Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8

    Первое правило (fb2)


    Барбара Макмаон
    Первое правило

    Глава 1

    Стейси Вильямс в десятый раз покосилась на часы, нервно накручивая на палец длинную прядь золотистых волос. Ее новый клиент опаздывал уже на десять минут, а Стейси оставалось только ждать и искать его лицо в толпе ожидающих своего рейса пассажиров.

    Она еще раз удостоверилась, что стоит у правильной стойки регистрации, и тяжело вздохнула. Билета на самолет у нее не было. Его должен был купить для нее Луис Альдивиста, ее новый босс.

    Хотя Стейси прекрасно помнила, как выглядит Луис, высматривая его в толпе, она все равно автоматически вглядывалась в лицо каждого мужчины с детьми.

    Интересно, их постоянная няня проводит их в аэропорт, или она должна будет сразу включиться в работу? Вчерашнее собеседование было чрезвычайно коротким, и Стейси не получила ответов на многие беспокоившие ее вопросы.

    В терминал вошел высокий темноволосый мужчина, ведущий за руки двух девочек, за которым следовала полненькая блондинка с годовалым малышом на руках. Глядя на них, Стейси невольно почувствовала зависть. Для нее единственной родной душой в этом мире была младшая сестра Саванна, поэтому она всегда мечтала о большой дружной семье. Она очень любила детей, именно поэтому решила стать няней, но присматривать за чужими детьми — это совсем не то же самое, что растить собственных.

    Толпа у стоек регистрации разрасталась. Летом национальный аэропорт Кеннеди всегда был полон улетающих в жаркие страны туристов. В этом море народа не так-то просто будет найти ее нового босса.

    Стейси еще раз проверила время и, подняв взгляд, вдруг увидела высокого мужчину, ведущего за руки двух мальчиков-близнецов лет шести. Вслед за ними шел грузчик, толкавший перед собой тележку с багажом.

    Еще при первой встрече Стейси пришло в голову, что Луис Альдивиста совершенно не соответствует ее представлениям об испанских мужчинах, которые были воспеты в романах как идеальные любовники, нашептывающие на ушко дамам слова любви, а вовсе не как сумрачные бизнесмены с глазами цвета пасмурного неба. Во-первых, вместо черных романтичных кудрей у него были коротко постриженные русые волосы. Во-вторых, да, он был высок и строен, но сильная линия подбородка и сурово сжатые губы соответствовали скорее образу потомка северных викингов, а не страстных конкистадоров.

    Луис тоже заметил ее, кивнул в знак приветствия и сказал что-то сыновьям, которые подняли на него взгляды с одинаковыми недовольными выражениями на очаровательных личиках.

    Стейси невольно улыбнулась, глядя на них. В начале собеседования она даже испугалась, что никогда не научится различать мальчиков, настолько они были похожи. Но, как выяснилось, внешнее сходство не имеет никакого отношения к сходству характеров: Жуан оказался гораздо более активным и непоседливым ребенком, чем его тихий и стеснительный брат Пабло.

    Подхватив свою дорожную сумку, Стейси пошла к ним навстречу.

    — Здравствуйте, мистер Альдивиста, — поприветствовала она его, подходя ближе.

    — Вы пунктуальны, это хорошо, — без улыбки ответил он. — Мальчики, поздоровайтесь с мисс Вильямс.

    — Я не хочу никуда ехать, — заявил один из близнецов, проигнорировав слова отца.

    — И нам не нужна новая няня, — поддержал его брат с таким же хмурым выражением лица, как и у отца.

    Стейси чувствовала, что справиться с этими близнецами будет непросто, но она была готова к любым трудностям. Куда сложнее будет найти общий язык с их отцом. Когда они встретились на собеседовании, Луис Альдивиста с порога заявил, что она слишком молода, чтобы быть хорошей няней для его сыновей. Вероятно, он бы с радостью отказался от ее услуг, но до вылета в Испанию оставался всего день, так что особого выбора у него не было.

    На самом деле Луису не на что было жаловаться. За день до собеседования Стейси послала его секретарше свое резюме, где говорилось, что она закончила колледж по специальности «воспитание и обучение детей» и престижные курсы для нянь мисс Притчар.

    Стейси давно должна была привыкнуть к тому, что многие люди не воспринимают ее всерьез из-за того, что она молодо выглядит. Друзья советовали ей радоваться тому, что, когда все женщины ее возраста будут похожи на печеные яблоки, она будет все так же молода и красива, но это время пока не наступило, и такие недоверчивые клиенты, как Луис, очень раздражали ее уже сейчас.

    Губы Луиса сжались в тонкую линию.

    — Вы ведете себя ужасно, — сказал он притихшим мальчикам и перевел взгляд на Стейси: — Надеюсь, эта поездка не окажется ошибкой. Мы еще даже не сели в самолет, а они уже не слушаются.

    — Позвольте мне заняться ими, ведь для этого вы меня и наняли, — мягко ответила она, скрывая за широкой улыбкой нарастающее напряжение.

    Стейси только вчера вечером вернулась домой из последней поездки и была вынуждена сразу отправиться в новое путешествие, потому что в их агентстве «Няня на выходные» только она знала испанский.

    Создание маленького элитного агентства «Няня на выходные» было ее блестящей идеей. Они с сестрой Саванной, которая тогда еще училась в колледже, основали его пять лет назад, и уже через год у них отбоя не было от клиентов. Оказалось, что очень многим состоятельным людям на время поездок нужны высококвалифицированные няни. Два года назад они арендовали помещение под офис, а их штат пополнился еще шестью нянями, которые постоянно путешествовали по всему миру со своими клиентами. Репутация агентства была идеальной, они получали больше заказов, чем могли выполнить.

    Стейси опустилась на корточки перед близнецами:

    — Давайте познакомимся. Меня зовут Стейси, а вас?

    — Я Жуан, — сказал мальчик слева от нее. — А это Пабло.

    — Вы рады тому, что скоро полетите на самолете?

    — Я не хочу никуда лететь.

    — Я не хочу, чтобы ты ехала с нами. Я хочу Ханну! — сообщил Жуан, жалобно глядя на отца.

    — Я уже сто раз повторил тебе, что Ханна не может лететь с нами. На время поездки ее заменит Стейси, — ответил Луис, явно теряя терпение. — Пойдемте на регистрацию. Чем быстрее мы пройдем через таможню, тем лучше.

    Жестом приказав грузчику следовать за ними, он повел их к стойке регистрации для пассажиров первого класса. Через пару минут весь багаж за исключением сумочки Стейси и ноутбука Луиса был сдан.

    Пока у Стейси не было времени поближе познакомиться с мальчиками, но она надеялась наверстать упущенное за то время, пока они будут ждать вылета. После короткого разговора с их постоянной няней Ханной она уже знала, что с ними бывает непросто справиться, тем более сейчас, когда они напуганы и не знают, чего ожидать.

    Как только они прошли таможню, Луис остановился и повернулся к ней:

    — Мне нужно сделать несколько важных звонков, так что присмотрите за мальчиками.

    Стейси кивнула и быстро взяла детей за руки, потому что ей вдруг представилось, как они, оставшись без присмотра отца, разбегаются в разные стороны.

    — Я не хочу быть с тобой, — заявил Жуан.

    Или все-таки Пабло? Нет, Жуан. Ей нужно срочно научиться различать их.

    — Твой отец встретится с нами, когда мы будем садиться в самолет.

    — Я не хочу лететь в Испанию, — вздохнул Пабло.

    — Я там никогда не была, а ты? — спросила Стейси, стараясь отвлечь испуганного малыша от грустных мыслей.

    — Нет. Я хочу к Ханне.

    — Ханна, как и вы, поехала на каникулы.

    Постоянная няня мальчиков до ужаса боялась летать и наотрез отказалась отправиться с ними в Испанию, но сейчас Стейси начала подозревать, что дело было не только в фобии. Похоже, пожилая женщина просто хотела немного отдохнуть от этих маленьких сорванцов.

    — Я хочу поехать на каникулы вместе с Ханной, — заныл Жуан. — Куда она поехала?

    — Наверное, как и вы, к своим родственникам. Зато вы увидите свою прабабушку, разве это не замечательно?

    Мальчики синхронно вздохнули, и Стейси с трудом сдержала улыбку. Близнецы были совершенно очаровательны, и она не сомневалась, что сможет поладить с ними, как только узнает их получше. Особенно если они перестанут ныть, что не хотят лететь, а их поведение немного улучшится.

    Они нашли стойку регистрации своего самолета и устроились в креслах зала ожидания. Луис пока не пришел. Несмотря на то что еще вчера он сомневался в профессионализме Стейси, сегодня он с легкостью оставил своих детей наедине с ней. Неужели ему все равно, поладили ли они? Или он еще один трудоголик, для которого важнее всего работа, а на сыновей времени не хватает?

    Луис Альдивиста внимательно слушал последние новости о ходе переговоров с партнерами. Несколько лет назад он создал свою компанию, поставляющую сложное медицинское оборудование больницам и частным клиникам без посредников. Уже через пару лет филиалы были почти в каждом крупном городе восточной части страны, и теперь, когда они начали новое расширение, охватывавшее Западное побережье, его бабушка вдруг попросила его приехать с детьми в Испанию. Луис попытался объяснить ей, что сейчас не лучшее время для отдыха, но ее приглашение было больше похоже на ультиматум, и он сдался. С момента рождения мальчиков это был первый раз, когда бабушка попросила его приехать в Испанию. Хотя сама она навещала их несколько раз и видела близнецов, мальчики ни разу не были в том месте, которое он всегда считал своим домом. Замечательно, что они встретятся с бабушкой и увидят дом своих предков, но время… время для этого семейного воссоединения было выбрано отвратительное.

    После разговора со своим заместителем Джерри он попросил секретаршу соединить его с командой разработчиков, чтобы узнать последние новости об обновлении программного обеспечения на новом оборудовании. До окончания работы над ним оставалось еще шесть недель, но Луис хотел быть в курсе всех стадий работы.

    Луис уехал из офиса всего четыре часа назад, но, когда они приземлятся в Испании, в Нью-Йорке уже будет глубокая ночь, так что это его единственный шанс поработать. Он сделал еще несколько неотложных звонков, выпил чашку кофе и направился к стойке регистрации на рейс.

    Он сразу заметил свою новую няню и сыновей, которые что-то оживленно обсуждали. Мальчики внимательно слушали ее и, похоже, вели себя неплохо, по крайней мере не пытались убежать и не просились домой.

    Стейси заметила его и улыбнулась. Луис кивнул в ответ, отметив про себя, как легко ей удалось поладить с мальчиками. Он был бы рад узнать секрет ее обаяния, ведь даже Ханна не всегда могла так быстро справиться с этими сорванцами.

    — В офисе все в порядке? — спросила она, когда Луис подошел к ним.

    — В целом, — откликнулся он, чуть пожав плечами. — Это не лучшее время для того, чтобы уезжать на отдых. Я нужен здесь.

    Конечно, он взял с собой телефон и ноутбук, чтобы иметь возможность работать в любой точке земного шара, но его личное присутствие в офисе было бы полезнее.

    Луис знал, что его компания находится в надежных руках, ведь на него работали только лучшие из лучших. Его заместитель был более чем компетентен и способен справиться с любой критической ситуацией, но все же было странно уезжать в такой сложный для компании период, тем более на целых три недели. Он не был в отпуске с тех самых пор, как шесть лет назад продал первую версию программного обеспечения бостонскому медицинскому консорциуму.

    Стейси тем временем повернулась к Пабло, который опять начал жаловаться и проситься к Ханне. Луис знал, что, если уж его сыновья начали капризничать, теперь будет становиться только хуже. Дома он бы разогнал их по комнатам с требованием подумать о своем поведении, но через несколько минут они окажутся на борту самолета, где это сделать невозможно. Луиса всегда интересовало, как другие родители в таких ситуациях умудряются заставить своих детей вести себя прилично.

    Луис сел рядом с Пабло и прислушался к их разговору. Няня рассказывала мальчикам о самолетах, и они слушали затаив дыхание. Что ж, хотя эта женщина выглядит немногим старше школьницы, похоже, она действительно умеет обращаться с детьми. Луис не помнил, когда его близнецы так долго и внимательно слушали едва знакомого человека.

    А может, они просто засмотрелись на ее лицо. Луис не мог отрицать, что их временная няня очень красива. Ее длинные золотистые волосы были забраны в высокий хвост, а ярко-голубые глаза вновь и вновь притягивали его взгляд.

    Он нахмурился и покачал головой. Эта женщина интересовала его только как няня его детей. Скоро начнется посадка, и он должен думать о гораздо более важных вещах, чем солнечная улыбка Стейси. Хотя надо признать, это была первая женщина за долгие годы, которая пробудила его интерес. Но ему не были нужны лишние сложности.

    Скорее всего, он путает влечение с благодарностью за то, что она заняла место Ханны и избавила его от лишней головной боли.

    Стейси искоса посмотрела на Луиса, отметив про себя, что он опять нахмурился. Интересно, он вообще умеет улыбаться? Мальчики хотели поближе рассмотреть взлетающие и идущие на посадку самолеты, так что она взяла их за руки и направилась к большим окнам, из которых был виден почти весь аэродром.

    Стейси краем уха слушала восторженную болтовню детей и вспоминала, что ей рассказала их офис-менеджер Стефани о ее будущем боссе перед собеседованием. Луис Альдивиста — владелец многомиллионной компании, разработавшей программное обеспечение, которое использовалось в большинстве больниц и частных клиник в стране, — был одним из самых богатых и известных холостяков Нью-Йорка. Правда, говорили, настолько красив, что даже если бы у него за душой не было ни доллара, он, наверное, все равно оставался бы в списке самых желанных женихов.

    С последним утверждением Стефани Стейси была не согласна. Пока ее новый босс казался ей сдержанным, холодным и угрюмым человеком, которого проблемы компании интересовали больше, чем первый полет его детей на самолете.

    — А это какой самолет, Стейси? — спросил один из близнецов.

    Она опустилась перед мальчиком на корточки, чтобы их глаза находились на одном уровне. Он был совершенно очарователен: светлые растрепанные кудряшки, огромные вопрошающие голубые глаза и удивленная улыбка ребенка, который впервые в жизни увидел самолеты вблизи.

    — Это авиалайнер-гигант, по-другому он называется джамбо-джет. Видишь, какой он большой. Прости, я не помню, какая компания их выпускает. Мы можем посмотреть в Интернете, когда прилетим в Испанию.

    Стейси перевела взгляд на отца мальчика, который опять разговаривал по телефону. Она хотела бы подойти к нему и объяснить, что он упускает драгоценные минуты из жизни своих сыновей, что это он должен стоять на ее месте и объяснять малышам, как летают самолеты и куда на одном из них они полетят.

    Она не понимала, зачем такие люди вообще женятся и заводят детей, если они не собираются проводить с ними время. Если она когда-нибудь выйдет замуж и родит ребенка, то будет настаивать на том, чтобы муж проводил с семьей как можно больше времени.

    Если когда-нибудь.

    Стейси тяжело вздохнула. Ее работа давала ей не слишком много возможностей познакомиться со свободными мужчинами.

    Жуан потянул Стейси за руку, привлекая ее внимание:

    — Когда мы сядем в самолет? Я хочу увидеть, какой самолет внутри.

    С этими словами он снова прижался носом к стеклу, стараясь разглядеть, куда полетел только что взлетевший самолет.

    — И я! И я тоже хочу! — тут же поддержал его Пабло.

    — Уже скоро, мой хороший, — улыбнулась Стейси, погладив его по голове. — Потерпи еще немного. Лучше посмотри, какой большой самолет идет на посадку. Как ты думаешь, откуда он прилетел?

    — Может, из Испании? — предположил Жуан.

    — А может, из Огайо? — нерешительно сказал Пабло.

    — Из Огайо? — удивленно переспросила Стейси, не ожидавшая, что малыш знает названия других штатов.

    — Ханна поехала к родственникам в Огайо. Я скучаю по ней.

    Стейси опустилась перед Пабло на корточки и нежно обняла его:

    — Конечно, ты скучаешь. И я уверена, ей тебя тоже очень не хватает, поэтому, когда прилетим в Испанию, мы напишем ей письмо. А еще ты можешь вести журнал своих приключений, чтобы потом рассказать ей обо всем, что с тобой произошло.

    — А что такое журнал приключений? — заинтересовался Жуан. — Я тоже могу его вести?

    — Журнал — это тетрадь, в которую ты записываешь все, что происходит с тобой, и вкладываешь фотографии.

    — Я могу написать свое имя, — гордо сообщил Жуан.

    — Я помогу вам записать все, что вы захотите, а потом Ханна сможет это прочитать, когда вы вернетесь домой, — улыбнулась Стейси.

    — Можно я напишу про большие самолеты? — спросил Пабло.

    — Конечно, по-моему, это замечательное начало журнала приключений, — кивнула она. — Как толь ко прилетим в Испанию, купим вам тетради и будем делать записи обо всем, что с вами происходит. У меня с собой есть фотоаппарат, так что мы сделаем замечательные фотографии на память об этой поездке.

    В подтверждение своих слов она достала маленький цифровой фотоаппарат и сделала несколько снимков самолетов и фотографию близнецов в заполненном пассажирами терминале.

    — Я очень хочу посмотреть, что внутри у самолета, — в очередной раз сказал Жуан, и тут же раздалось объявление о начале посадки на самолет до Испании.

    — Слышите, мы уже скоро попадем туда.

    Мальчики подбежали к отцу с радостными криками:

    — Мы увидим, какой самолет внутри! Уже можно садиться, папочка!

    — Да, я слышал, — кивнул Луис, вставая.

    Закрыв ноутбук и велев им следовать за ним, он направился к выходу на посадку.

    Уже через несколько минут они устраивались в комфортабельных креслах салона первого класса. Жуан сел со Стейси, а Пабло устроился рядом с отцом.

    Стейси уже заметила, что Пабло гораздо стеснительнее брата и немного боится незнакомых людей. Она надеялась, что сможет быстро преодолеть его недоверие, в конце концов, в течение следующих трех недель они будут проводить все время вместе.

    Когда самолет мягко поднялся в воздух, Луис открыл ноутбук и в ожидании, когда он загрузится, посмотрел на новую няню. Она внимательно слушала Жуана, который рассказывал ей какую-то историю. На мгновение он пожалел, что у него нет с собой фотоаппарата, чтобы запечатлеть этот момент. Он очень любил своих мальчиков и хотел, чтобы они всегда выглядели такими же счастливыми, как Жуан сейчас.

    В такие моменты Луис очень скучал по Мелиссе, которая никогда не сможет увидеть всего этого. Она умерла при родах, так и не обняв своих сыновей. Каждый раз, когда в жизни его мальчиков происходило какое-нибудь важное событие, он мечтал о том, чтобы Мелисса была рядом с ним.

    Стейси нравилось сидеть с Жуаном: он не прекращал болтать с тех самых пор, как самолет оторвался от земли, — ему понравилось смотреть на самолеты, ему интересно смотреть в окно на проплывающие под ними города, а океан оказался слишком скучным. Пару раз она искоса поглядывала на Луиса и Пабло. Малыш был занят раскраской, которую Ханна положила в его рюкзачок вместе с маленькими машинками и паровозиками. У Стейси с собой тоже были игрушки, чтобы развлечь детей. Впереди был долгий полет, так что, скорее всего, они еще пригодятся.

    Луис убедился, что Пабло увлеченно рисует, и занялся работой. Его волосы немного растрепались. Наверное, когда она не смотрела, он провел по ним рукой?

    А почему, собственно, она на него смотрит? Она здесь, чтобы присматривать за близнецами, а не за их отцом. Они встретились всего двадцать четыре часа назад — что она о нем знает? Он вдовец, он владелец многомиллионной компании, и он настолько красив и сексуален, что на него нужно вешать знак «Опасно!». В Интернете она нашла интервью с ним: несколько потрясающих фотографий, упоминания о его работе, о том, что он самый желанный холостяк Нью-Йорка. И ни слова о детях.

    Луис сам не понимает, как ему повезло. У него двое прекрасных сыновей, а он думает только о своей компании. У нее самой никогда не было большой семьи. Родители умерли, когда ей было шесть, а Саванне четыре. Их отправили жить к бабушке, угрюмой женщине лет шестидесяти пяти, страдающей от артрита. Стейси очень повезло, что у нее была младшая сестра, с которой можно было делить все радости и невзгоды. Бабушка любила их и старалась дать им все, что могла, но, конечно, ни о каких путешествиях или дорогих игрушках и речи не было. Именно поэтому уже в детстве Стейси знала, каким должно быть ее будущее.

    Когда подали обед, Стейси помогла Жуану разрезать мясо и проследила, чтобы он съел овощи. После того как лучезарно улыбающиеся стюардессы забрали подносы, Стейси предложила Луису поменяться местами, но Жуан тут же начал капризничать, требуя, чтобы она осталась с ним. К счастью, кресла в первом классе были большими, так что Пабло просто присоединился к ним, и уже через несколько минут они все вместе увлеченно собирали пазл, который Стейси предусмотрительно взяла с собой.

    Она искоса взглянула на своего нанимателя. Луис все еще был полностью погружен в работу. Похоже, за прошедшие полтора часа он ни разу не отвел взгляда от экрана ноутбука. Интересно, что он будет делать, когда сядет батарейка?

    За годы работы няней она поняла, что у таких промышленных и финансовых магнатов нет в организме гена семейственности. Они могут даже хотеть иметь семью, но только для того, чтобы их дети унаследовали дело всей их жизни. Дети хороши для того, чтобы на семейных обедах демонстрировать их деловым партнерам, а все остальное время о них должен заботиться кто-нибудь другой.

    Их бабушка была очень больна, но она делала все, что было в ее силах, чтобы у них было счастливое детство: читала им сказки на ночь, учила заниматься хозяйством, готовить, шить. А еще она все время рассказывала им истории из жизни их родственников, которых, к сожалению, давно уже не было в живых. Но благодаря этим рассказам у Стейси были воспоминания о ее семье, хотя с большей частью ее членов она на успела познакомиться. Они были бедны, у них с сестрой не было велосипедов и мобильных телефонов, которыми хвастались другие дети, зато были драгоценные семейные воспоминания.

    Но именно из-за детства, проведенного в бедности, Стейси так мечтала о роскошной жизни и путешествиях по всему свету — отсюда и родилась идея агентства «Няня на выходные», ведь его сотрудницам регулярно приходилось летать со своими клиентами в далекие экзотические страны. Даже если дети не принимали участия в развлечениях родителей, у них все равно была масса возможностей замечательно провести время, и Стейси старалась, чтобы у каждого малыша, за которым она присматривала, остались прекрасные воспоминания о поездке.

    За окном уже стемнело, так что пора было укладывать близнецов спать. Они прилетали в Мадрид рано утром, так что им всем надо было хорошо отдохнуть.

    Мальчики уснули. Стейси осторожно накрыла их теплым пледом и поудобнее устроилась в собственном кресле. Из-под полуприкрытых век она наблюдала за Луисом. Похоже, батарейка на его ноутбуке все-таки села, и теперь он просто смотрел в окно. Стейси вынуждена была признать, что сейчас он выглядел даже лучше, чем на фотографиях.

    — Мистер Альдивиста? — тихо позвала она, стараясь не разбудить детей.

    — Да?

    — Думаю, нам нужно поговорить о том, чего вы ожидаете от этой поездки. Мы с детьми будем постоянно находиться на вилле вашей бабушки или поедем осматривать достопримечательности?

    — Думаю, на вилле, — чуть помедлив, ответил он. — Я ничего не жду. Просто следите, чтобы они не баловались и не создавали проблем окружающим.

    — А это возможно? — Во сне близнецы были похожи на маленьких ангелочков, но ведь внешность бывает обманчива.

    — Ханне они доставляли немало хлопот.

    — Думаю, я справлюсь, — улыбнулась Стейси.

    — Надеюсь.

    — Я еще никогда не была в Испании. Было бы здорово хоть немного посмотреть страну. Мальчики наверняка будут счастливы побывать в настоящих древних фортах и замках.

    — Не уверен, что у меня будет на это время. Но вилла находится у самого берега моря, так что вы сможете большую часть времени играть с ними на пляже.

    — Вы планируете проводить с ними много времени? — осторожно спросила Стейси.

    — Ничего не могу обещать. Все будет зависеть от ситуации в офисе.

    Она хотела бы сказать Луису, что он должен проводить с Жуаном и Пабло каждую свободную минуту, но понимала, что это борьба с ветряными мельницами. Для такого мужчины, как Луис, бизнес всегда будет на первом месте.

    — Они ведь не говорят по-испански, да?

    Луис покачал головой.

    — А вы?

    — Конечно. Ребенком я каждое лето проводил на вилле бабушки.

    — Вам не кажется, что мальчикам было бы легче освоиться в незнакомой обстановке, если вы будете проводить с ними какое-то время?

    — Для этого я и нанял вас, мисс Вильямс, — холодно ответил Луис. — Или вы боитесь, что не справитесь со своей работой? Тогда следовало сообщить об этом до вылета из Нью-Йорка.

    — Я уверена, что прекрасно справлюсь с заботой о ваших детях, но я подумала…

    — Я плачу вам вовсе не за то, чтобы вы думали. Пожалуйста, ограничьтесь выполнением ваших прямых обязанностей.

    Стейси вежливо улыбнулась в ответ, неимоверным усилием воли сдержав желание хорошенько стукнуть Луиса по голове его же ноутбуком. Отвернувшись, она с жалостью посмотрела на спящих детей. Они не заслуживали такого пренебрежения.

    Стейси постаралась поудобнее устроиться в кресле и закрыла глаза — надо было попытаться выспаться. Она уже не раз летала через Атлантику и знала, что первый день в Европе будет очень утомительным из-за нехватки сна и смены часовых поясов, а ей ведь предстоит присматривать за двумя маленькими сорванцами.

    После посадки в Мадриде мальчики чувствовали себя не слишком хорошо, а ведь им предстоял еще один перелет. Испанские таможенники оказались ужасно медлительными, так что к моменту посадки на следующий рейс настроение близнецов окончательно испортилось. Стейси пришлось приложить немало усилий, чтобы призвать их к порядку. Через час самолет приземлился в Аликанте. Пока Стейси с близнецами ждали у выхода из аэропорта, Луис забрал их багаж и погрузил его в багажник арендованной машины. Уставшие от долгого перелета и напуганные шумом иностранного аэропорта, мальчики льнули к Стейси и просились домой. Она, как могла, объясняла им, что происходит вокруг, и, стараясь отвлечь их от мыслей о доме, расспрашивала о прабабушке.

    — Вы когда-нибудь встречались?

    — Да, она приезжала в гости, когда мы были маленькими, — ответил Жуан.

    Стейси не смогла сдержать улыбки. Эти мальчики и сейчас были совсем маленькими.

    — Она очень вкусно пахла, — нерешительно добавил Пабло.

    — Значит, вам наверняка понравится гостить у нее.

    — Нет, я хочу домой, — помотал головой Пабло.

    — Но у бабушки тебе будет гораздо веселее, чем дома, — пообещала ему Стейси. — Ты узнаешь много нового и сможешь рассказать об этом Ханне, когда вернешься в Нью-Йорк.

    В машине Стейси села рядом с Луисом, а мальчики устроились на заднем сиденье, тут же прильнув к окнам, за которыми проносились незнакомые пейзажи.

    — Через час будем на месте, — сказал Луис, выезжая на шоссе.

    Всю дорогу Стейси не отрываясь смотрела в окно. За холмом иногда поблескивало море, вид которого наполнял душу Стейси детским восторгом. Оставалось надеяться, что погода будет хорошей, и они с детьми смогут проводить много времени на пляже — детям наверняка больше понравится играть у воды, чем в большом незнакомом доме.

    Луис вел машину почти на автомате. В самолете он долго не мог уснуть и сейчас чувствовал себя совершенно разбитым, но об отдыхе пока не могло быть и речи. Для начала он должен был найти способ выйти в Интернет, переслать в офис документы, которые он просмотрел во время полета, и узнать последние новости о ходе переговоров. Он искоса взглянул на Стейси. Она с улыбкой смотрела в окно и явно не нуждалась в нем как в собеседнике. Луис был приятно удивлен тем, что она не пыталась флиртовать или очаровывать его. Впрочем, это не важно. Как любила повторять его сестра, у него иммунитет на женщин, стремящихся к серьезным отношениям. Словно часть его души, ответственная за любовь, умерла вместе с Мелиссой.

