет удобно? Не предпочитаете ли встретиться в другом месте?

    — Нет-нет, в офисе вполне удобно.

    Он волновался за ее состояние, но он ничем не мог ей помочь до личной встречи. Муки, которые она переживала, Григорию были вполне ясны. Тереза Дворак оказалась втянутой в жуткую, невероятную ситуацию. Пока она располагала только всевозможными подозрениями и мучилась страхами, возникавшими на почве этих подозрений.

    — Я приду перед самым закрытием офиса.

    — Договорились.

    Чувствуя, что нужно сказать хоть что-что, что угодно, что могло бы хоть капельку приободрить ее, Григорий проговорил:

    — Вы не одиноки, Тереза. Я с вами, если только вы пожелаете.

    — Спасибо, — произнесла Тереза все тем же напряженным, дрожащим голосом и повесила трубку.

    Григорий положил трубку на рычаг и довольно долго, не мигая, созерцал телефонный аппарат. В голосе Терезы, в том, что она говорила, сквозило больше испуга и отчаяния, чем, на взгляд Григория, следовало бы испытывать. Не исключено, что, покуда он против своей воли гостил у Франтишека, случилось что-то еще.

    Он надеялся, что пока не опоздал. Он надеялся, что дом еще не воззвал к Терезе в последний раз.


    Григорий явился к агентству «Дозорный» за час до закрытия, но решил сразу туда не входить. Вместо этого он не дошел до офиса примерно с квартал и принялся методично обходить окрестности «Дозорного» по кругу. Это отняло у Григория минут двадцать, но, завершив обход, Григорий был твердо уверен в том, что за местом работы Терезы однозначно ведется наблюдение. Кроме того, он не сомневался в том, что наблюдатели представляют собой одну или несколько крыс.

    Вскоре после разговора с Терезой по телефону Григорию пришла в голову мысль о том, что Франтишек наверняка ожидает его встречи с ней. Тем не менее связанный маг ровным счетом ничего не предпринял, чтобы помешать Григорию назначить Терезе свидание.

    «Он рассчитывает на появление Фроствинга. Вот почему не мешает мне!» Петер Франтишек был во многом похож на грифона, и чем больше Николау сравнивал их, тем сильнее убеждался в наличии этого сходства.

    Григорий подошел к двери агентства. Сердце его учащенно билось: отчасти из-за вполне закономерного волнения, отчасти — из-за предстоящей встречи с Терезой. Григорий попытался урезонить себя, однако пыл страсти не желал утихать. Еще ни разу в жизни он не испытывал таких сильных чувств. Это могло оказаться очень опасным для них обоих, в особенности если бы в решающий момент Григорий не сумел бы сосредоточиться.

    Он печально усмехнулся. И когда это он успел решить, что у него появился шанс противостоять треклятому грифону?

    Рабочий день близился к концу, а сотрудников в офисе было полным-полно. Двое агентов занимались с клиентами, некоторые громко и оживленно разговаривали по телефону. На Григория практически не обратили внимания, когда он вошел. Одним из тех, кто все же заметил его появление, был Эрик. Этот, похоже, немного удивился, увидев Николау. Не утруждая себя общением с молодым агентом, Николау отправился прямой наводкой к письменному столу Терезы.

    Она оторвалась от работы и устремила на Григория взгляд, в котором радость смешалась с неуверенностью. А вот страха перед ним Тереза не испытывала, за что тот был ей искренне благодарен.

    Григорий снял шляпу.

    — Я пришел слишком рано? — спросил он.

    Тереза закрыла папку, которую просматривала, и положила поверх несколько точно таких же папок слева от себя.

    — Нет. Я просто кое-что перечитывала. — Тереза покачала головой. — Сегодня от меня весь день никакого толка. Не знаю, зачем я вообще вышла на работу. Могу со спокойной совестью уйти.

    Она встала и стала собираться. Григорий ждал, не трогаясь с места. Подозрения не покидали его, однако по-прежнему никто не обращал на него внимания — кроме Эрика. Этот раз-другой бросал в сторону Николау любопытные взгляды. Николау к этим взглядам отнесся равнодушно — мало ли, может быть, молодой агент просто ревновал к нему, решив, что у них с Терезой завязался роман.

    При этой мысли Григорий чуть было не расхохотался. Ну, это уж он точно размечтался. А он и не представлял, что еще способен на такое! Просто поразительно, сколько чувств, казавшихся забытыми, пробудила в нем Тереза, ничего ради этого не делая! Николау влекло к ней не только из-за обычного магического зова — теперь он понимал это.

    Тереза положила папки на середину стола, а рядом с ними — сумочку. Набросила пальто и снова потянулась за папками, но Григорий опередил ее и взял бумаги под мышку.

    — Если позволите. Хотя бы этим помогу.

    — Благодарю вас, — отозвалась Тереза и вяло улыбнулась.

    Григорий не стал обижаться и не принял холодности улыбки на свой счет — он понимал, что Тереза явно чем-то озабочена. Папки оказались совсем легкими. «Интересно, зачем она решила захватить их с собой?» — подумал Григорий. Вероятно, там были бумаги, необходимые для переговоров с завтрашними клиентами. Однако, судя по нынешнему настроению Терезы, вряд ли она сумела бы сегодня засесть за эти материалы. Григорий был уже готов предложить ей оставить папки в офисе, но Тереза уже прошла мимо него и решительным шагом направилась к выходу. Григорий отправился следом за ней, надеясь, что на их совместный уход никто из сотрудников лишнего внимания не обратит. День клонился к вечеру, и агентам было положительно не время заниматься демонстрацией клиентам недвижимости.

    Только тогда, когда они вышли на улицу, Тереза, шагая в ту сторону, где был припаркован ее автомобиль, снова подала голос:

    — Я взяла кое что… кое-что такое… на что, вероятно, вам хотелось бы взглянуть.

    — И что же это?

    Она указала на папки, которые нес Григорий.

    — Эти папки. Не знаю, будет ли от них какая-то польза, но я заводила такие документы на всех, кто справлялся у меня об этом доме.

    Григорий был почти готов приняться просматривать бумаги прямо на улице, но заставил себя удержаться от этого. То, что Тереза удосужилась вспомнить про эти папки на фоне сильнейших переживаний, заслуживало искреннего восхищения.

    — Вы просто молодчина. Мне бы следовало спросить вас о существовании подобных документов. Спасибо вам огромное, Тереза. Это может нам обоим очень помочь.

    Лицо ее немного смягчилось, в глазах блеснули искорки надежды. Григорий, не желая гасить эти искорки, не стал говорить о том, что они могут и не найти следов тех людей, к которым относятся эти бумаги. Он, честно говоря, был удивлен, что эти документы вообще существуют.

    Тереза собралась было что-то ответить, но тут Григорий краем глаза уловил, как что-то промелькнуло мимо. В сгущающихся сумерках было бы трудновато рассмотреть, что это в точности было такое, но все же Николау точно знал: если это был щенок или котенок, то уж совсем крошечный. Да и походочка подозрительная.

    — Что-то случилось? — чуть дрожащим голосом спросила Тереза. Григорий перевел взгляд на нее и понял, что она совершенно искренне ожидает нападения какого-нибудь жуткого монстра. Григорий протянул ей руку.

    Сфокусировав свой магический радар, Григорий обшарил им окрестности в том месте, где исчез зверек. Других магов поблизости не было, но это служило малым утешением. Погостив у Франтишека, Григорий теперь лучше представлял, на что способен этот маг, однако это вовсе не означало, что теперь он будет всегда способен распознавать присутствие его приспешников, а особенно если эти приспешники — не люди.

    Григорий решил, что крыса… или несколько крыс снуют неподалеку, но разыскивать каждую из них особой нужды не было. Их любопытные глазки можно было ослепить, и Николау не сомневался, что эта маленькая хитрость подействует даже на этих прихвостней Петера Франтишека.

    — Да нет, ничего, ерунда, — заверил свою спутницу Григорий как можно более беспечно. — Не то кошка, не то щенок.

    Наконец они добрались до машины Терезы. Когда она отперла дверцы и они забрались внутрь, Григорий наконец отважился спросить:

    — А куда мы едем?

    Несколько секунд Тереза смотрела в одну точку прямо перед собой и только потом ответила:

    — Не знаю, может быть, я сошла с ума, но почему-то мне кажется, что я должна доверять вам. Мы поедем в единственное место, где я еще ощущаю себя в безопасности. Ко мне домой. — Она вымученно-игриво улыбнулась и предупредила: — Вы только ничего такого не подумайте, прошу вас. Соблазнять вас я не намерена.

    — Жаль, — в тон ей отозвался Григорий и весело улыбнулся в ответ. — Если передумаете, дайте мне знать.

    — Я подумаю.

    За попыткой Терезы оживить разговор последовало неловкое молчание. Она завела двигатель и включила радио.

    Звучала пьеса, в которой Григорий сразу признал Сибелиуса. Еще минута — и он уже мог точно сказать, что это «Финляндия». Григорий предпочел бы, чтобы сейчас звучало что-нибудь более романтичное. Тихонько вздохнув, он откинулся ни спинку сиденья и стал слушать музыку.


    Эрик дождался, пока Тереза и европеец выйдут из конторы, и поспешил к телефону. Набирать номер для беседы с хозяином нужды не было, но Эрик сделал это для проформы.

    — Алло? — ответил грубый хрипловатый голос.

    Конрад. Этого камердинера молодой человек боялся почти так же сильно, как и самого господина. Не сумев сдержать дрожи в голосе, Эрик доложил:

    — Они только что ушли. Она захватила с собой какие-то папки.

    — Что в них?

    — Наверное, что-то про этих людей.

    Последовала пауза, которая могла означать одно-единственное: Конрад пересказывал изложенное Эриком господину Франтишеку. Немного погодя камердинер вновь взял трубку.

    — Значит, все идет как надо. Господин Франтишек говорит, что теперь ты можешь уходить домой. Но будь готов, тебя могут вызвать.

    — По… понимаю.

    — Вот и славно.

    Из трубки тут же послышался непрерывный гудок.

    Эрик еле сдержал вздох облегчения. В отличие от большинства из тех, кто служил господину Франтишеку, он не считал себя образцовым разведчиком. Он полагал себя выше шпионских поручений и надеялся в один прекрасный день поступить в ученики к связанному господину и научиться тому, как пользоваться тем могуществом, которым тот, бесспорно, обладал. Разве господин не сказал тогда, когда впервые призвал Эрика к себе, что тот подает большие надежды?

    Мечтая в таком вот духе о своем блестящем будущем, Эрик прибрал у себя на письменном столе. Уже почти все сотрудники разошлись по домам. Только самые заядлые трудоголики все еще торчали на рабочих местах. Эрик мечтал о том дне, когда он сможет забыть о «Дозорном» и шагнуть навстречу своей истинной судьбе.

    Он вышел из офиса и зашагал к платной автостоянке, которой пользовалось большинство сотрудников. Впереди него шагали двое-трое агентов, пара человек встретилась на пути. Смеркалось.

    Мечтания подняли Эрику настроение, и он по привычке на ходу подбросил вверх ключи от машины. Это было признаком того, что он редкостно доволен собой. Насвистывая и не обращая внимания на удивленные взгляды редких прохожих, Эрик шагал к стоянке.

    Дойдя до угла дома, в котором располагалось агентство, Эрик еще раз подбросил ключи.

    Секунда.

    Еще секунда.

    Ключи не упали на раскрытую ладонь Эрика.

    Эрик поднял голову, но не понял, куда бы могли деваться ключи. Им положительно не за что было зацепиться.

    — Что за чертовщина? — пробормотал агент и, глядя вверх, завертелся на месте.

    В стороне стояло дерево — из тех, что по всей стране сажают в городах в попытках украсить улицы, — но до дерева было далековато, ключи не могли повиснуть на его ветке. Эрик мотнул головой, отвергнув такую возможность, и продолжил поиски пропажи. Не найдя вверху ничего такого, куда бы могли подеваться его ключи, он опустил голову и стал искать их на тротуаре.

    И вдруг у него за спиной послышалось отчетливое звяканье металлических предметов — как будто кто-то покачивал связкой ключей. Эрик обернулся — но никого не увидел.

    Звяканье послышалось снова. На сей раз оно снова звучало позади, но при этом как бы сверху.

    Эрик снова поднял голову.

    На карнизе осторожно разместилась какая-то крупная птица. Эрик плохо видел ее, но разглядел, что она что-то держит в одной лапе. Скорее всего то была связка ключей.

    Но что же это за…

    — О Господи… — прошептал Эрик, не веря своим глазам, и попятился.

    Взметнулись широченные тяжелые крылья. Склонилась вниз скрытая полумраком голова. Глаз чудовища Эрик не видел, но чувствовал, как они прожигают его насквозь.

    — Кто-то был очень плохим мальчиком, — хихикнуло чудище.

    Эрик панически оглядывался по сторонам — кого бы позвать на помощь. Вот ведь беда: все люди, что находились более или менее неподалеку, преспокойно шагали по своим делам — так, словно видеть не видели здоровенную крылатую тварь на карнизе и насмерть перепуганного агента.

    — Очень-очень плохим, — уточнило чудище, уронило ключи, а потом сорвалось с карниза.

    Его крылья заслонили небо. Длинные когтистые лапы метнулись к помертвевшему от ужаса Эрику.

    Эрик страшно закричал в преддверии смерти, но никто не услышал его, никто ничего не заметил — даже пожилой бизнесмен, прошагавший совсем рядом с ним.


    IX

    — Приехали.

    Григорий вздрогнул… и проснулся. Спросонья прищурился, склонился к ветровому стеклу. Оказалось, что машина стоит перед многоэтажным жилым домом. Григорий перевел взгляд на свою встревоженную спутницу. Как бы ему следовало посмотреть на нее, он понял с опозданием.

    — Что случилось?

    — Вы заснули, как только мы тронулись со стоянки.

    — Я… заснул?

    Григорий был потрясен до глубины души. Он ведь не ощущал ни капли усталости, когда они выехали со стоянки. Он стал вспоминать. Он помнил, что смотрел из окна, думая, что, быть может, засечет кого-нибудь из лазутчиков связанного мага. И больше он ничего не мог вспомнить.

    Нет, было что-то еще… Кратчайший миг потери ориентации…

    — Фроствинг… — прошептал Григорий. Руки у него дрожали.

    — Фроствинг? Что это такое?

    Григорий поспешно совладал с собой.

    — Ничего такого, о чем следовало бы сейчас волноваться. Это нечто… сугубо личное.

    Тереза задержала на Григории подозрительный взгляд, но приставать с расспросами не стала. Ей нужны были только такие сведения, которые могли бы развеять ее предубеждения. И дело тут было вовсе не в том, что она была такая уж закоренелая эгоистка. Она была самая обычная женщина, и у нее собственных бед хватало по горло, чтобы добавлять к ним еще беды Григория.

    Тереза отвернулась.

    — В нашем доме — подземный гараж. У меня там собственная стоянка. Буквально несколько минут — и мы поднимемся в мою квартиру.

    — Отлично.

    Григорий смотрел вперед и гадал, что же с ним произошло. Он погрузился в то самое состояние глубокой дремоты, в которое обычно его вгонял грифон, но на этот раз страшилище его почему-то не посетило. Григорий мог по пальцам сосчитать случаи, когда ему довелось так легко отделаться. Такое случилось в Осло, вскоре после того, как он уехал из Швеции после… после… после какого-то трагического события — но какого, этого Григорий уже не помнил. Правда, пережитая драма до сих пор вызывала у него смутное сожаление. Это произошло три столетия назад, но все-таки отдельные фрагменты происшествия в Осло сохранились в памяти Григория.

    Его преследовали двое магов, работавших в паре. Григорий их никогда не видел, но присутствие их ощущал. Кроме того, богатый житейский опыт подсказывал ему, какие мотивы движут этими магами. Подозрения Григория подтвердились, когда рядом с ним на улице вдруг рухнуло, словно подпиленное, молодое здоровое дерево, и чуть было не задавило его.

    Фроствинг, что странно, во время этой охоты магов на Григория отсутствовал, и Григорию приходилось полагаться исключительно на себя. Он нашел пристанище в пригороде Осло и поселился у не так давно обосновавшегося там семейства по фамилии Лишоль. Преследуемый магами, Николау знал, что спокойно прожить здесь может два-три дня, за счет своей способности окружать себя защитным полем и тем самым становиться невидимым для других магов. Два-три дня, не больше. Он надеялся, что этого времени ему хватит для обдумывания следующего шага.

    В его пребывании у Лишолей ничего примечательного не было. Как-то раз вечером Григорий присел отдохнуть после дневных работ, в которых помогал отцу семейства, Кьетилю. А потом вдруг настало утро. Мать семейства, Хейди, рассказала Григорию о том, что он уснул, да так крепко, что никто не смог разбудить его. Детишки даже игру затеяли — тыкали его пальцами в живот на спор, проснется или нет, и баловались, пока родители не заметили и не прогнали их.

    Заверив Лишолей, что на детей он не в обиде, Григорий в тот же день покинул их гостеприимный домик. Очнувшись ото сна, он сразу понял, что пребывал именно в том состоянии, которому обычно сопутствовало появление грифона, но вот только Фроствинг почему-то не появился. Как бы то ни было, Григорию не хотелось подвергать опасности людей, которые были так добры к нему.

    Из Осло Григорий бежал в промокший от дождей насквозь Берген, но погони за ним не оказалось. Он так и не узнал, то ли его враги просто плюнули на него, то ли их что-то отвлекло.

    Теперь Григорий пытался найти какой-то смысл в происходящем — как в Норвегии, так и сегодня, в автомобиле Терезы, но найти никак не мог. А к тому времени, когда Тереза припарковала машину в подземном гараже, когда они вышли и зашагали к лифту, Григорий решительно отбросил эти раздумья. Оставалось предполагать единственное: вот уже во второй раз ему удалось предотвратить очередной визит Фроствинга. Как именно ему это удалось — этого Григорий не понимал, но ему, естественно, очень хотелось верить в то, что он обзавелся такой способностью. Если он уже мог отгонять от себя треклятого каменного демона, значит, у него все же была надежда когда-ни-будь покончить с проклятием всей его жизни навсегда.

    Они вошли в кабину лифта. Тереза нажала кнопку нужного этажа и посмотрела на Григория.

    — Что-то вы все молчите с тех пор, как проснулись. Ничего не хотите мне сказать?

    Григорий не мог больше мучить ее неизвестностью, тем более что Фроствинг был каким-то образом связан с домом и пропавшими без вести клиентами Терезы. Но рассказывать о злобном грифоне было так трудно… Сначала Григорию следовало убедить Терезу в существовании магии, в том, как это связано с таинственными исчезновениями людей. Это тоже требовало при объяснении осторожного и доходчивого объяснения.

    Она, наверное, и так уже сожалела о том, что пригласила его к себе домой, и Григорию совсем не хотелось, чтобы сожаление усугубилось. Он бы мог ради этого даже заставить себя не говорить Терезе ровным счетом ничего.

    — Я думал о доме, — ответил он. Нельзя сказать, чтобы он так уж беспардонно соврал: ведь в конце концов на арке ворот, что вели к этому логову Зла, восседала копия Фроствинга. — И еще — об этих папках.

    Еще мгновение — и кабина лифта остановилась. От лифта до квартиры было рукой подать, что очень порадовало Григория. Ему просто не терпелось заглянуть в папки, где лежали документы, касающиеся Эмриха и других людей, которые шагнули в небытие до него.

    — Квартира у меня маленькая, — пытаясь шутить, объяснила Тереза, поворачивая ключ в замочной скважине. — И уборки генеральной тут уже год или два не было, но, надеюсь, вам здесь понравится.

    Ему действительно понравилось. Квартира была невелика, но со вкусом обставлена и украшена. В стилистике обстановки старина сочеталась с современностью, и последняя чуть-чуть преобладала. Немногим удалось бы только за счет комбинации старинных и современных вещей добиться такого удивительного эффекта. По идее, современная тахта и телевизор с большим экраном не должны были сочетаться со старомодным кофейным столиком и резными тумбочками, а картина с горным пейзажем, заставившая зазвучать какие-то струны в душе Григория, не должна была так удивительно хорошо смотреться рядом с музыкальным центром и компьютером.

    Традиционно и в то же время современно. Григорий подозревал, что эти характеристики относятся и к миловидной светловолосой хозяйке квартиры..

    Заперев дверь, Тереза облегченно глубоко вздохнула и сказала:

    — Вы проходите, садитесь, а я пока переоденусь во что-нибудь домашнее.

    — Ладно, — кивнул Григорий и, повесив на вешалку пальто, молниеносно сел, поскольку не в силах был более сдерживать нетерпение. Только тогда, когда он раскрыл первую тапку, он вспомнил о том, что Тереза стоит рядом.

    — В холодильнике есть содовая. Больше там вряд ли что отыщется. Так что если захотите попить, не стесняйтесь.

    Затем, не дожидаясь ответа, Тереза поспешила в маленькую прихожую, за которой наверняка располагалась ее спальня. Каждое движение выдавало ее огромное волнение. Григорию хотелось верить в то, что он больше не пугает ее, но он подозревал, что все-таки пока пугает. Одного того, что он оказался вовлеченным в мучившие ее страхи, было вполне достаточно для того, чтобы она относилась к нему подозрительно. Отчаяние заставило ее обратиться к нему за помощью.

    Между тем Григорий чувствовал, что нравится Терезе. Быть может, не так сильно, как хотелось бы ему самому, но все-таки на настоящее время вполне достаточно. Но Терезу рвали на части противоречивые чувства и мысли, и потому сложившееся положение дел для нее изобиловало массой сложностей. Николау мог помочь избавиться хотя бы от части этих противоречий.

    Григорий занялся первой папкой. Подробностей здесь было немного. Клиентку звали Мария Петрусская. Имя и фамилия самые обычные. Далее было указано, что она приехала из небольшого городка на восточном побережье США, неподалеку от Нью-Йорка. В графе рядом со словами «перемена места работы» стояла пометка, сделанная, по всей вероятности, Терезой. Мария явилась в агентство, чтобы поинтересоваться домами.

    Адреса Марии в Чикаго в бумагах указано не было; правда, имелся номер телефона — по всей вероятности, гостиничный. Григорий запомнил номер и отложил папку. Он не помнил эту женщину. Ее имя ему ровным счетом ничего не говорило, он не мог вызвать в памяти ее образ и сомневался, что удастся отыскать хоть какие-то ее следы. Судя по дате ее появления в «Дозорном», со времени ее исчезновения миновал уже целый год.

    Григорий раскрыл следующую папку, где обнаружил материалы примерно такого же сорта. Только дата обращения клиента в агентство была еще более отдаленной. Вот только на сей раз домом интересовалась супружеская чета. Григорий на миг задумался: были ли у обоих супругов серо-голубые глаза? Если нет, то что произошло с тем из супругов, чьи глаза были другого цвета? Его или ее тоже проглотил этот жуткий дом?

    И снова — только номер телефона. И снова — гостиничный. Даже если после этих людей оставались какие-то вещи, вряд ли бы кто-то стал хранить их так долго. Николау закрыл папку и положил поверх предыдущей. Он мог бы осмотреть гостиничные номера, где жили эти люди, но знал, что их эманации уже почти окончательно исчезли, растворились. Вряд ли кто-то из них жил в гостинице слишком долго, а после того, как они выехали из своих номеров, там жили другие постояльцы, что еще больше затруднило бы поиск следов пропавших клиентов «Дозорного». Питаемые Григорием надежды начали таять. Мысль о том, что он способен развеять мечты, возлагаемые Терезой на эти папки, терзала его немилосердно, но пока он положительно ничего не мог из них извлечь.

    Следующей оказалась папка с именем Мэтью Эмриха.

    Григорий набросился на нее с такой страстью, что чуть не разорвал. Пробежал глазами лист бумаги, где была указана дата первой встречи Терезы с исчезнувшим человеком.

    Он побывал в «Дозорном» недавно. Совсем недавно. Мэтью Эмрих обратился в агентство всего лишь полтора месяца назад, а вторично наведался туда три дня спустя. Только эти две даты и были указаны.

    Сведения об Эмрихе, как и о предыдущих клиентах, оказались скудными. Снова — только чикагский номер телефона. Адреса, как и прежде, не указывалось.

    И все же бумаги, составленные Терезой на Эмриха, вызвали сильнейший интерес у Григория, невзирая на явную неполноту сведений. Меньше двух месяцев. Может быть, по прошествии столь незначительного промежутка времени у Григория хватит способности увидеть его эманацию?

    — Что-нибудь нашли?

    Григорий оторвал глаза от бумаг и увидел, что рядом с ним стоит Тереза, одетая в простую хлопчатобумажную голубую блузку и черные модельные джинсы. По-домашнему, но элегантно. Волосы она распустила, они немножко разлохматились. В целом, вид у нее стал более уютный, не такой строгий и неприступный, как на работе.

    Григорий не слышал, как она подошла. Это ему не понравилось. Если он настолько рассеян и ненаблюдателен даже в первом приближении, то способен слепо завести и себя, и Терезу в жуткую пасть чудовища, обитавшего в доме.

    — Что вы помните об этом человеке?

    Тереза взглянула на папку, которую просматривал Григорий, и взяла ее.

    — Мистер Эмрих? Тот самый, про которого вы уже меня спрашивали. Он показался мне очень симпатичным. В общем, человек как человек, вот только о доме расспрашивал с необычайным волнением, все хотел разузнать побольше — больше того, что я могла рассказать ему. И еще… он все время оглядывался… как будто… как будто…

    — Как будто — что?

    — Как будто ждал, что что-то может случиться.

    Тереза поежилась, вернула Григорию папку и села рядом с ним.

    Григорий нахмурился.

    — Вы водили его в дом?

    — Нет. Я отказалась под благовидным предлогом.

    — Значит, он так и не увидел дома?

    — Почему же не увидел? Я попросила Эрика отвезти его туда.

    «Эрик. Наш пострел везде поспел».

    — И в тот раз ничего не случилось? Эрик ничего не заметил?

    — Насколько мне известно — ничего. Он вообще никогда там ничего не замечал — почему я и думала все время, что я не в совсем уме.

    Кое-что в ее ответе заставило Григория уцепиться за него.

    — «Никогда не замечал» — вы сказали? А Эрик и раньше водил ваших клиентов в этот дом?

    Тереза явно не поняла, к чему клонил Григорий.

    — Не всех. Некоторые из них вообще не договаривались со мной о том, чтобы посмотреть дом изнутри. А некоторые возвращались после самостоятельного осмотра с улицы и задавали пару-тройку вопросов. — Тереза помолчала и нахмурила брови. — Некоторым из них Эрик предлагал наведаться туда снова, но они отказывались.

    Похоже, дом действовал на всех людей по-разному. «Наверное, одних он призывал сильнее, — подумал Григорий. — А те, что не были на него, так сказать, точно настроены, нуждались в посторонней помощи для того, чтобы отыскать это мрачное логово».

    Григорий откинулся на спинку дивана и задумался.

    «Слишком много вопросов и почти ни одного ответа!» Григорий потер глаза, и на ум ему снова пришел один из сотрудников Терезы. Услужливый и вертлявый Эрик. А ведь он мог… да нет, вряд ли этот новичок в деле торговли недвижимостью служил мрачному дому. Эрик был слишком дружелюбен, слишком подвижен для того, чтобы быть приспешником этой твари. Люди такого сорта Григорию были хорошо знакомы: этот малый явно из кожи вон лез ради какой-то подачки, какой-то награды.

    И если он верно определил мотивацию Эрика, то агента шка служил не дому, а скорее всего — Петеру Франтишеку.

    Похоже, все сходилось. Связанному магу всенепременно был необходим человек-соглядатай, который следил бы за переговорами Терезы с ее особо важными клиентами и который бы в случае необходимости мог взять дело на себя. Тогда Эрик мог…

    Нет! Это невозможно! Николау закрыл глаза. Тереза не была ни прислужницей, ни рабыней связанного мага! Григорий бы непременно это почувствовал, будь это так. Тем не менее не случайно именно она оказалась связанной с домом и особым контингентом его потенциальных покупателей. Одного цвета ее глаз было достаточно, чтобы понять, что о случайном совпадении не может быть и речи. Наверное, она служила приманкой своего рода, подвешенной на крючок теми силами, которым служил грифон.

    — Вы что-то знаете. И мне хотелось бы знать что.

    Григорий открыл глаза и внимательно посмотрел на Терезу. Пока ему, видимо, не следовало делиться с ней своими подозрениями. В конце концов Николау отвел взгляд, чтобы придумать, как увести разговор в сторону от своих раздумий. Его внимание вновь привлекла папка, лежавшая у него на коленях.

    — Эмрих, — коротко и загадочно отозвался Григорий.

    — Что вы хотите сказать?

    — Вы не пробовали связаться с ним после того, как он побывал у вас в последний раз?

    Тереза взглянула на бумаги и указала на строчку в самом низу листа, на которую Григорий внимания не обратил.

    — Я звонила ему через два дня после его последнего появления в офисе. Два раза звонила. И оба раза просила администратора гостиницы передать ему записку.

    — Значит, он останавливался в гостинице? — То, что задумал Григорий, было, так сказать, выстрелом из дальнобойного орудия, но все-таки… Мэтью Эмрих пропал только два месяца назад. Его никто не искал, стало быть, надежда попасть в цель все же оставалась.

    — Да, он жил… сейчас вспомню… — Тереза прочитала номер телефона. — В «Хиатт-Чикаго». Это на углу Уэкер и Мичиган-стрит.

    Та гостиница, в которой остановился Григорий, располагалась неподалеку от высоченной башни «Хиатта».

    — А у вас не записано, в каком номере он останавливался?

    — По-моему, я записывала. — Тереза пробежала глазами бланк. — Нет, видимо, не записала. Прощу прощения.

    — Это не важно. — Григорий уже прикинул в уме общий план действий, и план этот быстро обрастал деталями. — Можно от вас позвонить?

    Тереза несколько удивилась, но принесла и подала Григорию трубку радиотелефона.

    — Спасибо. — Григорий набрал номер и стал ждать. Трубку долго не брали, но вот наконец кто-то удосужился ответить:

    — «Хиатт-Чикаго» слушает. С кем вас соединить?

    Григорий поглубже вдохнул и приготовился в случае необходимости прибегнуть к гипнозу.

    — Видите ли, я занимаюсь проверкой отчета о командировочных расходах, поданного одним человеком, который останавливался в вашей гостинице примерно два месяца назад. Нельзя ли было бы заглянуть в записи о его пребывании у вас?

    — Одну минутку, сейчас я вас соединю с бухгалтерией.

    Григорий довольно кивнул Терезе.

    Та неуверенно улыбнулась.

    Однако молодая бухгалтерша оказалась не так покладиста, как оператор гостиничной мини-АТС. Григорий изложил ей свою просьбу. Она растерялась, а потом ответила ему официальным тоном:

    — Не знаю, имею ли я право отвечать вам. Мы сведения такого типа не выдаем.

    Григорий сфокусировал на ней магическое воздействие и проговорил:

    — Мне нужны только даты и общая сумма, больше ничего.

    Пауза. Потом:

    — Ну, хорошо… Сделаю уж для вас исключение. Как его звали и когда приблизительно он у нас останавливался?

    Григорий назвал ей имя и фамилию постояльца и дату — надень раньше того, когда Эмрих обратился в «Дозорный». Бухгалтерша послушно повторила эти сведения и попросила подождать.

    Тереза сделала большие глаза и прошептала:

    — А что будет, если она узнает, что он исчез? Вдруг спросит, почему он не уплатил по счету?

    — Я буду готов ответить на этот вопрос.

    Поскольку Тереза сомневалась в существовании магии, Григорию не хотелось рассказывать ей о том, что ему стоило только захотеть получить от служащей гостиницы нужные сведения, и он мог твердо гарантировать, что непременно получит их. Пусть лучше пока думает, что он такой вот обходительный и умеющий кого угодно уговорить.

    — Сэр?

    Григорий прижал трубку к уху.

    — Я вас слушаю.

    — Я нашла. Мистер Эмрих рассчитывался дважды. Первый раз — в тот день, который вы мне продиктовали, а второй раз — три дня спустя. Всего он уплатил по счету…

    Далее последовали числа, прозвучавшие для Григория пустым звоном. Так вот оно что… Мэтью Эмрих не только уплатил за номер при поселении в гостиницу, он еще и рассчитался окончательно. Дом… а может быть, Фроствинг… проявил предельную бдительность. Это следовало предвидеть.

    — Еще что-нибудь вас интересует? — спросила бухгалтерша.

    Григорий прищурился. Наконец дошла очередь до того, что интересовало его на самом деле.

    — Вы меня извините, пожалуйста, но не помечен ли у вас случайно номер, в котором он останавливался. А то у нас в бухгалтерии народ жутко дотошный.

    — Думаю, помечен. На карточке, наверное. — Пауза. — Вот, нашла. Две тысячи двести тринадцать.

    — Вот спасибо. Прошу прощения за беспокойство. Заверяю вас, больше такое не повторится.

    Григорий попрощался и повесил трубку. Тереза была просто вне себя от нетерпения.

    — Что же такое происходит? Она же ничего не сказала о его исчезновении!

    — Мэтью Эмрих окончательно уплатил по счету и выехал из гостиницы через три дня после того, как там поселился.

    Тереза охнула.

    — Вот это да! И ничего не оставил там?

    — В смысле?

    — Ну, я думала, что вам захочется взглянуть на что-то из оставленных им вещей — чемодан, скажем, или еще что-то. Нечто, что могло бы что-то рассказать нам о нем.

    Ни о чем подобном Григорий, честно говоря, не думал, полагая, что какие бы силы ни стояли за исчезновением Эмриха, они наверняка позаботились о том, чтобы после пропажи этого человека не осталось столь явных улик. Именно желанием этих сил аккуратненько замести следы, на взгляд Григория, и объяснялось то, что Эмрих рассчитался за прожитые в гостинице дни.

    — Если бы он что-то оставил, я был бы рад почерпнуть из этих улик какие-то сведения. Но он наверняка не оставил ничего, если рассчитался подчистую. Но на самом деле я хотел узнать — и узнал, — в каком номере он проживал.

    — Зачем же вам это понадобилось? Искать там явно нечего — ведь прошло целых два месяца, и после Эмриха там жило неизвестно сколько постояльцев. Горничные и уборщики наверняка все унесли администратору или выбросили.

    Григорий сжал кулаки и искренне пожалел о том, что сейчас в гостиной Терезы не звучит приглушенно какая-нибудь из вещей Малера. Тишина заставляла его нервничать еще сильнее.

    — Тереза… я думаю, нам пора поговорить о том, что, насколько мне известно, не дает вам покоя. Но прежде чем мы начнем этот разговор, вы должны поверить в то, о чем я расскажу вам.

    Тереза вытянулась по струнке.

    — О чем вы?

    — О свече и подсвечнике в ресторане. О тех силах, которые большинство людей считает выдумкой. О том, что в нынешнее время принято называть магией.

    Григорий приготовился отразить очередной залп возражений. Он не исключал даже такого варианта, что Тереза укажет ему на дверь.

    К изумлению Николау, хозяйка квартиры решительно кивнула:

    — Хорошо. Рассказывайте.

    — Рассказать? Вы уверены?

    Взгляд у Терезы был оробевший, неуверенный, но она храбро сдерживалась.

    — Может быть, я не в своем уме, но если это так, то мне будет легче поверить в магию. Эта свеча… И то, что я ощущала… И мои сны про этот дом… После всего, что я пережила, существование магии не кажется мне таким уж невероятным.

    Григорию так хотелось обнять ее, прижать к себе. Она оказалась сильнее, чем он ожидал, но из-за этого стала для него еще более желанной. Он просто обязан был ободрить ее, утешить.

    — Вы просто не представляете, как я рад слышать это… и уверяю вас, с вашим рассудком все в полном порядке, милая Тереза. Эти фантастические силы на самом деле во многом являются частью естественной природы вещей. Мало кому известно об их существовании, но еще меньше тех, кто умеет управлять ими в большей или меньшей степени.

    — Но как вы можете называть то, что происходит в этом жутком доме, «естественным»?

    Григорий нахмурился.

    — Сами по себе силы имеют естественную природу. Их можно извратить. Не сомневайтесь, за тем, что творится в доме, кто-то стоит.

    Он не стал упоминать ни о Фроствинге, ни о том, что существовали стихийные силы, обладающие собственным разумом, — описанные во множестве мифов и сказаний демоны и духи. В мире было много, очень много такого, что было недоступно пониманию большей части человечества.

    — И что вы надеетесь найти в гостинице?

    Григорий решил, что нужно просветить Терезу в том, с силами какого сорта им предстоит встретиться. Если она откажется, лучше будет, если это произойдет сейчас.

    Николау протянул к Терезе руку ладонью вверх. Над ладонью возник горящий шарик. Тереза широко открыла глаза, но не дрогнула. Это порадовало Григория. Но что такое горящий шарик? Так, безделица.

    Григория сжал шарик в кулаке, разжал пальцы — на ладони ничего не было.

    — Вот вам демонстрация маленького примера моих скромных способностей. Есть люди, обладающие несравненно более высоким могуществом. Но могущество дома еще сильнее. — Он сжал кулак. — Однако там, где прибегли к магии, всегда остается хоть какой-то след. И порой можно увидеть этот след из прошлого. Можете считать это материализацией воспоминаний. Невооруженным глазом эти эманации увидеть, конечно, нельзя, но я мог бы вызвать их к жизни посредством магической силы.

    — Вы хотите посмотреть, не осталось ли таких следов в номере, где останавливался Эмрих?

    — Вот именно, — кивнул Григорий, радуясь понятливости Терезы.

    — Но разве этому не помешает то, что в номере после него жило столько постояльцев? Вы разве сумеете вызвать именно те образы, что связаны с Эмрихом?

    Григорий вновь поразился тому, насколько Тереза сообразительна.

    — Вы правы, из-за тех, кто обитал там позже Эмриха, могут возникнуть накладки. Но если хоть какие-то следы от магии Эмриха сохранились, тем легче мне будет отбросить ненужные образы. И конечно, чем скорее я за это возьмусь, тем лучше.

    — Хотите отправиться туда прямо сейчас?

    Григорий, бродяга с многовековым стажем, запросто бы рванул в «Хиатт» без промедления, но ему не хотелось раньше времени торопить Терезу. Ее следовало бы еще немного подготовить.

    — Мы могли бы подождать до…

    — Мы поедем туда сейчас же. Я хочу разобраться в этом раз и навсегда, — решительно тряхнула головой Тереза. — Надо только перекусить. А вы? Я могу приготовить вам и себе по сандвичу. Вас это устроит?

    Предстояли значительные энергетические затраты, так что предложение Терезы было как нельзя кстати.

    — Отлично. Сандвич — то, что нужно. С чем угодно. И еще, если можно, чего-нибудь сладкого.

    — Лимонад найдется и фунтов сто шоколада наскребу, — улыбнулась Тереза. — Шоколад у меня есть всегда.

    — Шоколад — это просто превосходно. А лимонад — и вообще здорово.

    — А вы знаете, что у сладкоежек зубы все в дырках?

    Григорий улыбнулся и продемонстрировал Терезе ослепительно белые зубы. Сладости не оказывали на него никакого пагубного действия, но он не собирался рассказывать об этом Терезе.

    — Мне понадобится энергия, — объяснил он двусмысленно.

    — Хорошо. Я быстро.

    Тереза встала и отправилась в кухню. Григорий в очередной раз залюбовался ее фигуркой и представил, как бы на ней сидело платье из тех, что были в моде при дворе короля Людовика незадолго до Французской революции. Многие из его воспоминаний о тех переменах были похищены, но одну из дам помнил вполне отчетливо. Он мог лишь издали наблюдать за ней, поскольку мужчине его положения нечего было и думать о том, чтобы даже подойти к ней, а тем более — заговорить. В то время Николау находился в услужении у герцога, который вел при дворе короля с другими вельможами неравную борьбу за улучшение положения крестьянства. Григорий оказал на своего господина огромное влияние, однако к своим магическим способностям при этом не прибегал.

