Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Эпилог

    Девушка по вызову (fb2)


    Элизабет Биварли
    Девушка по вызову

    Глава 1


    Все, чего Вайолет Тэнди хотелось в жизни, это иметь свой дом. Не те многочисленные дома, в семьях которых она росла, а именно свой, собственный.

    Похожий на тот, что показывают в старых фильмах: обшитый белыми досками, с жалюзи, с шатром из больших кленов на лужайке перед домом, оградой в виде штакетника и широкой верандой с качелями, на которых она могла бы перечитать свои любимые в детстве книжки — собственные, а не библиотечные. Вокруг дома будут расти розовые кусты и сирень, наполняя воздух ароматом своих цветов, старую кирпичную трубу обовьет дикий виноград, а с карниза на заднем крыльце будет свисать жимолость. Она будет вязать себе крючком тонкие свитера и печь вкусные пирожные. Она будет жить одна и будет совершенно счастлива. И больше никто никогда не причинит ей душевной боли…

    Да, именно о такой спокойной и безмятежной жизни в уютном коттеджике Вайолет Тэнди всю жизнь и мечтала.

    Именно потому она написала роман в виде воспоминаний дорогой девочки по вызову для мужчин из высшего общества. Именно роман, а не мемуары, поскольку ни сама Вайолет, ни ее жизнь ничем не напоминали жизнь ее героини. Роман был приближен к жанру мемуаров, потому что она заметила — именно мемуары привлекают все больше читателей, включая ее саму.

    Грейси Ледбеттер, ее редактор, была в восторге. Она так и сказала по телефону: если бы она, Грейси, не знала, то непременно бы подумала, что это действительно воспоминания, а не фантазия автора. Именно Грейси год назад, когда был заключен контракт с Вайолет, назвала ее книгу «романом». Многоопытный редактор издательства всерьез полагала, что Вайолет сама спала на роскошной постели в апартаментах для принцессы в чикагском отеле «Посол». Грейси при этом забывала, что на самом деле Вайолет работала в этих апартаментах экономкой и лишь меняла белье на королевской постели.

    Впрочем, то же самое относилось и к изысканным закускам. Ведь единственная причина, по которой Вайолет ела бутерброды «крок мсье» с трюфельным соусом, заключалась в том, что все сотрудники ресторана, где она работала, должны были пробовать — всего лишь по паре кусочков — новые блюда, появлявшиеся в меню. Стоило зайти разговору о романе, как Вайолет постоянно приходилось напоминать своему редактору, что вообще-то она никогда не была той особой, чьи воспоминания как будто положены в основу ее книги.

    Впрочем, Вайолет оставалось лишь надеяться на то, что читатели отреагируют на ее роман так же, как и редактор, что сделает ее произведение бестселлером, а на вырученные деньги она сможет наконец купить симпатичный домик в пригороде Чикаго.

    Первый ее аванс был весьма скромный, но благодаря некоторым поправкам, изменению названия, а также ее псевдониму, который зазвучал более звучно, чем ее имя — Равен Френч! — на который Вайолет, впрочем, согласилась не сразу, им удалось добиться того, что сначала через неделю, а затем еще через одну тираж книги был увеличен. Сейчас ее книга входила в пятнадцать наиболее продаваемых книг, а в следующие недели могла взобраться и еще выше.

    Именно по этой причине Вайолет Тэнди, она же Равен Френч, в этот октябрьский солнечный полдень сидела за столом с экземплярами своей книги в книжном магазине на Мичиган-авеню, битком набитом людьми, и смотрела в потрясающие голубые глаза не менее потрясающего мужчины.

    Он сидел в заднем ряду и, едва опустившись на стул, не отрывал от нее взгляда. И хотя это пристальное внимание нельзя было назвать нахальным, Вайолет понемногу начинала нервничать — слишком уж пристально и неотрывно он за ней следил. К тому же он был огромен! Его голова и плечи возвышались над головами сидящих женщин и даже небольшого количества присутствующих мужчин, а его спина полностью закрывала собой спинку стула. Его волосы были темнее и короче ее собственных, а почти прозрачные голубые глаза обрамлены густыми темными ресницами. Хотя была суббота, на нем был темный деловой костюм, и это тоже выделяло его из толпы.

    Сама Вайолет тоже была одета более чем неформально: черные брюки, черный топ с рукавами чуть ниже локтей и глубоким V-образным вырезом и босоножки на каблуках. Единственное, вся одежда была «от кутюрье» и взята в аренду на средства издательского дома, так как было просто необходимо создать и поддерживать ее образ успешного автора — самой Вайолет такая простая, но дорогая одежда пока была не по карману. Именно по этим причинам, вдобавок к одежде от «Прада» и туфлям от Стюарта Вейтцмана, добавились взятый напрокат в том же бутике кулончик, серьги и браслет с бриллиантами и черными аметистами под цвет ее черных глаз, которым она также была обязана данным ей вымышленным именем note 1 .

    Впрочем, имя Вайолет также было не настоящим. Мать, ее родная мать, назвала девочку Кэнди — ее последнее унижение, прежде чем она оставила ребенка в возрасте трех лет в комиссионном магазине с запиской, что она больше не в силах совладать с такой проблемной девочкой, которую просто невозможно любить.

    Это и все, что выпало за двадцать девять лет ее жизни, осталось в прошлом, так как после выхода книги Вайолет смотрела в будущее, в котором ее ждал уютный домик и его возможные жильцы — бродячие животные всех родов и мастей, а может быть, и усыновленный ребенок, а может быть, даже дети — в случае, если она будет твердо уверена, что сможет поднять всех на ноги, не передавая их с рук на руки, как когда-то передавали ее. У этих детей будут постоянные друзья, и с людьми их будут связывать только тесные узы взаимной любви и уважения — то, чего, увы, не знала сама Вайолет.

    Стоило Вайолет об этом подумать, как ее взгляд невольно устремился на голубоглазого красавца. Он все еще продолжал смотреть на нее. Но Вайолет ни за что бы не подумала, что такой мужчина может читать книги, подобные ее роману. Скорее, его можно было бы использовать в качестве прототипа одного из многочисленных клиентов ее героини, образы которых Вайолет срисовывала с богатых мужчин, тех, что ей доводилось наблюдать. Этих мужчин заботило все: их репутация, успех в бизнесе, статус, а вот из людей — никто.

    Вайолет с трудом оторвала свой взгляд от этого незнакомца и посмотрела на остальную аудиторию, пришедшую послушать ее, прежде чем получить автограф на купленной книге. Как Вайолет и полагала, большинство ее поклонников были читательницы. Им нравилась сама идея, что красивая женщина может использовать свою страстность и раскованность в сексуальных отношениях в личных целях, не зависеть от мужчин и при этом еще получать гораздо больше удовольствия, чем если бы они занимались сексом со своими обычными партнерами.

    Откровенно говоря, Вайолет не была особенно искушенной в интимных вопросах. Конечно, у нее появились парни, когда она стала ими интересоваться, — первый ее сексуальный опыт состоялся еще в подростковом возрасте. Но секс для нее, в отличие от большинства людей, никогда не стоял на первом месте, он был обычной потребностью вроде еды или сна, но не требующей ежедневного удовлетворения. На то были и объективные причины: ни один из парней, с которыми она встречалась, не оставил после себя каких-либо незабываемых впечатлений, и именно поэтому, как полагала Вайолет, она не особенно горела желанием искать новых встреч.

    Женщина из книжного магазина объявила, что пора начинать речь. Вайолет произвела мысленный подсчет аудитории — чуть больше пятидесяти человек — и так же мысленно втянула в себя воздух. Если все эти люди купят ее книгу, то… Вайолет даже показалось, что откуда-то повеяло запахом жимолости…

    Говорила она минут двадцать. Расписывала прелесть сексуальных отношений, лишенных эмоциональной составляющей, которая все только усложняет, тем более что совершенно непонятно, как что-то на физическом уровне можно увязать с эмоциями и уж тем более с любовью.

    О себе Вайолет старалась не говорить. Во-первых, говорить особо было нечего, а во-вторых, все-таки у каждого человека есть что-то, что должно принадлежать только ему. Зато она рассказывала о том, как шло непростое личностное развитие ее героини Роксанны по мере того, как она продолжала встречаться с мужчинами, занимающими различные социальные положения.

    Вся ее книга была поделена на главы, каждая из которых была озаглавлена по имени того или иного мужчины, с которыми встречалась Роксанна. Исключение составляла лишь первая глава, в которой героиню нанимает Изабелла, олицетворяющая собой стремление общества использовать сексуальные услуги просто как потребительские. Впрочем, каждый из мужчин что-то дал Роксанне: интроверт Майкл воплощал в себе внутреннюю скованность героини, от которой ей надлежало избавиться; не склонный к компромиссам Уильям показал ей, что следование правилам иногда даже оправдано; любящий учебу Натаниэль привил ей любознательность, а легко шагающий по жизни Джек научил ее радоваться жизни. То, что все они оказались потрясающими любовниками, было само собой разумеющимся.

    Последняя глава называлась «Этан», и только этому мужчине удалось дать Роксанне все не только в плане физическом, но и в эмоциональном. В общем, этакий идеал мужчины. Такого в природе, разумеется, существовать не может, поэтому он живет только на страницах книг и в воображении женщин: настоящий мужчина, который умеет уважать в женщине ее сильные черты характера и учитывает ее желания.

    Закончив свою речь, Вайолет предложила своей аудитории задать вопросы, заметив при этом, что мужчина с заднего ряда теперь смотрит на нее сузившимися глазами. Если она правильно поняла выражение его лица с опустившимися вниз уголками губ довольно чувственного рта, то ее монолог каким-то образом его задел, если не привел в гнев. Не понимая, с чего бы ему его испытывать, она предложила задать вопрос пожилой женщине со вскинутой вверх рукой. Та как раз сидела рядом с ним.

    Старушка семидесяти—восьмидесяти лет встала и улыбнулась Вайолет так, что она сразу вспомнила свою детскую мечту иметь бабушку.

    — Это вы являетесь автором всех описанных в книге позиций? — мягко спросила бабулька.

    Вайолет стоило немалого труда сохранить улыбку на губах и спокойное, приветливое выражение лица.

    — Э-э, нет. Это придумала моя героиня, Роксанна.

    — Но разве вы не Роксанна? — нахмурилась пожилая леди.

    — Нет, мэм. Меня зовут… Равен.

    — Но ведь вы автор книги?

    — Да.

    — И книга — это ваши воспоминания?

    — Э-э, не совсем…

    — Я бы хотела узнать, — вмешалась в их разговор темноволосая женщина с ребенком, — вы пили тот ликер до того, как занимались оральным сексом, или использовали его только наружно?

    И Вайолет опять пришла в легкий ужас, снова услышав личное местоимение, хотя на самом деле она и сама-то вычитала об этом ликере в каком-то журнале.

    — Вообще-то я никогда… — начала она, но ее снова перебили.

    — Я со своим парнем собираюсь поехать летом в Италию, — сказала светловолосая девушка в круглых черных очках. — Не могли бы вы рассказать подробнее о том секс-клубе в Милане, который вы упоминаете в книге?

    Вайолет растерянно молчала. Похоже, все женщины были уверены, что образ героини списан с нее самой, невзирая на явно указанный жанр — роман. Это также указывалось во всех источниках и обзорах, в которых упоминалось ее произведение. Так почему же все упорно продолжают считать, что описываемые в книге события происходили на самом деле? Последовавшие в дальнейшем вопросы это только подтверждали. Большинство из них носили характер личной заинтересованности: а правда, что она занималась сексом, катаясь на американских горках? Где она купила трусики, которые так понравились одному из ее мужчин?

    Конец этому кошмару положила сотрудница книжного магазина, объявившая, что настало время, когда можно получить автограф у писательницы.

    Желающие нашлись, хотя в очередь встали не все присутствующие. В основном это были женщины, желавшие задать Вайолет еще несколько вопросов, но — снова благодаря сотруднице магазина — очередь не стояла на месте. К тому времени, когда Вайолет подписала последнюю книгу и снова явственно ощутила в воздухе запах так милой сердцу жимолости и роз, которые она посадит перед домиком, она чувствовала себя не менее опустошенной, чем когда закончила свою книгу.

    Когда Вайолет уже надевала колпачок на ручку и мечтала о том, как она заползет в свою квартирку, переоденется в старые джинсы и рубашку и поставит свой любимый фильм «Касабланка», перед ней на стол положили еще один экземпляр книги. Подняв голову, Вайолет встретилась с мужским взглядом голубых, почти прозрачных глаз. Глаз, в которых плескалась… ярость?

    — Э-э, извините, — сумела выдавить из себя Вайолет. — Я вас не заметила.

    Наверное, это был не совсем удачный ответ, поскольку такого мужчину не заметить невозможно. Похоже, незнакомец считал так же, так как его глаза снова сузились. Он ничего не сказал, просто подтолкнул к ней свою книгу.

    Вайолет сумела отвести от него взгляд и перевести его на книгу. Впрочем, ее внимание тут же привлекла лежащая поверх книги рука. Большой палец этой красивой формы и, несомненно, сильной мужской руки покоился на изображенном на обложке дамском красном белье, лежащем между бокалом с шампанским и туфлями с каблуками-шпильками. На среднем пальце левой руки блестело элегантное витое золотое кольцо с ониксом, которое — не обязательно, конечно! — но, возможно, могло быть обручальным. Мужчина не убирал руку, поэтому Вайолет была вынуждена снова поднять голову. Чувствуя исходившую от него явную неприязнь, она смутилась еще больше.

    Неужели они где-то встречались и она сделала что-то, что вызвало такие чувства? Но как она могла с ним встретиться, когда, судя по тому, как держался мужчина и как был одет, они вращались в совершенно разных кругах? Даже если они и встречались, а она этого не помнит, то такие глаза, как у него, забыть невозможно…

    Мужчина продолжал стоять, не убирая руки.

    — Вы хотите что-то спросить? — наконец поинтересовалась у него Вайолет.

    Выражение лица мужчины изменилось. Теперь он словно пытался вспомнить, где мог встретиться с ней раньше. Вайолет не знала, что и думать.

    Мужчина опустил глаза, словно впервые увидел свою руку на книге, и тут же убрал ее, чтобы открыть обложку.

    — Двадцать восьмая глава, — отрывисто произнес он.

    Это была последняя глава. «Этан». Мужчина, который, разумеется, вызвал у читательниц наибольший интерес и в которого ее героиня едва не влюбилась по уши. Вот почему Роксанна не могла быть самой Вайолет — нет, хватит с нее самой любви! Больше она не намерена никого любить. Это слишком изнурительно, у нее просто не хватит сил на это чувство: слишком уж оно сильно. Вайолет познакомилась с ним еще в юности и с тех пор старалась об этом не забывать и ни к кому не привыкать, слишком часто меняя дома и людей, ее приютивших. Любовь — это слишком большой риск, а она трезво оценивает свои силы.

    — У вас ко мне вопрос касательно этой главы?

    — Не вопрос, а требование.

    — И что за требование?

    — Эта глава должна быть либо переделана, либо вообще удалена.

    — Простите? — не поняла его Вайолет. — Но ведь книга…

    — Абсолютная ложь от начала до конца! И особенно последняя глава, — закончил за нее мужчина.

    Не ложь, а фантазия, с некоторым раздражением подумала Вайолет, и именно потому называется романом! Или он тоже считает ее книгу мемуарами? В любом случае его просьба, если сам мужчина этого не видит, абсурдна. С другой стороны, эта почти всеобщая убежденность, что такая героиня существовала на самом деле, разве не доказывает, что писательница из Вайолет вышла лучше, чем она сама ожидала? Но не говорить же прямо в лицо этому типу о том, что его просьба не лезет ни в какие ворота!

    — Не вижу своей вины, но все-таки прошу прощения, если книга вам не понравилась, мистер… э-э-э…

    Мужчина одарил ее еще одним гневным взглядом и, так и не представившись, продолжил:

    — Вопрос не в том, понравилась или нет. Я настаиваю на том, что глава двадцать восемь — это полная клевета! И я требую опровержения! Только потому, что вы изменили имя мужчины на Этана…

    — Изменила имя? — эхом откликнулась Вайолет. — Я ничего не изменяла. Этан — вымысел. Вот поэтому книга называется…

    — Вымысел только потому, что вы изменили его имя? — словно не слыша ее, возмущался мужчина. — А как тогда вы объясните, что все его привычки, интересы, работа, характер, внешность совпадают? Вы даже угадали с производителем его одежды, включая, простите, его трусы, которые он носит.

    Вайолет по-прежнему ничего не понимала. Либо этот мужчина совсем спятил, либо чего-то напутал! Она повернула голову к сотруднице книжного магазина, но по ее виду — та смотрела на мужчину чуть ли не приоткрыв рот — поняла, что на этот раз рассчитывать на ее помощь ей, кажется, не стоит.

    Вайолет снова взглянула на стоящего перед ней мужчину. Если ему не нравилась ее книга, вряд ли его можно было причислить к ее читателям, верно? А может, стоит ему немного подыграть, чтобы лучше понять, с чего он так на нее взъелся?

    Она прочистила горло и осторожно начала:

    — Простите, но разве мало найдется мужчин, которые носят шелковые боксерские трусы, мистер… э-э-э…

    И снова мужчина даже не подумал представиться.

    — Особенно те, которые покупают в одном-единственном, мало известном широкой публике магазине, так же как и само уникальное белье?

    Может быть, его магазин и не известен широкой публике, зато вот журнал, в котором Вайолет вычитала о такой одежде, продается на каждом углу. То, что мужчина об этом не знает, — его проблемы. Единственное, в чем он мог быть прав, это то, что такое белье действительно не по карману широкой публике.

    Вайолет мысленно призвала себя набраться терпения и на всякий случай улыбнулась:

    — Я не знаю, что вы хотите сказать. Этан — это герой моего романа, который является вымыслом. И Роксанны никогда не существовало. Если и есть подобные женщины, то мне о них ничего не известно. То же касается и героя. Если он вам кого-нибудь напомнил, то это лишь совпадение. То же самое я могу сказать про всех остальных мужчин, упомянутых в книге…

    — Может, вы и утверждаете, — перебил он ее, — как и издательство, выпустившее вашу книгу, что это роман, но, как вы сами могли убедиться, большинство читателей уверены, что вы и есть героиня своей книги и что все описанные в романе события происходили на самом деле.

    — Да, я это поняла, — вынуждена была признать Вайолет. — Но дело в том, что…

    — Но дело в том, что так как именно вы ассоциируетесь с самой героиней, то у многих читателей также не возникает сомнения в том, что Этан существует на самом деле, — не дал ей закончить мужчина. К этой его привычке слышать только себя Вайолет уже начала привыкать. — Все бы ничего, если бы этот мужчина не жил в Чикаго. Теперь все, кто его знает и кто еще с ним встретится, будут уверены, что он прибегает к услугам женщин, подобных вашей героине.

    Наверное, стоило снова порадоваться, что ее роман удался, что он так точно описал повседневную жизнь. Но чему радоваться, когда ее саму фактически сравнили с проституткой? Вайолет почувствовала себя задетой, но прежде, чем сумела произнести хоть слово, мужчина уже в который раз заявил:

    — Поэтому я требую, чтобы вы напечатали хотя бы опровержение по поводу последней главы! Иначе, — тут в голосе мужчины послышались угрожающие нотки, — я предупреждаю, что подам в суд, хотя мне бы этого не хотелось.

    — Можете подавать куда угодно! — отрезала Вайолет, закипая уже всерьез. — Это роман, вымысел, фантазия, и они нашли отражение в книге! Сходство, на котором вы настаиваете, не что иное, как совпадение. Еще раз повторяю: ваше требование просто абсурдно!

    — Посмотрим, как вы запоете, когда суд принудит вас выплатить моральную компенсацию в случае, если опровержение так и не будет напечатано. О внуках вам лучше даже не мечтать, так как даже им придется расплачиваться за ваше упрямство.

    Стоило мужчине упомянуть о внуках, как это тут же напомнило Вайолет о семье, настоящей семье, какой у нее никогда не было…

    Поднявшись со стула, она выпрямилась во весь свой рост — если честно, не такой уж внушительный, но на высоких каблуках вполне даже ничего! — и, подавшись вперед, сузила глаза. Должно быть, дело было именно в росте, так как мужчина по-прежнему продолжал возвышаться над ней, потому он и не дрогнул, встретив ее разъяренный взгляд.

    — А вы кто такой? — с сарказмом осведомилась Вайолет. — Адвокат реального Этана?

    Мужчина кинул визитку рядом с книгой, но Вайолет даже не подумала взглянуть на нее.

