Автор неизвестен
Катя

Катя

Катю разбудил утром яркий луч солнца, попавший ей в глаза. Она проснулась и посмотрела на часы. Было 6 часов утра, через час вставать. Она свесила голову вниз, где на нижнем ярусе двухэтажной кровати спала ее приемная сестра Лена. Она спала и сладко причмокивала губами во сне. Край одеяла прикрывал ее грудь, остальное свалилось на пол. Ночная сорочка была скомкана на животе. Катя удивилась, что сестренка спит без трусов:

- Вот бесстыдница! А вдруг зайдет папа. Надо хоть сорочку опустить.

Катя хоть и интересовалась сексом, любила читать в книгах про "это", но сама была очень стыдливой и стеснялась ходить по квартире неодетой. Девочка спустилась сверху и нагнулась, чтобы прикрыть оголенный живот Лены, но тут заметила, что из половой щели сестренки торчит ее китайская ручка, которую она уже два дня искала по всей квартире. Толпа мыслей пронеслась у нее в голове:

- Хорошо, что ручка нашлась у Лены, а я думала, что кто-то в школе стащил. Кто же туда ее всунул. Она же такая толстая. Может ночью кто-то приходил к нам? Надо пойти рассказать маме. Интересно, ей очень больно или нет? Когда туда всовывали должна же кровь быть, а ничего не видно. Нет, я вначале попробую ее вытащить, ведь это моя ручка.

С такими мыслями Катя взялась за кончик ручки и потянула его на себя. Ручка легко, с хлюпаньем вынулась из половой щели. Лена глубоко вздохнула и разбросала ноги в стороны. От этого половые губы сами разошлись в стороны. Катя приблизила лицо к половым органам девочки и с любопытством стала их разглядывать. Ее "писька" была немного не такой. Большие половые губы у сестренки были толще и более пухлые, чем у нее, маленькие губки и клитор выступали из половой щели, причем клитор показался ей просто огромным, он был размером с фасолину, а у нее - не больше семечка. И волосиков у нее было больше, они росли вверху над клитором, по бокам половых губок и уже начали завиваться. Между губ Леночки блестела влага и пахло чем-то терпким и приятным. Катя не утерпела и чмокнула сестру прямо в клитор. Почувствовав, как он вздрогнул и затрепетал под ее губами, у Кати самой в низу стало жарко и непривычно тяжело, половые губы ее набрякли от крови. И когда Катя принялась целовать трепещущий язычок сестренки, та вдруг проснулась и не разобрав со сна, кто ее трогает, взвизгнула:

- Мама!, - и сжав ножки, прикрыла низ живота рукой, отталкивая Катю от себя.

- Тише ты. Ну чего испугалась?

- Это ты, Катенька?

- Ну да, я.

- А кто меня трогал, когда я спала?

- Я, наверное, а ты чувствовала что-нибудь?

- Сначала было приятно, а потом мне приснилось страшное, я испугалась и проснулась.

- А что тебе приснилось?

- Ну опять, как будто я в старом доме живу и папка делает мне больно, а потом я иду в интернат и опять мне мальчишки тоже делают больно.

- А что, такое уже было с тобой? Расскажи!

- А ты никому не расскажешь? Мне врачи сказали, что про это надо забыть, а я не могу и все помню.

- А что тебе надо забыть? Я никому-никому не скажу. Давай я с тобой лягу?

Катя забралась к Лене под одеяло, прижалась к ней и с удовольствием обняла ее пухлую попку.

- Я не помню, когда это началось, наверное в классе третьем, мой папа в старом доме сначала очень любил меня, пока не начал пить. Он стал очень строгим и наказывал меня ремнем за плохое поведение и отметки. Наказание было по воскресеньям, когда я не ходила в школу. После завтрака мама начинала стирку, она забирала всю мою одежду и я оставалась в одной рубашке и трусах. Папа звал меня в спальню, садился на стул и листал дневник, а потом говорил:

- Ну дочка, раз ты опять плохо училась, то надо тебя наказать, снимай трусы и ложись.

Я не могла заставить себя снять перед ним трусики. А когда он их стаскивал с меня насильно, я кричала от страха и звала маму, просила его не делать этого. Я вся дрожала от стыда, а он поднимал мне рубашку кверху и клал животом к себе на колени. Когда он драл, было очень больно, а он побьет немного и заставляет вставать, просить прощения. После порки он меня клал на спину на кровать, осматривал всю и между ног тоже. Как-то раз стал рукой тереть письку. Я заплакала, стала вырываться. А он тут и говорит: "Если маме не скажешь, я тебя драть перестану, но буду иногда трогать за письку. Ты согласна?", а сам мне ремень показывает. Я не раздумывая согласилась, чтобы только от этой порки избавиться. Он трогал меня сначала руками, а потом как-то мамы не было дома, он позвал меня в спальню, положил в постель и изнасиловал. Я кричала и вырывалась от него, но он не пускал меня и изнасиловал еще раз. Я не помню, что он потом со мной еще делал, очнулась вечером в своей постели, с компрессом между ногами. После этого он почти каждый месяц меня насиловал. А однажды, когда мне было уже лет 11 и я училась в пятом классе, у нас в школе был медосмотр. А перед ним он меня прямо в моей кровати изнасиловал и оставил как есть. В утром в школе врачи увидели мою сорочку и трусы, забегали, стали куда-то звонить, письку осматривали, а потом еще к каким-то врачам возили. Там только письку осматривали и спрашивали, кто меня трогал. Я сказала, что папа.

После этого меня отдали в школу-интернат. Там все было плохо, с самого начала. В первую же неделю три девочки из нашего класса во время подготовки уроков в библиотеке изнасиловали меня. Они повалили меня на скамью, одна держала меня за руки, другая зажала чем-то рот, третья стащила с меня колготки и трусики, стала щупать у меня половые органы. Я вырывалась, но они раздвинули мне ноги, одна девочка всовывала пальцы в мою щель. Она всунула их очень глубоко и порвала девственную плеву. Мне было больно, но они щекотали у меня между ног и вскоре я почувствовала оргазм. Это случилась у меня в первый раз.

О том, что меня лишили девственности я догадалась, когда подмывалась вечером. Половые органы, трусы и сорочка были испачканы кровью.

О том, что со мной сделали скоро узнали все в классе. Однажды вечером девочки сбросили с меня одеяло и велели снять сорочку, одна из девочек залезла мне на грудь, подняла свою ночную рубашку и присела на корточки над моим лицом и сказала: "Лижи". Я не поняла сначала, но она прижала к моим губам свою письку и начала двигать задом. Я полизала немного. Потом залезла другая девочка и тоже требовала, чтобы я ее лизала. В это время пришли мальчишки. Я хотела закричать. Но рот был залеплен половыми органами девочки. Руки мне тоже держали, я не могла никого оттолкнуть. Я почувствовала, что кто-то мне поднял рубашку и стянул трусики, кто-то начал тыкать в письку чем-то мягким, тыкали долго, потом стало мокро, потом опять кто-то тыкал в письку. Я ничего не видела из-за девочки, которая на мне сидела, но было немного больно и похоже на то, что делал со мной папа на старой квартире. Так продолжалось долго, девочки поочереди садились мне на грудь и прижимали к лицу свои письки, я их лизала, а после этого у девочек иногда брызгала из половых органов пахучая жидкость, потом все вдруг убежали. А я осталась лежать на постели. Я с трудом поднялась, ощупала себя. Ноги до колен, писька были вымазаны чем-то липким и вонючим, по лицу тоже растекалась какая-то липкая жидкость, но она была с более приятным запахом. Я хотела сходить подмыться. Но меня девочки не пустили, сказали:

- Сегодня спи так. Надо чтобы девочки увидели, что ты прошла испытание. Если пожалуешься кому из воспитателей, будем делать это каждый день!

Я пошарила по кровати, но ни трусов, ни сорочки не нашла. Так голая и легла. На утро вошел воспитатель и стал всех будить. Девочки вставали и одевались, а мне было стыдно, что я голая, лицо измазанное, я уткнулась в подушку и продолжала лежать. Девочки побежали умываться, а воспитатель присел ко мне на кровать, спросил, что случилось. Я заплакала и ничего не сказала. Он откинул одеяло и увидел, что я голая.

- Почему голышом спишь? Ну-ка, перевернись на спину.

И сам перевернул меня кверху животом. Я прикрыла письку руками и сжала ноги. Он усмехнулся, погладил меня по ногам и сказал:

- Как не стыдно. Большая девочка. Перед сном надо подмываться. Одевайся и иди на завтрак.