    А даже если он когда-нибудь заинтересуется какой-нибудь женщиной, она, конечно, не будет похожа на Стейси Вильямс. Насколько он успел понять, Стейси шла по жизни легко, рассматривая каждый новый поворот судьбы как приключение. Наверное, именно из-за этого детского отношения к жизни она так легко поладила с его сыновьями.

    Луис зло помотал головой. Откуда вообще взялись эти мысли? Он снова покосился на Стейси, и она ответила ему радостной улыбкой.

    — Здесь так красиво! Хочу как можно скорее увидеть виллу вашей бабушки.

    — Вам понравится. Это большой дом для большой, дружной семьи — у бабушки было шестеро детей. Мой отец ее третий сын.

    Проехав знакомую с детства деревеньку Альта-Париса, он повернул направо. Вскоре стала видна вилла, и Луис вдруг почувствовал, что возвращается домой. Его родители предпочитали отдыхать вдвоем, поэтому они с сестрой много лет проводили здесь летние каникулы. В те годы Луис часто думал о том, зачем его отец и мать завели детей, если не собирались проводить с ними время?

    Вилла стояла на холме, в окружении деревьев и цветочных клумб. Пурпурная бугенвиллея оплела колонны веранды и маленький балкончик над ней. Гардении наполняли воздух сладким ароматом. Яркие георгины, циннии и розы подчеркивали матовый цвет стен. В лучах солнца поблескивали огромные окна первого этажа. Луис помнил, что на них висят тяжелые шторы, но их очень редко задергивали. Чуть дальше за садом белели стены домика для гостей.

    Мальчики завороженно приникли к окнам, на время забыв о страхе и желании вернуться домой. Они выглядели усталыми, и Луис понимал, что, как только они приедут, их нужно будет положить спать, но перед этим он собирался встретиться с бабушкой.

    — Вот мы и приехали, — с улыбкой сказал он.

    Луис перевел взгляд на новую няню — ему было интересно, что она думает о доме. Мелисса приезжала сюда всего один раз, и чувствовалось, что здесь ей неуютно, — может быть, из-за того, что она не знала испанского, она не смогла найти общий язык с его родными.

    А Стейси? Конечно, не важно, понравится ей вилла или нет, ведь она всего лишь временная няня. Главное, что она поладила с мальчиками, а значит, у него будет свободное время, чтобы пообщаться с бабушкой и другими родственниками, когда они приедут. И поработать.

    — Здесь замечательно, — с искренней улыбкой сказала Стейси.

    Луис кивнул, вспоминая, как со всех ног мчался по этому крыльцу, пытаясь догнать Изабеллу. Она была всего на два года младше его, а кроме них, поблизости не было детей их возраста, так что целое лето они играли вдвоем — бегали повсюду и знали каждый потайной уголок дома и сада как свои пять пальцев.

    Оставалось надеяться, что его мальчики будут так же счастливы здесь, как и он когда-то.


    Луис покосился на Стейси. За время поездки она доказала свою компетентность и способность развлечь мальчиков и держать их под контролем. При этом она выглядела свежей и полной энтузиазма, словно и не было многочасового перелета.

    Она взглянула на него, и Луис на мгновение замер, завороженный ее бездонными голубыми глазами. Он чувствовал, что его интерес к этой девушке возрастает. Что произойдет, если в какой-то момент он забудет, что она работает на него и находится здесь, чтобы присматривать за его детьми? Может ли он совершить какую-нибудь глупость?

    — Добро пожаловать в дом моей бабушки, — сказал он ей по-испански.

    — Спасибо, — ответила она.

    — Буду рад вам все здесь показать. Пойдемте поприветствуем бабушку, — сказал Луис, обращаясь уже ко всем.

    Стейси помогла мальчикам выбраться из машины, и они вслед за Луисом направились к двойным дверям из черного дерева. На стук дверь открыла пожилая женщина, которая тут же разразилась длинной тирадой на испанском. Потом она по очереди обняла Луиса и мальчиков и снова начала радостно тараторить на испанском, обращаясь к детям.

    — Прости, Камилла, мальчики пока не говорят по-испански, — объяснил Луис. — Жуан, Пабло, познакомьтесь, это Камилла. Она много лет ведет хозяйство на вилле и всегда может найти что-нибудь вкусненькое для голодного мальчика. Камилла просит вас зайти к ней, когда устроитесь и отдохнете.

    Экономка перевела взгляд на Стейси.

    — А вы говорите по-испански? — спросила она.

    — Si, меня зовут Стейси, я няня мальчиков. Может, пока Луис и дети общаются с бабушкой, вы покажете мне мою комнату?

    — La seсora хотела бы видеть вас всех. Пойдемте, она ждет на террасе. Сегодня такое теплое ясное утро, так что я подала ей шоколад туда.

    Вслед за Камиллой они прошли на террасу, окруженную цветочными клумбами. С нее открывался потрясающий вид на море. Буквально в двух шагах волны с тихим шелестом разбивались о песок пляжа. За столом в плетеных креслах сидели две пожилые женщины.

    — О, Луис, ты приехал! — воскликнула очаровательная старушка, поднимаясь, чтобы обнять высокого внука.

    Она была одета в черные брюки и блузку, а ее седые коротко подстриженные волосы свидетельствовали об активном образе жизни. Она по очереди обняла близнецов и повернулась к Стейси:

    — Я Мария Альдивиста. Добро пожаловать.

    — Здравствуйте, меня зовут Стейси Вильямс, я няня мальчиков.

    — Я думала, их няня гораздо старше, — нахмурилась она.

    — Стейси — няня на выходные, — по-испански объяснил Луис. — Ханна, постоянная няня близнецов, не смогла поехать с нами. На время поездки ее заменила Стейси.

    Мария Альдивиста еще раз с интересом оглядела ее:

    — Что ж, добро пожаловать в Испанию и в мой дом, Стейси. Вы ведь не будете против, если я буду вас так называть?

    — Конечно нет. У вас прекрасный дом. Не могу дождаться, когда увижу сад и пляж.

    — Ваш испанский великолепен, вы жили в Испании?

    — Нет, я здесь впервые. Но у меня был прекрасный учитель, — улыбнулась Стейси, польщенная комплиментом.

    — Луис, ты обязательно должен показать Стейси и мальчикам деревню и местные достопримечательности. Будет ужасно, если они ничего не увидят, ведь это лучшая часть Испании.

    — Это говорит женщина, которая прожила здесь всю жизнь и почти не путешествовала.

    — Что только еще раз подтверждает, насколько хорошо я знаю эти места. Присаживайтесь, мои дорогие. Познакомьтесь с Софией. После моей дорогой кузины вы первые, кто приехал поздравить меня.

    Насколько Стейси поняла во время знакомства, София была настолько дальней родственницей Марии, что было проще звать ее кузиной Марии, чем разбираться в хитросплетениях их генеалогического древа. В детстве они много времени проводили вместе, и теперь София приехала поздравить подругу с днем рождения.

    Камилла расставила на столе чашки с кофе и горячим шоколадом. Мария болтала без умолку, расспрашивая Луиса о его работе, здоровье и планах на отпуск.

    Стейси слушала разговор, одновременно присматривая за мальчиками. Им явно было скучно, поэтому Стейси решила, что будет лучше, если близнецы пойдут в свою комнату, переоденутся и лягут спать.

    Похоже, Мария думала о том же.

    — Луис, мальчики устали, — с улыбкой сказала она. — Отведи их в ту комнату, которая была в детстве твоей. А тебя я поселю на втором этаже, в той комнате, в которой вы жили с Мелиссой, когда приезжали в последний раз. А Стейси мы отдадим розовую комнату.

    — Она вам очень подойдет, — улыбнулась София.

    — Как скажете, — сказала Стейси. — Она находится рядом с комнатой мальчиков?

    — Нет, этажом ниже, — лукаво улыбнулась Мария. — Луис, завтра приедут твои кузены Себастьян и Тереза с семьями, так что скоро здесь будет много детей, и близнецам не будет одиноко. Для детей мы отвели весь третий этаж. Я так люблю, когда дом полон детей.

    Луис нахмурился и посмотрел на бабушку:

    — А где находится розовая комната?

    — На втором этаже, рядом с твоей.

    Глава 2

    Луис с трудом сохранил спокойное выражение лица. Он знал, что его бабушка считает, что у каждого мужчины должна быть спутница жизни. Их с дедушкой брак был очень счастливым, а теперь она хотела осчастливить всех своих внуков, переженив их. Он, его сестра Изабелла и их кузина Сабрина причиняли сердцу бабушки много беспокойства, потому что до сих пор не нашли свои половинки, но, судя по всему, она не собиралась сдаваться.

    Он перевел взгляд на Стейси. Похоже, она поняла, чего добивается его бабушка. Оставалось надеяться, что от этого у нее не появятся ненужные идеи.

    Луис знал, что его деньги и положение в обществе — отличная приманка для любой женщины. Он знал, что Мелисса полюбила его не из-за денег, ведь когда они познакомились, у него еще не было ни гроша за душой. Теперь же он стал слишком циничным, чтобы верить в искреннюю любовь без примеси жажды наживы.

    — Пойдемте, мальчики, посмотрим вашу комнату, — сказала Стейси, вставая. — Опробуете ваши новые кроватки.

    — Я не хочу спать! — заявил Жуан, но тем не менее вскочил и побежал за ней.

    Пабло немного отстал, неуверенно переводя взгляд со Стейси на отца.

    — Не бойся, я поднимусь с тобой, — сказал Луис, взяв испуганного незнакомым окружением мальчика за руку.

    Жуан уже бежал вверх по лестнице за Стейси.

    — Такие высокие потолки, — сказала она, оглядываясь по сторонам. — В Нью-Йорке такого не увидишь.

    — Этот дом был построен в тысяча девятьсот двадцатом году, когда в моде была чрезмерность.

    — Очень красиво.

    Больше она ничего не сказала. Не попыталась флиртовать или напоминать ему об уловках его бабушки. Ее спокойствие и искренность восхищали. Поднявшись в детскую, Луис с улыбкой оглядел старые игрушки и книги, любовно расставленные на полках. В центре комнаты стояли столик и стулья. Сейчас они были для него слишком маленькими, но когда-то они с Изабеллой часами сидели за ними, играя в скраббл и монополию.

    — Как замечательно, — улыбнулась мальчикам Стейси. — Благодаря этой комнате, даже если погода испортится, нам все равно будет очень весело.

    Она подошла к книжному шкафу. Большая часть книг в нем была на испанском, но были и английские издания. Здесь же лежали коробки с настольными играми и пазлами. На верхних полках сидели рядком забавные плюшевые зверюшки и куклы.

    — Комната близнецов за соседней дверью, — сказал Луис.

    — Очень хорошо, — кивнула она. — Значит, если они проснутся рано, то смогут тихо поиграть до завтрака.

    Следом за Луисом и Стейси в комнату вошли близнецы. Жуан тут же подбежал к одной из кроватей и несколько раз подпрыгнул на ней.

    — Мальчики, думаю, нам всем нужно умыться, а потом вы ляжете в кроватки и я прочитаю вам сказку, — сказала Стейси.

    — Что ж, тогда я вас оставлю, — сказал Луис, стараясь не думать о матримониальных планах бабушки.

    Он спустился на второй этаж, где находилась его комната. Чемодан был уже распакован и убран, а вещи аккуратно висели в шкафу. Луис с тоской посмотрел на кровать, но не позволил себе прилечь. Он должен был как можно дольше оставаться на ногах, чтобы быстрее приспособиться к европейскому времени. Вместо этого Луис распахнул двери, ведущие на единый балкон, опоясывающий весь второй этаж, и полной грудью вдохнул пронизанный солоноватым запахом моря воздух, в который вплетались сладкие ароматы цветов.

    Сколько летних каникул он провел здесь? По меньшей мере дюжину. Его отец был занятым человеком и считал, что маленькие дети доставляют слишком много хлопот. В первые годы он чувствовал себя брошенным родителями, но потом благодаря любви и заботе бабушки и дедушки забыл об этом и просто радовался каждому дню, проведенному здесь.

    Луис взглянул на балконную дверь рядом со своей, за которой скрывалась спальня Стейси. Может быть, все-таки стоило настоять на том, чтобы ее переселили в другую комнату?

    Луис в последний раз взглянул на сад и вернулся в комнату. У него нет времени на подобные глупости, он должен работать.

    Стейси уложила мальчиков на одну кровать и устроилась между ними с большой книгой сказок. Лежать втроем на одной кровати было довольно тесновато, но близнецы не жаловались, разглядывая красочные иллюстрации. К тому моменту, когда Стейси дочитала сказку до конца, они уже спали. Она осторожно укрыла их легким одеялом и бесшумно вышла из комнаты, оставив дверь приоткрытой на тот случай, если мальчики проснутся раньше, чем она вернется. Она не хотела, чтобы малыши испугались, оставшись одни в незнакомой обстановке.

    Оказавшись в игровой, она еще раз внимательно оглядела комнату. Так вот где Луис провел свое детство. Интересно, скучал ли он по своим родителям, пока был здесь? Он упоминал о том, что у него есть сестра. Наверное, она тоже приедет на день рождения Марии. А его родители?

    Она подошла к окну. Буквально в двух шагах шумели морские волны. Она не могла дождаться того момента, когда они с детьми пойдут гулять по пляжу.

    Стейси не смогла сдержать улыбку, вспомнив выражение лица Луиса, когда он услышал, как их поселили. В его глазах был настоящий ужас. Но мистер Альдивиста может быть спокоен. Она слишком любит свою работу, воплотившую все ее детские мечты, чтобы променять ее на погоню за потенциальным мужем.

    Конечно, когда-нибудь она задумается о том, чтобы создать собственную семью. Но не этим летом.

    Близнецы крепко спали, а значит, у нее было время, чтобы принять душ и, может быть, даже выпить чашечку кофе.

    Спустившись на второй этаж, она растерянно огляделась. Ну и где же здесь ее комната? Она шла по коридору, заглядывая в приоткрытые двери. Голубая комната, золотистая, комната с обоями в маленький желто-зеленый цветочек… И ничего розового.

    Двери с другой стороны коридора были закрыты. Стейси неуверенно постучала в ближайшую, и через секунду она распахнулась. На пороге стоял Луис. Он уже успел снять пиджак и расстегнуть верхние пуговицы на рубашке. Сейчас он был совсем не похож на того сурового бизнесмена, с которым она встретилась в аэропорту несколько часов назад. Таким он показался ей неизмеримо более привлекательным.

    Черт, если бы не его бабушка, поселившая их в соседних комнатах, она бы никогда не увидела его таким! Она увидела в нем мужчину, а не просто очередного богатого нанимателя.

    — Простите, полагаю, что следующая комната моя.

    — Никто не показал вам вашу спальню? Странно, бабушка всегда славилась своим гостеприимством.

    — Я была наверху с близнецами. Сейчас они заснули, так что я решила быстро принять душ и переодеться. Когда мальчики проснутся, мы пойдем на пляж.

    — Хорошо.

    — Скажите, пожалуйста, в какое время здесь принято садиться за стол? И где едят дети — со всеми или наверху в игровой?

    — Обед в полдень, ужин в семь. В хорошую погоду стол накрывают на летней веранде. Мальчики будут есть со всеми, как и я когда-то. И, Стейси…

    — Да?

    — Надеюсь, у вас не появится никаких ненужных мыслей из-за того, как бабушка поселила нас.

    На секунду Стейси испытала острое желание поддразнить Луиса и уточнить, что он имеет в виду, но это было бы непрофессионально. Они оба прекрасно понимали, о чем речь.

    — Не беспокойтесь, Луис, со мной ваш статус холостяка в безопасности.

    С этими словами Стейси скрылась за соседней дверью. Она не знала, как относиться к последнему комментарию Луиса. Неужели на него действительно постоянно охотятся женщины? Конечно, он очень привлекательный мужчина, но она работала на самых красивых и влиятельных мужчин в мире, так что на их обаяние у нее давно выработался иммунитет. А странное влечение, которое она испытывает к этому мужчине, скорее всего, вызвано сменой часовых поясов и переутомлением. После ночи крепкого спокойного сна все пройдет, и она снова будет видеть в Луисе только отца ее воспитанников.

    А пока можно повнимательнее рассмотреть комнату, в которой ей предстоит провести следующие три недели. Она действительно была разовой: розовые стены, пушистый ковер глубокого розового оттенка и светло-розовое покрывало на кровати, легкие тюлевые шторы. Ее сумка была уже распакована, а одежда аккуратно расположилась на полках и вешалках большого стенного шкафа.

    Приняв душ и переодевшись, Стейси вернулась в детскую, чтобы там дождаться, когда проснутся мальчики.

    Обед был накрыт на летней веранде. На большом дубовом столе уже ждали тарелки с хлебом, овощами и холодной мясной нарезкой. Стейси сделала бутерброды и отнесла их на маленький стол, за которым уже сидели близнецы, — она знала, что мальчикам будет страшно сидеть за таким большим столом в компании незнакомцев. Стейси села между мальчиками, чтобы помочь, если им это понадобится.

    Когда abuela Мария вышла на террасу, она первым делом спросила у мальчиков, не хотят ли они присоединиться к ним с Софией за большим столом. Пабло и Жуан умоляюще посмотрели на Стейси, и она тепло улыбнулась им.

    — Думаю, этот маленький стол подходит нам, — сказала она Марии. — По крайней мере, сегодня. Когда мальчики немного освоятся, они пересядут за большой стол.

    — Хорошо. Я хочу, чтобы им здесь понравилось, — улыбнулась Мария. — Надеюсь, когда дети будут готовы пересесть за общий стол, вы тоже присоединитесь к нам.

    — Она забавно говорит, — прошептал Пабло, глядя вслед своей abuela.

    — Это потому, что она говорит по-английски с испанским акцентом, вы ведь пока не знаете испанский, — объяснила Стейси. — Кстати, пока вы здесь, можете выучить несколько слов на испанском и удивить ее.

    — Не хочу ничего учить, хочу играть, — нахмурился Жуан, откусив сразу половину сэндвича. Потом он на мгновение замер и помотал головой. — Ой, нет, я хочу научиться плавать. Папа пообещал меня научить.

    — А, nadar , — кивнула Стейси.

    — Что?

    — «Nadar» по-испански значит «плавать». Если хочешь чего-то, тебе придется научиться просить об этом по-испански, — улыбнулась она.

    — Nadar , — повторил Паоло. — Мы можем пойти nadar , когда поедим?

    — Si.

    — Что?

    — «Si» по-испански значит «да».

    На террасу вышел Луис. Он выглядел просто великолепно в рубашке-поло и шортах цвета хаки. От одного взгляда на него у Стейси пересохло в горле. У нее вдруг появилось непреодолимое желание поправить волосы и убедиться, что не размазалась помада.

    Оглядевшись, он подошел к их столу.

    — Почему вы не едите с остальными? — нахмурившись, спросил Луис.

    — Я решила, что мальчикам будет проще привыкнуть к новой обстановке, если все будет происходить постепенно. Вы хотите, чтобы они пересели за большой стол?

    — Необязательно. Я доверяю вашему мнению, — сказал он, глядя на близнецов. — Похоже, у мальчиков все хорошо. Я-то боялся, что весь отдых пройдет под жалобы и требования немедленно вернуться домой.

    — Нам будет слишком весело, чтобы думать об этом. После обеда мы пойдем на la playa , вы к нам присоединитесь?

    — Nadar , папочка, — сказал Пабло. — Мы будем учиться nadar?

    — Хорошо, — рассмеялся Луис. — Ire con usted a la playa y le aprendere a nadar.

    — Что? — непонимающе переспросил Жуан.

    — Папа сказал, что он пойдет с вами на пляж и будет учить вас плавать. Как видите, ваш папа уже умеет говорить по-испански. Ничего, мы его скоро удивим.

    — Ты будешь учить меня nadar , папочка? — с надеждой спросил Жуан.

    — Если я быстро закончу сегодняшнюю работу. Если нет, придется отложить урок до завтра.

    Сказав это, он вернулся за главный стол. Стейси не могла слышать разговор, но была уверена, что сейчас Мария распекает своего внука за то, что он слишком много работает. Она не могла сдержать улыбку, глядя на Луиса. Сейчас он был больше похож не на сурового властного бизнесмена, а на маленького мальчика, понуро слушающего свою abuela.

    — Я не становлюсь моложе, мой милый, — выговаривала Луису бабушка. — Ты должен навещать меня чаще.

    — Прости, я знаю, что давно не приезжал, но с маленькими детьми непросто путешествовать.

    — Они уже достаточно взрослые, — сказала Мария, с мягкой улыбкой глядя на мальчиков. — Они напоминают мне тебя и твою сестру, когда вы в первый раз приехали ко мне. Ты же знаешь, я очень люблю, когда дом полон детей. А ты слишком много работаешь. Твоим детям, кажется, очень нравится их новая няня, но они должны проводить больше времени с тобой. Посвяти эти выходные семье, а не работе.

    — Обязательно. Как только я закончу пару неотложных дел. А пока они побудут со Стейси. Им с ней хорошо, — добавил он.

    Луис очень хотел, чтобы мальчикам понравилось в Испании так же, как ему когда-то. И он обязательно найдет для них время.

    Песок пляжа был белым, рассыпчатым и горячим. Зелено-голубые воды Средиземного моря простирались до самого горизонта. Мягкий ветерок носился над песком, спасая от летнего зноя. Один из слуг расстелил для Стейси и мальчиков плед и раскрыл большой зонт, но мальчики не желали сидеть в тени. Переодевшись, они тут же побежали к воде, но, как только она достала им до пояса, замерли в нерешительности. Стейси подбежала к ним и потянула за собой, уговаривая зайти поглубже. Море здесь было мелким, так что даже после того, как они прошли двадцать метров, вода все еще едва доходила близнецам до груди.

    — Я хочу плавать, — заявил Жуан.

    Пабло остановился около Стейси, не выпуская ее руки.

    — Мне страшно, — прошептал он.

    — Это только потому, что ты еще не умеешь плавать, — улыбнулась Стейси. — Не бойся, это будет весело. Жуан, иди ко мне, давай начнем.

    — Папочка сказал, что он сам будет меня учить, — нахмурился Жуан.

    — Обязательно. Но пока он занят, мы можем подготовиться к уроку.

    Пару мгновений Жуан колебался, но потом решительно кивнул.

    — Сначала мы будем учиться опускать лицо в воду, — сказала Стейси, опускаясь на колени, чтобы быть на одном уровне с детьми.

    Она показала им, как это делается, и они с готовностью повторили за ней. Через секунду они подняли головы. На лице Жуана сияла широкая улыбка, а Пабло выглядел немного напуганным.

    — А теперь еще раз, но сейчас нужно выдуть изо рта пузырьки. Давайте посмотрим, кто сможет выдувать пузырьки дольше всех.

    Несколько минут они старательно выдували пузырьки. Стейси с облегчением заметила, что Пабло уже гораздо более уверенно чувствует себя в воде. Он в очередной раз поднял лицо и с гордой улыбкой заявил:

    — Я выдувал пузырьки дольше всех!

    — Ты молодец, мой хороший. Ты наш пузырьковый чемпион.

    — Я тоже так могу, — тут же заявил Жуан, сделал глубокий вдох и скрылся под водой.

    Вокруг него забурлили пузыри.

    — Теперь я чемпион? — спросил он, вынырнув.

    — Ничья, — рассмеялась Стейси.

    Эти мальчики оказались такими забавными.

    Но улыбка исчезла с ее лица, когда, взглянув на берег, она вдруг увидела идущего к ним Луиса. Из одежды на нем были только плавки. Его широкая грудь и плечи золотились от загара. Где, скажите на милость, он сумел загореть? Судя по первому впечатлению, этот человек беспрерывно работает.

    Поймав себя на том, что уже почти минуту рассматривает тело своего босса, Стейси неимоверным усилием воли заставила себя сосредоточиться на мальчиках.

    Внезапно ей в голову пришла мысль, что на ней самой нет ничего, кроме бикини. Конечно, на пляже это естественно, но некоторые люди могли бы назвать его слишком открытым. Малыши этого не замечали, но во взгляде Луиса Альдивисты не было ничего детского.

    — Папочка! — радостно закричали мальчики, бросаясь к нему.

    — Вы же сказали, что у вас много работы, — заметила Стейси, которая совершенно не ожидала, что Луис все-таки решит к ним присоединиться, и не испытывала по этому поводу особого восторга.

    — Оказалось, что здесь нет Интернета, а пользоваться телефоном для рабочих звонков бабушка мне категорически запретила. Более того, она прочитала мне пространную лекцию о том, чем должен заниматься во время отпуска хороший отец, — с обезоруживающей улыбкой признался Луис.

    Стейси и представить себе не могла, что у этого хмурого бизнесмена может быть такая потрясающая улыбка. Она полностью изменила его лицо, словно он вдруг помолодел на несколько лет, на мгновение став веселым и беззаботным.

    — Как видите, мальчики в полном восторге, — улыбнулась она.

    Жуан уже скакал вокруг отца, требуя, чтобы он выполнил свое обещание и научил его плавать.

    — Может быть, мне уйти? — неуверенно спросила Стейси.

    — Нет, останьтесь. Чтобы научить плавать двух сорванцов, нужны два учителя.

    С этими словами Луис бросил полотенце на песок и направился к ним.

    Если бы Стейси дала себе волю, она бы тут же забыла о детях и весь день не сводила глаз с Луиса — его широких плеч, больших сильных рук, узких бедер… Где мужчина, почти все свое время проводящий в офисе, мог обзавестись такой потрясающей мускулатурой?

    Черт! Она здесь для того, чтобы заботиться о близнецах, а не мечтать об их отце.

    Легче сказать, чем сделать.

    Но вскоре Стейси так увлеклась, что перестала обращать внимание на великолепное тело Луиса. Через полтора часа Пабло неожиданно удивил всех, поплыв самостоятельно. Конечно, он бултыхался и создавал вокруг себя целый фонтан брызг, но при этом он уверенно держался на плаву.

    Жуан попытался повторить подвиг брата, но он был слишком нетерпелив и, когда что-то не получалось, не пытался вновь, а злился и хлопал ладошками по воде.

    — У вас просто дар, — вздохнул Луис после нескольких попыток объяснить Жуану, что он делает не так. — Давайте я позанимаюсь с Пабло и постараюсь улучшить его технику, а вы попробуйте подтянуть Жуана до его уровня.

    — Договорились.

    Луис не мог не восхищаться умением Стейси обращаться с детьми. Она была гораздо терпеливее, чем он. Когда у Жуана что-то получалось, она искренне радовалась и хлопала в ладоши, подбадривая его, и никогда не ругалась, если малыш с чем-то не справлялся.

    А еще в бикини она выглядела просто сногсшибательно. Ее тело было красивым и женственным, с зовущими изгибами, к которым невыносимо хотелось прикоснуться.

    Луису пришлось резко отвести взгляд и несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы унять вспыхнувшее в его теле желание. Черт побери, он должен думать о своих детях, а не об их новой няне. Наверное, на него так влияет расслабленная атмосфера, царящая здесь, так не похожая на вечное напряжение, сковывающее его в Нью-Йорке.

    В иных обстоятельствах он бы никогда не обратил внимания на Стейси.

    Намеренно повернувшись к ней спиной, он занялся обучением Пабло.

    Время шло, и мальчики плавали все лучше. Они плавали между Луисом и Стейси, которые постепенно отходили все дальше друг от друга, усложняя им задачу. Когда близнецы в очередной раз со смехом врезались в колени Луиса, он почувствовал себя по-настоящему счастливым. Он уже и не помнил, когда в последний раз проводил целый день со своими сыновьями.

    Тем временем мальчики развернулись и поплыли к Стейси.

    — Я победил, победил! — радостно закричал Пабло, первый дотянувшийся до ее протянутой ладони.