    — Нет, — процедил мужчина. — Я и есть Этан. Только, в отличие от него, я никогда не платил и не буду платить за секс, тем более женщинам, подобным вам, мисс Френч!

    Глава 2


    Когда Гевин Мейсон закрыл дверь своего офиса, его гнев нисколько не утих. Не помогла ему остыть и пешая прогулка через семь кварталов, и даже холодный октябрьский дождь, припустивший, как только он преодолел середину пути.

    Как только Гевин оказался у себя, один, он тут же запустил книгу через всю комнату. От удара о стену задрожали висевшие на ней три диплома в рамках.

    Отправляясь в тот книжный магазин, так же пешком, Гевин надеялся охладить кипевшие в нем эмоции. Недавно до него дошли слухи, ходившие как в профессиональных, так и в светских кругах. Лживые слухи! И что же? Встретившись с этой… он даже не мог подобрать слов — лгуньей, фактически оклеветавшей именно его, Гевин распалился еще больше. Что совсем было на него не похоже, так как он привык решать свои проблемы с холодной головой.

    Но что особенно взбесило Гевина, так это то, что эта авторша, которая могла разрушить его жизнь, оказалась к тому же красивой женщиной, черт бы ее побрал!

    Сев в большое кожаное кресло, он заметил вспыхивающий огонек автоответчика. Два сообщения за то время, что он отсутствовал. И оба поступили на номер, который он использовал для ведения своих личных дел. Поэтому Гевин, нажимая на воспроизведение первого сообщения, уже примерно представлял себе, что услышит.

    «Дорогой, — услышал он знакомый женский голос, который по телефону звучал странно холодно, хотя обычно в нем полыхал пожар знойной страсти. — У меня сегодня возникла проблема. Я могу либо пойти с тобой на вечеринку к Беллами, чтобы выпить шампанского и насладиться изысканными закусками, либо посидеть с невыносимыми близнецами моей сестры, что будет означать пинки, щипки, еду в волосах, в общем, сущий кошмар. Как ты думаешь, какой выбор для меня предпочтительнее?»

    Еще неделю назад Гевин бы без колебаний сделал этот выбор за них обоих, но сейчас все было иначе. Тем более что закончилось сообщение Дезире иначе, чем начиналось. Она почти открыто пригрозила ему судебным разбирательством за то, что он подверг угрозе ее здоровье, водясь со всякими проститутками. К тому же предложила ему на выбор, что ему надлежит сделать с некоторыми частями своего тела, хотя в анатомическом отношении это было просто невозможно.

    Следующее сообщение было от Марты, с которой Гевина ждали на благотворительном вечере и которая также отменяла их встречу.

    Гевин недолго колебался. Перезванивать ли ему Дезире, чтобы уверить ее в том, что никакой угрозы ее здоровью нет, так как, во-первых, он не прибегает к услугам проституток, а во-вторых, собственное здоровье ему также дорого и поэтому он занимается только безопасным сексом? В результате звонить он не стал, стер оба сообщения и с проклятием откинулся в кресле. Как теперь ему жить, когда все уверены, что Этан — это он? Можно, конечно, притвориться и сделать вид, что его это не касается, если бы это не затрагивало его компанию, занимающуюся экспортом-импортом. Наверняка многие уже посмеиваются над ним за его спиной. Как в таких условиях вести бизнес?

    Ну и второй момент затрагивал его отношения с женщинами. Хотя до выхода этой книги у него никогда не было проблем с женщинами, после слухов, что он пользуется услугами проституток — хотя он никогда не имел дела с подобными женщинами! — все может измениться.

    Гевин был готов заскрежетать зубами. Эта Равен Френч! Откуда она только взялась?! Он дернул за безупречный узел галстука, движением плеч избавился от пиджака, расстегнул три верхние пуговицы рубашки и запонки на рукавах, после чего закатал их до локтей.

    Ему надо немного остыть. Работа! Ему поможет работа! Содрать бы трусики с этой Френч и надавать ей по одному мягкому месту! Впрочем, для такой, как она, скорее всего, ходить без трусов — норма!

    Гевин склонился над столом, но через десять минут произнес очередное проклятие в адрес Равен Френч, так как понял безуспешность своей попытки поработать — эта проклятая писательница упорно не шла у него из головы. К тому же он еще не отошел от некоторого удивления. Ведь он ожидал увидеть нахальную дамочку, скрывающую следы своей работы по ночам под толстым слоем косметики. Но кроме высоких каблуков и одежды, подчеркивающей ее соблазнительные формы, писательница ничем не отличалась от обычных женщин. Более того, он нашел ее очень даже привлекательной. А уж когда он увидел ее глаза и их выражение…

    Еще раз проклятие! Либо она была изумительной актрисой, либо действительно честным человеком — именно это он и прочел в ее глазах.

    Но как автор книги, поставившей его в такое отвратительное, унизительное положение, могла быть честным человеком? Актриса, чертова актриса! Естественно, если бы она выглядела как обычная проститутка, разве мужчины платили бы ей деньги, которые и не снились уличным жрицам любви? У женщин, что выглядят и ведут себя днем как интеллектуалки, а ночью превращаются в страстных обольстительниц, гораздо больше шансов заставить многих мужчин раскошелиться.

    Правда, сам Гевин принадлежал к тем мужчинам, которым нравились те, кто и выглядел, и вел себя как первоклассная женщина-вамп. Сам он предпочитал женщин с густыми длинными волосами, полными губами и выпирающей из маленького декольте большой грудью.

    Подумав об этом, Гевин нахмурился. По описанию, такие женщины очень даже могли служить девочками по вызову. Например, как Равен Френч…

    Гевин чертыхнулся и постарался сосредоточиться не на ее внешности, а на том, что следует предпринять, если она все же не внемлет его предупреждению. «Вообще-то, — мрачно признался он себе, — у меня не было никаких причин идти сегодня в тот чертов книжный магазин, но я хотел увидеть эту женщину. Я просто обязан был заглянуть ей в глаза, поскольку дело касалось моей личной жизни!»

    Если бы она хоть как-то навредила его бизнесу, Гевин быстро бы нашел на нее управу, ведь она очернила не только его методы ведения бизнеса — из ее книги следовало, что он не чурается преступить закон, если не получается добиться своего в его рамках, — но и изобразила его человеком, лишенным всяких моральных устоев. Пусть даже он и не однажды преступал закон и изменял моральным принципам! Однако самое ужасное и отвратительное заключалось в том, что она словно вывернула его наизнанку перед всем миром, поведав о том, в чем он мог признаться только самому себе. Просто уму непостижимо, как Равен Френч узнала об этих вещах? Впрочем, это уже было не важно, так как теперь об этом знали многие, если вообще не все в Чикаго.

    Перед мысленным взором Гевина снова возникли женское лицо в обрамлении черных волос, переливающихся серебристым глянцем в ярко освещенном книжном магазине, и ее удивительная улыбка…

    «Ничего себе! Пришел поработать», — мрачно подумал Гевин и упрямо склонился над столом.


    Прошло уже два дня после того, как ей на стол кинули визитку с предупреждением подать на нее в суд, но гнев Вайолет еще не утих. А еще больше она негодовала на себя оттого, что не могла забыть ни предупреждение, хотя оно было совершенно необоснованным, ни самого мужчину. Которого, в отличие от его угрозы, не принимать в расчет было никак нельзя. Хотя бы потому, что с утра позвонила Грейси и сказала, что его адвокаты звонили в издательство и посоветовали — для начала! — напечатать опровержение последней главы. «Если же этого сделано не будет, то придется принять самые серьезные меры в отношении издательства», — закончили они.

    Вот, пожалуйста! Это было доказательство того, что мужчина отнюдь не шутил. И хотя до этого Вайолет была уверена, что никакой суд не усмотрит в произведении художественной литературы ничего крамольного и ничем ей это не грозит, теперь она все же заколебалась. Кто знает, на какие пружины могут нажать адвокаты влиятельного человека, такого как Гевин Мейсон? С такими благоразумнее не связываться.

    В ней с новой силой заполыхал гнев. И откуда этот придурок взялся на ее голову?! Даже если с вероятностью девяносто процентов она выиграет возможное судебное дело, которое возбудят против нее его адвокаты, это нанесет вред ее репутации начинающего автора. Что, если ее издательство, а за ним и другие, откажется с ней сотрудничать, опасаясь возможных судебных разбирательств в будущем? К тому же судебное разбирательство может затянуться надолго. Это Гевин Мейсон может позволить себе не работать, а она будет вынуждена прекратить писать и жить на те небольшие деньги, что у нее пока имеются. И не стоит забывать, что читательская публика весьма капризна. О ней просто забудут, не успев запомнить, что существует такой начинающий автор, и увлечься другими произведениями другого жанра и других писателей. И если события будут развиваться по самому худшему сценарию, ее карьера пойдет к закату, даже не взойдя на писательском небосклоне. А ведь ее мечта о своем доме уже, казалось, обрела более-менее реальные черты…

    Все это она выскажет самому Гевину Мейсону!


    Стоя перед небоскребом из стекла и бетона, Вайолет снова ощутила робость, хотя на ней и был новый дизайнерский костюм, правда взятый напрокат. «Как будто у меня денег куры не клюют!» — с вновь вспыхнувшим раздражением подумала она. Появиться здесь в своей обычной одежде она не могла, так как одежда должна была сказать Мейсону то, чего невозможно сказать словами, но в чем его необходимо было убедить: что она успешная женщина и что он может еще пожалеть, что связался с ней. И пусть это будет чистый блеф, но, раз от этого блефа зависит ее дальнейшая карьера и жизнь, она сделает все возможное, чтобы не допустить катастрофы.

    Вообще-то для начала Вайолет связалась бы с мистером Мейсоном по телефону или хотя бы отправила ему электронное письмо, но на визитке из веленевой бумаги были указаны только его инициалы, название компании «Джи-эм-ти инкорпорейтед» и ее адрес на дорогой Мичиган-авеню. Отсутствие контактных данных могло означать только одно: он занимает весьма значимый пост и прекрасно обходится без них.

    Вытащив визитку из кармана, Вайолет задрала голову наверх, так как компания располагалась на тридцать третьем этаже. Как и следовало ожидать, окна не предоставили ей какой-нибудь существенной информации. У Вайолет мелькнула мысль, что она медлит, потому что боится зайти внутрь и встретиться с Гевином Мейсоном лицом к лицу. Она тут же выпрямилась и тряхнула головой. Еще чего! Да она прекрасно жила, не зная этого мужчину, и продолжала бы жить дальше, не вбей он себе в голову идиотскую мысль, что он и есть Этан, последний герой ее романа! Ну что ж… Она и не в таких переделках бывала! Если он хочет скандала, то он его получит! А она еще на этом выиграет.

    Вот так-то, мистер Гевин Мейсон!

    «Кстати, — подумала вдруг Вайолет, — если я так в этом уверена и не боюсь какого-то там Гевина Мейсона, то какого черта стою здесь и пялюсь на небоскреб, в котором расположен его офис? — Она немного подумала и заверила себя: — Я просто страхуюсь!»

    Ей пришлось заставить себя сделать еще несколько шагов по направлению ко входу в здание. Рядом стояла урна, и, недолго думая, Вайолет запустила в нее визитную карточку. Ее появление здесь должно стать единственным. Она будет держаться с ним подчеркнуто вежливо и корректно, еще раз объяснит ему, что ее роман — выдумка от начала до конца, расскажет, почему у нее вообще возник его замысел.

    У Гевина Мейсона было два дня на то, чтобы выпустить пар. К концу встречи недоразумений между ними не останется и, возможно, они даже посмеются над тем, что произошло.

    Оказавшись внутри — те же стекло и бетон, что и снаружи, но дополненные черным гранитом пола и шикарной мебелью, — Вайолет решила, что со смехом она, возможно, поторопилась, так как все, включая заполнявших здание людей, преимущественно в костюмах черного и серого цвета, заявляло о больших деньгах и серьезных делах. Вайолет даже подумала, что и имя мужчины — Гевин Мейсон — звучит серьезно и внушительно, под стать этому зданию. Не то что Кэнди Тэнди, а затем и Вайолет Тэнди. Стоило этой мысли возникнуть в голове, как ей тут же стало неуютно. И даже цвет ее одежды, пусть и соответствующей по цене и качеству интерьеру здания — красный, — только усилил ее нервозность. Одна мысль потянула за собой другое и еще более пугающее сравнение: она выделяется среди этой черно-серой толпы, как красное полотнище на арене, где дразнят быков.

    Офисы нужной ей компании и персонал не отличались от того, что она уже встретила на пути сюда. Все здесь было идеально и тоже свидетельствовало о больших деньгах, но как будто бы было даже холоднее и строже. Лично сама Вайолет вряд ли бы смогла работать в подобной обстановке.

    Увидев пустой уголок для ожидающих — там не было ничего, что могло бы скрасить их ожидание, как заметила Вайолет, — она облегченно выдохнула, так как заявилась сюда без назначенного ей времени. Она специально пришла после обеда в расчете на то, что на полный желудок уговорить Гевина Мейсона ей будет легче. То, что такой серьезный мужчина обязательно окажется на рабочем месте, она нисколько не сомневалась. «Вполне возможно, — с налетом иронии подумала Вайолет, — что он даже живет в этом здании — такой холодный мужчина должен чувствовать себя в таком безличном месте как дома».

    В этот момент ее увидела секретарь и поинтересовалась, чем она может ей помочь.

    — Здравствуйте, — поздоровалась Вайолет и, стараясь говорить спокойно, озвучила свою просьбу: — Мне нужно бы переговорить с мистером Мейсоном. Гевином Мейсоном, — зачем-то добавила она.

    Продолжить ей не дали. Услышав лишь фамилию Мейсон, секретарша покачала головой:

    — Если у вас не назначена встреча, тогда, боюсь, сегодня я ничем не смогу вам помочь.

    — Мне нужно буквально всего лишь несколько минут.

    Секретарь машинально улыбнулась и предложила:

    — Если вы в общих словах объясните мне причину своего желания увидеться с мистером Мейсоном, я попробую найти для вас время в какой-нибудь день на этой же неделе.

    Вайолет выразительно взглянула в сторону места для ожидания.

    — Если мистер Мейсон сейчас не занят, не могли бы поинтересоваться у него, не примет ли он меня? Как я и сказала, это не отнимет у него много времени.

    — У мистера Мейсона сегодня очень напряженный день. Если вы скажете, в чем состоит ваше дело, тогда я, возможно, смогу вам помочь.

    Распространяться о том, что привело ее сюда? Только этого ей еще и не хватало!

    Вайолет предприняла еще одну попытку:

    — Может быть, вы все-таки свяжетесь с мистером Мейсоном…

    — Простите, ничем не могу помочь. — Секретарша снова улыбнулась дежурной улыбкой и перевела взгляд на монитор.

    Вайолет поняла, что упорством она ничего не добьется — женщина была непробиваема.

    — Хорошо, — произнесла она. — Тогда назначьте мне время для встречи с мистером Мейсоном на неделе.

    Секретарь удовлетворенно улыбнулась:

    — И что я должна вписать в графе «цель встречи»?

    — Отношения с общественностью, — не придумав ничего лучше, сказала Вайолет.

    — А если точнее? — нахмурилась секретарша.

    — Отношения с общественностью, — повторила Вайолет и улыбнулась, давая понять, что не намерена развивать эту тему.

    Секретарша сузила глаза, но настаивать не стала. Несколько минут она изучала экран монитора.

    — Можете подойти в пятницу без пяти пять. Пяти минут вам будет достаточно?

    Вайолет прерывисто вдохнула, но возражать не стала. И как возражать, когда она сама сказала, что ее встреча не отнимет много времени?

    Она кивнула.

    — Ваше имя?

    — Вайо… — Вайолет вовремя спохватилась, так как Гевин Мейсон не знает ее настоящего имени. — Равен Френч.

    Меланхолическая до того секретарша вдруг в секунду переменилась. Ее руки с безупречным маникюром задрожали в воздухе, а сама она откинулась в кресле, словно в изнеможении. На ее лице появилось выражение ужаса.

    — Равен Френч? — повторила она и даже округлила глаза.

    Подобная реакция наводила на размышления.

    — Да, — осторожно подтвердила Вайолет.

    Секретарша выдохнула, но больше не издала ни звука. Не отрывая взгляда от Вайолет, она медленно поднялась со своего кресла и попятилась, пока не коснулась спиной стены.

    — Подождите здесь, — сдавленно произнесла она. — Думаю, мистер Мейсон сможет уделить вам несколько минут прямо сейчас.

    Секретарша исчезла за стеной. Спустя пару мгновений до Вайолет долетел какой-то глухой звук, словно что-то упало на пол, и почти сразу звон разбитого стекла — «Вазы?» — предположила Вайолет, — за которым последовало ругательство. Спустя еще пару секунд Вайолет услышала пресекающийся взволнованный и уж совсем не профессиональный возглас секретарши:

    — Мистер Мейсон, эта ужасная женщина здесь и желает вас видеть! Можете представить себе такое нахальство?

    Закрытая дверь нисколько не приглушала звуки. Не прошло и секунды, как за ней снова раздался глухой стук, но в этот раз ощущение было такое, будто что-то запустили в стену, а не уронили на пол, а затем до Вайолет донеслось еще больше ругательств. Затем неожиданно наступила тишина, которая, как ни странно, была зловещей.

    Показалась секретарша. Прочистив горло и избегая смотреть на Вайолет, она сообщила:

    — Мистер Мейсон согласился на встречу с вами прямо сейчас.

    — Э-э, спасибо.

    Обогнув стену и увидев дверь, несомненно ведущую в офис Гевина Мейсона, Вайолет неожиданно почувствовала слабость в коленках. Она помедлила на пороге, собираясь с духом, уверяя себя в том, что правда на ее стороне. Дверь была приоткрыта, и, вместо того чтобы зайти внутрь, Вайолет почему-то заглянула в щелочку. Странно, но офис, кажется, был пуст. Она еще раз оглядела массивную мебель из темного дерева, стоявшую на огромном персидском ковре ярких, сочных цветов. На одной стене висели картины в стиле абстракционизма и также поражали насыщенностью палитры.

    Ничего не понимая, Вайолет выпрямилась, но в ту же секунду из-за двери, словно из ниоткуда, показалась большая крепкая мужская рука, втащившая ее внутрь. Вайолет даже не успела опомниться, как дверь позади нее захлопнулась. Она автоматически повернулась, сделала шаг вперед и зацепилась каблуком за ковер. Не привыкнув ходить на высоких каблуках, Вайолет потеряла равновесие, взмахнула руками и начала заваливаться вперед.

    Прямо на Гевина Мейсона.

    Глава 3


    Только лишь услышав от Анны, что Равен Френч дожидается его в приемной, Гевин ощутил новый прилив ярости. Кое-как совладав с нею, он неожиданно понял, что Равен Френч совершила огромную ошибку, явившись на его территорию. Он ее не звал. Что ж, пусть почувствует на своей шкуре, что значит дразнить и без того разозленного ею самой же мужчину!

    — Какого черта вы здесь забыли?! — рявкнул он вместо приветствия, решив, что эта женщина не заслуживает вежливого обращения. К тому же, может, удастся запугать ее с самого начала, чтобы потом уже диктовать свои условия, невзирая на то, с чем там она к нему заявилась.

    К чести Френч, она не дрогнула. Восстановила равновесие и задрала голову, прямо встречая его взгляд. Гевин почувствовал к женщине невольное уважение, но тут же подавил это чувство в зародыше.

    — Итак? — вкрадчиво поинтересовался он, надеясь застать ее врасплох подобной сменой интонации, и сделал несколько шагов в ее направлении.

    И тут же резко остановился, вдохнув исходящий от нее запах — нежный, сладковатый…

    Равен Френч улыбнулась. Гевин видел, что улыбка стоила ей неимоверного труда и вышла напряженной, выдавая ее нервозность, но тем не менее это была улыбка. Не каждый мужчина в его присутствии мог сохранить выдержку. Гевину снова пришлось отдать ей невольную дань уважения. Он усмехнулся: «Ну ладно! Посмотрю я, насколько действительно крепка ее скорлупка».

    — Я просто… — пробормотала Равен, голосок ее сильно дрожал.

    Гевин вскинул брови и молча ждал, показывая, что все еще ожидает ответа на свой вопрос. Равен Френч молчала. Между ними воцарилась тишина, в которой они просто смотрели друг на друга, словно выжидая, кто дрогнет первым.

    Гевин подметил для себя еще один любопытный факт. Забавно, но в их первую встречу в книжном магазине каждый из них знал, что ответить другому, и, хотя каждый продолжал отстаивать свою точку зрения, такой напряженности, которая возникла между ними сейчас, когда они были одни, не было.