- У меня ни трусов, ни рубашки нет.

- У нас нет лишних. Одевай пока колготки и платье сразу, а потом зайди в кабинет к врачу, он еще завхоз у нас, может у него есть.

После завтрака я пошла к врачу. Он велел раздеться и подойти к столу для осмотра. Я разделась на кушетке догола. Врач сначала послушал меня, потом потрогал письку, потянул меня к себе. Я подошла и стала так, что его ноги оказались между моих раздвинутых ног. Дядя погладил мои ягодицы, один палец приставил к щели и медленно всунул в нее палец и стал им двигать вверх-вниз. Мне вдруг стало очень приятно от его пальца и стала зажимать его, когда он был в письке. Тут у меня во влагалище начались сильные спазмы, ноги у меня затряслись и я еле удержалась, стоя возле доктора. Он тоже меня придерживал свободной рукой сзади и прижимал к себе. После того, как я успокоилась, он вытирал мне между ног ватой и спросил:

- А почему ты в одних колготках сегодня, девочкам нужно трусики надевать, чтобы писька не натиралась. Ты их что, испачкала уже?

- Девчонки забрали, - со слезами проговорила я.

- Ну что ж. Я тебе дам трусы, но они уже немного поношенные и сорочку тоже возьми.

Он достал из шкафчика и кинул на кушетку трусы и рубашку. Это были старые поношеные бледно-желтого цвета трусики и коротенькая сорочка. Когда я их надела, оказалось, что трусики мне узковаты в шагу и резинка доходила до середины живота, сорочка тоже оказалась короткой и едва заправлялась в трусы. Я одела платье и пошла на уроки. Сначала я ходила в кабинет врача часто и он пальцем трогал меня там. А потом, попробовала авторучку всовывать и перестала ходить к дяде-врачу. А через несколько месяцев меня забрали твои родители и ты стала моей сестрой.

С мокрым от слез лицом Катя стала целовать Лену в губы, потом спустилась ниже к груди и целовала ее пухленькие маленькие груди. Девочки постанывали от удовольствия, в это время зазвенел будильник.

Пришлось вставать. Позавтракав, девочки сели учить уроки.

После школы Катя пришла домой вместе со своей лучшей подружкой Танюшкой. Они зашли на кухню, перекусили и сели готовиться к контрольной по математике. За окном моросил дождь, гулять не хотелось. Дети решали задачи из учебника и позевывали. Татьяна вышла из комнаты в туалет. Ее не было довольно долго, а потом Катя услышала мелодичный смех подруги, она с кем-то разговаривала. Подождала не много, подруга не возвращалась.

- С кем это она, - подумала Катя.

Выглянула из комнаты и остолбенела. На диване раздвинув колени сидела Танюшка, рядом сидел папа и водил рукой под платьем. Таньке видимо нравилось это, потому что глаза у нее были прикрыты, она что-то смеясь бормотала. Папа поднял подол ее школьного платья, неторопясь снял с Тани шерстянные рейтузы, колготки, потом поставил девочку перед собой и снял с нее фартук, платье и сорочку. Повесил все это на плечики, сел на диван. Танька расстегнула лифчик, бросила его на стул и забралась к нему на колени. Она выпятила грудь и стала подставлять ему свои розовые соски для поцелуев. Отец осторожно облизывал ее острые соски, поочереди целовал груди, всасывал их себе в рот. От чего Танька повизгивала и сильнее прижималась к нему. Свободной рукой папа водил по ее ногам и попке. Потихоньку он стянул с Таньки ее мокрые трусишки и стал медленно перебирать пальцами складки ее письки. Через некоторое время между пальцев его руки потекла влага, закапала на ковер и диван. Катька постанывала от удовольствия, а когда папа вставил ей в письку палец и стал им вращать, Катька вообще заорала и стала извиваться в его руках. Потом она затихла и склонила голову на диван. Папа вытащил из влагалища мокрый палец, облизал его. Взял с пола трусики Тани и стал вытирать ее ноги и живот. Тут вышла я. Он обрадовался и говорит:

- Ну-ка раздевайся скорей. Сейчас мне поможешь.

Пока я раздевалась, Танька пришла в себя. Увидела, как я снимаю майку и позвала:

- Катюшка, иди скорей ко мне. Здесь так хорошо!

Я прилегла рядом с ней, мы целовались, пока папа не сказал мне:

- Дочка, поиграй с писькой своей подружки, а я с ее ротиком побалуюсь.

Я приникла к горячим половым органам Татьяны, а папа вытащил из брюк свой член и всунул его Таньке в рот. И она начала его сосать. От вида этого мои половые органы сильно напряглись и мне стало тяжело дышать. Я прижалась своими половыми органами к письке подружки и стала быстро тереться об нее. Через несколько минут из моей щели потекло, но и Катька возбудилась и выплеснула мне в промежность струйку своих горячих выделений. Я еще судорожно дергалась от сильного оргазма, а меня перевернул на спину папка, раздвинул ножки и слизал мои выделения в половой щели. Потом что-то толстое вставил мне во влагалище и стал рывками вталкивать в меня. Я еще больше возбудилась от его ласк и забилась в новой конвульсии. От непрерывных оргазмов я настолько ослабела, что не могла поднять головы. Только чувствовала, что меня кто-то ласкает между ног, то очень сильно и быстро, то нежно и долго. Помню еще как Танька встала надо мной на диване, присела с раздвинутыми ногами и сосками моих грудей стала раздражать себе письку, пока из половой щели не начало брызгать мне на грудь и лицо горячие пахучие выделения. Потом я погрузилась в темноту. И почти сразу позвонил звонок. Я испугалась, что это пришла мама, а я лежу голая с Танькой на диване. И от страха проснулась... Было 7 часов утра.

- Было или не было, - думала Катя. Потрогала под сорочкой между ног, трусики впереди были влажные. Слезла с кровати и побежала в ванну подмываться. В половых органах чувствовалась тяжесть.

В течение нескольких дней Катя не могла ни с кем уединиться, чтобы удовлетворить свое любопытство и возникающее желание. Но перед выходными родители уехали вечером в гости. Катя осталась с Леной. Она дождалась пока девочка закончит учить уроки. Подошла к ней, присела рядом, обняла за талию и стала шептаться.

- Ленуська, давай поиграем.

- А что мы будем делать?

- Сначала давай разденемся.

- Давай. А трусики снимать надо?

- Да, но ты не бойся, я тоже сниму.

Девочки сняли свои домашние платья, майки и трусы.

- Катюша, а мы в "доктора" будем играть?

- Нет, не в "доктора", а в "мужа и жену".

- Это же детская игра с мальчиками, а мальчиков ведь нет.

- А я попробую быть мальчиком, - сказала Катя, - ложись.

Лена легла на спину и закрыла глаза. Катя села рядом и стала гладить ее тело, с наслаждением растирая ее небольшие груди, пухлый лобок и нежные розовые губки. Уже через несколько минут Лена начала возбуждаться и постанывать. Раздвинув ей ноги, Катя прижалась ртом к ее половой щели, поводила в ней языком, когда сестренка начала стонать и из половой щели показалась влага, Катя взяла в рот ее клитор и потихоньку стала его сосать. Пальцем она растирала ее половую щель и маленькое упругое отверстие влагалища. Через несколько минут она ощутила как кровь пульсирует и раздувает клитор, но не отпускала его. Палец ее проник в липкую от выделений вагину сестры и она стала шевелить им. Лена застонала на всю квартиру, зовя маму, потом затихла и вдруг заплакала, стала отталкивать Катю от себя.

- Не трогай меня, - плакала девочка, прикрывая свои темно-красные губки внизу живота, - Ты плохая.

- Леночка, что с тобой.

- Ты мне делаешь больно. Уйди. Я с тобой больше не играю.