    Даму звали Мария Антуанетта, и она прославилась своим высказыванием насчет крестьян, уплетающих пирожные. Кроме того, она слыла писаной красавицей, но если бы в ее платье нарядилась Тереза, она бы затмила королеву по всем статьям.

    Григорию вовсе не было жаль Марию, когда ее вели к гильотине. Его гораздо больше расстроила такая же бесславная кончина герцога, его господина, которым он уже начал восхищаться. Ведь он пал жертвой того самого простонародья, которому так жаждал помочь. В тот день, когда толпа схватила этого благородного аристократа, Григория не было рядом с ним. Он узнал о несчастье своего господина только тогда, когда тому уже отсекли голову.

    Но как его звали — этого Григорий не помнил.

    Он потер глаза, постарался собраться с мыслями. Разрозненные воспоминания о давно умерших друзьях не имели ничего общего с нынешним положением дел. «Быть может, я наконец все-таки сошел с ума», — подумал Григорий.

    Так это было или нет, но все же он твердо намеревался осуществить задуманное. Что он надеялся отыскать в гостинице — этого он и сам не знал, но что-то подсказывало ему, что побывать там крайне важно. На протяжении своей многовековой жизни Григорий не раз убеждался в том, что к предчувствиям такого рода желательно прислушиваться… даже если это грозило опасностью.


    X

    Они безо всяких препятствий вошли в «Хиатт» и поднялись на лифте на нужный этаж. В конце концов это была огромная гостиница со множеством постояльцев. Только тогда, когда они покинули кабину лифта на двадцать четвертом этаже, тревога за Терезу заставила Григория обратиться к ней. Он огляделся по сторонам, убедился, что никого поблизости нет, и прошептал:

    — Тереза, вам лучше было бы подождать внизу или даже в машине. Так было бы безопаснее.

    Тереза отозвалась решительно и упрямо:

    — Я останусь с вами. Только так я сумею получить какие-то ответы… и только так я буду чувствовать себя в безопасности.

    Комплимент порадовал Григория, хотя, по сути, Тереза ошибалась. Всяческие несчастья и опасности крались за Григорием по пятам. Но он понимал: никакими словами ему не удастся убедить ее уйти. «А если так, — решил он, — то лучше как можно скорее покончить с задуманным».

    Номер две тысячи двести тринадцать они нашли быстро и остановились возле двери. Спрашивать у администратора, занимает ли кто-нибудь сейчас этот номер, Григорий не стал из опасений, как бы служащие гостиницы не обратили лишнего внимания на них с Терезой. Да и потом, окажись в номере постоялец, он бы являл собой препятствие весьма незначительное по сравнению с другими возможными.

    — Постучим? — спросила Тереза. О да, она, конечно же, доверяла своему спутнику, но, видимо, в это мгновение ее уверенность слегка дрогнула.

    — Секундочку, — кивнул Григорий и закрыл глаза. Пару мгновений погодя, открыв глаза, он сообщил: — Там никого нет.

    — Но как это вы…

    Тереза не договорила. Григорий повернул ручку и спокойно открыл дверь безо всякого ключа. Тереза одарила его подозрительным взглядом, но промолчала.

    Они скользнули в номер. Григорий закрыл за собой дверь, нащупал выключатель и включил свет.

    В номере было чисто прибрано и уютно. Кровать заправлена, ковер явно недавно вычищен пылесосом. Напротив двери — широкое окно. Шторы раздвинуты.

    Григорий боком подобрался к окну и задвинул шторы, а когда обернулся, увидел, что его спутница внимательно осматривает комнату.

    — Тут все в полном порядке, ничего особенного. Что вы надеетесь отыскать?

    — Нечто такое, чего невооруженным глазом не увидишь, — отозвался Григорий и подошел к Терезе, стоявшей посреди комнаты. — Прежде мне этого ни разу проделывать не доводилось, но, быть может, мне удастся сделать так, что и вы будете видеть то, что вижу я. Хотите попробовать или предпочитаете, чтобы я просто описывал вам все, что увижу?

    Тереза ответила без тени растерянности:

    — Я хочу увидеть все.

    — Отлично. Тогда усаживайтесь вместе со мной на пол.

    — На пол? — немного удивилась Тереза.

    Григорий взял ее за руку и, пока они усаживались, объяснил:

    — Постельное белье здесь сменили много раз после того, как в номере останавливался Эмрих. Не исключено, что и кровать поменяли. Он мог не пользоваться ни письменным столом, ни другой мебелью, но по полу ходил определенно.

    Тереза пожала плечами.

    — Пожалуй, какой-то смысл в этом есть. Но как-то смешно все-таки.

    — Вам придется держать меня за руку. Надеюсь, вы не будете возражать? Для того чтобы вы увидели все моими глазами, необходим телесный контакт.

    — Понимаю. Я нисколько не против.

    Григорий улыбнулся ей.

    — Как мне приятно это слышать! Прошу вас, приготовьтесь. Вам нужно только расслабиться и наблюдать за мной.

    — Похоже, ничего сложного.

    — Будем надеяться.

    Сжав правой рукой левую руку Терезы, Григорий сосредоточился. В отличие от случая с ножом здесь образы не могли материализоваться только за счет того, что он бы коснулся ковра свободной рукой. Сейчас он вел поиск более сложных эманаций. Во-первых, они были более старыми, а во-вторых, опять-таки в отличие от тех, что Григорий наблюдал в собственном номере, их появление должно было произойти без помощи такого могущественного предмета, как зловещий ритуальный клинок.

    Миновало несколько мгновений. Григорий моргнул, гадая, уж не растаяли ли воспоминания комнаты о пребывании здесь Мэтью Эмриха окончательно. А может быть, они кем-то нарочно стерты? Возможно ли последнее в принципе, этого Николау не знал, но такую вероятность нельзя было сбрасывать со счетов. Он снова пожалел о том, что не звучит музыка. Зазвучи сейчас Брукнер — это очень помогло бы ему сосредоточиться.

    Тереза сидела неподвижно, но вдруг вздрогнула и, широко открыв глаза, уставилась на что-то за спиной у Григория.

    — О Боже! — прошептала она.

    Первой мыслью Григория было, что в номер явился Фроствинг. Он был готов вскочить и прервать контакт с эманациями, но Тереза, не отрываясь, смотрела в ту сторону, и Григорий понял — нет, это не грифон Тогда бы его спутница не сидела так тихо, так смирно. Нет, оба эти слова не годились для описания ее реакции.

    Она была зачарована — вот это вернее.

    Григорий обернулся. Его попытки увенчались успехом, превзошедшим все его ожидания. За его спиной стоял Мэтью Эмрих — куда более материальный, нежели двое злодеев в комнате Николау.

    Стоял? Нет, он двигался! Лысеющий мужчина, одетый точно так же, как тогда, когда Григорий увидел его в своем странном сне, занимался тем, что укладывал вещи в простенький коричневый чемодан, лежавший на кровати. Взгляд у призрачного Эмриха был взволнованный, горящий, он словно бы опаздывал на какое-то важное свидание. Григорию даже думать не хотелось о том, где ему было назначено это свидание.

    Насколько Григорий помнил, таких успешных материализаций ему еще создавать не удавалось. Мэтью Эмрих выглядел абсолютно реально, только при самом пристальном рассмотрении становилось ясно, что можно видеть сквозь него. Но еще более удивительным было то, что он совершенно естественным образом двигался. Перед глазами Григория и Терезы как бы прокручивалась видеозапись.

    — Честно говоря… я не ожидала… что вы… на такое способны.

    — А у меня так и не получалось никогда, — честно признался Григорий, не отводя глаз от фигуры Эмриха. — Никогда. Мне удавалось добиться только эффекта остановленного кадра, близкого к реальности, но чтобы в движении — это впервые.

    — Но как же тогда…

    Григорий, не скрывая изумления и восторга, перевел взгляд на Терезу.

    — Из-за вас! Я не хотел говорить вам об этом, Тереза, боясь отпугнуть вас, но в самый первый раз я пришел к вам потому, что издалека ощутил ваш зов. Это ощущение было подобно тому, как если бы ко мне взывала моя неотъемлемая частица. — Он окинул взглядом комнату. — И я не мог не ответить на этот зов. — Пальцы его задрожали. — Если вы хотите прервать контакт и уйти, я не стану вас задерживать. Я понимаю, мои слова кажутся вам бредом сумасшедшего.

    — Нет… не кажутся. Больше не кажутся.

    Призрак Мэтью Эмриха продолжал укладывать вещи в чемодан. Григорию было очень интересно наблюдать за ним, но не меньший интерес у него вызывало поведение женщины, сидевшей на ковре рядом с ним.

    — Что вы имеете в виду, Тереза?

    Тереза, не отрывая своей руки от руки Григория, подняла ее вверх.

    — Как только вы начали вызывать призрак Эмриха, меня пронзило это ощущение. Оно становится все сильнее и сильнее. — Тереза растерялась, смутилась. — То, что вы сказали, помогло мне точно определить, назвать его. Это то самое чувство, которое описали вы, Григорий. Я… мне кажется, что почему-то вы и я… что нам с вами… надо быть вместе.

    Григорий не верил собственным ушам. Сердце его было готово выскочить из груди.

    — Тереза. Я…

    Но тут за спиной у Терезы неожиданно набухла стена, и эта выпуклость запульсировала подобно огромному сердцу. Григорий чуть было не выпустил руку своей спутницы, но в последнее мгновение догадался, что представшее перед его глазами зрелище — из той же области, что и призрак Эмриха, что он видит его магическим зрением.

    Тереза, заметив, как он напуган, повернула голову, чтобы посмотреть, в чем дело. Заметив, что происходит со стеной, она ахнула и приподнялась. Григорий потянул ее за руку и покачан головой. Стараясь говорить как можно более спокойно, он прошептал:

    — Прошу вас, сядьте, Тереза. Мы видим воспоминание. Оно не способно причинить нам вреда. Приглядитесь повнимательнее: сквозь эту выпуклость видна обычная стена — такая, как сейчас.

    Тереза опустилась на пол, но на этот раз поближе к Григорию. Ее рука в руке Григория дрожала — а может быть, то дрожала его рука? Такое зрелище могло заставить дрогнуть и храбрейшего из храбрецов.

    А потом кусок стены откололся и принял очертания человеческой фигуры. Странное создание с головы до ног было покрыто обоями — как та стена, из которой оно появилось.

    В этом и крылось что-то особенно неприятное, но почему — Григорий не понимал. Ему казалось, что он видел примерно такую же сцену раньше, но вот где — не помнил. Правда, сейчас не время было гадать где. Гораздо важнее было понять, что происходило здесь, в номере Эмриха.

    — Эмрих заметил! — прошептала Тереза.

    Григорий оглянулся, чтобы посмотреть на призрак Эмриха. Лысеющий мужчина, раскрыв рот, таращился на жуткую фигуру, которая тем временем огибала кровать, направляясь к нему. Эмрих беззвучно вскрикнул и попятился. Это нисколько не смутило жутковатого незваного гостя — и понятно, поскольку деваться его жертве было положительно некуда. Он мог только зажаться в угол или прижаться спиной к оконному стеклу.

    Мэтью Эмрих выбрал последнее. Размахивая руками в отчаянной попытке отогнать от себя кошмарное порождение стены, он прижался к занавешенному окну.

    И тут из-за штор к нему метнулись стеклянно-никелированные руки и схватили его. Прозрачная ладонь приподнялась и закрыла Эмриху рот.

    — Не могли бы мы хоть что-нибудь сделать? — умоляюще проговорила Тереза.

    Григорий понимал ту беспомощность, то отчаяние, что владели ею. Сам он уже во второй раз наблюдал за тем, как захватывают Мэтью Эмриха… и оба раза ничего не мог поделать. Эмрих исчез в недрах дома. Григорий видел это. Теперь он наблюдал, как Эмриху грозит смертельная опасность от чудищ, столь же страшных, как и сам дом.

    — Мы ничего не можем поделать. Боюсь, что это уже произошло.

    Тварь, родившаяся из окна, начала «проявляться». В это же время чудище, порожденное стеной, также начало обретать черты. Рисунок обоев на глазах таял, и вот перед глазами Терезы и Григория возник верзила с собакоподобной мордой. Григорий обернулся к тому злодею, что держал Эмриха, и увидел, что и тот успел «очеловечиться». Как и его напарник, он был в темном костюме, и его физиономия тоже больше напоминала собачью морду, нежели человеческое лицо.

    — Кто они такие?

    — Представления не имею, — отозвался Григорий, не в силах оторвать глаз от странного, пугающего зрелища. — Представления не имею, — повторил он.

    Правда, у него имелись подозрения. А представления и подозрения для Николау всегда четко подразделялись.

    Одно из подозрений подтвердилось, когда тот злодей, что вышел из стены, запустил руку в карман пиджака и что-то вынул оттуда. Что именно — это Григорий разглядел не сразу, поскольку первого мерзавца частично загораживал второй. Затем первый немного приподнял руку, и Григорий понял, что он в ней держит. Это был нож.

    Тот самый нож. Тот самый, который Григорий нашел в своем гостиничном номере.

    Внешне злодеи отличались от тех, что ворвались в тот день в гостиничный номер Николау, и тем не менее это наверняка были не кто иные, как пропавшие приспешники Петера Франтишека. Опасения Григория насчет связанного мага оказались ненапрасными, но нельзя сказать, чтобы он был к этому готов. Выходило, что вовсе не дом поглотил Мэтью Эмриха, — его захватили прихвостни Франтишека.

    Но зачем?

    Первый злодей занес нож над тщетно пытавшимся вырваться беднягой.

    Тереза приглушенно вскрикнула и вырвала руку из руки Григория. В это же мгновение страшное зрелище исчезло.

    — Нет! — воскликнул Николау и снова схватил Терезу за руку, но, увы, уже было поздно.

    — Простите… но я не могла… Просто не могла смотреть, как они его убивают.

    — Понимаю, — сочувственно отозвался Григорий. — Но, думаю, убивать его они не собирались. Точно не скажу, но, думаю, они собирались каким-то образом посредством ножа подчинить его своей воле.

    — О чем это вы? — Тереза глянула на Григория так, словно у того выросли волчьи клыки. — Как это — «подчинить»?

    — Существует множество различных способов, с помощью которых человека могут заставить подчиниться чужой воле. В определенных кругах это зовется черной магией, хотя чернота в данном случае — это всего лишь душа того, кто накладывает заклятие. Я почти уверен, что здесь должно было произойти нечто подобное. — Григорий, стараясь успокоить Терезу, крепче сжал ее руку. — Порой и я впадал в искушение — занимался тем, что направлял мысли людей по нужному для меня руслу, но ничего столь отвратительного я бы никогда не решился сотворить, уверяю вас.

    — По телефону. Когда звонили в гостиницу.

    — Да. И еще когда я торопился, воспользовался этим для остановки такси.

    Тереза руку не отняла, но пальцев Григория в ответ не сжала.

    — А со мной?

    Григорий покраснел.

    — В ресторане я совершил ошибку. Я боялся за вас и хотел убедить вас в том, что говорю правду, но вы не желали меня слушать. Клянусь, впредь я больше никогда не совершу ничего подобного, Тереза. Если можете, простите меня за эту ошибку…

    — Хорошо, я вас прощаю… только пообещайте больше никогда ничего подобного не делать.

    — Обещаю, — с готовностью кивнул Григорий и облегченно вздохнул. — Тереза, а теперь мне хотелось бы снова воскресить происшедшее в этом номере с Мэтью Эмрихом. Мне понадобится ваша помощь. Вы согласны помочь мне? Если дела тут пойдут совсем худо, обещаю: я прерву контакт с вами.

    — Не надо. Лучше я просто отвернусь. Я же понимаю, как это важно.

    — Вы просто не представляете, как я вам благодарен.

    Григорий взял Терезу за руку и мысленно произнес заклинание, коснувшись ковра свободной рукой.

    Миновало несколько секунд, и Тереза негромко проговорила:

    — По-моему, ничего не происходит.

    Григорий выждал еще пару мгновений, но как он ни старался, как ни концентрировал магическую силу, ничего не получалось — от эманаций, сосредоточенных в номере, ничего не осталось. Связь между Григорием и Терезой осталась такой же прочной, как была, но эманации исчезли. Их словно бы кто-то уничтожил.

    — Позвольте-ка я попытаюсь кое-что сделать сам… — Григорий выпустил руку Терезы и попытался вызвать в памяти происходившее в номере без помощи своей спутницы. Он не ждал, что ему снова удастся увидеть нечто вроде видеозаписи, но готов был удовольствоваться и застывшим кадром. Николау стиснул зубы и сосредоточился на последнем, что ему запомнилось, — зрелище схваченного злодеями Эмриха.

    Никакого толка. Никаких следов Эмриха. Как и то видение, которое Григорий у себя в номере случайно вызвал к жизни с помощью подобранного с пола ножа, призраки исчезли бесследно.

    — Это я виновата! — воскликнула Тереза и виновато сложила руки. Вид у нее был самый несчастный. — Это я все испортила, когда разорвала контакт с вами, да?

    — Такое случается. Но вы же не могли этого знать. Я знал, но не удосужился предупредить вас. Вы отреагировали так, как на вашем месте отреагировал бы любой, дорогая.

    — В общем, мы провалились, да?

    — Провалились? — изумился Григорий, но тут же догадался, что Терезе остался далеко не до конца понятен смысл увиденного. — Нет, это совсем не так. — Он поднялся с пола и сжал обе руки Терезы. — Я увидел гораздо больше того, что надеялся увидеть! В лучшем случае я ожидал, что увижу туманный застывший образ, а я благодаря вам получил живое, объемное изображение. Мы узнали не все, что надо было бы узнать, но все-таки вполне достаточно для того, чтобы я понял кое-что из того, что не давало мне покоя в последнее время.

    — И что же именно? — довольно громко поинтересовалась Тереза, но, вспомнив, где они находятся, смутилась и прикрыла ладонью рот.

    — Например, я понял, что надо внимательнее относиться к собственным снам, — отозвался Григорий. Тереза по-прежнему смотрела на него непонимающими глазами. Он покачал головой и спросил: — Вам знаком человек по имени Петер Франтишек?

    — Нет. Думаю, я бы запомнила человека с такой фамилией.

    Либо Тереза была превосходной актрисой, либо сказала чистую правду.

    Григорий описал внешность мага, не упомянув только о том, что видел его привязанным к кованому из железа и серебра креслу. Тереза вновь ответила, что никогда не встречалась с этим человеком, и Григорий поверил ей.

    — Кто он такой? — спросила она.

    — Он — тот, кто знает обо всем этом гораздо больше, чем я. Он в некотором роде — большее зло, нежели сам дом. Те мерзавцы, что напали на мистера Эмриха, — это его слуги.

    — Откуда вы знаете?

    — Прошлой ночью я против своей воли побывал у него в гостях. Его прихвостни схватили меня на автостоянке. — Григорий описал свое пребывание у связанного мага, опуская лишь некоторые детали, к восприятию которых Тереза пока была не готова, — то бишь ни словом не обмолвился о крысах и тем более — о Фроствинге. — Он странный человек, и игра, которую он ведет, пока для меня — загадка, но игра эта непонятная и смертельно опасная.

    — Это же безумие, Григорий! Когда же всему этому придет конец? — Тереза зябко поежилась. — Только к одному успеешь привыкнуть — возникает что-то еще, еще более невероятное! Честно говоря, мне бы было легче рассудка лишиться, чем поверить во все это. Мне нужно было получить ответы на кое-какие вопросы, но все это…

    — Тереза, говорите потише. Я вас прекрасно понимаю. Мне тоже бы хотелось, чтобы большая часть этих фантастических историй была неправдой, но, увы, это не так.

    Тереза отступила от Григория на шаг — не из страха, а скорее для того, чтобы изучающе посмотреть на него.

    — Так кто же вы такой, Григорий? Вы не похожи на меня, но и на других не похожи.

    — На этот вопрос я пока не могу вам ответить. Прошу вас, доверьтесь мне. Я хочу помочь вам, вот и все, что сейчас имеет значение.

    — Правда? Но… в одно мгновение я верю вам безоговорочно, а в следующее вы вытворяете или говорите что-то такое, из-за чего мне приходится сомневаться в вашей нормальности. — Тереза беспомощно вздохнула и пожала плечами. — Просто и не знаю, как мне быть.

    Григорий шагнул к ней, но тут же сдержался. Она снова была на перепутье.

    — Тереза, вам лучше пока не знать об этом. Вы — сильная, трезвомыслящая женщина, но если вы узнаете о том, о чем спрашиваете меня, вам станет грозить такая опасность, о которой вы даже догадаться не можете.

    — И все-таки я хочу знать, — заявила Тереза тоном, не оставляющим сомнений в ее решимости. — Расскажите мне.

    Григорий без труда мог бы отмести ее возражения, прибегнув к помощи магической силы, но он не смог бы заставить себя воздействовать на ее разум. Он слишком хорошо знал Терезу — особенно после магического контакта.

    — Простите меня, Тереза. Есть кое-что, о чем я не могу вам рассказать. Но это не важно, не должно быть важно! А важно… — Григорий неожиданно покачнулся. — А важно… — повторил он и снова не смог договорить.

    Он с трудом держался на ногах. Григорий сел на кровать и сжал голову ладонями.

    — Вам плохо? — бросилась к нему Тереза.

    — Нет… прошу вас… пару мгновений… и я приду в себя…

    Он, конечно, врал. Он понимал, что происходит. Он знал, что дело во Фроствинге. «Нет, — мысленно вскричал Григорий. — Мне уже раз удалось противостоять тебе, и я смогу сделать это снова!»

    В висках бешено стучала кровь. Григорию хотелось единственного — закрыть глаза, но он не имел права этого делать. На миг, только на миг его веки слиплись, но он заставил их разжаться.

    И тут чужеродная атака на его сознание прекратилась.

    Он поднял голову и увидел, что перед ним стоит бледная как мел Тереза и смотрит на него так, словно он воскрес из мертвых.

    — Григорий? Что с вами было?

    — Минутная слабость, ничего страшного.

    Как он мог рассказать ей о Фроствинге? Он понимал, что скоро ему так или иначе придется о нем рассказать, но Григорий все же предпочитал отложить повествование о своем извечном тиране до того мгновения, когда у него попросту не останется иного выбора. Неведение Терезы защищало ее от грифона.

    Избавляясь от остатков сонливости, Григорий вдруг услышал совершенно особенный звук, и этот звук заставил его оглянуться. «Цок-цок-цок» — как будто кто-то стучал ногтем по железу. Стоило Григорию прислушаться — и звук утих, но он уже успел понять, откуда тот донесся.

    Григорий встал с кровати и пошел к двери. Чуть помедлив, Тереза поинтересовалась:

    — Куда вы собрались?

    Григорий обернулся и поднес палец к губам. Он направился не к двери, а к вентиляционной решетке возле нее.

    Там он остановился, стараясь не производить ни звука. Он знал, что Тереза просто вне себя от нетерпения и непонимания, но все же Григорий ждал, храня молчание. Он мог быть терпеливым, если того требовала ситуация.

    И терпение его было вознаграждено. Истекло больше трех напряженных минут ожидания, и Григорий снова услышал: «цок-цок-цок». Звук доносился из вентиляционной шахты, и это был тот самый звук, который Григорий ожидал услышать.

    По системе гостиничной вентиляции путешествовал небольшой шерстистый зверек.

    И снова тот же звук, только на этот раз — издалека. Григорий прислушался более внимательно и услышал цоканье еще двух пар лапок, и еще, и еще. Звук становился все громче. Крысы приближались.

    Тут их услышала и Тереза.

    — Григорий, что это? Похоже на…

    Григорий быстро развернулся, схватил ее за руку и почти рывком подтащил к двери, а когда распахнул ее, услышал новый звук, донесшийся из-за вентиляционной решетки. Приглушенный писк, которым одна крыса подзывает другую.

    — Григорий, — шепотом спросила Тереза. — Куда мы?

    — Подальше отсюда. Из гостиницы. Скорее!

    Наверняка то были прислужницы Франтишека. Но что он им поручил? Охрану или слежку?

    Трудно было бы определить, сколько было крыс и где именно они находились, но магический дар Григория подсказал ему вполне достаточно сведений. Он так торопился, что практически вытолкал Терезу в коридор, стремясь как можно скорее убраться из номера. Затем Григорий затворил дверь и запер ее.

    Из-за одной из вентиляционных решеток в коридоре послышалось знакомое «цок-цок-цок».

    Григорий потащил Терезу к лифту. Тереза послушно шла за ним, но все время оглядывалась — видимо, все гадала, что же за существа странствуют по системе вентиляции. Григорий был благодарен ей за то, что она молчала и не задавала больше вопросов. Вот сядут в машину — тогда и будет возможность спокойно поговорить. Сейчас же надо было торопиться.

    Как только они подбежали к лифту, перед ними раскрылись двери одной из кабин. Нельзя сказать, чтобы это было чистое везение: Григорий, сосредоточившись изо всех сил, просто-напросто притянул к этому этажу ближайшую кабину. Усилие это почти окончательно лишило его остатка изрядно подорванных сил. Как он благодарен был Терезе за то, что она предложила ему перекусить перед походом в гостиницу! Большую часть потребленной энергии он уже израсходовал, а ведь им еще нужно было выбраться из отеля…

    Кабина была пуста, и это не удивило Григория — он и об этом позаботился. Они с Терезой скользнули в нее. Встревоженный Николау нажал кнопку нижнего этажа и, пока двери кабины не закрылись, напряженно осматривал холл.

    Когда кабина тронулась, Тереза решилась наконец заговорить с Григорием.

    — Там что-то было… в вентиляции, да, Григорий? Я слышала… мне показалось… будто какой-то зверек… нет, не один, а несколько, бегали по трубам. Они как будто за нами гнались. Да?

    Григорий машинально кивнул. Терезу он почти не слушал. Он думал о другом: забраться в вентиляцию крысам было пара пустяков. А как насчет лифта? Григорий не знал, что замыслил связанный маг, чего он хочет — убить его, покалечить, однако время появления мерзких грызунов подсказывало Николау: рисковать нельзя.

    Тереза повторила свой вопрос.

    — Да, они гнались за нами, — ответил Григорий.

    — А кто они? Крысы?

    — Крысы. Они самые, — вздохнул Григорий. Ему пришлось рассказать Терезе о том, чего, на его взгляд, ей лучше было бы не знать. Оставалось надеяться, что она все поймет и воспримет как надо.

    — Я говорил вам о человеке… по имени Петер Франтишек.

    — Помню.

    — Петер Франтишек похож на меня, но гораздо более искусен в том, как он использует свой магический дар — или, вернее говоря, проклятие. Он имеет обыкновение посылать крыс следить за теми, кто его интересует.

    — Вы шутите, — проговорила Тереза и взглядом попросила Григория ответить, что это действительно так.

    — Нет, не шучу, — отозвался Григорий.

    Тереза перевела взгляд на двери кабины лифта.

    — Возле нашего офиса водятся крысы. Я их видела…

    Григорий не стал говорить Терезе, что крысы возле офиса — не случайность. Тогда ему пришлось бы признаться в том, что он знал об этом и не предупредил ее.

    К счастью, кабина остановилась, двери открылись. Григорий и Тереза вышли, но обнаружили, что перед ними вовсе не вестибюль нижнего этажа. Кабина остановилась на шестом этаже.

    Никто здесь не ждал лифта, но двери почему-то не закрывались. Тереза и Григорий шагнули обратно в кабину. Тереза снова нажала кнопку нижнего этажа.

    Двери не закрылись.

    Григорий услышал, как на кабину сверху прыгнул кто-то маленький.

    — Может быть, нам лучше по лестнице спуститься? Всего несколько этажей осталось, — предложила Тереза.

    Григорий покачал головой.

    — Не думаю, что это разумно. На пожарной лестнице крыс наверняка больше, чем здесь. — Он собрался с силами. — Сейчас, минутку…

    Он мысленно поискал и обнаружил причину остановки кабины лифта. Система передвижения была нарушена мощным коротким замыканием. Оно произошло в такое время, что вряд ли его можно было счесть случайным, но кто бы потом ни занимался починкой оборудования лифта, ему бы и в голову не пришло заподозрить иное. А Григорий и его спутница к этому времени уже так или иначе исчезнут.

    Григорий утешил себя тем, что напали на них крысы, а не сам Петер Франтишек. Пока связанный маг действовал через посредство грызунов, возможности его были весьма ограниченны. Крысы — это крысы, не более того. И Григорий решил доказать, что он способен одолеть даже таких смекалистых грызунов, как эти прислужницы Франтишека.

    — Тереза, — сказал он, — возьмите меня за руку и держитесь покрепче.

    Тереза послушно взяла его за руку. Григория очень радовало то, с какой готовностью она откликается на все происходящее. Очень многие на ее месте — как женщины, так и мужчины — наверняка не совладали бы с собой. Григорий надеялся, что сумеет оправдать ожидания Терезы, ее веру в него.

    Надеялся, потому что помнил о том, как телесный контакт с Терезой мгновенно расширил границы его магических возможностей. Он не то чтобы непосредственно почерпнул силы от Терезы, но результаты их контакта каким-то образом значительно превзошли ожидаемые. Григорий не относил себя к разряду философов, но знал, что когда что-то за счет чего-то получалось лучше, чем раньше, этим стоило воспользоваться в будущем.

    Двери закрылись, и кабина продолжила спуск. Григорий мог бы добиться и того, и другого самостоятельно, но при том, что Тереза держала его за руку, результаты могли воспоследовать быстрее.

    Однако ощущение победы продлилось недолго. Его прогнал испуганный вскрик Терезы.

    На ее плече сидела крыса. Противный грызун и женщина смотрели друг дружке в глаза. Серо-голубые глаза Терезы встретились с серо-голубыми глазами крысы.

    Григорий протянул к Терезе свободную руку и схватил мерзкую тварь. Понимая, что гибель ее близка, крыса принялась извиваться и попыталась укусить Григория. Он был хладнокровен — в прошлом ему доводилось терпеть куда более страшные муки, нежели крысиные укусы.

    Швырнув крысу на пол, Григорий пинком отбросил ее к стенке кабины. Тварь взвизгнула, но и не подумала оставить попыток нападения. Она повернулась и уставилась на Григория своими злобными глазками, что были одного цвета с его глазами, но совсем не походили на глаза человека.

    Но тут на приспешницу связанного мага обрушился каблук туфли Терезы, и крысе пришел конец. Она даже пискнуть не успела.

    Увы, победа длилась недолго. Сверху послышался крысиный писк и визг. Григорий поднял голову и увидел, что потолок кабины треснул, и сквозь щель пробирается новая тварь.

    Не боясь опасности, Григорий бесстрашно шагнул вперед и, ухватив крысу, дернул на себя. Крыса взвизгнула от боли, но страдания ее быстро прервались: она ни с того ни с сего вдруг вспыхнула ярким пламенем. Григорий бросил горящую тварь на пол — только его магический дар спас его от ожога. Упав на пол кабины, крыса обратилась в горстку пепла. А ведь поджег крысу не Григорий. По всей вероятности, Франтишек не позволял своим зверушкам попадать в плен.

    — Встаньте у дверей! — крикнул Григорий Терезе.

    Она так и сделала, но предварительно вытащила из кармана пальто пару перчаток и заткнула ими щель в потолке кабины. Очередная пытавшаяся забраться в кабину крыса протестующе пискнула и в награду за это получила полный рот мохера.

    Двери снова открылись — на этот раз кабина благополучно остановилась в вестибюле на нижнем этаже. Григорий и Тереза, пятясь, вышли из лифта, а когда оказались снаружи, огляделись по сторонам. Григорий оглянулся через плечо, но не заметил ни одного из надоедливых грызунов. Тем не менее они с Терезой чуть ли не бегом поспешили к выходу из гостиницы. Ночные швейцары, на счастье, почти не обратили на них внимания.

    — Куда же мы теперь пойдем? — задыхаясь от быстрой ходьбы, спросила Тереза.

    — К вам домой… если вы, конечно, не против.

    Она улыбнулась.

    — На самом деле я сама хотела спросить, не хотите ли вы переночевать у меня… на диване.

    Григорий прикасался к Терезе и до сегодняшнего ночного происшествия, однако магический контакт с ней подарил им обоим такую близость, которой не ведают мужчина и женщина, много лет прожившие рядом. Это была не любовь — ну, то есть не любовь со стороны Терезы, как полагал Григорий, — но могло когда-нибудь стать и любовью. Если «когда-нибудь» настанет. Между тем предложение Терезы не имело ничего общего ни с их магическим контактом, ни с теми чувствами, которые он породил. Тереза попросту была напугана. Григорий понимал это, поскольку и сам боялся.

    Для себя… нет, вряд ли он что-то Сумел бы сделать для себя. Но ради этой женщины… ради нее Григорий Николау был готов на все, даже если бы это означало поединок с Франтишеком или грифоном.

    Правда, он очень надеялся, что до этого не дойдет.


    Две крысы быстро сновали между машинами на стоянке в поисках той, что принадлежала их жертве. Никакого приказа на этот счет крысы не получали, но их господин наделил их таким умом, что они понимали: они обязаны преследовать мужчину и женщину. Под машиной и внутри машины хватало мест, где могла бы притаиться хитрая крыса. А если пустить в ход острые зубы — таких мест становилось еще больше.

    Крысы бежали по двум следам. Первый след — запах мужчины и женщины, который должен был привести к оставленной ими на стоянке машине. Второй след был посложнее, однако в сочетании с первым мог дать безошибочный результат. Мужчина обладал магической силой, а у этой силы имелся свой собственный запах.

    Одна из здоровенных крыс вдруг остановилась и принюхалась, вглядываясь во тьму зоркими серо-голубыми глазками. Вторая обратила внимание на товарку и последовала ее примеру.

    Обе крысы разволновались. Их подруги, сновавшие по громадным катакомбам, которые люди называли «гостиницей», предупредили их о том, что мужчина и женщина вышли на улицу. Теперь время решало все.

    Крысы еще более проворно бросились по следу. Теперь запах, исходивший от женщины, стал особенно сильным. Крысы знали, что недалеки от цели, однако нетерпения своего не выдавали — бежали, не производя ни звука. Им очень важно было остаться незамеченными. Несколько их подружек уже погибли, пытаясь выполнить приказ господина. Да, они были готовы умереть за своего повелителя, но при этом не собирались дешево продавать свою жизнь.

    Наконец обе крысы увидели цель. Вот она, та самая машина. Оба запаха смешались и приобрели интенсивность. Люди неподалеку, но и это теперь не страшно. Через пару мгновений крысы-шпионки уже надежно спрячутся в автомобиле.

    Но тут в пространство между машинами вдруг влетело какое-то крылатое создание и схватило когтями обоих крыс еще до того, как они успели почувствовать, что им грозит беда. Четвероногие приспешницы связанного мага извивались, пытаясь вырваться, но когти сжимали их все крепче, все безжалостнее. Крысы уже задохнулись — а неведомый враг стискивал их еще и еще сильнее.

    Последнее, что обе они услышали перед смертью, был негромкий издевательский смешок.


    XI

    Что-то вышло чудовищно не так.

    Грифон наконец сделал свой следующий шаг и убрал одного из слуг связанного мага. Мало того, опять что-то стряслось с его любимыми зверушками, и объяснить это можно было только тем, что тут руку приложил Григорий Николау.

    Петер Франтишек поерзал в кресле. Конрад, по обыкновению, стоял рядом с ним. Франтишек не мигая смотрел во тьму, сожалея о потерях и гадая, каким же образом этот треклятый оживший кусок мрамора ухитрился атаковать первым. Фроствинг — вполне подходящее имя, о чем Франтишек сказал его автору, Николау, — еще никогда прежде не простирал свои широченные крылышки столь широко.

    Связанный маг не отказался бы от того, чтобы самым тщательным образом осмотреть останки своего погибшего прислужника, но Фроствинг попросту не оставил никаких останков. Как и трупы предыдущих двоих приспешников Франтишека, труп Эрика исчез.

    Он шел к своей машине, не подозревая о том, что Франтишек вознамерился принести его в жертву, а в следующую минуту его просто не стало. «Подумать только: ведь этот балбес совершенно искренне считал себя достойным того, чтобы стать настоящим служителем! Моя потеря была гораздо ощутимее, когда грифон разделался с теми двумя олигофренами в гостиничном номере Николау», — думал Франтишек.

    Между тем кое-что ему все-таки удалось узнать. С тех пор как в Чикаго появился этот худощавый смуглый мужчина с восточноевропейскими чертами лица, Фроствинг начал вести себя странно. Он стал непредсказуем и более нагл.

    «А это каким-то образом связано с тобой, мой милый Григорий Николау. Это ты ухитрился внести сумятицу в привычный ход событий. Все вышло из-под контроля».

    — Я был прав, когда позволил мистеру Николау уйти, так я думаю, Конрад. Не ошибся я и тогда, когда произвел кое-какие изменения в его сознании.

    — Да, господин Франтишек. Похоже, все складывается к лучшему.

    — В этом мы пока не можем быть уверены, Конрад. — Связанный маг склонил голову и задумался. — И все же то, что случилось с этим сосунком, в некотором роде проливает свет на происходящее. Внешне все выглядело так: он шел себе как ни в чем не бывало по улице и вдруг вскрикнул и исчез. По крайней мере так мне описали случившееся мои верные лазутчицы. А никто из прохожих ровным счетом ничего не заметил.

    Петер Франтишек очень сожалел о том, что крысы, прячущиеся возле дома, где располагалась контора по продаже недвижимости, и в кустах у автостоянки, видели только то, что доступно простым смертным. А было бы весьма познавательно понаблюдать за этим крылатым страшным сном в действии. Сколько времени длилась предсмертная агония этого балбеса Эрика в полуреальном мире грифона? Как он убивал несчастного — медленно и методично или одним ударом?

    Разгадкой ко всему происходящему был Григорий Николау. Этот человек находился в самом фокусе деятельности грифона. Ему удавалось многое такое, что было непонятно Франтишеку. Картина происшедшего в гостиничном номере обескуражила мага: Николау и его спутница, взявшись за руки, за чем-то наблюдали с неподдельным интересом, но крысы-соглядатаи не могли увидеть того, на что смотрели эти двое.

    А потом, как только эта парочка завершила свое странное бдение, связь Франтишека с крысами почти полностью нарушилась. Доказательств связанный маг не имел, но подозревал, что и тут не обошлось без Фроствинга. Однако до тех пор, пока кто-то из крыс не вернулся с задания, он не мог ни о чем судить с уверенностью, а потому гадал, что произошло потом. Может быть, крысы взяли инициативу на себя, вопреки данным им инструкциям, и напали на Николау? Ах, если бы была хоть какая-то возможность снова наладить связь с ними…

    «Сон о доме должен был привести его к самому логичному выводу, — думал связанный маг, по-прежнему вглядываясь во тьму. — Что же делал Николау в номере гостиницы? Нечто большее, на что, по идее, был способен. Вероятно, стоит снова захватить его. Он даст мне больше силы, чем те жалкие ошметки, что я почерпнул от Эмриха!»

    Связанный маг задумался настолько глубоко, что не заметил, как задергались его руки. Заметил это Конрад, поскольку одной из его главных обязанностей было следить за хозяином и стараться не пропускать таких симптомов.

    — Господин Франтишек…

    — Гм-м-м? — Петер Франтишек обратил внимание на то, как изменились черты уродливой физиономии Конрада, и тут же опустил взгляд на собственные руки. — Похоже, тебе стоит приготовиться, Конрад.

    — Да, господин. — Верзила сунул руку за лацкан куртки и извлек оттуда тот самый странный, стрелявший иглами пистолет, из которого он пустил иглу в Григория Николау. Другой рукой он достал из кармана три ампулы. — Какую дозу — слабую или сильную, господин Франтишек?