    Теперь Гевин видел Равен Френч собственными глазами, ощущал ее присутствие и тем не менее он все еще никак не мог поверить тому, что она так запросто могла заявиться к нему. С его точки зрения, либо эта женщина безрассудна до глупости, либо глупее, чем кажется. Ведь здесь она наиболее уязвима и он может сделать с ней все, что угодно. Например, потребовать написать опровержение, публично извиниться или…

    Мысль возникла неожиданно, и Гевин сначала даже оторопел, не понимая, почему она у него вообще возникла, однако он постарался тут же от нее отмахнуться. Что ему делать с такой формой удовлетворения, пока он по-прежнему не испытывает недостатка в женщинах? Разве лишь только у этой Френч длинные черные волосы, которые хочется намотать на руку? И темно-синие, почти черные глаза, в которых можно утонуть? И красные, сочные губы, к которым так и тянет прижаться? И…

    — Что вам здесь надо, мисс Френч? — стиснув зубы, вновь осведомился Гевин, чтобы не позволить неожиданным и пугающим мыслям завладеть им. Впрочем, это не означало, что он пришел в восторг оттого, что Равен Френч, ничего сама не предпринимая, вынудила-таки его уступить ей преимущество в их противостоянии.

    Равен улыбнулась, и по ее улыбке Гевин понял, что она также отметила этот факт. Чем разозлила его еще больше. Скверно, очень плохо… Для него, разумеется.

    — Я надеялась еще поговорить с вами касательно возникшего между нами недоразумения и попытаться не доводить дело до суда, так как считаю, что это просто абсурдно.

    — Недоразумения? — повторил Гевин и неожиданно для себя ухватил ее за руку, подтягивая к себе и сокращая между ними расстояние. Теперь он буквально нависал над Равен Френч, понимая, что он делает это исключительно с одной целью — запугать! И потому он досадовал на себя за то, что эта женщина вынудила его прибегнуть еще и к грубой физической силе. — В последней главе своей книги вы очернили меня перед всеми, и в первую очередь — перед теми, кто меня знает. Естественно, что я хочу публичного опровержения!

    Вайолет сделала глубокий вдох и так же медленно выдохнула. Ее ответ застал Гевина врасплох.

    — Вы правы. Последняя глава — ложь от начала до конца. Как и все остальные главы. Вся книга — ложь.

    Гевин ничего не понимал. Так она что, пришла, чтобы в этом признаться? Он сощурил глаза. Нет, вряд ли, а то бы она просто сделала то, что ему нужно. Но тогда как объяснить это ее признание?

    Он неохотно выпустил ее руку. Не потому, что ему не хотелось отпускать ее запястье, мрачно признался он сам себе, а потому, что это давало ему над ней преимущество. «Ну ладно, ладно, — молча уступил сам себе Гевин. — Еще и потому, что мне нравилось держать Равен за запястье. Но лишь потому, что это давало над ней преимущество!» — добавил он.

    — То есть вы признаете, что все придумали? — спросил он.

    — Каждое слово, — кивнула она.

    Гевин опять ничего не понимал. Ведь она сказала то, что он ожидал услышать! Почему же он не испытывает удовлетворения? А-а-а! Так ведь она не сделала это публично!

    — И вы готовы сделать публичное признание?

    — Да, — с готовностью вновь кивнула Равен Френч.

    — Вы заявите, где только возможно, что последняя глава, в частности, ложь от начала до конца?

    — Да.

    Так. Теперь уже Гевин не понимал сам себя. Равен Френч готова сделать то, что ему нужно. Так почему же он до сих пор не испытывает никакого триумфа по этому поводу? И почему тогда она так легко сдалась? Почему не сделала это в первую же их встречу? Передумала? Или двух дней раздумий хватило этой писательнице на то, чтобы понять, что с ним лучше не связываться? Ради своего же блага.

    «Ладно, не важно, почему она в конце концов уступила», — признался себе Гевин. А почему он испытывает от этого разочарование?

    Скорее, чтобы выиграть время, а не для того, чтобы услышать подтверждение, он повторил:

    — Итак, вы публично признаете, что намеренно осквернили меня в своей книге, верно?

    Равен Френч неожиданно отвела глаза в сторону, переминулась с ноги на ногу, скрестила руки на груди и затем снова взглянула ему в лицо:

    — Н-нет. Этого я делать не стану.

    Вот теперь стало понятнее, почему не было чувства триумфа. Она же не собиралась делать то, что ему было необходимо! Гевин нахмурился. И почему он сейчас так обрадовался тому, что их противостояние продолжится? Потому что это будет означать, что эта их встреча будет не последней? Проклятые мысли! Откуда они только берутся?!

    — Вы признаете, что книга вымысел, но не собираетесь признавать, что оклеветали меня?

    Равен Френч улыбнулась, и Гевин ощутил дурацкое смятение, от которого он тут же постарался отмахнуться. С каких это пор он начал смущаться при виде женщины, довольной собой и уверенной в себе? Так и не ответив на этот вопрос, Гевин крайне неохотно — и уже в который раз! — признался себе, что конкретно этой женщине идет самоуверенность. Более того, его это возбуждает. Его взгляд сам собой задержался на ее полных, алых губах…

    Гевин попытался было дать задний ход, но стоило подумать о сексе, как ходу назад уже не было. Мысленный образ обнаженной Равен Френч словно отпечатался в его мозгу. Одна ее рука лежала на груди, другой она поглаживала себя между ног…

    Гевин стиснул зубы, по опыту зная, что один раз возникшая подобная мысль исчезнет не скоро. А у него еще куча дел!

    — Совершенно верно, — согласилась Вайолет.

    Гевин не сразу сообразил, с чем она соглашается. Не с тем же, о чем он только что думал, пусть и невольно! Все-таки с ним творилось нечто непонятное, здесь присутствовала какая-то чертовщина, так как направление, которое приняли его мысли, никак иначе, как бесовским, не назовешь. Как объяснить, что вслед за первым образом в его мозгу тут же вспыхнул другой? Вот Равен поворачивается, запирает дверь, срывает с себя одежду и удовлетворяет себя прямо в его офисе, под его взглядом…

    Гевин усилием воли попробовал себя встряхнуть. Для начала напомнил себе, что Равен Френч оклеветала его. И он еще думает о том, чтобы она начала ласкать себя прямо в его офисе?! Он застонал про себя, абсолютно не понимая, что с ним творится. И он предпринял еще одну попытку собраться с мыслями. Так, о чем они вообще здесь говорили? Ах да!

    — Почему вы готовы признать свою вину в первом, но не во втором случае?

    — Я бы не стала употреблять такое слово, как «вина», но не буду с вами спорить. Итак, почему я готова согласиться с первым вашим условием, но не приемлю второго? Моя книга действительно ложь — опять-таки в вашей терминологии, — но я не согласна с тем, что оклеветала именно вас. Сами подумайте, как я могла это сделать, если до субботы не была с вами даже знакома?

    — Мне тоже любопытно, как точно вы смогли описать меня — за исключением нескольких немаловажных моментов, — не будучи со мной знакомы, но главное то, что вы меня оклеветали! — заявил Гевин.

    — Но ведь это роман, почему вы не хотите понять столь простую вещь?

    — Роман? Неужели? — отпарировал Гевин. — Почему же тогда все уверены в том, что это ваши собственные мемуары из вашей собственной жизни и практики? Кстати говоря, даже я, — Гевин сделал ударение на местоимении, — постеснялся бы писать такое, даже если то, о чем вы написали, происходило на самом деле.

    — Я сама ума не приложу, — помимо своей воли призналась Вайолет и пожала плечами. — Может, мне так убедительно удалось написать свой роман, что все поверили, будто все происходило на самом деле? Что касается некоторых сцен… — Она откашлялась. — Может, кое-что действительно было, но все уже в прошлом. К тому же закон, насколько мне известно, не запрещает некоторой… м-м-м… разнузданности в сексуальных отношениях, если это происходит с обоюдного согласия сторон и не унижает ничьего достоинства. И вообще, — запальчиво продолжила она, — я считаю, что вас это не касается!

    Гевин мог только стоять и по возможности не хлопать глазами. Но оказалось, что Равен не закончила свою пылкую речь.

    — Откровенно говоря, я не понимаю, с чего заварился весь этот сыр-бор, тем более что я уже в субботу вам сказала, что роман — это моя выдумка. Как вы собираетесь опровергать, что это не было моей фантазией, которая вылилась в художественное произведение?

    Гевин еще несколько секунд переваривал услышанное и только потом вкрадчиво произнес:

    — Вы считаете, что я не смогу?

    Вообще-то он немного блефовал, так как совершенно запутался. Но это сработало, поскольку на лице Равен Френч вдруг возникло растерянное выражение. Когда она спохватилась, было уже поздно. Впрочем, если бы не эта мимолетная потеря самообладания, Гевин бы ни за что об этом не догадался, так как голос у писательницы не изменился.

    — Считаю, что не сможете.

    — Мисс Френч, я могу не только опротестовать, что ваш роман — не вымысел, но и доказать это!

    — Это невозможно! — уже чуть более твердо заявила Вайолет, хотя и с трудом выдерживая взгляд голубых глаз стоящего перед ней мужчины.

    Гевин кивнул и широким шагом направился к своему столу. Вытащил свой экземпляр книги из глубины самого последнего ящика, куда он его затолкал. На ходу листая страницы, он возвратился к Вайолет и остановился совсем близко, чтобы заставить ее несколько понервничать. Его тактика увенчалась успехом: Вайолет дрогнула и сделала шаг назад. Гевин не был намерен терять своего преимущества и снова сократил между ними расстояние.

    Пока он листал книгу, Вайолет понемногу отступала, но Гевин, видя это краем глаза, продолжал сближаться с ней, в отличие от Вайолет зная, что до стены уже осталось совсем немного и скоро ей просто некуда будет отступать. Так и произошло.

    — Скажите-ка мне, — тогда проговорил он, — Равен Френч — это ваше настоящее имя?

    Автор подпортившего ему репутацию романа стояла молча. Гевин вскинул голову и увидел, что она опустила глаза и занята пуговицей на рукаве своего пиджака. Но в еще большее изумление его привел возникший румянец на ее лице. «Неужели она настолько хорошая актриса, что способна даже краснеть по заказу?» — мелькнуло у него в голове. Он кивнул про себя. Да, скорее всего, так оно и есть. Без актерского таланта высокооплачиваемыми проститутками не становятся. Это, должно быть, часть ее профессии. Так же как и арсенал другого вида, дабы угодить вкусу самых взыскательных клиентов.

    — Мисс Френч? — повторил Гевин. — Равен — это ваше настоящее имя?

    Она вздохнула:

    — Конечно нет. Это псевдоним.

    Гевин кивнул.

    — Зачем он вам? Когда люди скрывают свое подлинное имя, лично мне на ум приходит только одно. Эта же причина подходит и конкретно для вашего случая: чтобы вас не узнали те люди, которые встречаются на страницах вашего, так сказать, романа, и не подали бы на вас в суд.

    — К вашему сведению, все было совсем не так. Это мои издатели предложили мне взять псевдоним.

    — Ну значит, это они хотели, чтобы издательство не засыпали судебными исками с требованием разобраться, если вообще не запретить продажу книги, как только она выйдет в печать.

    Странно, но Вайолет почувствовала необъяснимую слабость. Мысли текли как-то вяло. И почему она не может дать ему отпор?

    А Гевин снова был ошеломлен тем, что ее щеки вспыхнули румянцем. «И как ей это удается?» — чуть ли не с восхищением подумал он. Он не мог вспомнить, когда в последний раз видел краснеющую женщину, пусть даже ее румянец был наигран.

    Вайолет тем временем продолжила свое объяснение. Вообще-то она не должна ничего объяснять Гевину Мейсону, но если это поможет разрешить конфликт с этим мужчиной, то почему бы и нет?

    — Мне доказали необходимость взять псевдоним, так как мое настоящее имя не слишком звучно. Таким образом они надеялись повысить интерес и увеличить продажи.

    — И какое же у вас настоящее имя?

    Вайолет поджала губы. А Гевин вдруг подумал и сократил расстояние между ними до минимума в надежде снова увидеть, как ее лицо зальется румянцем. Впрочем, он не признался в этом даже себе, убеждая себя, что он делает это лишь с одной целью: полностью взять в свои руки контроль над ситуацией.

    У Вайолет сбилось дыхание. Позади нее была стена, а Гевин Мейсон продолжал наступать на нее, словно этого не замечая. Только гордость удержала ее от того, чтобы не съежиться. Черт бы побрал этого… этого… У Вайолет даже не было слов применительно к этому мужлану, который прицепился к ней из-за своего раздутого эго, которое она, видите ли, слегка кольнула, причем ненамеренно!

    Почувствовав исходящую от его тела силу, Вайолет задохнулась, но уже по другой причине. От жара его тела ей стало жарко. Ладони сразу стали влажными. Она сделала глубокий вдох, чтобы унять вдруг участившееся сердцебиение, и тут же поняла, что совершила ошибку, так как ей в ноздри ударил горьковато-пряный мужской запах. Ее сердце пустилось вскачь. Она почти испуганно посмотрела в глаза мужчины и не сразу смогла отвести от него взгляд. Его вопрос, естественно, уже выпал у нее из головы.

    — Мисс… Какое там у вас настоящее имя? — напомнил Вайолет свой вопрос Гевин. — Вы только что собирались мне об этом сказать.

    Ничего подобного! Вайолет еще не решила, говорить ему свое имя или нет. Хотя смысла таить его от Гевина Мейсона и не было — скорее всего, он сам может это выяснить, причем не затрачивая особых усилий.

    «Так может, позволить ему выяснять все самому? — подумала Вайолет. — Не на блюдечке же с голубой каемочкой ему все преподносить! Пусть постарается — или скорее заставит других людей стараться для него», — уныло заключила Вайолет и тут, словно издалека, услышала свой голос:

    — Вайолет. — И прерывисто вздохнула. Ну вот, пожалуйста! Сама не заметила, как какая-то ее часть уже сделала за нее выбор. Теперь ничего не оставалось, как закончить представляться: — Вайолет Тэнди. — Вайолет решила не посвящать его в тонкости смены своего настоящего имени на Вайолет.

    — Вайолет? — повторил за ней Гевин, и его лицо изобразило недоверчивое удивление.

    Что-то в его голосе заставило Вайолет невольно ощетиниться. Она вскинула голову и с вызовом посмотрела не него. Однако с таким же успехом можно было заставить скалу рассыпаться у ее ног. Она заставила себя не отводить взгляд и распрямила плечи.

    — Да, Вайолет. А что, какие-то проблемы? — заявила она.

    Гевин открыл было рот, затем закрыл его, покачал головой и только потом ответил:

    — Да нет, какие проблемы… Просто я думаю, что это имя вам не подходит, вот и все.

    «Я как раз забыла тебя спросить!» — подумала про себя Вайолет и решила промолчать, не вступая в полемику хотя бы по этому поводу.

    Должно быть, Гевин надеялся на это, так как несколько секунд он смотрел на нее, подняв брови. Вайолет плотно сжала губы. Ему ничего не осталось делать, как пожать плечами и уступить. А затем он прочел ей отрывок вслух. Из ее книги.

    Закончив читать, он взглянул на нее: Вайолет по-прежнему разглядывала его три диплома на стене, которые Гевин, как и герой книги Этан, получил, учась по ночам и работая днем.

    — Думаю, этого уже более чем достаточно.

    Вайолет наконец взглянула на него и заметила шелковый галстук, который носил Гевин, и его дорогой костюм из тонкой шерсти. Вайолет неожиданно подумала, а нет ли в его гардеробе, как и в гардеробе Этана, когда тот наконец добился успеха, кашемировых костюмов и туфель «Сантони»? Кстати, туфли Гевина, если зрение ее не обманывает, действительно этой фирмы… Вайолет даже вздрогнула. Ну и дела…

    Когда их взгляды вновь встретились, на губах Гевина появилась понимающая улыбка.

    — Ну как? Вы по-прежнему будете настаивать на том, что ваш роман — вымысел? Кстати, я тоже ношу только кашемировые костюмы, — заметил он.

    Вайолет снова почувствовала необходимость защищаться. Ей это не понравилось.

    — Мой роман — вымысел от начала до конца, — стараясь говорить как можно тверже, сказала она. — Повторяю еще раз, если вы забыли: я увидела вас впервые в жизни только в прошлую субботу. А одежда, ткань, торговые марки, которые вы носите, три диплома — это всего лишь совпадение и не более того.

    — Возможно, я профан, но все в вашем романе наводит на мысль, словно вы знаете жизнь вашей героини изнутри.

    — А как иначе я смогу написать о героях, не проникнувшись сначала их чувствами, не изучив их характер? — фыркнула Вайолет. — Если я этого не сделаю, если так не будет поступать человек, решивший стать писателем, то как же ему поверят читатели? Если автор сам не верит тому, что написал, то ему не поверит никто! Разве это не очевидно?

    — Допустим, — кивнул Гевин. — Не знаю, конечно, как такое возможно, что все детали, относящиеся к Этану, совпали с деталями из моей жизни, но, раз такое случилось, я требую опровержения — не стану же всем доказывать, что я — не Этан, как уже думают многие из тех, кто меня хоть немного знает. — Он вдруг прищурился и медленно произнес: — Если, конечно, вы не встречались с кем-нибудь, кто меня знал или знает и сообщил вам некоторые нужные вам детали…

    — Посудите сами, разве я могла встречаться с людьми из вашего круга? А если даже так оно и было, то вряд ли они удостоили бы меня хотя бы взглядом. И повторяю: я ничего не слышала о вас, пока вы не бросили мне на стол в книжном магазине свою визитку!

    — Ну ладно, допустим, что это и правда совпадение и что вы ничего обо мне не знаете. Но все же позвольте в таком случае дополнить имеющуюся у вас информацию обо мне.

    Вайолет открыла было рот, чтобы возразить, что ей совершенно неинтересно это слышать, но быстро его закрыла. А вдруг, узнав о нем из первых рук, она сумеет доказать, что Гевин Мейсон заблуждается, и их инцидент можно будет считать законченным?

    — Итак, кое-что из моей ранней биографии. Я начинал свою карьеру в бруклинских доках в Нью-Йорке, занимаясь погрузкой-разгрузкой товаров для аукционов. В то время меня мало интересовало, что находится в клетях, которые я таскаю. На тот момент для меня важнее было получить деньги, которые шли за учебу. Я вечерами учился в колледже. Однажды в каталоге я увидел, сколько стоят товары, которые я таскал на своем горбу. И почти все баснословные деньги зарабатывал сам аукционный дом. Я работал в любую погоду. Иногда мне приходилось торчать в доках с раннего утра до вечера. «От рассвета до заката», — процитировал он из романа. — И тогда я решил: это несправедливо, что люди, работающие в помещениях с кондиционерами, получают больше, чем я. И я стал учиться еще более усердно, расширил круг предметов, не входящих в мой основной курс. И вот как раз об этом этапе моей жизни в Нью-Йорке здесь, в Чикаго, известно немногим. Нет, вы не думайте, я не стыжусь своего прошлого, так как заработал все своим трудом, но мне бы не хотелось, чтобы об этой части моей биографии стало известно здесь, особенно о том, что я до сих пор не знаю, кто мой отец. Или вы считаете, что я специально перебрался из Нью-Йорка подальше, где никто меня не знает?

    Вайолет слушала его молча. Теперь кое-что понемногу стало проясняться. Оказывается, ее первоначальное впечатление о нем было ошибочным: Гевин Мейсон, как и она, происходит из низов и всего добился своим трудом и упорством.

    — Я понимаю, — медленно произнесла она. — За исключением одного. Если вы не стыдитесь того, какими путями достигли вашего нынешнего положения, разве вам не должно быть все равно, что о вас будут думать другие? Быть бедным — это не то же, что совершить преступление. Наоборот, вы должны гордиться тем, чего вам удалось достичь.

    Гевин скривил губы:

    — Все верно. Но, видите ли, я начал так считать относительно недавно. Раньше я предпочитал умалчивать о своем прошлом, чтобы не вызывать ненужных разговоров, и теперь мне не хотелось бы, чтобы эта правда обо мне всплыла наружу. Опять-таки чтобы избежать ненужных разговоров. Мне приходится общаться с очень разными людьми. Как и в случае с романом, я не хочу объяснять всем мотивы моих поступков — что в прошлом, что в настоящем.

