Автор неизвестен
Юлечка

Foxman

Юлечка

"Юлечка" - эротика, подчерпнутая из реальной жизни.

В холодный февральский вечер я сидел, вернее, лежал дома один. Жена моя, Анечка, ушла к родителям с ночевкой. Я скучал.

Недалеко от нас жили друзья - Олег и Юля. Полмесяца назад они поженились и теперь можно было с полным основанием сказать, что мы дружим семьями. До этого мы, конечно, тоже дружили. Юлечку я знал несколько лет, с Олегом познакомился чуть позже.

Обычно мы с Аней ходили к молодоженам, чтобы помыться в шикарной ванной в отличие от нашей усадьбы, выполненной в лучших традициях крепостничества, Олег и Юля жили в благоустроенной двухкомнатной квартире.

И вот я решил пойти туда и помыться, а заодно и скрасить одинокий вечер приятной беседой.

Юлечка была одна и, по всей видимости, тоже скучала - Олег ушел работать в ночную смену.

Когда она открыла двери на мой стук, заметно было, как порадовал ее мой визит. Мы немного поговорили и я ушел мыться. По своему обычаю включил горячую воду, лег париться и размышлять о жизни. Размышления мои прервала головная боль и я заметил, что упарился. Выйдя из ванной в одних трусах (для пущей свежести), я попросил разрешения полежать на кровати.

Когда я был уже в кровати, Юлечка пошла готовить нам чай. Сквозь полузакрытые глаза я смотрел на комнату, шкаф-стенку, стоящий у стены, сиреневые обои с розовыми цветочками и на Юлю, проходящую по своим делам из кухни в комнату. На ее стройной фигурке был одет халатик, под цвет обоев, и я отметил про себя, что если Юлечка встанет к стене и не будет двигаться, ее будет трудно заметить с первого взгляда.

Потом Юля принесла мне в кровать чашечку чая и началась чайная церемония. Допив свой чай, Юлечка достала Поляроид и сделала вид, будто она меня фотографирует, в шутку, конечно.

-- Сделаю фотографии, -- говорила она, -- а потом покажу Анечке - пусть посмотрит, как муж ее лежит на чужой кровати в одних трусах.

-- Это не считается, -- улыбнувшись, отвечал я, -- ведь я лежу один плохого не подумают. Давай.ю тогда уж, сфотографируемся вместе - будет хороший компромат!

Юлечка согласилась, поставила Поляроид на замедленный спуск и легла со мной. Мы фотографировались много раз - истратили всю кассету - в обнимку, прижавшись к друг другу. Для дополнительного эффекта Юля сняла халат, оставшись в атласных плавочках и светлой, чайного цвета, ночнушке.

Когда кассета кончилась и фотоаппарат выплюнул последний снимок, Юлечка собрала карточки и, попросив меня отвернуться, спрятала их на полке шкафа. Потом она легла рядом и разговор продолжился. Сначала о житейских делах, потом о Юлечке. Она рассказала, что они с Олегом ждут ребенка, показала мне небольшой, но уже с признаками, животик.

-- А как насчет секса? -- спросил я, -- можно тебе в таком положении им заниматься?

-- Еще несколько месяцев можно, а потом уже нежелательно, - сказала Юля и, в ответ на мои объятия, смутилась -- не надо, ладно?

По ее реакции я все же смог уловить едва заметные нотки, почувствовав которые я спросил, глядя ей прямо в глаза:

-- Скажи мне, только очень-очень честно, когда мы фотографировались вдвоем, ты хотела меня?

Юлечка слегка опешила, подумала секунды две, потом наклонилась ко мне и чуть слышно выдохнула - "Да!". Не давая мне ни услышать, ни понять ее ответ, Юлечка наклонилась еще ниже и поцеловала меня. Это юыл глубокий французский поцелуй, долгий, словно Юлечка боялась, что я скажу что-то еще.

Я ответил на ее поцелуй, одной рукой продолжая обнимать Юлечку, а другой осторожно снимая с нее плавочки. Потом их участь постигла Юлину рубашку и мои трусы. Обнажившись и не прекращая поцелуя, мы прижались друг к другу, насколько это было возможно. Затем Юлечка опустила руку пониже и стала ласкать моего приятеля, уже заинтересованного происходящим. Я в свою очередь прикоснулся к ее удивительно мягким волосам на лобке, скользнул дальше...

Возбудившись окончательно, Юлечка ловко вспрыгнула, повалив меня на спину, на мои бедра, слилась со мной и начала двигаться.

Из моего положения мне открывался вид редкостной красоты: обнаженная фигурка в полумраке, точеные грудки, набухшие сладостью губы, прикрытые в истоме глаза. Что-то первобытно-дикое и в то же время по-византийски изящное было в этих очертаниях, светлых кудрях, вьющихся лозой движенияхю

Оргазм прервал мои эстетические размышления. Наступив у нас с Юлечкой почти одновременно, он сблизил и спаял наши тела еще крепче в плавном и исступленном экстазе.

Полежав несколько минут без движения, мы пришли в себя и продолжили ласки. Кончилось это тем, что в течении ночи любовь наша торжествовала еще три или четыре раза.

Под утро Юлечка уснула, а я достал новую кассету, вставил ее в поляроид и сделал несколько снимков для себя (на память). Спрятав их в том же шкафу, я лег рядом с Юлей, обнял ее и уснул.

Проснулись мы одновременно от того, что в дверь стучали. Это был Олег. Я схватил трусы и закинул их в ванную. Юлечка накинула свой сиреневый халат и, как только я заперся в ванной и пустил воду, открыла дверь. На часах было одиннадцать утра, поэтому в сочиненную тут же историю о том, что я зашел просто помыться, Олег поверил.Потом он пошел принимать душ после работы, а Юлечка решила перепрятать фотографии. Немного подумав, я решил поступить честно - достал свои снимки и отдал их Юлечке. Она сказала, чтобы я не расстраивался по поводу того, что у меня не будет фотографий.

-- Я положу их в НАШ общий альбом, - предложила Юлечка, - и ты в любое время (когда Олега нет) можешь приходить и смотреть их.

-- И не только смотреть, - прибавила она с кокетливой улыбкой.

Я шел домой радостный - было легко и просто, как много лет назад, когда я встретил Юлечку впервые.

.....................................

Вышеописанное произошло в ночь с 5 на 6 февраля 1999 года. Некоторые имена некоторым образом изменены, совпадения с реальными лицами и событиями прошу считать не случайными! -)

создание сайтов