    Господин почти не обращал внимания на своего слугу. В это время ему пришло в голову кое-что еще. «Дом… Если бы я просто отправился туда… и посмотрел, как там и что… все бы наконец стало ясно и понятно. Мне только и нужно — войти в дом. Никто не остановит меня, и…

    И я никогда не выйду оттуда!»

    Связанный маг тряхнул головой, стараясь отогнать навязчивые мысли. На самом деле он вовсе не хотел входить в дом — ну разве что только тогда, когда из раба превратится в господина. А для того чтобы это произошло, Франтишек должен был обрести власть над грифоном. Как только ему поклонится Фроствинг, следующая очередь будет за домом. В этом Франтишек не сомневался.

    — Сильную, — наконец отозвался он и скрипнул зубами. Зов волнами бил по нему, и каждая следующая волна была безжалостнее предыдущей. — Самую сильную дозу, какая у тебя только есть, Конрад.

    — Самую сильную? — Впервые за все время, что Конрад служил магу, он позволили себе усомниться в приказе господина.

    — Делай, как я велю.

    А ведь в некотором смысле все представлялось настолько логично… Если бы он вошел в дом хотя бы на несколько минут, он бы сразу понял, чего ищет. Быть может, он перебарщивал с предосторожностью. Быть может, ему не были нужны ни кресло, ни путы?

    — Нет, проклятие, нет! — сквозь стиснутые зубы вырвалось у связанного мага. — Я останусь здесь!

    Конрад хранил молчание. Он только время от времени переводил взгляд с господина на пистолет и обратно. Зарядив пистолет одной из ампул, две он убрал в карман.

    — Я готов, господин Франтишек. Прошу прощения за промедление.

    Первая атака уже закончилась, но Питер Франтишек знал: вторая на подходе, и она в десяток раз сильнее первой. Если же он позволит второй атаке подобраться, третья будет в десять раз могущественнее второй.

    А его ноги и руки и так уже вовсю сражались с путами. Франтишек надеялся, что магическая сила, почерпнутая от Эмриха, поможет ему выдержать, и все же зов был слишком силен. Пока он не мог противостоять его приступам без кресла и наркоза — без наркоза в особенности. Вероятно, Николау придется захватить скорее, чем хотелось бы.

    — Сделать вам укол, господин Франтишек?

    Он только кивнул в ответ, поскольку готовился к очередному приступу зова. Негромкий, подобный пению сирен, голос дома призывал его.

    «Там, в доме, наверняка кроется разгадка грифона… стоит только быстро осмотреться — и я найду то, что мне нужно, чтобы взять верх над этим каменным монстром… Ответ внутри дома…»

    Послышалось негромкое шипение — так шипят змеи перед укусом. Резкая боль отвлекла связанного мага от искушающего зова.

    Забытье спасло его.


    К удивлению и радости Григория, на обратном пути Тереза задала ему совсем немного вопросов. Она на редкость быстро осваивалась с миром, в котором жил Григорий. Оставалось надеяться, что для этого ей не приходится делать над собой слишком больших усилий.

    Она поинтересовалась Петером Франтишеком.

    — Он вас похитил — вы так сказали, — проговорила Тереза, когда Григорий снова рассказал о том, каким образом познакомился с таинственным субъектом. Он ни словом не обмолвился о том, что Франтишек был привязан к креслу. Пока было вполне достаточно просто упомянуть об этом человеке. — Но почему же он вас отпустил?

    — Потому что я знаю о тайне дома. Остальные не понимали, что происходит. Они только слышали зов. Я вел себя иначе.

    — А я?

    Григорий вынужден был ответить уклончиво:

    — Вы его не интересуете. Главное для него — дом.

    — Он его может получить, когда захочет.

    Григорий покачал головой:

    — Он пока к этому не готов. Не знаю, как именно он намеревается подготовиться, но предполагаю, что он наращивает силы.

    Сказать больше означало бы пойти на риск. Тогда пришлось бы описывать те не слишком чистоплотные методы, к которым прибегали некоторые маги ради наращивания сил. К счастью, Тереза больше ни о чем Григория расспрашивать не стала. На самом деле, если на то пошло, то именно с этого мгновения она вообще стала весьма немногословна.


    Тереза, как и обещала, устроила Григория в гостиной на диване. Он другого и не ожидал и к собственному изумлению понял, что на редкость спокоен. Он ни за что бы не решился взять эту женщину без ее согласия. Быть может, подобные помыслы сейчас были старомодны, но Григорию это было в высшей степени безразлично.

    Тереза вошла в гостиную, когда Григорий пытался соорудить из декоративных подушек некое подобие того, на что было бы удобно положить голову. В одной руке Тереза держала большую пуховую подушку, в другой — аккуратно сложенное одеяло.

    — Пожалуй, без этого вам не обойтись. На этих подушках спать невозможно. Я точно знаю, я пробовала.

    — Спасибо.

    — В холодильнике и шкафчиках над раковиной есть всякая еда. Ешьте, что понравится. Как только я освобожу ванную, можете ею воспользоваться. Я там для вас повешу коричневое полотенце и махровую простыню.

    Григорий взял у Терезы подушку и одеяло и положил на диван.

    — Спасибо, но если вы не против, я это отложу до утра.

    — Конечно, — кивнула Тереза и улыбнулась. — Спокойной ночи.

    Когда она отвернулась, чтобы выйти из гостиной, Григорий кое о чем задумался.

    — Тереза, вы собираетесь завтра выйти на работу?

    Она обернулась и нахмурила брови.

    — Я еще не решила. Мне не хотелось бы… но на самом деле я не вполне понимаю, как мне быть. После того, что произошло сегодня ночью, это же бессмысленно, правда?

    Что может произойти, если она вернется в «Дозорный»? Григорий слишком сильно устал, чтобы думать об этом.

    — Отпроситесь на завтра, — в конце концов посоветовал он. — Скажите, что выйдете послезавтра. А утро вечера мудренее, завтра все обдумаем и обговорим.

    — Неплохо придумано, — кивнула Тереза и улыбнулась веселее. — С этой мыслью мне будет легче заснуть. Спасибо.

    Григорий проводил ее взглядом и опустился на диван. Теперь, когда Тереза вышла, Григорию предстояло сделать еще кое-что, перед тем как и самому решиться лечь спать. Как ни терпима оказалась Тереза в отношении магии, как ни восприимчива, она все равно судила почти обо всем с позиции простой смертной. Они убежали от крыс — и для Терезы опасность миновала. Она и не задумалась о том, что в том доме, где она жила, могли преспокойно ошиваться эти серые длиннохвостые прислужницы Франтишека. Мало того, ей и Григорию грозили существа пострашнее крыс.

    Еще тогда, когда Тереза не вошла в гостиную, а находилась в своей спальне, Григорий уже успел произнести основные охранные заклинания. Теперь, уверившись в том, что Тереза легла в постель, Николау мог спокойно завершить начатый труд.

    Он закрыл глаза и вошел в контакт с пятью точками, которые избрал для себя в качестве опор в квартире Терезы. Связанные между собой магической силой, эти точки должны были образовать пятиугольник, внутрь которого вписывалась большая часть квартиры. Незначительные участки, оставшиеся за пределами пятиугольника, можно было защитить силой заклинаний. В квартиру Терезы крысы сегодня ночью прокрасться не смогут при всем желании. Путь сюда будет закрыт и для людей — приспешников Петера Франтишека. Всех случайностей Григорий, безусловно, исключить не мог, но если бы кто-то или что-то все-таки в квартиру проникло, Григорий получил бы об этом предупреждение.

    Григорий положил подушку в изголовье, расстелил одеяло и улегся. Разум его во все времена не прекращал трудиться. Григорий думал о завтрашнем дне. Тереза может потребовать ответов на многие вопросы, а он пребывал в сомнениях насчет того, как ей отвечать. Григорий всю жизнь жил, не ведая о возможности выхода, и теперь ему крайне трудно было измыслить такую возможность для другого человека. И все же, существуй для него шанс спасти Терезу, он был бы готов забыть о своих бедах.

    Григорий заснул, так ни до чего и не додумавшись.


    Было еще темно, когда Григория разбудило чье-то прикосновение к его сознанию. Он открыл глаза и стал ждать, пока они привыкнут к темноте, но за это время он уже успел самым старательным образом окинуть всю квартиру мысленным взором. Странно… Никаких незваных гостей и в помине не было, и никаких следов использования магической силы.

    Результаты беглого осмотра Григория не удовлетворили. Он встал с дивана, поднял руку до уровня груди, повернул ладонью вверх и сосредоточился. В дюйме от его ладони вспыхнул маленький желтый огонек, осветивший гостиную так, что Григорию стали видны все предметы в ней, но вместе с тем не такой яркий, чтобы проникнуть в спальню Терезы и разбудить ее. Держа огонек над ладонью, словно светильник, Григорий обошел комнату, на сей раз используя не только магическое, но и обычное зрение.

    Похоже, в гостиной все было чисто. Николау вышел в маленькую кухню. Он долго жил, в частности, в Лондоне и в Европе вообще, но размеры квартир в сочетании с их стоимостью не переставляли удивлять его. Он ведь помнил времена, когда постройка дома, способного вместить семью из десяти человек, стоила человеку всего лишь нескольких дней тяжелого труда.

    Из кухни он прошел в ванную комнату. Там висело зеркало. Увидев свое отражение, Григорий невольно задержал на нем взгляд.

    Перед ним было его лицо — то самое, что принадлежало ему всегда, и все же всякий раз разное. Его черты запечатлевали все, что довелось пережить Григорию, а особенно — глаза. Да, его глаза цветом были похожи на глаза Терезы, Франтишека и любого из других, которых ему доводилось встречать на протяжении несколько веков, но ни у кого из них в глазах не отражалось столько тяжких переживаний, столько лет бесконечных странствий и мук. Их глаза — за исключением разве что Франтишека — были молоды. В них горел огонь, а в глазах Григория, как казалось ему самому, тлели угли.

    Григорий моргнул и отвернулся от беспощадного зеркала. Зеркала он терпеть не мог и пользовался ими исключительно по необходимости. А сейчас у него было дело поважнее, чем купание в жалости к самому себе. Уж на что, а на то, чтобы пожалеть себя, к его услугам было все время мира.

    Оставалось осмотреть спальню Терезы. Григорию не хотелось входить туда — отчасти из-за того, что он боялся разбудить хозяйку квартиры, которая, проснувшись, могла неправильно расценить его появление. Тем не менее не осмотреть спальню было нельзя. Григорий надеялся, что Тереза поймет его, как нужно.

    Он лишь едва коснулся пальцем дверной ручки, и она сама повернулась. Дверь бесшумно и медленно открылась. Григорий изо всех сил старался не произвести ни звука — как ради того, чтобы не разбудить Терезу, так и ради того, чтобы уловить наличие чего-нибудь постороннего в ее спальне.

    Когда дверь открылась достаточно для того, чтобы Григорий мог войти, он велел ей замереть в этом положении. Затем он поднял рукотворный огонек до уровня глаз и опустил руку. Огонек уплыл назад, за спину Григория, и повис в воздухе. Такого освещения было вполне достаточно, чтобы осветить спальню, но не разбудить Терезу. Пока Григорий ничего опасного в спальне не почувствовал, но не мог успокоиться, не осмотрев там все своими глазами.

    Спальня так разительно отличалась от всех остальных помещений в квартире, что Григорию стало неловко из-за того, что он вторгся сюда. Впечатление создавалось такое, будто здесь живет молоденькая девушка, даже скорее — девочка. На шкафу были расставлены мягкие игрушки, стену украшали рисунки с изображениями животных. Обстановка в целом куда более соответствовала жилищу юной девушки, чем спальне зрелой преуспевающей женщины.

    Тереза спала на правом боку, укрытая мягким теплым одеялом. Лица ее не было видно — оно утонуло в подушке. Судя по ее дыханию, она спала крепко. Григорий задержал взгляд на ней чуть дольше, чем следовало бы, а потом перевел взгляд на большое, занавешенное шторами окно.

    Он шевельнул пальцем — и шторы раздвинулись настолько, чтобы стало ясно: ни за ними, ни за окном никто не прячется. Магическое зрение подтвердило результаты визуального осмотра. Таким же образом Григорий обследовал платяной шкаф и комод. Вскоре ему стало ясно, что и в этой комнате ничего опасного нет.

    Устыдившись того, что задержался в спальне, Николау тихо вышел из комнаты и бесшумно закрыл дверь. Затем поднял руку, и маленький огонек, переместившись, вновь повис над его ладонью.

    — Скверно, Григорий, ах как скверно! Заглядывать в спальню к беспомощной, ни о чем не подозревающей дамочке — ай-яй-яй!

    Григорий вздрогнул, выронил огонек и резко развернулся.

    Из глубины тускло освещенной гостиной на него смотрел Фроствинг. Грифон уселся на спинке дивана, раскинув крылья. Несмотря на чудовищный вес каменной фигуры, мягкая спинка даже не прогнулась, но в конце концов грифон существовал в призрачном мире, а не в реальном, а в реальном он оставлял свои следы только тогда, когда сам этого желал.

    — Можно подумать, что ты не рад меня видеть, дорогушенька Григорий. И еще можно подумать, что ты обзавелся какими-то познаниями, которые твоя бедная маленькая головушка просто не в состоянии вместить, но ты их все-таки ухитрился туда втиснуть, да еще и пытаешься их худо-бедно применить?

    — Не понимаю, о чем ты говоришь.

    Григорию вовсе не хотелось приближаться к чудовищу, но он решился на это, надеясь на то, что чем дальше он будет от спальни Терезы, тем меньше вероятность, что грифон включит и ее в сферу своего влияния.

    — Ну, конечно, не понимаешь, — насмешливо проговорил грифон. Затем, словно бы забыв о начатом разговоре, крылатое чудище запустило лапу куда-то в темноту и извлекло на тусклый свет нечто размером с котенка. Фроствинг подвесил на когте безжизненного зверька. — Знаешь, что-то мне не нравятся те, с кем ты в последнее время дружбу стал водить.

    На когте Фроствинга висела большая крыса. Григорий не стал спрашивать, не одна ли это из прислужниц Франтишека — это и так было яснее ясного.

    Фроствинг негромко хихикнул.

    — В общем и целом я предпочитаю питаться мяском, проявляющим большую проворность, но эту бедняжку я просто призван был выручить из беды.

    Каменный грифон открыл пасть и бросил туда трупик крысы. Вроде бы никакой глотки у скульптуры и быть не могло, но тем не менее Фроствинг заглотал крысу целиком, после чего извлек на свет еще одну.

    — У нее была подружка, — сообщил грифон, снова глянув на Григория. — Они вдвоем решили прокатиться вместе с вами, но мне почему-то показалось, что тебе и твоей дамочке хочется остаться наедине. Посмотри, как я добр, как деликатен, а ты до сих пор мне и спасибо не сказал! Стыдно, стыдно!

    Вторая крыса последовала за первой в область небытия. Фроствинг сделал вид, будто утирает зубастую пасть. Покончив с послеобеденным туалетом, он смерил стоявшего перед ним человека взглядом с ног до головы.

    Григорий отчаянно пытался придумать, как избавиться от грифона. Он стал беспечен. Его убаюкали маленькие успехи, достигнутые в деле отпугивания заклятого врага.

    — Ты так далеко, дружочек! Почему бы тебе не подойти ко мне поближе?

    Левая нога Николау против его воли приподнялась и сделала шаг вперед. За ней последовала правая. Он сопротивлялся, как мог, но, увы, как обычно, толку от его усилий не было никакого. Григорий мог лишь наблюдать за тем, как его обезволенное тело двигается к окутанному ночной тенью чудовищу, царственно восседающему на спинке дивана.

    Фроствинг остановил его на расстоянии вытянутой руки. Все еще не в силах двигаться по собственной воле, Григорий не сумел воспротивиться и отстраниться, когда грифон протянул к нему лапу и когтем приподнял подбородок.

    — Миленький, славненький Григорий! Тебе следует вести себя поосторожнее. Я так за тебя переживаю, ты же знаешь. На самом деле я все время думаю о тебе. Но порой мне кажется, что ты этого не ценишь. — Григорий молчал. Фроствинг вздохнул. — Ты просто не представляешь, как часто я возвращал тебя на путь истинный после того, как ты оступался. Ты понятия не имеешь о том, как долго я вел тебя сюда. А ведь мне от тебя нужна такая малость — совсем немножечко участия с твоей стороны, а ты и этого мне дать не согласен.

    Когтистая лапа ухватила Григория за воротник. Страшилище тянуло его к себе, пока их лица чуть-чуть не сблизились окончательно. Уже не впервые испуганный Григорий обратил внимание на то, что никак не может рассмотреть глаза своего мучителя. Черные бездонные пропасти — и больше ничего.

    — Позволь, я расскажу тебе одну историю…

    Голос грифона терзал Григория столь же мучительно, сколь и само его присутствие. Когда Фроствинг принимался рассказывать истории, они всегда оказывались каким-то образом связаны с жизнью Николау… но ничего хорошего от этих рассказов ждать не приходилось. Мерзкий грифон добивался того, чтобы каждая из его повестей накрепко запечатлевалась в сознании жертвы, и старался, чтобы Григорий никогда не забывал услышанного.

    — Жил-был один человек. Он страдал огромными амбициями, и эти амбиции превышали все допустимые пределы и были этому человеку совсем не по плечу, но он этого не видел. Он почитал себя воплощением власти над миром. — Грифон презрительно фыркнул. — Что бы он понимал во власти над миром, малявка! О да, он овладел кое-какими фокусами, сумел взрастить стайку проворных и смекалистых зверушек, но он жестоко ошибся, почитая свое положение выше положения удачливого дурня.

    «Франтишек, — подумал Николау. — Он говорит о Франтишеке».

    — Как вижу, тебе знакома эта история, — отметил крылатый демон. — Это славно, дорогуша Григорий, вот только я почти уверен, что ты не знаешь, как она заканчивается. Быть может, ты перепутал эту историю с другой… которая не так бесповоротно безнадежна. Прошу понять меня правильно, когда я утверждаю, что та история, которую я рассказываю тебе сейчас, совершенно безнадежна. В финальной сцене этот дурень гибнет и исчезает без следа, а вместе с ним — все те тупицы, что служили ему… о, а еще гибнет и тот человек, что был еще большим глупцом, ибо истина была ему открыта куда более явно, чем всем остальным, и все же он не видел опасности, пока она не поглотила его вместе со всеми остальными.

    Фроствинг резко отпустил Григория, и тот с трудом удержался на ногах — он не сразу понял, что грифон снял с него обездвиживающее заклятие. Николау попятился на несколько шагов.

    — Мораль сей истории достаточно проста, на мой взгляд, — продолжал разглагольствовать грифон. Он сложил крылья и протянул когтистую лапу к человеку. — Но на всякий случай, если ты вдруг ее не понял…

    Сначала Григорий подумал, что грифон снова тянется к нему и хочет подтащить поближе к себе, но вскоре он понял, что лапа протянута не к нему, а дальше…

    — Нет! — в отчаянии прокричал Николау, еще не успев обернуться. А когда обернулся, то увидел, что жуткой лапой грифон манит Терезу.

    Она стояла на пороге спальни, опустив руки. Веки ее отяжелели от сладкого сна. Фигуру ее окружало сияние, и свет лился как бы изнутри нее. Тончайшая кружевная ночная рубашка почти не скрывала прекрасного тела. Григорий со все возрастающей тревогой следил за Терезой, а она шагнула к Фроствингу, словно ребенок к любимому отцу. Григорий бросился к ней, чтобы остановить, но как в том сне, где ему привиделся Мэтью Эмрих, рука его прошла сквозь тело Терезы.

    А Тереза медленно приближалась к воссевшему на спинке дивана чудищу и наконец застыла рядом с ним, а потом повернулась лицом к Григорию. Фроствинг дружески обнял ее за плечо, затем позволил себе еще большую интимность — стал мять когтями ткань рубашки над грудью Терезы. Другой лапой он поглаживал щеку женщины.

    — У тебя всегда был отменный вкус. Это я должен признать, дорогуша Григорий… А ведь самая красота — в глазах, верно? — Когти грифона зависли в дюйме от глаз Терезы. — И цвет какой чудесный… Чьи же глазки он мне так напоминает…

    — Фроствинг, пожалуйста! — взмолился Григорий. — Она тут совсем ни при чем!

    Его мучитель склонил голову набок.

    — Еще как при чем, Григорий, еще как при чем! У нас у всех роли в этом спектакле расписаны. Мы все — марионетки, болтающиеся на ниточках, а держит их в руках наш повелитель с древних времен! Неужели ты так скоро все забыл? — Фроствинг рассмеялся, но смех его прозвучал странно — на слух Григория, в этом смехе была… горечь. — О да, конечно, забыл, еще бы тебе не забыть!

    Грифон какое-то время лениво шевелил когтями возле глаз Терезы, затем поднял лапу повыше и стал теребить ее волосы. Вечная ухмылка, запечатленная на каменной морде Фроствинга, стала шире.

    Когти грифона вонзились в щеку Терезы.

    По лапе чудовища потекла кровь. На белой щеке Терезы залегли три глубокие влажные алые борозды. Раны были неглубоки, но жестокость грифона возмутила Григория до последней степени. Сам не зная, как это у него получилось, он высвободился из сковывавшего его ступора. С губ его сорвались слова на непонятном ему языке, которым он уже пользовался раньше. Пусть смысл слов оставался скрытым — Григорий знал, что произносит именно те слова, что нужны сейчас.

    Фроствинг бочком отодвинулся от застывшей в неподвижности Терезы. Отогнал его не страх — нет, скорее, боль. Григорий это почувствовал. Тем не менее каменный демон сохранял самоуверенность и ухмылялся, невзирая на полученный удар.

    — Славно, славно, дорогушенька Григорий. Ты просто молодчина, честное слово! Замечательно у тебя получается, но только не забывай, что властвую над тобой я, и никто другой! Попробуешь встать на сторону тупиц — тебя постигнет их жалкая участь!

    Григорий, вне себя от ярости, вновь произнес заклинание на странном языке, но грифон покачал головой и расправил крылья, словно собрался взлететь. Однако не таков был Фроствинг, чтобы оставить последнее слово за Николау.

    — То, что я делаю, я делаю только потому, что ты меня об этом просишь, дорогуша Григорий, и ни по какой иной причине! Можешь ненавидеть меня самой лютой ненавистью, но тогда научись ненавидеть и самого себя. Это твой единственный шанс, если он у тебя вообще есть…

    Он не стал отбирать у Григория воспоминаний, не украл ни частицы души. Он просто исчез бесследно, как и не было его.

    Краткую тишину нарушил дикий крик.

    Григорий очнулся и обнаружил, что лежит на диване. Он заморгал, пытаясь понять, в чем дело.

    Второй крик разбудил его окончательно. Он донесся из спальни Терезы.

    Григорий вскочил и бегом бросился к соседней комнате, толкнул дверь, на ходу сотворил яркий огонек, мгновенно рассеявший тьму.

    Тереза сидела на кровати.

    Ее лицо, руки, ночная рубашка и даже подушка были в крови. Крови было немного, но смотреть на Терезу было страшно. На ее щеке алели три рваные раны.

    Она смотрела на Григория широко открытыми глазами.

    — Грифон… — прошептала она сдавленно. — Там был ты… и грифон по имени Фроствинг.


    XII

    Вот так и вышло, что в конце концов Григорий Николау все-таки вынужден был рассказать Терезе Дворак всю правду.

    Он поведал ей о веках своих странствий, о том, как сколачивал громадные состояния и вкладывал их в определенные предприятия, основываясь на богатейшем жизненном опыте, о том, как порой просто-напросто зарабатывал деньги своим горбом. А потом он рассказал Терезе о грифоне и магии.

    Они разговаривали, не опасаясь разбудить и тем рассердить соседей Терезы. Григорий предусмотрительно позаботился о том, чтобы никаких необычных звуков из ее квартиры не доносилось, так что никто и не слышал ни криков, ни злорадного смеха грифона.

    — Он крадет твою память? — спросила Тереза, необычайно спокойная после пережитого ужаса. Это было в ее характере — так понял Григорий. Стоило первому страху отступить — и Тереза всегда умела взять себя в руки.

    — Отдельные воспоминания, но похитил их он уже так много, что моя память стала похожа на головоломку, половина кусочков от которой безвозвратно утрачена.

    Григорий сидел на краешке кровати Терезы. Он уже успел, пользуясь магической силой, залечить ее раны так, что от них не осталось и следа, а потом Тереза ушла в ванную и долго-долго смывала с себя пережитые страхи. Вернулась она из ванной с чуть не досохшими волосами, но переодевшаяся, и сумела благодарно улыбнуться Григорию. Раны на ее лице зажили только снаружи, но большего Григорий сделать не сумел.

    — Время похитило столько других воспоминаний, что их тоже можно считать украденными.

    — А ты помнишь его первое появление?

    — Видимо, это как раз и было одним из первых украденных им воспоминаний. Ты должна понять, Тереза, что для Фроствинга нет большего наслаждения, чем мое замешательство и мучительные раздумья. — И тут Григорий понял, что последний визит грифона прошел иначе, чем все предыдущие. — Впервые он ничего не отнял у меня… хотя, конечно, я могу ошибаться.

    Но нет, он понимал, что не ошибается. Все воспоминания остались нетронутыми. На этот раз сомневаться не приходилось.

    — Боже мой… — прошептала Тереза уже не в первый раз. Она сидела на диване, крепко обхватив руками колени. — Столько веков подряд не знать, зачем он это делает, не представлять, когда именно он отнимет у тебя то, что ты сумел сберечь, не знать, чем это все закончится… Я бы уже давно с ума сошла.

    Григорий поджал губы.

    — Он не даст мне сойти с ума. Это одно из главных правил в его игре. Я всегда должен пребывать в здравом рассудке и четко сознавать, что со мной происходит.

    Ему вдруг ни с того ни с сего припомнился небольшой городок под Берлином. Кажется, он назывался Цехлин. Кроме названия, Николау о нем не помнил ровным счетом ничего. Он даже не знал, в каком веке попал в этот городок. Такого рода «оборванных» воспоминаний у Григория было хоть пруд пруди, но Цехлин по какой-то причине что-то значил, что-то большее. Стоило Николау задуматься о сумасшествии — и на ум сразу приходил Цехлин.

    — Он ни за что не даст мне улизнуть в область безумия. Оно для меня — недостижимая мечта.

    — И как это все началось, ты не представляешь?

    Вопрос Терезы напомнил Григорию о том, как закончился последний визит Фроствинга.

    — Теперь это не совсем так. Я должен кое-что узнать о том, какая сила стоит за тем, что происходит в доме… и за самим Фроствингом. Видимо, его повелитель — та сила, что правит всем этим, — некогда был мне знаком.

    Тереза выпрямилась.

    — Не хочешь ли ты сказать, что в доме может прятаться колдун, которому от роду несколько сотен лет? Да ведь дом выстроен в начале века.

    — Внешность может быть обманчива… но это верно: дом, быть может, действительно появился именно в это время. Повелитель грифона мог просто-напросто перенести его сюда откуда-то еще. — Григорий вздохнул. — Я многое узнал во время встречи с Фроствингом нынешней ночью, но и вопросов снова прибавилось.

    Вопросы метались в голове у Григория, мешали сосредоточиться. Что за заклинание он произнес, чтобы прогнать своего мучителя? Почему оно так легко слетело с его губ? Каким образом он и прочие люди с таким же цветом глаз были связаны с тем, что жило внутри дома? И что означала эта отметина — серо-голубые глаза?

    — А ты мог бы сделать так, чтобы я забыла обо всем этом? — неожиданно спросила Тереза.

    Григорий на мгновение замер.

    — Я мог бы сделать так, чтобы ты забыла о чем угодно, стоит тебе только пожелать.

    Тереза задумалась, поглаживая кончиками пальцев щеку, совсем недавно обезображенную следами от когтей грифона. В конце концов она покачала головой.

    — Нет. Так мне от этого не убежать. И потом, я ведь не знаю, поможет мне забытье или нет. Он все равно может явиться за мной… а кроме этого есть еще дом.

    Вот именно. Рано или поздно дом станет призывать ее. Это понимала и сама Тереза, и Григорий. Вдобавок Фроствинг пометил ее. Может быть, физические следы этого клейма исчезнут, но грифон всегда найдет свою жертву.

    Раздумывая об этом, Григорий случайно бросил взгляд на часы и, увидев, который час, не на шутку удивился. Полночи пролетело незаметно. Он-то без проблем мог пережить пару бессонных ночей, но не Тереза. После кошмарного знакомства с каменным чудовищем ей более чем когда-либо требовался отдых.

    — Тебе надо поспать, Тереза. Нужно набраться сил.

    — Нет! — воскликнула она и содрогнулась всем телом. — Просто и подумать страшно о том, чтобы заснуть! Пока не могу. Мне кажется, что он еще здесь.

    Страх этот был вполне оправдан, но Григорию совсем не хотелось, чтобы Тереза упала от изнеможения в такой момент, когда ее жизни могла бы грозить опасность. Терезе непременно надо было поспать.

    Григорий пересел к ней поближе и обнял за плечи. Она не стала отстраняться — наоборот, прижалась к нему и положила голову ему на плечо.

    — Я понимаю, как ты себя чувствуешь, — ласково проговорил Григорий. — Мне довелось пережить такое много раз. В таком случае тебе лучше постараться просто расслабиться. Он не вернется, это я тебе обещаю. Не можешь уснуть — так хотя бы отдохни… расслабь мышцы…

    — Я не буду спать, — сонным голосом заявила Тереза и опустила голову.

    — Не будешь так не будешь, никто тебя не заставляет, — примирительно проговорил Григорий, пристально глядя на нее. — А если захочешь…

    Голова Терезы скатилась с его плеча. Григорий немного подождал и осторожно отодвинулся, чтобы увидеть лицо Терезы. Как он и думал, глаза ее были закрыты. Грудь мерно вздымалась и опадала. Тереза мирно спала.

    — Понимаю, это обман, — прошептал Григорий и нежно поцеловал Терезу в лоб. — Но сон — единственное лекарство от воспоминаний о всяких пакостях. Когда ты проснешься утром, память о страшной ночи не будет столь яркой. Я не стану красть у тебя воспоминаний. Я просто делаю так, чтобы ты спала.

    Григорий укрыл Терезу одеялом, а сам устроился в кресле рядом с диваном. Бессонная ночь — сущий пустяк в сравнении с тем, что он подарит отдых измученной женщине.

    * * *

    — Что со мной случилось?

    Сквозь просвет между шторами пробивались солнечные лучи. Григорий, не вставая с кресла, спокойно отозвался:

    — Ты уснула. А я пересел в кресло, чтобы тебе было удобнее спать.

    Тереза села.

    — Я уснула? — удивилась она и зевнула. — Вот глупый вопрос! Понятно, конечно же, я уснула. Просто не верится!

    — Ты намучилась, так что ничего удивительного в этом нет.

    — Наверное, — кивнула Тереза, встала и потянулась. Григорий тактично отвернулся, не желая, чтобы его сочли сластолюбцем. — О Господи!

    Григорий вернулся к ней взглядом. Она смотрела на часы. Было без малого десять.

    — Почему ты не разбудил меня пораньше?

    — Тебе нужно было выспаться после всего, что ты пережила ночью.

    Тереза подумала и согласно кивнула:

    — Пожалуй, что так, но мы потеряли уйму времени. Ты говорил, что утром мы все обсудим.

    Григорий сложил руки на груди.

    — Я времени не терял. Я успел многое обдумать.

    — Значит, ты не спал всю ночь.

    — Мне это не вредно. Прошу тебя, за это не переживай, Тереза.

    Тереза собралась было что-то возразить, но тут у нее заурчало в животе. Она смутилась, прижала руку к животу, улыбнулась и сказала:

    — Похоже, мне надо перекусить. Наверное, потом я снова заберусь под душ. Я все еще чувствую себя как-то странно. А ты проголодался, Григорий?

    Николау наконец поднялся с кресла.

    — Перекусить было бы неплохо.

    Тереза выпила кофе с тостом. Григорий предпочел фрукты и сладости, которые запил кока-колой.

    Тереза, глядя на него, от души рассмеялась.

    — Знаешь, нашлись бы люди, которые были бы готовы пойти на убийство ради того, чтобы питаться так, как ты, и при этом так выглядеть! Это надо же — хлестать кока-колу по утрам!

    — Честно говоря, я ее пью гораздо чаще, чем кофе.

    — У меня на работе кое-кто тоже придерживается такой диеты, но… — Тереза не договорила и выпучила глаза. — Работа! Что же мне делать?

    Меньше всего ночью Григорий думал о том, что с утра Терезе нужно идти на службу или как-то оправдаться за свое отсутствие.

    После вторжения грифона оставался единственный разумный выход:

    — Позвони и скажи, что прихворнула.

    Тереза встала из-за стола и вытерла руки бумажным полотенцем.

    — Пойду позвоню прямо сейчас.

    Григорий проводил ее взглядом. Она снова сумела развеять его опасения своей способностью адаптироваться к ситуации. Во многом Тереза Дворак напоминала Григорию его самого, и нельзя сказать, чтобы этому стоило так уж удивляться. Ночью Григорий, в частности, думал о том, что и они с Терезой, и остальные другие должны состоять друг с другом в некоем родстве. Связь эта наверняка уходила корнями в далекое прошлое, но она между тем существовала. Эта догадка, однако, ни в коей мере не охладила интереса Николау к Терезе. В конце концов, их кровное родство могло быть таким далеким, что их уже нельзя было назвать ни двоюродными братом и сестрой, ни (что еще менее предпочтительно) прадедушкой и правнучкой. Григорий не знал, были ли у него дети, но одно было ясно наверняка: между ним и этой миловидной светловолосой женщиной лежали века.

    — Алло? Привет, Лорель! — Тереза облегченно вздохнула и продолжила разговор по телефону. — Да-да, я понимаю, что задержалась. Мне очень жаль, но я плоховато себя чувствую сегодня. Думаю, что я совсем не смогу выйти на работу. — Тереза умолкла. — Он не будет возражать. У меня накопилось много отгулов. Послушай, у меня там на сегодня назначено несколько встреч. Можешь передать Эрику, чтобы он взял моих клиентов на себя?

    Григорий встревожился. Он рассказал Терезе о своих подозрениях относительно новоиспеченного агента и удивился, что она решила именно к нему обратиться с просьбой. Он попытался дать Терезе знак, но та с нескрываемым интересом слушала то, о чем ей говорила сотрудница.

    — Его тоже нет? Заболел? — Пауза. — Не звонил? Может быть, еще спит. — Тут Тереза так многозначительно посмотрела на Григория, словно тот слышал все.

    Григорий понимающе кивнул. Она постаралась разузнать о своем сотруднике, попавшем под его подозрения. Николау был благодарен ей за инициативу, но думал, что было бы лучше вообще не упоминать об Эрике. Тем не менее новость о том, что этот юнец тоже не вышел нынче на работу, показалась Григорию весьма любопытной.

    — Спасибо, Лорель. Я понимаю, что отменять эти встречи уже поздно. Скажи Гэри, что я ему очень благодарна за то, что он согласился подменить меня. Думаю, что… как ты сказала?

    Интонация голоса Терезы вновь изменилась — стала взволнованной. Она побледнела, а ее рука, державшая трубку, слегка задрожала. Прижав трубку к уху, она потянулась и придвинула к себе блокнот и ручку.

    — Погоди, вот это я запишу. Если попозже мне станет лучше, я, пожалуй, позвоню этому клиенту сама. — Тереза снова стала слушать свою сотрудницу. — Понимаю, но мне бы так хотелось хоть что-то сделать, чтобы избавиться наконец от этого дома. И я не желаю упускать такого шанса, хотя мне и нездоровится.

    Тереза наклонилась и принялась что-то записывать в блокноте, время от времени приговаривая: «Да-да», «хорошо».

    Положив ручку рядом с блокнотом, Тереза выпрямилась и сказала:

    — Спасибо, Лорель. Скорее всего я действительно сама возьмусь за это, так что ты передай Гэри, пусть этим клиентом не занимается. Я все записала. — Снова пауза. — Хорошо. Завтра увидимся, надеюсь. Пока.

    Тереза вырвала из блокнота листок и обернулась к Григорию. Она была бледна как мел, руки сжала в кулаки.

    — Ты не поверишь! — Тереза расправила скомканную страничку и взмахнула ею. — Сегодня утром был звонок!

    Григорий насторожился:

    — Звонок? Какой, расскажи!

    — Зовут Вильям Абернати. Лорель, моя подруга и сотрудница, разговаривала с этим клиентом и записала все его данные. Он сказал, что разыскивает дом совершенно определенной постройки, и спросил, не найдется ли чего-нибудь в таком роде в Чикаго. Он даже не стал ждать, когда она его к кому-нибудь переадресует — сразу принялся описывать, что за дом он ищет, и…

    Григорий закончил начатую фразу за нее:

    — И то строение, что он описывал, не что иное, как тот самый дом.

    — Вот именно. Лорель сказала ему, что подходящий особняк у нас на продажу есть, но сегодня на работе нет агента, который им занимается. Абернати оставил своей адрес и номер телефона. — Тереза передала листок Григорию. — Я все записала — решила, что тебе это может понадобиться.

    — Ты поступила совершенно правильно, — заверил Терезу Николау и прочел имя и адрес клиента. Снова гостиница. Не такая шикарная, как «Хиатт», но вполне престижная. Григорий попытался прощупать полученные сведения с помощью магического чутья, но чутье помалкивало. В последнее время его дар несколько возрос, но все равно страдал ограничениями. Вот Франтишек имел возможность заглядывать туда, куда Григорию заглянуть было не дано.

    — Надо бы позвонить ему, как думаешь?

    — Да, и прямо сейчас, если ты готова, конечно. Но если нет, то я готов взять это на себя.

    — Нет-нет, он ждет звонка от меня. Я сама позвоню. — Тереза скрестила руки на груди, словно хотела обнять себя. — Как думаешь, он один из них?

    «Ты оговорилась — «один из нас», — хотелось Григорию поправить Терезу, но он промолчал и снова взглянул на листок из блокнота.

    — Все может быть. Пока судить трудно. Не исключено, что мистер Абернати просто хочет приобрести дом, который совершенно случайно как две капли воды похож на тот, который интересует нас с тобой.

    — Ну да, случайно! Не верю ни капельки!

    — Бывают же в жизни случайности. Между тем я склонен с тобой согласиться. — Григорий встал и вернул Терезе листок. — Похоже, нынешний день сам за нас все решил — ну что ж, и на том, как говорится, спасибо.

    — Ура, — произнесла Тереза без тени энтузиазма и снова взглянула на листок. — Но что мне ему сказать?

    — То же самое, что обычно говоришь любому клиенту, только встречу обязательно назначь на сегодня. Если он такой же, как все его предшественники, он непременно на это согласится.

    — Ладно. Минуточку, я соберусь с мыслями… — Тереза села на стул рядом с телефоном, на несколько минут задержала взгляд на листке из блокнота и наконец решительно подняла трубку. Как только она набрала номер, ее словно подменили. На месте испуганной, взволнованной женщины сидела Тереза Дворак, опытный агент-риэлтор, профессионал высочайшего класса из агентства «Дозорный».

    Тереза нажала еще одну кнопку, и в кухне раздались громкие сигналы вызова. Григорий не привык к телефонам с подзвучкой, хотя они были в ходу уже несколько десятков лет, но порадовался тому, что Тереза догадалась сейчас прибегнуть к этому техническому новшеству.

    Тереза уже собралась было повесить трубку, когда наконец кто-то ответил. Это оказалась телефонистка с гостиничной мини-АТС. Тереза назвала ей имя Вильяма Абернати и его номер. Последовала небольшая пауза — телефонистка соединяла Терезу с номером Абернати.