    — Зато я победил в прошлый раз, — надулся Жуан.

    — Вы оба молодцы, — рассмеялась она.

    Луис почувствовал, что по-настоящему гордится своими сыновьями.

    Его сердце сжалось, когда он осознал, что, если бы не настойчивость Марии, сегодня он мог пропустить важный этап в жизни своих детей.

    — На старт… Внимание… Марш! — крикнула Стейси, и мальчики, яростно загребая руками, поплыли к отцу.

    Луис почувствовал комок в горле. Только сейчас он понял, как ему всего этого недоставало.

    Он протянул мальчикам руки. Они едва держались на плаву, но их энтузиазм был неисчерпаем.

    Луис рассмеялся, когда близнецы почти одновременно дотянулись до его ладоней.

    Стейси невольно улыбнулась, глядя на них. Кто бы мог представить, что этот сдержанный мужчина умеет так смеяться?

    Может быть, поглощенность работой — это всего лишь дурная привычка, от которой Луис сможет избавиться, если начнет уделять больше времени своим мальчикам? Это было бы замечательно.

    Всего на пару секунд Стейси позволила себе представить, что их с Луисом связывают вовсе не деловые отношения и она мать этих милых близнецов. Несмотря на все их непослушание, их было невозможно не любить. Не говоря уже об их отце.

    Поймав на себе взгляд Луиса, Стейси почувствовала, что краснеет, и поспешно отвела глаза. Ей оставалось радоваться, что он не умеет читать мысли.

    Ближе к вечеру они вернулись на виллу. Мальчики выглядели довольными, но очень уставшими. Стейси была рада, что они наконец вернулись в дом. Здесь у Луиса наверняка найдется масса дел, и он больше не будет сопровождать их. Рядом с ним ей приходилось постоянно контролировать себя, потому что одного взгляда на этого мужчину было достаточно для появления в ее голове совершенно неуместных мыслей, от которых она никак не могла избавиться. И тот факт, что в плавках он выглядел совершенно сногсшибательно, не облегчал ей задачу.

    Когда Луис смотрел на нее и улыбался, Стейси казалось, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Кожа в тех местах, где он случайно прикасался к ней, горела. Ее пальцы ныли от желания прикоснуться к его телу, почувствовать твердость мышц, зарыться в его светлые волосы…

    Господи, наверное, на нее так повлияла смена часовых поясов. Других объяснений этому неожиданно возникшему влечению к собственному боссу нет и быть не может. А значит, лучшее лекарство от этого помешательства — крепкий здоровый сон.

    Стейси тяжело вздохнула и устало потерла глаза. Несколько часов сна нужны были ей не только из-за Луиса. Солнце и теплое Средиземное море были восхитительны, но, похоже, они вытянули из нее все силы.

    Близнецы выглядели немногим лучше, поэтому Стейси решила, что перед ужином им всем следует немного поспать.

    Она быстро искупала малышей и уложила их в кровати, дав каждому по книжке с картинками, чтобы они не скучали, пока она приводит себя в порядок. Через несколько минут, смыв с кожи соль и переодевшись в голубую футболку и легкие хлопковые шорты, она вернулась в комнату мальчиков.

    — Хотите, я почитаю вам сказку?

    Близнецы хором ответили «да». Улыбнувшись, Стейси устроилась с книгой на кровати Пабло, куда через мгновение перебрался и Жуан.

    Не прошло и пяти минут, как мальчики заснули, пристроив кудрявые головки на ее плечи. Стейси расслабилась и устало закрыла глаза. До ужина оставалась масса времени.

    Когда стрелки на часах подползли к семи, Луис поднялся на третий этаж, чтобы позвать мальчиков и Стейси ужинать. Открыв дверь в детскую, он замер на пороге. И оба его сына, и их няня крепко спали. Во сне мальчики были похоже на ангелочков. Как и Стейси. Ее золотистые волосы были всего на тон светлее, чем у близнецов, а ресницы отбрасывали на нежную кожу щек длинные тени. Даже во сне она обнимала мальчиков, словно оберегая их. Когда его мальчики успели так вырасти? Шесть лет — небольшой возраст, но годы летят быстро. Мелисса обожала бы этих малышей. Они должны были растить их вдвоем и быть самой счастливой семьей на свете. Луис нахмурился, пытаясь представить себе Мелиссу с близнецами, но перед его глазами стояло лицо Стейси — читающей мальчикам, укладывающей их спать…

    Сегодня был замечательный день. Он давно не видел своих сыновей такими счастливыми. И от их постоянных капризов не осталось и следа — они во всем слушались Стейси. Это было неудивительно, ведь рядом с ней даже самое обыденное действие превращалось в веселое и увлекательное приключение. Но он должен был прекратить перекладывать обязанности по воспитанию детей на нянь и больше времени проводить со своими мальчиками. Всего через дюжину лет они вырастут, уедут учиться в колледж, заведут собственные семьи, а он все пропустит.

    Интересно, а где через двенадцать лет будет Стейси? У нее странная работа — пару недель заботиться о чужих детях, пока их родители наслаждаются отдыхом, а потом ехать куда-то с новой семьей. Что заставило молодую девушку выбрать подобное занятие, вместо того чтобы заботиться о собственных детях?

    Луис взглянул на часы. Наверняка ужин уже подан. Но мальчики и Стейси спали так сладко, что он решил не будить их. Он вышел из комнаты, бесшумно прикрыв за собой дверь. Если они проснутся позже, он попросит Камиллу приготовить для них что-нибудь перекусить, а пока пусть спят.

    За ужином София расспрашивала Луиса о его работе, и он рассказал ей о последних проектах, над которыми работала его компания. — А как ты справляешься с воспитанием сыновей при таком объеме работы и без жены? — спросила София, и Луису потребовалось приложить немало усилий, чтобы сохранить спокойное выражение лица.

    — У мальчиков есть постоянная няня. Она заботится о них со дня их рождения.

    Естественно, он не стал упоминать о том, сколько хлопот они иногда доставляют, и о ставших в последнее время регулярными жалобах Ханны, не устававшей повторять, что близнецам нужна дисциплина.

    — Ты нанял Стейси только на время пребывания в Испании? — уточнила София. — Никогда раньше не слышала о временных нянях.

    — Я узнал, что Ханна боится летать и не сможет сопровождать нас в Испанию, в последний момент, так что у меня просто не было другого выхода. Стейси совладелица агентства «Няня на выходные». Ее услуги недешевы, зато у нее прекрасные рекомендации от очень влиятельных людей.

    — Она кажется мне милой девушкой, и мальчики от нее без ума, — улыбнулась Мария. — Ты давно ее знаешь?

    — Я нанял ее за день до отъезда сюда.

    — То есть ты доверил своих детей едва знакомому человеку? — ужаснулась София.

    — Вряд ли она собирается похитить их и увезти неведомо куда, — едва заметно усмехнулся Луис. — И я ведь уже сказал, что у нее прекрасные рекомендации.

    — Не обращай внимания, София, — вздохнула Мария. — Так уж у них заведено в этой странной Америке. Луис, расскажи мне лучше, где вы сейчас живете? Это ведь не та квартира, в которой ты жил, когда я последний раз приезжала в гости?

    Луис кивнул, радуясь тому, что разговор отошел от обсуждения Стейси. К тому же он любил рассказывать о своей новой квартире, которая была неоспоримым подтверждением процветания его компании. Жаль, что он попадал туда лишь поздно вечером — бизнес оказался требовательной любовницей.


    С интересом выслушав его рассказ и уточнив, близко ли расположены парки и хорошие школы, его abuela нахмурилась:

    — Судя по твоему рассказу, ты слишком много работаешь, а воспитание мальчиков полностью переложил на плечи Ханны. Когда ты проводишь время с детьми?

    — По выходным…

    Бабушке не стоило знать, что часто у него не было выходных.

    — Этого я и боялась, — расстроенно вздохнула Мария. — Луис, хотя бы сейчас, на отдыхе, постарайся проводить больше времени со своей семьей — никакой работы, только общение и веселье.

    — К сожалению, это невозможно, abuela , — покачал головой Луис. — У меня есть обязанности…

    — Глупости, все ты можешь. Это только твой выбор: работать или нет, — твердо ответила она.

    Луису было неприятно это признавать, но в словах бабушки была доля правды. Осознав, что никак не может прийти в себя после смерти Мелиссы, он с головой погрузился в работу. Наверное, это стало для него дурной привычкой. Его боль давно прошла, но необходимость отдавать всего себя работе осталась.

    — Сейчас у тебя есть прекрасная возможность показать им Испанию, которую ты не должен упускать, — продолжала Мария. — Завтра в соседней деревне ярмарка. Я помню, как ты обожал ходить туда, когда был маленьким. Уверена, твоим сыновьям там тоже понравится.

    — Отличная идея, — широко улыбнулся Луис. — Мы можем поехать туда пораньше, тогда успеем вернуться к обеду.

    Он оставит мальчиков и Стейси на ярмарке, а сам отправится на поиски интернет-кафе. И все будут довольны.

    Глава 3

    Стейси проснулась в темноте между двумя спящими мальчиками. Она осторожно, стараясь не разбудить их, поднялась, включила ночник и огляделась. Близнецы сладко спали.

    Взглянув на часы, она поняла, что на ужин они безнадежно опоздали — часовая стрелка неумолимо указывала на десять. Может быть, стоит разбудить мальчиков? Нет, крепкий сон — это как раз то, что им сейчас нужно. Правда, они могут в любой момент проснуться из-за чувства голода. Но на этот случай можно приготовить для них что-нибудь перекусить, чтобы они могли быстро поесть и спать дальше. Крекеров и арахисового масла будет вполне достаточно.

    Осталось только найти кухню.

    Стейси на пять минут зашла в свою комнату, чтобы привести себя в порядок, а потом спустилась на первый этаж. Там горел свет, а из гостиной доносились голоса.

    — О, вы все-таки проснулись, — радостно улыбнулась Мария. — И наверняка умираете от голода. Луис, покажи Стейси, где кухня, и помоги ей найти там что-нибудь съедобное. Мальчики тоже проснулись?

    — Нет, они еще спят. Я отнесу наверх крекеры и арахисовое масло на случай, если они ночью проснутся и захотят есть.

    — Прекрасная идея. Луис покажет вам, где что лежит.

    — Если вы скажете мне, где кухня, я сама найду все, что нужно, — смущенно сказала Стейси, не хотевшая, чтобы из-за нее Луис прерывал разговор с бабушкой.

    — Я провожу вас, — твердо сказал Луис, вставая. — Я и сам не прочь съесть пару крекеров, — с заговорщицкой улыбкой добавил он.

    Они прошли по длинному коридору, сквозь столовую с длинным столом из красного дерева, стоящим в центре комнаты в окружении почетного караула из двенадцати стульев, совмещенную высокой аркой с просторной уютной кухней.

    Луис подошел к холодильнику и заглянул внутрь:

    — Сегодня у нас на ужин была паэлья… Да, вот она. Ее можно быстро подогреть. Правда, я не уверен, что она понравится мальчикам так же, как арахисовое масло.

    — Спасибо, дальше я справлюсь. Я не хотела мешать вашему общению с бабушкой, простите, — сказала Стейси, доставая тарелку, на которой горкой лежал рис с морепродуктами.

    Их пальцы случайно соприкоснулись, и Стейси чуть не выронила тарелку: ей показалось, что между их пальцами пролетела молния.

    — Микроволновая печь там, — показал Луис.

    Стейси кивнула, надеясь, что выглядит не так глупо, как чувствует себя.

    Она поставила тарелку в микроволновку и набрала цифры на таймере. Через пару минут кухня наполнилась аппетитным ароматом паэльи.

    — Предпочитаете есть здесь или в столовой? — спросил Луис.

    — Здесь, и вам не обязательно составлять мне компанию, — ответила она с улыбкой, за которой пыталась скрыть нервозность, всегда охватывавшую ее в присутствии Луиса.

    — Перед вашим приходом бабушка как раз говорила о том, что собирается идти спать. И София тоже выглядела усталой, так что я думаю, эти сеньоры только рады моему уходу.

    — А вы? Не представляю, как вы до сих пор держитесь на ногах. Вы спали днем?

    — Признаюсь, я тоже очень устал, но я хочу как можно скорее привыкнуть к европейскому времени. Не волнуйтесь, я тоже скоро пойду спать. Как вы думаете, мальчики проспят до утра?

    Стейси кивнула, устраиваясь за столом, стоящим в центре кухни. Попробовав паэлью, она чуть не замурчала от удовольствия.

    — Я обязательно должна выведать у Камиллы рецепт этого чуда, — сказала она.

    Луис сел напротив нее, вытянув ноги и скрестив руки на груди.

    — Вам не обязательно ждать меня, — смущенно сказала Стейси, которой было непросто есть под его пристальным взглядом.

    Ей вдруг пришло в голову, что после сна она должна была не только причесаться, но и освежить свой макияж.

    — Не беспокойтесь. Кстати, завтра утром я собираюсь отвезти вас и мальчиков в деревню на ярмарку. На местных прилавках можно найти все, что душа пожелает. Вы с близнецами погуляете по ярмарке, а я постараюсь найти интернет-кафе и немного поработать. Вы ведь справитесь с ними одна?

    Стейси кивнула, хоть ей и не нравилась его идея. Мальчикам бы куда больше понравилась ярмарка, если бы их отец пошел с ними.

    — Расскажите мне, пожалуйста, о том, как вы в детстве ездили на эту ярмарку.

    Луис уставился на нее, явно не понимая, зачем ей это нужно.

    — А я потом расскажу об этом мальчикам, — объяснила она. — Уверена, им будет очень интересно.

    Он явно был удивлен ее просьбой, но кивнул и начал рассказывать:

    — Когда бабушка и дедушка в первый раз взяли меня с собой на ярмарку, все казалось мне странным и непонятным. И это неудивительно, ведь лотки, с которых там торгуют, совершенно не похожи на стерильные полки супермаркетов, к которым с детства привыкает каждый американец. Когда мы с Изабеллой немного подросли, нам стали разрешать ходить в деревню одним. Целую неделю мы выпрашивали у бабушки и дедушки деньги, а вечером после ярмарки возвращались с полными карманами разных сокровищ. Я больше всего любил вырезанные из дерева модельки кораблей и к концу лета собрал целую флотилию.

    Стейси нравилось слушать истории Луиса. Начав с еженедельной ярмарки, он незаметно для себя переключился на воспоминания о других его визитах к бабушке. Ее тарелка давно опустела, но она была готова слушать его хоть всю ночь напролет.

    К сожалению, Луис тоже заметил ее пустую тарелку и прервал свой рассказ.

    — Вы уже закончили. Я, наверное, успел вам до смерти надоесть.

    — Вовсе нет. Я обязательно перескажу ваши детские воспоминания близнецам. Детям важно чувствовать связь со своей семьей. Это укрепляет родственные узы.

    — Нашу семью судьба разбросала по всему миру. Сложно строить родственные узы, когда между родственниками пролегают тысячи километров.

    — Тем важнее стараться получить как можно больше прекрасных воспоминаний в тот момент, когда вы собираетесь вместе.

    — А вы близки с вашими родителями?

    — К сожалению, моя семья состоит из меня и моей младшей сестры Саванны, и да, мы очень близки. Мы даже живем вместе.

    — Она тоже няня на выходные?

    Стейси кивнула:

    — Да, мы вместе основали это агентство.

    — Где она сейчас?

    — Скорее всего, дома. Она должна была уже вернуться с Аляски. Боюсь, что она возьмет новое задание и улетит раньше, чем я вернусь домой. Летом у нас всегда особенно много работы.

    — И никаких других родственников?

    Стейси кивнула и, не желая углубляться в эту тему, взяла свою тарелку и отнесла ее в раковину. Во время мытья посуды она остро чувствовала направленный на нее взгляд Луиса.

    — Если вы покажете мне, где лежат крекеры и арахисовое масло, я сделаю несколько бутербродов и отнесу их наверх. Думаю, сегодняшнюю ночь я проведу на второй кровати в комнате мальчиков. Не хочу, чтобы они испугались, проснувшись в полном одиночестве в незнакомой комнате.

    — Скорее всего, они проспят до утра.

    — Возможно, но я не хочу рисковать.

    Стейси занялась бутербродами, стараясь не обращать внимания на мужчину, наблюдающего за ней.

    Она работала на многих отцов, но ни к одному из них не испытывала подобного влечения. И если в ближайшее время она не сможет с ним справиться, это будут очень тяжелые три недели.

    * * *

    Ночью прошел дождь, но к утру небо очистилось и теперь казалось еще более голубым, чем вчера. Мальчики спокойно проспали всю ночь, но проснулись в семь утра и, обнаружив спящую на соседней кровати Стейси, тут же запрыгнули к ней.

    — Buenos dias, — с улыбкой сказала она.

    — Что это значит? — озадаченно спросил Жуан.

    — С добрым утром? — предположил Пабло.

    — Si, — кивнула Стейси, вставая.

    На ней все еще была вчерашняя одежда, и тело требовало, чтобы она немедленно приняла душ и переоделась.

    — Я хочу есть, — заявил Жуан.

    — Значит, пора завтракать. Сделаем так: я помогу вам одеться, потом вы пару минут поиграете, пока я переодеваюсь, и мы все вместе пойдем завтракать.

    — Нет, я хочу есть прямо сейчас!

    — Во-первых, невежливо спускаться к завтраку не переодевшись, — нахмурившись, сказала Стейси. — А во-вторых, немного терпения тебе не повредит.

    — Не-е-ет, — заныл Жуан.

    — Я тоже хочу есть прямо сейчас! — поддержал его Пабло.

    — Что я сказала? — строго спросила Стейси.

    Сохранять суровое выражение лица было нелегко, потому что, даже капризничая, близнецы выглядели очень мило.

    — Сначала одеться, — пробурчал Жуан.

    — А потом?

    — Подождать пока ты переоденешься. А ты быстро вернешься.

    — Одна нога здесь, другая там. Ты не успеешь проголодаться.

    Из столовой доносились голоса, так что, спустившись на первый этаж, они сразу направились туда.

    — Buenos dias , — с улыбкой поприветствовала их Мария. — Вы хорошо спали?

    — Buenos dias , — с улыбкой кивнул Жуан. — Да, хорошо.

    Пабло покрепче сжал руку Стейси, настороженно глядя на двух пожилых дам, сидящих за большим столом.

    — Muy bien, вы учите испанский, — умилилась Мария. — Садитесь за стол, вы, наверное, очень голодные. Сегодня у нас английский завтрак с яичницей и сэндвичами.

    Стейси шепотом напомнила мальчикам, что если они хотят днем пойти на пляж, то они должны хорошо себя вести, и усадила за стол.

    Завтрак прошел без приключений, и мальчики, которые не получили ни одного замечания, жаждали поощрения.

    — Теперь мы пойдем на пляж? — с надеждой спросил Пабло. — Я хочу поплавать.

    — А как насчет того, чтобы поехать на ярмарку? — спросил только что вошедший в комнату Луис.

    — Привет, папа. А мы уже позавтракали, — сообщил Жуан, обнимая отца.

    Через секунду к ним присоединился Пабло. Стейси с улыбкой смотрела на эту семейную идиллию. Мальчики были очень похожи на отца, хотя, конечно, им предстояло еще долго расти, чтобы стать с ним одного роста. Интересно, какими они будут, когда вырастут? Стейси часто жалела, что никогда не узнает, как с возрастом изменятся дети, у которых она была няней.

    — Что такое ярмарка? — спросил Пабло.

    — Похожа на супермаркет, но располагается на улице, — попытался объяснить Луис.

    Он уже давно позавтракал и был готов выезжать.

    — Возвращайтесь к обеду, — напомнила ему Мария. — Сегодня приезжают твои кузены.

    — Хорошо, — кивнул Луис, и они направились к машине.

    Поездка до деревни заняла всего десять минут. Под ярмарку была отведена вся центральная улица, по обеим сторонам которой рядами стояли лотки, на которых местных жителей и туристов ждали разнообразные товары. Машины были повсюду, но Луису удалось припарковаться на последнем свободном месте.

    — Я и забыл, сколько народу приезжает на эту ярмарку. Туристы едут сюда за диковинками, а местные жители из соседних деревень за свежими продуктами.

    — Похоже, здесь интересно, — сказала Стейси, с любопытством оглядываясь по сторонам. — Мальчики, я уверена, что мы muy bien проведем здесь время.

    — Мы уже можем идти? — спросил Жуан, углядевший лоток, на котором продавались выполненные вручную детские игрушки.

    — Да, но только если вы пообещаете слушаться Стейси и вести себя хорошо, — строго сказал Луис. — И все время держитесь за руки. Здесь легко потеряться и почти никто не говорит по-английски, так что найти вас в этой толпе будет очень непросто.

    — Не беспокойтесь, Луис, я присмотрю за ними, — пообещала Стейси. — А вы к нам не присоединитесь?

    — Я должен найти интернет-кафе и поработать. Мы встретимся через три часа.

    — Вы уверены, что не хотите пойти с нами? Мальчики были бы счастливы разделить с вами это прекрасное воспоминание. — Стейси всегда расстраивалась, когда видела, что родители не хотят проводить время с детьми.

    — Работа на первом месте, — нахмурился Луис.

    — На первом месте всегда должна быть семья, — покачала головой Стейси.

    Она знала, что не имеет права указывать своему работодателю, что ему делать, но не сдержалась. Ей было горько из-за того, что Луис не видел главного — двух милых мальчиков, мечтающих провести этот день со своим отцом.

    — Ваша компания приносит миллионы долларов в год. Ваши дети не будут голодать, если вы устроите себе выходной на пару дней.

    — Вижу, вы собирали информацию обо мне? — Его голос был мягким, но глаза метали молнии.

    — Мы всегда собираем данные о потенциальных клиентах, на случай, если о них уже есть негативные отзывы, — в тон ему ответила Стейси.

    Не удостоив Луиса прощальным взглядом, она повела мальчиков к ближайшему ряду палаток.

    На ярмарке царила по-настоящему праздничная атмосфера. Отовсюду слышались веселый смех, звуки музыки и перешептывания кумушек, у которых за неделю скопилась целая гора новых слухов.

    Заметив лоток, на котором были расставлены искусно вырезанные деревянные игрушки и рамочки, мальчики потянули Стейси к нему.

    — Неужели вы сделали все это сами? — восхитилась она.

    Загорелый до черноты мужчина с изрезанным морщинами лицом широко улыбнулся и показал ей почти законченную фигурку птички.

    — Должно же быть у старика какое-нибудь хобби, — с улыбкой объяснил он. — Купите мальчикам игрушки, secora, так вы осчастливите и их, и меня.

    — Неплохая идея, — рассмеялась Стейси.

    Перейдя на английский, она спросила мальчиков, какие игрушки им нравятся больше всего. Они выбрали себе по машинке. Цены были почти смешными, так что Стейси, решив побаловать себя, попросила продать ей и птичку.

    — Конечно, secora. Подождите пару минут, и она с радостью полетит к вам домой, — улыбнулся старик.

    Стейси и мальчики завороженно наблюдали за тем, как он покрывает крылья фигурки затейливым узором, напоминающим одновременно и цветы, и перья. Хотя крылышки были вырезаны из дерева, они казались тонкими и изящными. Закончив наносить узор, старик быстро отполировал фигурку и отдал ее Стейси.

    — Она прекрасна, — вздохнула она.

    Оказавшись дома на полке, эта красавица станет прекрасным напоминанием об удивительных испанских каникулах, во время которых она присматривала за двумя очаровательными близнецами и так непрофессионально увлеклась их красавцем отцом.

    — Я хочу поиграть со своей машинкой, — сказал Жуан.

    — Лучше подожди, пока мы вернемся на виллу, — покачала головой Стейси. — Если ты сейчас начнешь играть и уронишь свою машинку, она может потеряться или разбиться.

    — Я хочу пить, — потянув ее за подол сарафана, пожаловался Пабло.

    Взглянув на часы, Стейси увидела, что скоро придет время встречи с Луисом.

    — Тогда пойдем посмотрим, нет ли здесь какого-нибудь кафе, — предложила она.

    День становился все более жарким, поэтому она хотела найти место, где они могли бы спокойно посидеть и выпить чего-нибудь холодного. Пока они бродили по ярмарке, мальчики вели себя хорошо, но она чувствовала, что их интерес постепенно угасает.

    Оглядевшись, Стейси увидела кафе с открытой террасой, где под ярким навесным тентом стояло несколько столиков.

    Через несколько минут симпатичный молодой официант уже принимал у них заказ. Пока они ждали, когда им принесут напитки, Стейси разрешила мальчикам поиграть в машинки. Близнецы тут же достали игрушки и начали с энтузиазмом гудеть, изображая звук моторов, катая машинки по белой скатерти стола.

    — Уже все купили? — спросил Луис, неожиданно появившись около их стола.

    — Нет, просто сделали небольшой перерыв, — с вежливой улыбкой ответила Стейси, радуясь, что он не знает, какие чувства пробудило в ее теле его появление.

    Здоровый крепкий сон, на который она возлагала такие надежды, к сожалению, не помог — она все еще испытывала влечение к своему боссу, причем, похоже, со вчерашнего дня оно еще усилилось. Стараясь увеличить расстояние между ними, она откинулась на спинку стула и сделала вид, что ищет что-то в сумке.

    — Папа, посмотри на наши новые игрушки! — сказал Пабло, показывая ему машинку. — А еще мы видели, как дядя вырезает птичку.

    — Наверное, это интересно, — улыбнулся Луис.

    От этой улыбки сердце Стейси затрепетало в груди, а щеки вспыхнули. Господи, она должна срочно взять себя в руки. Луис ее босс и отец ее подопечных. И только!

    Она повторяла эту фразу про себя, словно мантру, надеясь, что это вернет ей потерянный рассудок.

    — Что-то не так? — спросил внимательно наблюдавший за ней Луис.

    Стейси покачала головой, не зная, что ответить. От неловкой ситуации ее спасло появление официанта с их напитками. Он расставил на столе ее cafe con leche и лимонад для мальчиков и принял заказ Луиса.

    — Закончили работу? — спросила она.

    — Не совсем. Хозяева интернет-кафе зачем-то ограничивают время, которое можно провести одному человеку за компьютером, — недовольно ответил он. — И если собирается очередь, они не позволяют продлевать время. Они могли бы в несколько раз повысить прибыль, просто увеличив количество компьютеров.

    — Может быть, владельцев интернет-кафе и так все устраивает, — предположила Стейси. — Думаю, это к лучшему.

    — У меня такое чувство, что вы с моей бабушкой объединились в союз, направленный на то, чтобы оторвать меня от работы.

    — Нет, — рассмеялась Стейси. — Но сейчас вы на отдыхе. Уверена, вы наняли немало умных и компетентных людей, которые способны справиться пару дней без вашего неусыпного присмотра.

    — Три недели с трудом умещаются в «пару дней». Ладно, вы с бабушкой с одной стороны и нерасторопные владельцы интернет-кафе с другой меня доконали. Обещаю, что с сегодняшнего дня я буду уделять все свое время мальчикам, а работать буду, когда они лягут спать.

    — Хорошо! — улыбнулась Стейси.

    Она знала, что не должна была говорить своему боссу, как вести себя, но сейчас ее куда больше заботило счастье близнецов.

    Луис снова одарил ее обаятельной улыбкой и начал расспрашивать мальчиков о том, что им больше всего понравилось на ярмарке. Узнав, что они еще не видели рыбных рядов, Луис предложил им пойти туда.

    — В детстве это была моя любимая часть ярмарки, — объяснил он. — Хотите, чтобы я вам там все показал?

    — Да! — хором воскликнули Жуан и Пабло.

    Они шли сквозь толпу к еще не исследованной части ярмарки. Стейси держала за руку Жуана, а Луис — Пабло. В этот момент они были так похожи на счастливую семью, что у Стейси сжалось сердце. Господи, зачем она снова и снова возвращается к этой фантазии? Может, из-за ее недавних мыслей о том, что ей пора остепениться и создать собственную семью?

