Автор неизвестен
Фотомодель

Дедушка Гау

Фотомодель

Ей следовало сто раз подумать, прежде чем тогда согласиться на предложение Стива. Поначалу все казалось простым и увлекательным - в Колумбии, куда они собирались скоро вместе отправиться, Стив заглянет к своему старому знакомому и прикупит две унции коки, затем они потихоньку привезут груз домой в Сан-Диего, и устроят сумасшедшую кокаиновую вечеринку. Это было заманчиво, и казалось несложным.

Родители Алены были не против того, чтобы она проветрилась, прокатившись в Колумбию на свое восемнадцатилетие. Они ужасно гордились дочкой - такая красавица, и умница к тому же. После окончания школы ее приняли на работу в местную компанию по пошиву спортивной и прочей одежды - и не кем нибудь, а фотомоделью. Она должна была рекламировать бикини - и для этой работы лучше ее трудно было найти кого-либо на всем побережье. Высокая, стройная блондинка золото-пшеничный поток волос почти до поясницы, прозрачные голубые глаза, яркое красивое личико. Любой из купальных костюмов компании на ней смотрелся отлично. Созревшая, крупная грудь, изящные стройные ноги и подтянутые ягодицы с ямочками. Ей светила замечательная карьера модели с достаточным заработком для девушки ее лет, но пока еще съемок практически не было. Ее парень, Стив, увлекался только серфингом и большую часть времени проводил на вечеринках. Поэтому родители Алены порешили, что дочке стоит познакомиться с до-колумбийской древней культурой, индейскими городами, всякими артефактами и так далее. Не исключено, что все это подтолкнет ее к мысли все-таки поступить в колледж и получить приличную профессию.

Сам Стив думал по другому, и Алене эти его мысли пришлись по вкусу, поэтому отправлялись они в поездку в прекрасном расположении духа. Несколько дней прожили в Боготе, а затем выписались из гостиницы и отправились в горы к югу от города, в маленькую горную деревню, где обитал Пабло, знакомый Стива. Поначалу все шло по плану - они встретились с Пабло, пару дней провели в деревне, а затем прикупили коки. Две унции чистейшего кокаина за двести баксов. Невероятно. Они занимались упаковкой груза в круглые пластиковые пакеты. Получилось два пакетика. Затем Алена вышла в другую комнату, расстегнула и спустила до лодыжек свои шорты, а затем и крошечные узкие трусики, и осторожно втиснула оба пакета во влагалище. Она постаралась засунуть их поглубже, насколько возможно.

Она испытала странное ощущение, когда проделывала эту операцию. Словно чей-то гладкий, прохладный, необычной формы член прополз внутрь ее, свернулся там, и остался насовсем. Это не было возбуждающе, скорее просто приятно. Во всяком случае, неприятных ощущений не было. Осторожно переступая ногами, она забралась на сиденье рядом со Стивом, они тепло попрощались с Пабло и его деревенькой и двинулись назад, в сторону Боготы. Они планировали провести остаток их последней недели в столице, занимаясь тем, чем обычно занимаются туристы, только они еще хорошо понюхают коки, прежде чем заниматься этими глупостями - так будет гораздо интересней.

За десять миль от черты города дорога была перегорожена. Виднелась группа вооруженных людей - издалека они решили, что это правительственный отряд. Алена немного забеспокоилась, но Стив был хладнокровен. Подъехав поближе, они увидели двух бойцов с автоматами, в маскировочной униформе, и несколько джипов.

Стив остановил автомобиль. Солдаты приблизились с обеих сторон. Алена старалась смотреть впереди себя, скрывая волнение, пока ближайший к ней солдат обходил автомобиль, внимательно его разглядывая. Стив показал человеку в униформе паспорт и документы на автомобиль. Тот просмотрел документы, ощупал взглядом парня и девушку, затем ткнул в их сторону стволом, и прокричал несколько слов на испанском. Несколько человек выбрались из стоявшего неподалеку джипа, и двинулись в их сторону. Они все были вооружены, и стволы автоматов были направлены на Стива и Алену, которые в ужасе замерли на месте. Человек с автоматом выкрикнул что-то, и сделал знак, чтобы они выбирались из автомобиля.

Им ничего не оставалось делать, как выйти, подняв руки, чтобы показать этим тупицам, что они безоружны. Едва Стив ступил ногой на землю, как человек в униформе взмахнул автоматом, обрушив приклад на его затылок, а затем быстро ударил кулаком в лицо, схватил за волосы и выдернул его из кабины. Стив закричал от боли, а Алена завизжала от страха. Двое подхватили ее под руки и подвели к капоту стоявшего рядом джипа. Алена плакала навзрыд, закрывая лицо руками, сквозь слезы умоляя не трогать их, пока лежащего на земле Стива избивали ногами двое солдат. Молодые люди уже догадались, что их предали. Пабло.