Отвернувшись к стене, Лена натянула на себя одеяло и больше не разговаривала. Не получив облегчения от вида девичьего оргазма, Катя решила поиграть еще с кем-нибудь. Она оделась, вышла в подъезд и встретила мальчика, лет 10, который шел сверху. Она узнала, что он не застал дома своего друга. Катя решила пригласить мальчика к себе, под предлогом ожидания его друга. Усадив его на диван, она стала с ним разговаривать, встав перед ним, девочка расстегнула халат, медленно сняла с себя колготки, потом трусики. Мальчик хотел убежать, но она удержала его. Она сняла халатик и осталась перед ним голая. Ребенок покраснел от стыда, а Катя взяла его руки и положила к себе на живот, стала гладить его руками свое тело. Через некоторое время мальчик перестал бояться и сам гладил ее по лобку, половым губам, ягодицам. Видя, что мальчику стало интересно, Катя показала ему клитор и попросила его потрогать ртом. Мальчик прижал свое лицо между ног девочки и стал чмокать ее в клитор, руками он обхватил Катю за ягодицы и старательно трогал их. Оргазм наступил неожиданно и для девочки и для мальчика. Для него неожиданным было, что из половых органов девочки что-то горячее и пахучее брызнуло на лицо, для девочки было удивительно, что оргазм был очень сильным, таким, что Катя не удержалась на ногах и упала на диван, увлекая мальчика за собой. Девочка лежала на диване широко разведя ноги и прижимала голову мальчика к себе, от его сосания она извивалась на диване, но не отпускала до тех пор, пока окончательно не обессилела. Отдохнув она отвела мальчика в ванную комнату, дала ему полотенце, чтобы он умылся и вытерся. После этого Катя приняла ванну и пошла учить уроки.

На другой день перед школой к ней пришла Таня. Девочки сели на диван, стали рассказывать друг другу, как прошел вечер. Катя рассказала, что на нее обиделась Леночка и теперь не разговаривает с ней, и еще рассказала про мальчика, который полтора часа играл с ней и трогал ее. Таня со смехом сказала, что вчера легла спать со своей сестрой Яной и проспала с ней вместе до 11 часов.

- Вчера вечером я переодевалась, чтобы лечь спать. В комнате сидела Янка и смотрела на меня. Я сняла с себя колготки, трусы, рубашку и стояла перед зеркалом расчесывалась. Смотрю, а Янка подходит сзади, в одной коротенькой рубашечке. Прижалась ко мне и давай меня гладить по груди, животу, ногам. Я говорю:

- Яночка, ты что?

А она:

- Ты прелесть, я тебя люблю моя сестреночка.

Я повернулась к ней, а она стала меня целовать в губы, прижимается ко мне животом, а сама горячая-горячая. Так мы постояли немного, поцеловались, потом я ее отвела к постели, уложила, а она меня не отпускает, жмется ко мне. Я тогда выключила свет, залезла к ней под одеяло и давай с ней целоваться. Подставила ей груди, она и их целовала, а потом взяла в рот и давай сосать. Меня это так возбудило, я провела руку по ее животику вниз, потрогала ее письку. Губки у Яны были влажные и горячие. Попробовала ввести палец между губок и потереть там, она сжала ножки и прижала к письке руку. Тогда я перевернулась в кровати так, что писька Яны оказалась напротив моего рта, а моя - против ее. Я подождала, пока Яночка не начнет меня целовать там и стала лизать ее губы. Потихонку раздвинула ей ножки и стала везде трогать. От ласк сестренки я кончала раз пять за ночь. Яночка тоже видимо кончала, потому что иногда по ее тельцу проходили конвульсии, она переставала меня целовать, стонала и утыкалась мне между ног лицом. Дав девочке отдохнуть, я начинала тереться лобком о ее носик и рот и она снова приникала ртом к письке. К утру я измучилась и измучила ее. Проснулась от теплого дыхания на письке, перед глазами опухшие большие губы Яны, я лежала уткнувшись лицом в розовый мягкий лобочек, а руки под ее попкой. Я осторожно встала, чтобы не разбудить сестру, накинула халат и пошла завтракать.

После школы девочки решили побаловаться друг с другом и пришли к Кате домой. Раздеваясь в коридоре они услышали, что из Катиной комнаты доносится плач. Они забежали и увидели, что на полу в школьной форме скорчившись лежит Леночка и навзрыд плачет. Ее длинные волосы были растрепаны, колени она поджала к груди и обхватила их руками, лицо она спрятала между коленок... Штаны ее были в каких-то пятнах выше колен.

- Леночка, что с тобой, - ласково спросила испуганная Катя. Подруги наклонились над девочкой и попытались распрямить ее ноги, чтобы посмотреть, что же случилось.

- Мама-а! Не трогайте меня! Мне больно! Отпустите! Я не хочу. Не надо! - кричала

Лена изо всех сил отбиваясь руками.

- Ну что ты, Леночка, это же мы, - уговаривала ее Катя, не понимая, что с сестрой. Увидев Катю, девочка успокоилась немного, перестала вырываться. Обняв сестру, Катя спрашивала,

- Что с тобой? Ты заболела?

Девочка снова расплакалась. Катя перевернула ее на спину, вытянула ноги.

- Включи свет, - сказала она Тане, - ничего не видно. Катя приподняла подол школьного платья Лены и вскрикнула. На белых праздничных колготках девочки, посередине между ножек было огромное кровавое пятно, размером с ладонь.

- Подержи-ка ей руки, я посмотрю, что у нее. Катя спустила колготки сестры до колен, в глаза бросились большое кровяное пятно на трусах, засохшие потеки крови и слизи на ногах. Рубашка была небрежно, комком заправлена спереди в трусы, сзади она была скомкана выше пояса. Она попыталась стянуть с девочки трусы, но спереди они прилипли к половым органам и она смогла приспустить их только в верхней чати, опустив резинку вниз. Девочка плакала и просила там не трогать. Катя осторожно раздвинула сестре ножки и увидела, что низ трусиков пропитан густой слизью, которая размазывалась у ней между ног и стекала почти до колен. Острый запах этих выделений разносился по комнате.

- Давай ее на кровать положим, - сказала Таня, - на полу простынет.

- Ты давно пришла? - спросила Лену Катя.

- Не знаю, - прошептала Лена.

В это время в дом пришел отец Кати, он заглянул в комнату. Увидев кровь на ногах дочери, выгнал девчонок из комнаты и сел на кровать к Лене.

- Ну перестань плакать, дочка, и расскажи, что случилось, - потребовал он.

Прерывая свой рассказ плачем, девочка принялась рассказывать:

- Нас сегодня на урок раньше отпустили и я пошла домой. Троллейбуса не было и я пошла пешком, через дворы. В одном дворе встретила подружку, она тоже из школы пришла. Мы поболтали, потом она сказала, что сейчас переоденется и выйдет. Я села на скамейку и стала ждать. Тут какой-то старый мужчина с палочкой вышел из подъезда, подошел ко мне и говорит: "Девочка, добеги до киоска, купи папирос пачку, мне тяжело ходить. Потом занесешь в тринадцатую квартиру. А я тебя шоколадкой угощу." Он дал мне пятьдесят рублей. "А портфель ты оставь. Что с тяжестью бегать." Он взял мой портфель и зашел в подъезд. Я сходила за папиросами и поднялась к дяденьке. Дверь открыл какой-то незнакомы дядя, он сказал, чтобы я разделась и прошла за портфелем. Я сняла сапоги и пальто, прошла в комнату. Там сидел на диване тот старый мужчина и рядом еще один. Я подошла и отдала старому папиросы, он сказал спасибо и кивнул мужчине, который меня встретил: "Ну что, никого больше нет? Давай ее посмотрим." Тут мужчина, стоявший сзади обнял меня, схватил за подол платья и задрал его спереди. Я заплакала. Мужчина стал меня в спину подталкивать к дивану. Старый ухватил меня за пояс и сдернул штаны до колен. "Смотри какой бутончик!", - мужчина взял пальцами мой лобок. Я сжала ноги и закричала. "Сейчас-то что кричать, я же не делал больно. Ну-ка, ребята, положите ее на диванчик". Они положили меня на диван, задрали платье и сорочку на грудь, раздвинули мне ноги, трогали половые органы, щипали. Старый вытащил свой член из брюк и вложил мне в руку, заставил его жать. Я жала, пока он не раздулся. Он навалился на меня и ткнул членом в половые органы, мне было больно, а они смеялись. Когда старый встал и на его место полез тот, который меня встретил в прихожей, я увидела кровь на ногах и прижала ноги к животу. Но они опять их раздвинули и мужчина лежал на мне. Потом ложился третий и опять первый. Потом я уже ничего не чувствовала и не помню сколько раз они насиловали меня. Наконец меня подняли на ноги, велели одеваться и идти домой.

- Ты маме не говори, что с нами была, а то ругать будет. Ладно? - сказал старый мужчина.

- Как придешь домой постирай штанишки, а то они испачкались. Ты до дому сама дойдешь или тебя проводить? - спросил мужчина помоложе, который помогал мне заправляться. Широко расставляя ноги, я медленно пошла в коридор.