    Перед выходом из кафе она тихо спросила Луиса, хочет ли он, чтобы она сопровождала их. Его утвердительный ответ наполнил ее сердце неожиданной радостью.

    В течение следующего часа они бродили от одного рыбного лотка к другому, рассказывая мальчикам об интересных видах рыбы. К неудовольствию Стейси, Луис даже согласился купить несколько крупных рыбин, отчаянно вонявших всю дорогу до виллы. Но она, конечно, промолчала, искренне радуясь счастью мальчиков.

    Через час Луис посмотрел на часы и сказал:

    — Уже время обеда. Если мы не хотим, чтобы бабушка Мария отругала нас за опоздание, надо возвращаться на виллу.

    — Папа, а тебя тоже часто ругали? — обрадовался Жуан.

    — Не очень, — рассмеялся Луис. — Я быстро понял, что проще следовать правилам и получать награду за послушание.

    — Награду? — оживился Пабло.

    — Вторая порция сладкого пирога за ужином, немного карманных денег или разрешение в день фиесты лечь спать попозже.

    — А что такое фиеста? — спросил Пабло, заинтересовавшийся возможностью не спать допоздна.

    — О, это очень веселый праздник в честь одного из местных святых. Кстати, он наступит всего через пару недель. Уверен, вам понравится. А если вы, мальчики, хорошо выспитесь днем, мы сможем задержаться и посмотреть фейерверк.

    — Как на Четвертое июля?

    — Почти, — кивнул Луис и повернулся к Стейси: — Вы тоже обязательно должны пойти с нами.

    Стейси кивнула, не зная, что сказать. Разве фиеста — не семейный праздник? Понравится ли его родным, что она будет везде их сопровождать?

    Когда они приехали на виллу, Стейси отвела мальчиков наверх, чтобы искупать и переодеть их перед обедом.

    Спустившись на террасу, они увидели, что за столом уже сидят несколько людей — видимо, это были приехавшие кузены Луиса и члены их семей. Они встретили их громогласными приветствиями и радостным смехом.

    Пабло испуганно прижался к Стейси, широко распахнутыми от страха глазами рассматривая незнакомцев. Стейси взяла мальчиков за руки и подвела их к родственникам.

    Луис представил их своему кузену Себастьяну, его жене и детям и своей кузине Терезе, ее мужу и дочери. Стейси с удивлением отметила, что, представляя ее, он назвал только ее имя, не упомянув о том, что она няня близнецов.

    Через пару минут общительный Жуан уже разговаривал со старшими детьми, которые немного знали английский, но Пабло все еще жался к Стейси. Она присела на корточки перед испуганным малышом и прошептала:

    — Ты почувствуешь себя гораздо увереннее, когда запомнишь все имена и узнаешь этих людей получше. Скоро ты забудешь о том, что когда-то они казались тебе страшными незнакомцами. Иди познакомься с другими детьми. По-моему, твоей кузине Алли так же страшно, как и тебе. Давай подбодрим ее.

    Пабло оглядел маленькую девочку, выглядевшую почти такой же испуганной и смущенной, как и он, и кивнул.

    Стейси взяла малыша за руку и подвела его к девочке.

    — Привет, познакомься, это Пабло. Ты говоришь по-английски? — спросила она по-испански.

    Алли смущенно покачала головой.

    — К сожалению, Пабло не знает испанского, но я могу быть вашим переводчиком. Давайте вместе поедим за маленьким столом?

    — Si, por favor, — откликнулся услышавший их разговор Педро, старший сын Себастьяна. — Когда собирается так много детей, мы всегда едим вместе за маленьким столом.

    Стейси перевела их разговор для Пабло, потом взяла его и Алли за руки и отвела к маленькому столу. Уже через пару минут там собрались все остальные дети. Стейси села во главе стола, чтобы видеть их всех и, если потребуется, помогать с переводом.

    — Gracias, Стейси, но мы не собирались сажать вас за детский стол, — сказала подошедшая к ним Мария. — Присоединяйтесь к нам.

    — Думаю, пока дети не освоятся и не выучат хотя бы несколько предложений на испанском, мне лучше побыть здесь, — ответила Стейси.

    — Хорошо, — кивнула Мария. — Но когда дети поедят и поднимутся в игровую, вы присоединитесь к нам.

    — Я ведь няня мальчиков, — осторожно напомнила Стейси.

    — Да, но это не значит, что вы не заслужили того, чтобы побыть в компании людей своего возраста. Когда дети поедят и пойдут играть, присоединяйтесь к нам.

    Стейси услышала стальные интонации в голосе Марии и поняла, что сейчас с ней лучше не спорить. Она кивнула и снова повернулась к детям.

    Но, даже помогая малышам с переводом, краем глаза она продолжала наблюдать за взрослым столом. В особенности за Луисом. Впервые за долгое время он выглядел веселым и расслабленным: смеялся над шутками родственников, рассказывал что-то своим кузенам, улыбался.

    Когда все дети поели, она спросила, хотят ли они подняться в игровую. Все ответили радостными возгласами согласия, и только маленький Пабло умоляюще посмотрел на нее:

    — Ты ведь тоже пойдешь с нами?

    — Чуть попозже. Я побуду со взрослыми, а потом присоединюсь к вам.

    — Но я не понимаю, что они говорят. Что, если кто-то со мной заговорит, а я не смогу ответить? — взволнованно спросил он.

    — Педро уже умеет говорить по-английски, он переведет, и Жуан будет с тобой. Предложи им поиграть в машинки, для этого не нужны слова — всем будет и так все понятно.

    — Не бойся, — сказал Жуан, беря брата за руку. — Если мы не сможем говорить с остальными, будем играть вдвоем, — с уверенной улыбкой пообещал он.

    Дети ушли, а Стейси присоединилась к сидящим за столом взрослым. Правда, стараниями Марии оставленное для нее место оказалось рядом с Луисом, но она решила не обращать на это внимания.

    Слушая разговоры, Стейси с благодарностью вспомнила своего учителя испанского. Несмотря на то что родственники Луиса говорили очень быстро, она все понимала и могла отвечать на вопросы. Анна, жена Себастьяна, с интересом слушавшая ее, сказала:

    — Наверное, вам сейчас непросто. Я учу английский, но у меня совсем нет практики. Может быть, мы с вами…

    — Конечно, а вы будете исправлять мои ошибки в испанском, — с улыбкой кивнула Стейси.

    Разговор перешел на семейные вопросы. Стейси невольно завидовала им: семья Альдивиста выглядела по-настоящему дружной и счастливой. А у нее была только сестра. Бабушка, воспитывавшая их, умерла, когда Саванна еще училась в колледже. Она была уже стара, когда внучки переехали к ней, и держалась из последних сил, дожидаясь, когда они вырастут и встанут на ноги. И конечно, у них не осталось семейного гнезда, хотя бы отдаленно похожего на эту виллу. Старый дом, в котором они жили с бабушкой, пришлось продать, чтобы оплатить долги и колледж для Саванны.

    Рука Луиса лежала на спинке ее стула. Стейси старалась не думать об этом, но желание откинуться на спинку стула и почувствовать его прикосновение было почти непреодолимым. Взглянув на Марию, Стейси увидела, что она изучает ее и Луиса. Стейси не смогла расшифровать для себя выражение лица Марии и невольно испугалась, что она сожалеет о том, что пригласила ее присоединиться к ним. Вдруг бабушка Луиса решит, что она в погоне за богатством пытается окрутить ее внука? Хотя вряд ли у нее что-нибудь получилось бы. Такой мужчина, как Луис, не станет шесть лет избегать женщин только для того, чтобы вдруг влюбиться во временную няню.

    После обеда взрослые решили немного вздремнуть, а Стейси поднялась наверх, чтобы проверить, как там близнецы, и позвать их на пляж. Оказалось, что Педро, Палома и Алли тоже захотели пойти с ними. Узнав об этом, Анна решила составить им компанию. В отличие от Луиса, который исчез сразу после обеда. Как же быстро он забыл о своем обещании проводить все время с детьми.

    День на пляже прошел замечательно. Близнецы чувствовали себя все увереннее и весело играли со своими кузенами. Анна и Стейси плавали, играли с детьми и болтали по-английски, сидя в тени большого зонта.

    Ужин был в семь. Они опять ели на открытой веранде: дети за одним столом, взрослые — за другим, и в этот раз Мария настояла на том, чтобы Стейси сидела за большим столом. Разговор был живым и интересным, ведь члены семейства Альдивиста не видели друг друга несколько месяцев.

    Когда ужин подошел к концу, Мария сказала:

    — У нас на завтра большие планы. Днем вы с детьми можете пойти на пляж, а вечером мы все приглашены на ужин к Марио Сабате. — Она перевела взгляд на Стейси: — Марио старый друг моего мужа. Его дом находится в получасе езды отсюда. Он расположен на холме, откуда открывается потрясающий вид на море. Я буду рада, если вы присоединитесь к нам. А за детьми присмотрит одна из горничных.

    — Но это ведь моя работа, — смущенно сказала Стейси, покосившись на Луиса.

    — Присоединяйтесь к нам, — с улыбкой кивнул он, заметив ее неуверенность. — Знайте, это большая честь. Старик Марио очень щепетилен в выборе гостей.

    — Обещаю, это будет приятный вечер, — сказала Мария. — А теперь, раз все уже поели, я предлагаю переместиться в гостиную. Моя старая спина давно требует, чтобы я пересела в мягкое кресло.

    Ужин закончился, и Стейси поднялась наверх, чтобы проверить, как там мальчики. Тихо приоткрыв дверь, она пару минут наблюдала за тем, как все пятеро детей играют вместе. Судя по мешанине английских и испанских слов, на которых они общались, близнецы уже переняли от своих кузенов несколько новых выражений, а Алли сделала первые шаги в освоении английского. Первым ее заметил Пабло:

    — Стейси, хорошо, что ты пришла!

    — Тебе весело? — с улыбкой спросила она, обнимая его.

    — Да, — кивнул он. — Я не понимаю, что они говорят, но у нас сейчас гонки машинок, и моя выиграла уже два раза.

    — Замечательно. Можно мне посмотреть?

    — Конечно.

    Стейси села рядом с Пабло, с интересом наблюдая за игрой и общением детей. Иногда она переводила отдельные фразы, но в основном они обходились без ее помощи.

    Через пару часов Стейси уложила близнецов спать и вернулась в свою комнату. Вечер только начинался, и у нее было еще достаточно времени, чтобы насладиться им. Открыв французские двери, она вышла на широкий балкон, опоясывающий весь второй этаж. Было так тихо, что можно было расслышать тихий шепот волн, накатывающих на песчаный берег.

    И шаги подошедшего к ней мужчины.

    — Бабушка надеялась, что после ужина вы вместе со всеми пойдете в гостиную, но вы сбежали, — сказал Луис.

    — Она и так была слишком добра ко мне, пригласив поужинать вместе с вами, так что я решила не испытывать ее терпение, — улыбнулась Стейси.

    Луис облокотился на перила балкона, глядя на черную бездну, в которую ночью превращалось Средиземное море.

    — Как мальчики?

    — Хорошо. Лучше всех близнецы ладят с Алли, ведь она одного с ними возраста. Мы играли в слова, которые нужно было называть на английском и испанском, — эта игра обычно нравится детям и помогает им быстрее освоить язык. До этого Пабло и Жуан не слишком часто играли с другими детьми?

    — Только в школе во время прогулок в парке.

    — Это видно. Им нравится играть с детьми, но чувствуется, что они держат дистанцию.

    — Когда приедут остальные члены семьи, здесь будет очень людно. Не знаю, как мальчики будут себя чувствовать. Может быть, нам лучше переехать в отель?

    — Ни в коем случае. Обещаю, это будет лучшее лето в их жизни, — улыбнулась Стейси. — Завтра у нас конкурс песчаных замков. Знаете, я так завидую вашим мальчикам. Сама я впервые увидела море, когда мне исполнилось девятнадцать.

    — Правда? Родители никогда не возили вас на море?

    — Нет. У моей бабушки был артрит. Она едва могла ходить, не говоря уже о дальних поездках. А да же если бы она была здорова, нам бы все равно никогда не хватило на это денег. Когда я впервые увидела море, я чуть с ума не сошла от счастья и пообещала себе, что однажды куплю домик у самого берега моря, чтобы видеть его каждый день.


    — С тех самых пор вы работаете няней на выходные и водите на пляж чужих детей?

    — Конечно. По-моему, это прекрасный способ увидеть все моря и океаны в мире и решить, на берегу которого я хочу встретить старость.

    — И что вы выбрали?

    — Я не могу определиться, пока не увижу их все, — улыбнулась Стейси. — Обычно мои клиенты ездят к берегам Средиземного и Карибского морей, а я хочу увидеть Австралию, Сейшельские острова, Мадагаскар. Представьте себе, я даже не была на Великих озерах, а, говорят, они очень похожи на море. Может быть, я просто куплю домик в Мериленде, поставлю на террасу кресло-качалку, буду дни напролет сидеть и смотреть на Атлантический океан.

    — Не могу представить вас сидящей на одном месте больше часа, — усмехнулся Луис.

    — О, вы даже не представляете, как мне иногда этого хочется, — рассмеялась Стейси. — Но не подумайте, что я жалуюсь. Я люблю детей, и мне нравится проводить с ними время.

    — Вы будете заниматься этим до тех пор, пока у вас не появятся собственные дети?

    — Наверное, — чуть пожала плечами Стейси.

    — Но пока вы не думаете о браке?

    — Нет, — рассмеялась она. — Сложно найти подходящего мужчину, когда все время перемещаешься с одного континента на другой. Правда, есть Филипп. Он живет со мной на одном этаже и иногда пытается ухаживать. Но он безработный актер, и его образ жизни меня не привлекает. Я предпочитаю иметь немного денег в банке и стабильную работу. А пока я могу ездить по всему миру за чужой счет — разве это не здорово?

    — Наверное, непросто каждый месяц переезжать и жить в новой семье.

    — Да, но у меня все еще захватывает дух, когда я узнаю, куда поеду на этот раз.

    Это было почти правдой. Но жажда путешествий была уже не такой всепоглощающей, как раньше. Все чаще Стейси задумывалась о том, как было бы хорошо иметь свой дом, завести друзей, познакомиться с соседями.

    — Мне нравится моя работа. Если бы это было не так, я бы давно занялась чем-нибудь другим.

    — И чем вы займетесь, если вам надоест бесконечно мотаться по свету?

    — Наверное, займусь административной работой в нашем агентстве. Может быть, когда мне исполнится тридцать, я решу полностью изменить свою жизнь и придумаю новый план.

    — Жизнь имеет особенность разрушать любые планы, — с горечью в голосе сказал Луис.

    — Если это произойдет, я придумаю еще один. Посмотрите на себя, мистер Альдивиста. Вы планировали достичь такого успеха, когда вам было двадцать?

    — В двадцать я планировал завоевать весь мир, — усмехнулся он, но тут же снова погрустнел. — Успех приходит и уходит. Я достиг многого, но нет гарантий, что завтра я не лишусь всего.

    — Это так. Но в том, что сейчас вы босс, есть масса плюсов. Например, вы сами определяете свое расписание.

    Может ли она позволить себе спросить Луиса, почему он не построил свою жизнь так, чтобы работать, когда его сыновья в школе или спят? Стейси промолчала, зная, что не имеет права говорить родителям, как им растить их детей.

    Вместо этого она аккуратно сменила тему.

    — Эта вилла — прекрасное место для детей, — сказала она. — Думаю, к концу вашего отдыха они не только познакомятся со всеми своими родственниками, но и заговорят по-испански.

    — Скоро приедут мои родители. Они навещают нас с мальчиками каждый год.

    — Вам очень повезло.

    — Что вы имеете в виду?

    — Все наши с сестрой родные уже покинули этот мир, а у вас такая большая дружная семья, вы проводите вместе лето, рассказываете друг другу замечательные истории. Вашим мальчикам очень повезло.

    — Но все это не может заменить им мать.

    — Конечно нет, но я знаю, что чувствуют дети, потерявшие родителей. Им очень нужно проводить как можно больше времени с теми, кто знал их. Бабушка каждый вечер рассказывала нам истории о маме: о том, какой она была в детстве, потом подростком, о том, как встретила нашего отца. Вы тоже так можете. Расскажите мальчикам о Мелиссе. Когда наша мать умерла, мне было шесть, а Саванне три года, и мы почти не помним ее. Жуану и Пабло будет полезно больше узнать о том, какой она была.

    Стейси не хотела больше бередить его старые раны разговорами об умершей жене, поэтому посчитала, что лучше будет попрощаться.

    — Наверное, я пойду спать. Завтра будет длинный день. — Она собиралась уходить, но решила задать еще один вопрос. — Должна ли я принять приглашение вашей бабушки пойти в гости к другу вашей семьи? Это так странно, ведь вы наняли меня заботиться о близнецах, а не развлекаться…

    — Пока вы расцениваете ее приглашение как милый жест, а не очередную попытку свести нас, не имеющую под собой никакой реальной основы, да. Мы насладимся вечером, вернемся домой и разойдемся по своим комнатам.

    «Как мило», — подумала Стейси, растягивая губы в вежливой улыбке.

    — Поверьте мне, мистер Альдивиста, эта мысль никогда не придет мне в голову. — Она уже пришла в нее несколько тысяч раз и так прочно поселилась там, что еще раз приходить ей было совершенно не обязательно. — Я буду держать дистанцию.

    — Прекрасно. Спокойной ночи, Стейси. Думаю, мне очень повезло, что я позвонил именно в ваше агентство.

    Стейси было приятно, что он так думал. Ей нравился Луис и его семья — большая, дружная и любящая. Она была бы счастлива стать ее частью, но, к сожалению, Луис четко дал ей понять, что это пустая фантазия, которой не суждено стать реальностью.

    Луис смотрел, как Стейси уходит в свою комнату. Она была не похожа на женщин, которых он знал раньше. Он не мог не восхищаться тем, как легко она завоевала доверие мальчиков. Стейси была с ними всего два дня, но поведение близнецов заметно улучшилось — они слушались ее беспрекословно. Интересно, в чем ее секрет? Он долго стоял, облокотившись на перила и глядя на море, и на мгновение ему показалось, что он перенесся в детство. В те годы, когда он ночью тайком выбирался из дома, чтобы пойти на запретное купание под звездами или на фейерверк. Тогда он еще не был знаком с Мелиссой, не знал, какой жестокой бывает жизнь, и был уверен, что самое страшное, что может случиться, произойдет, если дедушка найдет его тайный запас фейерверков.

    Но та беззаботная радость, которая охватывала его каждый раз, когда он приезжал сюда, осталась в далеком прошлом. Теперь на нем лежал груз ответственности за сыновей и компанию. Иногда ему казалось, что весь мир давит ему на плечи. Его жизнь была бы совсем другой, если бы Мелисса осталась жива.

    Он представил себе Мелиссу здесь, но через мгновение его память напомнила ему о только что стоявшей рядом с ним девушке.

    Стейси была совсем не похожа на Мелиссу, которой не понравилось в Испании. Мелиссе не пришлась по вкусу местная кухня, ее раздражали языковой барьер и постоянная необходимость проводить время с его родственниками. Стейси же, казалось, была счастлива проводить время с его семьей. Сегодня она так органично вписалась в семейное застолье — смеялась, отвечала на вопросы, расспрашивала его родственников об их жизни.

    И, похоже, она очень понравилась Марии. Удивительно, ведь они познакомились всего пару дней назад. Его бабушка всегда была очень гостеприимной, но к малознакомым людям относилась довольно прохладно. Видимо, у Стейси действительно был какой-то секрет — она смогла очаровать не только его детей, но и бабушку.

    Но не его. Луис видел, как его кузены обмениваются многозначительными взглядами, но он предпочел их проигнорировать. Он не мог даже допустить мысли о том, что однажды влюбится вновь и опять станет заложником судьбы. Что, если он женится, а его жена опять умрет? Второго раза он не переживет.

    Если он и решит вновь жениться, то, конечно, не на Стейси. Это будет молодая, сильная, уверенная в себе женщина, которая полюбит его сыновей и сможет участвовать в работе его компании.

    А сейчас он должен думать о своих мальчиках. Он хотел, чтобы у них остались прекрасные воспоминания об Испании, а для этого он должен был проводить с ними больше времени.

    Его отец все свое время посвящал работе и много путешествовал — именно из-за этого их с Изабеллой отправляли на лето к бабушке с дедушкой. Даже если случалось чудо и они отправлялись отдыхать вместе с родителями, отец и там все время работал…

    Какой кошмар! Как он не заметил, что превращается в собственного отца? Нет, этого не произойдет. Многие сотрудники его компании уже перешли на удаленную работу. В век высоких технологий любое совещание можно провести онлайн, а работу выполнить через Интернет. Для этого ему совершенно не обязательно день и ночь находиться в офисе.

    Поддавшись внезапному желанию, Луис поднялся на третий этаж и вошел в комнату мальчиков. Конечно, дети давно спали. Он смотрел на их спокойные лица и чувствовал, как тепло и любовь разливаются в его груди.

    Завтра все будет иначе. Он пойдет работать в интернет-кафе рано утром, чтобы день провести с детьми, а вечером отправиться с семьей в гости к Марио Сабате.

    Глава 4

    Стейси едва успела одеться и привести себя в порядок к назначенному Марией времени. К счастью, она всегда брала с собой в поездку маленькое черное платье и серебристые босоножки. Они почти не занимали места, но на случай неожиданного выхода в свет были совершенно незаменимы.

    Она с сомнением заглянула в висящее на стене зеркало. Ее выгоревшие на солнце волосы стали еще светлее и вились от влажности. Поколебавшись, она оставила их распущенными. Подкрасив глаза и губы, она взяла маленькую сумочку и вышла из комнаты.

    Спустившись на первый этаж, Стейси заглянула на террасу, где под бдительным присмотром горничной обедали дети.

    — Ой, Стейси, ты такая красивая! — радостно закричал Пабло, первым заметивший ее и подбежавший обняться. — Почему мне нельзя пойти с тобой?

    — И мне! — поддержал брата Жуан.

    — Потому что это место, куда пускают только взрослых, — объяснила она. — Ничего, мы с вами завтра сходим погулять, а сегодня ведите себя хорошо и вовремя ложитесь спать, договорились?

    — Да, — одновременно кивнули близнецы.

    Она вышла в коридор, где столкнулась с Луисом.

    — Вы готовы? — спросил он. — Мы поедем на двух машинах. На той, которую я арендовал, поедем мы с Себастьяном и Анной, а водитель бабушки от везет остальных.

    — Хорошо, я готова, — с улыбкой кивнула Стейси, усилием воли заставив себя отвести взгляд от Луиса, который выглядел просто потрясающе в своем черном костюме, снежно-белой рубашке и темно-синем галстуке.

    — Какое красивое платье! — восхитилась Тереза, когда они присоединились к остальным членам семьи, уже собравшимся в холле.

    Стейси улыбнулась в ответ. Ей оставалось радоваться, что она одета подобающе, и надеяться, что это ее единственный выход в свет, потому что другого вечернего платья у нее с собой не было.

    Вслед за водителем бабушки Луис подъехал к стоящему на холме дому с песочного цвета стенами, терракотовой крышей и распахнутыми навстречу ветру большими окнами в темно-коричневых рамах.

    — Марио прожил в этом доме всю жизнь, — с улыбкой сказал Себастьян, помогая Анне выйти из машины.

    На крыльце их уже ждал хозяин дома, седой мужчина лет шестидесяти. Марио сердечно поприветствовал всех и провел в большую гостиную, где их ждал ужин.

    Стейси даже немного удивилась, когда оказалось, что они с Луисом сидят не вместе. Видимо, попытки Марии свести их были лишь плодом ее воображения. Оставалось радоваться, что все слишком заняты обсуждением предстоящей фиесты и не заметили ее растерянности.

    После ужина они переместились в гостиную, где Марио предложил послушать, как его младшая дочь Пилар играет на пианино. Она оказалась прекрасной пианисткой. Пилар сыграла несколько классических мелодий, несколько современных и закончила таким зажигательным фламенко, что слушатели невольно начали притопывать в такт.

    — Потрясающе! — прошептала Стейси.

    — Пилар много лет училась и даже выступала с концертами, — с улыбкой кивнула сидящая рядом с ней Мария. — А вы играете на каком-нибудь музыкальном инструменте?

    — Нет.

    У ее семьи никогда не было денег на такую роскошь, как уроки музыки.

    — К сожалению, мои дети и внуки тоже, — вздохнула Мария. — Но я надеюсь на новое поколение. Надо предложить Луису нанять для мальчиков учителя музыки. Даже если это не станет их карьерой, это будет для них полезно, — сказала Мария, глядя на Пилар, которая подошла к Луису и Себастьяну, и они начали что-то оживленно обсуждать. — Как вы думаете, Луис когда-нибудь женится еще раз? — спросила она, задумчиво изучая взглядом Пилар.

    — Простите, но я не знаю. Мы ведь знакомы всего пару дней, — покачала головой Стейси, глядя на Пилар, которая только что рассмеялась в ответ на какую-то шутку Луиса.

    Стейси была вынуждена признать, что она выглядела просто потрясающе: ее темные волосы волной ложились на плечи, а карие глаза сияли. И похоже, Луису она понравилась.

    — Я очень волнуюсь за него, — продолжала тем временем Мария. — Он так любил свою жену.

    — Может быть, однажды он переедет сюда и женится на испанке, — предположила Стейси, но ее сердце сжалось при этой мысли.

    А что, если Луис сейчас влюбится в Пилар и весь остаток отпуска проведет с ней?

    Что ж, это не ее дело. Она здесь для того, чтобы заботиться о мальчиках, а не мечтать об их отце.

    Заставив себя отвернуться от Луиса, Стейси посмотрела на распахнутые двери на террасу.

    — Хотите составить мне компанию и выйти на террасу, чтобы полюбоваться на море и деревню? — спросила она Марию, не желая обсуждать семейные перспективы с бабушкой своего босса.

    — Я видела их уже тысячу раз, — рассмеялась она. — Лучше пойду выясню, о чем так оживленно беседуют с Марио мои внуки.

    Стейси улыбнулась и вышла на террасу. Облокотившись на белые каменные перила, она смотрела на огни ночной деревни.

    — Альта-Париса прекрасна ночью, — услышала она голос Луиса.

    Оказалось, что он стоит всего в двух шагах от нее.

    — Да. У сеньора Сабаты великолепный дом, — сказала Стейси. — Здесь так хорошо и спокойно.

    — Но я уверен, что вы бы предпочли быть поближе к воде, — улыбнулся Луис, подходя к ней.

    — Вы правы. Мне нравится возможность, выходя из дома, сразу оказываться на пляже. А отсюда до пляжа нужно добираться на машине.

    — А еще это будет не частный пляж, как около вилы abuela, а публичный, на котором всегда полно народа.

    Луис с улыбкой смотрел на море. Он не ожидал, что получит такое наслаждение от этого вечера. Когда он был маленьким, его семья и семья Марио проводили много времени вместе. Пилар была на несколько лет старше, чем они с Изабеллой, и считала себя вправе командовать ими, что, конечно, им не слишком нравилось, но сегодня он был рад увидеть ее и узнать, что нового произошло в ее жизни.

    А еще он был рад тому, что все-таки приехал в Испанию: он получил возможность встретиться с родственниками и друзьями, которых не видел несколько лет, и показать Жуану и Пабло жизнь, не похожую на ту, которую они вели в Нью-Йорке.

    — Вы часто приезжали сюда с бабушкой? — спросила Стейси.

    — Достаточно для того, чтобы Пилар смогла оценить свое превосходство в возрасте и начать помыкать нами с Изабеллой, — усмехнулся Луис. — Но, похоже, с возрастом ее характер немного улучшился.

    — Может, просто вы изменились? — предположила Стейси.

    — Нет, я был совершенством от рождения, — рассмеялся Луис.

    — Совсем как ваши сыновья.

    — Ну что вы, — покачал головой Луис. — Даже я, будучи их отцом, не могу назвать их совершенными. Хотя рядом с вами у них есть все шансы приблизиться к этому определению.

    — Да, Жуан иногда бывает немного упрямым.