    — Алло? — ответил приятный баритон, и даже в этом единственном слове Григорию послышалось нечто неуловимо английское. Знакомый акцент… если этот человек не с Британских островов, то уж точно из Новой Англии.

    — Добрый день. Вас беспокоит Тереза Дворак из агентства «Дозорный». Вас зовут Вильям Абернати?

    — Да, меня зовут Вильям Абернати, — стараясь говорить равнодушно, отозвался мужчина, но волнения скрыть ему все же не удалось.

    — Мистер Абернати, вы сегодня нам звонили, но меня в это время не было на месте. Если я правильно поняла, вас интересуют некие дома. — Тереза вопросительно глянула на Григория — дескать, все ли она правильно говорит. Григорий одобрительно кивнул. — Определенного стиля, верно?

    — Да, все правильно, мисс Дворак. — Напряжение нарастало. Абернати с трудом держал себя в руках. — Мне сказали, что у вас есть дом — как раз такой, какой мне нужен: старинный, как бы в викторианском стиле, но не совсем…

    Тереза поежилась, но больше ничем своего отвращения не выдала.

    — Пожалуй, действительно у меня есть нечто подобное. Нужно бы встретиться и переговорить с глазу на глаз. Вы согласны?

    Абернати на миг растерялся, но тут же ответил:

    — Отлично. Хотелось бы поскорее. Если можно — сегодня же.

    Григорий и Тереза переглянулись. Григорий кивнул и, указав на наручные часы, поднял два пальца.

    Тереза его прекрасно поняла и произнесла в трубку:

    — Думаю, у меня получится, мистер Абернати. Не могли бы мы с вами встретиться у вас в гостинице… скажем, в два часа? Я сегодня в офисе не работаю, но все необходимые бумаги у меня с собой. По крайней мере сумею в личной беседе лучше понять, что именно вас интересует.

    — Прекрасно, встретимся в два, — ответил Абернати и немного смущенно добавил: — Ваша сотрудница сказала мне, что есть один дом, который, судя по всему, меня бы вполне устроил…

    — До встречи с вами я просмотрю все каталоги. Вы желаете принять меня в своем номере… — Тереза запнулась, поскольку Григорий яростно замахал руками. Он ткнул пальцем вниз и беззвучно произнес слово «вестибюль». Немного помолчав, Тереза поняла, почему он высказывает такое предложение. — …или лучше было бы, пожалуй, встретиться в вестибюле?

    Абернати, подумав, отозвался:

    — Хорошо, давайте встретимся в вестибюле, мисс Дворак. Действительно, так будет лучше.

    «Лучше? Это почему же?» — насторожился Григорий. Он как раз ожидал, что Абернати станет настаивать на встрече у себя в номере, с глазу на глаз. С другой стороны, если человеку хотелось сохранить в тайне то, что он хранил у себя в номере, вестибюль его устраивал как нельзя лучше. Вероятно, Абернати руководствовался как раз такими соображениями, а может быть, это просто было в его характере, но теперь Николау нестерпимо захотелось взглянуть на гостиничный номер этого субъекта.

    — Отлично. Буду ждать вас в два часа. Благодарю вас.

    Вильям Абернати попрощался с Терезой. Она отключила подзвучку, положила трубку и всплеснула руками.

    — Я же забыла спросить, как он выглядит! О чем я только думала!

    — Твоя забывчивость вполне простительна, — усмехнулся Григорий и откинулся на спинку стула. — Тем не менее, если мы не ошибаемся — а твой разговор с мистером Абернати убедил меня в том, что мы скорее всего не ошибаемся, — узнать этого господина тебе будет очень легко.

    — Как же я его, интересно, узнаю?

    — По глазам, как же еще?


    Для Петера Франтишека выдалась на редкость неприятная ночь. Зов еще никогда прежде не был так силен, и Петер изнемог от сопротивления ему.

    Связанный маг был склонен во всем винить Григория Николау. С тех пор как этот человек появился в Чикаго, все пошло кувырком. Все самые тщательно продуманные планы трещали по швам, прогнозы не оправдывались, всегдашнее чутье то и дело подводило. Франтишек терял своих слуг одного за другим — и крыс, и людей, а грифон обнаглел окончательно.

    На самом деле доля вины Николау в этом действительно была, и связанный маг твердо намеревался изменить сложившуюся ситуацию. Ночные мучения убедили его в том, что этого смуглокожего человека нужно использовать точно так же, как до него он использовал других. Какие бы тайны и знания ни скрывал Григорий Николау от Петера Франтишека, все они станут достоянием связанного мага, как только свершится ритуал переноса. Франтишек не сомневался: сила, полученная от Николау, станет последней каплей, необходимой ему для завоевания власти над домом.

    — Конрад, — произнес Франтишек, и рядом с ним тут же возник его безотказный камердинер. Франтишек поднял к нему глаза. — Конрад, я желаю, чтобы сюда был доставлен господин Николау. Благодаря ему я кое-что разузнал, однако необходимость вынуждает меня воспользоваться его услугами в полной мере, назовем это так. Ты согласен со мной?

    Свиноподобная морда Конрада приобрела выражение крайнего довольства.

    — Да, господин Франтишек. Я про это думал еще ночью, когда сделал вам укол, но вы не распорядились относительно этого типа, поэтому мне оставалось только надеяться, что таковое распоряжение последует.

    — Мой верный Конрад, — улыбнулся Франтишек. Из всех слуг связанного мага только Конрад заслуживал высшего доверия. Франтишек решил, что нужно будет щедро вознаградить верного слугу, как только будет захвачена власть над домом, если только раньше не придется принести и его в жертву. — Ты всегда предупреждаешь все мои желания.

    — Стараюсь, как умею, господин Франтишек.

    Верно в свое время поступил Петер, когда подобрал на улице подростка-хулигана. Конрад тогда возглавлял одну из молодежных гангстерских шаек, но мог запросто стать жертвой уличной разборки в течение ближайших нескольких лет. Почувствовав в нем определенные задатки, Петер Франтишек, на ту пору еще обладавший кое-какой свободой передвижения, познакомил Конрада с азами колдовства. Он не ошибся в своем выборе. Конрад все эти годы относился к магической силе с величайшим почтением.

    Он дал Франтишеку клятву верности и с тех пор служил ему верой и правдой.

    «Я буду горько оплакивать его, если придется-таки принести его в жертву. Конрад заслуживает того, чтобы его горько оплакивали». Франтишек отбросил траурные мысли и вернулся к предмету разговора.

    — Ты единственный, кому я могу доверить доскональное выполнение моего приказа. Поэтому я поручаю тебе найти мистера Николау и доставить его сюда. Возьми с собой столько помощников, сколько тебе потребуется.

    — Стало быть, следить за ним вы больше не хотите, господин?

    Франтишек медленно выдохнул.

    — Будь у меня время, я бы с радостью еще пошпионил за ним, но не всегда все получается так, как хотелось бы, Конрад. Теперь наш милый друг Григорий нужен мне по-другому. У него есть сила, которой мне недостает, — теперь я это вижу. Если я заполучу ее, я сумею обрести могущество, необходимое для того, чтобы эта мерзкая груда мрамора пала передо мной на колени. Я обрету возрождение, меня не постигнет судьба глупцов, исчезнувших в недрах дома. — Внезапно Франтишека охватило дикое желание встать с кресла, но он понимал, что сейчас делать этого ни в коем случае нельзя. Поборов порыв, Петер уставился во тьму. — Ступай, Конрад. Отыщи его. Я вижу его рядом с этой женщиной. У нее в квартире, по-видимому… Мои детишки уточнят…

    — А как быть с другим? С этим… Абернати?

    — Пошли к нему двоих. Возьмем и этого в придачу. Адрес у тебя есть.

    Длиннохвостые «детишки» Франтишека уже засекли Абернати и передали своему повелителю необходимые сведения. Связанный маг намеревался заняться Абернати попозже — по сравнению с Николау тот был мелкой сошкой. Однако дать вновь прибывшему разгуливать на воле было нельзя — за счет его пополнились бы и без того уже многочисленные ряды магов, проглоченных домом. Предпочтительнее было бы обзавестись силой Абернати одновременно с силой Григория. Петер Франтишек чувствовал, что кульминация развития событий вот-вот наступит — буквально в течение ближайших несколько дней. Сейчас нельзя было упускать ни малейшей возможности запастись магическим могуществом перед предстоящей битвой.

    В конце концов придется пожертвовать и Конрадом, и остальными слугами, и даже крысами. Грустно, конечно, но их место потом займут новые «детишки».

    — Исполняй приказ, Конрад.

    Конрад поклонился и исчез во тьме. Он все сделает как надо — связанный маг в этом не сомневался. Очень жаль будет потерять его после всего, что он сделал для своего господина, но он непременно все поймет.

    Франтишек снова устремил взгляд в непроницаемый мрак. Близилось исполнение наказа, полученного грифоном несколько столетий назад… и Франтишек всерьез вознамерился забрать наследство, охраняемое Фроствингом, себе.


    XIII

    Григорий вошел в гостиницу первым. До двух часов еще оставалось время, но он хотел заранее занять удобную наблюдательную позицию. Он пересек вестибюль и направился к выстроившимся в ряд телефонам-автоматам.

    Остановившись возле одного из них, Григорий впервые за много веков задумался о том, что, быть может, и он смертен на этой земле.

    В вестибюле находились несколько человек, но никто из них не обратил на Николау внимания. Желая, чтобы так осталось и впредь, Григорий постарался ни к кому чересчур пристально не присматриваться. Искать Абернати — это задача Терезы.

    Тереза вошла в вестибюль через минуту после того, как Григорий водворился на наблюдательном посту. В темно-синем деловом костюме, с макияжем, она выглядела просто потрясающе. Держа в руке небольшой портфельчик, Тереза шла по вестибюлю, поглядывая на находившихся там людей. Некоторые мужчины отвечали ей взглядом, но ни один из них не был мистером Абернати. Тереза повернула налево, прошла мимо тех, кто находился на этой половине вестибюля, мимо бара. Ноль эмоций.

    Она посмотрела в сторону Григория. Взгляд у нее был разочарованный и смятенный. Видимо, в его глазах она прочла те же чувства. Затем Тереза перевела взгляд в сторону лифтов. Оттуда, где стоял Григорий, двери кабин ему не были видны, но он догадался, что двери одной из них открылись и оттуда вышли люди.

    Тереза, изобразив профессиональную улыбку, направилась в сторону лифта и исчезла из поля зрения Григория, но до него доносился ее голос. Слов он не разбирал, однако, судя по интонации, она в конце концов встретилась с Абернати. А еще через пару мгновений Тереза снова появилась. Она шагала от лифтов рядом с высоким, крепкого телосложения мужчиной с волосами песочного цвета. Мужчина был одет в темный строгий костюм.

    Что-то было не так — но что, Григорий пока не понимал. Еле слышно произнеся заклинание, он обшарил вестибюль магическим взглядом, но не обнаружил ничего необычного. Ни в самом вестибюле, ни в помещениях, примыкавших к нему, Николау не нашел ни единого мага. Правда, у одного из служащих гостиницы он заметил кое-какие, едва различимые латентные способности к магии. Люди такого сорта Григорию встречались частенько — это были так называемые счастливчики, которым и в голову не приходило, что счастье и удачу им приносит вовсе не судьба, а они сами. Служащего Николау сразу сбросил со счетов и еще шире раздвинул границы поиска.

    И тут он понял, в чем дело.

    Ведь он не почувствовал Абернати даже после его появления в вестибюле! Если бы Абернати был таким же, как Тереза и все прочие другие, Николау должен был ощутить его присутствие здесь, как только бы сам вошел в гостиницу, а пожалуй, и раньше.

    Но если он не маг, то каким же образом его так быстро узнала Тереза?

    Не в силах сдержать любопытство, Григорий отошел от кабинки телефона-автомата и направился туда, где стояли кресла для отдыха. Когда он проходил мимо Терезы и Абернати, он своего интереса ничем не выдал, да и Тереза не смутилась и не растерялась, что Григория очень порадовало. Дойдя до обитого плюшем кресла неподалеку от беседующей парочки, Григорий уселся и взял с соседнего кресла кем-то забытый номер «Трибюн».

    — Вы определились с суммой, которую готовы уплатить? — спросила Тереза.

    — Да, то есть… нет. Все будет зависеть от дома.

    Григорий выглянул за краешек газеты и впервые увидел, каков собой Абернати. Лицо у него оказалось под стать фигуре: широкое, мясистое — ни дать ни взять, лихой футбольный форвард. Лихости физиономии Абернати добавляли и несколько неухоженные усы такого же цвета, что и волосы.

    А глаза у него были серо-голубые.

    Григорий не в силах был отвести от него взгляда. Почему же Абернати так сильно отличался от остальных других? Те немногие, с кем Николау доводилось прежде встречаться лично, в той или иной степени напоминали Терезу. Их он чувствовал на расстоянии. Самый сильный импульс исходил от Терезы, слабее всего был тот, что издавал некий человек в Будапеште — его Николау заметил только тогда, когда они очутились в одном и том же дворе. А с Абернати… С Абернати Григорий не чувствовал ровным счетом ничего!

    И тут взгляд этого загадочного человека скользнул к Григорию. Абернати широко открыл глаза и неотрывно уставился на Николау.

    Проклиная собственную глупость, Николау попытался отвести взгляд, но обнаружил, что сделать это не в состоянии. Взгляд его был прикован к Абернати, а тот, в свою очередь, не спускал глаз с него. Почувствовав прикосновение к своему сознанию, Григорий сразу понял, что оно исходит от Абернати.

    Тереза задавала Абернати вопросы, но он не слушал их и продолжал пялиться на Григория. Теперь Григорий наконец ощутил связь между ними — ту связь, которую этот хитрец сумел каким-то образом скрыть от него.

    Вильям Абернати был магом. И теперь он пытался воздействовать на сознание Григория.

    Для несведущего постороннего наблюдателя все выглядело совершенно невинно: два человека просто-напросто задержали взгляды друг на друге. Между тем Григорий видел в глазах Абернати алчность, желание поглотить… не что-нибудь, а его душу!

    Тереза умолкла, заподозрив, что между Николау и ее «клиентом» что-то происходит. Григорий искренне сожалел о том, что не в силах произнести ни слова и попросить ее о помощи — помощь бы ему сейчас очень не помешала, но даже такое минимальное усилие могло стоить ему проигрыша в контратаке, которой он отвечал на нападение Абернати. Абернати просто поразил его своим могуществом. Николау не припоминал, чтобы ему встречался еще кто-то, обладающий магическим даром такой мощи. Пожалуй, даже Франтишек уступал этому человеку.

    Краешком глаза Григорий наблюдал за Терезой и видел, как она лихорадочно переводит взгляд с него на Абернати и наоборот. А потом она вдруг развернулась к Абернати, который совершенно забыл о ее присутствии, и довольно ощутимо заехала тому локтем в пах. Конечно, даже такого удара было бы маловато для того, чтобы заставить дрогнуть столь крепкого мужчину, и все же его хватило для того, чтобы Абернати отвлекся, а именно это и было нужно Николау.

    Вильям Абернати только и успел ахнуть, как глаза его вдруг остекленели. Он не упал, потому что магическая сила, которой управлял Григорий, удержала его в сидячем положении. Николау встал, отложил газету и подошел к Терезе.

    — Что случилось? — шепотом спросила она.

    — Он такой же, как я, — ответил Григорий, по-приятельски улыбаясь застывшему в неподвижности Абернати. — Он маг. Вернее говоря — колдун.

    — Как Франтишек?

    — Он похож и на него, но если учесть, что наши таланты с Франтишеком разнятся, то Абернати отличается от нас обоих. Он способен таить свой дар от других магов. Я не ощущал связи с ним, стоя совсем рядом — у телефонов-автоматов, поэтому и решился на отчаянный шаг — прошел мимо вас.

    — А я еще гадала, зачем тебе это понадобилось, — понимающе кивнула Тереза и опасливо огляделась по сторонам. Пока они не привлекли ничьего внимания. — Надо что-то делать, — заметила она. — Не можем же мы просто вот так сидеть с ним тут.

    — Согласен, — кивнул Григорий. Он не испытывал ни малейших угрызений совести на тот предмет, чтобы использовать магическую силу в отношении Абернати: этот субъект довольно-таки красноречиво продемонстрировал, что собой представляет. — Думаю, мистер Абернати просто мечтает показать нам свой гостиничный номер.

    Григорий уставился на Абернати в упор. Тот медленно опустил голову. Тереза, широко раскрыв глаза, смотрела на своего спутника. Григорий расстроился. Что она могла подумать о нем, наблюдая за тем, как он целиком и полностью подчинил другого человека своей воле?

    Между тем выражение лица Терезы изменилось. Вместо изумления в ее глазах отразилось понимание.

    — Пожалуй, мне его не очень-то жалко. Только давай поторопимся.

    Все трое встали (Абернати — повинуясь безмолвному приказу Григория) и направились к лифту. Григорий проверил, как ведут себя служащие гостиницы, но никто на них внимания не обращал. Все трое спокойно дошагали до лифта и заняли свободную кабину, куда, на счастье, никто, кроме них, не вошел.

    А еще через пару минут они вошли в номер Абернати. Как только за ними закрылась дверь, Николау дал хозяину номера беззвучный приказ сесть в кресло. Тот повиновался: сел, выпрямив спину и уставившись в одну точку.

    — О Господи! — вырвалось у Терезы, старавшейся держаться как можно дальше от одеревеневшего Абернати. — Не мог бы ты сделать так, чтобы он был не такой… застывший, ну или… чтобы хотя бы не так сильно походил на зомби? Прости, Григорий, но у меня от взгляда на него мурашки по спине бегут.

    Николау заставил Абернати откинуться на спинку кресла и положить ногу на ногу, но большего он ему предложить не мог. Глаза… в конце концов, не придумав ничего лучше, Григорий приказал Вильяму закрыть их. Никакой опасности для нарушения связи между ним и Абернати в этом не было: контакт между ними осуществлялся на уровне сознаний.

    — И что же теперь? — спросила Тереза, порадовавшись тому, что Абернати больше не так напоминает воскрешенного из мертвых. — Обыщем номер?

    — Прекрасная идея, но для начала позволь мне кое-что сделать…

    Имея дело с таким опасным типом, как Абернати, следовало предусмотреть всякие неожиданности — к примеру, ловушки. Хитрый и расчетливый маг запросто мог обставить свое временное пристанище ловушками, позаботившись о том, чтобы незваных гостей здесь поджидали неприятные сюрпризы. Поэтому, прежде чем приступать к физическому осмотру номера, Григорий проверил его с помощью магического зрения.

    Проверка прошла молниеносно и не дала никаких результатов. В номере не оказалось ровным счетом ничего из ряда вон выходящего. Внимание, пожалуй, следовало обратить только на черный чемодан, стоявший в дальнем углу.

    Григорий указал на шкаф и сказал Терезе:

    — Начни с его пальто, если ты не против, потом осмотри ящики гардероба. А я обыщу чемодан.

    — Там что-то есть? Ты что-то почувствовал?

    Тереза достаточно неплохо знала Григория, чтобы понять, что его интерес к чемодану чем-то подогрет.

    — Что там, внутри, пока не знаю. Чемодан защищен охранным заклинанием. Подобным образом в номере защищен только сам Абернати. Так что будет лучше, если чемодан открою я, — если сумею, конечно.

    — Так зачем же мне обшаривать шкаф, если там однозначно нет ничего такого? — обиженно спросила Тереза. — Только не старайся убедить меня, что тем самым я тебе окажу неоценимую помощь. Если делать мне нечего, ты лучше так и скажи.

    — Ты меня неправильно поняла. Чемодан — единственный предмет, защищенный охранным заклинанием, но это вовсе не значит, что он не держит в номере других вещей, выглядящих более невинно. Ну, к примеру, тебе может попасться листок бумаги с какими-нибудь записями. Адрес, еще что-то. Если бы я не считал, что это важно, я бы не стал просить тебя, Тереза.

    — Хорошо, — отозвалась она. По губам ее пробежала легкая улыбка. — Прости, я была не права.

    — Пойми и поверь: в этом деле мы с тобой действуем заодно. И так будет всегда.

    Тереза повернулась к шкафу и занялась осмотром пальто Абернати. Тем временем Григорий удалился в угол и опустился на колени рядом с чемоданом, не осмеливаясь пока прикасаться к нему. Приступив к более тщательному осмотру, он исследовал магическое поле, которым был окружен чемодан, и убедился в том, что не ошибся: то было охранное заклинание. На первый взгляд ничего зловредного в этой защитной системе не было. Проявив чуть больше любопытства, чем следовало бы, Григорий протянул руку и к ручке чемодана, коснулся ее…

    …И тут же отдернул, гадая, уж не лучше ли было бы ему обыскать пальто Абернати вместо Терезы. С чемоданом запросто можно было и подождать. Внутри не было положительно ничего интересного. Наверняка Абернати наложил на чемодан охранное заклинание, оберегая свои пожитки от гостиничных воришек.

    «И о чем я только думаю? — Григорий снова посмотрел на чемодан. — Как же я могу отказаться от осмотра чемодана по такой дурацкой причине?» Николау собрался с мыслями, сосредоточился и снова прикоснулся к чемодану.

    И снова ему захотелось забыть о нем, как о вещи, совершенно не заслуживающей внимания и способной отразить в лучшем случае пристрастия Абернати в одежде.

    «Я открою тебя!» Григорий поборол желание отказаться от попытки осмотреть содержимое чемодана. Теперь он понял, как именно Абернати его «обработал». Чемодан был окутан заклятием, суть которого как раз и сводилась к тому, что осмотр его содержимого — пустая трата времени. Однако это заклятие произвело результат диаметрально противоположный задуманному: теперь Григорию просто-таки не терпелось заглянуть внутрь чемодана.

    — В пальто ничего нет, — сообщила Тереза и опасливо обогнула застывшего в кресле Абернати. — Что там у тебя? Чемодан заперт?

    — В каком-то смысле. Просто придется повозиться чуть дольше, вот и все.

    Тереза кивнула и указала на безмолвствующего хозяина номера.

    — А это безопасно — держать его в таком состоянии? Он не очнется, пока мы тут у него хозяйничаем?

    — Сомневаюсь, — покачал головой Григорий и снова задумался о чемодане. Ему нестерпимо хотелось поскорее открыть его. Тереза отвернулась к гардеробу и принялась осматривать ящики.

    Абернати создал хитрую систему защиты. Григорию требовалось время, чтобы расщелкать заклинание, охранявшее чемодан. Нужно было либо унести чемодан с собой, либо придумать какой-то способ открыть его поскорее прямо здесь и сейчас.

    Как это сделать? Ответ неожиданно появился сам собой и оказался настолько очевиден, что Григорий поразился — и как это только он сразу не додумался! Он поднялся с пола, повернулся к застывшему в кресле Абернати и пристально посмотрел на него. Тот медленно встал.

    Тереза испуганно обернулась.

    — Он пробудился! Григорий…

    Николау предостерегающе поднял руку.

    — Он не пробудился, Тереза. Я управляю им.

    Тереза, взволнованно, быстро дыша, следила взглядом за Абернати.

    — Что ты задумал?

    Григорий указал на чемодан.

    — Самый легкий способ открыть любой замок — попросить это сделать того, у кого есть ключ!

    Глядя в остановившиеся глаза Абернати, Николау указал ему на чемодан. Тот перевел взгляд на свою вещь и поднял руку, после чего принялся вычерчивать указательным пальцем в воздухе замысловатые фигуры — эта пантомима напоминала развязывание узла. Абернати выделывал эти «кренделя» настолько проворно, что Григорий решил: сам бы он вряд ли сумел их запомнить и воспроизвести. И еще он очень порадовался тому, что не стал пытаться открыть чемодан самостоятельно: ему бы пришлось потратить на это уйму времени.

    Абернати опустил руку и застыл в ожидании следующего приказа. Григорий отправил его обратно, усадил в кресло, после чего снова вернулся к чемодану.

    Теперь, когда было снято охранное заклинание, Григорий почувствовал, что в чемодане лежит нечто, имеющее отношение к магии, причем, к магии черной. Он развернул чемодан замками к стене — на тот случай, если внутри все-таки имелся какой-нибудь сюрприз для воришек, — и осторожно отжал никелированные металлические защелки.

    Затем Николау приоткрыл крышку… и чуть было не запер чемодан снова: его словно насквозь пронзило исходившим оттуда злом. Григорий обернулся к Терезе, но она, оказывается, обнаружила записную книжку и теперь просматривала ее.

    Григорий не без труда заставил себя снова дотронуться до чемодана. Медленно поднес он руки к крышке, прикоснулся к ее краям. Напряжение нарастало, однако он заставил себя стерпеть и руки не отдернул. Крышка приподнималась — медленно, постепенно, дюйм за дюймом. Григорий ощутил, как противно ему этим заниматься, какое приходится преодолевать сопротивление. Но теперь его сдерживало не заклинание, его смущало и пугало другое: он чувствовал, что нечто, лежащее внутри чемодана, излучает зло такой силы, какого Григорий в жизни не встречал еще ни разу.

    А потом крышка наконец открылась полностью, и перед Григорием предстала… одежда. Всего-навсего одежда.

    Одежда на каждый день. Сорочки. Пара брюк. Несколько пар носков, несколько галстуков.

    Все эти вещи не могли источать ощущаемый Григорием ужас. Не слишком охотно он прибегнул к магическому зрению и заглянул под уложенные сверху вещи. Под двумя лежащими сверху сорочками лежала еще одна — такая же обычная. Под брюками — еще одна пара, ничем от первой не отличающаяся.

    А под носками…

    Под носками лежал какой-то сосуд, содержимое которого, окутанное охранным заклинанием, манило к себе и одновременно от себя отталкивало. Григорий запустил руку под уложенную сверху одежду и заставил пальцы сомкнуться вокруг сосуда. На ощупь это была небольшая банка. Невольно затаив дыхание, Николау вытащил сосуд из чемодана и поднял повыше, чтобы рассмотреть.

    Это и в самом деле была банка. Такие Григорий не раз видел в магазинах, где продаются консервированные фрукты. Вот только крышка у банки была какая-то странная — мало того, что ею была завернута банка, так еще на самой крышке посередине торчало что-то вроде навинчивающейся пробки от бутылки. В общем, банка как банка… правда, почему-то содержимого ее Григорий никак не мог разглядеть, хотя она была сделана из прозрачного стекла. Внутри банки клубился туман. Приглядевшись к тому, как он движется, Григорий был готов утверждать, что перед ним — живое и разумное создание.

    Но это же чушь несусветная!

    Рука у Николау дрожала так сильно, что он чуть было не выронил банку. Он поставил ее на кровать — подальше от края, чтобы она, не дай Бог, не упала на пол. Затем, и радуясь, и сожалея о том, что расстался с банкой, Григорий вернулся к осмотру содержимого чемодана. Он чувствовал, что там есть что-то еще, связанное с банкой и ее содержимым.

    Искомый предмет Григорий обнаружил в то мгновение, когда его окликнула Тереза:

    — Взгляни на эту записную книжку, Григорий!

    Он не отозвался. Григорий Николау утратил контакт с окружающим миром. Новым центром его мироздания стал предмет, который он держат в руке. На сей раз это была не банка — банка по сравнению с этой вещью была сушей безделицей. То, что сейчас держал в руке Николау, было орудием мрака и смерти, чем-то напоминающим тот нож, что некогда побывал в его руках и который у него потом отобрал камердинер Петера Франтишека.

    Но это был не нож, хотя эта вещь, так же как нож, была черна и целиком испещрена рунами. Григорий поворачивал ее так и сяк, рассматривал со всех сторон. Предмет имел форму полого конуса с отверстием в сужающейся части и скорее напоминал воронку.

    Григорий посмотрел на стоявшую на кровати банку, задержал взгляд на небольшом колпачке посередине крышки, поднес к нему черную воронку, оценил на глаз их диаметры. Похоже, стоило отвернуть колпачок, что особого труда, по идее, не составляло, и тогда носик воронки точно совмещался с отверстием в крышке.

    Что же это было такое?

    Красноватая субстанция, мечущаяся внутри банки, на миг прижалась к стеклу. И тут же отпрянула.

    Григорий опустил воронку и более внимательно всмотрелся в содержимое банки. То, что он только что видел, напомнило ему обрывок красной тряпки, которая двигалась как бы сама по себе.

    Зимой тысяча девятьсот сорок четвертого в Германии Григорию довелось столкнуться с колдуном, который замышлял нечто, для осуществления чего требовались похожие предметы. В России во время своего второго… или третьего визита в эту страну Николау прочел писания одного свихнувшегося монаха, создавшего теорию, основанную на применении сосуда, запечатанного заклятием, и трубки.

    — Григорий? — снова окликнула его Тереза и подошла поближе, не отрывая глаз от блокнота. — Я тут пыталась разобраться в записях, но никак не могу понять, что бы они могли значить…

    Она умолкла, глядя на его побледневшее, покрывшееся испариной лицо.

    Почти отчаявшись найти что-нибудь еще, что отвлекло бы его от родившихся подозрений, Григорий отложил в сторону банку и воронку и поднялся, чтобы заглянуть в найденную Терезой записную книжку. Книжкой, по всей вероятности, судя по ее потрепанности, Абернати пользовался часто.

    Испуг, пережитый Григорием, сменился любопытством, когда он принялся строчку за строчкой читать записи Абернати о некоей женщине по имени Джулиана де Воорст. Проставленная в левом верхнем углу странички дата говорила о том, что запись имеет десятигодичную давность, но велась при этом на протяжении трех лет. Вильям Абернати в течение этого времени постоянно следил за этой пятидесятипятилетней женщиной — за всеми ее передвижениями и родом деятельности. Последняя запись касалась продажи ее дома в голландском городе Гронингене и неожиданно возникшего желания перебраться в Соединенные Штаты, а именно в Чикаго.

    Ниже Абернати указал и обвел кружочком дату предполагаемого отъезда госпожи Де Воорст.

    Григорий поднял взгляд к потолку.

    — Интересно, вылетела ли она этим рейсом?

    — Просто не знаю, что и подумать, — пожала плечами Тереза. — Но я не сомневаюсь: она — одна из нас.

    — Весьма вероятно, — кивнул Григорий и перевернул страничку. Следующая запись касалась супружеской пары и была датирована сравнительно недавним временем.

    Не успел Григорий углубиться в чтение, как Тереза проговорила:

    — Этих двоих я знаю.

    — Что ты сказала?

    Тереза указала на имена супругов.

    — Эта пара. В одной из тех папок, что я унесла с работы, материалы, касающиеся их.

    Григорий не успел просмотреть все папки, но помнил, что среди потенциальных покупателей дома имелись как минимум две супружеские пары. Он сосредоточил внимание на последней записи Абернати относительно этих людей.

    Запись гласила: «4/11. Ушли из дома. Соседка говорит, что прошлой ночью были на месте. Чикаго?

    При чем тут Чикаго? Уже второй раз».

    Название города Абернати обвел кружочком.

    Перелистнув страницу, Николау больше ничего интересного не обнаружил. Все прочие записи были короткие и невнятные. Григорий закрыл записную книжку и задумчиво посмотрел на застывшего в кресле мужчину, чья деятельность вызывала у него все долее и более нехорошие подозрения. Все неотвратимее приближался вполне закономерный исход.

    — Думаю, пора допросить нашего друга.

    — А можно покороче? — поежилась Тереза. — Что-то мне тут не по себе.

    Вильям Абернати послушно сидел в кресле. Григорий подвинул к нему стул, сел напротив и только тогда снял с Абернати обездвиживающее заклинание. Показав своему визави блокнот, он послал ему мысленный приказ и сказал:

    — Посмотрите на то, что я держу в руке, и расскажите мне о том, что здесь записано.

    Абернати не без труда направил глаза на блокнот, но, как только, это ему удалось, он ответил на заданный вопрос:

    — Моя записная книжка. Чтобы следить за другими.

    Слишком лаконично — но, с другой стороны, Григорий ведь не оговорил того, насколько пространным должен быть ответ. Он предпринял новую попытку:

    — Расскажите мне о людях, которых касаются ваши записи, Вильям Абернати. У них всех были глаза такого же цвета, что у вас?

    Губы Абернати скривились в усмешке.

    — У всех до единого. Начиная с третьего из них, их стало отличать проще простого. Голландка оказалась хитрой штучкой. Она меня тоже вычислила. Пришлось несколько лет шпионить за ней.

    — Что он этим хочет сказать? — сердито проговорила Тереза. Она стояла, судорожно сложив руки на груди, и смотрела на Абернати так, словно перед ней была гадюка, которую она обнаружила на коврике возле своей кровати.

    А вот Григорий Николау как раз хорошо понял Абернати.

    — Сколько вам лет, Вильям Абернати?

    Этот вопрос вызвал у Терезы неподдельное изумление, выразить которое, впрочем, ей не удалось: Григорий предостерегающе поднял руку. Сначала ему хотелось услышать ответ.

    — Девяносто семь.

    — Ему не может быть…

    — Тереза! — оборвал свою спутницу Григорий. Она умолкла, но в ответ Абернати явно не поверила, хотя уже знала, что возраст человека, которому она доверила свою жизнь, измеряется несколькими столетиями. А что такое в сравнении с этим какие-то девяносто семь лет? Маги могли жить дольше простых смертных, между тем наибольшая продолжительность жизни, на которую они могли рассчитывать, составляла двести, а в отдельных (крайне редких) случаях — триста лет. Поговаривали о немногих, кому удалось прожить дольше этого срока, но выяснить, действительно ли это так, Григорию пока не удалось, хотя, безусловно, это ровным счетом ничего не значило. Он сам был живым доказательством того, что это возможно.

    Григорий понял, что еще не задал своему собеседнику, пожалуй, самый главный вопрос.

    — Известно ли вам о Фроствинге?

    Абернати вполне натурально сдвинул брови и, подумав, ответил:

    — Нет.

    «Естественно, ни о каком Фроствинге он понятия не имеет!» — догадался Григорий и мысленно выругал себя. Ведь это он дал грифону такое прозвище, так кто еще мог знать, что он его так прозвал?

    — Знаете ли вы о грифоне? — переформулировал свой вопрос Николау.

    На этот раз Абернати и задумываться не стал.

    — Нет, — ответил он без тени сомнения.

    Итак, Абернати понятия не имел о Фроствинге. Он знал только о доме, да и то скорее всего немного.

    — Это — единственная записная книжка или у вас есть другие?

    Григорий и боялся, и надеялся на то, что Вильям Абернати мог оказаться владельцем истории тех магов, за которыми шпионил лет семьдесят, однако, к его облегчению, Абернати на этот вопрос ответил отрицательно. Свои таинственные, но однозначно темные, делишки он начал провертывать всего лет десять — двадцать тому назад, однако и это был срок не такой уж малый. Григорий встал со стула и вернул записную книжку Терезе.

    — Возьмем ее с собой.

    — И что же теперь? — поинтересовалась Тереза, но Григорий уже направился к кровати. Взгляд его был прикован к банке и воронке. Внутри банки по-прежнему клубилась красноватая дымка, но ничего похожего на обрывок ткани Григорий уже не наблюдал.

    Он протянул дрожащие руки к двум странным и пугающим предметам, но отдернул их, не успев прикоснуться ни к банке, ни к воронке. Григорий вспомнил о других вещах, что лежали в чемодане Абернати, вернулся к открытому чемодану и переворошил одежду. Пара мгновений — и он нашел то, что искал.

    Носовые платки у Абернати были шелковые, с искусно вышитой изящной монограммой «А». Букву окружал затейливый вензель, который всколыхнул у Григория какие-то смутные воспоминания. Что значил этот вензель — этого Николау не понимал, но не удивился бы, если бы оказалось, что он имел какое-то отношение к его собственному прошлому. В конце концов между ним и Абернати было так много общего.

    Обернув руки платками, Григорий взял в одну руку банку, а в другую — черную воронку и поднес их к своему подопечному. Опустившись на стул, он поднес оба предмета почти к самому лицу Абернати. К его изумлению, тот безо всякого приказа, сам уставился на принадлежавшие ему магические принадлежности. В глазах Абернати сверкнул огонек. Увеличив силу воздействия на находящегося в его власти мага, Николау придвинул ближе к нему воронку и спросил:

    — Что это такое?

    Абернати молчал. Григорий повторил вопрос.

    Миновало некоторое время, и наконец пребывавший под действием заклятия Николау маг зашевелил губами:

    — Это…

    Как бы Григорий ни старался, он не смог бы выговорить того слова, которым Абернати назвал черную воронку, а с языка его пленника это слово слетело так легко, так непринужденно! Оно даже на слово по звучанию, если на то пошло, похоже не было — скорее на хриплое дыхание. Так дышат, когда болеют.

    — Повторите, — распорядился Николау.

    Абернати повторил, но и на этот раз слово прозвучало не более внятно. Григорий, отчаявшись, задал другой вопрос:

    — Теперь ответьте, что вы делаете с помощью этого предмета?

    И снова Абернати растерялся. Григорий начал нервничать. По идее, у черного мага не должно было возникнуть никаких трудностей с ответами на эти вопросы — ведь речь шла о предметах, являвшихся его личной собственностью и, как следствие, ему хорошо знакомых. Он раздраженно опустил руку, сжимавшую воронку, и продемонстрировал Абернати банку. Как только он поднял ее, дымка внутри банки завертелась быстрее.

    …И из ее глубины вновь возник обрывок красной ткани, только теперь он был не одинок. Все трое — Григорий, Тереза и Абернати — не спускали глаз с банки, а внутри нее к красному лоскуту присоединился синий, а чуть погодя — зеленый. Затем — еще и еще лоскутки всевозможных тканей разных цветов, вырезанные маленькими аккуратными квадратиками.

    Абернати выпучил глаза, и Григорий увидел в них тот самый страшный голодный блеск, что поразил его еще в вестибюле.

    — Бере… — не успел предупредить Терезу Николау, но, собственно, Абернати не на нее бросился, а на Григория, и, стащив того со стула, повалил на пол. Тот невольно разжал пальцы, и банка с воронкой упали и покатились по полу.

    Абернати оторвал алчный взгляд от своего противника и в отчаянии протянул руку к откатывавшейся все дальше банке. Григорий не стал терять столь удачного момента и врезал Абернати ребром ладони по кадыку.

    Тот закашлялся, схватился за горло, откачнулся назад. Григорий попытался встать, но невидимая сила пригвоздила его к полу. Абернати, чья физиономия побагровела от натуги, устремил на своего соперника взгляд, полный жгучей ненависти. Григорий задыхался.

    Не исключалось, что Вильям Абернати способен совершить то, чего до него не удавалось сделать никому на свете, а именно убить Григория Николау.

    Сейчас, когда его смерть, казалось, подошла так близко, Григорий обнаружил, что он ее, оказывается, вовсе не так и жаждет. Он хотел жить. Он хотел остаться в живых. Ради Терезы и ради себя самого.

    В былые времена, вступив в схватку с таким могущественным соперником, Григорий Николау оказался бы совершенно беспомощен. Жалкие резервы его магической силы только раздражали бы соперника — не более того. Помочь ему мог только Фроствинг, но это означало, что предварительно он должен был бы пережить страшные муки. А вернется ли грифон вообще после своего последнего визита — этого Григорий не знал.

    Как ни странно, Григорий чувствовал в себе поистине неведомые доселе возможности. Ему казалось, что энергию он черпает не только изнутри себя, но и снаружи. Мощь его продолжала нарастать — или, может быть, это слабел его соперник? Как бы то ни было, Григорий понимал: Абернати не сумеет его прикончить. Абернати виделся ему просто ничтожеством в сравнении с ним самим.

    — Будь ты проклят, жалкая мелюзга! Покорись мне! — вскричал Абернати, но его атака не удалась.