Из джипа вылез офицер, который, очевидно, давно наблюдал эту сцену. Он неторопливо приблизился к Стиву, и спросил на ломаном английском, глядя сверху вниз, "Где же кока, дружище?" Он широко улыбался, обнажив три передних золотых зуба. "Какая кока?", пробурчал Стив, "кокаина у нас нет." Его голос оборвался. Офицер снова ухмыльнулся, ухмылкой садиста, и резким движением ударил лежащего перед ним парня в переносицу носком сапога. Затем наступил на лицо сапогом и вдавил его голову в землю. "Где кока?" Стив отчаянно хрипел. Его лицо было залито кровью. "Вы, гнусные американос, приезжаете сюда, и ведете себя здесь, как свиньи. Насилуете мою страну, и мой народ. Я вам устрою..." И он переместил подошву сапога на грудь лежащего парня, прижимая его к земле. Стив издал задушеный стон, и Алена взвизгнула от ужаса.

Офицер оглянулся, и оглядел перепуганную девушку с ног до головы. Он улыбнулся, и направился к ней. Алена инстинктивно подалась назад, но ее подхватили сзади чьи-то руки, и крепко схватили, лишив возможности двигаться. Офицер приближался, нагло ухмыляясь. Золотые зубы угрожающе сверкали на солнце. Девушка затрепетала, пытаясь вырваться, но бесполезно. Стив делал попытки подняться на колени, с бессильной злобой наблюдая эту сцену. Офицер выкрикнул что-то на испанском, и солдаты грубо повалили Алену на землю. Подбежали еще двое ублюдков. Девушка кричала, пока они раздирали ее шорты, стягивая их с нее. Она пыталась бороться, но уже четверо бандитов крепко прижимали ее к земле.

Офицер вытащил из ножен на поясе узкий кинжал. Алена перестала сопротивляться и кричать, с ужасом глядя на блестящее на солнце лезвие. Стив попробовал подняться с колен, но стоящий рядом солдат немедленно ударил его прикладом по голове, свалив парня на землю. Оттуда он мог только беспомощно видеть происходящее.

Офицер склонился над Аленой. Она лежала неподвижно, не отрывая взгляда от лезвия. Казалось, офицер наслаждается ее ужасом. Он медленно приблизил острый кончик ножа к шее девушки, чуть касаясь нежной плоти. Алена сглотнула слюну. Нож переместился ниже, прочертив путь между грудей. Несколько отрывистых слов на испанском, и солдаты вокруг засмеялись. Офицер довольно ухмыльнулся, и провел лезвим еще ниже, по крепкому загорелому животу, между слегка выступающими косточками таза, затем назад, к эластичной резинке трусиков. Одним быстрым движением он разрезал резинку, она соскочила в сторону, оголяя светлую незагорелую полоску кожи. Алена начала умолять его, "Пожалуйста, пожалуйста, остановитесь!.. Мы уйдем, мы никому не будем мешать!..О, нет!.." Она сжалась, когда офицер подрезал резинку с другой стороны. Она начала плакать, когда он поднял трусики, держа их на лезвии, и отбросил их в сторону, оголяя выпуклый лобок. Темные полосы загара резко оттеняли молочную белую кожу под животом, где светло-рыжая поросль волос была аккуратно подстрижена в виде узкой гривки. Ее верхние половые губы были полностью выбриты. Офицер бросил несколько слов, и один из солдат раздвинул ноги девушки. Она заплакала еще громче, когда офицер приблизил лезвие к промежности, и провел кончиком сквозь рыжую поросль до самого устья. Затем лезвие переползло на внутреннюю поверхность бедра, лаская его отточеным краем, имитируя бритье. "Надо бы побриться, а?" Офицер произнес что-то на испанском, вызвавшее очередной взрыв смеха со стороны его подчиненных. И вдруг с силой вонзил нож между ее ног в почву. Алена взвизгнула, а солдаты захохотали. Бессильно ерзая, Стив молча наблюдал за ужасной сценой.

Гадко ухмыляясь, офицер поднес руку к испуганному лицу Алены и быстро всунул два грязных пальца ей в рот. Алена захрипела и задергалась, пытаясь освободиться, но подонок крепко схватил ее за язык, сильно его сдавливая. Продолжая улыбаться, он вытащил смоченные слюной девушки пальцы и ввел их в ее влагалище.

"О, нет!!" - застонала Алена.

Он сказал что-то по-испански, ворочая пальцами у нее внутри. Она с ужасом корчилась, ощущая, как толстые пальцы ощупывают стенки влагалища, шарят внутри, наконец, дотрагиваются до пакетиков с кокаином. Офицер, очевидно, наслаждался этой процедурой. Зацепив один из пакетиков, он потянул его вверх, выуживая его из разверстой вагины девушки. Подняв его на уровень глаз, он приблизил к пакетику нос. Понюхав его, он довольно скривился и передал добычу стоявшему рядом солдату. И снова грязные пальцы погрузились в девушку, заставляя ее придушенно вскрикнуть. Он не спешил, ковыряясь у нее внутри, раздвигая слизистую плоть костяшками пальцев в поисках второго пакета. Казалось, оскорбление девушки приносило ему громадное удовлетворение. Наконец, пакетик был вытащен, и передан на осмотр. Довольно осклабившись, офицер принялся расстегивать штаны. Алена снова закричала, в бессилии пытаясь вырваться, но солдаты крепко удерживали. Она была совершенно беззащитна.