    Вайолет кивнула. Вообще-то она ничего не должна этому Гевину Мейсону. «А действительно ли это его имя?» — мелькнуло у нее в голове. Но в то же время она чувствовала, что на искренность нужно отвечать искренностью.

    — Я тоже не знаю, кто мой отец, — призналась она.

    На этот раз Гевин не разделил ее порыва к правдивому обмену личной информацией.

    — Я не очень удивлен, — буркнул он.

    Вайолет почувствовала себя уязвленной:

    — Вы опять?!

    Словно не слыша ее, Гевин требовательно произнес:

    — И хотя вы совершенно справедливо заметили, что мне есть чем гордиться, я хотел бы, чтобы мое прошлое осталось в прошлом. Сейчас я совершенно другой человек — по крайней мере, внешне. Тем более что люди, от которых в той или иной степени зависит мой бизнес, ничего не хотят знать о бедности и уж тем более иметь дело с человеком, чья биография немного подкачала, пусть и не по его вине. — Он поднял книгу. — Теперь же, благодаря вам, они в любом случае могут об этом узнать. Я это переживу, но предпочел бы, чтобы мне ни в чем и ни перед кем не приходилось отчитываться, пусть даже в шутливой форме. Понимаете?

    Частично Вайолет была готова признать его правоту, но лишь частично. Впрочем, наверное, это оттого, что ей не нравятся проблемы, перед лицом которых ее поставил мистер Мейсон. Она усмехнулась про себя. А вот Гевин Мейсон, наоборот, считает, что это она создала ему дополнительные проблемы, написав книгу, один из героев которой поразительно напоминает его самого.

    Она кивнула:

    — Думаю, что понимаю. Но все равно считаю, что вы не должны стыдиться своего прошлого, так как вы не виноваты в том, что не принадлежали к сливкам общества с самого своего рождения, как, если я правильно вас поняла, считают те люди, с которыми вы сейчас общаетесь или ведете дела. Это раз. Во-вторых — и это опять-таки мое мнение, — тот отрывок, что вы мне зачитали, можно применить не только к вам одному. Или, если уж на то пошло, почему бы вам не свести все к шутке?

    — Как вы это себе представляете? — хмыкнул Гевин. — У клиентов и партнеров, с которыми я сейчас веду дела, туговато с чувством юмора. Да и статус не позволяет им вести себя так, как могут позволить вести себя обычные люди.

    «Тогда эти ваши клиенты и партнеры — обычные придурки, возомнившие себя пупами земли», — хотелось сказать Вайолет, но она сдержалась. А ну как Гевин Мейсон также уже считает себя пупом? Ну конечно! Иначе как объяснить его упорство, что он никак не желает увидеть то, что ей — обычному человеку — кажется таким очевидным и о чем она ему уже сказала. Не один он добился успеха, не имея за душой ничего и обладая лишь упорством и целеустремленностью!

    Вайолет вдруг осознала, что характер Этана, описанный в ее книге, был во многом срисован именно с таких людей, как Гевин Мейсон, о которых она читала в различных статьях в газетах и журналах.

    И Вайолет сделала еще одну попытку разойтись с мистером Мейсоном полюбовно.

    — Найдется немало людей, которые смогли добиться успеха в жизни и сделать это тем же способом, как и вы, — заметила она. — Глава, в которой описывается Этан, применима не только к вам одному. К тому же вы сами сказали, что о той части вашего прошлого, где вы одновременно работали и учились, никто не знает. Лично я ума не приложу, почему люди из вашего окружения обязательно должны провести параллель между вами и вымышленным героем?

    На лице у Гевина дернулся мускул. Он сжал челюсти, но промолчал. Вайолет уже начала было надеяться, что он, слава богу, внял ее словам и они наконец поговорят как разумные люди, но Гевин Мейсон вдруг начал расстегивать пуговицы своего дорогого пиджака…

    Вайолет была настолько обескуражена его действиями, что могла только молча взирать на весь этот стриптиз. Все так же молча Гевин снял пиджак — при этом в животе у Вайолет что-то взволнованно трепыхнулось — и перебросил его через руку. После этого он развязал галстук, расстегнул пару верхних пуговиц своей рубашки и подошел к ней.

    В голове у Вайолет вихрем пронеслись мысли, а в горле пересохло от его близости. Но не успела она подумать — о чем она вообще-то думать не должна, по крайней мере, в присутствии этого мужчины! — как он протянул ей пиджак.

    Вайолет перевела взгляд с пиджака на Гевина. Она окончательно запуталась. В его офисе было тепло, что ей делать с его пиджаком?

    — Я вас не понимаю, — вынуждена была признаться она, поскольку Гевин продолжал молча протягивать ей пиджак, ругая себя за невольные мысли, которые он не должен был вызывать у нее ни в коем случае.

    И тут Гевин неожиданно улыбнулся, словно догадался о том, на какие мысли он ее навел. И как будто ничего не имел против того, чтобы она… чтобы они…

    — Ярлычок, мисс Тэнди, — наконец подсказал он. — Взгляните на него.

    Смысл его слов дошел до Вайолет не сразу. Затем она торопливо облизнула губы и кивнула.

    — Ярлычок, — торопливо повторила она. — Да, хорошо.

    Она осторожно — чтобы не коснуться его руки! — приняла пиджак, взглянула на ярлычок. «Канали». Странно, но на этот раз Вайолет не испытывала никакого удивления. Потому что подсознательно ожидала чего-то подобного? И материал, скорее всего… Да, так и есть. Кашемир.

    Вайолет подняла на него глаза:

    — И что вы хотите этим доказать, мистер Мейсон? Да, герой из последней лавы моей книги носит вещи, подобные вашим. Ну и что из того?

    — Действительно, что из того, что и галстук, и рубашка, что я ношу, те же самые, что носит ваш герой, верно? Как и туфли и все остальное. — Он перелистнул еще несколько страниц и снова начал читать.

    В этот раз Гевин читал описание здания, в котором размещалась компания Этана. Один в один с тем домом, в котором находился офис компании Гевина Мейсона. Он читал, словно забыв о том, что Вайолет знала об этом лучше него, хотя бы потому, что сама писала эту книгу.

    А Вайолет слушала, не отрывая взгляд от Гевина. И вспоминала, какие еще отрывки из ее романа могут соответствовать реально существующему мужчине.

    Гевин продолжал читать. В том месте, где шла речь о кресле в углу, обтянутом бычьей кожей, она машинально повернула голову в ту же сторону, куда взглянул Гевин, уже зная, что там увидит. Несмотря на это, вид этого кресла вызвал у нее потрясенный вдох, так как он точь-в-точь соответствовал тому образу, который возник в ее голове, когда она описывала этот предмет мебели в последней главе своего романа.

    — «И как часто, — читал Гевин, — когда я приходила к нему на очередную нашу с ним встречу, Этан сидел в том кресле с хрустальным бокалом превосходного скотча в руке — разумеется, неразбавленного, — и стоило мне переступить порог его офиса, как он, не здороваясь, велел мне раздеться догола… После этого он пальцем подзывал меня к себе и предлагал сделать глоток скотча из его бокала. Напиток обжигал мне горло, но Этан уже просил меня опуститься на колени… Бывало, я проводила в его офисе большую часть времени, сидя перед ним таким образом, хотя потом он всегда махал в сторону диванчика и брал меня там. И не один раз…» — В этом месте Гевин оборвал себя и взглянул на Вайолет. Губы его изогнулись. — Думаю, читать дальше не имеет смысла — вы и так уже поняли, к чему я клоню.

    Вайолет чувствовала, что ее лицо горит, но вряд ли кто-нибудь связал ее румянец с действительной причиной, вызванной не столько этим отрывком, а тем, какой эффект он почему-то оказал на нее сегодня.

    — Э-э, — промямлила она, отводя взгляд в сторону и лихорадочно думая, что бы ответить, так как Гевин, совершенно очевидно, ожидал от нее ответа.

    — Неужели не понятно? — притворно удивился Гевин. — Кстати, вы хорошо рассмотрели картины на стене?

    Вайолет была рада смотреть на что угодно, лишь бы не на него. Она тут же перевела взгляд на висевшие на стене картины. Ничего особенного. По крайней мере, лично она сама не понимала абстракционистское направление в искусстве. Так она и сказала.

    Гевин широко усмехнулся и предложил:

    — А вы все-таки взгляните на них получше.

    Вайолет заупрямилась:

    — Я же вам говорю: я совершенно не понимаю этого направления в искусстве. Может, потому, что я не особенно разбираюсь в живописи.

    — Если не считать «Камасутры», — негромко, словно обращаясь к самому себе, произнес Гевин и добавил уже громче: — В любом случае, мисс… э-э… Тэнди, подойдите, пожалуйста, к этой картине поближе и взгляните на нее внимательнее. — Гевин указал на изображение, больше напоминавшее месиво из фиолетового и коричневого цветов. — Картина ничего вам не напоминает?

    Вайолет сделала один шаг в указанном направлении, остановилась и наклонила голову.

    — Похоже на арахисовое масло и какой-то сэндвич, — наконец сказала она, добросовестно изучив картину и так и не понимая причину, почему Гевин Мейсон столь настойчиво советует ей взглянуть на его небольшую коллекцию.

    Ну не знаток она искусства! Что ж теперь, повесить ее прикажете?

    Гевин неожиданно засмеялся. Такого искреннего смеха от него Вайолет, признаться, не ожидала.

    — Подойдите к ней ближе, — посмеиваясь, предложил он снова.

    Вайолет вздохнула и неохотно приблизилась к картине еще на пару метров. В этот раз она постаралась больше сфокусироваться не на деталях, а на общих контурах. Снова несколько секунд она пристально вглядывалась в фиолетово-коричневое смешение цветов, и, только когда глаза у нее начали слезиться от напряжения и пропала резкость, она поняла, что видит что-то похожее на фигуру, а не на арахисовое масло и сэндвич. Она прикусила губу и нахмурилась. Похоже на… на…

    — О боже, — наконец выдохнула она. — Это мужской… мужской… а-а-а… — Она оборвала себя.

    — А-а-а, мужской, так сказать, атрибут, который отличает его от женщины, — закончил за нее Гевин.

    Вайолет резко отвернулась от изображения.

    — И вы повесили такую картину в своем офисе? — обвинила она его, чтобы не испытывать это дурацкое смущение. — Вы извините, но, на мой взгляд, это… это просто вульгарно.

    Гевин громко расхохотался, хотя Вайолет не видела повода для смеха. Но почему-то непроизвольно повернулась к картинам, испытывая одновременно страх, подобие любопытства и волнения от того, что может быть изображено на других полотнах.

    Надо было отдать должное Гевину хотя бы в том, что он продолжил этот абстракционистский ряд. Вайолет снова покраснела и, увидев на следующей картине ту часть тела, что отличает женщину, подумала, почему она не догадалась сама? На третьей картине из хаоса красок проступила женская грудь. Ну и четвертая картина связывала три предыдущие воедино. Теперь также становилось понятнее, почему художник избрал своим стилем именно абстракционизм — да уж, такую картину в магазине не вывесишь. И мистер Мейсон еще смел что-то говорить насчет «Камасутры»?!

    — У меня в голове не укладывается, — призналась Вайолет. — Если уж вам так нравятся работы этого художника…

    — Художницы, — поправил ее Гевин.

    — Хорошо, художницы, то я бы все-таки предпочла иметь ее работы в доме, но никак не в офисе.

    Гевин подошел к Вайолет и остановился рядом, возвышаясь над ней:

    — А я, честно признаться, не ожидал нравоучений от женщины, написавшей роман, некоторые отрывки из которого даже многие из мужчин не смогли бы зачитать вслух.

    Вайолет неожиданно решила, что с нее хватит ссылок на ее роман. Да у этого Гевина Мейсона больное воображение! Да, факт, конечно, поразительный, что очень многие детали из его жизни и биографии совпали с судьбой ее вымышленного героя, но она уже устала повторять, что это ничего более, как совпадение! Мало ли в жизни встречается совершенно невероятных совпадений!

    — Честно признаться, — пародируя его, язвительно начала Вайолет, — я устала от вас, мистер Мейсон. Я устала вам доказывать, что книжный герой не имеет лично к вам никакого отношения. — И добавила, прежде чем успела себя остановить: — Если вам так хочется судебного разбирательства, вы его получите, мистер Мейсон! Ждите весточки от моих адвокатов. Сегодня же. А пока всего хорошего!

    Не дожидаясь его ответного выпада, который вряд ли бы нес в себе что-нибудь конструктивное, Вайолет повернулась и вышла из офиса Гевина Мейсона.

    Глава 4


    Гевин смотрел Равен… — в смысле Вайолет — в спину.

    «А ведь она сбегает!» — пришло ему в голову. Затем он услышал, как хлопнула наружная дверь, а он все еще продолжал стоять, так как не знал, как ее остановить. Впрочем, с чего это он решил, что ему нужно ее останавливать? Идиотская мысль, мысленно выругался про себя Гевин. Откуда она только возникла? Если только эта мисс Тэнди не возбудила в нем любопытство, которое ему хотелось бы удовлетворить.

    Да, так оно и есть, убедил себя Гевин. И дело тут вовсе не в ее потрясающих глазах, или чудной фигурке, или густых темных волосах. «Вот как? — тут же возразил ему ехидный внутренний голос. — Тогда какого же черта ты продолжаешь вспоминать женские достоинства этой писательницы?» И продолжил удивляться про себя, правда, уже на ее счет. И как это она не сразу разглядела, что изображено на его картинах? И интересно, как женщина, написавшая такое, могла, насколько ему показалось, чувствовать себя при этом чуть ли не оскорбленной?

    Конечно, только потому, что эта Ра… Вайолет Тэнди — актриса! И причем отменная актриса. Раз она даже краснеет, как по заказу. Гевин подумал и решил, что и роман ее — на самом деле никакой не роман, а мемуары! Может, леопард решил сменить шкуру, не зная, что, сколько пятна ни замазывай, его сущность хищника от этого не изменится? Или, может, дело в том, что Вайолет Тэнди на собственном опыте поняла, что очень многих мужчин возбуждает вид недотроги, которая в постели полностью преображается? Если так, то это не про Гевина. Он сам предпочитал женщин, чей внешний вид соответствовал тому, какими они и являлись на самом деле, — утонченные и опытные. И вообще если бы он стал платить женщине за секс, то он бы…

    Гевин спохватился: как-то незаметно его мысли перескочили с… о чем же он думал? Ну да. Изумлялся тому, как Вайолет отреагировала на его маленькую коллекцию картин в офисе, изобразив этакую невинность. Любая высокооплачиваемая девочка по вызову конечно же отреагировала бы иначе. В общем, как ни крути, либо эта Равен-Вайолет действительно потрясающая актриса… «Кстати, почему бы ей не попробовать зарабатывать на жизнь актерским ремеслом? — мелькнуло у Гевина в голове. — Тогда бы ей уж точно не пришлось сталкиваться с ситуацией, в какой она сейчас оказалась».

    Итак, либо она актриса… Либо совсем не та, за которую себя выдает!

    «И зачем она сегодня ко мне заявилась?» — не в первый раз уже подумал Гевин. На ум шел только один ответ: она старалась не допустить общественной огласки. Для этого у него также было только одно объяснение: в случае — а у самого Гевина в этом не было никаких сомнений — если он возьмется за дело всерьез, мисс Тэнди не желала нести финансовые потери, которые ей грозили.

    Так кто же такая Вайолет Тэнди на самом деле?


    Вайолет пронеслась пять кварталов, подальше от офиса Гевина Мейсона, и, возможно, пробежала бы еще дальше, если бы не поняла, что находится рядом с бутиком, где она брала напрокат одежду. Его владелицей являлась женщина по имени Ава Бреннер, и она всегда помогала Вайолет с выбором.

    Когда Вайолет зашла в бутик, Ава, как и ее помощница, были заняты покупательницами, поэтому у Вайолет появилась возможность остановиться, вздохнуть, восстановить дыхание и собраться с мыслями. Которые почему-то тут же устремились назад, к Гевину Мейсону — виновнику ее сбитого дыхания.

    «Что же произошло в его офисе? — спросила себя Вайолет. — Вроде бы все сначала шло так, как мне нужно, а потом р-раз! — и контроль над ситуацией был мною утерян». Она чувствовала себя так, словно за нею по пятам гнался большой и страшный серый волк. Она слышала его дыхание, чувствовала его горячий, влажный язык на своей шее…

    Вайолет тряхнула головой. Какие глупости лезут ей в голову! Просто ей стало жарко, так как она чуть ли не бежала. К тому же в бутике у Авы тоже было жарко. Забыли включить кондиционер?

    Она сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, закрыла глаза и постаралась подумать о чем-нибудь приятном. Это был старый, еще детский способ, когда она вдруг оказывалась в какой-нибудь неприятной или стрессовой для нее ситуаций. Например, сменив очередных «родителей», или когда другие дети издевались над ней, или когда ее друзей забирала к себе и увозила от нее другая семья. Зато приятно было думать, например, об океане, хотя она никогда его не видела, за исключением, конечно, показов по телевизору. Она всегда представляла его синим и спокойным. Его волны набегали на белый песчаный пляж. Над синей сверкающей на солнце гладью — ясное голубое небо без единого облачка. Раскаленное добела полуденное солнце…

    Вайолет почти чувствовала свежесть дующего с океана бриза. Ее дыхание стало глубже, ровнее, сердце перестало колотиться о ребра. Вот волны одна за другой накатывают на берег, плещутся возле ее ног, лаская их. Ветер усилился, поднимая ее волосы с плеч. А затем она вдруг почувствовала на своей голове сильные мужские пальцы. Вайолет улыбнулась, повернула голову, ощутив это прикосновение, и взглянула в лицо мужчине. У которого почему-то было лицо…

    Вайолет резко открыла глаза, ее пульс снова участился, дыхание вновь стало прерывистым. Когда Гевин Мейсон успел оказаться в ее таких прекрасных мыслях?!

    — Вы уже вернулись, мисс Тэнди?

    Вопрос Авы вернул Вайолет в настоящее, напомнив, где она и с какой целью сюда пришла.

    Ава была приятной женщиной, и для этого ей не нужно было прибегать ни к каким женским уловкам и ухищрениям. Ее темно-русые волосы были собраны во французский узел, но, сколько Вайолет ни пыталась понять, ей так и не удалось определить, пользовалась ли хозяйка бутика косметикой. Ее широко расставленные глаза, обрамленные густыми ресницами, бывшие такими от природы, без следа туши на них, были словно подернуты легкой дымкой. Единственное, о чем можно было утверждать наверняка, так это то, что на губы Ава нанесла немного блеска. На ней был дорогой светло-серый костюм, нитка жемчуга на шее и запонки на рукавах.

    — Надеюсь, в том, что вы вернулись так быстро, виноват не костюм, — с улыбкой добавила она голосом, совершенно не вязавшимся с ее элегантным обликом: томный, он навевал мечты о темных ночах и знойной страсти. — Если что, знайте, мисс Тэнди, здесь вы всегда сможете подобрать себе что-нибудь, что вам больше понравится.

    Вайолет улыбнулась и снова подумала о том, что правильная речь Авы и ее манеры выдают ее высокое происхождение. Какое же событие произошло в жизни этой женщины, что она стала работать в бутике, общаясь с людьми, очевидно, ниже ее по положению (по крайней мере, в прошлом), с которыми ее сословие предпочитало не сталкиваться. Нет, они, конечно, выписывали чеки и посещали разные благотворительные мероприятия, но все это происходило в их собственном кругу. Лично руки они не подали никому. В отличие от Авы, которая словно сошла с высокой башни.

    — Нет, конечно же дело не в костюме! — заверила ее Вайолет. — Просто моя… встреча закончилась быстрее, чем я ожидала.

    — Надеюсь, что все прошло удачно?

    — Ну… да, — солгала Вайолет. — Можно сказать и так.

    — Я рада за вас.

    — Пойду переоденусь.

    — Да, конечно. Я скажу Люси, чтобы она принесла ваши вещи.

    Вайолет улыбнулась Аве в ответ. Ей нравилась царящая здесь атмосфера доброжелательности, и это отношение не менялось, не важно, были ли посетительницы одеты в свои потрепанные джинсы или облачены в вещи, приближавшие их к женщинам из высшего общества. Будь воля самой Вайолет, она бы переехала сюда жить. Единственное «но» заключалось в том, что Аве эта идея вряд ли бы понравилась, поэтому Вайолет, разумеется, вслух об этом не заговаривала.

    Переодевшись в свои джинсы, толстовку и ботинки и расплатившись, Вайолет оставила уют бутика и вышла на улицу, возвращаясь к своей настоящей жизни, а не взятой напрокат из дорогого магазина.