    Краснота покинула щеки мага, сменилась жуткой, мертвенной бледностью. Губы его произнесли что-то, какое-то слово — похоже, он хотел вскричать: «Нет!» А потом глаза его полыхнули лихорадочным огнем, и он потянулся за черной воронкой. Григорий попытался дотянуться до магического орудия первым, но не успел: Абернати схватил воронку, сжал ее, словно то был кинжал, и, наставив на Григория, проревел:

    — Повелитель здесь я, а не ты! Я здесь владыка! Мне ведома истина! Я — единое целое, а ты — всего лишь жалкая частица!

    Все свои гаснущие силы этот безумец вложил в зажатую в руке жуткую черную воронку. Кончик ее был не слишком остр, но Григорий понимал, что Абернати ничего не стоит вогнать ее ему в грудь так легко, словно нож в оттаявшее масло. Таковы уж они были — орудия черных магов.

    Григорий ухватил Абернати за запястье и попытался прибегнуть к помощи магической силы, дабы ослабить своего противника изнутри. Еще бы немного времени — и Абернати будет у его ног, но ведь и этой малости у Николау не было. А Абернати в буквальном смысле слова пылал желанием перебороть противника, на данный момент превосходящего его силой, однако эта попытка дорого ему обошлась.

    Маг-соперник начал стариться прямо на глазах у Николау, но сдаваться не желал: напирал и все пытался достать Николау кончиком воронки. И она неотвратимо приближалась. Григорий понимал: совершенно не важно, в каком месте к его телу прикоснется злокозненное орудие, — главное, чтобы прикоснулось. И тогда его судьба будет решена.

    Вдруг Абернати зарычал и метнулся вперед, словно его кто-то толкнул. Кисти его рук покрылись морщинками и старческими пятнами, он успел похудеть на несколько килограммов.

    А Григорию показалось, будто бы часть его души, которая давным-давно ушла от него и блуждала по свету, вдруг вернулась домой. Нет, слово «душа» не вполне подходило, гораздо больше сути его ощущений соответствовали слова «смысл жизни». Теперь ему яснее была суть магической связи между людьми с одинаковым цветом глаз. Она заключалась не только в том, чтобы узнавать себе подобных. Сейчас Григорий впитывал ту часть Абернати, которая каким-то образом отвечала за саму связь между ними.

    Осознав, что это значит, Николау попытался прервать контакт, но это было подобно тому, как если бы он взялся воздвигать соломенную плотину в надежде перегородить ею бурную реку. Что бы он ни впитывал сейчас, что бы ни отдавал ему Абернати — душу, жизненные силы, — все это до такой степени принадлежало Григорию, что желание или нежелание его соперника расстаться с этим не имело ровным счетом никакого значения. Григорий не смог бы остановить процесс перекачки этой энергии ради спасения жизни Абернати, даже если бы очень захотел.

    А за миг до того, как этому пришел конец, за миг до того, как Абернати повалился ничком на ковер, на Григория нахлынули воспоминания. То не были воспоминания Абернати; на счастье, они не принадлежали и никому из людей, перечисленных в записной книжке черного мага. Григорий не сомневался в том, что это так, поскольку те образы, что вспыхивали в его сознании, относились к очень далеким временам — за восемь, а может быть, и за девять столетий до нынешних.

    Григорий видел какую-то башню, где обитал некто гордый и страшный, кому его недруги, однако, мешали дойти до поставленной цели. Это воспоминание было самым ярким, но были и другие — большей частью разрозненные фрагменты, содержавшие намеки на то, что душа человеческая полна мрака, вызывавшего у Григория вполне естественное отторжение. Все эти фрагменты были туманны, расплывчаты, однако складывавшаяся из них картина наполняла Григория отвращением к хозяину башни.

    С этими обрывками воспоминаний смешивались другие — по ним можно было догадаться о том, что другие маги восстали против этого зла.

    А потом все воспоминания наконец погрузились в глубины сознания Николау, чтобы навсегда остаться там. Правда, для того чтобы снова вызвать их, ему пришлось бы приложить усилия, но не более тех, что нужны, когда пытаешься вспомнить что-то обыденное.

    — Григорий! — кричала Тереза. Николау моргнул и посмотрел в ее сторону. Она стояла рядом с Абернати, судорожно сжимая в руках перевернутую настольную лампу. Подставка лампы была залита кровью.

    — Я помню… — вырвалось у Григория, но он тут же оборвал себя. Он не мог бы точно выразить словами, что именно он помнил. Он опустил глаза к распростертому на ковре окровавленному телу Абернати, затем вернулся взглядом к дрожавшей от ужаса женщине, которая, вполне вероятно, только что спасла ему жизнь. — Спасибо… — одними губами произнес Григорий.

    — Он?.. — Тереза не смогла закончить страшного вопроса. Она только указала на лежавшего на ковре мага, и в глазах ее была мучительная мольба.

    — Он… он мертв, Тереза, но не ты убила его. Убил его я. Я не хотел этого, но произошло нечто такое, чего я не в силах был остановить.

    Честно говоря, Николау вовсе не хотелось оплакивать Абернати. Он был сущим дьяволом, мерзким кровавым палачом.

    — Но он… действительно мертв?

    — Можешь не сомневаться.

    Григорий, собравшись с духом, протянул руку к телу Абернати. Он собирался заставить Абернати вывернуть карманы самостоятельно, а теперь нужно было обыскивать мертвеца. Не сказать, что это было по душе Николау, но не впервые в жизни он занимался тем, к чему его вынуждала необходимость. Казалось, необходимость была готова вынудить его к чему угодно на свете.

    — Как ты можешь к нему прикасаться?

    — С отвращением, уверяю тебя, — отозвался Григорий. Ему действительно было противно обыскивать Абернати руками, но для того, чтобы сделать это с помощью магического зрения, у Николау сейчас просто не было сил, а они с Терезой и так уже слишком долго пробыли в чужом номере. К тому же теперь они были отягощены трупом человека, явно умершего не своей смертью.

    В задних карманах было пусто. Григорию нужно было перевернуть Абернати на спину. Он встал и уже приготовился заняться осмотром нагрудных карманов, когда взгляд его вдруг упал на банку. Банка лежала на боку. Она осталась целехонька, но выглядела теперь иначе. Дымка внутри исчезла и сменилась прозрачной жидкостью. В этой жидкости плавало с полдюжины лоскутков. Они были совершенно неподвижны и, похоже, вылиняли.

    Григорий поднял банку с пола, но ничего при этом не ощутил. Никакого ощущения присутствия магии от банки не исходило. Григорий вспомнил о том, как в конце схватки с Абернати ему показалось, будто он впитывает энергию буквально отовсюду. Теперь ему стало ясно, каков был подлинный источник этой энергии. Эта мысль так расстроила Григория, что пальцы его невольно разжались, и он выронил банку. Она упала на ковер и разбилась. Жидкость расплескалась по ковру, но Григорию это было абсолютно безразлично.

    Он понял еще кое-что.

    — Тереза, — спросил он у своей спутницы, — как ты себя чувствуешь?

    — Я расстроена, напугана, сердита, устала… продолжать?

    Николау попытался скрыть свои опасения.

    — Но физически — нормально? У тебя нет такого ощущения, словно из тебя как бы высосали все жизненные соки?

    — Ну… не более чем после напряженного трудового дня, — ответила Тереза и нахмурилась. — Он что, что-нибудь вытворил?

    Она не пострадала. Григорий произнес беззвучную благодарственную молитву, обратив ее к тому из божеств, которое пощадило его и Терезу и помогло им в столь трудный час. Может быть, он вообще все это выдумал?

    — Нет, видимо, нет. — Григорий наклонился и подвел руки под тело Абернати. — Может быть, тебе лучше было бы отвернуться?

    — Я… Ничего. Я выдержу.

    Мертвый чернокнижник оказался еще тяжелее, чем был при жизни. Григорию не хотелось думать о том, что банка и воронка могли бы воскресить поверженного врага. Он не желал ему смерти, но теперь гадал, как бы поступил с ним, покончив с допросом.

    Взгляд остекленевших глаз Вильяма Абернати был устремлен в потолок. Теперь он выглядел почти в соответствии со своим настоящим возрастом — только цвет волос не изменился. Вообще же вид у злого колдуна был такой, словно помер он давным-давно, и если бы Григорий своими глазами не видел его живым, он бы так и подумал.

    — Григорий?

    Его пальцы застыли в дюйме от верхнего кармана пиджака Абернати. Задержав руку, он поднял глаза.

    — Не будет ничего постыдного в том, если тебе захочется отвернуться или даже уйти в ванную. Мне это так же неприятно, как и тебе.

    Но Тереза покачала головой.

    — Я не за этим тебя окликнула. — Она была бледна, но на удивление сдержанна. — Я просто хочу, чтобы ты посмотрел в его глаза и сказал, что ты видишь.

    Григорий исполнил ее просьбу и ничего не заметил. Зрелище было, спору нет, препротивное, но он повидал немало мертвецов за свою долгую жизнь. Терезе в этом смысле наверняка «повезло» меньше. Возможно, она впервые видела остановившийся, устремленный вверх взгляд мертвеца, и это произвело на нее такое жуткое впечатление.

    — Неужели ты ничего не замечаешь? — спросила она и указала на Абернати. — Посмотри на его глаза!

    Чем дольше они оставались в номере Абернати, тем выше была вероятность, что их тут кто-нибудь обнаружил бы. Григорий решил, что ещё раз уступит настойчивой просьбе Терезы, взглянет в глаза мертвого мага, а потом наконец закончит обыскивать его карманы. Им с Терезой нужно было поскорее уйти отсюда.

    Николау искоса глянул на глаза Абернати и сунул руку в нагрудный карман его пиджака, где нащупал авторучку, носовой платок и клочок бумаги. Он поспешно вытащил эти находки, желая как можно скорее взглянуть, не записано ли чего-нибудь важного на бумажке.

    А потом его взгляд вернулся к лицу Абернати.

    И он понял, почему Тереза так настойчиво просила его об этом, и изумился тому, как это он — именно он — не заметил этого раньше.

    Глаза Абернати стали карими.


    XIV

    Перемена цвета глаз Абернати очень обеспокоила Григория. Он не сомневался в том, что это напрямую связано с тем, что он сделал с этим злодеем. Связи между ними более не существовало. Та сила, что связывала Абернати с Николау, теперь целиком, без остатка перешла к последнему. У ног Григория лежал другой человек. Казалось, словно впитав в себя его силы, Григорий снял с него наружный слой кожи, словно некий маскарадный костюм, а под костюмом оказался совсем другой, непохожий субъект. Он ничего не ощущал к Вильяму Абернати, кроме отвращения, но еще ему было жутко неприятно за то, как пришлось поступить.

    Что бы там Григорий ни почерпнул от Абернати, из-за этой потери черный маг лишился жизни. В конце концов только это и имело значение. Григорий был сам себе отвратителен и чувствовал себя разве что самую малость лучше, чем лежавший на ковре мертвец. От бесповоротной ненависти к собственной персоне Николау удерживала только мысль о том, что при жизни Абернати был законченным мерзавцем и загубил немало невинных душ.

    Своими выводами Григорий поделился с Терезой. Та его не до конца поняла, но поверила ему на слово. Долее развивать эту тему он не стал из опасений, что Тереза задумается о судьбе других людей, наведывавшихся в «Дозорный». К примеру, о судьбе Мэтью Эмриха. Судя по тому, что сегодня открылось Григорию, Вильям Абернати был достоин гораздо более ужасной смерти. Он отнимал — или пытался отнимать — ту самую силу, которую сегодня у него отобрал Григорий, у людей, поименованных в его страшном списке.

    Вот для чего предназначалась воронка — мерзкое орудие, порождение злого колдовства. Через нее вытекала из тел несчастных жертв жизненная сила.

    Если предположения Николау были верны, стало быть, Абернати умел высасывать энергию у других магов, но впитывать ее целиком ему было не под силу. Обладай он энергией такой мощи, Николау ни за что бы не выстоять в схватке с ним.

    То, что оставалось от жертв злодея, хранилось в банке. Он держал ее при себе в надежде на то, что в один прекрасный день придумает, как впитать этот концентрат чужих жизненных сил, чтобы он стал частью него. Рассказы о таких чудовищах время от времени возникали на протяжении истории человечества. Ходили такие слухи и среди магов. Пожиратели душ. Вампиры. Суккубы и инкубы. Как бы они ни назывались, правда оказалась куда страшнее всех страшных историй.

    Григорию страшно было подумать об этом, но, похоже, он понял, какая участь постигла бедолагу Мэтью Эмриха, а возможно, и всех прочих. Связанный маг Петер Франтишек наверняка не уступал могуществом Вильяму Абернати, а сила, обитавшая внутри дома скорее всего была столь же велика и столь же злобна. Видимо, исчезновения людей были следствием деятельности обеих сторон… а Григорий оказался меж двух огней.

    Вспомнив о Франтишеке, Григорий заторопился. Им с Терезой нужно было как можно скорее покинуть номер Абернати, пока их никто не заметил. Кроме того, Григорию еще предстояло избавиться от тела. Вильям Абернати должен был исчезнуть бесследно. До встречи с ним, до окончания поединка такая задача была бы для Григория поистине непосильной, теперь же он был способен сделать все необходимое. Грозила ему только самая обычная усталость.

    Николау сжал кулаки. Хрустнула бумага, и тут он вспомнил о том, что еще не успел взглянуть на извлеченный из кармана Абернати клочок бумаги. Скорее всего ничего важного этот клочок не содержал, но Григорий не имел права рисковать.

    Торопливо сделанная запись. Адрес на окраине города. Запись занимала обрывок бумаги почти целиком. Неужто Абернати забыл про свою записную книжку? Да и сам клочок бумаги вроде бы был вырван из этой самой книжки… Адрес Николау ни о чем не сказал, запись — тоже, хотя, что это все могло значить, Григорий догадывался. Он протянул бумажку Терезе и спросил:

    — Не знаком ли тебе случайно этот адресок?

    — Я немного не в себе, но, похоже, почерк разобрать сумею… — Тереза повнимательнее всмотрелась в записку. — Это о ком-то… О нескольких людях… Где они живут. О передвижениях нескольких человек. — Тереза оторвала взгляд от бумаги. — А ведь тут есть что-то очень знакомое, Григорий.

    — То есть?

    Лучше было бы, конечно, дождаться такого момента, когда они перебрались бы в более безопасное место — тогда и можно было бы обсудить эти записи в спокойной обстановке, но Григорию совершенно необходимо было узнать наверняка, что означала эта запись. Если Абернати наметил для себя очередную жертву, следовало разыскать этого человека, пока его не сцапали приспешники Франтишека или не призвал дом.

    — А ты послушай: «Никогда не выходит из дома. Дом со всех сторон окружен охранниками. Сегодня их трое. Верзила с «конским хвостом» — его правая рука? Дом пока неприступен. Стоит испробовать парижский трюк. У него под пиджаком пистолет, необычный… выяснить, что за оружие». — Тереза посмотрела на своего спутника, ища в его глазах подтверждения своей догадке. — Это ведь так похоже на то, о чем ты мне рассказывал! Разве это не об этом… Петере Франтишеке?

    Григорий, можно сказать, выхватил клочок бумаги из рук Терезы и пристально вгляделся в записи, после чего остановил взгляд на адресе. Вильям Абернати был опытным лазутчиком. Видимо, способности у него вообще были самые разнообразные. Григорий вновь поразился тому, что ему удалось взять верх в схватке с таким могущественным чародеем. Только неожиданное поглощение энергии, наворованной Абернати, спасло Григория от того, чтобы его душа попала в страшную коллекцию черного мага.

    Адрес запросто мог принадлежать и не Франтишеку. Он мог быть вообще, если на то пошло, никак не связан с другими записями. И все же, судя по тому, что прочла сейчас Григорию Тереза, сомнений быть не могло — конечно, все было связано воедино. Абернати ухитрился разыскать логово связанного мага… но что же теперь Григорию было делать, разжившись этими ценными сведениями?

    Взглянув на труп Абернати, Григорий решил, что адресок может и подождать. Сейчас было куда важнее избавиться от трупа, и притом срочно. Абернати должен был исчезнуть, но так, чтобы ни в гостинице, ни где бы то ни было еще никто ничего не заподозрил и не связал это исчезновение с Терезой и Григорием. Кроме того, нужно было сочинить какую-то легенду для агентства «Дозорный» насчет внезапной пропажи потенциального покупателя недвижимости. Но, с другой стороны, история продажи дома настолько изобиловала случаями отказа клиентов от покупки, что еще один подобный случай вряд ли бы кого-то из сотрудников сильно удивил.

    Убрав бумажку с адресом в карман, Николау приготовился к исполнению неприятной задачи. Тереза растерянно смотрела на него.

    — Нам нужно что-то сделать с телом покойного мистера Абернати, Тереза, — сказал ей Григорий. — Но с этим я справлюсь и без твоей помощи. Почему бы тебе не спуститься и не подождать меня в машине? Так ты избежишь неприятностей, если что-то вдруг пойдет не так.

    — Но… я не могу бросить тебя тут одного!

    Григорий был благодарен ей за заботу, хотя она и была сейчас неуместна. То, что он намеревался предпринять сейчас, ему лучше было бы сделать одному, без посторонних, дабы не произвести на Терезу впечатления злодея под стать поверженному Абернати. Обстоятельства диктовали необходимость очистить гостиничный номер от любых следов пребывания здесь этого постояльца, однако процесс «очистки» основывался на применении довольно грубых методов, не признававших жалости и чувствительности. А ведь Тереза могла и не понять того, что необходимость почти не оставляла Григорию выбора.

    — И все же тебе лучше было бы не задерживаться здесь. Зрелище предстоит не из приятных, Тереза. Я обязан сделать все необходимое, дабы никому не пришло в голову хоть как-то связать с нами его исчезновение.

    Тереза посмотрела на труп Абернати и наконец согласно кивнула.

    — Хорошо. — В глазах ее был страх, но каково же было изумление Григория, когда он понял: она боится не за себя, а за него! — А с тобой все будет в порядке?

    — Конечно.

    Он проводил Терезу до двери, дабы она не успела передумать. Проявленная ею забота так тронула Григория, что он подумал о том, что не зря прожил на свете так долго — ведь если бы ему был отпущен обычный срок жизни, он бы никогда не познакомился с этой удивительной женщиной. И пусть он мог только гадать, суждено ли их отношениям сохраниться или продлиться, Григорий и так был благодарен судьбе за то, что она подарила ему эти несколько дней.

    На пороге Тереза обернулась и вдруг потянулась к нему и, крепко поцеловав в губы, шепнула:

    — Желаю удачи.

    Дверь закрылась за ней, а Николау стоял как вкопанный. Он прикоснулся к губам кончиками пальцев, тряхнул головой и вернулся к покойнику, производившему на него куда менее очаровательное впечатление. Опустившись на колени, Григорий изучающе всмотрелся в лицо Абернати. Было что-то знакомое в этих чертах — нечто такое, чего Григорий не заметил прежде. Что именно, это он затруднился бы объяснить, но почему-то он был почти уверен: когда-то он был знаком с этим человеком или с кем-то очень похожим на него.

    Как бы то ни было, пришла пора избавиться от Вильяма Абернати. От этой мысли Григорий мысленно содрогнулся. Пусть он не будет делать эту грязную работу физически, своими руками, от этого его руки не станут чище. За счет того, что сейчас собирался предпринять Николау, Абернати предстояло исчезнуть так, чтобы все напрочь забыли о его существовании.

    С нескрываемым отвращением Григорий поднял с пола воронку. Жуткое орудие Абернати должно послужить для исчезновения его владельца. По окончании этой процедуры от тела черного мага не должно было остаться ни следа. Личные вещи потом следовало уничтожить, но это была сущая чепуха в сравнении с уничтожением их хозяина.

    «Да будешь же ты судим по делам своим», — подумал Николау, глядя на безжизненное лицо Абернати, и, приставив воронку узким кончиком к груди мертвеца, отпустил ее, но она не упала набок, а — о чудо! — погрузилась в тело чернокнижника чуть ли не на дюйм.

    Григорий поежился. Сколько же раз Абернати исполнял такой обряд со своими жертвами и наверняка куда как меньше сожалел о содеянном. А ведь многие из них на момент совершения обряда были живы!

    В который раз в жизни Григорий проклинал ту силу, которая была его неотъемлемой частью…

    Он поднес ладонь к раструбу воронки и почувствовал, как переливается в него энергия. Нужно было только первые несколько секунд управлять мерзким орудием, а затем оно, поняв, что от него требуется, само бы завершило отвратительную миссию. Затем Григорию оставалось бы только ждать и смотреть, хотя это-то и было самым жутким во всей процедуре. А он и так уже изнемог от отвращения к тому, что предпринял.

    Николау поднес к воронке другую руку. Тело Абернати замерцало.

    Кто-то пытался повернуть дверную ручку.

    Григорий вздрогнул и обернулся к двери. Ручка повернулась по часовой стрелке, затем — в обратном направлении. Кто-то явно хотел открыть дверь. Но пока Григорий не снял с двери заклятия, никто не сумеет ее открыть. Откажется ли в итоге тот, кто пытался это сделать, от своего желания, этого Николау не знал. За дверью сейчас мог стоять кто угодно — горничная, администратор, уборщица, явившиеся по какой-нибудь совершенно невинной причине. Однако не исключалось, что войти в номер пытался кто-то из злодеев, служивших Франтишеку. Ведь они запросто могли устроить облаву на Абернати.

    Все так, но ведь он услал из номера Терезу!

    Собственная глупость поразила Николау подобно удару грома. Он велел ей ждать в машине, даже не подумав о том, что за дверью номера ее может ожидать столь явная опасность! И о чем он только думал?

    Ни о чем он не подумал, а такое происходило настолько часто, что следовало признать: легкомыслие было чуть ли не главным недостатком Григория. Не лежи на нем заклятия, он бы уже давным-давно был мертв… и умер бы далеко не от старости.

    Забыв о Вильяме Абернати, Григорий встал и подошел к двери. Пристально уставился на ручку. Кружок посередине повернулся. Замок закрылся на предохранитель. Григорий убрал созданную им невидимую преграду и стал ждать.

    Ручка еще раз повернулась и остановилась. Григорий ждал, не осмеливаясь прибегнуть к магии даже для того, чтобы увидеть, кто стоит по ту сторону двери. Если то были приспешники связанного мага, использование колдовства подсказало бы им, что в номере некто, владеющий магической силой… конечно, если они уже не знали об этом.

    И тут, к удивлению Григория, в дверь постучали — робко, неуверенно.

    Из коридора донесся приглушенный оклик:

    — Григорий?

    Тереза? Вроде бы сомневаться не приходилось: за дверью действительно стояла она, однако столь легковерным Григорию сейчас быть не рекомендовалось. Он чувствовал присутствие Терезы, однако это могло объясняться тем, что она и в самом деле находилась неподалеку, но вовсе не обязательно — за дверью. Чем ближе они с Терезой становились друг другу, тем сильнее он ощущал ее присутствие на любом расстоянии. Сейчас она могла находиться в вестибюле, а Григорию казалось бы, что она где-то совсем рядом.

    Григорий сдался, невзирая на опасения, и в конце концов, прибегнув к магическому зрению, выглянул за запертую дверь. За дверью стояла Тереза. На всякий случай решив не доверять себе даже в этом, Николау подошел к двери вплотную и заглянул в глазок.

    В коридоре, боязливо глядя в левую сторону, стояла Тереза.

    Отперев дверь, Григорий был готов впустить свою спутницу в номер, но в последнее мгновение вспомнил о воткнутой в грудь Абернати воронке. Он застыл в дверном проеме, встав так, чтобы Терезе не был виден труп.

    — Что случилось? — спросил он взволнованно.

    Она снова посмотрела влево. Николау проследил за направлением ее взгляда, но не заметил ровным счетом ничего такого, что могло бы объяснить ее возвращение или испуг.

    — Мне кажется… они здесь! — в конце концов прошептала Тереза.

    Григорий выглянул в коридор, посмотрел вправо, потом — влево. Ни души. Григорий употребил магическое зрение — тот же эффект.

    — Кто — «они»? — спросил он.

    Тереза дала ему понять, что хочет войти в номер, но Григорий не впустил ее. Она не стала возмущаться и протестовать, а ответила на его вопрос. Взгляд ее при этом испуганно метался из стороны в сторону.

    — Наверное, они работают на этого человека… Франтишека. Я их сразу заметила, как только вышла в вестибюль. Что-то в них такое… — Глаза ее округлились. — Они мне чем-то напомнили тех типов, что мы видели тогда… в номере у Эмриха.

    — Ты уверена? — спросил Николау и мгновенно расширил границы поиска. По-прежнему никаких результатов — ни двуногих приспешников Франтишека, ни четвероногих, похоже, в гостинице и духу не было.

    — Да, уверена. Не знаю почему, но уверена, — проговорила Тереза и заглянула в номер. — А это что за…

    Через две двери в стороне от номера Абернати на стене вдруг сморщились обои. Григорию могло и показаться, но он решил не рисковать и втащил свою спутницу в номер.

    Вернее, попытался втащить. Тереза не смогла переступить порог, но не потому, что сама не захотела — это было видно по ее лицу. Она уставилась на свои ноги и выдохнула:

    — Я не могу сдвинуться с места! Я как приклеилась к полу!

    — Вылезай из туфель, — прошептал Григорий, выглянув из-за ее плеча и стараясь рассмотреть то место, где ему померещились вспучившиеся обои. Почему он не видел замаскировавшихся под рисунок на стене приспешников Франтишека, он и сам не понимал — разве что связанный маг умел прятать своих слуг от магического зрения себе подобных. Такая защита наверняка стоила ему немалых усилий, поэтому, видимо, он использовал ее только для прикрытия своих лазутчиков. Сами же они ее создать не могли при всем желании.

    Тереза пыталась высвободить ноги из приставших к полу туфель, но казалось, ее ступни приклеились к их стелькам. В отчаянии она наклонилась, ухватила себя за лодыжку и потянула.

    А Григорий все еще не ощущал присутствия злодеев, но понимал, что хотя бы один из них где-то совсем рядом. Иначе просто быть не могло. Григорий протиснулся в коридор мимо Терезы. Коридор выглядел в высшей степени невинно.

    И вдруг воздух затрещал. У обоих спутников волосы встали дыбом. Тереза обернулась, чтобы посмотреть, что происходит.

    Для постороннего наблюдателя все выглядело так, как если бы Григорий всего лишь заставил замигать светильники в коридоре. Но Тереза Дворак теперь была частью его мира и потому увидела все происходящее его глазами.

    А увидела она вот что: по коридору словно пронесся разряд молнии, высвечивая контуры всех предметов, к которым прикасался. Дверные рамы озарились ярко-голубым сиянием. Дико замигали лампочки в светильниках.

    А у стены голубое свечение очертило чью-то худощавую фигуру. Она дергалась, словно в агонии, но не издавала при этом ни звука. Фигура же на глазах приобретала все большую материальность…

    …И в конце концов превратилась в ублюдка с собакоподобной мордой, в мешковатом коричневом костюме. Он покачнулся, упал лицом вперед и застыл.

    В это же мгновение невидимая сила отпустила ноги Терезы. Она упала на грудь Григория, они оба покачнулись, но удержались на ногах. Григорий отвел Терезу от двери в номер Абернати и осмотрел коридор в поисках еще одного мерзавца. Не мог он быть один! Франтишек так не работал. Он всегда посылал на задание минимум двоих приспешников… иногда — троих, как в тот вечер, когда на Григория напали на автостоянке у ресторана.

    — Он… он выпал из стены… как призрак!

    Николау обнял Терезу за плечи.

    — Наверняка он тут не один. Пора уходить.

    — Но как же… — Она не договорила, только указала на полуоткрытую дверь.

    Григорий вернулся и захлопнул дверь.

    — Через несколько минут это не будет иметь никакого значения. Придется окутать исчезновение Абернати таинственностью. На большее нет времени. — Между тем спутник поверженного злодея так и не появлялся. — Теперь главное — избежать встречи с напарниками этого мерзавца.

    — А с ним ты как поступишь?

    — Никак. Пусть его хозяин о нем позаботится. — Заметив выражение глаз Терезы, Николау поспешно добавил: — Он не погиб, Тереза. Он… скажем так, в обмороке.

    Она кивнула и улыбнулась. В ее улыбке было что-то вроде просьбы не обижаться. Григорий покраснел. Он ведь был готов убить этого подонка. Только присутствие Терезы удержало его от этого. Он очень надеялся, что злодей, очухавшись, не последует за ними. Да, связанный маг наверняка что-то задумал, у него какие-то планы в отношении и Григория, и Терезы, причем эти планы таковы, что грозят им смертью — а может, и чем-то пострашнее смерти. Григорий не видел причин, зачем бы подыгрывать Франтишеку в осуществлении его злобных замыслов, и все же убийство даже такого законченного подонка, как тот, что валялся сейчас в гостиничном коридоре, могло уронить Николау в глазах Терезы. Эта женщина была готова смириться с убийством только тогда, когда иного выбора не оставалось.

    Даже если бы Григорию удалось дожить до конца нынешнего века, он бы не перестал удивляться подобной чувствительности. Уйти от смертельно опасного врага для него означало — этого врага уничтожить. Он бы предпочел, чтобы это не было так, но история, какой бы истерзанной, разодранной в клочья она ему ни помнилась, то и дело преподавала ему этот урок.

    Григорий пошел первым. Они с Терезой поспешили к аварийной лестнице. Был, конечно, риск наткнуться там на крыс, но Григорий знал, что в гостинице их сейчас считанные единицы. Почему он был в этом так уверен, он и сам не понимал — смысла в этом было не больше, чем в непоколебимой уверенности Терезы на тот счет, что они обнаружены лазутчиками Франтишека. Что-то стало иначе с того мгновения, как Григорий впитал энергию Абернати, но разве этим можно было объяснить невесть откуда взявшуюся уверенность?

    На лестнице было пусто. Заглянув магическим взглядом на пару этажей вверх и вниз, Григорий убедился в том, что и там их с Терезой никто не стережет. Правда, теперь он понимал, насколько можно доверять результатам подобного осмотра. Он взял свою спутницу за руку и прошептал:

    — Не отходи от меня ни на шаг. Нам нельзя разлучаться! — Его распоряжение было продиктовано не только тревогой за Терезу: пока они находились в контакте, Тереза была способна усиливать магические способности Николау, как тогда, в гостиничном номере Мэтью Эмриха. — И ни на что не отвлекайся!

    Первые два этажа они миновали без проблем, хотя при каждом скрипе и шорохе всматривались в темные уголки, боясь заметить там крысу или вспучившуюся поверхность стены.

    — Сколько… сколько еще осталось? — опасливо спросила Тереза, когда они бегом одолели еще четыре лестничных пролета. Ее туфли на высоких каблуках совсем не годились для такого бешеного спринта по ступенькам. Тереза того и гляди могла споткнуться.

    — Всего несколько этажей, — заверил ее Григорий, хотя сам в этом сильно сомневался. — Совсем немного.

    К его удивлению, до вестибюля они добрались целыми и невредимыми.

    Он открыл дверь и пропустил Терезу вперед.

    В вестибюле все выглядело в точности так же, как если бы Тереза с Григорием покинули его пару минут назад. Публика сменилась, а в остальном все осталось, как было. Григорий не увидел никого, кто вызвал бы у него дурные подозрения, но тем не менее обшарил вестибюль магическим взглядом в поисках малейших отклонений от нормы. Границы его дара теперь возросли, но даже при этом он не заметил ровным счетом ничего подозрительного. Вероятно, второй шпик находился наверху — выручал из беды своего напарничка.

    — Может быть, нам так и выйти отсюда, взявшись за руки? — предложила Тереза. — Как ни в чем не бывало, как будто мы тут живем?

    Ничего сверхъестественного в предложении Терезы Николау не увидел, а потому согласно кивнул. От аварийной лестницы они отошли, болтая о погоде и достопримечательностях города, которые следовало бы осмотреть. Так они дошагали до выхода из вестибюля и, все еще не до конца веря в свою удачу, направились к одной из стеклянных дверей. Она оказалась заперта. Сдержав желание открыть ее своими средствами, Григорий перешел к соседней двери, но обнаружил, что и она заперта.

    И тут он с опозданием заметил, что люди входят и выходят через дверной проем посередине, оборудованный турникетом. А его конструкция была такова, что пройти через него вдвоем было крайне затруднительно. Григорий остановился и обернулся к Терезе:

    — Придется на несколько мгновений разжать руки. Я пойду первым, чтобы убедиться, что на улице нас не поджидают никакие сюрпризы. А ты иди следом и не спускай с меня глаз.

    — Ты думаешь, опасность еще есть?

    Григорий многозначительно обвел взглядом вестибюль.

    — Ты сейчас не видишь здесь никого из тех людей, которых заметила раньше? Тех, что показались тебе подозрительными?

    — Нет. Я присматривалась все время, пока мы шли к выходу. Я их не увидела.

    — Значит, нам до сих пор грозит опасность. Если предположить, что одного из них я уложил отдохнуть у дверей номера Абернати, то здесь околачивается еще как минимум один его собрат.

    Они шагнули к турникету. Григорий выпустил руку Терезы, в последний раз окинул вестибюль магическим взглядом и ступил в промежуток между двумя перпендикулярными стеклянными панелями, после чего проверил, безопасен ли путь впереди. Убедившись, что это так, Григорий обернулся, чтобы посмотреть, вошла ли в турникет Тереза. Увидев ее, он успокоился и сосредоточил все свое внимание на улице у гостиничного подъезда.

    Выйдя из турникета, он отступил в сторону, дав дорогу входившей в гостиницу женщине, и быстро осмотрел ближайшие окрестности. Услышав негромкий скрежет стержня вертящейся двери, Григорий изобразил на лице уверенную улыбку, обернулся и проговорил:

    — Похоже, тут никого…

    На него смотрела женщина, но это была не Тереза.

    Они уставились друг на друга: Григорий — потеряв от неожиданности дар речи, а модно одетая женщина средних лет — оторопев от того, что к ней обратился незнакомец. Затем женщина обошла Григория и пошла своей дорогой. Николау, все еще не в себе, проводил ее взглядом и только потом опомнился. Он резко развернулся к турникету и стал ждать. Из дверей вышли еще двое: молодой человек в деловом костюме и пожилая дама с небольшим чемоданчиком. А Терезы все не было, хотя она покинула вестибюль всего-то секунды на две позже Григория.

    Григорий бегом бросился обратно к турникету и вошел в вестибюль гостиницы, на ходу приступив к поискам Терезы. Она находилась где-то неподалеку, но где именно, Григорий ни понять, ни определить не мог. Какая-то сила мешала его поискам.

    Турникет повернулся до середины, и вдруг его заклинило, и Григорий оказался запертым внутри вращающейся двери. Он толкнул стеклянную панель, но она не поддалась. Николау повернул голову в сторону, но с противоположной стороны турникета никого не увидел. Он был совершенно один. Григорий понял: пакостные приспешники Франтишека заманили его в ловушку. Может быть, они сейчас стоят в вестибюле и поджидают его.

    Григорий закрыл глаза…

    …А когда открыл их, то оказался у подножия аварийной лестницы. Не теряя времени, он возобновил поиски Терезы. Сосредоточился Григорий с трудом — сказывалось жуткое переутомление. Невзирая на то что теперь Николау располагал силами, почерпнутыми от Абернати, ему приходилось напрягаться даже для выполнения несложных задач, а поддержание постоянного режима поиска требовало недюжинных усилий.

    Но только Григорий приступил к поискам, как сразу же обнаружил Терезу. Она находилась позади отеля, неподалеку от него. Как и ожидал Григорий, она была не одна. Рядом с ней находились двое. Они то появлялись, то исчезали из поля зрения Григория.

    Шпики Франтишека. Григорий Николау скривил губы в недоброй усмешке и поймал себя на том, что, пожалуй, совсем не возражал против того, чтобы сейчас на поле боевых действий появился грифон и поработал в свойственной ему агрессивной манере. Григорий сомневался, что у него достанет сил одолеть обоих злодеев своими силами.

    Однако это вовсе не означало, что он не собирался попытаться сделать это. Григорий вдохнул поглубже, закрыл глаза…

    …А открыв их, очутился на задворках гостиницы.

    Слева от него стоял длинный приземистый обтекаемой формы автомобиль цвета болотной зелени. Рядом с ним стоял «на стреме» один из собаколиких слуг Франтишека, а второй пытался впихнуть в автомобиль Терезу.

    Тот, что стоял на стреме, заметил Николау. Оружия он выхватывать не стал, вместо этого он уставился на противника в упор.

    У Григория перехватило дыхание, сжалось сердце. Он понял, что дело не в том, что он изнурен. Следовало как можно быстрее нанести ответный удар, в противном случае сердце у него в самом буквальном смысле грозило разорваться.

    Его враг настолько сконцентрировал на нем свое внимание, что наверняка не отвлекся бы на такую пустяковину, как горлышки пустых бутылок, торчавших из урны, которая стояла рядом на тротуаре. Одна, вторая, третья — и вот уже все бутылки поднялись над урной и полетели к мерзавцу, стоявшему возле автомобиля, со скоростью артиллерийских снарядов.

    Первая бутылка пролетела буквально в миллиметре от затылка врага и разбилась о крышу машины. Звон стекла заставил ублюдка обернуться, вследствие чего он оторвал взгляд от Григория, и несколько ослабил мощь атаки.

    Давление на грудь Григория сразу же ослабело, а следующий снаряд безошибочно поразил цель. Бутылка угодила злодею в висок и, разбившись, заметно поранила его. Шпик Франтишека злобно взвыл, поднял руки к окровавленной морде, попытался пальцами извлечь осколки, попавшие в глаза. Третья бутылка ударила его по макушке и положила конец этому неравному бою. Мерзавец рухнул на тротуар и задергался в агонии.

    Тот подонок, что держал Терезу, заслышав звон стекла и вопли напарника, обернулся. Внешне он как две капли воды походил на своего подручного. Григорию ужасно надоели эти псиные рожи приспешников Франтишека, под которыми они прятали свои истинные обличья. Вот уж поистине «псы-рыцари», и не могло им быть пощады от Григория Николау!

    Тереза, которую злодей уже почти впихнул в машину, попыталась ускользнуть за его спиной, но он снова втолкнул ее внутрь. Григорий выругался и бросился вперед, приготовившись к новой атаке. Никакой жалости к мерзавцу он не питал. Сейчас его заботило только одно: как нанести врагу удар, не задев при этом Терезу.

    Собаколикий оборотень поднял руку и резко опустил ее. Григорий приготовился защищаться, но никакого удара не ощутил. Он замедлил бег… и только тут заметил, что злодей смотрит как бы сквозь него, куда-то дальше.

    Наконец Григорий понял, что происходит, но, увы, слишком поздно: опасность грозила ему сзади. Он развернулся на ходу, уже понимая, что опоздал, нырнул в сторону, но острая, такая знакомая боль пронзила его лодыжку. Григорий охнул, остановился, опустил руку и нащупал глубоко вонзившуюся в икру иглу.

    В дальнем конце проезда стоял камердинер связанного мага, свинорожий Конрад, и перезаряжал свой зловещий пистолет. На шее у него висел медальон, покрытый рунами и заряженный энергией его господина и повелителя. Вот почему Григорию так долго не удавалось его обнаружить.

    Конрад перезарядил пистолет, подошел к корчащемуся от боли Григорию, продолжая держать его под прицелом. Как ни странно, несмотря на шум, никто и не думал являться на выручку Григорию и Терезе. «Никто и не явится», — с горечью понял Николау. Власть Петера Франтишека во многом была еще страшнее, чем могущество Фроствинга.

    Григорий ничем не мог помочь Терезе. Еще мгновение — и он ничем не сможет помочь самому себе. Мысли путались, в глазах потемнело. Издалека послышался шум трогающейся с места машины, но видел перед собой он только дуло пистолета.

    Григорий закрыл глаза, крепко сжал веки и всем сердцем пожелал перенестись в другое место.

    Конрад выстрелил.

    Новый удар боли поразил Григория.


    XV

    Ее окружал непроницаемый мрак. Тереза Дворак повернулась на месте по кругу в поисках хоть искорки света, но, увы, не нашла.