    — И Пабло тоже. Эти дети могут быть совершенно неуправляемы, но вы каким-то чудесным образом нашли к ним подход.

    — Вам стоит завтра пойти с нами на пляж и посмотреть на их успехи в плавании.

    — Если они будут каждый день спать днем, я смогу перенести на это время посещение интернет-кафе, а утро проводить с мальчиками.

    — Уверена, они будут счастливы. Но я не могу гарантировать, что они будут всегда спать днем — ваши мальчики считают, что они для этого слишком взрослые. Правда, сегодня они так накупались, что уснули еще до того, как я дочитала до середины сказки.

    — Вы им очень нравитесь, — улыбнулся Луис.

    — Я стараюсь подружиться со всеми детьми, за которыми присматриваю.

    — А были дети, которым вы не нравились?

    — Да, один раз несколько лет назад, и это произошло из-за того, что у детей был переходной возраст и они бастовали против любого решения родителей. Хотя эти дети были слишком малы, чтобы оставаться одним в чужой стране, они были уверены, что уже выросли и не нуждаются в няньках. Я предпочитаю работать с маленькими детьми, а вот моя сестра Саванна специализируется на работе с трудными подростками — ей нравятся непростые задачи.

    — Расскажите мне о худших детях, которые у вас были.

    — Это легко — гаденыши Джонсов. Простите, но это слово идеально отражает их поведение.

    Стейси в подробностях описала ему все пакости, которые устраивали ей эти ужасные мальчишки. К концу ее рассказа Луис смеялся до слез.

    — Но, несмотря на все эти ужасные вещи, вы все равно рассказываете о них с улыбкой.

    — Я еще не встречала ребенка, который бы мне не понравился, — тепло улыбнулась Стейси. — Иногда они ведут себя плохо, но это не значит, что они плохие. Просто они испытывают вас или проверяют границы дозволенного.

    — А вы не устаете от бесконечных путешествий? Я слышал, что женщинам свойственно желание свить тихое уютное гнездышко, а вы все время живете на чемоданах. Разве вам не хочется создать собственную семью?

    — Может быть, однажды… — сказала Стейси и надолго замолчала. Луис уже решил, что она больше ничего не скажет, и хотел предложить пойти в дом, но тут она снова заговорила: — Мы с сестрой всегда мечтали о путешествиях. Может быть, если бы у нас была возможность съездить в каникулы на море, это бы удовлетворило наше желание, но мы жили бедно, а мечты о дальних странах не оставляли нас. Иногда, чтобы дотянуть до следующей бабушкиной зарплаты, мы питались только картошкой и рисом. Сложно расти, когда ты не можешь даже мечтать о вещах, которые остальные дети считают нормой. Поэтому я решила, что, когда вырасту, буду много путешествовать…

    — Но ведь все изменится, если вы встретите мужчину, которого полюбите?

    — Вряд ли такой мужчина встретится мне в ближайшее время, — рассмеялась Стейси. — Во время работы я общаюсь только с семьями, а во время кратких пребываний в Нью-Йорке хожу по музеям и галереям. Я очень люблю Нью-Йорк. Но не только его. Испанская Ривьера, Карибы, Мехико нравятся мне не меньше. Все мои детские мечты стали реальностью.

    В голосе Стейси слышался искренний энтузиазм, и Луис невольно позавидовал ей: она точно знала, чего хочет, и знала, как это получить. Когда-то в юности он тоже был таким, но, потеряв Мелиссу, стал чувствовать, что просто плывет по течению, ни к чему не стремясь.

    Луису было непросто признаться в этом даже себе самому, но иногда он по-настоящему скучал по возможности любить кого-то, делиться с кем-то своими переживаниями и идеями, вместе мечтать о будущем. Встретит ли он когда-нибудь женщину, на которой захочет жениться? Хватит ли ему смелости еще раз рискнуть своим сердцем?

    — Становится холодно, — сказала Стейси. — Думаю, нам стоит вернуться в дом.

    Он смотрел ей вслед и думал, каким будет мужчина, с которым эта удивительная девушка захочет создать семью.

    Луис почему-то заранее был уверен в том, что этот человек ему совершенно не понравится.

    Глава 5

    Луис проснулся рано утром и долго лежал, вспоминая вечерний разговор со Стейси. Это утро он решил провести со своими сыновьями. Спустившись на первый этаж, он обнаружил, что они тоже уже проснулись и завтракают на террасе вместе с другими детьми.

    Стейси с Терезой завтракали за большим столом. Они весело болтали и выглядели как давние подруги.

    — Доброе утро, — поприветствовал он девушек. — Где все?

    — Доброе утро, Луис, — откликнулась Тереза. — Жозе звонит кому-то по работе, abuela решила позавтракать в своей комнате, София составляет ей компанию, а Себастьян и Анна куда-то уехали.

    — Какие планы на сегодня? — спросил он, намазывая маслом хрустящий тост.

    — Мы собирались пойти поплавать, а днем съездить в город. Все зависит от того, во сколько приедет Изабелла. За это я люблю отпуск — никаких устойчивых планов и расписаний.

    Луис кивнул и посмотрел на Стейси. Она выглядела счастливой и отдохнувшей. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы волна желания прокатилась по всему его телу. Луис усилием воли заставил себя перевести взгляд на детей, стараясь побороть это неуместное влечение.

    — Вы пойдете с мальчиками на пляж? — спросила его Стейси.

    — Я собираюсь провести с ними весь день, — откликнулся он.

    — Замечательно, — искренне обрадовалась она.

    Утро пролетело незаметно — близнецы провели все время в воде, демонстрируя отцу свои успехи в плавании, Тереза загорала на берегу рядом со Стейси, наблюдая за Алли и Жозе, строившими песочный замок.

    После обеда Луис пригласил мальчиков и Стейси прокатиться с ним по побережью.

    — В десяти милях отсюда есть очаровательная деревня, в окрестностях которой я в детстве обнаружил несколько пещер. Думаю, мальчикам понравится исследовать их, как и мне когда-то.

    — Наверняка, — кивнула Стейси. — Вы уверены, что хотите, чтобы я сопровождала вас?

    — Конечно.

    — Хорошо, — обрадовалась она, предвкушая интересную поездку.

    Стейси была совершенно очарована деревенькой, в которую привез их Луис. Здания, более старинные, чем в Альта-Парисе, здесь были построены в мавританском стиле, с большими внутренними двориками, украшенными цветочными клумбами и фонтанами. Луис припарковался на площади.

    — А где пещеры? — спросил Жуан, выбираясь из машины.

    — До них нужно еще дойти, — с улыбкой ответил Луис. — Мы погуляем, а на обратном пути зайдем в кафе.

    Они вышли из города и начали спускаться к морю по узкой тропинке. Минут через пятнадцать они вслед за Луисом сошли с тропы и углубились в лес. Продравшись сквозь разросшиеся кусты, они вышли ко входу в пещеру, над которым нависал большой валун.

    — А что удерживает его от падения? — опасливо спросила Стейси.

    — Если вы боитесь, что он упадет и завалит вход в пещеру, то не волнуйтесь — этот камень лежит здесь столько, сколько я себя помню.

    — Будем надеяться, что сегодня он не изменит своим привычкам. Но я, пожалуй, все-таки подожду вас здесь.

    — Трусиха, — рассмеялся Луис.

    — И горжусь этим, — кивнула Стейси. — По крайней мере, когда этот валун рухнет и завалит выход из пещеры, будет кто-то, кто сможет позвать на помощь и рассказать родным и близким о том, что произошло.

    — Хорошая идея.

    Стейси отошла от пещеры на расстояние, которое ей казалось безопасным, и села на поросший ползучими растениями валун, подставив лицо солнечным лучам.

    — А куда пошла Стейси? — обеспокоенно спросил Пабло.

    — Она немного замерзла и хочет посидеть на солнышке, — сказал Луис. — Пойдем скорее, насколько я помню, в этой пещере сохранились рисунки доисторических людей.

    Он взял сыновей за руки и повел в глубь пещеры. Чем дальше они отходили от входа в пещеру, тем темнее становилось, но Луис так же легко, как когда-то в детстве, нашел старинные рисунки. Фигурки людей и животных почти полностью заполняли одну из стен пещеры.

    Близнецы тут же спросили, что означают эти рисунки. Луис не знал, но, чтобы не разочаровывать малышей, на ходу придумал захватывающую историю. Он был счастлив разделить со своими сыновьями свои детские воспоминания и фантазии.

    О, сколько бы он в детстве отдал за то, чтобы привести сюда своего отца и разделить с ним это восхитительное приключение! Как он мог забыть о том, как, будучи маленьким мальчиком, жаждал внимания родителей?

    — Здорово, папочка, — сказал Пабло.

    — Очень! — подтвердил Луис.

    Он обнял сына и вдруг испытал приступ панического ужаса, вспомнив, как близок он был к тому, чтобы отказаться от приглашения бабушки, а значит, стать таким же, как его отец. Нет, только не это! Глядя на своих мальчиков, он видел, насколько они разные, несмотря на все их внешнее сходство. Они были немного похожи на Мелиссу, немного на него самого, но в первую очередь на себя самих — Жуана и Пабло.

    — А здесь есть еще пещеры? — спросил Жуан.

    — Да. Если мы пройдем дальше по тропе, мы найдем еще одну, поменьше и без рисунков, зато там гораздо прохладнее. Откуда-то из глубины пещеры постоянно дует холодный воздух, поэтому в жаркий день там очень хорошо.

    — Ух ты, давай пойдем туда! — восхитился Жуан.

    Они вышли из пещеры. Сидевшая на траве Стейси с радостной улыбкой поднялась им навстречу.

    — Вы целы! — На ее лице было написано искреннее облегчение.

    — Ну конечно, — рассмеялся Луис, который никогда не подверг бы своих детей опасности.

    — Папа покажет нам пещеру, из которой дует холодный воздух! — сообщил Жуан. — А еще мы видели картинки на стенах, и папа сказал, что так древние люди записывали сказки для детей, потому что книг тогда еще не было.

    — Как интересно, — улыбнулась Стейси. — Жаль, что я не видела.

    Она искоса взглянула на Луиса, и он подмигнул ей.

    — Пойдемте, — сказал он, беря сыновей за руки. — Следующая пещера совсем недалеко.

    Но оказалось, что добраться до пещеры не так-то просто — ведущая к ней тропинка была засыпана камнями. Луис первым перебрался через завал и помог сначала мальчикам, а потом Стейси. Он подал ей руку и замер, глядя ей в глаза, не в силах ни отвести взгляда, ни отпустить ее. Еще никогда он не испытывал такого внезапного и сильного желания поцеловать женщину. На несколько бесконечных мгновений время застыло, они стояли, глядя друг другу в глаза, Луис чуть наклонил голову… и почувствовал, как кто-то тянет его за штанину. Оказалось, что Жуану надоело ждать. Волшебство развеялось, и Луис отпустил Стейси.

    Если бы этот момент продолжался чуть дольше, Луис бы не сдержался и поцеловал ее. Прямо на глазах у детей, которые бы, конечно, тут же рассказали всем родственникам об этом знаменательном событии. Что же с ним происходит?

    — Ну, где же пещера, папа? — спросил Жуан, оглядываясь по сторонам.

    — Нам нужно пройти чуть дальше по тропинке.

    — Надеюсь, там действительно прохладно, потому что мне с каждой минутой становится все жарче, — вздохнула Стейси.

    Луис кивнул — ему тоже было очень жарко. Но солнце к этому не имело ни малейшего отношения.

    Через пару минут они вышли к пещере. Мальчики побежали вперед.

    — С ними все будет в порядке? — обеспокоенно спросила Стейси, глядя им вслед. — Там нет дыр или расщелин, в которые они могут провалиться?

    — Нет, — пообещал Луис.

    — Ой, тут правда холодно! — крикнул Пабло, высунувшись из пещеры. — Пойдем скорее внутрь, папа, — попросил он, протягивая ему руку.

    — Я подожду здесь, — сказала Стейси, опасливо заглянув в пещеру.

    — Там совершенно безопасно, — пообещал Луис.

    — Уверена, что это так, — кивнула она, но не двинулась с места.

    Пока Луис показывал мальчикам пещеру, Стейси наслаждалась идущим из нее потоком прохладного воздуха и прекрасным видом, открывавшимся на море. Из пещеры доносились голоса — Луис рассказывал близнецам о том, как исследовал эту пещеру в детстве.

    Вернувшись в деревню, они зашли в очаровательное маленькое кафе, из окон которого открывался прекрасный вид на площадь с фонтаном.

    — Было очень весело, — сказал Жуан, потягивая лимонад из соломинки. — А можно после обеда мы пойдем на пляж?

    — Посмотрим. Возможно, у бабушки уже есть планы на вечер — сегодня должны приехать еще несколько членов нашей семьи.

    — Мне не нравится, когда вокруг столько людей, — пробормотал Пабло.

    — Когда ты со всеми познакомишься, тебе уже не будет страшно. Я бы хотела, чтобы у меня было столько родственников, как у вас.

    — Кто такие родственники? — спросил Жуан.

    — Члены семьи, — ответил Луис. — Как abuela Мария — она моя бабушка и ваша прабабушка — или ваши кузены.

    — Как Алли?

    — Да. Как вы думаете, они поймут все эти родственные тонкости? — шепотом спросил он Стейси.

    — Конечно нет. Пока для них все будут тетями и дядями или кузенами и кузинами, а тонкости они поймут, когда станут постарше.

    — А Стейси — тоже наша родственница? — спросил Пабло.

    — Нет, милый, я просто ваша няня, — улыбнулась она, пожалев, что их с этими мальчиками не связывают настоящие родственные узы. Она бы хотела провести с близнецами куда больше чем пару коротких недель.

    — Считайте ее своим другом, — сказал Луис, не глядя на Стейси.

    Слово «дружба» не имело никакого отношения к тем чувствам, которые он испытывал к Стейси Вильямс.

    * * *

    Вилла была полна людей. Стейси задержалась в дверях гостиной, успокаивая испуганных таким количеством народа малышей, а Луис уже приветствовал новоприбывших.

    — Я боюсь, — прошептал Пабло, сжав ее руку. — Их слишком много.

    — Но ведь ты уже знаком с Себастьяном, Терезой и их семьями. Сейчас ты познакомишься с новыми родственниками. Уверена, они тебе тоже понравятся.

    Луис представил им своего кузена Мигеля и членов его семьи. Стейси понимала, что если даже ей непросто запомнить все новые имена, то у близнецов вообще нет шансов. Было видно, что они скучают, слушая непонятые им взрослые разговоры. Когда в беседе возникла пауза, Стейси сказала, что собирается отвести близнецов на пляж, и ускользнула из гостиной вместе с детьми.

    День на море, как и всегда, прошел весело. Дети плавали, играли и строили песчаные замки.

    Вечером, после плотного ужина, Стейси искупала мальчиков и уложила в кровати. В этот раз они даже не стали с ней спорить — после дня, полного игр и приключений, они были готовы заснуть даже стоя.

    — Сегодня было весело, — сонно пробормотал Жуан.

    — Мне было страшно в пещере, но папа показал красивые рисунки и рассказал о своем детстве, и я перестал бояться, — добавил Пабло. — Он сказал, что это место совсем не страшное, а очень даже полезное, потому что там приятно прятаться в жаркий день.

    — Совершенно верно, — кивнула Стейси. — А еще у этой пещеры богатая история.

    — Что такое история? — спросил Жуан.

    — То, что произошло раньше.

    — Наша жизнь в Нью-Йорке — это история? — озадаченно уточнил он.

    — Даже наше сегодняшнее исследование пещер — это уже история. А теперь устраивайтесь поудобнее, и я почитаю вам сказку.

    Когда мальчики уснули, Стейси вернула книгу на полку, вышла из комнаты и задумалась: она могла присоединиться к другим взрослым, беседующим в гостиной, или пойти в свою комнату. Решив, что ее присутствие в кругу только что воссоединившейся семьи будет неуместным, она бесшумно проскользнула мимо шелестевшей голосами гостиной и выскользнула в сад.

    Уже стемнело, но тропинки освещали напольные фонарики. Устроившись на широкой деревянной скамейке, Стейси закрыла глаза и глубоко вдохнула прохладный воздух, наполненный запахами моря и цветов. В такие минуты она всегда вспоминала о сестре. Скорее всего, Саванна уже не только вернулась с Аляски, но и улетела на другой конец света с новым клиентом. В последний год количество заказов значительно выросло, так что почти вся их жизнь проходила в разъездах. Они даже начали подумывать о том, чтобы расширить бизнес и нанять еще нянь.


    — А я думал, что вы уже в постели.

    Стейси чуть не подпрыгнула от неожиданности и, резко обернувшись, увидела идущего к ней Луиса.

    — Нет, я решила немного прогуляться перед сном. Луна сегодня светит так ярко, что при желании можно даже читать, так что сам Бог велел выйти на прогулку.

    — Позвольте составить вам компанию, — с галантной улыбкой предложил Луис.

    Он был вынужден признаться хотя бы себе в том, что, несмотря на прекрасную возможность пообщаться с кузенами, он, как только представился шанс, отправился на поиски Стейси. Конечно, он мог сколько угодно твердить себе, что сделал это лишь для того, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, но глупо было лгать самому себе.

    Рядом со Стейси он чувствовал себя невероятно комфортно. Она не флиртовала, ничего не требовала, у нее не было ложных ожиданий. Она нравилась себе такой, какая есть.

    И ему тоже.

    Пляж был пуст. Ночную тишину нарушал лишь тихий шепот волн. От луны по воде вдаль бежала золотисто-белая дорожка.

    — Это прекрасное место. Ваша бабушка так рада, что вы здесь. Не могу поверить, что вы упускаете возможность приезжать сюда каждое лето.

    — Раньше мне казалось, что мальчики еще слишком маленькие для такого долгого путешествия. — Луис нахмурился, вспоминая, сколько времени он потратил впустую в офисе, вместо того чтобы быть с сыновьями. — Теперь, зная, как им здесь нравится, я буду привозить их сюда каждое лето. Может быть, даже буду регулярно приглашать вас присоединиться к нам. Вряд ли в ближайшее время Ханна изменит свое отношение к полетам.

    — Хорошо, но вам придется предупреждать об этом заранее.

    — Я забронирую вас на следующий июль, как только вернусь в Нью-Йорк, — рассмеялся Луис.

    — Замечательно. Люблю, когда все спланировано заранее, — кивнула Стейси.

    Луис не успел задать следующий вопрос, который уже вертелся на его языке, потому что за их спинами раздался голос:

    — Эй, постойте!

    Обернувшись, они увидели идущих к ним Анну и Себастьяна.

    — Похоже, гениальные идеи приходят в гениальные головы одновременно, — улыбнулся кузен Луиса. — Мы тоже решили прогуляться по пляжу перед сном.

    — Я так люблю море, — добавила Анна. — Вокруг нашего дома в Мадриде есть маленький сад, но он не идет ни в какое сравнение с роскошным садом abuela Марии. Мне нравится, что здесь столько пространства и море совсем рядом.

    Стейси начала расспрашивать Анну об их доме, мужчины говорили о своем и скоро отделились от девушек, чтобы не мешать друг другу.

    — Простите, что мы прервали ваш разговор. Себастьян хотел побольше пообщаться с Луисом. В детстве они были очень близки.

    — Нечего было прерывать. Я ведь всего лишь няня.

    — Как скажете, но, знаете, рядом с вами Луис выглядит более живым и счастливым. После смерти жены он стал настоящим затворником. Он приехал сюда впервые за шесть лет. Мы все надеемся, что когда-нибудь он влюбится вновь и женится. Ему это нужно.

    — Вы должны поговорить об этом с Луисом, а не со мной, — смущенно сказала Стейси, представив реакцию своего босса на подобные слова.

    — Нет, не я. Может быть, Себастьян или Жозе. Или даже Изабелла. Думаю, именно поэтому бабушка так часто сажает вас вместе — она хочет, чтобы Луис вспомнил, как приятно быть парой, и начал с кем-то встречаться.

    — Уверена, когда-нибудь это произойдет.

    — Вам нравятся близнецы?

    — Да, они очень милые.

    Потом они начали рассказывать друг другу забавные истории о детях и забыли о Луисе, так и не узнав, что он слышал их разговор.

    Анне легко было рассуждать о том, что он должен снова жениться, ведь это не ей пришлось пережить ужасную потерю. Ему было стыдно это признавать, но он боялся влюбляться. Он не был готов еще раз пережить боль от потери любимого человека. Смерть Мелиссы была неожиданной и непредсказуемой. Но ведь роды — это не единственное, что может произойти с человеком. Еще бывают автомобильные и авиакатастрофы, болезни, несчастные случаи. Столько всего может произойти — непонятно, как человечество вообще так долго протянуло в этом опасном мире.

    — Не слушай их, — тихо сказал Себастьян.

    — Что?

    — Я тоже слышал, о чем они говорили. У Анны не самый тихий в мире голос. Ты ведь из-за этого такой хмурый и молчаливый?

    — Когда Мелисса умерла, я думал, что сойду с ума.

    — Луис, у тебя была первая любовь, у тебя есть два замечательных сына и когда-нибудь появятся внуки.

    — Я знаю, и я благодарен судьбе за это, но иногда я думаю…

    Луис не стал продолжать. Он не мог отрицать, что в словах Анны была доля правды. Ему действительно не хватало многого из того, что осталось в его прошлой жизни. Когда он видел, как они с Себастьяном улыбаются друг другу и держатся за руки, то чувствовал зависть.

    — Думаю, нам пора возвращаться, — сказал он.

    — Да, ведь завтра рано вставать, мы собирались отвезти мальчиков в Гуадалест. Может быть, и вы к нам присоединитесь? — предложил Себастьян.

    — Конечно, — кивнул Луис. — Уверен, детям это понравится так же, как нам когда-то.

    — Помнится, ты был последним королем Гуадалеста?

    — Что значит — королем? — удивленно спросила Стейси.

    — Гуадалест — это мавританская крепость, построенная для защиты долины. В детстве мы часто играли там, и тот, кто побеждал, становился королем крепости. В последний раз победил я, а потом мы выросли, наши интересы изменились, и у Себастьяна не было шанса взять реванш. Тогда мы больше думали о девочках, чем о взятии крепостей.

    — Когда твои близнецы достигнут этого возраста, не одно девичье сердце будет разбито, — усмехнулся его кузен.

    — Не хочу заглядывать так далеко. Пока им только шесть, и я хочу, чтобы они как можно дольше оставались маленькими.

    — Детям свойственно вырастать.

    Этого Луис и боялся.

    Поездка в мавританскую крепость прошла замечательно. Луис и Себастьян смешили детей рассказами о своих детских приключениях, а потом малыши разделились на защитников крепости и осаждающих и устроили на старинных улицах крепости настоящую партизанскую войну. Всего за пару дней близнецы выучили достаточно испанских слов, чтобы без проблем общаться со своими маленькими кузенами. К обеду они вернулись на виллу и узнали, что приехали родители Луиса и его сестра Изабелла.

    Луис был рад, что его отец все же принял приглашение бабушки и решил приехать. Близнецы едва знали своих вечно занятых бабушку и дедушку и, поприветствовав их, почти сразу убежали к другим детям, собиравшимся пойти купаться под присмотром Анны. Вскоре к ним присоединилась Стейси, и они ушли на пляж.

    — А что случилось с их прошлой няней? — глядя им вслед, недовольно спросил Карлос Альдивиста.

    — Ханна отказалась сопровождать нас в этой поездке, потому что очень боится летать. Стейси с нами только на время отдыха в Испании.

    — Она очень молода, — заметила его мать, Маргарита.

    — На самом деле Стейси гораздо старше, чем выглядит, и она настоящий профессионал, — ответил Луис, вспоминая, что при первом знакомстве со Стейси у него возникли те же мысли.

    — Если ты женишься, тебе не придется нанимать няню.

    Луис едва заметно поморщился — каждый член семьи считал своей обязанностью озвучить эту мысль.

    — Вам понравится Стейси, — вмешалась Мария. — Она прекрасно говорит на испанском и путешествует по всему миру, совсем как вы.

    — Откуда ты знаешь? — удивился Карлос.

    — Мы с ней много разговариваем.

    — Но она ведь няня, — поморщилась Маргарита.

    — Да, это ее работа, но это не значит, что она не может общаться с другими взрослыми, когда дети в ней не нуждаются. И вы не умрете, если тоже проведете немного времени с внуками, — нахмурившись, добавила Мария.

    — Хорошо, — с легким раздражением кивнул Карлос.

    Луис никогда не питал иллюзий насчет своих родителей. Они были честными и трудолюбивыми, но не самыми любящими и заботливыми людьми в мире. Так же были воспитаны их дети.

    Но для маленького мальчика трудолюбие — далеко не то качество, которое он хочет видеть в отце. В этом возрасте ему важнее внимание.

    — Я, пожалуй, пойду на пляж к детям, — сказал Луис и вышел из комнаты.

    Уже на пороге его догнал вопрос матери, с кем именно он хочет провести время — с близнецами или с их хорошенькой няней.

    Луис не собирался отвечать на подобный выпад, но ему было жаль, что он не расслышал, что сказала его матери бабушка.

    Близнецы играли в воде со Стейси, Анной и остальными детьми. Они выглядели совершенно счастливыми. Луис не знал, какой магией владела Стейси, но она определенно работала. За все время в Испании он не слышал от мальчиков ни единой жалобы.

    Он хотел бы знать больше о своих сыновьях. Конечно, Ханна была замечательной няней и рассказывала ему о важнейших моментах в жизни мальчиков — о первом зубе или первом самостоятельном шаге. Но она никогда не рассказывала ему о том, какими были их первые слова, чего они боялись, что любили больше всего. Им ведь уже шесть — получается, он пропустил треть того времени, которое они проведут с ним до отъезда в колледж.

    Луис бросил полотенце на песок и присоединился к ним.

    — Папочка, привет! Мы играем в искателей сокровищ! — крикнул Жуан, первым заметивший отца. — У меня уже две монеты!

    — Ух ты! Из трюма испанского галеона? — спросил Луис.

    — Что? — удивился мальчик, явно не имевший ни малейшего представления, о чем идет речь.

    Стейси и Анна звонко рассмеялись.

    — На ярмарке мы купили фальшивые старинные монеты, и Стейси предложила новую игру: мы бросаем их в воду, а дети ищут. Смотри!

    Анна закрыла глаза, повернулась к детям спиной и бросила монету. Через секунду все малыши нырнули под воду, стремясь первыми отыскать свое сокровище.

    — Кто бы мог подумать, что еще три дня назад они не умели плавать, — вздохнул Луис.

    — Они молодцы, — улыбнулась Стейси. — Думаю, они запомнят это лето на всю жизнь. Утром они отважные рыцари, днем — бесстрашные охотники за сокровищами… Кстати, тот, кто найдет больше всего монет, выбирает следующую игру.

    Больше всего монет набрал Педро и предложил гонку на скорость. Луис и Стейси встали на расстоянии пятидесяти шагов, и дети должны были как можно быстрее проплыть между ними. Конечно, близнецам, только недавно научившимся плавать, нечего было противопоставить Педро и Паломе, но они с энтузиазмом участвовали в гонке.

    За играми время пролетело так незаметно, что они едва не пропустили ужин.

    — Предсказываю, что вечером мы получим двух очень сонных маленьких мальчиков, — с улыбкой сказал Луис, когда они возвращались на виллу.

    — Наверняка. Думаю, уже во время ужина они начнут клевать носом. Это был замечательный день, мальчики в восторге.

    — А вы?

    — И я тоже, — кивнула Стейси. — Мне очень понравилось бродить по старинной крепости и смотреть, как мальчики играют со своими кузенами.

    — У вас нет кузенов?

    — Только сестра. Мы очень близки, но наши семейные встречи обычно проходят тихо.

    — Тем больше причин завести много детей. А если у вашего мужа будет большая семья, то ваши семейные встречи будут такими же веселыми, как эта.

    — Не знаю, справлюсь ли я с таким количеством гостей, — покачала головой Стейси. — Вряд ли я смогу все организовать так же замечательно, как ваша бабушка. Я, как и ваши мальчики, немного боюсь больших скоплений людей. К счастью, я всегда могу сбежать в сад.