- Эй, малыш, подожди, так ходить некрасиво. Ты же девочка.

Они вернули меня в комнату, молодой посадил на диван и стал за колени разводить и сжимать мои ноги. Я плакала от боли, но вырываться не было сил. Наконец, они меня отпустили и я поплелась домой. Дома я посмотрела, что у меня между ног все в крови и в каких-то пятнах, мне стало стыдно, что со мной такое сделали. Я легла на пол и стала плакать, тут пришла Катя с Таней.

Отец посмотрел на окровавленные трусы дочери, попробовал их снять, но ткань прилипла к разрывам и вызывала такую боль, что девочка яростно отталкивала его и руками и ногами. Одев девочку, отец повез ее в больницу. Оттуда он приехал поздно, сказал, что Лену положили в больницу, у нее небольшой разрыв и она неделю пролежит.

На зимние каникулы к Кате приехали ее двоюродная сестра Света и брат Алеша. Свете только, что исполнилось 13 лет, а ее брату было 14. Дети весь день гуляли, ходили вместе в кино. Вечером после ужина родители сели смотреть телевизор, а девочки ушли в ванную, купаться. Они включили воду и стали не спеша раздеваться и рассматривать друг друга. Катя заметила, что у сестренки на лобке почти нет волос, он был большой и гладкий, как у маленькой девочки, но половые губы не торчали вперед, как у нее, а скрывались под лобком.

- Света, а почему у тебя такой загар ровный и на ногах и на животе и на попе? У меня всегда белые полосы от трусов остаются.

- Мы с папкой в этом году на юг ездили. Так он уведет меня на какой-нибудь дальний пляж, где никого нет. Скажет, "раздевайся дочка, обкупнись, а потом я тебя кремом намажу и загорай." Я скину платьишко, маечку, трусы и купаться. Потом лягу голышом на одеяло, он меня намажет и я лежу, пока не надоест.

- А он, что, сам везде тебе намазывал?

- Ну да. Особенно приятно было когда он мне между ног намазывал. Это так щекотно, что я еле терпела.

- Здорово. А я голая только до первого класса купалась, а потом мама запретила трусы снимать, хотя я очень хотела.

- Давай залезем в ванну, вода остынет.

Девочки залезли, сели лицом друг к другу.

- Светик, можно я у тебя письку посмотрю?

- Ладно, только ты не щипайся.

Света сделала в ванне мостик и раздвинула ножки. Катя с удивлением осматривала складочки у Светы между ногами, временами спрашивая ее:

- Свет, а почему у тебя такой клитор, большой и мягкий.

- Не щекотись, Катька, ну откуда я знаю. Как месячные появились, так он стал больше.

- А у тебя уже менструации были?

- Да. Еще с лета. А у тебя разве нет?

- Не-е. У нас в классе только у трех девочек они есть. А это больно?

- Нет, что ты. Только надо трусики часто менять. Раза три в день.

Наговорившись, про свои девичьи дела, сестры быстро вымылись и вылезли из ванны.

- Катя, а ты не забрала чистое белье, что тебе мама дала?

- Ой, забыла.

Света выглянула в дверь, позвала брата и попросила его сказать маме, чтобы она дала чистое белье. Через несколько минут дверь потихоньку распахнулась и Леша зашел в ванную с девичьими трусами и сорочками в руках. Девочки вытирали волосы и не сразу увидели мальчишку, а тот широко раскрытыми глазами смотрел на Катину грудь, половые органы, пока девчонка не завизжала, присела на корточки и прикрыла низ живота рукой. Света схватила бельишко, сказала:

- Ты что, дурак? Не видишь, девочки моются? - и вытолкнула мальчика в коридор.

Катя легла на нижнем ярусе, Света на верхнем. Лешу устроили на полу на толстом матрасе. Мальчик проснулся в середине ночи. Встал, сходил в туалет, вспомнил как ему понравилась Катенька, когда она вытиралась после ванны и решил ее потрогать. Леша вернулся в комнату, закрыл двери на защелку, включил ночник. На цыпочках подошел к Катиной постели. Девочка лежала на боку, лицом к Леше. Он осторожно убрал одеяло с ног девочки, увидел, что ее коротенькая сорочка выбилась из под тонких с кружевными оборочками трусиков. Он дрожащими руками дотронулся до холмика, выпирающего между ножек и погладил его. Девочка простонала во сне, что-то проговорила невнятно и перевернулась на спину. Одно колено оказалось отставленым далеко в сторону и мальчик увидел, что узкий низ трусиков сдвинулся в сторону открывая пухлую щечку наружных половых органов и всю промежность девочки. Он пригнулся к ней, пальцем поддел тонкую ткань и еще дальше сдвинул ее, оголив половые органы девочки. Опасаясь, что она может снова перевернуться, Леша приник ртом к ее толстым губкам и стал их целовать, водить по ним языком. Почувствовав, что ноги девочки задрожали и она стала постанывать, мальчик решил, что на сегодня хватит. Он осторожно натянул трусики на покрасневшие половые органы Кати, укрыл ее одеялом и выключил ночник. Проснулся он от плача Кати. Девочка сидела в своей постели и плакала навзрыд. На ее трусах спереди, сорочке, одеяле и простыни была кровь. На ногах подсохли мазки крови.

- Со мной что-то сделали! - плакала девочка, - Меня кто-то изнасиловал ночью!

Прибежали родители, осмотрели половые органы испуганного ребенка. Они были покрасневшими. Между губ была какая-то белая слизь. Мама сводила Катю в ванну, обмыла ей окровавленную промежность теплой водичкой, еще раз осмотрела дочку. Никаких разрывов не было заметно, только губки припухли. Она надела на девочку чистые трусики, майку и повела ее к врачу. Там девочку еще раз осмотрели и сказали, что у нее начались месячные. Посоветовали не купать дочку в ванной и отпустили домой. Катя радовалась, что ничего страшного с ней не случилось, и что сегодня она стала девушкой.

В этот день Катя долго не гуляла, у нее болело в низу живота. Поднимаясь по лестнице, она встретила Иру, с верхнего этажа. Ира узнав, что у Кати начались менструации и болит в животе, обняла ее и спросила:

- А ты тампоны применяешь?

- Нет, а зачем они?

- Да ты совсем еще маленькая. Пойдем ко мне, я тебе покажу.

Ира взяла Катю за руку и повела к себе. В комнате она показала ей коробочку и сами тампоны. Объяснила Кате, что тампоны вводятся во влагалище, когда месячные бывают, и что это очень удобно.

- А как их "туда" вставлять? - дрогнувшим голосом спросила Катя.

- Хочешь тебе вставлю?

- Я же еще девочка, - покраснев сказала Катя, - там ведь порвется!

- Нет, у тебя отверстие растянется и все. Давай раздевайся.

Катя быстро спустила все свои штаны, сложила их на стул.

- Сядь на корточки и раздвинь коленки, - скомандовала Ира, - а теперь смотри.

Она вытерла куском ваты запачканные кровью губы, широко раздвинула их в нижней части и сунула в отверстие один тампон. Он весь ушел внутрь, только ниточка торчала из щели.

- Вечером, перед сном, потяни за ниточку, он и выпадет. Вот тебе еще пара штук. Ну, а потом покупай сколько нужно сама.

Катенька обрадовалась такому чуду, оделась, только грязные трусы не стала одевать, и спустилась домой.

Там ее ждала Света, они заперлись в своей комнате и Света рассказала, что произошло за день.

Оказывается, Светка ходила утром в зоопарк с классом своей новой подружки во дворе. Было много народу. Она стояла у вольера со слоном и кидала ему хлеб. Тут она почувствовала, что кто-то провел рукой у нее по коленям, потом по бедру и дотронулся до ягодицы. Тут же убрал руку. Она оглянулась, сзади стоял молодой мужчина и внимательно смотрел в вольер. Она опять отвернулась и снова почувствовала его руку. Он провел ее вверх под платьем по бедру и перешел на живот. Нежно поглаживая рукой, он спустил руку вниз и остановился на лобке. Стало очень страшно, Свету никогда никто так не трогал и она вся сжалась и приготовилась кричать, если он станет насиловать ее. Почему-то она подумала, что он ее будет насиловать. Мягкая рука нежно сжала ее письку от лобка до промежности. Потом еще и еще раз. Света не шевелилась, боясь, что приятные ощущения скоро закончатся. Вдруг она услышала, как он зашептал ей на ушко:

- Тебе не больно, малышка?

- Не-а.