    Она догадывалась, что угодила в плен к тому человеку, которого Григорий называл Петером Франтишеком.

    Ее похищение изобиловало страшными и странными моментами. Хуже всего Терезе стало ближе к концу, когда она, не желая верить собственным глазам, увидела, как в Григория кто-то выстрелил сзади. Что произошло после первого выстрела — этого Тереза не знала: втолкнувший ее в машину мерзавец отъехал от гостиницы, а мерзкий тип с «конским хвостом» снова прицелился в Григория.

    Но как им удалось разлучить ее с Григорием? Тереза помнила о том, как шагнула в турникет, не спуская глаз со спины Николау, а потом ее вдруг замутило, у нее закружилась голова, а очнулась она совсем в другом месте. Там ее подхватили под руки эти самые двое подонков с мордами, как у злодеев из детских комиксов, и потащили к служебному выходу из гостиницы. Народу в тех помещениях, по которым ее вели, хватало — большей частью то были работники гостиницы, но, как ни странно, ни Терезу, ни ее похитителей они словно бы не видели и уж тем более не предпринимали ни малейших попыток спасти ее. Чтобы подобное преступление могло пройти незамеченным — это не укладывалось в голове у Терезы, но все же теперь она понимала, что мир, к которому принадлежал Григорий и ему подобные люди, был очень странным местом, где те, кто владел магией, творили все, что их душеньке заблагорассудится, не опасаясь при этом быть замеченными. Франтишек и его свита нагло обстряпывали свои делишки, нападая на ни о чем не подозревавших людей.

    «Но только не на Григория… нет, только не на него!» Были мгновения, когда он пугал Терезу, но она уже успела понять, какую боль, какие страдания он порой прячет за маской равнодушия и холодности.

    Какое-то небольшое животное пробежало по мыску ее туфли. Мысли у Терезы перепутались, она невольно вскрикнула.

    — Повернитесь вправо, мисс Дворак.

    — Где вы? — настороженно, но требовательно спросила Тереза и порадовалась тому, что в ее голосе больше гнева, чем страха, ибо наглость того, кто посмел захватить ее в плен, вызывала у нее неподдельную ярость.

    — Повернитесь вправо, — повторил голос из мрака.

    Тереза неохотно повиновалась, но, вскинув голову, дерзко проговорила:

    — Не много ли…

    — Вот так вполне достаточно, моя милая.

    Загорелся свет — неяркий, но после кромешного мрака он поначалу ослепил Терезу, и она вынуждена была несколько секунд моргать, чтобы прогнать заплясавшие перед глазами пятна.

    Когда глаза Терезы Дворак привыкли к свету, она разглядела в самой середине выхваченного из темноты тускло освещенного круга сухопарого мужчину средних лет, сидевшего в кованом кресле с высокой спинкой. Руки, голени и торс мужчины были опутаны тонкими ленточками из какого-то странного материала.

    — Да, меня зовут Петер Франтишек. Мне известно, что наш общий друг Григорий Николау рассказывал вам обо мне, вот только сомневаюсь, чтобы он слишком хорошо обо мне отзывался.

    Тереза была склонна поверить в то, что этот человек обладал властью, с которой приходилось считаться, невзирая на его кажущуюся беспомощность. Какими методами он этого добивался, откуда черпал свое могущество — этого Тереза не знала, но чувствовала исходящую от Франтишека силу, способную подчинить себе многих. Нет, этот человек только казался связанным — на самом деле масштабы его деятельности простирались гораздо дальше этой темной комнаты. Наверное, он больше знал о том, что происходит в городе, чем чикагские власти и газетчики, вместе взятые.

    А это означало, что ему известно и то, что более всего сейчас волновало Терезу.

    — Где Григорий? Что вы с ним сделали?

    По лицу связанного мага скользнула усталая улыбка.

    — «Где Григорий? Что вы с ним сделали?» Как же это… простите меня, банально, милая Тереза. Но мне сейчас не до избитых словесных штампов. Они мне совершенно безразличны. А вот вы весьма небезразличны. Ваш визит ко мне несколько неожидан, должен признаться. Вероятно, я не совсем четко сформулировал свои инструкции, поскольку мои ассистенты не должны были вас и пальцем тронуть. — Он покачал головой. Вид у него был просто-таки изможденный. — В последнее время у меня путаются мысли. Зов набирает силу. — Но он тут же взял себя в руки, и его изможденность как рукой сняло. — Да-да, я надеялся оставить вас на том месте, которое для вас определил грифон, — там мне было гораздо легче наблюдать за вами, но вы слишком сильно углубились в дела Григория Николау. Поначалу мне было очень неловко за оплошность моих помощников, но раз уж обстоятельства сложились так; а не иначе, я извлеку из вашего присутствия наибольшую пользу, и, быть может, вы в конце концов ответите на вопросы, которые не дают мне покоя с того самого дня, как вы начали курировать дом.

    — Я ничего не знаю, — сердито бросила Тереза, отступила в темноту, но ударилась спиной о стену. У этой «стены» имелись руки, и притом очень сильные. Они подтолкнули Терезу обратно, к краю крута света. Тереза оглянулась через плечо и, к своему ужасу, увидела типа со свиноподобной рожей, который стрелял в Григория. В отличие от других прислужников Франтишека, у этого мерзкая физиономия и была его истинной личиной.

    Сердце у Терезы екнуло. Если этот тип торчал здесь, значит, Григорий либо в плену, как и она, либо… мертв.

    А связанный мужчина продолжал, как ни в чем не бывало:

    — О да, на уровне сознания вы, может быть, и правда ничего не знаете, моя милая, но в вашем подсознании кроется немало тайн. Меня всегда интересовало, почему горстка избранных действует в качестве… скажем так, посредников между теми, кто слышит зов, и той силой, что стоит за треклятой грудой мрамора, которую наш остроумный приятель Григорий столь метко окрестил Фроствингом. Что в вас такого особенного? Я делал кое-какие предположения, однако у меня нет доказательств в пользу ни одного из них. Вот вам и предстоит помочь мне решить эту дилемму.

    — Никакая я не особенная! Я ничего не знаю такого, что могло бы вам помочь! — Тереза умолкла и задумалась. Ей следовало о чем-то рассказать Франтишеку. Не сказать, чтобы ей так уж сильно этого хотелось. Будь ее воля, она бы колотила этого мерзавца без устали до тех пор, пока он не вернул бы ей Григория. Однако на это нечего было и надеяться. Единственным шансом могла стать только какая-нибудь сделка. Петер Франтишек был настолько могуществен, что мог бы отпустить на волю и ее, и Григория (если Григорий был еще жив) просто потому, что они не представляли для него никакой угрозы.

    — Я могу передать вам все свои записи о тех людях, что обращались в агентство с просьбой посмотреть этот дом.

    — Эти сведения у меня уже есть благодаря содействию младшего агента вашей конторы, который, к несчастью, нас безвременно покинул.

    Эрик. Тереза вздрогнула. Даже узнав о том, что ее сотрудник шпионил за ней, а потом предал, она не смогла не содрогнуться при известии о его гибели. Хотя удивляться этому не следовало. Все, чему она стала свидетельницей в последние дни, говорило о том, насколько жесток и беспощаден колдовской мир. Как сказал Григорий, виновата в этом была не сама магия, а те, кто с ее помощью обстряпывал свои грязные делишки.

    Нужно было предложить Франтишеку что-то еще. Терезе было нестерпимо противно унижаться перед ним, но ведь она не обладала даже маленькой толикой таланта Григория, а Григорий жаловался, что уступает силой Франтишеку. Владей Тереза хоть капелькой магического дара, она бы заставила этого высушенного негодяя жестоко пожалеть о том, что он сделал со смуглокожим мужчиной, который стал так много значить для нее, хотя они познакомились всего несколько дней назад.

    Ей оставалось предложить Франтишеку единственное:

    — А как насчет Вильяма Абернати?

    Связанный маг поджал губы, глянул мимо Терезы на своего свинорожего слугу, после чего вновь вернулся к ней взглядом.

    — Да, мистер Абернати представляет для меня определенный интерес. О вашей неожиданной встрече с ним я имею сведения противоречивые… я бы даже сказал… потусторонние.

    — Я могу рассказать вам, что произошло, — подхватила Тереза. У нее появилась надежда на спасение. Может быть, ее рассказ ничего и не даст Франтишеку, но по крайней мере определенно заинтересует его. — Я могу рассказать все, что знаю.

    — В этом я не сомневаюсь, — кивнул Франтишек, но его кивок, как выяснилось, был не знаком согласия, а сигналом для подручных.

    Сзади Терезу схватили грубые руки. То были не руки камердинера Франтишека — нет, они принадлежали двоим ясноглазым молодчикам в костюмах, как у тех мерзавцев, что похитили Терезу. Физиономии у этих типов были их собственные, настоящие, но такие уродливые, что Тереза даже пожалела, что они не в масках.

    Она вырывалась, но не могла справиться с дюжими подручными связанного колдуна.

    — Что вам известно о вашем происхождении, Тереза Дворак? — спросил Петер Франтишек. — Вы никогда не пытались выяснить, каковы корни вашего рода?

    Вопрос этот показался Терезе настолько неуместным, что она не ответила Франтишеку ни слова — она только тяжело дышала и была вне себя от гнева.

    — А вот у меня такое хобби — изучать чужие родословные, знаете ли, милейшая Тереза. Свою родословную я знаю на восемь столетий назад. Поверите ли вы? Мои корни — в Восточной Европе, там, где сейчас располагается Румыния. Не удивлюсь, если окажется, что и ваши далекие предки родом из этих же краев.

    Тереза все еще не могла понять, к чему клонит Франтишек, и потому хранила молчание.

    — Думаю, настала пора и вам кое-что узнать о своих предках, милая Тереза. — Франтишек дал знак своим приспешникам, державшим молодую женщину. Они подтолкнули ее поближе к креслу, к которому был привязан злой маг. Впервые Тереза смогла разглядеть его получше. Вблизи он производил еще более неприятное впечатление. Щеки его избороздили глубокие морщины. Он оказался старше, чем показался Терезе на первый взгляд. Морщинистая кожа туго обтягивала кости, она высохла, словно ткань, долго пролежавшая на солнце. Терезе вспомнился Борис Карлов из фильма «Мумия».

    А потом она вспомнила, что говорили о своем возрасте Вильям Абернати и Григорий, и подумала о том, что и Франтишек может быть жутко, немыслимо стар.

    Перед Терезой, встав к ней в полупрофиль, появился камердинер Конрад. В одной руке он держал небольшую подвеску с драгоценным камнем — скорее всего то был изумруд. Камень завораживал взгляд, и Терезе пришлось напрячь всю волю, чтобы не смотреть на него.

    В другой руке свинорожий слуга Франтишека держал черный клинок, и рукоятка, и лезвие которого были испещрены мелкими значками. При виде ножа Тереза вновь принялась вырываться, но подручные связанного мага держали ее крепко.

    — Больно не будет, уверяю вас. Быть может, вам даже понравится, — сообщил Франтишек. Его высохшее лицо искривила улыбка, которая нисколько не убавила страха у Терезы Дворак. — Быть может, мы выясним, что мы с вами состоим в родстве — и это весьма, весьма вероятно, должен заметить.

    Амулет вдруг начал раскачиваться сам по себе. Качающийся камень притянул к себе взгляд Терезы. Теперь она просто не в силах была оторвать от него глаз.

    — Вы расскажете мне все, милая Тереза… даже то, о чем, как вам казалось, вы не имеете ни малейшего представления, — звучал в ушах у Терезы голос связанного мага. — Я должен узнать, кто вы такая, что собой представляете и какова ваша роль в этой игре.

    Перед тем как Тереза потеряла сознание, ей почудился чей-то смех. Но Петер Франтишек смеялся не так. Смех ли то был вообще?

    Как бы то ни было, в это мгновение Тереза вспомнила о грифоне.

    * * *

    Он был жив.

    Понимание этого и порадовало, и огорчило Григория Николау. В последнее время он стал дорожить жизнью не в пример больше, нежели раньше, но первая мысль его была такова: если он жив, стало быть, попал в лапы Франтишека, и теперь уж он точно его подобру-поздорову не отпустит.

    Николау открыл один глаз, потом — второй.

    Огляделся по сторонам. Он никогда прежде не бывал здесь, но догадался, что находится в одном из помещений цитадели Петера Франтишека. У Григория кружилась голова, перед глазами плыло, и все же комната, в которой он находился, навевала какие-то воспоминания. Григорий попытался встать, но ни руки, ни ноги не послушались его — они словно свинцом налились. Он расслышал тишайшие звуки музыки — нечто современное, аморфное антиконцептуальное. Послушай Григорий такую музыку подольше — он бы непременно заснул.

    Мало-помалу в глазах у него прояснилось, он начал понимать и природу своих воспоминаний, и то, что это за комната. Это была больничная палата, очень похожая на ту, в которой он лежал в Берлине вскоре после воцарения Рейха. Он попал в автомобильную аварию и под напором общественности был вынужден принять предложение об оказании ему медицинской помощи от человека, по чьей вине пострадал, — от младшего офицера СС. Помощь Николау оказывалась на самом высоком уровне, ибо от состояния его здоровья зависела репутация этого эсэсовца. Между тем полученные травмы у Григория, естественно, заживали сами по себе, с немыслимой скоростью, чем он донельзя обескуражил и врачей, и ученых-медиков Рейха.

    Григорию тогда пришлось употребить все усилия, на которые он только был способен, чтобы телепортироваться из госпиталя и стереть из сознания врачей все воспоминания о себе. Для этого ему пришлось распотрошить память шестерых людей. И пусть они большей частью не заслуживали никакой жалости, Николау еще долго переживал из-за того, что был вынужден прибегнуть к такой мере.

    После того случая он пробыл в «Фатерлянде» недолго. Не потому, что боялся смерти, — ему ли бояться смерти? Были вещи и пострашнее смерти. Григорий боялся, что еще до того, как тут все станет совсем худо, может появиться вездесущий Фроствинг. Уже тогда темные силы сгустились немыслимо. Те маги, что остались в Рейхе после отъезда Николау, либо питали неподдельный интерес к всеобщему помешательству, либо были попросту законченными идиотами. Григорий же не желал иметь ничего общего ни с теми, ни с другими.

    Он снова попытался встать, и снова тело не пожелало его слушаться. Он осмотрел себя и увидел, что привязан к кровати. Ноги и руки противно покалывало, и Николау с опозданием понял, что это дают о себе знать отдаленные последствия уколов, которыми его одарил Конрад.

    Постепенно приходя в себя, Григорий выстроил из отдельных фрагментов более или менее стройную последовательность событий. Треклятый камердинер Франтишека выстрелил в него не один, а два раза, и все же он ухитрился не отключиться под действием наркотика и перебросил себя в пространстве, но куда? Видимо, соображал он на тот момент уже неважно, потому магическая сила швырнула его куда ни попадя.

    Хорошо еще, цел остался… а может быть, только-только восстановился? Наверное, он уже несколько дней находится в больнице… нет, это вряд ли. Франтишек тогда уже давным-давно бы его вычислил. Вряд ли миновало больше суток, но и это было долго, очень долго. Если Франтишек еще не нашел его, значит, вот-вот найдет. У него повсюду глаза и уши. Григорию следовало как можно скорее сматываться отсюда.

    Он связан? Подумаешь, ерунда! Он только глянул на веревки — и от них не осталось и следа. Григорий не понимал, зачем его привязали к кровати, но искренне надеялся, что не озадачил демонстрацией своих магических способностей того, кто подобрал его и определил в больницу. Теперь, когда Фроствинг не столь регулярно посещал его, Григорий ни в чем не мог быть уверен.

    Встать с кровати оказалось посложнее, чем освободиться от пут. Двигался Николау неуклюже, непредсказуемо. Он дважды пытался ухватиться за поручень возле кровати, но, увы, безуспешно. Только третья попытка удалась, но левая нога упорно отказывалась переваливаться через край кровати: Николау напрягся изо всех сил и наконец заставил обе ноги свеситься с кровати, после чего ему пришлось приложить недюжинные усилия для того, чтобы заставить ноги принять на себя вес тела. Занимаясь этими упражнениями, Николау обратил внимание на то, что к его больничной пижаме присоединено устройство для мониторинга. Григорий отцепил датчики, послал устройству слабенький магический импульс, после чего послушный прибор продолжил посылать куда надо сведения о пациенте, хотя от пациента был уже отсоединен.

    Григорий собрал все силы, сосредоточился и «просмотрел» больничный коридор за дверью палаты. Охранник за дверью не стоял — стало быть, Григорий появился в больнице при более или менее тривиальных обстоятельствах.

    Скорее всего шмякнулся на землю где-нибудь на улице или в сквере — может быть, даже в Линкольн-парке. Судьба улыбнулась ему хотя бы в этом.

    Григорий растер икру ноги, в которую угодила игла из пистолета Конрада. Ступив на нее, он вспомнил о пережитой боли. По идее, должно было хватить одной иглы, но почему-то не хватило. Не из-за того ли, что он почерпнул энергию Абернати, впитал ту часть этого мага, которая показалась ему частью самого себя? Не исключено. Если это было так, теперь у него появилось преимущество — правда, по всей вероятности, слабенькое. Франтишек наверняка уже знает и об Абернати, и обо всем, что произошло. Правда, в номере гостиницы приспешники Франтишека вряд ли найдут много улик, но связанный маг прозорлив и непременно докопается до истины.

    Кроме того, Франтишек захватил в плен Терезу. Григорий надеялся, что ей хватит ума не упрямиться и выложить пленившему ее колдуну все, что ей известно. Ведь Франтишек получит от нее все, что ему нужно, тем или иным способом.

    В шкафу у стены обнаружилась его одежда и личные вещи. Как ни странно, ничего не пропало. Григорий совсем не удивился бы, если бы у него украли деньги или часы. Рассовав вещи по карманам, он сунул руку в тот, в который убрал клочок бумаги, найденный при обыске Абернати.

    Там было пусто. Бумажка исчезла.

    Он потерял адрес Петера Франтишека.

    Оставалось предположить единственное — бумажка выпала из кармана то ли возле гостиницы, то ли там, куда он телепортировался. Если так, то тот добрый самаритянин или сразу несколько добрых самаритян, спасая его, бумажку не заметили или попросту не придали ей значения. Да и с какой бы стати им придавать какое-то значение мятому клочку бумаги, когда речь шла о жизни человека?

    На взгляд Григория, еще как стоило, ибо этот мятый клочок бумаги был бесценен: он равнялся спасению жизни другого человека, куда более заслуживающего спасения, чем он сам.

    Он снова еще более внимательно обшарил все карманы до единого. Нет, записка исчезла бесследно. Как же ему теперь найти Терезу?

    «Тереза! Это я виноват! О боги, какой же я идиот!»

    Дикая слабость, подстегнутая всплеском эмоций, навалилась на Григория. У него закружилась голова. На миг прикрыв глаза, он прислонился к спинке кровати и постарался не грохнуться в обморок.

    — Вот видишь, дружище, стоит мне только ненадолго отлучиться, а ты, глядишь, снова заблудился!

    Григорий, покачнувшись, попятился в сторону от кровати. Обернулся, прижался спиной к шкафу и увидел того, кто обратился к нему. На противоположной спинке, как на насесте, устроился Фроствинг. Крылья его были расправлены, Просто чудо, как это он ухитрялся не задеть ими установленное у кровати медицинское оборудование! Извечная ухмылочка на месте — а как же еще? Вот только сегодня она была более… скажем так, выразительной. На этот раз Фроствинг ухмылялся как бы по-настоящему.

    Из этого Григорий Николау заключил: Фроствингу все известно.

    — У меня нет времени на тебя, демон, — буркнул Григорий и нарочито отвернулся, сделав вид, что отряхивает пылинку с пальто.

    — Лучше бы ты все-таки выкроил для меня немного времени, мой миленький дружочек, — прошипела каменная статуя. Григорий зыркнул на Фроствинга, и грифон втянул голову в плечи, словно испугался, что человек чем-нибудь в него запустит. В остальном же поведение Фроствинга нисколько не изменилось. — Да ты особо не переживай, если потратишь на меня часок-другой, дорогуша Григорий. Здесь, в моем царстве, тысяча лет — как краткий миг в твоем мире.

    Что понадобилось от него грифону на этот раз? Явился он, конечно, неспроста, но Григорий сильно сомневался, что ему удастся добиться от чудовища правды, невзирая на некоторые перемены в расстановке сил.

    — Позволь, я расскажу тебе одну историю, — проворковала груда серого мрамора.

    Николау хотел было возразить, но сдержался.

    — Жил был человек, обладавший великой властью, — продолжал грифон как ни в чем не бывало, однако от черных провалов его глаз не укрылось нежелание Григория слушать его. В голосе грифона появились нотки легкого раздражения. — У этого человека было множество амбиций, самые безобидные из которых можно было бы, обобщив, обозначить словом «зло». Власти он добился не сразу. Поначалу, как любому маленькому мальчику, ему пришлось научиться тому, как пользоваться своими талантами.

    Григорий нервничал. Неужели Фроствинг собрался поведать ему все жизнеописание этого персонажа? Пусть бы уж треклятый монстр поскорее добрался до сути! Откуда ни возьмись, в его сознание вдруг полились слова, значения которых Григорий не понимал, но могущество их было настолько велико, что его не стал бы отрицать даже его зловредный каменный мучитель. Николау сглотнул подступивший к горлу ком и заставил слова утихомириться. Что-то подсказывало ему: для Терезы будет лучше, если он выслушает грифона, о чем бы тот ни собирался ему рассказать.

    Как бы не замечая той внутренней борьбы, что происходила в душе его единственного зрителя, грифон продолжал:

    — Как и приличествовало достойному юноше, он нашел для себя хорошего учителя. — Фроствинг склонил голову набок и проговорил с издевкой: — Одного старикашку, более или менее сносно владевшего магией, — того, кто мог обучить нашего героя, как теперь принято выражаться, азам этой науки. Юноша учился старательно, то есть столь старательно, что вскоре мастерством своим превзошел своего учителя. И естественно, перед ним простиралась одна-единственная дорога. — Грифон наклонился вперед и заговорщицки прошептал: — Юноша убил своего учителя и забрал себе все его познания.

    — Мне-то какое дело до всего этого? — пожал плечами Григорий.

    — Шли годы, и каш герой продолжал отбирать знания у других магов, — продолжал тараторить каменный монстр, не обратив ровным счетом никакого внимания на вопрос Григория. — Он избавлялся от своих наставников и ото всех, кто стоял на его пути к вершине магических познаний. И вот в один прекрасный день его поведение вызвало брожение в рядах прочих магов. Они воспротивились его жестокому, хоть и успешному способу самоусовершенствования. Представляешь?

    — Это было на редкость глупо с их стороны, — буркнул Григорий. У него снова возникло искушение воспользоваться таинственными словами. И снова что-то удержало его от этого.

    — Целиком и полностью с тобой согласен, — кивнул грифон и хрипловато захихикал, а отсмеявшись, в упор уставился на Григория. Странный то был взгляд, но теперь Николау понимал: его мучитель испытывает его, хочет посмотреть, хватит ли у него терпения дослушать рассказ до конца.

    Наконец Фроствинг возобновил рассказ:

    — Говорят, чем выше власть, тем выше ответственность. Эта истина, безусловно, относилась и к нашему герою, который теперь стал человеком, обладавшим огромной властью. Он стал пользоваться этой властью со всей ответственностью — принялся управлять теми, кто обитал неподалеку от его жилища. Теперь они прекратили тщетные, мелочные попытки наладить собственную жизнь так, как это представлялось разумным для них. Если же они не понимали, что так для них же лучше, то это уж, бесспорно, была их вина, уж ты поверь мне на слово. Дабы предотвратить еще большую опасность, наш герой экспериментировал с магической силой. Он установил, каковы ее ограничения, каковы максимальные возможности. Ведь в конце концов как раз этого-то и не понимали слишком многие маги, и это зачастую приводило их к катастрофам. А наш герой до такой степени решительно вознамерился досконально изучить природу магической силы, что ему понадобились подопытные образцы. О, эти образцы… они упорно не желали понимать, ради какой такой высокой цели они вынуждены терпеть такие муки, а вот наш герой, милейший мой Григорий, он ни капельки не сомневался в том, что его эксперименты жизненно важны для продолжения исследования.

    Теперь Григорию Николау и в голову не приходило прервать рассказ Фроствинга. Ведь ему были знакомы несколько человек, которые вполне соответствовали описанию героя этой истории. Не имела ли она какого-то отношения к Франтишеку? Не на это ли хотел намекнуть Фроствинг? Так почему бы ему тогда просто-напросто так и не сказать?

    Быть может, он не мог этого сделать. Быть может, что-то не давало Фроствингу возможности выразить свои мысли более прямолинейно.

    Впервые в жизни Григорий понял: многие из историй, которые ему поведал его мучитель, были не вымышленными. Он был готов поклясться: Фроствинг пытался по-своему предостеречь его. Тем не менее не приходилось сомневаться и в другом: само существование грифона служило каким-то объяснением того, почему Николау так долго жил на Земле.

    Фроствинг заметил, что наконец прочно завладел вниманием «аудитории», и заговорил более уверенно:

    — Но вот другие маги, увы, не смогли оценить всей важности, всей насущности трудов, которым себя посвятил наш герой. Они решили — сможешь ли ты поверить в это, дорогой мой друг Григорий, — что его жажда знаний — это… язык не поворачивается произнести это слово… преступление! Представить только — преступление! Они собрались все вместе, ибо поодиночке наверняка боялись выступить против нашего героя. — Последняя фраза прозвучала не слишком искренне. — И вот, когда они решили, что их числа достаточно для того, чтобы выступить против одного-единственного собрата, они отправились в горы, где обитал наш герой, — в уединенное место, которое он избрал для жительства, несомненно, из-за его красоты и покоя. То было место, где можно было предаваться спокойным раздумьям.

    Между тем, судя по тону повествования Фроствинга, Григорию было ясно, что никакими «спокойными раздумьями» в горной твердыне, где обитал герой рассказа, и не пахло. Николау поежился, представив жуткие крики тех несчастных, кого злой колдун использовал для проведения своих жестоких опытов. Он представил темные коридоры, вспомнил мрачную башню, что вздымалась над восточными отрогами…

    Образы, возникшие перед его мысленным взором, не были плодами воображения.

    То были его собственные воспоминания.

    Григорий попытался сосредоточиться на них, выловить из них какой-то смысл, но треклятый грифон взял и пошевелил крыльями. Николау отвлекся и вернулся взглядом к каменной статуе, восседающей на спинке больничной кровати.

    Фроствинг прервал повествование и взирал на своего подопечного с нескрываемым интересом.

    Николау дожидался того мгновения, когда чудище возобновит рассказ, но Фроствинг упрямо смотрел на него в упор. Наконец Григорий не выдержал и спросил:

    — И что же случилось, когда они выступили против него? Им удалось одолеть его?

    Грифон скромно потупил взор и рассеянно проведя кончиками когтей по подушке, легко разорвал ее.

    — О, в сражении они победили, если тебя это интересует.

    Григорий понимал: Фроствинг что-то утаивает от него. Он привык к подобному поведению каменного тирана, но на этот раз твердо вознамерился выбить из него правду.

    — А что случилось с тем человеком?

    На миг в черных яминах глаз Фроствинга как бы мелькнули злорадные огоньки. Ну, пусть не огоньки, но что-то там определенно мелькнуло. А ответил грифон вот что:

    — Вроде бы он умер на руках у своих врагов. Поучительная история, не правда ли, Григорий?

    Вот как? Таков был конец этой истории? Григорий нахмурился. Слишком много купюр. Фроствинг явно на что-то намекал; Видимо, в этой истории была доля подлинности. Кроме того, она была как-то связана с нынешними событиями. Но как?

    «Вроде бы он умер на руках у своих врагов». Слишком уж двусмысленно, на вкус Григория. Если этот герой умер только «вроде бы», не означало ли это, что на самом деле он вовсе и не умер?

    — Ты должен ненавидеть себя, — произнес грифон не в качестве отвлеченной фразы, а словно приказ. Он ведь, похоже, уже говорил что-то похожее. Его слова по-прежнему ничего не значили для Григория, они только добавляли путаницы к и без того смятенным мыслям.

    Григорий с нетерпением шагнул ближе к своему заклятому врагу.

    — Я устал от загадок, Фроствинг. Устал от той игры, которую ты ведешь со мной. Мне нужны ответы, которые я мог бы понять…

    — О нет, ты еще не знаешь, что такое настоящая усталость, мой миленький Григорий! — проворковал грифон, раскинул крылья и зашипел. Но его гнев был недолог и исчез столь же внезапно, сколь и появился. В следующее мгновение Фроствинг уже снова был наигранно заботлив, участлив и тактичен. — Но если ты и вправду так сильно устал, не смею тебя задерживать.

    — Нет, ты не можешь вот так уйти! — воскликнул Николау, впервые в жизни умоляя своего тирана задержаться. Грифон наверняка знал, где находится логово Петера Франтишека. Выяснив это, Николау сберег бы силы и время. То и другое для него сейчас стало бесценной роскошью.

    На этот раз Григорий был готов произнести таинственные слова сознательно, но стоило ему вымолвить первое из них, как грифон разразился скрипучим хохотом, и Григорий умолк и в изумлении уставился на Фроствинга. Казалось, каменное чудовище смеется не над ним, а над самим собой.

    Откуда ни возьмись, посреди палаты вдруг появились громадные часы, похожие на старинные карманные, вот только двигались у них не стрелки, а циферблат, а стрелки показывали четыре часа.

    Фроствинг указал крылом на циферблат.

    — Ты опоздал, приятель! Игра близится к концу! Осталось сделать один-единственный ход перед финалом, а? — Грифон насмешливо скалился. — Уж пора бы тебе проснуться и увидеть, как все обстоит на самом деле, как тебе кажется?

    И тогда Григорий проснулся.

    Он часто заморгал и понял, что теперь находится не в больничной палате. Если на то пошло, он вообще находился не в помещении.

    Перед ним стоял дом — старинный, но хорошо сохранившийся. По обе стороны от него стояли здания, выстроенные примерно в том же стиле. Друг от друга их отделяли узкие дворы и высокие металлические заборы. Территория имела такой ухоженный вид, что можно было заключить: Григория занесло в столь же престижный район Чикаго, как тот, где он видел пресловутый дом, на арке ворот которого восседал грифон. Между тем сейчас он находился гораздо ближе к центру города.

    Григорий прислонился к фонарному столбу и принял такой вид, словно он ожидает автобуса. По улице шли пешеходы, но, похоже, ни один из них не обратил внимания на мужчину, внезапно материализовавшегося посреди тротуара.

    Григорий огляделся по сторонам, пытаясь понять, почему его занесло именно сюда. И только тогда, когда взгляд его вернулся к особнякам, он понял, какой подарок ему преподнес Фроствинг.

    Григорий стоял перед цитаделью Петера Франтишека.


    XVI

    С того места, где стоял Григорий, дом выглядел вполне невинно. Николау не чувствовал ни присутствия поблизости связанного мага, ни присутствия Терезы, но почему-то знал, что они — в доме.

    И тут, как бы для того, чтобы утвердить Николау в его подозрениях, открылась парадная дверь, и оттуда вышел мужчина, очень похожий на собаколиких шпиков Петера Франтишека. «Интересно, — подумал Григорий, — какого мнения о своем экстравагантном соседе те домовладельцы, что обитают рядом с ним?» Собственно говоря, они могли и не иметь никакого мнения: Франтишек запросто мог распространить свое магическое поле на соседние дома. Наверняка он так и сделал.

    Похоже, о том, что Григорий неподалеку, никто в доме пока не догадывался. А ему самому было совершенно все равно, знал Франтишек о его появлении или нет. Не знает сейчас, значит, очень скоро узнает.

    Григорий притаился за высоким деревом, порадовавшись тому, что район старый, и деревья тут — настоящие великаны и за их толстыми стволами так удобно прятаться, не тратя времени и сил на поиски каких-нибудь еще укрытий. Правда, вряд ли его заметил прислужник Франтишека — его взгляд был устремлен в сторону знакомого зеленого автомобиля, припаркованного на подъездной дорожке. Это была та самая машина, которую Григорий видел возле дома, на воротах которого сидел каменный грифон.

    Злодей сел в машину. Сейчас, точно так же, как в гостиничном коридоре и во время похищения Терезы, Григорий не ощущал исходившего от него магического излучения. Если его догадка была верна, стало быть, не исключалась возможность проникнуть в дом незамеченным.

    Машина задним ходом подъехала к воротам, и их створки распахнулись. Григорий восхитился тем, на что тратит свою магическую силу Франтишек, но тут же понял, что открыванием ворот ведает всего-навсего какое-то автоматическое устройство. Связанному магу, видимо, такие новшества техники были по карману.

    Автомобиль выехал на улицу, ворота закрылись. Григорий внимательно следил за тем, как машина отъезжает от забора. К решительным действиям он приступил лишь тогда, когда автомобиль скрылся за углом.

    Водитель в первое же мгновение осознал, что место рядом с ним занято. Физиономия его приобрела столь знакомые Григорию песьи черты.

    — Какого че… — начал было водитель, но разглагольствовать дальше Григорий ему не позволил. В следующий же миг подонок охнул и отключился, став жертвой могущества Николау, включенного на полную мощность. Не будучи уверенным в том, каким именно образом Франтишек создает защитное поле своих приспешников, Григорий был вынужден нанести мерзавцу беспощадный, сокрушительный удар. К счастью, он оказался более чем адекватным, что придало Григорию еще больше уверенности. Оказывается, можно было обойтись и более скромными энергетическими затратами — эти знания не повредят, когда придется столкнуться с другими прихвостнями связанного мага.

    Лишившись водителя, автомобиль продолжал ехать сам по себе как ни в чем не бывало. Не затрачивая особых усилий на управлении им, Григорий занялся гораздо более важными делами. Наклонившись к поверженному ублюдку, он обыскал его в поисках источника защитного поля и вскоре обнаружил его: это оказался медальон, похожий на тот, что Григорий успел заметить на груди камердинера Франтишека, Конрада. Григорий снял с водителя медальон, рассмотрел его повнимательнее и надел. Медальон оказался простейшим магическим устройством, что вовсе не удивило Григория. Но зачем тратить драгоценную магическую силу для того, чтобы защищать слуг — мелких сошек? Конрада — это еще понятно. Но и защитный медальон у того был устроен куда сложнее и давал ему преимущества, о сути которых Григорий пока догадывался лишь смутно. Разделаться со свинорожим камердинером Франтишека будет почти столь же непросто, как и с его повелителем.

    Григорий протянул руку и коснулся кончиками пальцев лица пребывавшего в глубоком обмороке водителя. Карикатурная маска растаяла, сменилась невыразительными чертами подлинного лица. Затем Григорий прикоснулся к своему лицу.

    Посмотрев в зеркальце, Григорий увидел там отражение былого лика приспешника Франтишека. Это, безусловно, был фокус, и к тому же очень легкий, но уже много лет Григорий к нему не прибегал. С помощью этой иллюзии он не смог бы долго водить за нос такого опытного мага, как Франтишек, но для того, чтобы околпачить его прихвостней, ее должно было хватить за глаза.

    Теперь оставалось только избавиться от водителя. Григорий подумал было отправить его на свое место, в больницу, но решил, что тем самым подвергнет большому риску тамошний медперсонал. Нет-нет, нужно было придумать для это субъекта какое-нибудь другое местечко. Григорий выглянул в окошко и отыскал взглядом нечто весьма подходящее.

    Обмякшее тело водителя бесследно исчезло с сиденья, Григорий, не мешкая, занял его место. О, у чикагских полисменов будет масса вопросов к человеку, которого обнаружат в бессознательном состоянии в банковском депозитарии. Еще большее любопытство у них вызовет взломанная дверь хранилища. Григорий подозревал, что местная полиция с этим типом сталкивалась и прежде, вследствие чего ему будет крайне затруднительно сказать что-либо в свое оправдание.

    Водителю повезло. Несказанно повезло. Лет сто назад Григорий Николау изобрел бы куда более надежный способ избавиться от него. Его изменили годы и Тереза Дворак.

    Григорий развернул машину и вернулся к дому Франтишека. Он по-прежнему не мог уловить исходящего изнутри магического излучения, но отступать не собирался. Тереза наверняка находилась в доме.

    Пришлось немного поволноваться, когда ворота отказались открываться, но потом Григорий увидел, что сбоку, на столбике ворот установлено переговорное устройство. Он приподнял крышечку и нажал кнопку. Никто ему не ответил, но створки ворог начали расходиться.

    Машину Григорий остановил в том самом месте, где она была припаркована прежде. Стараясь не волноваться, он вышел из нее и направился к дому. Ради самоуспокоения он вызвал в сознании звучание «Времен года» Вивальди. Того, что его отвлечет музыка, он не боялся — он давным-давно научился функционировать сразу на нескольких уровнях.

    Двери ему открыл верзила — двойник водителя — и равнодушно поинтересовался:

    — Зачем вернулся?

    — Забыл кое-что, — хриплым голосом отозвался Григорий, одновременно осторожно коснувшись мыслей охранника. Цель воздействия была такая: охранник должен был услышать голос водителя и адекватно воспринять то, что тот сказал.

    Охранник кивнул и отступил в сторону, дав Григорию дорогу. Григорий прошел мимо него, надеясь, что тот не окликнет его и не скажет, что он пошел не в ту сторону.

    К счастью, этого не произошло. Охранник запер дверь и занял свой пост. О Григории он, казалось, и думать забыл.

    Довольно скоро Григорий заметил, что в доме что-то неладно с перспективой. Стены изгибались под странными углами, и казалось (хотя доказательств у Николау пока не было), что внутри дом намного обширнее, нежели казался снаружи. Григорий все еще шагал по прихожей, а, по идее, должен был уж добраться до задней двери.

    Но не размеры дома сейчас волновали его. Он дерзнул пробраться сюда ради спасения Терезы. Однако как ни «прощупывал» Григорий дом магическим радаром, он никак не мог обнаружить никаких признаков присутствия ни Терезы, ни своего противника, Петера Франтишека. «Может быть, он покинул свое логово?» Вряд ли. Франтишек при всем желании не смог бы где-то долго странствовать. Скорее всего он тут все оплел охранными заклинаниями, вот поэтому поиски ничего Григорию не давали.

    Верхние этажи Николау отбросил сразу. Та мрачная комната, в которой ему удалось побывать во время первого посещения жилища связанного мага, могла располагаться только в подвале. Оставалось лишь отыскать ведущую туда дверь.

    Это оказалось легче, чем ожидал Григорий, то есть настолько легко, что он подумал было, уж не ловушка ли это, приготовленная для него. Рука Николау потянулась к медной ручке, но пальцы замерли в доле дюйма от нее. Что-то было не так. Впервые с того момента, как он вошел в дом, Григорий ощутил слабое, едва различимое магическое излучение… и исходило оно исключительно от двери.

    Аккуратно, скрупулезно Николау проверил, что находится за дверью.

    Стена? Григорий проверил еще раз, но сомнений быть не могло. За дверью действительно лежала стена. По приблизительной оценке ее толщина равнялась нескольким футам. Кто-то тут здорово потрудился — замуровал лестницу. А что находилось за стеной — неясно. Григорий улавливал отголоски каких-то передвижений, ощущал присутствие нескольких живых существ, но люди то были или крысы — лазутчицы Франтишека, определить не мог.

    Но дверь-то зачем понадобилась? Зачем надо было заряжать ее магической энергией после того, как лестницу замуровали? Какой прок от этой двери?

    Или все же был в ней какой-то смысл? Григорий присмотрелся к медальону, который снял с водителя. Может быть, этим талисманом можно было пользоваться не только для того, о чем Николау подумал вначале.