    Впрочем, напрасно она жалуется. Теперешняя ее жизнь ни в какое сравнение не шла с той жизнью, когда она была ребенком и подростком. Даже скрипящий пол и шумный радиатор, как и сыреющие от излишней влажности окна, которые невозможно было открыть в ее квартире в недавно отремонтированном многоквартирном доме, не должны портить ей настроение. Ну и что, что она жила на пятом этаже и что лифт никогда не работал? Зато это позволяло ей сохранять форму и не тратиться на тренажерные залы. И какое имело значение, что ее квартирка — это всего лишь одна спальня, крошечная кухонька и небольшая гостиная? Все равно ведь она живет одна. К тому же вид из окон был очень даже ничего, особенно если устроиться на крыше и смотреть на город сверху с кресла в импровизированном патио между горшков с цветами.

    В общем-то если вспоминать некоторые из домов, где Вайолет жила будучи ребенком, то ее квартирка — это несомненный прогресс. Конечно, «дом» — это слишком громкое слово. Так же как и семья. Вайолет на горьком опыте убедилась, что привязываться к временным приемным родителям, пусть даже они и хорошие люди, чревато новой болью. Поэтому безопаснее всего было к ним не привыкать. Ни к кому не привыкать и не привязываться.

    После того как Вайолет исполнилось восемнадцать и она стала совершеннолетней, ей пришлось самой искать жилье и оплачивать его. Оно никогда не было шикарным, так как, работая на низкооплачиваемых работах, Вайолет не могла позволить себе снять дорогую квартиру. Для нее это было за гранью фантастики. И вот, когда ее мечта купить себе настоящий дом стала близкой как никогда, на сцене вдруг появился какой-то Гевин Мейсон…

    Вайолет выдохнула ругательство сквозь зубы. И что он к ней прицепился, если она не может выкинуть его из головы, даже находясь в собственной квартире!


    Следующие несколько дней можно было бы считать успешными, если бы не одно но. Во время встреч с журналистами, которые могли бы обеспечить роману необходимую рекламу и увеличить продажи, Вайолет только все больше убеждалась в том, что люди отказываются принимать ее произведение за вымысел. Все считали, что ее героиня — высокооплачиваемая девочка по вызову, к услугам которой прибегают мужчины из высшего общества, срисована с нее самой. Это было ясно уже потому, что вопросы, касающиеся деталей из ее романа, адресовались к ней не как к автору книги, а как к ее героине. Некоторые из них были настолько откровенными, что Вайолет стоило огромного труда не краснеть, как помидор. Возможно, полностью избавиться от румянца ей так и не удалось…

    То, что все ее считают не просто автором, но и работавшей в прошлом девочкой по вызову, было еще полбеды. Хуже всего было то, что даже во время этих встреч ей не давали забыть о Гевине Мейсоне. Нет, его имя не указывалось явно, но исходя из задаваемых ей вопросов у Вайолет создалось впечатление, что все уже и так знали, кто послужил прототипом для Этана.

    К концу недели Вайолет уже стала тревожиться не на шутку, что ей попросту не верят, упорно предпочитая считать, что прототип Этана в самом деле живет в Чикаго. А что, если Гевин Мейсон об этом узнает? Вряд ли эта новость его обрадует. И если он действительно начнет действовать, ей это может сулить крупные неприятности. То, что он не связался с ней после их разговора в его офисе в понедельник, скорее можно было считать затишьем перед готовой разразиться бурей. И это не прибавляло Вайолет оптимизма.

    К вечеру пятницы Вайолет уже хотелось укрыться в своей квартире и забыться за просмотром старых фильмов. Вот если бы рядом с ней был кто-нибудь, кто мог бы скрасить ее одиночество! Какое-нибудь четвероногое живое существо — собака или кошка. Кто-нибудь, кто бы, повизгивая от радости, встречал ее у двери или, потершись о ноги, вскакивал на колени, когда она садилась. Кто-нибудь, кому она была бы нужна и кто бы мог помочь ей забыть про ее одиночество. Но жильцам в этом доме не позволялось держать животных, даже рыбок, поэтому Вайолет приходилось развлекать себя самой.

    Вернувшись домой, она сразу направилась в сторону своей небольшой спаленки с кроватью с белой кованой спинкой, застеленной покрывалом с вышитыми розочками и стоящим рядом торшером.

    Ложиться спать еще было рано, но Вайолет сразу переоделась во фланелевую пижаму и не туго затянула волосы в пучок на затылке. И еще ей очень сильно хотелось мороженого. Снять стресс, вызванный незримым присутствием Гевина Мейсона. Вот опять он в ее мыслях, и нет ей от него покоя!

    Твердя себе, что ей нужно выкинуть его из головы и вообще думать о нем забыть, Вайолет зашла на кухню и набрала попкорна, решив, что мороженое — это все-таки десерт.

    Стук в дверь ее ошеломил. Во-первых, она никого не ждала. Во-вторых, этот тип вряд ли мог быть приятным, так как какой нормальный человек преодолеет пять лестничных пролетов просто так?

    «Наверное, пришли к моим соседям, — подумала Вайолет, — а их нет дома, поэтому визитеры хотят меня о чем-то попросить». Взгляд в глазок заставил ее сначала моргнуть, а затем ее сердце пропустило удар. Гевин Мейсон? Какого черта он здесь забыл?!

    Стоило Вайолет подумать о том, а стоит ли ей открывать дверь вообще, как Гевин забарабанил так, что Вайолет испугалась, как бы этот шум не привлек внимание других жильцов.

    — Кто? — осторожно спросила она.

    — Вы отлично знаете это сами, — раздался за дверью голос Гевина. — Воспользуйтесь глазком, — съязвил он.

    — Извините, но вы, наверное, ошиблись. Я вас не знаю, — попробовала увильнуть Вайолет. — На лестничной площадке слишком темно, и я…

    — Откройте эту чертову дверь! — процедил Гевин Мейсон.

    Вайолет набросила цепочку и открыла дверь.

    — Ах, это вы, мистер Мейсон? — Вайолет изобразила удивление. — Чем обязана?

    Вайолет порадовалась про себя тому, что ее голос ничем не выдал тревожного волнения, вызванного появлением Гевина Мейсона на пороге ее квартиры. Он был свежевыбрит, от него пахло дорогим и очень приятным одеколоном. И еще он был в смокинге. Не ради нее же он так приоделся?

    Гевин молчал несколько секунд.

    — Вообще-то вопрос следует задать иначе. Кто кому чем-то и обязан, так это вы мне. Я здесь, чтобы помочь вам рассчитаться со своим долгом ко мне.

    — Прошу прощения? — подняла брови Вайолет главным образом потому, что не знала, что еще сказать и как ей реагировать на такое заявление.

    — Сегодня у меня была назначена встреча с одной женщиной, но она отказалась со мной пойти, узнав в Этане меня! — У Гевина заходили желваки.

    Вайолет даже приоткрыла рот от удивления.

    — Вы опять?! И по столь пустяковому поводу вы заявились ко мне? Я не виновата, что ваши спутницы не могут отличить вымышленного, никогда не существующего героя от мужчин, с которыми они встречаются. Или вы хотите заставить меня заплатить за то, что ваше свидание… накрылось медным тазом?

    — Если бы дело касалось только меня, меня бы здесь не было, — процедил Гевин. — Но я должен присутствовать на благотворительном вечере. Я не могу отказаться.

    — Так идите один!

    — Поверьте, я бы так и сделал, а не торчал у вас перед дверью, если бы не дурацкое требование присутствовать на этом вечере обязательно со спутницей.

    — У вас проблемы с дамами? — насмешливо спросила Вайолет.

    — Благодаря вам скоро могут начаться, — ошеломил ее своим ответом Гевин. — Как я только что сказал, вы мне должны!

    Вайолет заморгала, когда до нее постепенно дошел смысл его слов. Она не смогла скрыть своего изумления:

    — Вы хотите, чтобы я… сопровождала вас на какой-то там благотворительный вечер?

    В этот раз усмехнулся Гевин.

    — Если уж мне суждено страдать по вашей вине, — медленно протянул он, — то я подумал, почему это я должен страдать один?

    — Прошу прощения, но у меня есть планы на вечер! На будущее — желательно сначала звонить. То, что вы застали меня сегодня дома, — чистая случайность, — солгала Вайолет.

    — Ну, раз уж так случилось, вы же не думаете, что я уйду ни с чем?

    — Придется, — сказала Вайолет и стала закрывать дверь.

    — Пожалуйста, — вдруг произнес Гевин. — Мне нужна ваша помощь. Позвольте мне войти.

    Этих слов, сказанных вежливо, почти просяще, Вайолет от него никак не ожидала и потому заколебалась.

    Глава 5


    Гевин ничего не предпринимал, и, возможно, именно поэтому Вайолет не смогла просто закрыть дверь перед его носом. Вздохнув, она сняла цепочку, крайне неохотно посторонилась и, распахнув дверь, позволила Гевину войти.

    Он вошел быстро, словно боясь, вдруг она передумает. Он сам закрыл за собой дверь, не дав ей опомниться, повернулся к ней лицом, и Вайолет оказалась в ловушке.

    Нет, она не испугалась, что оказалась наедине с мужчиной, который считал ее виноватой в том, что в его жизни, включая личную, неожиданно возникли проблемы. Она испугалась своей реакции на его близость. Впрочем, Вайолет постаралась тут же забыть про это.

    — Пижамка милая, хотя и не в моем вкусе, — заметил Гевин. — Кстати, это и есть ваши планы на вечер?

    — Да! — Вайолет вздернула подбородок. — Я собиралась заняться ничегонеделанием. Или заниматься этим по пятницам уже воспрещено законом?

    — Я имел в виду, что этот наряд не подойдет для вечера, на котором нас ждут. Я там просто обязан показаться, чтобы люди не решили, что я скрываюсь.

    — Я еще не давала своего согласия, — тут же возразила Вайолет и попыталась пройти мимо Гевина.

    Он моментально положил руки на дверь, и Вайолет попятилась, чувствуя, как предательское тепло охватывает ее.

    — Вы меня впустили к себе. Как я должен понимать в таком случае ваше приглашение?

    — А то, что я позволила вам зайти из жалости, вам в голову не приходит? — съязвила Вайолет, предпринимая чуть ли не героические усилия, чтобы ее голос не дрожал.

    К тому же она вдруг отчетливо поняла, как мало на ней надето. В отличие от Гевина Мейсона. Ничего подобного! — тут же выбранила она себя. Она у себя дома и может носить все, что угодно, тем более что сидеть перед телевизором и есть попкорн в вечернем платье еще более глупо, чем вообще без ничего.

    «Напрасно я об этом подумала». Вайолет уже чувствовала, как ее лицо начинает гореть, так как, представив себя обнаженной, она тут же только что не ощутила на своем теле мужские руки…

    — Уж простите, но не приходит.

    Вайолет прочистила горло и, стараясь говорить нейтрально, предприняла еще одну попытку:

    — Уверена, что такой мужчина, как вы, всегда найдет желающую пойти с ним спутницу.

    — Вы имеете в виду девочку по вызову? — усмехнулся Гевин.

    — Перестаньте намекать на мой роман! — не выдержала Вайолет.

    Улыбка сбежала с лица Гевина.

    — Не перестану, раз именно ему я обязан тем, что нахожусь в данный момент у вас, а не там; где меня уже ждут.

    — Но вы все равно собираетесь появиться там под руку с женщиной, написавшей роман? — осведомилась Вайолет.

    — Нет, — последовал ответ. — Так как я буду там не с Равен Френч, а с Вайолет Тэнди.

    — Боюсь вас разочаровать. — Вайолет ослепительно улыбнулась. — К сожалению, Вайолет Тэнди не сможет с вами пойти, поскольку у нее нет подходящей одежды.

    — В каком смысле? — не понял Гевин.

    — В самом прямом, — сухо сказала Вайолет. — Потому что она не ходит на светские вечеринки.

    — Ах, ну да! — кивнул Гевин. — Скорее всего, Вайолет бывает только на тех вечеринках, на которых одежда чаще всего вовсе без надобности.

    — Перестаньте делать эти дурацкие намеки! — снова возмутилась Вайолет. — Я же говорила вам, и уже не раз: я не имею ничего общего со своей героиней! В смысле, я ее создала, но это не значит, что я такая же. Да, еще по этой причине я не могу появиться с вами — что потом обо мне станут говорить?

    Несколько секунд Гевин молча смотрел на нее, словно не веря своим ушам, а затем вдруг расхохотался.

    «Черт его возьми!» — смятенно подумала Вайолет, чувствуя, как ее пробирает дрожь при звуках этого сексуального хрипловатого мужского смеха.

    — Что станут о вас говорить? — посмеиваясь, повторил он. — Дорогая моя, вы опять забываете про то, что люди уже олицетворяют вас с вашей героиней. Допустим, что вы действительно ни в чем на нее не похожи, но беда в том — беда для вас, я имею в виду, — что все думают именно так. Кстати, — вдруг небрежно бросил Гевин, — если вы появитесь сегодня со мной на этом чертовом вечере, то я могу передумать подавать на вас в суд.

    — С чего это вам передумывать? — не веря ему, спросила Вайолет, хотя ее охватило волнение при этой мысли.

    — Я еще не передумал, — уточнил Гевин. — Я сказал, что могу передумать.

    Вайолет решила: второго шанса у нее может и не быть.

    — Могу мне недостаточно, — заявила она. — А если вы не измените своего мнения?

    — Скорее всего, я его изменю, — тут же поправился Гевин.

    — Что вы мне мозги пудрите? — слегка повысила голос Вайолет. — Могу, скорее всего… Мне нужно хотя бы ваше обещание.

    — Обещаю, что я подумаю над тем, подавать ли на вас в суд! — с готовностью откликнулся Гевин.

    Глаза его сверкнули. Судя по его поведению, ему начало доставлять удовольствие их препирательство. Если это так, то они еще долго будут спорить. «Но ведь это он спешит, а не я», — напомнила себе Вайолет.

    — Мне нужны какие-то гарантии, — продолжила она стоять на своем.

    Гевин неожиданно поднял руки и преувеличенно медленно взглянул на часы.

    — В вашем распоряжении одна минута, Вайолет. В противном случае я не смогу вам даже обещать, что подумаю, подавать ли на вас в суд или нет. Скажем, в качестве моей благодарности за то, что выручили меня сегодня.

    — О, так, значит, я все-таки делаю вам одолжение? — ухватилась за его слова Вайолет. — А сначала вы говорили, что я должна вам…

    — И это тоже, — кивнул Гевин. — Итак, у вас осталось меньше минуты на то, чтобы собраться, или я беру свои слова назад. Выбор за вами.

    Ну конечно, вздохнула про себя Вайолет. У нее очень широкий выбор. Например, смотреть в одиночестве старые фильмы или своими глазами увидеть, что из себя представляет светское общество? Да еще в перспективе обещание Гевина Мейсона, что он подумает над тем, не отказаться ли ему от своей угрозы в ее адрес? Глаза у Вайолет вдруг вспыхнули, и она тут же опустила их, чтобы Гевин Мейсон этого не заметил. А ведь это идея! Интересно, как потом Гевин Мейсон будет выкручиваться?

    Он считает, что ее книга — обман, и собирается подать на нее в суд именно за обман. А если она сегодня пойдет с ним, то все узнают, что его спутница и есть автор романа, из-за которого и разразился весь сыр-бор. Конечно, придется вытерпеть его общество, но дело того стоит.

    — Тридцать секунд, — напомнил ей Гевин.

    «Глупец! Конечно же он и не догадывается о ловушке, подстроенной им же самим!» — усмехнулась про себя Вайолет.

    Она кивнула и направилась в спальню, мысленно перебирая свой гардероб, не такой уж шикарный, а точнее говоря, совсем не шикарный, учитывая роскошный вид Гевина Мейсона.

    — Сколько мне вас ждать?

    Вайолет хотела было сказать «вечность», но удержалась.

    — Думаю, пятнадцати минут мне будет достаточно.


    «И она сдержала свое слово», — вынужден был констатировать Гевин. Что для женщины, по его мнению, было просто похвально. Вайолет хватило всего пятнадцати минут, чтобы выглядеть сногсшибательно в простом черном платье, с браслетом на руке и серьгами в ушах. Браслет и серьги блестели, словно бриллиантовые, но Вайолет не собиралась говорить Гевину, что на самом деле это фальшивка, очень надеясь, что ее драгоценности сойдут хотя бы за цирконий.

    А Гевин не мог заставить себя оторвать взгляд от Вайолет, от плавных изгибов ее тела, обтянутого черным платьем, и кремовой кожи, проглядывающей в небольшом вырезе на спине. Вид ее обнаженной шеи вызвал у него мучительное желание прикоснуться к ней губами и убедиться, что кожа у нее такая же гладкая и шелковистая, какой кажется…

    Это вполне естественное желание для мужчины, убеждал он себя, так как приходилось признать, что Вайолет Тэнди — очень красивая женщина. Черт ее возьми!

    Единственное, что хоть как-то могло служить ему утешением, так это то, что драгоценности у Вайолет были фальшивые. Гевин не считал себя экспертом в этой области, но все-таки он иногда покупал ювелирные украшения для своих подружек. Может купить ей что-нибудь? Мысль была неожиданной даже для него самого. Он покупал драгоценности женщинам, лишь затем, чтобы…

    Ну уж нет! — одернул он себя. Еще не хватало связаться с Вайолет Тэнди! Все-таки он еще не в таком бедственном положении, чтобы хвататься за нее, словно она единственная женщина в мире. Вот когда он дойдет до такого состояния, тогда и посмотрим.

    Вайолет неожиданно взглянула на него и улыбнулась. При виде этой улыбки Гевин забыл, где находится. Несколько секунд он смотрел на нее как зачарованный, замечая, как на ее щеке появилась ямочка, от которой ее улыбка выиграла еще больше.

    — Мы так и будем стоять перед этим залом, пока не закончится вечер? — поддразнила его Вайолет, напоминая о том, что они находятся в особняке на вечере у Стимплтонов.

    С Ричардом, владельцем и хозяином дома, Гевин был знаком уже несколько лет.

    — После вас, — галантно предложил он, кладя руку ей на спину.

    Тепло ее тела приятно обогрело его пальцы. Ему захотелось коснуться ее обнаженной в вырезе кожи, но он удержался. Если соблазн будет слишком велик, пообещал себе Гевин, то он обязательно убедится, такая ли она гладкая, какой кажется.

    Впрочем, у Вайолет было на этот счет свое мнение, так как она тут же увеличила между ними расстояние.

    — Вы меня боитесь? — насмешливо бросил Гевин.

    — Нет, конечно, — не подумав, ответила Вайолет и напряглась, когда Гевин снова сблизился с ней, хотя на этот раз не сдвинулась с места.

    — Тогда не дергайтесь так, как вы сейчас только что сделали. Я вас не съем, — негромко произнес он, наклоняя голову.

    От его теплого дыхания по ее коже побежали мурашки, но Вайолет это стойко перенесла.

    — Понимаю, что вам нужно привыкнуть ко мне, — продолжал Гевин и снова положил руку ей на спину, едва ее касаясь, чтобы вновь не отпугнуть. — Если вы будете от меня шарахаться, то что о нас подумают?

    «Какое мне дело, что о нас подумают, если я увижу всех людей, которые в зале, в первый и последний раз?» — хотела произнести Вайолет, но промолчала.

    Голос Гевина вдруг изменился, стал бархатным.

    — Будет еще лучше, если мы перейдем на «ты» и ты будешь вести себя так, словно сгораешь от нетерпения поскорее отсюда убраться, потому что жаждешь секса со мной.

    Вайолет ничего не могла с собой поделать, чувствуя, как заливается жарким румянцем. Этот румянец оказал на Гевина эффект, которого он от себя совсем не ожидал, а именно: он начал возбуждаться. Что было совсем некстати.

    — Не могу сказать, что я счастлива перейти на «ты», но то, что мы обращаемся друг к другу как незнакомые люди, тем более что пришли вместе, действительно покажется странным, — неохотно признала Вайолет. — Но на все остальное можете не рас… можешь не рассчитывать. И вообще, я бы хотела выпить, если ты не очень возражаешь, — заявила она, чтобы поменять тему, так как чувствовала себя крайне неуютно.

    Удивительно, но Гевин подчинился. Положив руку ей на талию, он повел ее к бару. Правда, прежде чем он успел спросить у Вайолет, что ей заказать, она уже взяла у бармена бокал шампанского. Сделав глоток, Вайолет с улыбкой поблагодарила его и вопросительно подняла брови, так как Гевин продолжал молча стоять и просто смотреть на нее. Он взял себе стакан со своим любимым скотчем и повел ее к небольшой группе людей.