Мужчина нащупал резинки ее штанов и засунул руку в трусы. Света сжала ноги, но мужчина раздвинул их своими коленями и стал легонько тереть по письке рукой. Когда между ног стало мокро, мужчина всунул палец в отверстие щели, стал его всовывать и вытаскивать. Светка аж задергала тазом от удовольствия. Страх куда-то пропал. Осталось желание, чтобы нежная рука находилась в трусиках постоянно. Но тут мужчина вдруг перестал ее трогать и куда-то убежал. Света походила по зоопарку, поискала его, но так никого и не увидела.

-------------------

Обычным зимним днем, Танюшка пришла к Катюшке после школы, как обычно вместе делать уроки, но Катька, странно блестя глазами, дала Танюшке полистать журнал, найденный ею у отца в столе. Журнал иностранный, текст непонятен, но фотографии говорили сами за себя. Обнаженные мужчины и женщины переплетались в разнообразных, порою немыслимых позах, всюду вздымались напряженные члены и зияли отверстиями влагалища. Женщины на фото блаженно закатывали глаза, сладострастно скалили зубы, обхватывали своим губами влажные головки членов, а мужские языки, гибкие и длинные, лизали маленькие розовые клиторы и... - в общем много чего было на тех фотографиях.

...Вчера Катька рассматривала этот журнал одна, запершись в своей комнате. Через несколько минут она почувствовала необычный зуд в половых органах. Посмотрела еще немного, внизу между ног все напряглось и стало жарко. Катя расстегнула халат и с удивлением обнаружила на колготках спереди темное пятно влаги. Стянула их. Ее белые хлопчатобумажные трусики промокли спереди так, что большие половые губы стали просвечивать через тонкую ткань. Сняв трусики, Катюша широко раздвинула ножки и с интересом стала обследовать свою письку. Она распухла от лобка и до начала ягодиц. Большие губы стали твердыми, разошлись в стороны так, что темно-красные губки торчали из щели, розовый язычок ее клитора трепетал между темных курчавых волосиков. Девочка никогда не видела его в таком состоянии, дотронулась до него и стала гладить пальчиком. Ее как будто ударило током. Девочка вскрикнула и откинулась назад на постель, легкая судорога прошла по ее телу и истома охватила ее. Через несколько минут она поднялась с постели. Вытерла густую белую слизь со своей письки и пошла спрятать журнал обратно.

- Надо Таньке завтра показать, - подумала Катя, - ей это понравится...

Подружки уселись рядышком на диван, обнялись и взахлеб листали толстенный журнал. Дойдя до середины, Танюшка вдруг почувствовала легкое головокружение, приятная дрожь пробежала по телу. Сидевшая рядом Катюшка, судорожно дыша, стала поглаживать ее по спине, опуская руку все ниже и ниже. Это было приятно. Повернув лицо к подруге, Таня увидела напряженный, вопрошающий взгляд Катерины, все поняла и поощряюще улыбнулась.

- Давай ляжем, удобнее будет - почему-то шепотом сказала Катя, хотя в квартире никого не было. Танюшка захлопнула журнал и раскинулась на диване.

- Ты хочешь, как на фото? - горловым голосом спросила Катя.

- Да, - ответила Татьянка. Катюшка медленно провела обеими руками ей по груди, животу, вытащила из юбки полы рубашки, взяв юбку за подол, стащила ее вниз, вслед за ней стала потихоньку стаскивать Танины теплые колготки. Чтобы было легче, Танюшка чуть приподняла свой зад и колготки легко соскользнули с узких девичьих бедер к коленям. Целуя девочку в губы, Катя потихоньку стала расстегивать пуговки ее школьной рубашки, продолжая целоваться, Катя другую руку просунула под лопатки и расстегнула девичий лифчик. Тем временем рубашка оказалась совсем расстегнутой. Двумя руками Катя быстро освободила ноги Танюшки от одежды и кинула ее в кресло. Вскоре туда же полетели рубашка и лифчик. На темно-бордовом фоне дивана ярко белело изящное, гибкое тело юной девочки, небольшие холмики грудей вызывающе топорщились, маленькие розовые соски набухли, а тоненькие белые трусики потемнели впереди между ножек от влаги.

- Как это приятно, когда тебя раздевают вот так, - прошептала Танечка, - давай же дальше.

- Сейчас, - тоже шепотом ответила Катюшка, быстро освобождаясь от халата и сорочки.

Торопясь лечь с Таней, Катя осталась в своих розовых девичьих нижних штанишках, с резинками внизу. Улегшись к Тане, Катя правую руку подсунула ей под голову, губы их слились в поцелуе, а левая рука Кати стала нежно гладить тело Танюшки. Когда рука подруги, скользя по всем изгибам тела, вдруг задевала соски, Таня вздрагивала и крепче прижималась губами к губам Катюшки. Рука Кати прошла по ее животу и помедлив мгновение у трусиков, скользнула под резинку. Теперь ее пальцы перебирали нежные, мягкие волосы лобка. Наконец, опустившись чуть ниже, Катюшкина ладонь накрыла теплую влажную щель и слегка надавила на нее. Танюшка дернулась, прервав поцелуй, издала короткий, сладострастный стон. Быстренько сдернув с подружки трусики, Катя широко развела ее ноги в стороны и стала нежно тереть пальцами от лобка до ануса, то усиливая нажим на половую щель, то совсем ослабляя его и скользя по нежной коже половых губок и промежности.

Татьяна тихо постанывала, и прикрыв лицо руками, лепетала:

- Еще... Ох... Еще... Мамочка... Как хорошо...

Катя, передвинулась всем телом ниже, легла на живот и ее лицо оказалось вровень с влагалищем Танюшки. Та, поняв, что хочет подруга, подняла ноги вверх и согнув в коленях, развела их как можно шире. Катюшка пальцами раздвинула покрытые нежным пушком, набухшие половые губы Тани, увидела узкую темную щель, а выше, почти у самого места соединения губ, торчал и подрагивал красненький столбик плоти, который Катя и принялась обихаживать язычком.

Танюшка извивалась всем телом и в экстазе стонала в голос. Язычок подружки сводил ее с ума, ей казалось, что невидимые волны страсти поднимаются от таза все выше и выше, затопляют живот, груди, голову и, заполнив все тело, несут и несут ее в бесконечный океан наслаждения. Пытаясь освободиться от небывалого напряжения, она сжимала свои груди, растирала свои твердые опухшие соски, прижимала изо всех сил голову Кати к промежности, раздвигала бедра как можно шире и выпячивала свой животик. Наконец последняя самая огромная волна, пришедшая тогда, когда казалось, эта буря окончательно раздавит сознание, ударила разом - тело Танюшки выгнулось дугой и из раскрытого влагалища вырвалась струя слизи, орошая диван и лицо подруги. Одновременно с этим пронзительный девичий крик вырвался из Татьяниной груди. Ощутив безбрежное блаженство облегчения, Танюшка коротко всхлипнула и упала в обморок.

Очнулась она от резкого запаха, прояснившего голову. Над ней склонилась испуганная Катюшка, поднося к ее носу ватку с нашатырем.

- Ты что, до смерти меня испугала!

- Катенька, какое это блаженство, сладко потянулась Танюшка - ну, давай же скорее, я тебе сделаю то же самое. Она начала привставать, но Катя, велев ей лежать, сдернула вниз свои штанишки, промокшие спереди насквозь от лобка до промежности, бросила их на пол, вскочила на диван и встала на четвереньки над Таней так, что ее приоткрытая внизу половая щель оказалась напротив Танюшкиного лица. Медленно опуская тело вниз, она прижалась своей мокрой половой щелью ко рту Тани, которая сразу же начала вылизывать ее наружные половые органы тщательно, не пропуская ни одной складочки, внутри и снаружи и вскоре добралась до клитора. Клитор у Катюшки был крупный, налитой, он далеко выдавался из окружающей его розовой кожицы. Облизав его и сдвинув кожицу с головки, Танюшка ухватила его губами и принялась сосать. Катюшка тем временем, уткнулась лицом в промежность подруги, отдавала дань вагине Татьяны, глубоко засунув язык во влагалище через растянутое отверстие в девственной плеве и неистово им работая. Девочки увлажнялись все больше и больше. Находившаяся внизу Танюшка уже просто глотала непрерывно текущие потоки Катиных влагалищных выделений, которая, в свою очередь, не успевала убирать языком с промежности, ануса и ягодиц подружки обильную слизь, толчками извергавшуюся из половой щели и стекающую по вспухшей промежности на диван. Движения девушек становились резче, прерываемые только во время сладострастных конвульсий и выкриков, руки, обнимающие ягодицы и бедра друг друга сжимались сильнее, крепче прилегали языки, ввинчиваясь в податливую детскую плоть. Через несколько секунд обеих девчушек охватил оргазм. Их тела била судорога, языки беспорядочно метались по половым органам, клейкие выделения измазали лица. Пароксизм страсти схлынул и обессиленные девчонки рухнули на диван, несколько минут они лежали не шевелясь, уткнувшись носом в мокрые промежности друг друга и с наслаждением вдыхая острый, ни с чем не сравнимый запах возбужденной девственной плоти.