    Он резко, но бесшумно открыл дверь. Первый взгляд не принес ничего, кроме разочарования. За дверью действительно оказалась прочная стена — похоже, бетонная. Тогда Григорий пристально уставился на медальон. От него исходило еле заметное тусклое свечение и пульсировало в такт излучению, исходящему от двери.

    Григорий вытянул перед собой левую руку и коснулся стены.

    Рука не встретила никакого сопротивления.

    Григорий шагнул вперед. Рука все глубже и глубже уходила в стену, но так, словно никакой стены и не было вовсе.

    Значит, дверь здесь все-таки была… а у Григория имелся ключ от нее.

    Григорий поглубже вдохнул и прошел сквозь стену.

    Никакой лестницы он не обнаружил. Он шагнул в кромешный мрак, но глаза его мгновенно освоились с темнотой, и он заметил тусклое голубоватое свечение, которое испускал медальон. Свечение тянулось вперед, словно ниточка. «Так это путеводная нить, Франтишек? Она для того, чтобы твои псы-рыцари находили дорогу к тебе?»

    Выяснить это можно было одним-единственным способом. Николау зашагал вперед, куда вела светящаяся нить. Оглянувшись назад, он увидел, что на протяжении нескольких пройденных ярдов нить некоторое время светится, а потом гаснет. Значит, обратный путь найти возможность была.

    Николау шагал и шагал вперед, понимая, что никакой подвал не мог тянуться так немыслимо долго. Но он знал, что когда имеешь дело с таким противником, как Франтишек, удивляться не приходится ничему. Владевшие магией порой играли в игры с реальностью и любили посмеиваться над законами трехмерного пространства. Николау нисколько не удивлялся тому, что Франтишек умел это делать.

    — Я не звал тебя.

    Загорелся свет.

    Петер Франтишек смотрел на Николау. Связанный маг по-прежнему сидел в своем железном кресле. Но хоть он и был связан по рукам и ногам, при взгляде на него Григорию стало зябко.

    — Ну? Говори же. Зачем ты нарушил мое одиночество в неурочное время?

    «Он не узнает меня! Он не видит меня под этой дурацкой маской!» — понял Григорий. Дело тут, видимо, было не только в том, что у Николау поприбавилось магической силы — ему помогал и талисман Франтишека.

    И что же ему было сказать, чтобы остаться неузнанным, но при этом узнать, жива ли и здорова ли Тереза? Постаравшись придать голосу грубость и хрипотцу приспешников связанного мага, Григорий ответил:

    — Вроде я видел дружка этой бабенки, хозяин.

    Этим заявлением Григорий, как ни странно, своего маскарада не нарушил. Наоборот, его ответ очень обрадовал Франтишека.

    — Наконец-то! Где ты видел его? Как же ему удалось так долго скрываться от меня?

    Волнение Франтишека заинтриговало Григория. Так, значит, он не мог его разыскать, вот как? Каким-то образом ему удалось остаться невидимым для всей агентуры связанного мага — как для двуногой ее части, так и для четвероногой.

    Получалось, что и сам Франтишек не смог увидеть его с помощью магического зрения. Как же это получилось?

    А как еще, как не с дружеской помощью грифона? Что за игру затеял Фроствинг на этот раз?

    — Он шатался возле института искусств, — наконец ответил Николау, наугад выбрав одну из городских достопримечательностей.

    Это изумило его врага.

    — У института искусств? В таком оживленном месте? То ли он хитрее и увертливее, чем я предполагал, то ли он попросту безумец. — Пронзительные серо-голубые глаза, такие похожие и одновременно такие непохожие на глаза Григория, в упор уставились на поддельного слугу. — Ты не ошибаешься?

    Разыграть испуг под таким взглядом было вовсе не трудно.

    — Вроде… точно он это был. Я попробовал было последить за ним, но он исчез.

    — Это возможно, — задумчиво кивнул Франтишек и повернул голову вбок. — Видимо, он перескакивает с места на место, то и дело опережая меня на шаг. Не думал, что ему это подвластно. Любопытно, любопытно.

    Григорий промолчал, хотя у него было огромное искушение поинтересоваться, что именно показалось его сопернику столь любопытным.

    Ему повезло: Франтишек сам ответил на этот незаданный вопрос:

    — Просто удивительно, как это он еще не явился за своей подружкой? Я думал, он от нее без ума.

    При упоминании о Терезе Григорий решил рискнуть.

    — Может, он еще и прискачет, хозяин. А ежели он умеет прятаться от ваших глаз и ушей, так, может быть, он уже сейчас тут?

    Связанный маг одарил Григория таким взглядом, что тот понял, что явно перешел границы роли. Затем Франтишек повернул голову вправо и прищурился. Григорий ощутил концентрацию магической силы.

    Вспышка света… Григорий был готов окликнуть Терезу, и хорошо, что не сделал этого, потому что это было всего-навсего ее изображение.

    Она сидела в тускло освещенной комнате — усталая, измученная, но, похоже, невредимая. По лицу ее не было видно, чтобы здесь с ней обходились грубо — по крайней мере, видимо, не пытали.

    — Ценное предположение, но нет… она все еще в моей вла…

    Григорий оторвал взгляд от созданного Франтишеком изображения Терезы, чтобы понять, почему связанный маг вдруг умолк. Франтишек смотрел не на него, а куда-то вверх. Его руки дрожали.

    В это же время Григорий услышал голос в глубине своего сознания. Голос этот очень напоминал его собственный, но в нем было что-то лживое.

    «Мне тут делать нечего, совершенно нечего. Единственная моя надежда — дом. Там, только там я смогу обрести силу, которая позволит мне одолеть Франтишека. Я должен прямо сейчас отправиться туда. Бояться мне нечего. Дом поможет мне решить все мои проблемы…»

    Но тут сквозь туман, заполнивший разум Григория, прорвался голос:

    — Конрад, ты нужен мне!

    Григорий Николау всеми силами старался сохранить самообладание. Пусть сам Франтишек сейчас отвлекся, но его камердинер наверняка обратит внимание на водителя машины, который вдруг ни с того ни с сего начал страдать тем же недугом, что и их повелитель. Конрад, без сомнения, знал и о доме, и о том, каким образом он призывал свои жертвы.

    Действовать нужно было без промедления. Именно сейчас, пока Франтишек боролся с зовом, можно было рискнуть и употребить магическое зрение для поисков Терезы. Она была где-то близко. Совсем близко.

    А голос все звучал, все уговаривал. Не так действовали на Григория произносимые слова, как тон, которым они произносились. Тон был так настойчив…

    Он нашел Терезу быстрее, чем зов снова овладел им, и не стал терять времени. Конрад мог появиться в следующую же секунду. Григорий переместился в пространстве, одновременно избавившись от чужой личины, чтобы Тереза не испугалась и сразу узнала его.

    Почти непроницаемый мрак сменился тусклым освещением. В крошечной комнатушке, где горела одна-единственная лампочка, стояли только кровать и стол.

    На кровати сидела Тереза, закрыв глаза и обхватив колени руками. Она не спала. В то же мгновение, как только появился Григорий, она открыла глаза.

    Она ахнула, и Григорий мысленно проклял себя за то, что не додумался хоть как-то предупредить ее о своем появлении. Какой же еще реакции приходилось ожидать? Откуда ей было знать, что он возникнет перед ней, откуда ни возьмись? Ведь она почти наверняка думала, что он…

    — Погиб! — прошептала она, вскочила с кровати и бросилась в его объятия. — Я думала, что ты погиб!

    Григорий не в силах был пошевелиться, обуреваемый ураганом чувств — радостью, печалью, изумлением.

    Тереза отстранилась и заглянула ему в глаза. Вымученная улыбка шевельнула ее губы.

    — Он не желал говорить, что с тобой случилось, поэтому… я ожидала самого худшего. Но я так надеялась, что ты жив!

    — Я чудом спасся, — отозвался Григорий и вкратце рассказал Терезе о выстрелах-уколах и о том, как ему каким-то непостижимым образом удалось телепортироваться с того места, откуда злодеи увезли ее. А потом, не дав Терезе ничего сказать и спросить, Григорий торопливо проговорил: — Нам нужно немедленно уходить. Франтишек сейчас борется с зовом дома. Пока он отражает эту атаку, у нас есть возможность выбраться отсюда незамеченными и…

    Тереза так смотрела на него, что Григорий запнулся и умолк.

    — Этот… зов, — с широко раскрытыми глазами спросила она, — это как… голос в ушах, похожий на твой собственный?

    Тот голос, что звучал в ушах Григория, к этому времени стал еще более настойчив. Он пытался убедить его в том, что самое надежное убежище для них с Терезой не иначе, как под крышей дома. Было в этом голосе нечто гипнотическое, нечто такое, что…

    Григорий тряхнул головой, проморгался и постарался сосредоточиться на реальности. Он начал было отвечать на вопрос Терезы, но с ужасом заметил, каким отстраненным стал ее взгляд. Сомневаться не приходилось — она тоже слышала зов дома.

    — Тереза! — перепуганный маг схватил свою спутницу за плечи и принялся трясти.

    Тереза еще более испуганно посмотрела на него.

    — Это был зов, правда? Так вот о чем ты говорил… Он меня хотел, Григорий. Он меня получил…

    — Все хорошо, Тереза, — успокаивающе проговорил Николау, — пока мы вместе, мы сильнее, чем этот дом.

    Он искренне надеялся, что это так и есть.

    Как же она доверяла ему! Просто поразительно! Тереза кивнула и даже сумела улыбнуться. А потом она обвела взглядом свою темницу и спросила:

    — Но как же мы выберемся отсюда? Не можешь же ты просто взять и сделать так, чтобы мы оказались в другом месте?

    — Это будет нелегко, но сделать я хочу как раз это.

    Голос продолжал нашептывать увещевания, уговаривал, уламывал, мешал сосредоточиться и уж тем более мешал произвести сложное магическое действо.

    И все же Григорий попытался.

    Это оказалось равноценно тому, как если бы он бился головой о стену. После первых неудачных попыток он был готов отказаться от задуманного — настолько велико оказалось напряжение. Ему казалось, словно неведомые силы растягивают его во все стороны сразу, а потом его как бы немилосердно скрутили, и еще, еще… Он с трудом сдерживался от того, чтобы не закричать, но боролся, как мог. Другого выхода не было, что бы там ни твердил занудный голос в ушах.

    Тереза взяла его за руку, чтобы поддержать, и как только ее пальцы легли ему на ладонь, новые силы хлынули в тело Николау. Он не сразу понял, откуда они взялись, пока не догадался, что его дар усилился за счет контакта с Терезой.

    Стена начала таять. Николау ощутил толчок. Перед глазами у него поплыло.

    Темница превратилась в элегантно обставленную гостиную. Вдоль стен от пола до потолка тянулись книжные полки. Возле стола красного дерева стоял роскошный, обитый кожей стул, ближе к одной из стен — массивный письменный стол с наклонной крышкой на консолях.

    За письменным столом на вертящемся стуле сидел мужчина и что-то писал в толстенной книге. Неожиданно он вздрогнул, словно ощутил присутствие посторонних, и резко обернулся. Очки съехали ему на нос, он широко открыл рот и, похоже, имел намерение поднять тревогу.

    Но тут прямо в открытый рот приземистого пузатого старикашки влетел ком бумаги и приглушил его крик. Он выпучил глаза и попробовал вытащить изо рта кляп.

    Но Григорий не дал ему такой возможности. Тяжеленный фолиант сорвался с одной из полок и пребольно ударил старикашку корешком по лбу. Тот застонал и, обмякнув, завалился набок, отчего стул описан пол-оборота.

    — Где мы? — отважилась наконец прошептать Тереза.

    Григорий не ответил ей — он сделал шаг вперед и внимательнее взглянул на потерявшего сознание старикашку. Он, конечно, был жив, и от этой переделки должен был отделаться обычным синяком. Судя по его внешности и количеству разбросанных по столу всевозможных счетов, это был бухгалтер Франтишека. Должен же кто-то был заниматься этой работой, дабы деятельность связанного мага не привлекла к себе ненужного внимания.

    Григорий осмотрел стол. Нужно было где-то спрятать отключившегося бухгалтера, но в комнате не было ни единого шкафа с дверцами. На счастье, сам старикашка сложения был не слишком могучего, а стол оказался старинным, начала века. Выше него стеллажей не было, стало быть, за наклонной крышкой располагалось пустое пространство, которого вполне могло хватить для того, что задумал Григорий.

    — Возьми меня за руку, Тереза, пожалуйста.

    Она выполнила его просьбу. Григорий пристально уставился на тело бухгалтера и передал ему свою волю.

    Тело исчезло… и вновь возникло на крышке стола. Крышка откачнулась назад и сбросила тело на пол, к стене. Хорошо, что бухгалтер у Франтишека был невысокого роста.

    — С ним все будет в порядке, — заверил Николау свою спутницу и только тут вспомнил, что она задала ему вопрос. — Что касается того, куда мы попали, то боюсь, что пока нам удалось переместиться только на верхние этажи особняка Петера Франтишека.

    Можно было и не искать тому подтверждений. Планировка этой комнаты точь-в-точь повторяла планировку прихожей.

    — А мы сможем выбраться отсюда?

    — Попробую еще раз. Держи меня за руку и постарайся исполнять мою волю.

    Тереза встала к нему поближе, положила свободную руку поверх той, которую сжимала рука Григория. Григорий последовал ее примеру и улыбнулся ей.

    И вновь Григорий ударился о магическую стену, которой Франтишек окружил свое логово. Теперь она стала тоньше, но и он ослаб, хотя и получал помощь от Терезы.

    Еще… еще… стена начала поддаваться. Григорий закрыл глаза, сосредоточился, нажал сильнее. Медлить было нельзя. На этот раз все должно было получиться.

    Стена рухнула.

    Знакомое чувство перемещения, говорившее о том, что попытка телепортации удалась, охватило Григория.

    Они уже были близки к удаче, когда вдруг что-то схватило их и потащило в другом направлении.

    И они очутились в темной комнате, освещенной одной-единственной лампочкой. Она висела так близко, что в первое мгновение ослепила Григория и Терезу.

    — Милейший мистер Николау… А вы гораздо более предприимчивы, чем я ожидал.

    За этим заявлением последовал возбужденный писк целого хора крыс.

    Петер Франтишек, руки которого все еще подрагивали после пережитого, восседал в кресле и взирал на неудачливых беглецов с насмешливой улыбкой. Рядом с ним стоял камердинер Конрад, держа Григория и Терезу под прицелом. Один из его пистолетов был из тех, что стреляют пулями.

    Связанный маг откинулся на спинку кресла. Он был бледен, но до крайности доволен собой.

    — Надеюсь, вы не собирались нас покинуть, не попрощавшись? Это было бы так нетактично…

    Конрад поднял игольный пистолет и прицелился.


    XVII

    — Нет, Конрад, не надо. Это не потребуется. Можешь опустить пистолет.

    Камердинер с «конским хвостом» недовольно сдвинул брови, но приказу господина повиновался. С Григория он глаз не спускал. Такой взгляд был знаком Григорию — так смотрят на свою убегающую добычу гончие псы.

    — Что же до вас, Григорий, то вы можете снять эту побрякушку, что позаимствовали у моего человека. Больше она вам не поможет.

    Николау снял амулет и протянул камердинеру, но Конрад и пальцем не пошевелил.

    — Бросьте его на пол. Этого будет достаточно, — распорядился связанный маг.

    Григорий разжал пальцы, но перед тем, как медальон ударился о пол, он вспыхнул и сгорел дотла. Пепел рассеялся без следа.

    — Да, вы сильнее, чем показались мне поначалу, Григорий. Я и не представлял, что вы настолько сильны. Милая Тереза, — учтиво кивнул Франтишек спутнице Григория, не обращая внимания на ее гневный взгляд, — мне многое о вас порассказала. Многого она, конечно, не понимает — в силу ограниченности восприятия, но все же некий ваш образ в моем понимании сложился. Вы просто-таки удивительный человек. — Франтишек снова бросил взгляд на Терезу. — Но и ваша подруга способна удивить.

    Григорий и Тереза изумленно смотрели на Франтишека. Не скрывая гнева, Григорий спросил:

    — Что вы ей сделали?

    — Покопался в ее прошлом — что собираюсь сделать и с вами. Особенно же меня интересуют две вещи: ваше происхождение и судьба некоего мистера Вильяма Абернати, которому также удалось позабавить меня. — Неожиданно усталое, но торжествующее лицо Франтишека исказилось гримасой злобы. — Теперь мне все труднее сосредоточиться. Дом и треклятый грифон призывают меня все сильнее, все настойчивее. В некотором роде повинны в этом вы, дорогой мой Григорий. Что-то сдвинулось с места, стоило вам появиться в Чикаго. И пожалуй, вы даже знаете, что именно сдвинулось.

    — Нет, не знаю.

    — Надеюсь, вы извините, если я позволю себе сам судить об этом. От мисс Дворак я узнал множество прелюбопытных вещей — настолько любопытных, что теперь не склонен никому верить на слово.

    — Я не понимаю, о чем вы говорите! — фыркнула Тереза и крепче сжала руку Григория.

    Конрад ухмыльнулся, и его ухмылка напомнила Николау оскал голодного медведя. Почему-то камердинер Франтишека то и дело напоминал ему каких-то зверей. В других обстоятельствах Григорий непременно бы полюбопытствовал, какими способами сотворено это существо.

    Усмехнулся и связанный маг.

    — Боюсь, вы были несколько… отвлечены во время нашей беседы, милочка. Знаете, а у вас весьма интересная родословная. Теперь, когда я просмотрел ее, ваша роль в этой запутанной, длящейся не один век игре представляется мне более понятной. Вы не знали о том, что ее папаша служил в этом городе офицером полиции, Григорий? Патрульным офицером, заметьте. Маршрут его патрулирования пролегал в непосредственной близости от известного нам дома.

    Тереза молчала — она была слишком взволнована и смущена для того, чтобы вступать в спор, а Григорий начал догадываться, к чему клонит Франтишек. Сейчас домом занималась Тереза — занималась в рамках своей работы. До нее дом входил в сферу обязанностей ее отца. Видимо, существовали и другие — люди с такими же серо-голубыми глазами, как у Терезы и ее отца, которые были так или иначе связаны с этим жутким домом.

    Хранители. Быть может, это определение было неточным, но более близкого к истине Григорий пока не находил. Сами того не желающие и не ведающие о том хранители. Они были каким-то образом связаны с теми, кто появлялся здесь в поисках дома, но между тем существовали в относительной изоляции. Офицер полиции, знавший район как свои пять пальцев. Агент по торговле недвижимостью, занимающийся продажей на редкость непродаваемого дома. А до них — быть может, почтальон?

    Но зачем? Ради какой цели в итоге?

    Любопытство чуть было не затмило прочие испытываемые Григорием чувства. Ему очень хотелось, чтобы Петер Франтишек продолжил свой рассказ. Кое-какие вещи начали обретать смысл, и стало ясно, что этот тщедушный человек, привязанный к металлическому креслу, знал гораздо больше, чем говорил.

    А еще Григорию показалось, что Франтишек и сам не против рассказать ему о чем-то еще. Быть может, потому, что Григорий был единственным человеком, способным понять многое в странных делах такого рода.

    — Столько лет миновало, и вот наконец все начало сходиться, дорогой мой Григорий. Известно ли вам, сколько лет я ждал этого слияния? Я был свидетелем бунтов шестидесятых годов. Я наблюдал за взлетом и падением Колизимо, Торрио, Капоне. — Глаза Франтишека загорелись. — Когда я был молод и только-только вступил в пору овладения моим магическим даром, я видел, как Чикаго, мой родной город, сгорел до основания.

    — Вам не может быть столько лет, — вмешалась в его разглагольствования Тереза, но, посмотрев на Григория, умолкла.

    Чикагский пожар. В одной из книг Григорий читал о том, что этот пожар случился в семидесятых годах девятнадцатого века. А это означало, что Петеру Франтишеку лет сто пятьдесят, а может быть, немного больше. Стало быть, по сравнению с Григорием Николау он просто младенец, вот только в отличие от Николау большую часть своей жизни Франтишек посвятил оттачиванию своего мастерства.

    — Мне может быть столько лет, и это вам, несомненно, известно, мисс Тереза. — Связанный маг склонил голову набок и задержал взгляд на своей пленнице. — Знаете, произошло нечто странное, когда я стал расспрашивать нашу гостью о вас, Григорий. Поначалу она довольно-таки охотно отвечала на всевозможные второстепенные вопросы, но как только вопросы стали касаться вашего прошлого, Тереза на них ответить не могла. Даже под действием стимуляторов. — В глазах Франтишека сверкнул опасный огонек. — Ее сознание окутано такой плотной дымкой, что даже я не смог проникнуть в глубь него. Кроме того, пользуясь разнообразными источниками информации, я установил, что и ваше прошлое, Григорий, почему-то слишком непродолжительно. Такое впечатление, что до прибытия в Штаты вас попросту не существовало. Но даже для получения этих мизерных сведений потребовались все мои ресурсы. А ведь это странно, согласитесь — ведь вы не предпринимаете никаких попыток скрыться, спрятаться. Вас как бы не существует, и все.

    — Я веду обособленный образ жизни.

    — Пожалуй, я догадываюсь, в чем природа вашей обособленности. Знаете, Абернати был непроходимо глуп, хотя кое-что умел. — Смена темы разговора застигла Григория врасплох, но он сумел скрыть замешательство. — Он ведь был такой же, как мы с вами, не так ли? — продолжал Франтишек. — Ему было открыто больше, нежели другим. К такому заключению я пришел на основании того немногого, что мне поведала о вашей встрече с ним ваша очаровательная спутница. Абернати знал о доме. Скорее всего знал и о грифоне.

    Григорий порадовался тому, что Франтишек сделал не совсем верные выводы. Это говорило о том, что связанный маг в конце концов не так уж непогрешим. Пусть думает об Абернати все, что ему в голову взбредет. Пусть болтает, может быть, проговорится о чем-то, что будет небесполезно узнать.

    Николау помалкивал, но это, похоже, нисколько не смущало Франтишека. Он наклонился вперед, насколько позволили путы, и спросил:

    — Многое ли вы помните о себе? Кто ваши предки?

    На этот раз Николау не смог сдержаться и не сумел скрыть свою неуверенность. Франтишек, заметив это, злорадно усмехнулся. Григорий гадал, чья усмешка более зловеща — господина или его слуги.

    — Так, значит, вы не всеведущи, верно? С грифоном вы близко знакомы, а это о чем-то говорит. У вас бывают видения, Григорий? Когда, мы с вами разговаривали при первой встрече, я решил, что вы такая же мелкая сошка, как все прочие, но теперь понимаю, что недооценил вас. — Франтишек откинулся на спинку кресла. — Является ли вам в видениях твердыня в горах? Видите ли вы того человека, что обитал в этой башне? Мне он частенько снится. Более того, мне снится, как он предвидел, что его предадут, и как сумел обмануть своих врагов, притворившись умершим.

    «Та история, что мне рассказывал Фроствинг?» Насколько она правдива? Петер Франтишек, по всей вероятности, хотел поведать собственную версию, и Григорий вовсе не собирался прерывать его.

    Но связанный маг и не подумал возвращаться к рассказу. Похоже, он несколько сожалел о том, что проговорился.

    — Я состарился и стал болтлив. Конрад, если у меня снова развяжется язык, будь добр, останови меня.

    Не спуская глаз с пленников и держа обоих под прицелом, свинорожий камердинер ответствовал:

    — Будет исполнено, господин Франтишек.

    Связанный маг снова обратился к Григорию и Терезе.

    — Я попусту трачу время. Заклятие, наложенное на дом, вот-вот свершится, повелитель грифона готов заполучить жертву, созданную его каменным прихвостнем. Однако он совершил ошибку. Он не предусмотрел того, что появится человек с хорошей памятью и нарушит его план. Я знаю, что задумал тот, что обитает в доме, знаю, как он использовал собственных врагов во время смертельной схватки с ними, как тем самым обеспечил себе победу.

    Все, о чем разглагольствовал сейчас Петер Франтишек, мало что проясняло для Григория — и все же о чем-то говорило. Что-то знакомое слышалось в этих словах. Быть может, туманные намеки Франтишека затрагивали воспоминания, почерпнутые Николау от Абернати? В этом мог быть некий смысл, но все же…

    Связанный маг перевел взгляд на Терезу.

    — Благодарение богам, что я не стал использовать твою силу. Пойми я раньше, какова твоя роль в этом, какова роль любого из хранителей, я бы осознал вашу ценность.

    — Все равно не понимаю, о чем вы говорите! — воскликнула Тереза и прижалась к Григорию. Она была женщиной не робкого десятка, но происходящее явно было за пределами ее храбрости и жизненного опыта. Григорий задумался о том, каким путем Франтишек добился от нее каких-то признаний, но отбросил эту мысль, решив, что связанный маг так или иначе заплатит за все.

    — Подобное тянется к подобному, — продолжал размышлять вслух Франтишек. — По закону подобия. Ты, милочка, его крови. Ты играешь свою роль в той игре, которую ведет грифон, собирая тех, кто нужен дому. А твой дружок — катализатор этого процесса. Я всегда понимал, что должен одолеть грифона, но не догадывался, что у него имеется ни о чем не помышляющий помощник. — Связанный маг притворно учтиво склонил голову перед Григорием, как бы выражая ему благодарность. — За то, что мне в конце концов открылась истина, я должен благодарить вас, глубокоуважаемый Григорий Николау. Если бы вы не втянули в свои делишки милейшую Терезу, мне бы ни за что не догадаться о том, какова ее роль во всем этом… Теперь… теперь я собрал всех, кто мне нужен для того, чтобы грифон… а значит, и все, что есть в доме, стало моим.

    В темноте послышались шорохи и писк сразу нескольких сотен крыс. Григорий и Тереза вздрогнули. Оказывается, крысы вернулись во время тирады их повелителя.

    Серо-голубые глаза одного мага встретились с точно такими же другого.

    — Ты отдашь себя мне, милейший Григорий Николау. Ты станешь частью меня, как до тебя другие. А когда я впитаю твою силу, я наконец обрету власть над Фроствингом, а через него — всем, чем владел его былой повелитель.

    — Прислушайтесь к своим словам, Петер Франтишек, — сказал Григорий. — Вы хоть понимаете, о чем говорите? Я знаком с Фроствингом дольше, чем вы в силах себе представить, и я говорю вам: все, чего вы добились, не даст вам ровным счетом ничего. Я понятия не имею о том, что происходит в этом вашем доме, но я больше не желаю в этом участвовать. И если вы хотите остаться в живых, вам тоже стоит от этого отказаться!

    — У нас нет выбора. Мы родились, чтобы участвовать в этой игре, господин Николау. Заклятие — в крови его врагов. Мы были обречены на заклятие только потому, что родились на свет, но годы немного разбавили могущество заклятия, несколько изменили его по сравнению с первоначальным замыслом. Мне открыты воспоминания хозяина темной цитадели. Вам тоже, но, видимо, не настолько ясно.

    Связанный маг не знал, сколько лет его пленнику, тем не менее последние слова Франтишека заставили Григория задуматься. Заклятие — что бы оно собой ни представляло, — по словам Петера, пребывало «в крови его врагов». Врагов злобного колдуна, обитавшего в темной башне. Не могло ли быть так, что Григорий был связан кровными узами с теми, другими магами, что одолели злобного колдуна, после которого остался оживший каменный монстр, призванный осуществить некое возмездие по прошествии стольких веков?

    Эта мысль заставила Григория содрогнуться, но тем не менее она неплохо объясняла причину его долгожительства и пристальный интерес, питаемый к его персоне грифоном. Вероятно, он был избран для этой многолетней пытки по какой-то особой причине. Быть может, Григорий Николау под каким-то другим именем был тем, кто возглавил мятеж магов против злобного обитателя черной башни — тот мятеж, в результате которого пал повелитель Фроствинга.

    Но этим не объяснялось все, что было связано с домом. Что же за наследство было оставлено здесь давным-давно, чтобы кто-то получил его по прошествии стольких веков?

    Времени на размышления Григорию не дали. Франтишек смотрел на него все более и более пристально, как бы прожигая своего пленника взглядом насквозь. В глазах его было нечто такое, что Григорий не мог отвернуться. Глаза связанного мага притянули его, заставили погрузиться в них.

    Только несколько мгновений спустя, вспомнив о страшных грехах Вильяма Абернати, Григорий сумел освободиться от хватки Петера Франтишека.

    — Не сопротивляйтесь, Григорий Николау. Время на исходе. Как бы то ни было, дом вот-вот призовет вас. Я же предлагаю вам гораздо более легкую и приятную кончину, а вместе с ней — шанс в некотором смысле отомстить вашему заклятому врагу — грифону. Ведь через мое посредство вы в известном смысле также станете повелевать им. Подумайте об этом!

    Григорий думал только об одном: ему совсем не хотелось разделить участь Абернати. Здесь не было ни испещренной рунами черной воронки, ни жуткой банки, в которой могла быть помещена его душа, но грозил ему тот самый леденящий сердце ужас, которому посвятил себя побежденный им черный маг. Разница была лишь в том, что Франтишек мог преуспеть в том, что не удалось Абернати.

    Петер Франтишек был готов впитать его жизненную силу так же легко, как Григорий впитал силу Абернати… вот только связанный маг жаждал этого, а Николау при этом испытал отвращение.

    «Да он и вполовину не понимает истины! Он не осознает, что это тупик, что выхода нет!»

    Григорий изо всех сил боролся с хваткой Франтишека. Мысли метались и путались у него в мозгу. Это были его мысли… и не его. Словно бы какая-то крошечная частичка Абернати все еще жила внутри него, все еще имела голос, которым могла высказать свое желание…

    Этой мысли хватило для того, чтобы Николау испытал еще большее отвращение к тому, что задумал совершить его противник. И тогда он нашел в себе волю воспротивиться замыслу этого тщедушного человека, прикованного к креслу из железа и серебра.

    Петер Франтишек распрямился, скрипнул зубами и взглянул на своего противника так, словно видел его впервые в жизни.

    — Твоей воли будет мало, — процедил он сквозь стиснутые зубы.

    Григорий прибавил к своей обороне чисто физическую силу, но когда попытался поднять руки, обнаружил, что не в состоянии и пальцем пошевелить. Франтишек не был законченным безумцем. Он понимал, какую опасность для него может представлять его пленник.

    — Мое право на наследство выше права всех прочих! Я — более он, чем кто-либо еще из других!

    Опять какая-то белиберда… Николау вообще не собирался заявлять свои права на какое-то там наследство, оставленное давным-давно отошедшим в мир иной колдуном. Значение для него имели только собственная жизнь и жизнь Терезы. Просто поразительно, как дорога ему стала жизнь теперь, когда он мог потерять ее! В большой степени это было связано с Терезой Дворак.

    Тереза… Григорий, продолжая противиться воле Петера Франтишека, мысленно выругал себя за непроходимую глупость. Он опять забыл воспользоваться контактом с ней! Они держали друг друга за руки, но нужно было сделать усилие и заставить их связь заработать.

    Он сделал это… и еле-еле успел. Франтишек уже начал впитывать энергию из всего, что его окружало, дабы подавить волю Григория раз и навсегда, и это у него чуть было не получилось. Николау ощущал рядом с собой гибель. Одна за другой гибли крысы — верные помощницы Франтишека, а сила их повелителя возрастала. Значит, часть силы Франтишека была скрыта в них, и тот, кто сидел в кресле, нес в себе не все свое могущество целиком — оно было роздано по крохам его приспешникам, он приберегал его для решающего момента. Франтишек был настолько самонадеян, что даже во время поединка с Григорием отказался от того, чтобы пустить в ход всю свою мощь. А это говорило как о том, что мощь его невообразимо велика, так и о том, что он чересчур дерзок и беспечен.

    Григорий гадал, удастся ли им с Терезой одолеть Франтишека объединенными усилиями.

    — Вы очень сильны, но это… ничего не значит.

    Темнота огласилась диким визгом. Несколько крупных крыс перебежали круг света на подламывающихся лапках. Одна из них повалилась набок и окаменела. Ее глазки из серо-голубых стали светло-карими.

    Совсем как у Абернати…

    Напряжение возросло уже до таких пределов, что Григорию казалось: его разум вот-вот разбухнет и взорвется. Он не мог пойти в контрнападение. Он мог только обороняться, защищать себя и Терезу от маниакального голода Франтишека, желавшего поглотить их души. Быть может, Тереза и была нужна связанному мерзавцу живой, но если бы он понял, почему его пленники так крепко держатся за руки, он бы и ее силы высосал без остатка.

    И все же Григорий чувствовал, что его враг прибегает ко все новым и новым ресурсам своей боевой мощи. Понял, стало быть, что победа ему легко не достанется. Теперь ему придется пожертвовать кем-то еще, кроме крыс.

    Конрад немного отступил назад, но Григория и Терезу продолжал держать под прицелом. Видимо, ждал приказа хозяина. Но Николау понимал, что Франтишек вряд ли скоро призовет на помощь своего камердинера. Он мечтает увидеть, как его злейший враг падает перед ним на колени, будучи повержен при этом им самим, в одиночку, без всякой помощи от кого бы то ни было. Самонадеянность Франтишека могла для Григория Николау стать залогом победы.

    То и дело наваливались приступы жуткой боли, но Григорий не сдавался. Хотелось кричать, но даже этим он не желал радовать связанного мага. Был момент, когда Николау показалось: дальнейшее сопротивление бесполезно, но та магическая сила, что составляла его суть и суть Вильяма Абернати, упорно не желала сдаваться — она словно хотела сохранить свою целостность, неприкосновенность, соединенную в Григории. Отдать себя Франтишеку означало бы разрушить эту целостность.

    Но не об этой целостности так пекся сам Григорий. Его заботило единственное: устоять, выжить! Дрожа в агонии, он скрипел зубами и непримиримо смотрел на своего врага.

    И вдруг посреди этой молчаливой, почти невидимой борьбы сознания Николау коснулся подобный голосу сирен зов дома.

    Дом… дом — вот святая святых, вот единственное надежное убежище, вот единственное спасение. Если я отдамся дому, я обрету силу, которая даст мне освободиться от Франтишека.

    Сущая чепуха, если разобраться, и тем не менее искусительная интонация заставляла поверить в эти слова. Ничего не скажешь — время для того, чтобы зазвучал зов, было просто-таки самое удачное! Оказавшись меж двух огней, Григорий мог и не надеяться на победу.

    Он почувствовал, как трясет Терезу. Она тоже услышала зов. Еще никогда в жизни Григорий не ощущал себя таким беспомощным.

    И тут Петер Франтишек дико закричал.

    Закричал… и вдруг высвободил руку. Путы, которыми она была связана, упали на пол.

    Приди, — шептал искуситель. — Приди, и ты познаешь истину.

    Издалека послышался смех.

    Он был так похож на смех грифона.

    Фроствинг перенес Григория в логово Петера Франтишека не потому, что так сильно хотел помочь ему в поединке со связанным магом. Скорее, он сделал это потому, что точно знал: Франтишеку ни за что не выстоять в схватке с Григорием, одновременно борясь с зовом. После стольких лет упорного единоборства с домом связанный маг наконец должен был стать его жертвой.

    С Франтишеком грифон все рассчитал верно, но почему бы дому не забрать всех троих разом, вот вопрос?

    Но тут по комнате прокатился оглушительный грохот, пол сотрясся, и все вопросы отпали сами собой. Тереза и Григорий упали на пол. Теперь они обрели способность шевелиться, но подниматься ни ей, ни ему не хотелось. Григорий приподнял голову и взглянул на своего врага. Оказалось, что Франтишеку уже не до него. Связанный маг резво освобождался от своих пут. Его камердинер бросил один из пистолетов и попытался удержать своего господина: схватил Петера за руку и прицелился из пистолета-шприца.

    Конрад уже был готов выпустить спасительную для Франтишека иглу, когда тот вдруг с головы до ног озарился голубым свечением.

    Конрад испустил крик ужаса и провалился в темноту. Послышался щелчок и звук падения чего-то тяжелого. И снова раздался крысиный писк.

    Выпучив глаза, обливаясь потом, Франтишек срывал с себя последние веревки, которые сгорали дотла, стоило ему прикоснуться к ним светящимися пальцами. Все тело колдуна почти полыхало. Такой разбушевавшейся, вырвавшейся на волю магической энергии Григорий не видел ни разу за свою долгую жизнь.

    Зрелище было настолько кошмарно, что о нем хотелось забыть в самое мгновение его созерцания.

    Все новые и новые крысы перебегали круг тусклого света. Тереза вскрикнула: две из них возжелали перебежать через нее. Ее вскрик привлек внимание обезумевшего Франтишека, который как раз в это время освободился от веревок, стягивавших его туловище. Взгляд его устремился к спутнице Григория, потом метнулся к самому Григорию. В прищуренных глазах злого мага зажглись искорки разума.

    — Дай мне руку, Николау!

    Неужели Франтишек и правда считал, что он настолько глуп?

    Видимо, считал, поскольку повторил свою просьбу и протянул руку своему противнику. Поняв, что Григорий его мольбе не внемлет, он перевел глаза к Терезе, а потом уставился куда-то мимо нее, в темноту.

    И тогда из тьмы выскочила целая стая напуганных, полуживых крыс и устремилась к Терезе Дворак.

    Тереза отреагировала на это чисто инстинктивно. Она вырвала руку из пальцев Григория и попыталась откатиться в сторону от мохнатой и зубастой волны. Николау протянул руку ей вслед, но не дотянулся.

    — Тереза! Нет!

    Тереза катилась по полу прямо к Франтишеку. В последнее мгновение она осознала свою ошибку и попыталась изменить направление. Лишившись защиты Григория, Тереза потеряна способность сопротивляться воле злого мага.

    Франтишек встал, выпрямился, оказавшись еще выше ростом, чем ожидал Григорий, и протянул руку к Терезе.

    Григорий снова закричал, окликая свою спутницу, поднялся, бросился следом за ней. А кончики пальцев Франтишека уже касались руки Терезы.

    Собрав все свои силы, Григорий сумел-таки обрести власть над крысами и направить их в атаку на их былого господина.

    Эта крысиная бомбардировка оказалась более эффективной, чем он ожидал. Франтишек оторвался от Терезы, чтобы закрыть руками лицо. Григорий не прекратил нападения даже тогда, когда Тереза отползла к нему. Остановись он сейчас, Франтишек снова бы взял бедняжку в оборот. Нужно было выдержать противостояние, покуда рука Терезы не окажется снова в его руке.

    Но сил у Григория оставалось все меньше, и атака с каждым мгновением выдыхалась. Тереза уже была совсем близко, а крысы все мчались вперед, не разбирая, на кого нападать. Десятки зубастых тварей напрыгивали на несчастную женщину.

    Словно сотня пушек разом дала залп в мозгу у Николау. Он чуть было не упал, но Тереза успела поддержать его. По его ноге до колена взобралась здоровенная крыса, но тут же отцепилась и упала на пол замертво. Крысы подыхали одна за другой.

    Петер Франтишек испустил вопль, в котором смешались злоба и страх. Тело его пылало, но не сгорало.

    И снова взгляды двух магов встретились. В глазах Франтишека полыхали неприкрытая ненависть и жуткий голод.

    А потом тело его словно начало дымиться. Франтишек завертелся подобно поднимающемуся над землей смерчу — правда, его лицо и фигура при этом не расплылись, были видны отчетливо. Взгляд серо-голубых глаз устремился вверх…

    …И злой маг исчез.

    Григорий не сразу пришел в себя после этого душераздирающего зрелища, но опомнился, когда темница начала сжиматься. Быть может, простой смертный этого бы и не заметил, но Григорий чувствовал, как сдувается, словно проколотый иглой воздушный шарик, мирок, созданный колдовством Франтишека. Как это было похоже на связанного мага… сделать так, чтобы все, созданное им, погибло с ним вместе. Какое бы заклинание ни делало эту комнату размерами больше, чем на самом деле, оно перестало действовать, а это означало, что вскоре она вообще лишится каких-либо измерений.