    Луис подумал, что с радостью сбежал бы вместе с ней. Он знал, что должен больше общаться со своими родителями, но все его мысли были только о Стейси.

    — У меня есть идея, — неожиданно для себя самого сказал он. — Давайте встретимся в саду после того, как вы уложите мальчиков спать, и прогуляемся до деревни. Когда-то там был неплохой бар с живой музыкой.

    — Вы можете это сделать? — удивленно спросила Стейси.

    — Что именно? Пойти в бар? Думаю, я уже достаточно взрослый для этого.

    — Нет, сбежать. Ваши родители только что приехали, и я думала, вы захотите провести время с ними.

    — Нам с родителями почти не о чем говорить, — покачал головой Луис. — Мы с отцом не слишком хорошо ладим.

    — М-м-м…

    — Эй, не все семьи идеальны.

    — Знаю, но мне всегда казалось, что, если бы мои родители остались живы, наша семья была бы идеальной.

    — Может быть, ваша была бы, — мягко улыбнулся Луис.

    — Да… — Стейси решила рискнуть и выдохнула: — Я с удовольствием встречусь с вами в саду после того, как уложу детей спать.

    — Тогда договорились.

    Глава 6

    Весь вечер, укладывая близнецов спать, Стейси твердила себе, что это не было приглашением на свидание. Луис просто хотел показать ей деревню, и только. Но ее глупое сердце отказывалось слушать доводы разума, оно просто радовалось тому, что ее ждет прогулка с Луисом. Только вдвоем!

    Как только мальчики заснули, Стейси бросилась в свою комнату, чтобы еще раз удостовериться в том, что хорошо выглядит. Легкое голубое платье идеально подходило под цвет ее глаз и подчеркивало точеную фигурку. Солнце вызолотило ее кожу и выбелило волосы, которые она решила оставить распущенными. Ободряюще улыбнувшись своему отражению, она спустилась на первый этаж и вышла в сад. Луис уже ждал ее, сидя на той самой скамейке, которую она облюбовала вчера.

    — Вы уже здесь? — с улыбкой сказала она.

    — Я не захотел принимать участие в начатой моим отцом дискуссии о вреде Интернета. Вы готовы? — спросил он, вставая.

    Она с замирание сердца кивнула.

    Меньше чем через пять минут Луис припарковался на площади Альта-Парисы. Стейси чувствовала себя как ребенок в ожидании подарка — ее переполняли радость и предвкушение. Когда она вышла из машины, Луис взял ее за руку и повел по тихим улочкам к бару «Estella de Espana», чьи стеклянные двери были распахнуты навстречу гостям. Зал был полон людей самых разных возрастов: дети бегали вокруг, подростки флиртовали, а их родители беседовали и смеялись.

    На сцену поднялись музыканты — два гитариста, саксофонист, пианист и барабанщик заняли свои места под приветственные крики публики.

    Они заиграли совершенно незнакомую Стейси, но от этого не менее красивую и зажигательную мелодию.

    — Здорово! — восхищенно улыбнулась она.

    Они устроились за столиком у окна, и уже через пару минут молоденькая официантка принесла их напитки. Стейси сделала глоток коктейля и зажмурилась от удовольствия — было так приятно ненадолго расслабиться и отдохнуть от своих обязанностей.

    Правда, ее радость была разбавлена сомнениями — правильно ли она поступила, согласившись прийти сюда со своим боссом?

    Оглядевшись, она заметила страстные взгляды, которые бросали на Луиса сидящие вокруг женщины. Конечно, ей было приятно, что он решил провести вечер именно с ней, но не осложнит ли это их деловые отношения?

    Несколько пар вышли на танцпол. Наблюдавший за ними Луис повернулся к Стейси и предложил:

    — Хотите потанцевать?

    — Конечно, — улыбнулась Стейси. Она обожала танцевать, но, к сожалению, такой шанс представлялся ей очень редко. Когда она в последний раз танцевала на свидании? На прошлый Хеллоуин?

    Заиграла медленная чарующая мелодия, и Луис, взяв Стейси за руку, повел ее на танцпол. Через мгновение она уже была в его объятиях. Двигаясь в такт музыке, Стейси закрыла глаза, позволив себе представить, что они одни на танцполе, во всей Вселенной… Что они настоящая пара.

    Время летело незаметно, мелодии сменяли друг друга, а они продолжали танцевать. Стейси вспомнила о времени глубокой ночью, когда стрелки часов уже подползали к двум.

    — О господи, как поздно! Ваши сыновья — ранние пташки, а мне нужно поспать хотя бы несколько часов, чтобы быть в форме.

    — Пожалуйста, еще один танец.

    — Хорошо, но только один, — кивнула Стейси, радуясь, что не только она одна хочет, чтобы этот прекрасный вечер не кончался.

    Обратная дорога прошла в тишине. Стейси чувствовала себя совершенно счастливой. Если бы не усталость, она бы танцевала с Луисом хоть до рассвета.

    Они подошли к вилле, над входом в которую горел одинокий фонарь.

    — Я прекрасно провела время, — с улыбкой сказала она. — Правда, сейчас у меня такое ощущение, словно мне снова пятнадцать и я крадусь домой с ночной вечеринки, на которую меня не отпустили.

    — Хорошо, что они оставили для нас свет — не придется плутать в потемках. Будем надеяться, что и дверь не заперта.

    Они бесшумно вошли в спящий дом и сразу направились к своим комнатам. Луис проводил Стейси до двери.

    — Спасибо за прекрасный вечер, — сказал он.

    — Спасибо, что пригласили меня, — улыбнулась она.

    Стейси уже хотела нажать на ручку двери, собираясь войти в комнату, но Луис неожиданно поймал ее за руку, повернул лицом к себе и впился поцелуем в ее приоткрытые от изумления губы.

    В ее голове зазвучали тысячи тревожных звоночков, но Стейси не обратила на них внимания. Она хотела этого. Весь сегодняшний вечер был прелюдией к этому моменту. Прикосновение его губ было раем.

    Но за секунду до того, как она решилась обвить руками шею Луиса и притянуть его к себе, он вдруг отстранился:

    — Вы очень особенная девушка, Стейси. Спасибо за то, что так хорошо заботитесь о моих мальчиках.

    Ушат холодной воды не произвел бы на нее такого впечатления, как эти слова.

    — Пожалуйста. — Ей потребовалось немалое усилие, чтобы растянуть губы в вежливой улыбке. — Спокойной ночи.

    Не дожидаясь ответа, она скрылась за дверью комнаты, заперла ее и обессиленно опустилась на ковер.

    — Чего ты еще ожидала, идиотка? — шепотом спросила она у себя. — Что он вдруг влюбится в няню? Нет, он просто хотел убедиться, что ты и дальше будешь выполнять работу, ради которой тебя наняли.

    Устроившись под легким одеялом, Стейси продолжала твердить себе, что это был обычный поцелуй на прощание. Он ведь даже не обнял ее, лишь взял за руку. Это ничего не значило.

    Все утро Стейси думала о том, как избежать встречи с Луисом, но выяснилось, что она напрасно тратила время — оказалось, Луис уехал задолго до того, как семья собралась за столом. Этим утром дома осталась только Мария, остальные взрослые последовали примеру Луиса и разъехались по своим делам, поэтому они устроились завтракать за детским столом.

    — Я обожаю детей, — сказала Мария, улыбнувшись Стейси. — Из-за того что они едят за отдельным столом, я не могу слушать их милые разговоры, а сейчас прекрасный шанс наверстать упущенное.

    Дети, похоже, тоже были рады компании прабабушки, ведь она рассказывала им смешные истории о детских проказах их родителей. Глядя на них, Стейси с легкой грустью вспомнила свою бабушку, которая тоже рассказывала им с сестрой истории о родителях. С каждым днем она все больше скучала по ней.

    Не замечая этого, Стейси то и дело смотрела на подъездную дорогу к вилле, в надежде увидеть машину Луиса. Похоже, Мария заметила это и с мягкой улыбкой сказала:

    — Луис поехал в интернет-кафе. Он обещал, что вернется к обеду и весь остаток дня проведет с детьми. Я так рада, что он начал больше общаться со своими сыновьями. Но он все равно слишком много работает. — Она неодобрительно покачала головой. — В его жизнь давно необходимо внести основательные перемены.

    Стейси предпочла сделать вид, что не понимает, о чем она говорит.

    Луис поймал себя на том, что уже несколько минут бесцельно смотрит на экран. Вместо того чтобы вникать в очередное деловое письмо, он думал о вчерашнем поцелуе со Стейси. После смерти Мелиссы он, конечно, не жил как монах, но предпочитал легкие, необременительные отношения, о чем давал понять каждой женщине, с которой встречался. Большинство девушек это полностью устраивало — им было достаточно того, что они хотя бы на время заарканили самого популярного и богатого холостяка Нью-Йорка. Если же женщина хотела большего, Луис разрывал отношения и никогда больше не вспоминал о ней.

    Но Стейси была совершенно другой. За короткий срок она стала неотъемлемой частью его жизни — она нравилась его родным, а близнецы ее просто обожали и вели себя с ней идеально, не устраивая истерик и погромов, которых Луис так опасался, когда брал их с собой в Испанию. Даже Ханне не всегда удавалось призвать их к порядку, а Стейси этого и не требовалось — рядом с ней мальчики становились шелковыми.

    Шелковыми… Как ее нежные, теплые, сладкие губы, о которых он не мог забыть. Он хотел большего.

    Но разве может он начать встречаться с няней? Это противоречило его личному кодексу, одно из основных правил которого гласило «Никогда не заводить романов с сотрудниками». С другой стороны, Стейси не была постоянной сотрудницей его компании — он нанял ее всего на три недели, и, когда их испанские каникулы подойдут к концу, она уже не будет работать на него.

    Луис сделал большой глоток давно остывшего кофе. Взглянув на часы, он с удивлением отметил, как быстро пролетело время. И как мало он успел сделать.

    Что же он будет делать с желанием, которое охватывает его при одной мысли о Стейси? Самым правильным решением было бы держать дистанцию, но страсть, разбуженная мимолетным поцелуем на ночь, пожирала его изнутри, не давая прислушаться к голосу разума, заставляя его искать возможности провести время со Стейси. Не важно, будут ли их сопровождать мальчики. Она привносила радость и солнечный свет во все, что делала. Он любил смотреть на нее, слушать, как она говорит по-испански с легким акцентом, играет с его сыновьями, танцует…

    Он быстро выпил кофе, расплатился по счету и уступил компьютер следующему посетителю. Все равно из-за мыслей о Стейси он был совершенно не способен сосредоточиться на работе.

    Этот день был похож на те, которые последовали за ним. С приездом Изабеллы вся семья была в сборе, и у Луиса была масса времени, чтобы пообщаться со своими родителями, кузенами и их детьми. Ему казалось, что он провел с родителями больше времени, чем за все последние годы. Конечно, они были не слишком близки, но за годы скопилось достаточно новостей, которые можно было обсудить. И все же чего-то не хватало. Когда все вокруг разбивались на парочки, он чувствовал себя бесконечно одиноким. Во время обедов и ужинов, сидя рядом со Стейси, он невольно представлял себе, что они пара. К сожалению, в последнее время она все чаще обедала за детским столом.

    Луиса начинало раздражать, что она проводит с детьми почти все свое время. Когда он опять пригласил ее пойти в понравившийся им бар, она ответила ему вежливым, но твердым отказом, аргументировав его какой-то надуманной причиной.

    Он чувствовал, что Стейси специально избегает его, но не собирался с этим мириться. После воскресной службы в деревне, на которую было принято ходить всей семьей, Луис подошел к сидящей с близнецами Стейси:

    — Я хочу пригласить вас и мальчиков в ресторан. Это не значит, что мне не нравятся семейные обеды на вилле, но должно же быть в нашей жизни какое-то разнообразие.

    Он внутренне возликовал, когда Стейси с улыбкой кивнула, но не показал этого. Если он хотел украсть у нее еще один поцелуй, он должен действовать очень осторожно.

    — Где вы хотите поесть? — спросила она.

    — В кафе «Сегундо».

    — Как скажете, вы ведь босс, — поддразнила она его. — Сегодня обойдемся без исследования пещер?

    — Только не в такой одежде, — покачал головой Луис, глядя на выходные костюмчики близнецов. — Зато из этого кафе открывается прекрасный вид на море, и мы сможем наблюдать за проплывающими мимо яхтами.

    Они сообщили Марии о своих планах и поехали в кафе.

    — Потрясающая погода, — сказала Стейси, глядя в окно на безоблачное синее небо. — Здесь вообще бывают дожди?

    — Конечно, но надеюсь, что не в день фиесты. Уверен, что мы отлично повеселимся. До фейерверков будем гулять вместе с мальчиками, а потом можем продолжить… Вдвоем.

    Несколько секунд она внимательно смотрела на него. Луис замер, ожидая ответа.

    Наконец Стейси с улыбкой кивнула:

    — Я с удовольствием составлю вам компанию.

    В кафе на набережной было много народу, но стоило подождать всего пару минут, как столик рядом с ними освободился. Они заказали легкий ланч. В ожидании заказа Луис рассказывал мальчикам о проплывающих мимо яхтах и катерах. Но даже во время разговора со своими сыновьями он не мог не думать о Стейси. Ее глаза цвета морской волны завораживали и притягивали к себе взгляд, а волосы, с каждым днем становившиеся все светлее, рассыпались по узким плечам.

    — Вы знаете, что по возвращении в Нью-Йорк у вас может появиться серьезная проблема? — с лукавой улыбкой сказала она.

    — Какого рода?

    — Эти мальчики уже привыкли каждый день плавать. Надеюсь, около вашего дома есть бассейн?

    — Нет, но мы можем попробовать по выходным ездить на пляж. — Сказав это, Луис понял, что искренне радуется, планируя, как проведет время с Жуаном и Пабло.

    За это он был в неоплатном долгу перед Стейси, напомнившей ему, как важно проводить время с детьми.

    — Это не одно и то же, — покачала головой Стейси. — Не забывайте, что по выходным на пляже собирается половина Нью-Йорка, а здесь в их распоряжении частный пляж и нежное теплое море.

    — Им придется с этим смириться или ждать следующей поездки в Испанию, — развел руками Луис. — А как насчет вас? Вы часто бываете на пляже?

    — Лето — это время, когда в наше агентство поступает больше всего заказов, так что я провожу в Нью-Йорке слишком мало времени даже для того, чтобы сходить в прачечную, не говоря уж о пляже. Но не забывайте, что, если бы у меня была возможность, я бы купила дом на самом берегу моря.

    Услышав ее слова, Луис впервые в жизни подумал о переезде из Нью-Йорка. В Испании в окружении семьи мальчики расцвели. Интересно, возможно ли перенести основной офис его компании в Альта-Парису и летать в США лишь в случае крайней необходимости?

    Официант принес их обед, и следующие несколько минут Стейси была занята, помогая мальчикам разрезать курицу, чтобы они могли начать есть. Она не замечала того, как он смотрит на нее.

    Каждый вечер, возвращаясь в свою холодную постель, Луис снова и снова вспоминал об их прощальном поцелуе. Стейси была в соседней комнате, но с тем же успехом ее кровать могла стоять на Луне. Если он хотел добиться хоть какого-то прогресса в их отношениях, он должен действовать.

    Обычно он легко мог просчитать отношения с женщинами на несколько шагов вперед, но рядом со Стейси он терялся.

    Готов ли он рискнуть и перевести их отношения на новый уровень?

    — Хотите поужинать со мной сегодня? — осторожно спросил он. — Только мы вдвоем, ни мальчиков, ни бесчисленных родственников.

    — Почему? — неожиданно спросила она.

    — Потому что мне нравится проводить с вами время. — На конкурсе преуменьшений года это, несомненно, заняло бы первое место.

    — Мне тоже нравится проводить с вами время, — улыбнулась она. — Но я странно себя чувствую, перекладывая свои обязанности на кого-то другого.

    — Но у вас ведь не было выходного с тех самых пор, когда вы приехали сюда.

    — Няням на выходные они не положены, — рассмеялась Стейси. — Мы отдыхаем в промежутках между поездками.

    — Но даже няня на выходные имеет право на небольшой отдых, — покачал головой Луис. — Который может включать в себя ужин в приятной компании. Не беспокойтесь, Тереза, Анна или Изабелла с радостью присмотрят за близнецами.

    — Хорошо, — сдалась Стейси.

    — Тогда попрошу кузин присмотреть за ними и предупрежу abuela , что мы поедем ужинать в город, — сказал Луис. — Я знаю отличный ресторанчик на берегу, где подают лучшие морепродукты в округе. По крайней мере, он был отличным, когда я последний раз приезжал сюда, — немного смущенно добавил он.

    Оставалось дождаться наступления вечера.

    Стейси потратила немало времени на подготовку к ужину с Луисом. Не имея особого выбора, она снова надела черное платье. Кто мог предположить, что у нее будет такая активная общественная жизнь с регулярными выходами в свет? Сегодня это определенно было настоящее свидание. Интересно, будут ли они танцевать? По ее телу пробежала жаркая волна возбуждения, а сердце гулко ударилось в ребра: может быть, он опять поцелует ее на прощание?

    Спустившись по лестнице на первый этаж, она встретила Маргариту. Стейси нервно сглотнула, не зная, с чего начать разговор.

    — Мария рассказала мне, что вы с Луисом собираетесь вместе поужинать, — сказала Маргарита, вопросительно изогнув бровь.

    — Да, Луис хотел показать мне один маленький рыбный ресторанчик.

    — Наверное, «Мар Иллевант», — кивнула мать Луиса. — Отличный выбор, там прекрасная кухня, вам понравится.

    У нее было странное выражение лица, которое Стейси не знала как интерпретировать. Может быть, она злится, что сын тратит время на какую-то няню?

    — В последние годы Луис был очень одинок, — неожиданно сказала Маргарита, не глядя на Стейси. — Он слишком много работает — в этом он похож на отца, но, в отличие от него, Луис не отдыхает даже во время путешествий. Карлос вынужден общаться со мной хотя бы во время межконтинентальных перелетов, — едва заметно улыбнулась она.

    — И почему мужчины так зациклены на работе? — покачала головой Стейси.

    — Не знаю. Но эта поездка определенно идет на пользу моему мальчику. Знаю, когда Луис был маленьким, мы уделяли ему недостаточно внимания. Я так редко видела мужа, что, когда представлялась возможность, выбирала побыть с ним, а не с сыном. Но при этом я всегда знала, что о Луисе и Изабелле здесь позаботятся. После пары дней обид они забывали обо всем и прекрасно проводили время.

    — Да, он много рассказывал мальчикам о том времени, которое провел здесь, когда был ребенком, — с мягкой улыбкой сказала Стейси. — Он был счастлив.

    — Готовы? — спросил Луис, появившийся в дверном проеме.

    — Да, — кивнула она и вдруг, повинуясь внезапному порыву, обняла Маргариту. — Я обязательно расскажу вам, хорошо ли готовят в том ресторане.

    * * *

    Почти всю дорогу до ресторана они провели в молчании, но в конце концов Луис не выдержал и задал мучивший его вопрос:

    — О чем вы разговаривали с моей матерью?

    — О вас, конечно. По-моему, она сожалеет о том, что уделяла вам мало внимания, когда вы были ребенком.

    — Это она так сказала? — недоверчиво уточнил Луис.

    — Почти. У вас замечательная дружная семья. Вам очень повезло. Если бы вы в детстве оставались на лето в Нью-Йорке, вы никогда бы не были так близки, как сейчас.

    — Да, но это не значит, что я не хотел бы проводить больше времени с родителями.

    — Думаю, сейчас вашу мать посещают те же мысли. Уверена, вы сможете наладить отношения, если постараетесь.

    — Даже отношения на расстоянии с тем, кто в любой момент может улететь на другой конец света?

    — Как ваш отец? — уточнила Стейси, удивленно глядя на Луиса.

    — Нет, как вы. Я хотел бы продолжать видеться с вами после того, как мы вернемся домой.

    — Почему?

    — Что — почему?

    — Почему вы хотите видеться со мной. У мальчиков есть Ханна, значит, еще одна няня им не нужна.

    — После смерти Мелиссы я встречался с несколькими женщинами, — помолчав, сказал Луис, не глядя на нее. — Чаще из-за того, что мне нужна была пара на каком-нибудь официальном приеме, а не потому, что они были мне действительно интересны. За эти годы я успел забыть, как весело можно проводить время с женщиной, которая тебе нравится. Вы как лучик солнца, Стейси, который в любое обыденное действие приносит радость и веселье.


    Улыбка осталась на лице Стейси, но ее сердце сжалось от боли. Значит, ему нужна просто подруга. Та, с которой ему будет весело проводить время. Это определенно не подразумевает долгих и серьезных отношений, не говоря уже о браке и создании семьи.

    — Посмотрим, — уклончиво ответила она.

    Стейси не была уверена в том, что она хочет видеться с Луисом после их возвращения в Нью-Йорк, зная, что у их отношений нет будущего. Возможно, дело было в том, что ее возраст медленно, но неумолимо приближался к тридцати, и она все чаще задумывалась о создании собственной семьи. А для этого нужен был муж, а не мужчина, с которым просто весело проводить время.

    Мысль о том, что Луис хочет встречаться с ней и после возвращения в США, льстила ей, но Стейси не была уверена, что их свидания пойдут на пользу ее бедному сердцу, в котором он и без того занял уже слишком много места.

    Она надеялась, что со временем возбуждение, которое она испытывала, находясь рядом с ним, исчезнет, но оно с каждым днем становилось только сильнее. Глядя на широкую улыбку Луиса, она не могла не улыбнуться в ответ, его серо-голубые глаза словно заглядывали ей в душу, его малейшее прикосновение посылало тысячи крошечных электрических разрядов по всему ее телу.

    Может быть, дело было в романтической атмосфере, царящей в Испании?

    * * *

    Луис припарковал машину у «Мар Иллевант» и галантно открыл дверцу для Стейси. Подавая ему руку, она пообещала себе, что хотя бы сегодня будет просто наслаждаться вечером, не думая о будущем.

    Ресторан оказался большим зданием, стоящим на самом берегу залива с террасой, на несколько ярдов нависающей над водой, на которой они с Луисом и устроились. Здесь с моря дул приятный теплый ветерок и открывался потрясающий вид на залив.

    Они заказали блюдо дня, которым оказались мидии в кляре с кисло-сладким соусом, и вино. Когда принимавший их заказ официант отошел, Луис протянул руку и накрыл ладонь Стейси своей:

    — Ну, что вы думаете?

    — О чем? — Она, конечно, понимала, что он имеет в виду, но не знала, что ответить.

    — О моем предложении встречаться и после нашего возвращения в Нью-Йорк.

    — Когда я буду в городе, я буду рада увидеться с вами. — Стейси очень надеялась, что в своих бесконечных поездках по миру она вернет себе рассудок и немного охладеет к Луису, но одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что это невозможно. — А еще теперь вы должны будете куда больше времени уделять вашим мальчикам, — поддразнила она его. — Надеюсь, ваш бизнес это переживет.

    — Ничего, на меня работают лучшие специалисты в нашей области. А как насчет вас? Вы можете сократить количество поездок?

    — Я не знаю, назначила ли Стефани, наш офис-менеджер, мне новые заказы. Если она уже обо всем договорилась, отказаться будет сложно.

    И еще сложнее рассказать Луису о том, что она чувствует на самом деле. Станут ли они ближе, когда приедут в Нью-Йорк, или их чувство исчезнет вместе с романтической атмосферой, царящей в Испании. Может, стоит оставить этот прекрасный летний роман незавершенным, расстаться, не дожидаясь печальной развязки, и сохранить в памяти только теплые воспоминания об этих испанских каникулах?

    — Я помню, что лето — самое занятое время для вашего агентства, но я не хочу дожидаться сентября, чтобы увидеть вас вновь.

    — Я ведь не говорила, что у меня совсем нет времени между заказами, — улыбнулась Стейси. — Его просто не слишком много, но хватит, чтобы увидеться с вами. Посмотрим, как все пойдет. Если мы и в Нью-Йорке будем говорить по-испански, у меня совсем пропадет акцент.

    — Эй, я же не репетитор, — нахмурился он.

    Стейси звонко рассмеялась. Рядом с ним она чувствовала себя счастливой, но не могла не думать о том, что чувствует Луис и не исчезнет ли его интерес по возвращении домой. При одной мысли об этом ее охватила тоска, но она усилием воли прогнала грустные мысли и улыбнулась Луису. Она собиралась насладиться каждым мгновением этого вечера.

    — Я знаю одно неплохое местечко поблизости, где играет замечательная группа. Хотите потанцевать? — предложил Луис после того, как их тарелки опустели.

    — С удовольствием, — улыбнулась она.

    * * *

    Стейси была втайне рада тому, что первой заиграла медленная романтичная баллада. Оказавшись в объятиях Луиса, она положила голову ему на грудь и закрыла глаза, наслаждаясь близостью его сильного тела. В такие моменты она представляла себе, что они настоящая пара: каждый день танцуют, гуляют, ужинают вместе, мечтают и строят планы на будущее. Одно на двоих.

    Луис никогда не предлагал ей серьезных отношений, но разве дружба и совместные ужины не могут однажды перерасти в нечто большее?

    Стейси чувствовала, что влюбляется. В Луисе было все, о чем только могла мечтать женщина: красивый, успешный, веселый, заботливый и, конечно, безумно сексуальный, — как тут устоять? Стейси понимала, что еще пара таких вечеров, и она безнадежно влюбится в Луиса, но сомневалась, что он ответит ей взаимностью.

    Ей стоит поберечь свое бедное сердце.

    Когда они вернулись на виллу, Луис опять проводил ее до комнаты.

    — Спасибо, я прекрасно провела время.

    — Я тоже, — кивнул он. — Мне всегда хорошо с вами. Может быть, повторим эту прогулку завтра? Я знаю еще немало симпатичных ресторанчиков в округе… — Он хотел сказать что-то еще, но замер, увидев, что Стейси отрицательно качает головой. — Нет?

    — Скоро фиеста, — тихо сказала она. — Уверена, мы все прекрасно проведем время, но будет лучше, если до этого дня я уделю больше внимания своим подопечным. В конце концов, это же моя работа.

    На самом деле она хотела сказать ему «да», но понимала, что их отношения развиваются слишком быстро, и ни к чему хорошему это привести не может.

    Им обоим нужно было немного остыть и привести мысли в порядок.

    — Я постараюсь уговорить вас передумать, — предупредил он, и Стейси звонко рассмеялась.

    — Интересно, как же вы это сделаете.

    Луис, не тратя времени на слова, которые сейчас казались ему совершенно лишними, наклонил голову и поцеловал Стейси так, что у нее голова пошла кругом, а колени вдруг стали ватными. Она бы, наверное, упала, если бы не его сильные руки, обвившиеся вокруг ее тела. Стейси оставалось лишь с жаром отвечать на его ласки. Прижимаясь к Луису всем телом, она чувствовала, как бешено колотится его сердце.

    Его язык скользнул по губам Стейси, и они с готовностью приоткрылись, принимая его. Поцелуй стал глубже, интимнее. Желание, волнами прокатывавшееся по телу Стейси, сводило ее с ума, но она ни за что не согласилась бы прервать эту сладостную пытку.

    Когда Луис наконец оторвался от ее губ, Стейси с трудом сдержала полный разочарования стон. Она хотела, чтобы этот поцелуй длился вечно, хотела и дальше чувствовать его жаркие губы и руки, блуждающие по ее телу.

    — Приятных снов.

    Луис тяжело дышал. Казалось, что эти слова дались ему с немалым трудом.

    — И вам тоже, — прошептала она.

    — И пусть все твои сны будут обо мне, — лукаво добавил он.

    Как будто у нее был выбор. Лучше бы этот похититель женских сердец подсказал, как избежать этого.

    Когда Стейси с детьми спустилась к завтраку, Луис уже был там. Сегодня он завтракал за взрослым столом в одиночестве, поэтому, удостоверившись, что близнецы и их маленькие кузены прекрасно справляются со своим завтраком без ее помощи, Стейси взяла тарелку и села напротив него. — Доброе утро, — широко улыбнулся Луис. — Вы так рано встали. Я думал, что после вчерашней прогулки вы захотите поспать подольше.