Отдышавшись, Катюшка сказала:

- Вот это удовольствие. Ты знаешь, я уже пробовала удовлетворять себя рукой, но это во сто раз лучше.

- А у тебя еще не было мужчины?

- У меня нет. А у тебя?

- У меня тоже нет, но теперь я хотела бы попробовать потрахаться. Давай вместе что-нибудь придумаем..

- Слушай, я знаю с кем можно трахнуться - с нашим физруком. Я однажды сбежала с уроков, хотела уйти домой, подошла к гардеробу, а тут навстречу наша завуч с химичкой, Мариной Николаевной. Я шмыг в гардероб и за пальто спряталась, думала, мимо пройдут, а они тоже в гардероб заходят. Ну, думаю, заметили, сейчас с расспросами полезут. А им до меня дела нет. Затаилась я, не дышу. Завуч Марину Николаевну стыдит за что-то, шипит на нее, грозит, а она только тихонько в платочек хлюпает и головой мотает. Тихо говорили, но я поняла, что физрук наш молодую химичку трахнул, прямо в школе - уборщица видела, и оказалось, не только ее - и биологичку, и из учителей начальных классов кого-то. Его к директору таскали - тот отбрехался, мол враки все, сплетни. Учительниц вызывали, Марину Николаевну - все говорят ничего не было. Вот наши старухи и подбивают молодых учителок, чтобы те сознались. И еще завуч сказала, что как бы то ни было, физруку в нашей школе последний месяц работать, в РОНО уже замену нашли, а его все равно уволят. Так что давай с ним трахнемся, он мужик красивый, здоровый, не болтун, да и уходит скоро. Ну как?

- А что, неплохо, - одобрила Танюшка, - только как договориться, стыдно все-таки.

- Ладно, завтра в школе посмотрим, что к чему. А теперь давай в душ, мои скоро придут, да и уроки сделать надо, - Катька провела ладошками по измазанным щечкам подружки, чмокнула ее в нос и голые девчонки с хохотом, шлепая босыми ногами, побежали мыться. Стоя в ванне они поочереди подмыли друг друга, а вытираясь, снова стали целоваться и прижиматься горячими лобками друг другу. Во время остановившись, подружки вышли из ванной, собрали свое разбросанное белье и привели себя в порядок.

Когда Катина мама пришла домой, подруги мирно сидели за столом и решали задачки. Поутру, встретившись, подружки зашагали в школу, на ходу обсуждая вчерашнее происшествие и размышляя, как подойти к физруку со своим предложениям. Варианты появлялись и отвергались один за другим.

Наконец решили, более разбитная Катюшка подойдет к физруку, когда он будет один, и признается ему напрямую, что она от него хочет. если же он начнет упираться, она пригрозит пожаловаться директору - мол физрук приставал к ней, при его репутации это обещало ему большие неприятности. Словом, девочки додумались до самого примитивного шантажа. Отсидев четыре урока, с пятого они сбежали, спрятали портфели в женском туалете и пошли по школе искать физрука. Заглянули в его кабинет, там никого не было. Поднялись на четвертый этаж, из мужского туалета донеслись девчоночьи голоса и смех. Подруги с любопытством приоткрыли дверь и заглянули туда. У стены, напротив окна стояли три девочки лет по 11, с поднятыми выше пояса платьями, трусишки у них были спущены до коленок. Девчонки стояли выпятив вперед безволосые лобки и половые губки. Одетая девочка подводила к ним по очереди маленького мальчика, лет 8-9, у которого из ширинки торчал маленький член. Девочка прижимала этот член к половым органам подруг и терла им о девичьи промежности. Мальчик не плакал, а с любопытством следил за манипуляциями бесстыдницы. Посмотрев на эти безобразия, Танюшка взяла подругу за рукав и повела искать учителя.

Какой-то пацан сказал им, что видел физрука пару минут назад в его кабинете. Подружки спустились вниз и направились к дверям кабинета, осторожно приникли ушками к дверной щели. В кабинете тихо-тихо говорили мужской и женский голоса. Потянув дверь, девчонки почувствовали, что она заперта изнутри. Очевидно люди, находившиеся в кабинете, что-то услышали, и к двери стали приближаться шаги. Девочки отпрянули в стороны, и Катюшка нечаянно толкнула рукой соседнюю дверь раздевалки для девочек, которая бесшумно отворилась внутрь. Медлить было нельзя, в замке кабинета скрежетал ключ, и девчонки, скользнув в раздевалку, прикрыли за собой дверь. В раздевалке было темно, так как помещение не имело наружного окна. Остро пахло девичьим потом, видимо недавно был урок физкультуры. Привыкнув к темноте девушки увидели слабый свет из под картонки, закрывавшей небольшое окно между кабинетом физрука и раздевалкой. Таня отодрала картон, окно было до половины затянуто плотной белой тканью. Девочка приблизила лицо в плотную к окну и заглянула в кабинет.

- Катюшка, иди скорее сюда!

Она вскарабкалась на широкий подоконник и тоже стала смотреть в окно. Перед окном стояла Лариска Кононова из 8б, обеими руками она вцепилась в руку физрука и пыталась убрать ее, в то время как физрук обнимал ее сзади за талию, а другую руку всунул в расстегнутое на груди школьное платье Лариски и сжимал ее грудь. Хотя Лариска продолжала вырываться из рук мужчины, он зажал ее рот своим и подтащил к своему столу, опрокинул школьницу на спину и продолжал ее целовать в губы. Девочка лежала на столе ногами к подружкам, ее школьное платье и сорочка задрались спереди так, что был виден ее голый живот и ноги в колготках светло-голубого цвета. Через некоторое время мы заметили, как между ног девочки округлый бугорок впереди потемнеть, на нем заблестела влага, ножки ее затрепетали и раздвинулись еще, потом жидкость потекла и на бедра, оставляя впереди на колготках широкие потеки. Физрук рывком сдернул все штаны девочки ниже колен, стал поглаживать ей низ живота, спускаясь к лобку, потом двумя пальцами растянул в стороны ее мокрые половые губки и в щели показался розовый клитор. Мужчина водил по нему языком и подружки вскоре увидели, как девичий клитор затрепетал от оргазма, а Лариска вскрикнула и выгнулась дугой. Он отошел от нее тогда, когда из распухшей щели несколько раз брызнули густые горячие выделения девочки, растеклись по ее ногам и попали на лицо физрука. Мужчина вытерся полотенцем и отошел в угол комнаты покурить. Лариска полежала еще немного, слезла на пол, подтерла между ног своей сорочкой, дрожащими руками натянула мокрые трусы и колготки, одернула платье. Подошла к зеркалу поправить сбившиеся волосы. Физрук вытащил из ее портфеля дневник, что-то написал там и сказал:

- Ну вот Кононова, за эту четверть по физической культуре у тебя пятерка. А ты боялась.

Лариска взяла дневник и вышла из кабинета.

Девочки уже собрались слазить, как Танька говорит:

- Смотри! Пионервожатая!

В дверь вошла молоденькая практикантка из педучилища. Она вели уроки у третьих-четвертых классов. Девушке было лет 17-18. Она подошла к столу, за которым сидел физрук, что-то ему объясняла.

Подружки прильнули ухом к стеклу.

- Конечно, я могу позаниматься с Вашим классом, хотя лишнего времени у меня нет. И за это мне никто не заплатит,- говорил физрук, - а это сейчас дорого стоит, Вы ведь знаете?

- Да, конечно, большое Вам спасибо, Вы так меня выручили! Я пошла.

- Погоди, крошка. Ты еще не заплатила за эту услугу.

- А сколько надо? Я ведь мало здесь получаю.

- Не волнуйся. Деньги здесь не нужны. Ты заплатишь прямо сейчас.

- Как это? - недоумевала девушка.