    Григорию вовсе не хотелось стать свидетелем этого момента.

    — Тереза! — крикнул он. — Держись крепче!

    Вид у Терезы был ошеломленный, но она послушалась. Несколько крыс все еще слонялись возле Григория и его спутницы. Николау постарался забыть о них. Он уже чувствовал, как давят, сжимаясь, стены. Вот ведь ирония судьбы: находящиеся снаружи и не заметят, что с домом произошло что-то необычное.

    Под сотрясавший его мозг орудийные залпы Григорий призвал на помощь всю волю, какая только у него осталась, присоединил к ней силы Терезы и всем сердцем пожелал оказаться подальше отсюда.

    И они исчезли из мрачного подземелья в тот самый миг, когда стены сомкнулись.


    XVIII

    Прожив большую часть своей долгой жизни в ту эпоху, когда путешествия по воздуху были всего лишь недостижимой мечтой, Григорий и не подумал о том, чтобы телепортироваться в один из чикагских аэропортов. Сам он прилетел в международный аэропорт О’Хара, знал о Мидуэе, но прежде всего ему на ум пришло путешествие, которое можно было проделать, не отрываясь от земли. Более знакомы ему были кареты и лошади, но он успел привыкнуть и к поездам. Отыскать вокзал труда не представляло.

    Им повезло. В той толкучке, что царила на вокзале Юнион, никто и не подумал обратить внимание на парочку, которая возникла посреди толпы словно из воздуха.

    Григорий протолкался сквозь толпу и нашел для себя и Терезы места в зале ожидания, ближе к стене. Хорошо, что он помнил, где находится вокзал, но еще лучше было то, что, пребывая в том состоянии, в коем пребывал, он не зашвырнул себя вместе с Терезой в реку Чикаго. После того, что с ним произошло в результате бегства от Конрада, Николау предпочитал прибегать к телепортации только в случае крайней необходимости.

    Усевшись, он посмотрел на Терезу. Та по-прежнему была бледна, и это встревожило Григория.

    — Тебе не лучше?

    — Немного… не очень. — Тереза посмотрела на него измученными глазами. — Все кончено?

    — Что касается Франтишека, я бы сказал: да. Думаю, дом его в конце концов заполучил.

    В итоге Петера не спасли ни заколдованное кресло, ни путы. Григорий сожалел об участи, постигшей Франтишека, но не забыл о том, что этот человек желал именно такой участи ему.

    — Но не случайно же зов послышался именно в этот миг, правда? Все было подстроено? — спросила Тереза.

    — Да, — кивнул Григорий и рассказал ей о том, как очнулся в больнице, и о том, как там его посетил грифон. — А как только Фроствинг исчез, я оказался на улице прямо напротив дома Франтишека. Я еще тогда понял, что меня для чего-то используют, но это уже не имело для меня значения.

    — Из-за меня? — вяло улыбнулась Тереза, и все же улыбка осветила ее лицо.

    — Из-за тебя.

    — А я все думала о тебе, и вот… — Она не договорила. Глаза ее снова затуманились, взгляд стал отсутствующим.

    Григорий пересел ближе к Терезе.

    — Тереза! — прошептал он. — В чем дело? Что случилось?

    — Башня… Она так черна… Но они уже идут, а заклинание не произнесено до конца… Где же этот треклятый кусок камня?.. — Голос ее вдруг стал властным, царственным: — Вы плоть от плоти моей, все до единого! Будьте благодарны мне за то, что я прогоняю вас сегодня… прогоняю вас… — Рука грезившей наяву женщины поднялась, но Григорий поспешно опустил ее, положил на колени.

    — Я дал вам поручение, дети мои, поручение, ради которого вы родились на свет, мои драгоценные…

    — Тереза! — прошептал Григорий как можно громче, надеясь, что она услышит его.

    — Крылатый… кости земли и кости человеческие… — Она часто заморгала. Взгляд ее перестал блуждать. — Григорий?

    Он прижал ладони к ее щекам. Он так боялся за нее!

    — Тереза, что произошло с тобой?

    — Я… я не знаю. Я видела этот… что-то вроде замка. Там были высокие холмы, а может быть, даже горы. А потом — поток воспоминаний. — Она помедлила. — Я все еще слышу, как дом зовет меня, Григорий. Я не могу избавиться от этого, вот ведь проклятие! Вспомни, что случилось с Франтишеком. А он был такой могущественный!

    Николау тоже слышал призывный голос дома. Время от времени и его память тревожили воспоминания, подобные тем, что сейчас пережила Тереза. Но, похоже, ее воспоминания были более яркими, более живыми. Франтишек сболтнул что-то насчет кровной связи. Родство…

    Все это только подстегивало его решимость. И вокзал этот он выбрал не случайно. Смуглокожий маг посмотрел в глаза своей подруги и сказал негромко и спокойно:

    — Слушай меня внимательно, Тереза. Тебе выбирать. Мы должны покинуть этот город хотя бы на время и уехать как можно дальше. Вот почему я перенес нас сюда.

    — Ты… предлагаешь уехать на поезде? — Тереза окинула взглядом зал ожидания, по которому сновали люди, расходившиеся в разные стороны, к той или другой платформе. — Просто… вот так — взять и уехать?

    — Да. Я понимаю, я требую от тебя многого. Я бы понял тебя, если бы предпочла какой-то другой выход, но сейчас я ничего, кроме бегства, не могу тебе предложить. Притом на земле мы будем в большей безопасности, чем в воздухе.

    Взгляд Терезы вернулся к Григорию.

    — Я больше так не могу. Я готова отправиться куда угодно, лишь бы только всему этому пришел конец.

    — Этого я обещать не могу, но, думаю, у нас прибавится сил, если мы уберемся подальше отсюда. Тогда я сумею лучше защитить и тебя, и себя.

    — Но ведь зов звучит по всей Земле. Ты ведь помнишь: многие прибыли сюда издалека.

    — Ну а какой еще у нас есть выбор? — обреченно пожал плечами Григорий.

    Она поняла, что он прав.

    — И куда же мы отправимся?

    Григория порадовало, что Тереза так быстро согласилась бежать с ним, хотя в глубине души искренне сожалел, что ее привычная жизнь перевернута с ног на голову. Это было несправедливо. Тереза по сравнению с ним была просто невинна.

    — Думаю, лучше всего нам отправиться на юг. Я слыхал, что Нью-Орлеан — довольно забавный город.

    — Я всегда мечтала побывать в тамошнем французском квартале, — кивнула и вымученно улыбнулась Тереза. — Надо ведь будет билеты купить и кое-какие мелочи в дорогу. — Тереза опустила взгляд и поморщилась, заметив, в каком затрапезном виде ее одежда. — Неплохо было бы переодеться, но, видимо, с этим придется подождать.

    — Мне очень жаль, но с этим действительно придется подождать, Тереза, но как только я немного передохну, думаю, я сумею тебе помочь. А сейчас медлить больше нельзя.

    Они встали и поспешили к билетной кассе. Вскоре отправлялся поезд, на котором можно было добраться до Нью-Орлеана. Григорий очень обрадовался тому, что в составе имелись вагоны с отдельными купе. Они расплатились за билеты и заглянули в небольшой вокзальный магазинчик, чтобы купить еду и мелочи в дорогу.

    Поход за покупками за счет своей обыденности положительно подействовал на Терезу, а Григорий постоянно оставался начеку. Он не спускал магического взгляда с толпы, что сновала по вокзалу. Петер Франтишек исчез, но это не означало, что его приспешники не могли проявить инициативу и пуститься в погоню за парочкой беглецов. Правда, прошло всего несколько минут после их побега, но этого было вполне достаточно. Вероятность погони станет меньше, как только они с Терезой окажутся вдали от Чикаго. Франтишека больше не было, следовательно, некому было управлять его прихвостнями. Пройдет еще немного времени — и все они разбредутся на все четыре стороны, а потом каждого из них рано или поздно покарает судьба или закон.

    Тереза была готова расплатиться за покупки, и тут внимание Григория привлекли рулоны билетов мгновенной лотереи, сложенные возле кассы. Григорий попросил у кассирши два разных билетика. Кассирша, привыкшая, видимо, к эксцентричности любителей лотерей, со скучающим видом подала ему билетики.

    Оба они оказались выигрышными. Сумма выигрыша составила более ста долларов. Такую сумму, согласно правилам лотереи, Григорий мог получить прямо в магазине, не отходя, так сказать, от кассы.

    Когда они с Григорием вышли из магазина, Тереза подозрительно посмотрела на счастливчика:

    — Послушай, а ты ведь знал, какие билетики выбрать, правда?

    — Знал. Виноват. Но так я поступаю только в случаях крайней необходимости.

    — А ты не мог бы угадать все шесть номеров в суперигре? Там же можно выиграть несколько миллионов!

    Григорий покачал головой.

    — Это даже мне не под силу, хотя, наверное, я мог бы угадать больше правильных чисел, чем большинство участников. И потом… эти миллионы… ведь с ними приходит слава, а она мне совсем ни к чему.

    Больше Григорий ничего не сказал. Меньше всего на свете этот семисотлетний бродяга желал известности и славы.

    С превеликим облегчением они смотрели в окно, когда за ним проплывал перрон вокзала Юнион. Отдельное купе было не слишком просторным, но все же тут впервые за весь день можно было расслабиться. Григорий залюбовался глядевшей в окно Терезой, в который раз поразившись ее способности применяться к новым ситуациям. Сам он такую способность приобрел ценой немалых страданий, а для нее это было так естественно.

    — Я люблю этот город, — сказала Тереза, отвернувшись от окна.

    Григорий кивнул:

    — Город замечательный. Мне бы так хотелось познакомиться с ним получше. На свете много чудесных городов, и многие из них мне довелось повидать. Чикаго мог стать прекрасным экспонатом в моей коллекции.

    — А где ты побывал? — спросила Тереза с нескрываемым интересом.

    — Везде, — отозвался Григорий, не сумев скрыть вековой усталости. Однако Тереза ждала ответа, и он начал перечислять: — В Берлине, Лондоне, Вене, Каире, Москве… как я и сказал — я побывал везде.

    — А многие ли из своих путешествий ты помнишь? — спросила Тереза и тут пожалела о том, что задала этот вопрос. — Прости, Григорий! Я не должна была тебя об этом спрашивать!

    — Ничего, не переживай. Как я тебе уже говорил, я помню какие-то обрывки — разные места, разные времена. Какие-то отрезки жизни мне помнятся лучше других. Но не только Фроствинг — похититель моих воспоминаний. Думаю, многие из них украло время — или хотя бы надежно спрятало, что, в общем, одно и то же.

    — Но все воспоминания принадлежат тебе?

    Он уже собрался ответить «да», когда вспомнил про Вильяма Абернати.

    — Нет. С того мгновения, как я одолел Абернати, мое сознание переполнили новые воспоминания. Они мне не принадлежат… ну, то есть так мне кажется.

    Подумав минуты две, Тереза поинтересовалась:

    — А как ты думаешь, почему я вспоминаю этот замок?

    Только теперь Григорий понял, что ее мучает. Она пыталась понять, что такого узнал о ней Франтишек. Но ведь эти воспоминания не могли принадлежать ей: она — простая смертная. Тем не менее злой маг намекал на то, что Тереза Дворак не такая, как остальные с одним и тем же цветом глаз. Он лопотал что-то насчет кровного родства, но с кем? Григорий не мог понять. Многое из того, о чем наболтал Франтишек, осталось для него загадкой. Нужны были еще факты.

    Он вздохнул и ответил на вопрос Терезы:

    — Ничего определенного сказать не могу. Может быть, непосредственно перед своим исчезновением Франтишек коснулся твоего сознания и поместил туда эти образы. Я могу ошибаться… но если ты хочешь, я мог бы попытаться разгадать эти тайны. Но, увы, для этого мне потребуется сделать нечто, подобное тому, что сделал он, когда…

    — Нет!!! — воскликнула Тереза в ужасе, но тут же овладела собой и покачала головой. — Прости. Беру свое слово обратно. Сделай все, что нужно. Вдруг это нам поможет. — Она глубоко задумалась. — Мы ведь еще не до конца выбрались из этой заварушки. Я не имею права ничего скрывать. Ты ведь не скрываешь.

    Ее решительность была достойна восхищения, но Григорий должен был удостовериться, что она отдает себе отчет в том, что собой представляет процедура, которую ему предстояло проделать.

    — Это будет похоже на гипноз, Тереза, но есть риск, хотя и ничтожный, что я нырну в твое сознание слишком глубоко. Петер Франтишек открыл дорогу к твоей памяти и скорее всего не закрыл ее, как следовало, чем и объясняются твои странные воспоминания, нахлынувшие на вокзале. Я смог бы пройти этим же путем, но может получиться и так, что мне удастся только открыть путь для еще более ярких воспоминаний. Готова ли ты так рискнуть?

    Его спутница не дрогнула.

    — Сделай это, прошу тебя.

    — Как пожелаешь.

    Григорий запустил руку во внутренний карман и вновь заметил, какой у них с Терезой потрепанный вид. Искушение очиститься и сменить одежду было велико, но с этим следовало подождать. Путешествие в область воспоминаний будет стоить много сил.

    — Будь добра, открой баночку кока-колы и распакуй парочку шоколадок.

    Теперь Тереза была знакома с потребностями Григория в калориях и не стала смеяться над его пристрастиями в еде. Пока она открывала банку и разворачивала шоколадки, Григорий растянул в руках тонкую цепочку.

    — Ты собираешься этим воспользоваться?

    Григорий кивнул, с аппетитом уплетая первую шоколадку. Прожевав, он пояснил:

    — Этот камешек — прекрасный инструмент. Я им с успехом пользовался в самых разных целях много лет.

    За пару минут Николау разделался со второй шоколадкой и выпил банку газировки почти до дна. Поставив банку на столик, он подвесил в пальцах цепочку с амулетом, которым в последний раз пользовался, когда рассматривал карты Чикаго, и поднял его до уровня глаз.

    — Смотри на камень, Тереза, — сказал он, медленно раскачивая амулет из стороны в сторону. — Это будет легко. Исходящая от него сила поможет тебе скользнуть…

    Еще несколько успокаивающих слов — и Тереза погрузилась в гипнотический транс. Григорий порадовался этому. Он боялся, что после того, что Терезе довелось пережить в плену у Франтишека, она будет бессознательно сопротивляться гипнозу. Порой его поражало, с каким безграничным доверием она к нему относится. Сам он в себя с такой силой не верил.

    Следующий этап стоящей перед ним задачи был посложнее: теперь Григорию следовало самому впасть в полугипнотическое состояние — только так он мог обрести полную чувствительность ко всему, что излучало сознание Терезы.

    — Дай мне руку, пожалуйста.

    Она без промедления повиновалась. Контакт придал Григорию сил и облегчил восприятие.

    Григорий смотрел на качающийся амулет.

    Купе по углам подернулось дымкой и утекло подобно странной, незнакомой жидкости. Вскоре остались только они с Терезой, а все остальное перестало существовать.

    Ты впустишь меня? — мысленно спросил он. — Ты покажешь мне то, что он заставил тебя показать ему?

    Тереза не отвечала, но туман, окруживший их, начал понемногу рассеиваться, преображаясь в горы и холмы, поросшие деревьями и кустарниками. Но не они приковывали к себе взор Николау, а стоявшая на одной из вершин странная постройка. Башня была не слишком высока, но исходившее от нее ощущение угрозы было почти осязаемым. Григорий гадал: уж не воспоминания ли это Терезы о каком-нибудь фильме ужасов. Но нет, это навряд ли — ведь он-то сам узнал эту башню по воспоминаниям, некогда принадлежавшим Вильяму Абернати.

    Весь пейзаж виделся Григорию в странном ракурсе. Казалось, будто бы Тереза смотрит на башню и прилегающие к ней окрестности не только своими глазами, но чьими-то еще. Пар глаз было несколько, но они почему-то принадлежали одному и тому же существу.

    Наследственная память. Эти два слова как бы сами пришли на ум Николау. В них было что-то такое, что напомнило ему о Петере Франтишеке. Видимо, это был отголосок его слов, произнесенных в присутствии Терезы, когда он изучал ее сознание. Николау мысленно поблагодарил Франтишека, поскольку его догадка многое проясняла.

    Видевшие башню с других точек люди могли быть только прямыми потомками — детьми или внуками некоего пращура, основателя рода. Дети детей впоследствии, вероятно, могли вступить в браки, находясь в родстве между собой. Тереза унаследовала сохраненные памятью картины такими, какими они виделись тем и другим, и за счет этого ее связь с прошлым усилилась. В этом был определенный смысл. Если основатель династии надеялся на успех, ему нужно было, чтобы его потомки сохранили кровное родство.

    Осуществление подобного замысла говорило об использовании магической силы такой мощи, какую Григорию и представить было трудно. Даже пребывая в полугипнотическом состоянии, он не смог не содрогнуться.

    Не об этом ли наследстве толковал Франтишек? Кто же должен был получить его? Неужели…

    Григорий не решился проникать глубже. Его предположение не могло быть верным!

    Картина померкла. По прошествии такого времени воспоминания могли быть только разрозненными — такими же, как у Григория. Просто поразительно, какими яркими остались те, что сохранились. А это тоже свидетельствовало о величайшем могуществе прапредка Терезы, хозяина башни.

    Еще одно воспоминание. Статуя, вырезанная из камня той самой скалы, на которой возвышалась башня. Кто-то инкрустировал жилы белого камня в серые плечи… нет — в крылья, и два камня, серый и белый, как бы сплавились.

    То был Фроствинг. То был грифон в те далекие времена, когда он был всего лишь каменной глыбой.

    Сотворение Фроствинга… Григорий более внимательно всмотрелся в это воспоминание. Быть может, ему наконец-то предоставилась возможность кое-что узнать о своем извечном мучителе.

    Окутанные слепящим светом две глыбы камня слились воедино… и Николау понял, что белый камень на самом деле вовсе не камень, а… кость. Как сказала Тереза на вокзале Юнион? «Кости земли и кости человеческие…»

    И вдруг двухфутовая каменная фигура издала свой первый крик, возвестивший о ее рождении. От этого крика Николау зазнобило. В нем было столько боли, что Григорий невольно пожалел грифона — создание, у которого, как теперь понял Николау, не было иного выбора. Он был сотворен таким.

    А потом грифон открыл глаза, и стало видно то зло, что поселилось внутри него. Глаза были серо-голубые и полные ненависти. А потом голубизна стала выцветать, выцвели и сами глаза, растаяли, и их сменили черные впадины под нависшими надбровными дугами. Жалость, которую Григорий испытал к грифону, ушла, словно испарилась.

    А вместе с ней — резко, внезапно — и само воспоминание.

    В следующее же мгновение перед взором Григория предстало сражение. Войско магов, численностью своей поражавшее воображение, продвигалось вперед, круша все на своем пути. Григорий заметил Фроствинга и других созданий, порожденных магией, а также множество мужчин и женщин. Это были враги — меньшие маги, которые страшились истинного господина, хозяина черной твердыни. Их было слишком много. Он не мог в одиночку сразить их всех. Звучали выкрики, слышались слова, и Григорий понимал их, хотя они звучали на том самом языке, на котором он заклинал Фроствинга.

    Но не так много значили слова, как те, кто произносил их. Враги надвигались, сметая одну преграду за другой. Ничто не могло их остановить. Осталось недолго ждать конца. Развязка не оставляла сомнений. Хозяин башни должен был проиграть эту битву.

    Однако он заранее знал об этом и придумал, как омрачить неминуемую победу своих недругов. Множество детей, зачатых избранными женщинами, рассеется по всему свету. Сейчас в башне остались только наиболее одаренные, ибо они были нужны для оказания помощи отцу перед самой его кончиной. Приготовления близились к завершению. Враги не тронут детей, а когда он, побежденный, попадет в руки врагов, они все будут помечены — всякий, кто коснется его рукой или магической силой. Их потомки будут заклеймены.

    Заклеймены? Что бы это означало?

    В следующее мгновение башня пала. Фроствинг улетел, сжимая в цепких лапах небольшой узелок. Магическая сила, вырвавшаяся на волю во время сражения, сотрясла мир до основания.

    А потом последовало воспоминание о том, как решительные руки потянулись к человеку в черном плаще — наверняка то был хозяин башни. Другие руки, более нежные, потянулись к Григорию… вернее — к детям, глазами которых он видел происходящее. Николау понимал, что он не видит множества лиц — даже лиц тех, кто обращался к детям. Только Фроствинга он видел отчетливо. Враги повелителя грифона были безликим народом, расой дерзких призраков.

    «Я вижу так, как видели дети. Дети хозяина башни». Григорий теперь не сомневался: предками Терезы были сразу несколько из них.

    Пальцы, тянувшиеся к хозяину башни, сжались, но тот, и умирая, смеялся. Он знал, что он сумеет… сумеет… свое наследство.

    «Сумеет — что? — беззвучно вопросил Григорий. — Что за наследство?»

    На этот раз его просьба была удовлетворена. Двери, ведущие в глубины воспоминаний Терезы, распахнулись и выпустили на волю правду.

    Через самих врагов и их потомков тот, что был создателем Фроствинга, должен был вновь родиться в мир. Он должен был снова начать жить. Он должен был обмануть смерть.

    Григорий Николау содрогнулся. Так, значит, это правда. То, во что он не мог поверить, было возможно…Было?

    Жизнь покидала хозяина мрачной башни. Другие, его счастливые победители — безликие тени, убирались восвояси. Григорий попытался лучше разглядеть мертвое тело.

    Картина воспоминания подернулась рябью. Боль и смятение охватили Григория.

    Он оказался в кромешной темноте.

    Было что-то еще — он не сомневался в этом, но в отличие от Петера Франтишека он не располагал магическими орудиями, с помощью которых можно было бы копнуть глубже. Да честно говоря, он сам не знал, хочется ли ему копать глубже. Он узнал вполне достаточно. В некотором смысле более чем достаточно.

    С этой мыслью Григорий возвратился из мира воспоминаний Терезы в вагонное купе. Тереза сидела напротив, все еще находясь в состоянии гипнотического транса. Николау тряхнул головой, чтобы прогнать тяжесть полученных впечатлений. Он узнал не все, но на данное время ему хватит и этого. Так называемое наследство на самом деле не имело ничего общего с наследством в привычном смысле слова. Фроствинг же занимался не чем иным, как призыванием своего древнего повелителя в мир живых. Как это должно было совершиться, пока оставалось загадкой, но одно не оставляло сомнений: к этому имело отношение множество людей — по всей вероятности, потомков тех, кто в свое время победил хозяина темной цитадели.

    Что же сделал древний могущественный чародей в тот миг, когда его недруги прикоснулись к нему? Ведь он хотел, чтобы как можно больше из них притронулись к нему руками. Что он передал не ведающим о том победителям?

    Свое желание воскреснуть из мертвых. Григорий не мог не восхищаться дерзостью этого мага, но в то же время этот ритуал вызвал у него отвращение. Женщины и мужчины, простые смертные и маги пытались одолеть смерть с незапамятных времен. Тем, кому были подвластны силы магии, удавалось отсрочить смерть на два-три века, но это не было равносильно победе над ней. Григорий не мог заставить себя поверить, что смерть возможно победить, находясь по ту сторону жизни.

    Был и еще один вывод, который сделал Николау на основании просмотра обрывков воспоминаний Терезы. То немногое, что он успел узнать о тех, кто явился, чтобы убить хозяина башни, подтверждало гипотезу, которую он прежде считал столь же невероятной, как и воскресение из мертвых. Григорию не удалось четко разглядеть лиц врагов могущественного чародея, однако, судя по типу лица, можно было предположить, что все они уроженцы одной страны.

    Его соотечественники. Быть может, его родня. А быть может, тут крылось нечто еще более удивительное…

    Я был среди них. Я был среди тех, кто победил его. Я был одним из его врагов.

    Это многое объясняло. Тогда становилось понятно, почему Фроствинг терзал его столько лет. Он был одним из вождей повстанцев, и ему была предназначена особая кара. Вероятно, хозяин башни пожелал, чтобы один из его никчемных врагов стал свидетелем его будущего триумфа. Вероятно, Григорию Николау, которого, по всей вероятности, в те далекие времена звали как-то иначе, потому и была отпущена такая долгая жизнь.

    Этим могло объясняться и то, что Фроствинг вытворял с его памятью. Не помня о тех временах, Григорий не мог вмешаться в выполнение грандиозного замысла. В остальном его страдания были всего-навсего пыткой, доставлявшей Фроствингу искреннее наслаждение. Грифон через Николау мстил всем врагам своего господина.

    Григорий смотрел на Терезу. Теперь, когда он разделил с ней ее воспоминания — по крайней мере некую их часть, — он решил сделать для нее то, что Франтишек не счел нужным. Он захоронит эти воспоминания на самом дне ее сознания, чтобы они являлись ей только тогда, когда она сама этого пожелает.

    Николау поднес камень-амулет ближе к глазам Терезы.

    Но тут его вдруг зазнобило. Он ощутил предчувствие беды.

    Григорий опустил руку, встал и осторожно выглянул из купе. В коридоре все было спокойно, и все же чувство грозящей опасности не покидало Николау. Не так давно он лишний раз убедился в том, что подобному чутью лучше верить.

    Григорий вышел в коридор. Поезд раскачивало, но не так сильно, чтобы Григория кидало из стороны в сторону. Он прошел до одного конца вагона — ничего. Вернулся, прошел в другую сторону — то же самое. Магическое зондирование также не принесло никаких результатов.

    Тревога не покинула Григория, но он вернулся к Терезе. Как бы то ни было, нельзя было оставлять ее одну в столь беспомощном состоянии. Николау вновь подвесил в пальцах амулет и принялся за работу по захоронению древних воспоминаний. Чем скорее он покончит с этой работой, тем лучше для них обоих.


    Он успел на поезд. Впервые он должен был совершить такой подвиг в отсутствие хозяина, но он его совершил.

    Голова у Конрада все еще кружилась, но он улыбался. Господин Франтишек гордился бы им… если бы еще был жив. А в том, что его уже не было в живых, были виноваты этот треклятый иностранец и его бабенка. Что они такое вытворили — этого Конрад не понимал, но в смерти своего господина винил только их и больше никого.

    Из внутреннего кармана куртки он вынул игольный пистолет. Ему не удалось обнаружить след Григория, а вот дамочка свой след замести и не подумала. Господин Франтишек давно обучил Конрада таким элементарным приемам. Помогло ему и то, что несколько полевых агентов хозяина заметили беглецов на вокзале. Несколько целенаправленных вопросов — и стало ясно, на каком поезде они собрались улизнуть.

    Радуясь предстоящей удаче, Конрад зарядил пистолет ампулой и иглой. Он знал, что и без помощи шпиков найдет след женщины. Настанет день — и он станет таким же могущественным, как его былой повелитель. А там, кто знает, глядишь, и превзойдет его.

    Но все по порядку. Камердинер Франтишека взглянул на медальон, висевший у него на груди. Связанного мага не стало, но заряженный им медальон все еще излучал магическую энергию и делал своего обладателя невидимкой. В поезде никто не должен был заметить Конрада, а если бы и заметил, то только при его желании.

    Он приготовил пистолет и пошел по коридору, улыбаясь в предвкушении удачи.


    XIX

    Григорий заботливо посмотрел на вышедшую из транса Терезу.

    — Ты в порядке? Как самочувствие?

    Она несколько раз моргнула и медленно подняла глаза. Лицо ее поначалу было бесстрастным, но потом озарилось робкой улыбкой.

    — Голова… я ее словно не чувствую… Просто не знаю, как это описать, но теперь… там стало как бы просторнее, что ли. — Тереза снова часто заморгала. — Что ты сделал?

    — Закопал твои воспоминания поглубже. Они не вернутся и не будут мучать тебя. Ты можешь вызвать их на поверхность, когда пожелаешь, но сами они тебя больше не потревожат.

    Григорий не был в этом уверен на сто процентов, но Терезе решил об этом не говорить.

    — Не знаю, захочется ли мне еще когда-нибудь пережить эти воспоминания, но все-таки приятно, что можно выбирать, — улыбнулась Тереза более открыто и радостно. — А ты… нашел там что-нибудь ценное?

    Как только Григорий начал рассказывать своей спутнице о том, что увидел при чтении ее воспоминаний, как чувство близкой беды снова вернулось к нему. Почему-то он ощутил дух Петера Франтишека, но ведь это было бессмысленно — ведь Франтишека больше не существовало, так ведь?

    Тереза заметила его взволнованность.

    — В чем дело? Ты нашел там что-то ужасное? Что?..

    Григорий поднялся и дал ей знак молчать. Указал взглядом в сторону коридора и протянул Терезе руку. Тереза поняла его и сжала его руку.

    Его усталость и ее слабость словно испарились. Воспользовавшись мгновенно усилившимися способностями, Григорий обследовал вагон за пределами купе.

    * * *

    Камердинер Франтишека Конрад стоял всего в несколько футах от купе. На его груди был медальон, заряженный энергией его покойного господина. В руке этот мерзкий свинорылый тип сжимал игольный пистолет.

    Григорий не в силах был поверить в это, его охватило смятение, тем не менее он сумел установить, что на сей раз пистолет заряжен не заурядным снотворным средством, а смертельным ядом. Сознание Конрада, пусть и экранированное, излучало сильнейшую ненависть и жажду мести. Медальон — единственное, что получил верный слуга в наследство от Франтишека, — заслонял Конрада даже на таком близком расстоянии.

    Николау отпустил руку Терезы, оттолкнул ее в глубь купе и, не обращая внимания на возмущенное выражение ее лица, схватил с полки плотно набитую подушку.

    В следующее мгновение взгляд Терезы метнулся к двери, послышался ее крик:

    — Григорий!

    Николау поднял подушку, молясь о том, чтобы поспеть вовремя.

    В купе влетел камердинер Франтишека — на удивление бесшумно и проворно для человека таких габаритов. Пистолет его был уже наготове, и Конрад, ничтоже сумняшеся, выстрелил.

    Игла глубоко вошла в туго набитую подушку. Григорий не воспользовался для самозащиты магическим полем, и не случайно. Купе было слишком тесным, а он порядком подустал при просмотре воспоминаний Терезы. Кроме того, ей могла грозить опасность, если бы Конрад, защищенный медальоном, принялся палить без разбора.

    Конрад, сбитый с толку, попытался выстрелить мимо импровизированного щита Григория, при этом мало заботясь о том, в кого попадет. Да, Петер Франтишек подобрал себе хорошего слугу.

    Николау бросился вперед и вытолкнул Конрада в коридор, выскочив следом за ним. Пистолет выпустил стрелу, но на сей раз она угодила в потолок. Верзила Конрад предпринял попытку затолкать своего противника обратно в купе, но Григорий занимал более удачную позицию. Они оба грохнулись на пол.

    — Что ты задумал? — прошипел Григорий, подмяв под себя камердинера. — Не я повинен в исчезновении твоего господина! Его забрал дом, как и многих других!

    Конрад молчал. Его свободная рука взметнулась. И он чуть было не схватил Григория за горло. Григорий отказался от попыток убедить своего противника прекратить эту вендетту. Остановить же Конрада можно было единственным путем.

    Григорий нанес по Конраду быстрый, резкий удар с помощью магической силы, предназначенный для того, чтобы тот лишился сознания. Однако его атака встретила столь же могучее сопротивление, сколь то, с каким Григорий столкнулся, когда пробивался во владения Франтишека. Камердинер связанного мага оказался защищен намного лучше, чем «псы-рыцари», и, кроме того, у него даже имелись некие собственные магические ресурсы. Догадался об этом Григорий тогда, когда чуть было не стало слишком поздно — в тот миг, когда Конрад ответил ему неожиданным контрударом. Григорий еле успел отразить его — настолько хитрым и резким был удар.

    Пока на шум борьбы никто не явился, но Григорий понимал, что это может случиться в любое мгновение. Своего слугу-убийцу Франтишек обучил множеству приемов.

    Игольный пистолет медленно разворачивался дулом к Григорию. Физически он был не так вынослив, как Конрад, а его магическая сила с каждым мгновением иссякала.

    Но тут он заметил, что Конрад смотрит куда-то мимо него, за его плечо. Прихвостень Франтишека зарычал в ярости и возобновил попытки выстрелить в Григория.

    И тут что-то коснулось спины Григория… и он вдруг вновь обрел силы. Тереза! Она пришла ему на помощь и коснулась рукой его спины. Их связь стала еще прочнее из-за того, что Тереза хотела ему помочь.

    Но Конрад не желал сдаваться. Он был вернейшим последователем Петера Франтишека. Григорий не надеялся пробить оборону свинорожего ублюдка, но теперь у него появилась возможность воздействовать на пространство, окружавшее камердинера-убийцу.

    Это означало, что придется открыться для магической силы Конрада, но ради спасения Терезы Григорий был готов рискнуть.

    Высвободив одну руку, Николау коснулся пола.

    Конрад ушел под пол. Это произошло внезапно, без всяких там преамбул. Неожиданно пол не выдержал веса двоих соперников — и все.

    Пистолет снова выстрелил, но камердинер Франтишека, злобно скалясь, исчез под прочным полом вагона, словно тот превратился в воду. Григорий запрокинул голову как раз вовремя для того, чтобы уберечь нос и подбородок. Игла угодила в потолок, а страшный пистолет исчез под полом вместе с Конрадом. Это было все, что мог сделать Григорий, чтобы и он сам не провалился под пол заодно с этим ублюдком. Наконец он оторвал руку от пола и прервал заклятие.

    Тут же послышался сдавленный крик: это слуга Франтишека упал на шпалы. Нет, колеса не переехали его — он умер от психического стресса. Конрад больше не вернется, не станет грозить Терезе и Григорию.

    Николау медленно поднялся, устремил взгляд на потрясенную случившимся Терезу. Протянул руки, обнял ее и только в последнее мгновение понял, что не только он утешает ее, но и она его.

    — Ты вынужден был так поступить, — шептала Тереза. — Он не оставил тебе иного выбора.

    Ее попытка оправдать Григория только заставила его осознать, что именно он только что совершил. Григорию за его долгую жизнь доводилось убивать других людей, но Тереза научила его пониманию того, сколь ценны чужие жизни. Пожалеть врага своего — это понятие было настолько ново для Николау, хотя он всегда считал себя человеком, способным к состраданию.

    — Давай вернемся в купе, — предложил он в конце концов.

    Она кивнула. Они ушли из коридора, стараясь не смотреть на то место, где исчез слуга Франтишека. Григорий только нагнулся, чтобы подобрать с пола испорченную подушку. Когда он отдохнет и восстановит силы, он приведет ее в полный порядок. Сейчас не было ни желания, ни сил этим заниматься.

    — Как думаешь, в поезде есть его подручные? — спросила Тереза, бледная, но спокойная.

    — Вряд ли. Он ведь был подмастерьем Петера Франтишека, его правой рукой. Остальные — просто-напросто шпики, обыкновенные пешки. Тем не менее я предприму меры по нашей защите — на всякий случай.

    Они вошли в купе и сели рядом на полку. Тереза прижалась к Григорию и устремила взгляд в одну точку перед собой. Она смотрела на противоположную стенку купе так, словно надеялась прочесть там ответ на все волновавшие ее вопросы.

    — Не обманываем ли мы себя? Я до сих пор слышу этот гадкий голос. Он все нашептывает и нашептывает мне про дом.

    — Надо поспать — станет полегче, — отозвался Григорий, не ответив на вопрос. — Попробуй расслабиться и отдохнуть.

    — Я не сумею уснуть после всего этого…

    Тереза умолкла, голова ее упала на плечо Григория. Несколько минут он не спускал глаз с нее, мучаясь виной за то, что ей пришлось пережить из-за него. Ведь он в самом начале их знакомства поклялся, что не станет воздействовать на нее магической силой даже ради таких невинных вещей, как сон, но вот опять нарушил клятву. Но Тереза нуждалась в отдыхе, а Григорию нужно было время для раздумий наедине с самим собой.

    Некоторые мысли не давали ему покоя с тех пор, как грифон ранил Терезу у нее дома. Только что пережитое нападение Конрада только укрепляло Григория в принятом решении. Он не имел права долее медлить.

    Его собственная судьба была связана с Фроствингом. От этого было некуда бежать. Разве что на время — но потом грифон непременно снова разыщет его. Для Фроствинга он был крайне важен, а следовательно, и для силы, что обитала внутри дома. Вероятно, можно было бы поторговаться: его сотрудничество, скажем, за свободу Терезы. Наверняка он бы справился с должностью хранителя — в особенности если, как он предполагал, он являлся единственным оставшимся в живых из тех, кто в свое время восстал против хозяина черной башни, повелителя Фроствинга. И то, что грифон не оставлял его в покое на протяжении стольких лет, говорило о том, насколько важен для него Григорий. Так что наверняка предложение сотрудничества с его стороны могло бы уравновесить свободу Терезы.

    Она ничем не грозила ни Фроствингу, ни его таинственному повелителю, она не была для них врагом, с которым необходимо было разделаться. Григорий не видел причин, почему бы Терезу не оставили в покое — тем более если бы Григорий сам позаботился о том, чтобы она оставалась в стороне от всего, что так или иначе связано с домом. Если бы пришлось наложить на нее заклятие ради спасения ее жизни, Григорий бы и на это пошел. Он бы заставил ее уехать далеко-далеко, куда-нибудь на западное побережье. Он бы отдал ей все свои сбережения — ведь они ему больше не были нужны.

    Смысл происходящего все более и более ясно представал перед мысленным взором Григория. Сделка. Он мог добиться гарантий ее безопасности после его ухода. Не сказать, чтобы Григорий так уж жаждал отдать себя на волю Фроствинга, но ради блага Терезы можно было поторговаться с извечным мучителем.

    Впервые в жизни — насколько он помнил, впервые — Григорий Николау был готов сам призвать к себе грифона.

    Правда, он не совсем понимал, с чего начать. Он даже не был уверен, что принял верное решение. Но ничего другого ему в голову не приходило. Раньше или позже голос дома призовет Терезу, притянет ее, как притянул Франтишека. Она до сих пор слышала зов, а это означало, что вскоре ей грозила судьба Мэтью Эмриха и всех прочих. Скоро, очень скоро Тереза обнаружит какую угодно причину, по которой ей совершенно необходимо как можно скорее вернуться в Чикаго… а отыскать дом для нее, естественно, не проблема. Григорий закрыл глаза и представил каменного монстра во всей его жуткой красе. Видение расплылось, сменилось воспоминанием Терезы. Григорий вновь стал свидетелем сотворения Фроствинга, вновь услыхал его первый крик — вопль существа, горько сожалевшего о том, что оно появилось на свет.

    Григорий прогнал эту картину, вернул предыдущую. Сосредоточившись на ней, насколько смог, он мысленно призвал Фроствинга.

    Ответа не было. Миновало несколько минут. Григорий открыл глаза. Ничего. Попытка вызвать грифона изнурила его. Для того чтобы попробовать сделать это еще раз, нужно было подзаправиться.

    Осторожно, бережно, чтобы не разбудить Терезу, Григорий встал, чтобы перекусить.

    И тут на него навалилось головокружение такой силы, что он еле удержался на ногах. Правда, оно отхлынуло столь же внезапно, сколь и появилось, но Григорий отлично знал, о чем возвещало такое головокружение.

    Он оторвал взгляд от пола, огляделся. Фроствинг не появился.

    Но вместо противоположной стенки купе Николау увидел золоченую лестницу. Она уводила вверх, куда-то выше потолка. Григорий заглянул в отверстие, за которым исчезали ступени, но не разглядел ничего, кроме серой дымки.

    Вот он — ответ на его призыв. Пора было исполнить собственное решение. Григорий шагнул к лестнице, остановился, бросил взгляд на свою спутницу. Погруженная им в магический сон, Тереза проснется только тогда, когда он сам разбудит ее, или не раньше, чем через несколько часов. А к этому времени его уже здесь не будет.