    — Ты всегда так груб? — спросила Вайолет.

    — В смысле? — не понял ее Гевин.

    — Ты даже не поблагодарил бармена.

    — За что его благодарить? За то, что он выполняет свою работу?

    — Я уверена, что услышать «спасибо» будет приятно не только бармену, но вообще любому человеку, каким бы трудом он ни зарабатывал себе на хлеб.

    — Выходит, я и проститутку должен благодарить?

    — Насколько я помню, ты с ними дела не имеешь?

    — Я выразился в общем.

    — А почему нет? — пожала плечами Вайолет. — Или проститутка уже не человек?

    Гевин не нашелся что ответить. «Просто потому, что я об этом не думал», — сказал он себе.

    — Послушай, Вайолет, — стремясь перевести разговор на другую тему, произнес он. — Давай, если тебе так уж не терпится, мы обсудим и проституток, и барменов в следующий раз? Все-таки мы пришли сюда не с этой целью. Если ты будешь послушной, то, может, мы управимся до полуночи и я тебя почти как Золушку доставлю домой.

    Глава 6


    Гевин вряд ли подозревал, что его сравнение Вайолет с Золушкой было более чем уместно, так как для той все было в новинку. Если бы только ее принц был не таким хмырем, пусть и весьма сексуальным! Просто нужно его потерпеть. «Ничего! — подбодрила себя Вайолет. — Я и не такое переживала. Самоуверенного индюка один вечер я как-нибудь вытерплю».

    Вайолет отпила еще шампанского. К тому же шампанское просто изумительно — когда еще она попробует такого? Тем более что особняк Стимплтонов был словно сказочный дворец. «Да уж, — усмехнулась она про себя, — побывала в сказке. И кому я этим обязана? Гевину Мейсону? Может, его еще поблагодарить за предоставленную возможность? Ну уж нет!»

    Вайолет глазела по сторонам, стараясь, впрочем, чтобы это было не так заметно для окружающих, которые, насколько она могла судить, были привычны к подобной роскоши в виде хрустальных люстр и зеркальных мраморных полов, потому и не обращали на нее никакого внимания. Включая Гевина, который целеустремленно вел ее к небольшой группе гостей, с которыми ему почему-то жизненно важно было познакомить Вайолет. Или наоборот, их познакомить с ней? Вайолет потихоньку попивала шампанское, продолжая убеждать себя, что делает это не для того, чтобы набраться храбрости, а просто хочет пить.

    Гевин неожиданно остановился на полпути, взял бокал из ее рук и вместе со своим виски поставил на поднос проходящего мимо официанта. После чего заключил Вайолет в объятия и закружил в танце.

    «Напрасно он это сделал, — мелькнуло в голове у растерянной Вайолет. — Прежде чем танцевать, не худо бы поинтересоваться, умеет ли дама танцевать?»

    — Какого черта ты наступила мне на ногу? — нахмурился Гевин. Он споткнулся, однако обрел равновесие и продолжил танец.

    — А какого черта ты не спросил меня, хочу я танцевать или нет? — не растерялась в этот раз Вайолет.

    Гевин нахмурился:

    — Ты же видишь, что добрая половина гостей танцует. Почему тебе не ожидать приглашения на танец?

    — Потому что я не могу читать твои мысли! Откуда мне знать, что тебе взбредет в следующую минуту? — огрызнулась Вайолет, чтобы скрыть свое волнение: «А ну как всем в зале станет ясно, что я не умею танцевать?»

    И уж совсем не добавлял оптимизма тот факт, что все женщины выглядели так, словно сошли с обложки журнала, и драгоценности на них — и Вайолет была в этом уверена — настоящие, в Отличие от ее безделушек. Ей резко захотелось домой, к своей фланелевой пижаме, старым фильмам и попкорну. «Я ведь здесь совершенно чужая, — удрученно подумала она. — И этим людям я совершенно не нужна».

    Как же просто все получалось в ее книжке! Только теперь, прочувствовав, Вайолет начала понимать, что она вообще-то писала о том, о чем сама толком не знала. Да, она видела людей из высшего общества со стороны, но ведь тогда они почти что не отличали ее от мебели.

    — Вайолет! — вдруг услышала она голос человека, которого тоже, в сущности, не знала.

    И, взглянув на него, как бы заново увидев его смокинг, тут же ощутила себя совершенно не к месту здесь, в своем дешевеньком черном платье и в дешевой бижутерии. Ужасно, если это все-таки заметно и бросается в глаза. Конечно, она не виновата в том, что не может позволить себе купить настоящие драгоценности. Но это почему-то не могло избавить ее от чувства неловкости, чуть ли не стыда. Неожиданно для себя самой она негромко сказала:

    — Гевин, вы бы мне очень помогли, дав несколько практических уроков танца. Если же вы не в состоянии этого сделать, тогда нам лучше остановиться, так как я не гарантирую, что не наступлю вам на ногу еще раз. И это самое меньшее.

    Ты не умеешь танцевать?! — Гевин сделал ударение на местоимении, подчеркивая, что они уже перешли на «ты». Его лицо выразило неподдельное удивление.

    — Если вы… если ты забыл, то я не принадлежу к тому же кругу, в котором ты уже привык вращаться, — напомнила ему Вайолет.

    Гевин несколько секунд пристально смотрел на нее, затем остановился, взял ее за руку и повел куда-то в сторону от группы людей, к которой они первоначально направлялись. Вайолет молча следовала за ним.

    Оказавшись в небольшом алькове, примыкающем к бальному залу, скрытом от остальных гостей и в котором никого не было, кроме них, Гевин повернул ее лицом к себе.

    — А может, ты поскорее познакомишь меня с теми людьми, о которых говорил, и просто отвезешь меня домой?

    — Те люди никуда не денутся. — Его рука уверенно легла на ее спину чуть ниже поясницы. Он притянул ее к себе и добавил: — К тому же я не хочу знакомить их с женщиной, которая не умеет танцевать. Левую руку мне на плечо! — продолжил Гевин свой инструктаж.

    Вайолет сделала это не сразу, вдруг осознав, что они и так стоят слишком близко друг к другу. Она почувствовала волнение. Это уже с ней не впервые. Сердцебиение у нее участилось, и стало невероятно сложно смотреть в яркие голубые глаза в оправе из темных густых ресниц. Мыслей в голове не осталось, а весь мир сузился до размеров их двоих.

    — Вот так, — произнес Гевин, и ему самому не понравилось, что его голос слегка охрип, когда он почувствовал нерешительное прикосновение ее маленькой руки. Гевин призвал себя сконцентрироваться на том, ради чего он привел сюда Вайолет. — Так, следи за мной. Шаг вперед!

    Вайолет сделала шаг вперед и только потом, запоздало, сообразила, что сначала шаг должен был сделать Гевин, а она, скорее всего, сделать шаг назад. В результате они оказались прижаты друг к другу, а Вайолет словно окатило жаркой волной. Она уже открыла было рот, чтобы пробормотать извинение, как Гевин неожиданно для нее хмыкнул и сказал:

    — Прошу прощения.

    Вайолет тут же забыла про свое смущение. Неужели она слышит извинение из уст Гевина Мейсона, который бармена не считает человеком?

    — Так, наверное, мне нужно было объяснить как-то иначе. Итак, я делаю шаг вперед, и только потом ты повторяешь то же самое, только для тебя это уже будет шаг назад.

    — Не надо говорить со мной, словно я идиотка! — тут же вскинулась Вайолет.

    — Прошу прощения, — повторно извинился Гевин, чем поставил Вайолет в тупик. Неужели Гевин Мейсон извинился дважды за неполную минуту? С ума сойти!

    — Проехали, — сказала она, чтобы не выдать свое ошеломление.

    Гевин согласно кивнул и наклонил голову. Вайолет стиснула зубы и сделала все, чтобы не отпрянуть, чувствуя одновременно досаду и волнение оттого, что невероятно красивое мужское лицо оказалось всего в нескольких сантиметрах от ее лица.

    — Ну, начали! — произнес Гевин. — Итак, я делаю шаг вперед, а ты соответственно назад. Медленно. Я начинаю с левой ноги…

    В этот раз, Вайолет шагнула назад даже раньше, чем Гевин успел сделать шаг вперед. Нервный смешок уже был готов сорваться с ее губ, но Вайолет смогла удержаться.

    — Так, еще шаг, — продолжал Гевин урок танцев. — Только теперь я делаю шаг назад, а ты, соответственно, вперед. Так, хорошо. Теперь я вправо, а ты влево.

    Вайолет все-таки не удержалась и рассмеялась. Гевин улыбнулся ей.

    — Поздравляю, мисс Тэнди, — мягко поддразнил ее он. — Вы делаете несомненные успехи.

    — Не надо мне льстить. — Улыбка не сходила с лица Вайолет, ее охватила радость и нетерпение. — Давай теперь попробуем побыстрее.

    — С удовольствием, — кивнул Гевин.

    Вайолет полностью сконцентрировалась на том, чтобы не наступить Гевину на ногу. Вот теперь, решила она спустя пару минут, это действительно более-менее похоже на танец. Спустя еще несколько минут недавняя неуверенность, что она не справится, покинула ее совсем. Конечно, если быть до конца откровенной, до танца еще далеко, но кое-что похожее на него уже вырисовывается. И конечно, было глупо так радоваться своим незначительным успехам, но Вайолет не могла, да и не хотела отказывать себе в подобном удовольствии.

    Наконец она осмелела настолько, что рискнула поднять глаза на Гевина и улыбнулась ему:

    — Спасибо.

    — За что? — спросил Гевин.

    — За урок танца, разумеется. Это было очень мило с вашей стороны, мистер Мейсон. — И она шутливо добавила: — Может, вам открыть школу танцев?

    — Я подумаю над вашим предложением, мисс Тэнди, — поддержал ее шутку Гевин. — Ну как, готовы для первого танцевального экзамена?

    Вайолет сделала глубокий вдох и медленно кивнула:

    — Давайте это узнаем.

    Они вернулись в бальный зал. Танцы продолжались, но музыка уже изменилась, стала быстрее и энергичнее.

    Вайолет не знала, как ей это удалось, но она ни разу не отдавила ногу Гевина, не споткнулась, не сбилась с темпа. Может, это оттого, что Гевин был таким превосходным партнером? Как бы там ни было, танец был исполнен почти идеально. Но только Вайолет начала наслаждаться, не испытывая никакой скованности, как Гевин опять все разрушил:

    — Ладно, потанцевали — и хватит! Пойдем, я познакомлю тебя кое с кем.

    Вайолет бросила взгляд на ту группу, на которую ей прежде указывал Гевин, и хорошее настроение ее мигом покинуло. Среди людей, к которым они направлялись, особо выделялись три женщины. Они были потрясающе красивы, а потому уверены в себе. Соперничать с ними Вайолет не могла, даже если бы взяла напрокат самую лучшую одежду в бутике Авы Бреннер. А уж что говорить о простеньком платье, в котором она была, купленном на распродаже! Конечно, говорят, что людей встречают по одежке, а провожают по уму, но говорить так — одно, а чувствовать, зная, что рядом с этими людьми ты выглядишь чуть ли не замухрышкой, — совсем иное.

    Выше нос! — сказала себе Вайолет и чуть распрямила плечи. Она не даст себя загрызть, если вдруг ей не избежать обидных замечаний и комментариев в свой адрес. Впрочем, страх холодной змейкой все же прополз вдоль ее спины, холодя ее тело.

    Однако оказалось, что беспокоилась она напрасно, так как Гевин не стал останавливаться, поздоровавшись с мужчинами на ходу и поинтересовавшись у одного из них, чья рука лежала на талии сногсшибательной блондинки, как поживают его новорожденные близнецы.

    Вайолет перевела дух, когда Гевин, минуя эту группу, направился к бару.

    — Разве ты не хотел представить меня своим друзьям? — на всякий случай спросила Вайолет. Бросив быстрый взгляд через плечо, она заметила, как все эти люди, мимо которых они только что прошли, смотрят им вслед.

    Гевин вручил ей в руки полный бокал шампанского, взял новый стакан со скотчем для себя и тут же снова удивил Вайолет, поблагодарив бармена.

    — Я передумал, — пожал он плечами. — Если уж ты не умеешь танцевать, может быть, тебе будет неуютно и в их обществе?

    — Не могу поверить, что ты подумал о моих чувствах, — не удержалась Вайолет, испытывая к Гевину одновременно раздражение и благодарность.

    — Придется поверить. — Он помолчал. — Ты выше этих людей.

    Вайолет растерялась и кивнула. Возможно, Гевин кое в чем прав. Вот, например, мужчина, у которого недавно родились близнецы, присутствовал здесь на вечере с женщиной, которая, судя по ее фигуре, вряд ли могла быть матерью, а значит, и матерью его детей. Уж точно, что рядом с таким любой человек, даже проститутка, будет казаться более порядочным, чем он. Хотя бы потому, что проститутка честно торгует своим телом.

    Вайолет почувствовала к Гевину прилив благодарности, а затем ей внезапно пришла в голову мысль: «А может, Гевин врал?»

    Может, он не хотел, чтобы все увидели, как одета его спутница — в дешевое платье, а ее драгоценности не дороже стекла? Но если он ее стыдился, то какого черта вообще пригласил на этот вечер, вдруг снова ставший тусклым, на котором она была явно нежеланным и нелепым гостем?

    Глава 7


    Гевин не видел причин, с чего бы настроению Вайолет резко падать. Но то, что она вдруг замолчала и избегала встречаться с ним взглядом, ясно указывало на то, что с ней что-то не так. А он, хоть убейся, не понимал почему.

    Поднимаясь с ней по ступенькам плохо освещенного подъезда на пятый этаж, он подумал, что женщине, да еще одной, наверное, страшновато здесь жить. Конечно, время уже приближалось к полуночи — к тому времени, когда он и обещал привезти Вайолет домой, — но все-таки если ему было немного не по себе, то что же говорить о ней?

    Одна мысль потянула за собой другую. Кстати, если Вайолет написала мемуары, издав их в жанре романа, то почему она сама живет в таком неуютном месте? Неужели высокооплачиваемая девочка по вызову предпочитает экономить, выбирая квартиры подешевле? Вопросы, которые начал задавать себе Гевин после встречи с Вайолет, вновь зароились в его мозгу. Например, как это могло быть, что она не умеет танцевать? Любая женщина, и уж тем более прилично зарабатывающая на хлеб своим телом, обязана обладать хотя бы способностью красиво двигаться под музыку, если не танцевать профессионально. К тому же в обязанности таких женщин могло входить не только оказание сексуальных услуг. Например, с ними могли появиться где-нибудь в обществе. Если в постели мужчина уже был не на высоте, чтобы не признаваться в этом даже самому себе, он мог бы нанять такую девушку для эскорта, хотя бы для видимости.

    То, что Вайолет совершенно не умела танцевать, а не притворялась, поставило Гевина в тупик.

    — Спасибо, что проводил. Проводили, — ворвался в мысли Гевина голос Вайолет. — До свидания.

    Гевин продолжал стоять и не понимал, почему не кивает ей в ответ и не уходит. Ладно, проводить до дома он ее обещал — этакий рыцарский жест с его стороны. Правда, непонятно, почему ему захотелось сделать его по отношению к женщине, которая, по его мнению, должна иметь хотя бы общее представление о самозащите.

    — Не хочешь пригласить меня что-нибудь выпить? — услышал он свой голос.

    Вайолет ответила не сразу. Задумалась оттого, что его вопрос застал ее врасплох, или оттого, что она обдумывает его предложение? Как это узнать?

    — Вы же за рулем, — сказала Вайолет.

    — Мы вроде перешли на «ты»? — поднял брови Гевин.

    Ты же за рулем, — поправилась Вайолет.

    — Я выпил немного у Симплтонов, — напомнил Гевин.

    — Именно это я имею в виду. Да, это было совсем немного, и потом ты поел, но я считаю, что лучше обойтись без крепких напитков.

    — Я не возражаю поесть. Если ты меня, конечно, накормишь.

    Вайолет снова задумалась. Гевину было бы интересно узнать над чем? Но разве женщины об этом скажут?

    — Спасибо, что пригласил меня на вечер, хотя и не без некоторого шантажа, — вдруг услышал он. — Но сейчас уже поздно и я устала. Думаю, тебе лучше сразу отправиться к себе. И я надеюсь, что благодаря оказанной тебе сегодня услуге ты все-таки передумаешь.

    — Передумаю насчет чего? — не сразу сообразил Гевин. Он мучительно пытался разобраться, почему ему вдруг стало досадно, что его отказываются пустить даже на порог?

    — Насчет того, чтобы пересмотреть свое решение и не возбуждать против меня дела.

    Гевин наконец вспомнил. Ну да, так оно и было! Он действительно говорил, что поразмышляет над этим и, может быть, даже передумает. Но сейчас то, что послужило причиной встречи с Вайолет Тэнди, которую до этого он знал как Равен Френч, отошло на самый задний план. Невероятно! Но не напрашиваться же ему к ней в гости?

    — Я подожду, пока ты не зайдешь, — сказал Гевин. — Кто знает, кто может ждать тебя за дверью?

    — И не говори! — пробормотала Вайолет.

    Гевин не был уверен, но подумал, что его слова напомнили ей кого-то. Возможно, даже его самого, если учитывать, как он возник у ее двери.

    Так как Вайолет продолжала просто стоять, он сказал:

    — Я не спешу. Давай!

    Вайолет нахмурилась, затем вздохнула и все-таки полезла в сумочку за ключами. Гевин, не понимая, зачем он это делает — откровенно говоря, он совершенно запутался в своих поступках, на которые его толкала близость этой женщины, — ловко выхватил ключи из рук Вайолет и сам открыл дверь. Пока Вайолет приходила в себя от его бесцеремонного поступка, Гевин уже перешагнул порог. Внутри горел свет, который Вайолет специально оставила включенным.

    — Ну как, проверил? — добродушно-ехидно поинтересовалась Вайолет, заходя следом и распахивая за собой дверь пошире. — Теперь можешь отправляться домой с чистой совестью. Которая, несомненно, немножко загрязнится, если ты все-таки не передумаешь подавать на меня в суд. Спокойной ночи, Гевин.

    «В общем-то, — хмуро подумал Гевин, — после таких слов делать мне в ее квартире действительно больше нечего».

    Проходя мимо Вайолет, он послушно опустил ключи в ее раскрытую ладонь. Охватившее его при этом разочарование было совершенно непонятным.

    — Спасибо, что составила мне компанию сегодня вечером. Я хочу сказать, не отказалась со мной пойти.

    Вайолет молча встретилась с ним взглядом, и в этот момент Гевин заметил крошечный шрам на ее щеке. Вообще-то он должен был бы портить красоту ее лица, но почему-то, наоборот, только придавал Вайолет особый шарм. Прежде чем Гевин успел осознать, что делает, он уже провел по нему подушечкой большого пальца и спросил:

    — Что случилось?

    Глаза Вайолет расширились, в них мелькнуло что-то похожее на панику. Ее рука взметнулась вверх, удерживая его руку и убирая от своей щеки.

    — Ничего такого, — произнесла она, однако дыхание ее участилось. Гевин подумал, что больше ничего от нее не добьется, но Вайолет продолжила: — Мне было восемь. Одна из моих сестер мыла посуду, я ее вытирала. Протягивая мне стакан, она его уронила, и один из осколков поранил мне щеку.

    Только услышав о сестрах, Гевин подумал, что у Вайолет, кроме сестер, также должны — или могут быть — родители. Но раз она живет в таком месте, то где же живет ее семья? Может быть, в другом городе? А может, даже в другом штате? Или ее семья, не одобряя ее выбора профессии, с ней совсем порвала? Или, может быть, Вайолет сама ушла?

    — Сколько у тебя сестер? — спросил Гевин, испытывая потребность узнать о Вайолет больше.

    Глаза у Вайолет снова распахнулись, затем она опустила свой взгляд и стала мять в руках сумочку.

    — Вообще-то у меня нет сестер. В смысле, родных. — Она подняла на него глаза и твердо сказала: — Уже поздно. Тебе пора идти.

    Гевин знал это и без ее напоминания, но не мог заставить себя сдвинуться с места. Он вдруг заволновался, словно подросток, в первый раз приведший к себе нравившуюся ему девушку.

    — Ну, тогда… Спокойной ночи. И спасибо. Еще раз.

    Сказал — и тут же почувствовал себя идиотом. Замялся, но уйти по-прежнему не смог. И вдруг, совсем уж неожиданно для себя, наклонился и коснулся губами ее шрама. Что заставило его так сделать — поцеловать женщину, на которую он намеревался подать в суд, да еще в щеку, чего раньше за ним не наблюдалось! — он и сам не мог сказать.