Физрук встал, подошел к ней вплотную, быстро сдернул вниз спортивные штаны вместе с трусами и перед лицом девушки взвился громадных размеров член. Девушка испуганно вскрикнула и попыталась вскочить, но физрук удержал ее на стуле,

- Ты что, дуреха, член никогда не видела? Возьми его в руки.

- Не буду! - вскрикнула девушка.

Физрук надавал ей пощечин и снова ткул свой член ей в лицо. Девушка испуганно обеими руками схватила его обеими руками. Мужчина подался вперед, головка члена оголилась от крайней плоти и прижалась к пухлым губкам девушки.

- Облизывай его - скомандовал мужчина.

Пунцовая от стыда девушка начала облизывать головку, делая языком круговые движения, спускаясь к уздечке, проходясь по складкам кожи у основания головки и вновь поднимаясь вверх. Физрук тихонько покачивался взад-вперед. Обеими руками он прижал ее голову к своему члену и заставил девушку взять головку члена в рот. Светлана отпустила член и обхватила руками ягодицы физрука, который увеличил амплитуду движений. Теперь его огромный конец ходил как поршень между растянутых вокруг него губ пионервожатой. Та страстно подавалась навстречу члену, заглатывая его почти весь, придушенно хрипела от страсти. По ее подбородку на шею и кофточку текла слюна, смешанная с клейкими выделениями члена. Физрук оскалил зубы, сжал голову Светланы ладонями и удерживая его на месте, стал резкими толчками всаживать пенис в рот Светланы. Толчки становились все быстрее и беспорядочнее. Светлана изо всех сил отклоняя голову назад, в экстазе вцепилась в ягодицы партнера ногтями, его яйца били ей в подбородок. Внезапно физрук замер, конвульсии сотрясли его тело и щеки Светланы раздулись от хлынувшей в ее рот спермы. Девушка резко отшатнулась от мужчины и член вывалился из ее рта. Семя из полового органа еще брызгало и попадало ей на лицо, на голую грудь, на блузку. Практикантка испуганно смотрела на физрука и на его член, из ее полуоткрытого рта тоже стекали белые струйки семени.

- Ну что, понравилось? Ты глотай, не бойся, девчонки говорят "от прыщиков помогает".

Наклонившись к ней, физрук поцеловал ее в измазанные губы, щеки, шею, легко поднял ее со стула и посадил на стол, быстро опрокинул ее на спину, поднял кверху юбку, сдернул трусы на колени и прижал к ее половым органам свой член. Девушка стала отталкивать его руки и закричала:

- Нет!!! Не надо! Мама! Пожалуйста, не надо. Я же еще девочка. Не трогайте. Пожалуйста! Я для Вас все сделаю, только отпустите.

- Говоришь, все сделаешь?

- Все. Все, кроме этого.

- Ну, ладно. У тебя какой класс?

- Четвертый "В".

- Ну тогда договоримся так, с сегодняшнего дня ты оставляешь после уроков своих учениц для медосмотра и будешь приводить их ко мне по одной, а здесь я у них в штанишках произведу осмотр. А ты рядом будешь, чтобы они не боялись и не плакали. Сколько у тебя в классе девчушек-то?

- Двенадцать.

- Ну вот, как раз до конца четверти всех и осмотрю. А если не хочешь, тогда ложись и подними юбку повыше.

С этими словами он взялся за ее голые коленки и с силой раздвинул их. Девушка вскрикнула и сказала:

- Хорошо. Я согласна. Только у них уроки наверное уже закончились.

- Сходи, я подожду. Приведи одну и смотри, чтобы никто не увидел.

- Хорошо.

- Ну, одевайся и иди, - физрук сел за стол и уткнулся в какие-то бумаги.

Девушка оделась и выбежала из комнаты. Прозвенел звонок с урока, прошла перемена. В дверь постучали.

- Войдите!

Вошла пионервожатая, а с ней прелестная одиннадцатилетняя девчушка в коротеньком школьном платьице и белом передничке. Они подошли к физруку.

- Как тебя зовут?

- Ира Краснова, - сказала девочка.

- Раздень ее сама, - попросил физрук пионервожатую и стал смотреть.

Девушка повернула школьницу к себе, быстро сняла с нее платье, сорочку, теплые зимние рейтузы, шерстянные колготки. Во время раздевания Иринка все время оглядывалась на физрука. Когда Светлана взялась за резинку трусиков, девочка схватила ее за руки и покосившись на мужчину зашептала:

- Не надо. Пожалуйста, не надо снимать.

Девушка мягко убрала ее руки и потянула трусишки вниз. Девочка, оставшись в коротенькой маечке, едва доходившую ей до лобка, покраснела и прикрыла низ живота руками. Физрук взял голенькую Иру на руки и положил на свой стол на спину. С силой раздвинув бедра ребенка, он велел пионервожатой придерживать их, а сам трогал девичьи половые органы руками. Вынув свой член из штанов, прижал его к половой щели и стал тереть головкой между большими губками ученицы. Физрук пальцами долго растирал розовую промежность и половые губы ребенка до тех пор, пока они не стали красными, а из половой щели выступила влага. Растянув в стороны припухшие губки, мужчина приоткрыл углубление входа во влагалище, смочив отверстие слюной, медленно всунул палец во влагалище, но когда подвигал им взад и вперед - у девочки начались сильные спазмы, от возбуждения она мотала головой, извивалась всем телом, тонко визжала и звала маму. Не вытерпев, мужчина взял со стула беленькие, с кружевными краями трусики Ирины, свернул их и заткнул девочке рот.

Во время этой процедуры Светлана держала девочку, чтобы она не приподнималась и не могла сжать ноги, шептала ей на ушко, чтобы та потерпела немного, пока дядя ее осматривает.

А физрук тем временем одной рукой раздвинул толстенькие, розовые щечки попы девочки, смочил слюной маленькое, сморщенное отверстие ануса, затем свой член. На удивление Светланы, после нескольких сильных толчков, во время которых она прижимала девочке коленки к груди и еле удерживала ее на столе, головка мужчины вошла в девственный задний проход школьницы и свободно там двигалась. Вогнав конец до упора, физрук принялся размеренно двигать тазом. Девочка, распластанная как лягушка, вцепилась руками в края стола и стонала при каждом толчке.

Подружки, в темноте возбудившись от всего виденного, не теряли времени даром. Катюшка став на колени, засунула голову Тане под платье, стянула с нее колготки и штанишки, припала ртом к остро пахнущим, измазанным обильными выделениями, половым органам подруги и бешено лизала клитор, в то время как та, широко расставив ноги, подмахивала девочке, не сводя глаз с происходящего в кабинете. Размеренные движения физрука переходили в мелкие судорожные толчки.

Ирина, как безумная, мотала головой с зажатыми во рту трусиками. Почувствовав приближение оргазма, физрук убыстрял темп, крепко держа Ирину за талию. Наконец, крепко прижав пах к попке Ирины, он дернулся и изверг в ее кишку горячую струю спермы. Отлепившись от девчонки, физрук изнеможденно откинулся в глубоком кресле. Ирина лежала животом кверху на письменном столе, бессильно свесив по краям руки и ноги, и тихонько стонала. Стол под ней был мокрым от пота и слизи, в разрезе ягодиц четко выделялось пятно бесформенного, развороченного ануса, из которого сочилась густая сперма, смешиваясь с обильными влагалищными выделениями, выступившими от сильного возбуждения. Немного придя в себя, девочка медленно поднялась, не глядя на вожатую оделась и на дрожащих, подгибающихся ножках побрела к двери, как слепая, придерживаясь руками за стулья и стены. Физрук было потянулся к ней, но махнув рукою, откинулся обратно в кресло. Вслед за школьницей вышла и пионервожатая.

Девчонки, приведя себя в порядок и от возбуждения став храбрее, зашли в кабинет. Физрук, увидев их, быстро натянул штаны и вскочил на ноги.

- Это еще что такое, вы чего пришли??? - грозно нахмурил он брови.

Танюшка оробела, все-таки это был педагог, но бойкая Катюшка вылезла вперед.

- Мы все видели из нашей раздевалки, только не бойтесь, мы Вас не выдадим. Мы вообще хотим предложить Вам трахнуться с нами - одним духом выпалила она.

- Что?! Да вы в своем уме, предлагать мне такое! Соплячки! Да я вас сейчас за уши оттащу к директору, в милицию, не знаю куда. Малолетки паршивые, ишь чего удумали. Немедленно все сообщу родителям, чтоб выпороли вас как следует.