    — Как будто у меня есть выбор, — рассмеялась Стейси. — Ваши сыновья — ранние пташки. Подождите, когда они станут подростками, их будет невозможно поднять раньше полудня.

    Она вела ничего не значащую светскую беседу, игнорируя сжигающее ее изнутри желание спросить, что же происходит между ними на самом деле. Испытывает ли он при свете дня те же чувства, которые едва не свели их с ума прошлой ночью?

    — Чем вы хотите сегодня заняться? Неужели опять пойдете на пляж? В округе есть масса мест, которые стоит увидеть своими глазами.

    — Я люблю пляж, — с улыбкой ответила она.

    Следующие несколько дней пролетели незаметно. Все домашние целыми днями пропадали на пляже или гуляли по окрестностям. Стейси сделала много фотографий близнецов и их маленьких кузенов, а по вечерам помогала им заполнять их альбомы приключений, которые они по возвращении домой собирались показать Ханне. Мальчики рассказывали ей, что им больше всего понравилось за день, и она аккуратно записывала это в их распухшие от вклеенных фотографий тетради.

    Но любимым временем для Стейси стали вечера, когда, уложив близнецов спать, она выходила в сад, чтобы насладиться тишиной и прохладой, наполненной запахами моря и цветов. Через какое-то время к ней присоединялся Луис, и они подолгу бродили по освещенным леденцовым светом фонариков тропинкам или спускались к пляжу и сидели на песке у самой воды, разговаривая обо всем на свете. Каждый из этих бесконечно долгих и прекрасных вечеров заканчивался страстным поцелуем на прощание, разжигающим пламя в крови Стейси.

    Однажды утром, спустившись с близнецами к завтраку, Стейси обнаружила за взрослым столом только Изабеллу. Убедившись, что дети заняты едой и в ней не нуждаются, Стейси подсела за стол к сестре Луиса. — Вы давно знаете моего брата? — спросила Изабелла после короткого обмена приветствиями.

    Она приехала последней, поэтому ничего не знала о Стейси.

    — Нет, он нанял меня специально для этой поездки.

    Изабелла кивнула и продолжила задавать вопросы, видимо скопившиеся за последние пару дней.

    — Вы уже бывали в Испании?

    — Нет. Сначала мне было непросто освоить испанский, но, так как в связи со спецификой моей работы я постоянно бываю в Мексике и Центральной Америке, у меня много практики.

    — Пожалуйста, расскажите немного о тех местах, где вы успели побывать, — попросила Изабелла, и Стейси с видимым удовольствием начала описывать маленькие курортные городки, длинные песчаные пляжи, номера известных отелей, памятники архитектуры…

    — У вас, наверное, очень увлекательная жизнь, — вздохнула Изабелла с легким оттенком зависти. — А у меня обычная офисная работа. Я бы хотела больше путешествовать, но мечтаю в скором времени завести семью и боюсь, что частые путешествия могут этому помешать.

    Стейси чуть пожала плечами:

    — Конечно, когда ты все время в разъездах, сложно встретить любовь всей своей жизни, но я уверена, что, если этот человек предназначен вам судьбой, вы все равно встретитесь.

    — Хотелось бы, чтобы судьба поторопилась и поскорей отправила ко мне моего суженого, — рассмеялась Изабелла.

    Когда все позавтракали, Стейси отвела детей на пляж, где слуги уже расставили шезлонги и разноцветные зонты от солнца, и раздала им купленные во время последней поездки в Альта-Парису маски для ныряния и дыхательные трубки, которые произвели настоящий фурор. Уже через пару минут на поверхности воды не было видно ни одного ребенка, ведь каждому хотелось узнать, что же скрывает морское дно. Только мелькающие над волнами яркие дыхательные трубки сообщали, где скрываются маленькие ныряльщики.

    В полдень к ним присоединились Анна, Тереза и Изабелла. Дети были рады их видеть и тут же потребовали, чтобы они тоже надели маски и посмотрели на все, что они обнаружили на дне морском.

    — Мы с ними поиграем, а вы можете немного отдохнуть, — сказала Анна, подплывая к девушке.

    — Спасибо, — благодарно кивнула Стейси, которой было не так-то просто следить за всеми детьми, то и дело расплывавшимися в разные стороны, как маленькие лягушата.

    — Стейси, ты куда? — испуганно спросил Пабло, заметивший ее дезертирство из воды.

    — Я просто хочу немного посидеть в тенечке. Пойдешь со мной?

    — А ты расскажешь мне историю? — тут же обрадованно спросил мальчик.

    — Конечно, — улыбнулась Стейси.

    Пабло устроился рядом с ней в тени шезлонга.

    — Расскажи еще раз историю о пещерных людях, — попросил он.

    Стейси придумала эту историю на следующую ночь после их похода в пещеры. Она рассказала мальчикам о древних людях, живших в пещерах и рисовавших на стенах картины из жизни своего племени. Пабло был в восторге от этой истории и готов был слушать ее снова и снова.

    Когда ее сказка о пещерных людях закончилась, Пабло попросил рассказать о чем-нибудь еще. Стейси на мгновение задумалась, но не успела ничего придумать, потому что к ним подошел Луис, и все мысли из ее головы как ветром сдуло. Вместо них у нее неожиданно появилось желание расчесать волосы, которые сейчас, скорее всего, напоминали воронье гнездо, и стереть с носа толстый белый слой крема от загара.

    — Я закончил пораньше, — с широкой улыбкой сообщил Луис, садясь на соседний шезлонг.

    — Я вижу, — кивнула Стейси, надеясь, что он не слышит, как колотится ее сердце.

    — Папочка, а Стейси рассказывает мне истории, — радостно сообщил Пабло, подбегая к отцу и взбираясь к нему на колени.

    — Это хорошие истории?

    — Очень. И ей не нужно читать их из книжки, как Ханне.

    — Здорово. — Он повернулся к Стейси: — Сегодня в деревне я увидел объявление о проведении небольшой экскурсии, предлагающей всем желающим прокатиться на катере вдоль побережья и посмотреть на Испанию с моря. Вам же так нравится море, правда?

    — Мне?

    — И мальчикам, — слегка смутившись, добавил он и, подхватив Пабло на руки, направился к играющим в воде детям.

    Стейси задержалась на берегу. Отсюда она могла, не привлекая внимания, наблюдать за Луисом. Он весело смеялся, поднимая детей в воздух и бросая в воду. Малыши выстроились в очередь и радостно пищали, когда очередной счастливчик описывал дугу и, подняв тучу брызг, уходил под воду. И, похоже, Луису эта игра нравилась не меньше, чем детям.

    Когда настало время обеда, взрослым пришлось немало потрудиться, чтобы вытащить детей из воды и уговорить их отправиться домой.

    За обедом Мария снова сидела вместе с детьми, которые наперебой рассказывали ей о том, как плавали под водой и что там видели. Она звонко смеялась и с одобрительной улыбкой поглядывала на Луиса.

    После обеда Луис, Стейси и близнецы отправились в Альта-Парису, где у причала всех желающих осмотреть побережье ждала большая белая яхта. Расплатившись, они заняли свои места. Через несколько минут яхта отчалила от берега и поплыла на север, держась примерно за милю от берега. День был жаркий, но на море дул легкий свежий бриз. Можно было сидеть или стоять, держась за перила, и наслаждаться открывающимся видом.

    Но маленькие непоседы, конечно, вскоре уже заскучали.

    — Я хочу посмотреть, как управляют этой яхтой! — заныл Жуан, и через секунду к нему присоединился Пабло.

    — Ну пожалуйста!

    — Ладно-ладно, — сдался Луис после нескольких минут ни на секунду не стихающих уговоров. — Пойдемте узнаем, возможно ли это. Но вы пообещаете, что, если вам разрешат посмотреть, вы будете сидеть тихо, как мышки, и ничего не будете трогать.

    Дети клятвенно заверили его, что будут вести себя идеально, и Луис, взяв близнецов за руки, отправился искать капитана.

    Через пару минут он вернулся один и сел рядом со Стейси.

    — Все хорошо?

    — Да, капитан даже обрадовался, когда я привел мальчиков. Он попросил матросов принести из бара пару высоких табуретов, чтобы им все было видно. Сейчас они, наверное, засыпают его вопросами.

    — Надеюсь, его терпение выдержит это испытание, — рассмеялась Стейси. — А вы никогда не думали о покупке яхты?

    — Никогда. Я почти ничего не знаю о мореплавании, и у меня нет времени, чтобы специально этому учиться. Может быть, потом, когда мальчики станут старше. — Он помолчал и с тяжелым вздохом добавил: — Я всегда думал, что на старости лет мы с Мелиссой совершим кругосветное путешествие, а потом будем сидеть дома и заниматься внуками.

    — У вас обязательно будут внуки, Луис. И вам не нужно ждать девяностолетия, чтобы отправиться в кругосветное путешествие. — Стейси поймала себя на мысли, что никогда не думала о том, что будет делать в старости.

    В одном она была уверена: у нее обязательно будет такая же большая и дружная семья, как у Луиса, которая так же будет собираться на все праздники и дни рождения.

    — А как насчет вас? — словно подслушав ее мысли, спросил Луис.

    — Я никогда не заглядывала так далеко в будущее.

    Стейси не собиралась признаваться в том, что сама не знает, чего хочет. Она успела побывать на всех континентах, кроме Антарктиды. Может быть, пора остановиться и найти новую мечту?

    — Думаю, по возвращении домой мне будет о чем подумать, — сказала она.

    — Может быть, поужинаем в деревне? — предложил Луис. — Уезжая, я предупредил бабушку, что мы вряд ли вернемся к ужину. Я люблю свою семью, но иногда хочется немного отдохнуть от нее. За нашими семейными ужинами я чувствую, как будто пришел поесть в шумный, переполненный ресторан.

    — Просто все давно не виделись и хотят наверстать упущенное, — улыбнулась Стейси.

    — Знаю, но мне больше нравятся тихие ужины в вашей компании, — сказал он, заметив, что на щеках Стейси появился легкий румянец.

    Господи, неужели он флиртует с ней? Но, к сожалению, это не значит, что ему нужны серьезные отношения…

    После сытного ужина в деревне они вернулись на виллу. Было уже довольно поздно, так что Стейси сразу повела мальчиков в спальню. Поколебавшись, Луис последовал за ней. В Нью-Йорке он почти никогда не помогал Ханне укладывать близнецов, ведь, когда он возвращался с работы, они уже крепко спали. А ведь скоро его мальчики станут слишком взрослыми, и он уже не сможет поцеловать их перед сном и подоткнуть одеяло. А еще ему нравилось смотреть, как Стейси заботится о его детях — купает их, переодевает, рассказывает сказки, которые близнецы слушали, затаив дыхание. Эти дети долгое время росли без материнской ласки, и в его силах было исправить это.

    Но готов ли он пойти на этот шаг?

    Луис видел, что Стейси особенная девушка, но… Он уже один раз был влюблен в особенную девушку, и все закончилось очень печально.

    Нет! Он не готов еще раз пойти на такой риск. Но это значит, что по возвращении в Нью-Йорк он должен будет попрощаться со Стейси. Навсегда. Разве это возможно?

    Пожелав мальчикам спокойной ночи, они вместе спустились в сад и устроились на одной из лавочек в тени деревьев.

    — Сегодня был замечательный день, — с улыбкой сказала Стейси. — По-моему, мальчики по-настоящему счастливы здесь.

    — И они стали гораздо лучше вести себя. Помните первый день? Тогда перед выездом из дома мне пришлось пригрозить им, чтобы они вели себя прилично. Я так мало гулял с ними в Нью-Йорке из-за того, что они были совершенно неуправляемы. Но с вами они ведут себя совершенно идеально. Сознайтесь, вы их просто околдовали?

    «И меня тоже», — добавил он про себя.

    — Это секрет популярности нашего агентства, — рассмеялась Стейси. — Но дело не только в этом. Здесь есть дети их возраста, с которыми можно играть, и родственники, которые готовы уделять им внимание.

    — А мне кажется, что дело в вас, — сказал он, не сводя глаз с ее лица.

    — Мне очень приятно, что вы так думаете. Я всегда стараюсь сделать так, чтобы мои подопечные были счастливы и хорошо провели время. Я буду очень скучать по ним.

    — А они по вам, — вздохнул он.

    Они помолчали. Луис смотрел на дом и сад своей бабушки, в котором она провела почти всю свою жизнь. Мария мало путешествовала, почти не покидала Испанию, но при этом была совершенно счастлива.

    Спонтанно возникшая идея переехать в Испанию и растить мальчиков в кругу семьи вдруг перестала казаться ему такой уж безумной. Abuela Мария не будет жить вечно, а он очень хотел, чтобы мальчики успели узнать ее поближе. И их родственники будут не на другом континенте, а в паре часов езды на машине. А что его держит в Нью-Йорке? Компания, несколько партнеров по бизнесу и… Стейси. Осознав это, он резко поднялся со скамейки.

    — Мне нужно идти, — сказал он, сам еще не зная куда.

    Она ответила удивленным взглядом, но кивнула:

    — Увидимся утром.

    Луис не мог дождаться рассвета, надеясь, что солнечные лучи развеют романтическое настроение испанской ночи, вскружившее ему голову.

    Сначала он хотел подняться в свою комнату, но передумал и направился к гаражу. Быстрая езда всегда помогала ему успокоиться и привести мысли в порядок. Он должен избавиться от чувств к Стейси. У него есть дети и компания. Его жизнь как раз такая, какой он ее себе представлял. Ничего больше ему не нужно.

    Глава 7

    Весь дом был наполнен предвкушением праздника. Дети, которые уже бывали на фиесте, едва могли усидеть на месте, наперебой рассказывая восторженно внимавшим малышам о том, что их ждет. Даже взрослые, не раз бывавшие на фиесте, спешили поскорее отправиться в деревню и присоединиться к празднованию.

    — Вам обязательно понравится, — с широкой улыбкой сказала сидевшая рядом со Стейси Тереза. — Будет парад, аттракционы для детей, много вкусной еды, ярмарка, фейерверк и танцы до рассвета. Даже abuela решила поехать.

    — Но я не стану участвовать во всех запланированных мероприятиях, как когда-то, — рассмеялась Мария, хотя было видно, что она тоже с нетерпением ждет начала праздника.

    — А завтра твой день рождения, — напомнил Жозе, обнимая ее. — Благодаря тебе наш праздник растянется на целых два дня.

    — Ну уж нет, двухдневной фиесты я не переживу, — притворно испугалась Мария. — Мне будет достаточно тихого, спокойного дня в кругу семьи. Никакого хождения на головах, танцев или запуска фейерверков на пляже.

    — В детстве на дни рождения мы устраивали салют на берегу, — объяснил Жозе Стейси. — Но дедушка быстро прикрыл эту лавочку и был прав: фейерверки в неумелых руках могут быть опасны. Так что нам придется ограничиться просмотром сегодняшнего салюта.

    — Похоже, будет очень весело, — улыбнулась Стейси, искоса поглядывая на Луиса.

    После их вчерашнего внезапного расставания она не знала, как себя вести. Знать бы, что происходит у него в голове…

    Покачав головой, Стейси решила на сегодня забыть о сомнениях и сосредоточиться на своих подопечных. Она хотела, чтобы у детей остались замечательные воспоминания об этом празднике.

    Опасаясь проблем с парковкой, Мария решила, что в Альта-Парису их отвезет шофер, а когда придет время, он вернется за ними, чтобы забрать после праздника. Правда, шоферу пришлось целых три раза проехать до деревни и обратно, но, так как такая поездка занимала всего семь минут, уже через полчаса все семейство Альдивиста собралось на главной площади Альта-Парисы.

    Деревня была украшена к празднику: повсюду висели разноцветные флажки, фонарики и корзины цветов. Главная улица сегодня была закрыта для движения транспорта — скоро по ней должно было пройти праздничное шествие. Везде, куда ни бросишь взгляд, стояли лотки, с которых торговали игрушками, сладостями и украшениями. Ближе к пляжу была организована игровая зона для детей с аттракционами и маленькими машинками, на которых, на зависть близнецов, уже колесили несколько малышей.

    Судя по тому, сколько вокруг было народу, люди приехали в Альта-Парису со всей округи, чтобы вместе отпраздновать фиесту.

    — Они никогда не видели ничего подобного, — прошептал, кивнув на близнецов, Луис, неожиданно оказавшийся рядом со Стейси.

    Он стоял так близко, что она ощущала его горячее дыхание на своей щеке. Несколько секунд он смотрел на нее сверху вниз, словно собираясь сказать что-то еще, но вместо этого повернулся к Себастьяну и заговорил с ним о предстоящем параде.

    Все время, пока они гуляли по ярмарке, Луис держался на расстоянии от Стейси. Сначала она думала, что это происходит случайно, но потом заметила, что каждый раз, когда она приближается к нему, он отходит в сторону, стараясь, чтобы между ними было как минимум два человека. Осознав, что происходит, Стейси усилием воли заставила себя забыть о Луисе и сосредоточиться на близнецах. Если он не хочет разделить с ними радость праздника, что ж, это его дело. Она собиралась получить максимум удовольствия от фиесты и убедиться, что этот замечательный день запомнится мальчикам надолго.

    Когда раздалась громкая музыка, извещающая о начале парада, они пробрались в первые ряды зрителей, чтобы детям все было видно. Для Марии и Софии мужчины принесли складные стулья, чтобы они могли наслаждаться парадом, не думая о боли в ногах.

    Первой прошла группа мальчиков, несущих икону местного святого, покровителя деревни, которую приветствовали радостными криками и крестными знамениями. За ней следовали музыканты из популярной в округе группы, игравшие веселую мелодию, под которую танцевали и совершали удивительные трюки акробаты, глотатели огня и клоуны, раздававшие детям конфеты и сладости.

    Мимо них одна за другой проезжали украшенные платформы. Некоторые были сделаны лучше, другие хуже, но все они несли в себе дух праздника и отличное настроение.

    — Хочу есть, — заявил Жуан, провожая взглядом последнюю платформу.

    — И я тоже! — тут же поддержал брата Пабло.

    — И я, — улыбнулась Стейси. — Давайте найдем вашего папу и узнаем, какие у него планы.

    Услышавшая их разговор, Анна сказала:

    — На набережной под большими тентами расставлены столы. Мы решили купить с лотков какой-нибудь еды, а потом устроиться за одним из столиков и спокойно поесть.

    — Прекрасная идея, — улыбнулась Стейси.

    Дождавшись, когда мальчики решат, что им хочется съесть, она заплатила за еду и присоединилась к Анне и Терезе, которые уже расставляли тарелки на большом деревянном столе.

    Оглядевшись по сторонам, Стейси поняла, что им очень повезло найти свободный столик. Вокруг уже расположились несколько семей и шумная компания подростков, тоже решивших перекусить после парада, не оставив больше ни одного свободного столика.

    Она с удивлением отметила, что Луиса и его кузенов нет за столом.

    — Мужчины пошли за вином, — объяснила Анна. — Как же хорошо сесть, — вздохнула она, со счастливой улыбкой устраиваясь на стуле и пододвигая к себе тарелку, полную горячей паэльи.

    — А можно после обеда мы пойдем на аттракционы? — спросил Педро.

    — Конечно, — кивнула Анна и повернулась к Стейси: — Мария собирается вернуться на виллу. Думаю, после аттракционов мы с Алли тоже поедем домой, чтобы немного поспать. Фейерверки начнутся около девяти, а после них все взрослые пойдут танцевать. Не хочу пропустить все веселье.

    Стейси посмотрела на близнецов, уплетавших гамбургеры. Она тоже не была уверена в том, что они смогут не спать до фейерверков.

    — Наверное, мы тоже пойдем с вами, — сказала она.

    Через пару минут к ним присоединились мужчины. Луис разлил вино по принесенным с собой пластиковым стаканчикам и сел рядом с бабушкой. На другом краю стола от близнецов и Стейси.

    — Тебе весело? — спросил он Марию.

    — Да, и тебе не нужно развлекать меня, — ответила она. — Иди сядь со своими детьми.

    Он взглянул на другой край стола. Жуан что-то рассказывал остальным детям, явно наслаждаясь тем, что находится в центре внимания. Сидящий рядом со Стейси Пабло весело смеялся вместе со всеми над рассказом брата.

    Стейси с улыбкой смотрела на них. Сегодня в ярко-голубом сарафане она была особенно красива и привлекательна. Похоже, Пабло очень нравилось сидеть рядом с ней. Неудивительно, Луис был бы не прочь поменяться с ним местами, если бы не пообещал себе вчера, что будет держать дистанцию. Скорость развития их отношений пугала его. Нужно было придержать коней и понять, к чему они ведут и ведут ли вообще.

    — Мелисса обожала бы этих мальчиков, — тихо сказала Мария, внимательно глядя на внука. — Но ее здесь нет, и вряд ли она хотела бы, чтобы ее дети росли без женского влияния.

    — У них есть замечательная няня, — напомнил ей Луис, понимая, к чему все идет.

    — Это не одно и то же, — покачала головой Мария. — Ты должен подумать о том, чтобы снова жениться.

    — Дедушка умер пять лет назад, но ты почему-то не спешишь замуж, — хмуро напомнил он ей.

    Ему не нужна новая жена. Вчера ночью, несясь по пустому шоссе, он решил, что все эти романтические отношения и привязанности, обнажающие его бедное сердце для нового удара, не нужны ему. У него есть его сыновья и его компания, разве он может мечтать о большем?

    — Луис, не глупи, это совершенно разные вещи. Когда я осталась одна, я уже давно была не девочкой, наши дети и даже внуки успели вырасти. А ты, мой дорогой, еще молод, у тебя вся жизнь впереди, и, поверь, она станет гораздо приятнее, когда рядом появится любящая тебя женщина.

    — Я уже был женат, abuela. Я очень любил Мелиссу и до сих пор тоскую по ней. Я просто не могу еще раз пройти через все это.

    — Почему ты думаешь, что все опять закончится печально?

    — Жизнь не дает нам гарантий. В любой момент может произойти все что угодно.

    — Это так, но оглянись вокруг. Ты думаешь, что твои кузены храбрее тебя? Любой из нас может умереть сегодня, но это не значит, что мы не должны любить. Нужно брать от жизни все, рисковать и верить, что будешь жить вечно. Иначе в старости тебе будет не о чем вспомнить, а рядом не будет любящего человека, который сможет разделить твои воспоминания.

    — Все не так просто, как тебе кажется, — покачал головой Луис.

    — Неужели? Мой мальчик, я просто хочу, чтобы ты был счастлив, хочу, чтобы у тебя была семья и, может быть, еще дети. Например, маленькая светловолосая девочка?

    — Я подумаю, — рассмеялся Луис, невольно взглянув на Стейси.

    Он, конечно, мог сказать бабушке, что подумает, но на самом деле он уже все решил. Жизнь устраивает его такой, какая она есть.

    После того как дети покатались на каруселях и машинках, их отвезли домой для послеобеденного сна. Несмотря на бесконечные протесты, которыми близнецы оглашали салон машины всю дорогу до виллы, они заснули, едва их головы коснулись подушек.

    Убедившись, что дети крепко спят, Стейси пошла в свою комнату, чтобы тоже немного поспать.

    Луис предпочел остаться в деревне. Скорее всего, он решил с пользой провести освободившееся время и зайти в интернет-кафе. День фиесты в Альта-Парисе был всего лишь еще одним рабочим днем в Нью-Йорке.

    Остаток дня пролетел незаметно. Выспавшиеся дети в сопровождении Стейси на полчаса сбегали на пляж искупаться, поужинали и тем же порядком отправились в деревню, где все уже было готово для финального фейерверка. Луис все это время был в Альта-Парисе, и Стейси это очень злило. Почему он выбрал именно этот день, чтобы вернуться к работе? Он столько рассказывал мальчикам о фиесте, так почему же не захотел разделить с ними радость праздника? Выйдя на набережную, где каждый год проводился фейерверк, они расстелили пледы, устроились на них и стали ждать начала фейерверка. Когда к ним присоединился Луис, было уже совсем темно. Он сел рядом с Жуаном и Пабло, которые тут же заметно повеселели. Похоже, их тоже беспокоило долгое отсутствие отца. Стейси хотела сесть рядом с ними, но, вспомнив утреннее поведение Луиса, решила остаться в стороне.


    Грохот первого залпа застал толпу врасплох, но уже через секунду все радостно кричали и хлопали в ладоши, глядя, как распускаются в небе диковинные цветы и узоры. Стейси заметила, как Пабло, немного испугавшийся громких залпов, но тем не менее не отрывавший взгляда от неба, забрался на колени к отцу.

    Залпы продолжались почти десять минут. Наконец финальная вспышка озарила небо, и все стихло.

    Тереза наклонилась к стоящей рядом с ней Стейси и зашептала ей на ухо:

    — Я слишком устала и хочу спать, так что возвращаюсь домой. Я заберу детей и уложу их спать, так что ни о чем не беспокойтесь, оставайтесь и наслаждайтесь праздником.

    К ним подошел Жозе с Алли на руках.

    — Ты готова ехать? — спросил он.

    — Да, — устало улыбнулась Тереза. — Это была замечательная фиеста, но сейчас я мечтаю только о том, чтобы побыстрее оказаться в постели.

    Вскоре самые старшие и младшие члены семьи уехали. Стейси с легким смущением поняла, что остались только парочки, а судя по сегодняшнему поведению Луиса, меньше всего он хотел, чтобы их посчитали таковыми. Может быть, ей стоило уехать на виллу вместе с близнецами?

    — Я видел на набережной отличное кафе с танцполом, — сказал Себастьян, обнимая Анну.

    — Я полностью за, — улыбнулась его жена.

    Луис взглянул на Стейси:

    — Вы тоже согласны?

    — Да, а вы? — в тон ему ответила она, вложив в этот вопрос куда больше чем просто выбор места, где они собирались провести вечер.

    — Конечно. Сегодня фиеста — эта ночь создана для веселья и танцев.

    «Но только эта ночь». Стейси услышала это безмолвное предупреждение так четко, словно Луис действительно произнес его.

    Остаток вечера, несмотря на разочарование, которое испытала Стейси, осознав, что Луис решил держаться от нее на расстоянии, прошел весело. Выбранный Себастьяном бар был полон людей, но им удалось найти столик на двоих, к которому они пододвинули еще два стула, так что место нашлось для всех. Когда юная официантка расставила на столе заказанные ими напитки, места больше не осталось, но их это нисколько не волновало. Они шутили, смеялись и танцевали ночь напролет.

    К легкому разочарованию Стейси, в честь праздника группа играла только легкую и зажигательную музыку. За целый вечер не было ни одного медленного танца. Но Стейси была рада уже тому, что может провести время с Луисом. Если бы он только предложил, она согласилась бы остаться рядом с ним на всю жизнь, но, к сожалению, ее жизнь его не интересовала. Он пришел сюда, чтобы весело провести время, и только.

    Под утро они решили, что пора возвращаться домой, и Себастьян вызвал шофера. Первыми в машину сели Анна и Стейси, а мужчины, чтобы не ехать в тесноте, решили подождать, когда шофер отвезет девушек и вернется за ними.

    Стейси с трудом скрыла за улыбкой свое разочарование. Они вернутся на виллу не вместе, а значит, не будет ни прощания у ее двери, ни поцелуя на ночь.

    Она с тоской вспомнила прошлые поцелуи Луиса. Они были прекрасны, но являлись частью мира фантазий, в котором она жила последние три недели. Время каникул в Испании подходило к концу, и Луис начал отдаляться от нее, видимо желая показать, что он не заинтересован в продолжении этих отношений.

    Всего через пару дней они вернутся в Нью-Йорк и расстанутся навсегда.

    Ее, наверное, уже ждет новый заказ. Это даже хорошо — у нее не будет времени тосковать о том, что могло бы произойти, если бы… Если бы Луис решился открыть свое сердце и впустить ее в свою жизнь.