    Вайолет шумно вдохнула, но не стала уклоняться от его губ, правда, положила ладонь ему на грудь, словно говоря этим «не надо».

    И Гевин подчинился. Оторвавшись от ее лица, он посмотрел на нее сверху вниз и снова увидел, как Вайолет заливается румянцем. Гевин ничего не мог поделать с собой. Он снова наклонил голову, но в этот раз его рот прижался к ее губам. Он не давил, не настаивал, просто накрыл ее рот своими губами и ждал ее ответа.

    Это случилось с ним впервые. Целуя женщин в губы, он никогда не сомневался в их отклике. Должно быть, именно новизна положения, в которое он сам себя поставил, подействовала на него так, как ни одно другое прикосновение к женским губам. Его опалил жар, каждый нерв в его теле напрягся в волнующе-тревожном ожидании — как Вайолет ответит на его поцелуй? Словно он неожиданно превратился в подростка, впервые осмелившегося поцеловать девушку.

    Мысль опалила мозг, и именно осознание этого заставило Гевина оторваться от ее губ, хотя Вайолет нисколько не противилась его поцелую. Может быть, он даже сумел бы выйти из ее квартиры, но совершил ошибку, бросив последний взгляд на ее лицо. Глаза Вайолет были закрыты, а губы, наоборот, слегка приоткрылись, словно приглашая его повторить поцелуй. И Гевин снова дрогнул, не сумев совладать с искушением. И в этот раз больше ничего не имело значения, кроме того, что он целует красивую женщину, о которой в последнее время думал больше, чем нужно, и не так, как следовало бы думать, учитывая обстоятельства, приведшие к их знакомству.

    Словно в тумане, Гевин почувствовал, что ладонь Вайолет больше не упирается ему в грудь, наоборот, она хватает его за края рубашки и притягивает ближе к себе, но в эту минуту он мог думать только о том, какими мягкими и сочными оказались ее губы. Их хотелось целовать вновь и вновь…

    Его руки сами собой отправились в путешествие по ее телу, скользя вдоль его плавных, женственных очертаний. Она была такой мягкой! Не рыхлой, а именно упруго-мягкой. В первый раз, — «А с Вайолет Тэнди для меня многое словно в первый раз», — мелькнуло у Гевина в мозгу, — он узнал, как может возбудить простое поглаживание контуров женского тела, дразня и вызывая еще более сильный чувственный голод. Который требовал немедленного утоления.

    Гевин призвал себя не спешить. Коснувшись ее груди, он услышал, как Вайолет прерывисто втянула в себя воздух. А затем последовало то, чего Гевин уже не ожидал. Она отбросила его руку со своей груди и отступила на шаг, другой. Глаза у нее были широко раскрыты. В них застыло выражение замешательства и испуга.

    — Зачем ты это сделал? — спросила она, и ее голос был не громче шепота.

    Гевин покачал головой. Не только потому, что сам не знал, отчего поцеловал Вайолет, но также потому, что не понимал — а что с ним вообще происходит?

    Вайолет коснулась своих волос, и Гевин вдруг увидел, как дрожат у нее пальцы, когда она заправила выбившуюся прядку за ухо. Причастен он к этому или нет? Гевин не мог ответить. Скрестив руки на груди, Вайолет произнесла:

    — Ты должен уйти. — Но ее голос, как и пальцы, дрожал. — Сейчас же.

    Гевин не сразу понял, что следующая фраза принадлежала ему:

    — Нет, ты не девочка по вызову.

    Как только до него дошел смысл его собственных слов, он сразу же понял и их правоту. Возможно, он понял это некоторое время назад, но не признавался себе в этом? Теперь многие несуразности в ее поведении, которые он заметил, обрели иной смысл.

    — Ты никогда не была той, о ком написала роман.

    На лице Вайолет появилась слабая улыбка. Она покачала головой:

    — Именно на этом я все время и настаивала и до сих пор не могу взять в толк, почему все упорно считают иначе.

    — Может, потому, что всем известно высказывание «Пиши то, о чем имеешь хотя бы какое-нибудь представление»? — Гевин криво улыбнулся. — А также потому, что твоя книга очень легко читается?

    — Я согласна с этим высказыванием, но только отчасти. Если писать только о том, что знаешь, тогда на что же направить свою фантазию? Не всем же быть Хемингуэями.

    Честно признать, в этот момент Гевину меньше всего хотелось говорить о литературе и о классиках. Он был бы гораздо более счастлив продолжить то, на чем они недавно остановились. Хотя бы на поцелуях. И он решил просто уступить своим желаниям.


    Вайолет упустила тот момент, когда как будто начавшее возникать между ними взаимопонимание перестало иметь для нее значение. Все, что она помнила, это то, что до Гевина наконец дошло — на самом деле она не писала мемуары, послужившие сначала причиной их встречи, а затем и конфликта. А затем она снова оказалась в его объятиях, и он снова ее целовал.

    Близость Гевина, прикосновение его губ, ощущение его рук всколыхнули в ней чувства, которых прежде Вайолет не знала. Вообще она никогда не думала, что сможет испытывать их к мужчине, тем более к такому, как Гевин Мейсон. Но эти чувства были слишком сильны, чтобы можно было притвориться, будто их нет. И вообще, ей не хотелось думать ни о чем. Ей хотелось только чувствовать, не задаваясь вопросами: «Почему именно Гевин? Какие именно чувства ему удалось во мне возбудить?» Нет, Гевин не был единственным мужчиной в ее жизни, но это случилось так давно, что легко можно было бы забыть, что она — женщина.

    Гевин напомнил ей об этом, и Вайолет хотелось насладиться этим мгновением.

    Продолжая ее целовать, Гевин подвинул руку вверх. Его ладонь замерла под ее грудью, и Вайолет прерывисто задышала, ожидая, что вот-вот он накроет ее ладонью, и была разочарована, когда он просто положил руку ей на спину. Тонкая ткань ее платья не могла служить достаточным препятствием, и Вайолет чувствовала тепло, исходившее от его тела, ощущала жар его ладоней в тех местах, где Гевин дотрагивался до нее.

    Вайолет было так хорошо, что у нее даже не возникало мысли велеть ему остановиться. Уже в забытьи, она подняла руки и провела пальцами по его волосам. Должно быть, Гевин только и ждал от нее подобного сигнала, так как давление его губ сразу усилилось, а его язык оказался в ее рту. Вайолет смутно чувствовала, как он спускает молнию ее платья, расстегивает лифчик, а затем тепло его ладоней опалило ей кожу.

    Она не протестовала, когда Гевин начал спускать платье вместе с лифчиком. Наоборот, следуя его примеру, она дернула за узел его галстука и взялась за пуговицы его рубашки, чтобы без преград почувствовать крепкие мышцы, гладкую кожу с порослью мягких волос.

    Когда она гладила его восхитительно широкие, крепкие плечи, Гевин наклонил голову и стал осыпать поцелуями чувствительную кожу ее шеи и горла. Остатки сомнений, если они еще оставались, исчезли под напором мужской и возбужденной им в ней страсти. Нет, Вайолет не хотелось ни с кем и ни с чем бороться. Хотелось просто плыть по этому течению, в котором тонули все мысли, а на поверхность поднимались лишь чувства.

    Когда губы Гевина снова накрыли ее рот, она ответила ему со страстью и голодом, равнявшимися, а может, даже превосходившими его ощущения. Некоторое время они так и стояли — полуодетые, слившись губами и телами, а затем руки Гевина снова пришли в движение, скользя по ее обнаженной спине, поглаживая плечи, сжимая талию, лаская грудь с затвердевшими сосками.

    Вайолет сделала прерывистый вдох. Гевин тут же воспользовался этим, чтобы просунуть язык глубже ей в рот и прижать ее ближе к себе. Если бы не Гевин, то под наплывом обуревавших ее чувств Вайолет наверняка могла бы рухнуть у его ног, расплавиться как воск. А так она, дрожа, продолжала стоять, чувствуя его руки повсюду на своем теле, пока его рот терзал ее губы.

    Оставаться пассивным участником Вайолет не могла. Касаться Гевина для нее стало такой же потребностью, как и ощущать его руки и губы на своем теле. Когда ее пальцы сомкнулись вокруг его члена, он застонал. Вайолет восприняла это как сигнал к продолжению своих ласк. Гевин прерывисто задышал и на несколько секунд — или минут? — как будто окаменел. Издав еще один стон, он подхватил ее на руки и понес в ее спальню.

    Поставив ее на ноги около кровати, Гевин тут же стал избавляться от остатков одежды. Вайолет ему помогала. Увидев его грудь обнаженной, она не выдержала:

    — Ты так красив…

    Вайолет не отдавала себе отчета в том, что она произнесла эти слова вслух, пока не услышала густой, волнующий мужской смех. Подняв глаза, она прочла в лице Гевина неприкрытое желание, которое светилось в его потемневших до синевы глазах.

    — Я могу сказать то же самое. Ты прекрасна, Вайолет.

    Комплимент почти ничем не отличался от ее собственного, но то, как Гевин произнес эти слова, а также его взгляд заставили Вайолет затрепетать. Она почувствовала себя так, словно была для него единственной женщиной.

    — Что мы делаем, Гевин? — вырвалось у нее.

    — А ты еще не поняла?

    Вайолет ответила на его улыбку:

    — Ну хорошо, допустим, я не совсем правильно выразилась и вопрос стоило задать иначе. Например, зачем мы это делаем?

    Гевин усмехнулся:

    — По-моему, ответ на этот вопрос должен быть тебе так же очевиден, как и мне.

    — Просто мне пришло в голову, что, может, нам лучше остановиться? Пока не поздно…

    — Лучше ни о чем не думай! — посоветовал Гевин. — Если ты этого еще не начала делать, то начинай прямо сейчас.

    — Что начинать? — не поняла Вайолет.

    — Чувствовать.

    И не дав Вайолет опомниться, Гевин наклонил голову и прижался к ее губам, в то же время лаская ее груди, теребя твердые и ставшие чувствительными соски. Вайолет забылась настолько, что наверняка даже и не вспомнила бы, как ее зовут, спроси ее об этом кто-нибудь.

    Продолжая ее ласкать, Гевин вынуждал Вайолет отступать. Она пятилась, пока не почувствовала за спиной кровать. Гевин сразу же поменялся местами. Он сел, посадил Вайолет себе на колени, положил руки ей на талию, стал ласкать ее груди губами и языком. По телу Вайолет прошла дрожь. В ней нарастало желание, постепенно концентрируясь между бедер.

    Словно зная об этом, Гевин опустил руку и стал гладить ее сквозь намокший хлопок трусиков. Вайолет запрокинула голову и прерывисто задышала, инстинктивно приподнимаясь навстречу сводящим ее с ума прикосновениям. Движения Гевина стали резче, энергичнее, и Вайолет вскрикнула раз, другой, чувствуя, как приближается к той критической точке, после которой не останется ничего, кроме неземного удовольствия. Гевин, чувствуя, что Вайолет приближается к ней, убрал руку и стал осыпать легкими поцелуями ее грудь, пока ее содрогания не прекратились, после чего положил Вайолет на кровать и снова потянулся к ее трусикам.

    Вайолет приподняла бедра, чтобы он мог их снять. Теперь они оба были полностью обнажены. Вайолет ждала, что Гевин продолжит свои ласки теперь, когда их ничего не разделяло, но он ничего не предпринимал. С некоторым смущением она взглянула на него.

    — Что ты ждешь? — тихо спросила она.

    — Коснись себя. Для меня.

    Глаза Вайолет поползли на лоб.

    — Ты хочешь, чтобы я?.. — Закончить предложение она не смогла.

    — Да, — кивнул Гевин.

    — Но…

    Гевин взял ее руку и положил ей между бедер. Вайолет почувствовала собственную влагу и жар, исходящий от ее тела. Гевин провел ее рукой, удерживая и направляя ее своей, после чего убрал руку. Слегка робея под взглядом Гевина, Вайолет повторила движение. Не сознавая, почему она это делает, второй рукой она обхватила себя за грудь так, чтобы сосок оказался между двумя пальцами, и стала ласкать себя еще и таким образом.

    Напряжение, которое возбудили в ней ласки Гевина, нарастало и усиливалось под влиянием безотрывного взгляда Гевина и выражения страсти на его лице. Дыхание его стало прерывистым и учащенным. Начисто забыв о смущении, Вайолет продолжала ласкать себя. Взгляд ее затуманился. Приоткрыв губы, она согнула ноги в коленях, чтобы поддразнить его. Гевин следил молча, изредка произнося отрывистые фразы хриплым голосом, полным желания.

    Собственные ласки, страсть Гевина, его жаркие слова снова приблизили ее к оргазму, но, как и в первый раз, Гевин остановил Вайолет до того, как она потеряла связь с реальностью. Он переложил ее животом вниз, приподнял ее бедра, так что ее колени и плечи оказались вдавлены в матрас. Вайолет показалось, что она услышала звук натягиваемого презерватива, и даже не стала спрашивать, откуда он у него, вспомнив репутацию Гевина. Встав позади нее на колени, Гевин вошел в нее легко, глубоко, заполняя ее изнутри. Он еще продолжал входить в нее, как Вайолет вскрикнула от захлестнувшего ее наслаждения. Но мужчина продолжал двигаться, пока Вайолет не смогла бы ответить, где кончался он и начиналась она. Он ускорял ритм, и Вайолет только приветствовала это. Неожиданно Гевин перевернул ее на спину и хрипло произнес:

    — Хочу видеть твое лицо.

    Взяв ее ноги, он завел их себе за спину и вошел в нее с новой силой. Вместе с этим толчком Вайолет словно нырнула в море экстаза. Чуть погодя она услышала голос Гевина, вторивший ее собственному стону, свидетельствовавший о том, что она не одна вступила в этот океан, а затем он рухнул рядом с ней на кровать.

    Никто и никогда еще не вызывал в ней такую бурю ощущений и чувств, которые продолжали в ней бурлить. «Скоро, совсем скоро я испытаю эту бурю вновь, — сонно подумала она. — Как только высплюсь и вспомню, где я и с кем».

    Глава 8


    Вайолет спала. Гевин смотрел на ее умиротворенное лицо, рядом с которым покоилась одна ее рука. Второй она словно сжимала что-то особенно для нее дорогое. Она лежала на животе, простыня едва прикрывала ее белеющую в темноте кожу. На простыне резвились вышитые котята и кошки. Гевин впервые в жизни видел такую простыню.

    Стараясь не разбудить Вайолет, он встал с постели, поднял с пола свою одежду. Он не стал застегивать рубашку и, бросив еще один взгляд на Вайолет, направился к двери, испытывая жуткий голод.

    Включив свет на кухне крошечных размеров, он стал открывать ящики в поисках чего-нибудь съестного, но, кроме небольшого пакетика конфет, не вызвавших у него особого аппетита, ничего не обнаружил. Содержимое холодильника оказалось чуть более интересным, хотя большую его часть составляли диетические продукты: йогурт, фрукты, салат. Гевин проявил настойчивость и был вознагражден тремя видами сыров, обнаруженных среди молочных продуктов. В хлебнице лежал достаточно свежий багет, а рядом с цветком в горшке возле раковины Гевин наткнулся на бутылку недорогого вина. Отыскав поднос и два разных бокала, он положил на него выбранные им продукты для восстановления сил и отправился обратно в спальню.

    В гостиной на столе он заметил подсвечник со свечами. Подсмеиваясь над собой, он подошел к столу и протянул руку. В эту минуту его взгляд упал на лежавшие на столе листы, похожие на страницы из глянцевого журнала. Его рука замерла в воздухе.

    Поставив поднос на кофейный столик, он сел на диван и начал листать стопку. Страницы были из разных журналов, но их объединяло одно — они содержали в себе ту или иную информацию из жизни мужчин. Точнее, из жизни и о жизни богатых мужчин.

    Гевин задумался. «Может быть, Вайолет одела своих книжных героев, а особенно героя из последней главы после прочтения всех этих статей?» — неожиданно пришло ему в голову. Кстати, а как он сам стал носить вещи того или иного бренда? Не после ли прочтения подобных статей?

    До этого момента Гевин и не озадачивался этим вопросом, но сейчас, когда он возник у него в голове… Если вдуматься, он не сразу пришел к костюмам из кашемира. Может быть, то, что вымышленный герой Вайолет из романа носил одежду точно такую же, какую предпочитал сам Гевин, действительно всего лишь необыкновенный случай? Пусть так, решил Гевин. Но чем объяснить, что ее герой и он сам так похожи по характеру и привычкам? Может быть, потому, что они оба сделали себя сами? Гевину уже ничего не казалось невозможным. Может, он действительно напрасно взъелся на ничем не виноватую Вайолет под влиянием захлестнувших его эмоций?

    Последние страницы были не из журнала. Гевин невольно улыбнулся, почти сразу поняв, что это набросок очередного — теперь ему это уже было ясно — романа. Наверное, не стоило ему их читать, но он не удержался. И пожалел почти сразу, как только прочел первую строчку, однако остановиться уже не мог.

    Чем дальше читал Гевин, тем сильнее он хмурился. Поначалу. Впрочем, прочтя последнюю страницу, он усмехнулся. Ну и что из того, что героя нового романа Вайолет — Мейсона Гевина — перевоспитывает его главная героиня? На его взгляд — мужской, разумеется, взгляд, — его герой был не так уж и плох с самого начала, но если женщины любят читать такие книги…

    Словно что-то почувствовав, он резко поднял голову и увидел стоявшую в дверях Вайолет. На ней были пижамные штаны со снежинками и водолазка. Между ними оставалась полоска неприкрытой тканью кожи, и именно она заставила Гевина опустить на нее взгляд.

    — Вообще-то, когда я писала этот отрывок, — кивнула Вайолет, — я была вне себя. Это черновой вариант. Не хочу, чтобы мне снова угрожали судебным иском за клевету. Я изменю имя.

    Гевин прищурился. В тоне голоса Вайолет, в том, как она стояла, ему почудилась какая-то настороженность. Сожалела о том, что переспала с ним?

    — Неужто я был так уж плох? — спросил Гевин, поднимая стопку прочитанных бумаг.

    Вайолет оттолкнулась от косяка и сделала несколько шагов вперед.

    — Если сравнивать с тем, что было, и с тем, что стало, то не так уж и плох.

    — Неужели я сначала был настолько ужасен? — не поверил Гевин.

    — Невыносим, — кивнула Вайолет.

    Гевин нахмурился было, но затем на его губах появилась слабая улыбка.

    — Кажется, я действительно должен принести тебе свои извинения.

    — Да? — не поверила Вайолет. — Я слушаю. — Она приблизилась к дивану, на котором сидел Гевин, но осталась стоять.

    Чтобы видеть ее лицо, Гевину пришлось запрокинуть голову.

    — Я пролистал кое-что на твоем столе и понял, что поторопился с выводами.

    — А извиниться за то, что ты пролистал это кое-что, ты не хочешь?

    В глазах Вайолет появились озорные искорки, и Гевин улыбнулся:

    — Нет.

    — Нет?

    — Наоборот, это ты должна принести мне свои извинения.

    — Я? Но за что? — искренне удивилась Вайолет.

    — За то, что без моего разрешения использовала описание моего дома.

    — Ничего подобного! — возмутилась Вайолет. — Я использовала описание, которое прочла в «Чикаго хоумс» и…

    — Описание и фотографии, сделанные в моем пентхаусе и использованные журналом с моего разрешения, — мягко сказал Гевин.

    Вайолет тут же подошла к своему столу и стала листать страницы в поисках нужной. Гевин ей не препятствовал.

    — Куда подевалась эта страница? — пробормотала Вайолет.

    Гевин похлопал рядом с собой:

    — Садись. Страница, которую ты ищешь, возле меня.

    Вайолет опустилась на диван на другом конце от Гевина, но он этого словно и не заметил.

    — В самом начале, — сказал он, протягивая ей страницу из журнала.

    Вайолет прочла и качнула головой:

    — Надо же, а я даже не помню, читала ли статью. Помню, что смотрела фотографии, потому что мне понравились, но то, что они сделаны в твоем пентхаусе… Извини.

    — Да ладно.

    — Теперь, надеюсь, ты наконец поверил в то, что Этан и Гевин Мейсон — это просто невероятное совпадение и ничего более. Может быть, мне следовало сказать с самого начала, как я создавала этого героя, но я думала, что это само собой разумеется. — Вайолет пожала плечами. — В этом мире, где правят мужчины, женщине до сих пор приходится туго. Где еще ей одерживать над ними вверх, как не в книгах, написанных женщинами и для женщин? Где, как не в книгах, женщина испытывает настоящий оргазм, тогда как в жизни многим женщинам приходится притворяться?