- А вот ничего Вы нам не сделаете. Если Вы не согласны, мы сами пожалуемся директору, что Вы приставали к нам, и про других девочек расскажем, и про Светку расскажем и про других, Иринку, например. Мы все знаем. Давайте ведите нас к директору, посмотрим, кому больше поверят.

Тут Катя подняла с полу белый комочек, развернула его и продемонстрировала Танюшке влажные кружевные трусики:

- Смотри, какая-то девочка потеряла здесь свои трусики. Вот бесстыдница. Наверное на урок опаздывала.

Физрук ошалело уставился на Танюшку, а та увидев, что он перестал угрожать и задумался, стала вертеть на пальчике трусишки и продолжала наступать:

- Не надо нас пугать. И потом, чего плохого мы предлагаем, Вам что, не хочется целочек попробовать? Все равно мы своего добьемся, не с Вами, так с другими, или парни поймают и изнасилуют, но поймите же Вы нам нравитесь, мы хотим Вас.

- Да ведь посадят за вас. И за развращение малолеток и изнасилование припишут такой срок дадут! Про меня уже и в РОНО сплетни ходят, а тут Вы, я ведь учитель ваш - узнает кто, я пропал!

- Никто ничего не узнает. Я живу тут недалеко от школы, дома никого нет и до вечера не будет. Мы же все понимаем, скандалы и нам не нужны.

- Вот Вы нас и научите, - ласково сказала Катюшка, приближаясь к физруку, Таня, запри дверь. Танюшка, заперев дверь на ключ, торчащий в скважине, обернулась.

Катя задрала подол школьного платья и, взяв руку физрука, засунула ее к сее в трусы. Физрук, ощутив в своей ладони пухлый лобок и упругие половые губы подростка, вдруг решился и начал осторожно ласкать вход во влагалище девочки. Катюшка обвила его шею руками и терлась промежностью о его ладонь. Тишину школы взорвал звонок, и коридор заполнился топотом и криками.

- Вот сейчас придут сюда, надо уходить. Запомните адрес Советская, 14, квартира 49, это здесь недалеко. Сначала уходим мы, через полчаса ждем Вас, - сказала Катя, оправляя платье, и подружки выскочили в коридор. Быстренько добежав до дома Катюшки, девочки тщательно подмылись, одели чистые трусики и оставив на себе минимум одежды, завели приятную музыку и стали ждать. Катя дала подружке свой коротенький халатик и предложила трусики снять сразу:

- Чтоб потом не возиться и быстрее начать, - объясняла она.

Прошло почти сорок минут, когда раздался звонок в дверь. На пороге стоял физрук, нерешительно переминаясь с ноги на ногу. Катя втащила его за рукав в квартиру и захлопнула дверь.

- Проходите, раздевайтесь, вон там туалет, рядом ванная, а это моя комната. Здесь безопасно, все будет хорошо, мы готовы. Сказав это, она повернулась и ушла в комнату.

Ощутив запах ее молодой кожи и увидев в разрезе халата стройные ножки, физрук плюнул на все сомнения, повесил пальто и отправился в ванную. Девочки слышали его шаги, шум воды, и их сердца сладко замирали - сейчас у них будет настоящий мужчина. Ополоснувшись, физрук голый по пояс вошел в комнату и сел на диван, все еще немного смущаясь от необычности ситуации.

Катюшка взобралась ему на колени и обвив его шею руками, впилась поцелуем в его рот. Физрук, целуя девочку, одной рукой распахнул ее легкий халатик, под которым ничего не было, и начал гладить лобок, играя завитками пушистых волос. Другой рукой привлек к себе Танюшку, засунул руку ей за пазуху и принялся пощипывать нежные соски. Таня гладила его мощную грудь, опустила руку ниже и, проведя по мышечным плитам живота, нырнула рукой в штаны. Уцепившись пальцами за его твердый член, она торопливо мяла эту тугую, возбужденную плоть. Физрук оторвался от девочек, сорвал одежду с себя и с них и вновь очутился в объятиях подружек. Первоначальное смущение прошло, и они предавались ласкам свободно и непринужденно. Лежа на спине, физрук обеими руками теребил и поглаживал клиторы и половые губки девочек, тогда как они, вертя попками, сидя с двух сторон, лизали его торчащий член.. Затем Танюшка, широко раздвинув бедра и растянув покрасневшие половые губки пальцами, подставила физруку влагалище, он целиком заглотил ртом ее половые органы от промежности до лобка, ввел язык в щель и доставал им до девственной плевы, легонько натягивал ее дырочку. Катя, пристроившись между широко раскинутых ног физрука, самозабвенно посасывала его могучий конец, теребя пальцами свой клитор. Чувствуя, что больше не может сдерживать желание, Катюшка встала на колени, примерилась и начала осторожно насаживать себя на член. Влажный от своих выделений и от Катиной слюны, член легко скользнул между мокрыми половыми губами. Когда половина головки члена скрылась в ее влагалище, Катя почувствовала, что он зажат в узком отверстии. В это время физрук неожиданно раздвинул ноги, она потеряла равновесие и всей тяжестью своего тела опустилась промежностью на твердую палку. Мгновенно Катюшку пронзила острая боль. Однако боль быстро прошла и на смену ей накатило блаженство. Из ее вагины брызнули капли крови, смешанные со слизью, Катюшка, стоя на коленях, быстро двигала телом вверх-вниз, чувствуя, как внутри нее скользит огромная колонна пылающей плоти. Руками она дотянулась до грудей Танюшки и мяла их, крутила соски, в то время как снизу Таню подпирал язык физрука. Громкий крик Катюшки и ее трепещущие бедра были признаком того, что девочка достигла оргазма. Насадив себя на член так, что он совсем скрылся в ее половой щели, она всхлипывала, тихонько покачивая бедрами и член мягко скользил по ее половой щели. Наслаждение спало, и Катя слезла с члена.

Отодвинувшись к стенке, она наблюдала, как физрук, уложив Таню на спину, развел ее ножки в стороны и вверх. Дав Катюшке держать одну ногу Тани, а другую держа сам, он, раздвигая скользким членом мокрые, припухшие складки кожи, быстрым, но плавным движением вогнал член во влагалище. Танюшка дернулась, закричала от боли, стала отталкивать толстый предмет, раздирающий ее щель, но физрук, не обратив на это внимание, убрал ее руки кверху, начал совокупление. Сначала под мощным давлением разорвались складочки соединяющие маленькие губки, затем большие. Ноги и половые органы Танюшки окрасила кровь. Девочка не помня себя от боли и стыда стала звать маму. На секунду прервав свое движение, физрук сказал Кате:

- Ну, зажми же ей рот! Она весь дом сюда созовет!

И вот, Танюшка в последний раз дергается от боли. Член физрука, прорвав толстую девственную перепонку вошел во влагалище, раздирая в стороны узкие складчатые стенки, покрытые выделениями. После первого проникновения девочка перестала вырываться и движения члена стали более ритмичными. Желая успокоить подругу, Катя привычным движением зажала между пальчиками липкий клитор девочки и стала его возбуждать. Через несколько мгновений страстно ощерив зубы, Танюшка начала сама подмахивать тазом навстречу члену, ловя его влагалищем до самого корня. Катюшка просунула руку между ног физрука и нежно перебирала его яйца, качающиеся в большой отвисшей мошонке. Член физрука подвергся сегодня очень большой нагрузке, однако узкие девственные дырочки девочек довольно быстро довели его до оргазма. Не желая осложнять жизнь партнерши, физрук вынул пенис из вагины Тани и сперма мощными толчками стала брызгать на ее живот, лобок и бедра. Танюшка сотрясалась в конвульсиях, выгибала кверху живот, вот ее бедра затрепетали в последний раз и девочка обмякла.

Катя улеглась рядом с подружкой, а физрук с удовольствием уткнулся носом в остро пахнущие девичьи животы. Приятная истома овладела мужчиной и подростками. Все погрузились в короткий сон. Примерно через полчаса Катя встала, взглянула на часы. Скоро придут родители. Она потащила подругу в ванную подмываться. Физрук помог им в этом, с наслаждением раздражая обеими руками клиторы девчонок. Они еще раз испытали оргазм, чуть не свалившись в ванну. Наскоро обтерев девочек мохнатым полотенцем, физрук отправил их приготовить чай, а сам стал мыться. Попив с физруком чаю, подруги сообщили ему, что они теперь часто будут приглашать его в гости "поиграть".

Так закончился обычный зимний день в жизни подружек.

создание сайтов