    Приехав на виллу, Стейси первым делом поднялась в детскую, удостоверилась, что мальчики крепко спят в своих кроватках, и только потом отправилась к себе.

    Приняв душ, она легла в постель и закрыла глаза, пытаясь расслабиться, но сон не шел. Мысли о Луисе роем встревоженных пчел кружили у нее в голове. Она никогда не была так близка ни с одним из своих клиентов. Вообще ни с одним мужчиной. Луис будил в ее душе чувства и желания, о существовании которых она даже не подозревала.

    Стейси позволила себе представить, какой бы стала ее жизнь, если бы Луис полюбил ее. Они бы, конечно, поженились, стали бы настоящей счастливой семьей и вместе растили Жуана и Пабло. И, может быть, завели еще детей.

    Стейси как раз представляла себе, каким бы был их дом, когда услышала, как с тихим скрипом открылась дверь в соседнюю комнату.

    Неужели Луис вернулся только сейчас? Они с Себастьяном решили остаться в деревне подольше и выпить по стаканчику на сон грядущий?

    Не важно! Волшебная мечта развеялась как дым, и ей на смену пришла неумолимая реальность, в которой их любви не было места.

    Понимая, что заснуть в ближайшее время она не сможет, Стейси бесшумно выскользнула на балкон. Сад, освещенный маленькими фонариками, выглядел волшебным и таинственным. Сейчас он был окрашен во все оттенки серого, разбавленные карамельными пятнами света фонарей. Она оперлась на перила и глубоко вдохнула просоленный ночной воздух.

    — Не можете уснуть?

    Резко обернувшись, Стейси увидела Луиса, стоящего на пороге его комнаты. Первым ее желанием было немедленно броситься в свою комнату и закрыть за собой дверь, ведь на ней была всего лишь легкая ночная рубашка, в которой не стоило щеголять перед боссом.

    Но прятаться было уже поздно, поэтому она кивнула и ответила с натянутой улыбкой:

    — Наверное, слишком много впечатлений для одного дня.

    — Близнецам очень понравился фейерверк. Для них это было ново, ведь раньше они видели его только издали. Надо будет сходить с ними на салют в честь Дня независимости.

    — Уверена, им очень понравится, — улыбнулась она.

    Хотя Луис стоял совсем близко, она чувствовала сохраняющуюся между ними дистанцию.

    — Я рад, что мы, несмотря на все сомнения, приехали в Испанию: abuela так счастлива, что вся семья собралась вместе, а близнецы наконец познакомились со всеми своими родственниками.

    — Надеюсь, в следующем году вы снова приедете сюда, чтобы мальчики смогли побольше пообщаться со своими кузенами. Представьте, как эти дети изменятся за год.

    — Жизнь может измениться всего за мгновение, — откликнулся он, и Стейси знала, что он имеет в виду смерть Мелиссы.

    — Вам очень ее не хватает? — осторожно спросила она.

    — Да. И я не готов еще раз пройти через что-то подобное. Я больше не стану заложником судьбы.

    Так вот почему Луис вдруг отдалился от нее.

    — Лучше закрыть свое сердце и навсегда отказаться от возможности снова быть счастливым? — с неожиданной злостью спросила она.

    — Меня полностью устраивает моя нынешняя жизнь, — твердо сказал Луис, не поднимая глаз.

    — А как же мальчики? Им нужна мать.

    — У них есть Ханна — она единственная мать, которую они когда-либо знали.

    Стейси могла бы поспорить с Луисом, сказать, что сейчас женщины крайне редко умирают во время родов, но чувствовала, что Луис не станет ее слушать. К сожалению, ее любви было недостаточно для того, чтобы пробиться через эту корку недоверия и страха, за которой он спрятал свое сердце.

    — Надеюсь, когда-нибудь вы испытаете чувство любви и все то счастье, которое она может принести, если позволить ей это.

    Не дожидаясь ответа Луиса, она скрылась за дверью своей комнаты.

    Господи, что за странная ирония судьбы? Дожив до двадцати девяти лет, она так и не встретила человека, за которого хотела бы выйти замуж, а теперь она влюбилась в мужчину, который не желает и слышать о браке.

    День рождения принес семейству Альдивиста не меньше радости, чем фиеста. Во время завтрака все дарили Марии подарки. Она протестовала, уверяя, что в ее возрасте подарки уже не нужны, но, открывая каждую красиво украшенную коробку, радовалась как ребенок. Стейси после долгих размышлений подарила Марии красиво оформленную рамку, в которую вставила фотографию близнецов и Луиса на пляже. Мария была в восторге, заявив, что она станет прекрасным напоминанием об этом лете.

    После этого разговор свернул на обсуждение фотографий. Было решено за следующие пару дней сделать как можно больше снимков, чтобы надолго сохранить воспоминания об этом празднике, и, собрав их в альбом, подарить Марии.

    Когда все подарки были открыты, к Стейси подошла мать Луиса.

    — Вы сделали ей замечательный подарок, — с улыбкой сказала Маргарита. — Благодаря вам Мария получит не только эту рамку с фотографией, но и целый альбом, чтобы в будущем вспоминать об этом дне.

    — Я рада, что ей понравилось.

    — Надеюсь, мы еще увидимся с вами.

    — Вряд ли. Только если Луису опять понадобится няня на выходные. — У Стейси был повод гордиться собой: когда она произносила эти слова, ее голос почти не дрожал.

    Этот день был похож на все прочие. После праздничного завтрака дети уговорили взрослых пойти на пляж, и в этот раз к ним присоединились Мария и София. Женщины сидели в тени зонтов, подбадривая радостными криками и аплодисментами опять играющих в поиски сокровищ детей. Над пляжем звенел смех.

    Стейси сидела чуть в стороне и с легкой завистью смотрела на семейство Альдивиста. Она надеялась, что эти люди понимают, как сильно им повезло, что они есть друг у друга.

    Вечером к празднованию дня рождения Марии присоединились гости, в том числе Марио Сабата и его красавица дочь Пилар. После ужина Стейси поднялась к себе, сославшись на головную боль. Она уже поздравила Марию и была не обязана наблюдать, как Луис изливает свое гостеприимство на дочь Марио. Даже если он решит провести с ней все оставшееся время, это не ее дело. В конце концов, она ведь всего лишь няня.

    Еще два наполненных весельем и солнцем дня пролетели незаметно, пришло время отъезда. В этот день впервые за все время, проведенное в Испании, пошел дождь, словно даже небо расплакалось, не желая с ними расставаться. Стейси аккуратно сложила вещи близнецов в два отличающихся только по цвету чемодана. Ее собственная сумка была уже упакована.

    Сегодня на ней был строгий деловой костюм — тот самый, в котором она прилетела сюда. Он служил прекрасным напоминанием о том, что каникулы закончились и пора возвращаться в деловой мир Нью-Йорка. Меньше чем через двадцать четыре часа она вернется в свою бруклинскую квартирку, а от ее визита в Испанию останутся лишь воспоминания о времени, когда она была по-настоящему счастлива, когда она впервые по-настоящему влюбилась. Жаль, что Луис никогда об этом не узнает.

    — Нам правда нужно ехать? — жалобно спросил Пабло.

    — Конечно, зато когда вы вернетесь домой, сможете рассказать Ханне обо всех своих приключениях и показать фотографии, — сказала Стейси.

    Жуан подбежал к шкафу и схватил плюшевого кота:

    — Можно я возьму его с собой, чтобы показать Ханне?

    — Нет, милый, он будет ждать твоего возвращения следующим летом, — рассмеялась над маленьким плутом Стейси, застегивая чемодан. — Ну вот, все готово. Берите ваши рюкзачки с игрушками и давай спускаться. Ваш папа сказал, что мы должны быть готовы к девяти.

    Обратный перелет через Атлантику прошел легче: уставшие после пересадки в Мадриде близнецы почти сразу заснули, как и в прошлый раз устроившись в одном кресле на двоих рядом со Стейси. Луис, который, взойдя на борт, тут же превратился в сурового, погруженного в работу бизнесмена, разложил на освободившемся кресле какие-то бумаги и начал что-то печатать на ноутбуке.

    Стейси с тоской смотрела на него. Она бы хотела прикоснуться к нему, стереть поцелуем хмурые складки на его лбу и в уголках губ, просто посидеть и поговорить, пока мальчики спят… Но Луис, похоже, успел забыть о ее существовании.

    Она печально вздохнула и нажатием кнопки перевела кресло в горизонтальное положение. Может быть, если она выспится, то почувствует себя лучше?

    Луис невидящим взглядом смотрел на экран, не в силах прочитать ни строчки. Он чувствовал, что Стейси смотрит на него, и из последних сил игнорировал желание обернуться к ней, поговорить, увидеть, как улыбка зажигает золотистые искорки в ее бездонных голубых глазах. Ему осталось пережить всего пару часов, а потом Стейси исчезнет из его жизни. Они знакомы всего три недели, и вряд ли ему потребуется больше времени, чтобы забыть ее…

    И все же удивительно, как легко эта девушка вошла в его семью. Наверное, все благодаря ее легкому нраву и знанию испанского, которому она с энтузиазмом взялась учить его мальчиков. Он должен будет подыскать им в Нью-Йорке хорошего учителя, а следующим летом снова отвезти их в гости к прабабушке. Если они с Себастьяном и Жозе договорятся заранее, то смогут приехать в одно время. Тогда близнецы смогут побольше пообщаться со своими родственниками.

    Интересно, согласится ли Стейси сопровождать их в этой поездке? Надо будет сразу по возвращении позвонить в ее агентство и обо всем договориться.

    Луис взглянул на спящую девушку и не смог отвести взгляда. Только сейчас он начал понимать, как ему будет ее недоставать. В первую очередь, конечно, из-за мальчиков, ведь они так к ней привязались. Может быть, если они будут чаще ездить за границу, то смогут всегда брать с собой Стейси? Например, осенью они могут на пару недель слетать на Карибы…

    Стоп! О чем он думает? Он не станет выдумывать дурацкие предлоги для того, чтобы увидеться со Стейси! Если он захочет встретиться с ней, он просто пригласит ее поужинать вместе или сводить мальчиков в зоопарк…

    Нью-Йорк приближался с каждой минутой. Погруженный в свои мысли, Луис не заметил, как пролетело время. Объявление о скорой посадке стало для него неприятным сюрпризом, ведь оно означало, что у них со Стейси осталось совсем мало времени.

    Глава 8

    Начав снижение, самолет попал в воздушную яму.

    Неожиданная тряска разбудила Стейси. Она открыла глаза и встретилась взглядом с Луисом. Стейси потребовалось приложить немало усилий, чтобы уверенно улыбнуться ему. Ее работа с этой семьей была закончена, настала пора прощаться.

    Она разбудила мальчиков и проследила, чтобы они пристегнули ремни.

    — Через несколько минут мы приземлимся, — сказала она сидящему рядом с ней Пабло.

    — Жаль, что мы не могли остаться в Испании, мне понравилось море.

    — Не расстраивайся, в Америке тоже есть море. Может быть, Ханна или ваш папа свозят вас на пляж.

    — А ты можешь отвезти нас? — с надеждой спросил Пабло.

    — Нет, милый, я ведь только няня на выходные. Вы возвращаетесь домой, дома вас уже ждет Ханна.

    — Но я хочу тебя, — расстроенно сказал малыш и повернулся к Луису: — Папочка, давай опять поедем в Испанию.

    — Может быть, через несколько месяцев, — неуверенно ответил он.

    — А как же быть сейчас? Стейси не поедет с нами домой.

    — Почему? — спросил Жуан, прослушавший начало разговора.

    — Потому что Стейси была с нами только из-за того, что Ханна боится летать. А сейчас вы возвращаетесь домой к вашей постоянной няне, — ответил Луис.

    — Нет, — надулся Жуан. — Я хочу Стейси. Ханна не знает испанского.

    Луис едва сдержал улыбку. Еще месяц назад его мальчик понятия не имел о существовании этого языка, а теперь считал знание испанского достойной причиной, чтобы выбрать Стейси.

    Хотя чем эта причина хуже тех, которые тысячами порождал воспаленный мозг Луиса. Глупо было скрывать от самого себя, что он тоже хотел Стейси.

    Самолет приземлился. Стейси помогла мальчикам собрать игрушки в рюкзаки, подхватила свою дорожную сумку и вслед за Луисом направилась к выходу. Она улыбалась, хотя это было совсем не просто. Ничего, ей осталось продержаться всего несколько минут.

    Забрав багаж и погрузив его на тележку грузчика, Луис обернулся, чтобы забрать и сумку Стейси, но она покачала головой.

    — Давайте попрощаемся здесь, — сказала она, надеясь, что Луис не заметит дрожь в ее голосе. — Все равно мне еще нужно зайти в дамскую комнату.

    — Мы можем вас подождать.

    — Не нужно. Спасибо вам за все, это была потрясающая поездка.

    Стейси крепко обняла близнецов и поцеловала их в пухлые щечки.

    — Я буду очень по вас скучать, — сказала она, едва сдерживая слезы.

    Она собралась уходить, но ее догнал голос Луиса:

    — Подождите, Стейси. Я не хочу, чтобы мы распрощались здесь.

    Стейси чуть улыбнулась, в последний раз глядя на любимое лицо, запоминая каждую черточку, каждую линию.

    — Не важно, где произойдет прощание, если оно неизбежно, — едва слышно сказала она и, не дожидаясь ответа, скрылась за дверью дамской комнаты.

    Там она разрыдалась, не в силах больше сдерживать переполняющие ее чувства. Она не хотела прощаться с ним! Она хотела, чтобы он настоял на том, чтобы они встретились вновь, уже не как няня и босс, а как люди, испытывающие взаимную симпатию. Чтобы он сказал, что она нужна ему и что он хочет, чтобы она стала частью его жизни…

    Но он ничего не сказал.

    Луис стоял перед закрывшейся дверью дамской комнаты и не знал, что делать дальше. Он не мог поверить, что Стейси ушла вот так.

    — Пойдем, пап? — спросил его Жуан.

    Пабло потянул его за рукав, но он не сдвинулся с места. Он не мог дать ей так уйти, ведь он еще столько всего хотел ей сказать. Он не мог отпустить ее, не договорившись о новой встрече.

    — Папа, мне нужно в туалет, — сказал Пабло, снова потянув его за руку. — Скорее!

    Луис беспомощно оглядел близнецов, бросил еще один взгляд на дверь, за которой скрылась Стейси, и покорно кивнул:

    — Пойдемте.

    Конечно, пока близнецы ходили в туалет, а потом мыли руки, прошло больше пяти минут, и, скорее всего, Стейси уже ушла. Оглядевшись, Луис понял, что в этой многолюдной толпе бесполезно искать хрупкую голубоглазую блондинку.

    Почему она так быстро ушла? Он знал, что ее работа закончилась, как только самолет коснулся земли, но не ожидал, что она воспримет это так буквально.

    С другой стороны, на что он рассчитывал? Что она поедет к нему домой? Что те чувства, которые вспыхнули между ними в Испании, могут перерасти в нечто большее? Но ведь именно он оттолкнул ее, заявив, что серьезные отношения его больше не интересуют.

    «Не упусти ее!» — звенели в его ушах слова матери, сказанные ему на прощание. Похоже, он совершил ужасную ошибку.

    Квартира была пуста. Стейси отнесла сумки в свою спальню и прошлась по комнатам, в надежде увидеть следы присутствия Саванны. Позвонив в офис, она узнала, что ее сестра несколько дней назад улетела в Калифорнию и вернется домой только через две недели. — Как все прошло? — спросила ее их офис-менеджер Стефани.

    — Хорошо, — ответила Стейси, которой от одной мысли об этом хотелось плакать.

    — Как, и это все? И никаких предложений немедленно открыть филиал нашего агентства в Испании?

    — Пока нет.

    — А у меня для тебя есть новый заказ, — сказала ей Стефани.

    — Какой?

    — Канкун, Мексика. Все как ты любишь — роскошный отель на берегу моря, правда, это курорт для американцев, так что твое знание испанского вряд ли там пригодится. Нужно будет присмотреть за дочками американского посла.

    — Возраст девочек?

    — Двенадцать и четырнадцать лет, учатся в католической школе в Нью-Йорке. Они показались мне очень милыми.

    — Ты ведь знаешь, что это может быть только видимость, — покачала головой Стейси. — Ладно, записывай меня на этот заказ, я согласна.

    — Только вылет уже завтра ночью.

    — Ничего, так даже лучше, — вздохнула Стейси, вешая трубку.

    Две девочки вместо двух замечательных маленьких мальчиков. Мексиканские залитые солнцем пляжи вместо золотистого песка средиземноморского побережья. И семейная пара вместо светловолосого мужчины, который заставил ее мечтать о несбыточном.

    Две недели спустя Стейси тепло попрощалась со своими подопечными и вышла из такси, остановившегося рядом с ее домом. Это была еще одна замечательная поездка. У родителей девочек были свои планы, так что Стейси, Белла и Бетани остались предоставлены сами себе и прекрасно провели время. Девочки оказались просто замечательными, и их звонкий смех и бесконечные вопросы были необходимы Стейси как воздух, ведь благодаря им она на время забывала о Луисе и его мальчиках. К сожалению, ни две, ни даже двадцать две недели в Мексике не могли унять боль в ее разбитом сердце. Она скучала по Жуану и Пабло, почти так же сильно, как по их отцу. Она хотела бы узнать, как они там. Продолжают ли заниматься испанским? Чем занимаются целыми днями? Отрегулировал ли Луис свое расписание, чтобы больше времени проводить с детьми?

    Думает ли он о ней хотя бы иногда?

    Ее план на ближайшее время был предельно прост — принять душ, поесть и хорошенько выспаться.

    Едва Стейси вошла в квартиру, она поняла, что Саванна еще не вернулась. Она с недоумением посмотрела на висящий на стене календарь. Стефани говорила, что ее сестра вернется сегодня. Неужели ее наниматели решили продлить поездку?

    На автоответчике нетерпеливо мигала красная лампочка. Проигнорировав ее, Стейси, раздеваясь на ходу, отправилась в душ. Смыв с себя запах аэропорта и переодевшись в пижаму, она вернулась в гостиную, нажала на кнопку на автоответчике и услышала встревоженный голос Стефани:

    «Пожалуйста, позвони мне, как только вернешься! У нас проблема!»

    Следующее сообщение — и опять от Стефани:

    «Позвони сразу, как только вернешься! Еще до того, как примешь душ! Это срочно!»

    И опять:

    «Где же ты? По моим подсчетам, ты уже должна быть дома! Позвони как можно скорее!»

    Сначала Стейси испугалась, что что-то случилось с Саванной, но через секунду она поняла, что тогда Стефани позвонила бы ей в Мексику. Значит, дело не в этом. Но проблема наверняка серьезная, иначе Стефани не стала бы бомбардировать ее сообщениями.

    Она набрала номер Стефани.

    — Стейси? — услышала она вместо приветствия.

    — Да, что случилось?

    — Что произошло у вас с Луисом Альдивистой во время поездки в Испанию?

    Сердце Стейси гулко ударилось в ребра.

    — Он отказался платить!

    — Что?

    — Он сказал, что будет обсуждать это только с тобой лично.

    — Не могу поверить! Он что, с ума сошел?

    — Не знаю, но так как я не могу сообщать посторонним даты отъезда и возвращения наших сотрудниц, он звонит каждый день и спрашивает, вернулась ли ты. Он просто сводит меня с ума. Прошу тебя, Стейси, разберись с этим до того, как возьмешься за новый заказ.

    — Конечно, — пообещала Стейси и повесила трубку.

    Что этот Луис Альдивиста о себе возомнил? Мало ему ее разбитого сердца, он хочет испортить ей репутацию?

    Стейси долго и тщательно готовилась к встрече с Луисом. Она надела любимый деловой костюм, дополнив его красными акцентами — поясом и туфельками на высоких каблуках. Волосы она после долгих размышлений забрала в хвост, нанесла легкий макияж и еще раз придирчиво оглядела себя в зеркало. Прекрасно! Уверенная в себе деловая женщина, способная справиться с любым недовольным клиентом. Если, конечно, она не потеряет самообладание от злости и не стукнет его чем-нибудь тяжелым. Как он посмел ей не заплатить? Приехав в офис компании Луиса, она сразу направилась к его кабинету:

    — Здравствуйте, меня зовут Стейси Вильямс, мне не назначена встреча с мистером Альдивистой, но…

    — Боже, наконец-то вы вернулись! — воскликнула секретарша Луиса, вскакивая из-за стола и подбегая к ней. — С тех самых пор, как Луис вернулся из Испании, он ведет себя как медведь, которому в лапу попала заноза.

    — Поездка была просто замечательной, я не понимаю, что не так.

    — Я тоже не в курсе. Будет лучше, если вы лично обсудите это с ним.

    Секретарша подвела Стейси к двери кабинета Луиса, и на секунду ей показалось, что ее сердце перестало биться. Боже, сейчас она увидит его! Как она будет говорить с ним о работе, если внутри у нее все трепещет, как у девочки-фанатки перед встречей с рок-звездой? Оставалось радоваться, что Луис не догадывается о ее чувствах.

    Все эти две недели она мечтала только о том, что Луис передумает, позвонит и попросит ее о встрече. Что ж, в каком-то смысле ее мечта сбылась. Правда, она представляла себе нечто куда более романтичное.

    — К вам мисс Стейси Вильямс, — сказала секретарша, распахивая перед ней дверь кабинета.

    Стейси сделала глубокий вдох, словно ныряя в воду, и вошла.

    Луис, не сводя с нее глаз, поднялся ей навстречу. Стейси выглядела просто потрясающе. Нежно-голубой костюм подчеркивал цвет ее глаз, а ее волосы от долгого пребывания на солнце, похоже, еще побелели. Одного взгляда на нее оказалось достаточно, чтобы из глубины его естества поднялась жаркая волна желания. Луис безумно хотел обнять ее, поцеловать, но для начала он должен был стереть с ее лица это обиженное выражение.

    — Офис-менеджер моего агентства сообщила, что ты отказываешься платить.

    — Это был лишь предлог, — сказал он, подходя ближе.

    — Предлог? Но для чего?

    — Чтобы снова увидеть тебя, — тихо сказал Луис, осторожно взяв ее за руку и порадовавшись тому, что она не отдернула руку.

    — Ты мог просто позвонить мне.

    — Вначале я так и сделал, но Стефани сказала, что ты снова уехала.

    — Так и было.

    — Но ведь мы прилетели в пятницу. Получается, в воскресенье у тебя уже был новый заказ?

    — Да, — кивнула она. — Я ведь говорила тебе, что для нашего агентства лето — самое загруженное время года. Завтра я опять улетаю.

    — Откажись.

    — Что? Ты с ума сошел.

    — Ты только сейчас это поняла?

    — Что?

    — По-моему, с нашей первой встречи я веду себя как помешанный. Я ни на минуту не могу перестать думать о тебе. Ничего подобного со мной раньше не случалось, так что первое время я действительно думал, что схожу с ума. Хотя ты можешь помочь мне исцелиться, — лукаво добавил он.

    — Ты и правда сумасшедший, — улыбнулась Стейси.

    — Это потому, что я по тебе с ума схожу. Не видеть тебя две недели было настоящей пыткой. Я очень скучал по тебе, Стейси.

    — А я по тебе.

    Луис со счастливым вздохом одним движением преодолел разделявшее их расстояние, притянул Стейси к себе и запечатал ее губы долгим, нежным поцелуем.

    — Вау! — выдохнула она, когда снова смогла дышать.

    Ее глаза сияли, и, глядя на нее, Луис почувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Он бы с удовольствием продолжил целовать ее, но перед этим он должен был признаться в том, что понял за эти бесконечные две недели.

    — Я люблю тебя.

    Ее голубые глаза округлились от удивления.

    — Я думала, ты решил, что больше никогда ни в кого не влюбишься.

    — И это все, что ты можешь мне сказать? — возмутился Луис. — И никакого «Я тебя тоже» не будет?

    Стейси рассмеялась и крепче прижалась к Луису, наслаждаясь теплом его сильного тела. В его объятиях она чувствовала, что в ее жизни все правильно.

    — Расскажи мне о своей любви, — счастливо улыбаясь, попросила она.

    — Время, проведенное в Испании, изменило меня. Изменило всю мою жизнь. Я лучше узнал своих сыновей, перестал воспринимать их только как отражение их погибшей матери. Каждый из них индивидуален. В них есть что-то от Мелиссы, что-то от меня, что-то от них самих. И что-то от тебя.

    — От меня?

    — Конечно, ведь именно рядом с тобой они так изменились. Особенно Пабло. Он стал гораздо увереннее в себе и перестал во всем полагаться на Жуана. Ты — важная часть их жизни. И моей тоже. Я изо всех сил старался сопротивляться своим чувствам к тебе, но как я мог отказаться от человека, рядом с которым я хочу провести остаток своей жизни? Я придумал сотни причин, по которым не могу влюбляться в тебя, но мое глупое сердце не вняло ни одной из них. Оно готово биться только рядом с тобой. Стейси, милая, ты согласна выйти за меня замуж? Пожалуйста, скажи «да»!

    — Если ты меняешь свое мнение, ты делаешь это радикально, — изумленно покачала головой Стейси, все еще не в силах поверить, что это происходит на самом деле.

    — Я так люблю тебя, — продолжал Луис, не обращая внимания на ее слова. — Я обещаю меньше времени проводить на работе и все свое внимание уделять тебе и детям. А когда тебя снова поманит ветер дальних странствий, мы отправимся путешествовать все вместе. И я больше не боюсь судьбы. Не важно, сколько дней отвела нам судьба, я буду благодарен за каждый из них. Пожалуйста, выходи за меня!

    — Конечно — да! — воскликнула Стейси, крепко обнимая и целуя его. — Конечно, я выйду за тебя, Луис, я ведь так люблю тебя!

    — Как насчет осенней свадьбы?

    — Замечательно… — Вдруг она испуганно отстранилась. — Луис, а как же моя работа? У меня ведь все лето расписано. Мы со Стефани, конечно, уже говорили о том, что надо нанять новых нянь, но ведь их еще нужно найти.

    — Я все понимаю, — улыбнулся он. — Но надеюсь, что скоро ты, как и собиралась, перейдешь на административную работу и перестанешь летать по всему миру. Представляешь, как будут рады мальчики, когда узнают новость? Они каждый день пытали меня вопросами, когда ты придешь их навестить.

    — Я по ним тоже очень соскучилась. Представляю, что скажет Саванна. Мы ведь после моего отъезда в Испанию ни разу не виделись, так что она и не подозревает о том, что в моей жизни грядут такие перемены. Моя маленькая сестричка будет просто в шоке.

    — Надеюсь, в хорошем смысле слова?

    — В самом лучшем! Она обязательно полюбит тебя и близнецов.

    — А как ты отнесешься к предложению завести еще пару детей? — затаив дыхание, спросил Луис.

    — По-моему, это прекрасная идея, — прошептала Стейси, пряча лицо на груди Луиса, чтобы он не увидел слезы счастья, текущие по ее щекам. — Ты ведь знаешь, как я хочу большую семью. Луис, неужели все это не сон?

    — Очень на это надеюсь, ведь иначе мне придется делать тебе предложение еще раз. А знаешь, кто еще будет рад? Моя бабушка. Она ведь без ума от тебя. И моя мама тоже. Знаешь, перед отъездом она наказала мне ни за что не отпускать тебя.

    — Но ты ее не послушался, — вздохнула Стейси, вспоминая душераздирающую тоску, терзавшую ее последние две недели.

    — Прости меня, дурака. Испуганный мужчина способен на любые глупости. Но моя любовь к тебе пересилила страх.

    — Я тоже люблю тебя, Луис. И мальчиков.

    — Пойдем расскажем им обо всем. А потом мы пойдем покупать тебе обручальное кольцо, — сказал Луис, прижимая ее к себе.

    Он не мог дождаться, когда золотой ободок окажется на пальце Стейси, сообщая всему миру, что она теперь принадлежит ему. Ради Стейси он был готов пойти на любой риск. Даже поспорить с судьбой, потому что наконец поверил, что их любовь преодолеет любые преграды.


    Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8

  • создание сайтов