Угрожающе щелкнул замок офицерского ремня. Насильник не спеша расстегивал зиппер, с улыбкой глядя на распростертую перед ним голую девушку. Он приказал что-то на испанском, и солдаты подтащили Стива поближе, чтобы улучшить тому обзор происходящего. Дула автоматов нацелились в голову парня. "Шевельнешься убьют", - лаконично пояснил офицер, не отрывая взгляда от жертвы.

Трепеща от бессильной злобы, Стив смотрел, как насильник вытащил из штанов вздернутый член, и залез на Алену. Она страшно закричала и задергалась, ощутив твердую, как камень головку у входа во влагалище. Острая боль пронзила ее, когда напряженный ствол толчками стал проникать в нее. Боль прокатилась по ее внутренностям, раздирая стенки влагалища, когда офицер вошел в нее до конца, а затем принялся размеренно всаживать член. Она ревела от страха, глядя снизу вверх на его отвратительное, побагровевшее от натуги лицо. С каждым толчком дурной запах из его рта выплескивался на нее, вместе с отрывочными словами на языке, который она не понимала. Слюнявый язык выполз из его рта, и потянулся к лицу девушки, облизывая ее нос, щеки, уши - она в ужасе пыталась отвернуться, а он продолжал пыхтеть на ней, вгоняя член на всю глубину. Наконец, она ощутила, как его орган запульсировал - с последним качком до самого дна тело его напряглось, и офицер выпустил струю спермы, извергнув стон победителя.

Алена со страхом посмотрела на него, и он ухмыльнулся ей в ответ, блеснув золотыми зубами. Нечистое, жирное угреватое лицо показалось ей воплощением всей мерзости, которая существует в мире. Офицер вытащил обмякший, покрытый слизью пенис, засунул его назад в штаны, и застегнулся. Встав на ноги, он отдал приказ на испанском, и стоявшие неподалеку солдаты принялись стягиваться вокруг беспомощно распростертой на земле изнасилованной девушки. Она довольно гоготали и выкрикивали что-то на испанском.

Стив беспомощно лежал на земле, под дулами двух автоматов, глядя, как двенадцать солдат насилуют его девушку. Четверо держали ее за руки и за ноги, в то время как остальные по очереди залезали на Алену. Ее блузка была разорвана и отброшена в сторону, оголив крепкие бело-розовые грудки, и каждый из насильников считал нужным потискать нежные холмики от души, больно захватывая соски пальцами и далеко их оттягивая... Друг за другом, ублюдки устраивались между колен несчастной девушки, и жестоко терзали ее своими членами. Впрочем, сперма золотозубого офицера смягчила влагалище Алены, и последующие проникновения она перенесла гораздо легче.

После пятого или шестого солдата Алена перестала сопротивляться, но они продолжали крепко ее держать за руки и за ноги. Те, кто могли дотянуться, щупали ее, тиская, щипая ее тело. Один за одним солдаты делали свое дело, извергали в девушку сперму и слезали с нее, уступая место следующему. Зловещая карусель, казалось, никогда не закончится. Алена вошла в ступор, почти не воспринимая тяжесть чужих, зловонных тел, только только непрестанное движение половых органов внутри себя, изливающих сперму, и монотонные удары волосатых яиц по ее ягодицам. Над ней маячили щетинистые, мерзко ухмыляющиеся лица перед ее глазами, выплевывающие слова на испанском, их тошнотворное дыхание окутывало ее, они сопели, кряхтели, с наслаждением освобождаясь от семени.

Это продолжалось снова и снова. Стив пытался закрывать глаза, но его охранники замечали его, и ударами ног заставляли его смотреть.

Алену начала охватывать вялость, чувства ее притупились. С каждым ударом члена сперма из ее влагалища переодически выплескивалась через край, она булькала и пузырилась, чавкая, грязно-белый ручеек проложил себе дорогу вниз, через ее съежившийся анус. Ее промежность была залита липкой, остро пахнущей спермой десятка солдат, с наслаждением насилующих белую американскую шлюшку, такую нежную и красивую, чудесную блондинку, словно сошедшую с обложки штатовского журнала.

Наконец, все закончилось, когда последний ублюдок извергнул свой груз, и сполз с девушки. В отчаянии, Стив смотрел на Алену, лежавшую навзничь, с бессильно раскинутыми ногами, тупо наблюдая, как из разодранной, побагровевшей киски его подруги вытекает белесая струйка.


создание сайтов