    Улыбка, появившаяся было на лице Гевина в начале ее монолога, поблекла. Он нахмурился:

    — Ты хочешь сказать, что раньше ты тоже притворялась?

    Вайолет закусила нижнюю губу, и Гевину вдруг так же захотелось пожевать ее губы своими зубами.

    — Ну да. Думаю, притворяться приходится многим женщинам. Если не большинству.

    — А сегодня? Со мной? — спросил Гевин, чувствуя, хотя и не понимая, чем вызвана эта потребность узнать правду.

    До встречи с Вайолет он, как и многие мужчины, не интересовался мнением женщины, с которой спал. Не притворялась ли она, изображая оргазм? Ведь для него важнее всего было собственное удовлетворение. В случае с Вайолет получилось иначе. Ему хотелось, чтобы ей было так же хорошо, как и ему.

    Вайолет вдруг рассмеялась. Услышав этот искренний смех, Гевин расслабился, но все-таки решил уточнить:

    — Я должен понимать твой смех как отрицательный ответ? Сегодня со мной ты не притворялась?

    — Тебе так важно, чтобы я ответила на твой вопрос?

    — Да, — кивнул Гевин.

    Вайолет перестала смеяться, но улыбка не сходила с ее лица.

    — Нет. Сегодня я не притворялась.

    Гевин испытал неимоверное облегчение. Вайолет порозовела и отвела взгляд. Гевин подумал, что ему начинает нравиться то, как легко она краснеет, и что, более того, румянец Вайолет к лицу.

    — Надеюсь, теперь ты точно передумал подавать на меня в суд за клевету? — спросила она, кивнув на кипу бумаг.

    В голосе Вайолет Гевину послышалось сомнение. Он удивился, как она может в этом сомневаться? И не только потому, что произошло между ними, но и в свете того, что ему стало известно о ее, так сказать, «творческой кухне». Впрочем, если ему было необходимо услышать, что она притворялась, изображая оргазм, возможно, ей так же было необходимо услышать его подтверждение?

    — Ну конечно.

    Вайолет кивнула и подняла на него глаза.

    — Хорошо. — Она вздохнула. — Теперь бы мне убедить других читателей, что я сама не Роксанна. Что Вайолет Тэнди — не Равен Френч! — мало чем отличается от других людей.

    Гевин был не согласен — нет, ему еще не встречалась женщина, похожая на Вайолет Тэнди. Но почему она интересовала его больше, чем остальные?

    — Теперь у нас общая проблема.

    Вайолет нахмурилась, услышав эту фразу. Она несколько секунд молча смотрела на Гевина, а затем спросила:

    — Какая проблема? А-а, ты говоришь про… — Она качнула головой. — Я не могу отвечать за тебя, но для меня это вовсе не проблема. Немного неожиданно, но в общем это все.

    — Значит, ты не возражаешь, если мы начнем встречаться? Тем более сейчас, когда я знаю, что ты не та, за кого я тебя принимал.

    Вайолет открыла рот, постояла так несколько секунд, а затем, словно передумав, закрыла его, так ничего и не сказав.

    — Ну, Вайолет, говори, что ты хотела сказать, — подбодрил ее Гевин.

    — Я просто… — Она вздохнула и улыбнулась ему чуть кривовато: — Просто я подумала о том, что сегодня ты предстал передо мной другим человеком, хотя на основании твоих слов у меня о тебе сложилось совсем другое впечатление.

    — Что ты имеешь в виду?

    — Ну, я помню, как ты говорил, что тебе очень важно мнение других людей. — Вайолет быстро опустила глаза, правда, почти сразу снова встретилась с ним взглядом. — Но сегодня, когда ты учил меня танцевать… В общем, совсем недолго, но ты вел себя так, словно для тебя важнее всего, что именно я думаю о тебе, а не другие.

    — Для меня действительно важно твое мнение, — не зная почему, признался Гевин.

    Вайолет снова закусила губу и нерешительно сказала:

    — Мне кажется, главное, что думают о тебе люди, которые вдруг стали тебе — хотя бы немножечко — близки. И наверное, главное — иметь собственное мнение, пусть даже оно не совпадает с мнением большинства. Просто это очень сложно, — вздохнула она.

    Гевин медленно кивнул:

    — Здесь я с тобой соглашусь. Ведь тебя тоже волнует, что люди считают тебя чуть ли не проституткой, верно? Поэтому ты и не хотела, чтобы я подавал на тебя в суд.

    — Да, — не стала возражать Вайолет. — А ты хотел подавать на меня в суд за то, что люди могут подумать о тебе то, что тебе несвойственно. И это невзирая на массу параллелей между тобой и моим Этаном. Невозможно доказывать каждому, что я не верблюд.

    Гевин засмеялся, услышав ее сравнение.

    — Верно. Невозможно доказать всем, что я не сплю с женщинами за деньги. Так же как и тебе невозможно доказать, что ты — не Роксанна.

    — Доказывай не доказывай, все равно останутся те, кто мне не поверит, даже если я буду твердить об этом, как попугай. — Вайолет пожала плечами. — Проще сделать вид, что мне все равно.

    Гевин посерьезнел:

    — Думаю, автору романов такое говорить можно. Что же касается меня…

    — Для тебя имидж — все?

    — Боюсь, что в моем мире — да.

    — Нет, — тут же не согласилась с ним Вайолет. — Главное — это сущность человека.

    — Но как проникнуть в сущность человека, минуя его имидж? — возразил Гевин. — Ведь видны одежда, внешность, манеры, но не сущность.

    — Ты не слышал поговорку: «Встречают по одежке, а провожают по уму»? Ты можешь безупречно выглядеть и при этом оставаться негодяем. И чему же тогда верить? Имиджу или сущности человека? Но кое в чем я с тобой соглашусь. К сожалению, большинство людей видит только внешнее, поэтому для того общества, где ты вертишься, скорее всего, проститутки и бедняки — это люди низкого пошиба. Тем, у кого есть деньги, плевать на то, что им просто не повезло родиться с серебряной ложкой во рту, хотя сердце у многих, может быть, и золотое.

    Гевин кивнул, соглашаясь, но улыбка у него вышла кривая.

    — Хоть кое в чем я могу с тобой согласиться, тем не менее ты не слышала другую поговорку: «С волками жить — по-волчьи выть»? Я не испытываю желания возвращаться туда, в то общество, где я родился. Поэтому, если, чтобы остаться здесь, мне придется выть по-волчьи, я завою. А о тех, про кого ты говоришь, что у них золотое сердце… Уверяю тебя, таких немного. Большинство из тех людей готовы подставить тебе подножку или ударить в спину, если им это будет выгодно. Многие из них невежественны, грубы и ленивы и вполне довольны своим полускотским существованием. Более того, они готовы винить в том, что их жизнь не сложилась, кого или что угодно: обстоятельства, правительство, окружение, но только не самих себя! У них нет устремлений. У них нет мечты, они не ставят перед собой целей, но, даже если она у них появляется, у них нет желания работать и учиться. На таких людей не стоит даже обращать внимания. Кстати, на них никто внимания и не обращает.

    Вайолет была задета за живое последним утверждением.

    — Я считаю, ты не имеешь права так говорить! Как ты вообще можешь судить кого-то? Да, ты сумел добиться многого в жизни, но…

    — Именно! — перебил ее Гевин. — Что мешает остальным поступить так же, если они хотят, чтобы их стали замечать остальные?

    — Почему ты не учитываешь того факта, что люди разные и кого-то вполне устраивает скромная жизнь? А может быть, есть даже такие, кто вполне счастлив, глядя на прояснившееся небо после дождя? Ведь если люди умеют так радоваться, это не обязательно значит, что они не работают. Взять хотя бы того же бармена на вечере у Симплтонов… Он ведь не пил, как все остальные, не развлекался, а работал. Если бы не было бармена, кто бы наливал напитки? Сами гости? Сомневаюсь. Мое личное мнение: не надо думать за остальных, ведь у каждого человека своя голова на плечах, а не одна на всех.

    — Так-то оно так, только сколько людей умеют пользоваться своей головой? Большинство думают одним известным местом, на котором удобнее всего сидеть! — возразил Гевин.

    — Не знаю, — развела руками Вайолет, не желая продолжать спор. — Я просто знаю, что все люди разные и то, что доставляет счастье одному, не обязательно нужно для счастья другому. Не все стремятся на вершину — и не только потому, что способности у всех разные. Разве плохо, если между близкими есть взаимопонимание? Или ты считаешь, что лучше, чтобы люди кричали друг на друга? Что же это за семья такая, где только и делают, что друг на друга кричат или еще хуже — даже не обращают внимания? Как будто тебя вообще не существует! Как ты думаешь, сколько можно насчитать счастливых семей? А людей, про которых можно сказать, что у них есть дом и семья?

    Вайолет замолчала, сообразив, что выдала слишком много личного. Впрочем, решила она, если уж говорить, то до конца!

    — Я, как и ты, Гевин, имею представление, о чем я говорю. — Вайолет не скрывала своей горечи, вспомнив о своем детстве и юности.

    Гевин не знал, что на это ответить. Может, просто никак не мог представить себе Вайолет на улицах, на которых рос сам? Или, может, оттого, что внезапно самым важным для него стало то, что сейчас она с ним?

    — Не могу поверить, — наконец сказал он.

    — Не можешь поверить во что? — переспросила Вайолет.

    — Что ты, как и я, фактически выросла на улице.

    — Это почему? Ты мне не веришь?

    — Просто я сравниваю тебя с теми, кто окружал меня в юности… Ты не имеешь с ними ничего общего. Ты вообще ни на кого не похожа. Я вообще еще не встречал таких людей, как ты.

    — И тем не менее я думаю, что наше окружение мало чем отличалось.

    — Ты другая, — настаивал Гевин.

    — В чем это проявляется? — недоверчиво спросила Вайолет. — Разве ты что-то знаешь о моей жизни? Что ты вообще обо мне знаешь?

    Гевин молчал, понимая справедливость ее возражения. В самом деле, что он знал о Вайолет Тэнди?

    — Ты могла бы мне рассказать о себе, — неожиданно для себя предложил он.

    — А будет ли это иметь смысл? — Вайолет пожала плечами. — Если я правильно тебя поняла, ты все-таки презираешь людей, принадлежащих к тому обществу, в котором ты родился и жил в молодости. Но если ты презираешь тех людей, то ты презираешь и меня, раз я не смогла взлететь так же высоко, как и ты.

    Гевин нахмурился:

    — По-моему, я ничего подобного не говорил.

    — Зато я тебя поняла именно так, — отрывисто произнесла Вайолет. — Думаю, тебе даже лучше уйти, пока твои новые друзья из высшего, — она сделала ударение, — общества не узнали, где ты провел ночь. И с кем.

    — Мои новые друзья об этом не узнают хотя бы потому, что не бывают в таких районах, — не подумав, ляпнул Гевин.

    Последней фразой он вывел Вайолет из себя. Она тут же зашла в спальню, похватала одежду Гевина, вышла и кинула всю охапку ему. Гевин машинально поймал свои вещи.

    — Тебе лучше уйти, — все тем же отрывистым голосом предложила Вайолет.

    — Почему? Потому что я сказал правду?

    — Высказать свою точку зрения и не согласиться с чужой — это еще не вся правда.

    — Ты хочешь сказать, что я должен извиниться? — не поверил Гевин. — За что? За то, что сказал правду?

    — У тебя может быть своя правда, а у меня своя. Если я правильно поняла, то ты не возражал со мной переспать, но уважать мою точку зрения не хочешь.

    Гевин подумал, что на сегодня им лучше прекратить этот спор, а то он перестал понимать, что к чему. Лучше ему, в самом деле, подчиниться и уйти, дать им обоим возможность немного остыть.

    Вайолет молча стояла, пока он надевал туфли, накидывал пиджак — галстук он решил не завязывать, запихнув его в карман. После чего она так же молча открыла ему дверь.

    Гевину не хотелось так прощаться, но он искренне не понимал, за что Вайолет хочет, чтобы он извинился.

    — Всего хорошего, — процедила на прощание Вайолет и захлопнула за ним дверь.


    * * *


    «И чего она так на меня взъелась?» — подумал Гевин, спускаясь по лестнице.

    С чего вообще все началось? Ведь начали они говорить вполне доброжелательно, а закончили черт знает как! И почему ему вдруг тяжело спускаться по лестнице? Почему хочется вернуться обратно? Нет, не в квартиру, не для того, чтобы поскорее покинуть этот неуютный подъезд, а к Вайолет, снова ощутить тепло ее тела…

    Гевин остановился на ступеньке, раздумывая, возвращаться ему или нет. После недолгих колебаний он все-таки продолжил спускаться по грязным ступенькам. Может быть, в нем взыграла гордость, но зачем возвращаться, когда его фактически выкинули на улицу?

    Он не удержался от усмешки, невольно сравнив квартирку Вайолет со своим пентхаусом, обставленным и отделанным с размахом его возможностей и со вкусом и знаниями профессионального дизайнера. Впрочем, эта усмешка быстро сбежала с его лица. Каким бы шикарным ни было его жилье, его никто не ждет там, когда он вернется.

    Впервые в жизни он вдруг почувствовал, как пуста и одинока его жизнь…


    Как только Гевин ушел, Вайолет вернулась в спальню, села на кровать и невидящим взглядом уставилась на платье и свои дешевые побрякушки. Мысли текли вяло. Она выставила Гевина за дверь, так почему же она не рада? Ничего себе окончание недели!

    Она попыталась вспомнить события прошедшей уже пятницы и покачала головой. Неужели столько всего могло произойти за один день? Появление Гевина у двери ее квартиры, поездка с ним, хотя сначала она планировала провести вечер совсем иначе, урок танцев, занятие любовью — неужели она занималась с ним любовью?! — и теперь эта какая-то глупая ссора, после которой она вновь осталась одна в своей квартире. Сейчас у Вайолет возникло ощущение, что все это произошло не с ней.

    Кстати, когда она в последний раз занималась любовью с мужчиной? «Нет, не любовью, — почти сразу поправила себя Вайолет. — О какой любви может идти речь, когда мы почти ничего не знаем друг о друге? Но тогда что означает эта физическая близость между нами? Обыкновенное желание? Потребность тела?»

    Хорошо, пусть в ее случае так оно и есть, но тогда что двигало Гевином? Да, их знакомство началось не очень хорошо. Может быть, эти чувства просто трансформировались во что-то другое, что потребовало выхода?

    «В общем, — подытожила Вайолет, — это был секс. Потрясающий, но лишь секс. Да, но тогда почему, — снова возразила она себе, — я чувствую пустоту после того, как Гевин ушел? Почему нет обычного удовлетворения, как было раньше, до него, с другими мужчинами? Откуда во мне это беспокойство? Почему мои мысли снова и снова возвращаются к нему? Неужели, — вдруг пришло ей в голову, — мне так тяжело оттого, что Гевин, хоть и сказал, что отличает меня от других людей, тем не менее относится к ним с оттенком пренебрежения и презрения? А значит, и ко мне тоже, ведь я, в отличие от него, никогда не испытывала такой сильной потребности порвать с тем миром, где родилась и выросла. Неужели именно эти слова так ранили меня? Но почему они должны меня ранить? — снова спросила себя Вайолет. — Почему рядом с ним — особенно сильно это проявилось во время танца, а затем и позже в постели — я испытываю к нему такое притяжение? Почему мне вообще хочется быть с ним рядом? И вообще — почему двум незнакомым людям хочется быть рядом друг с другом?»

    Вайолет пока не была готова к ответам на такие вопросы. И вообще она не была готова даже к самим вопросам!

    Не в силах усидеть на кровати, Вайолет встала и вышла в гостиную.

    Если она собиралась таким образом перестать думать о Гевине, то это была явно ошибка, так как ее взгляд тут же упал на поднос с едой, который Гевин собирался принести ей в постель — скорее всего, до того, как его отвлекли ее бумаги. Никто и никогда еще не приносил Вайолет еду в постель. Да что там приносил! Никто и никогда ей даже не готовил еды! Наоборот, в тех местах и семьях, где она жила, детей, как правило, либо учили самообслуживанию, либо им приходилось учиться этому самим.

    И почему Гевин вдруг решил принести ей еду в постель? Как понять, что им двигало, если она сама себя не понимает? Конечно, можно было бы спросить у Гевина, но было два «но». Во-первых, она сама попросила его уйти. Во-вторых, Вайолет не была уверена, что осмелится задать Гевину подобный вопрос. Из страха услышать его ответ, ответ, который ей может — и скорее всего! — не понравиться.

    Итак, как же тогда ей быть? Выкинуть Гевина Мейсона из головы, и как можно скорее!

    Но Вайолет не сразу смогла заставить себя подняться с места. Ей потребовалось не меньше часа, чтобы закончить утренний туалет, еще полчаса ушло на то, чтобы вяло поесть, и еще только через час она наконец смогла включить лэптоп и продолжить начатый роман.

    Поначалу, конечно, работа продвигалась ни шатко ни валко, но постепенно Вайолет втянулась в работу, ее мысли прояснились. Ее пальцы, поначалу еле двигающиеся, обрели скорость, и на некоторое время ей действительно удалось забыть про Гевина Мейсона и про то, почему она не может так просто взять и выкинуть его из головы.


    С того момента, как Вайолет Тэнди выставила Гевина из своей квартиры, прошло тридцать шесть часов. Гевин знал это точно, поскольку считал эти часы. Почему он это делал, он не знал сам, просто не мог иначе. Может, он, сам того не сознавая, вычислял, когда он наконец может вернуться к Вайолет без того, чтобы его снова по не совсем понятной ему причине выставили вон?

    Перед ним на столе лежала папка. Ее доставил курьер от частного детектива, к услугам которого Гевин уже обращался. Он и сам не знал, что мешало ему узнать о жизни Вайолет, раз уж она его так интересовала, у нее самой. Может, это оттого, что до последней с ней встречи, которая закончилась в ее постели, он бы просто-напросто не поверил ее словам?

    Читая отчет, Гевин лишний раз убедился в правдивости слов Вайолет. Ее прошлую жизнь, как и его собственную когда-то, назвать сладкой не повернулся бы язык. Все то, что когда-то окружало Вайолет, толкало ее на тот путь, на который чаще всего ступают слабые духом люди. То, что Вайолет Тэнди оттуда выбралась, причем выбралась сама, говорило о многом.

    Из отчета следовало, что ей было около тридцати, хотя он думал, что она моложе. Родилась и выросла в Чикаго. Родители ее оставили в раннем возрасте — сейчас Гевин вспомнил, что она говорила ему о том, что не знает, кто ее отец, — и после этого сменила не один сиротский дом и не одну приемную семью, бравшую ее на воспитание. Достигнув восемнадцатилетнего возраста, она оказалась предоставлена сама себе, не имея никакой поддержки и образования.

    До того как начать писать, Вайолет сменила кучу низкооплачиваемых работ: ресторан, магазин дорогой мужской одежды, отель. Где, как сейчас начал понимать Гевин, она и могла видеть мужчин, послуживших прототипами ее героев. В сущности, она сделала себя сама. Как и он сам. Поднялась по социальной лестнице, не имея ничего, кроме трудолюбия и веры в успех. И нисколько этого не стыдилась, в отличие от него — ведь он сам предпочитал умалчивать о своем прошлом.

    Впрочем, теперь ему стало чуть более ясно, почему Вайолет выставила его за дверь. Она могла посчитать, что, раз уж она приоткрыла ему свое прошлое, раз они уже переспали, он уже получил все, нужное ему от женщины. Если так, то Вайолет могла указать ему на дверь, только чтобы избежать того момента, когда на дверь укажет ей он. Так сказать, опередила возможные события…

    Гевин откинулся на спинку кресла и вздохнул. Теперь-то он понимал, что, говоря про простые радости, она имела в виду и себя. В отличие от Вайолет он эти радости сначала вовсе не искал, а затем, добившись своей цели, и не понимал. «Может, я что-то упустил на пути своего успеха? — неожиданно пришло ему в голову. — Но с другой стороны, — продолжил Гевин возражать сам себе, — разве я не рад тому, что теперь вращаюсь в других кругах?»

    Разве он не рад тому, что теперь не нужно ишачить, чтобы просто сытно поесть, не говоря уже о хорошей одежде и вкусной еде — вещи, без которых он себя уже не мыслил. «Да, — согласился Гевин, — но почему же в тот день, вернувшись в свой шикарный пентхаус, я не чувствовал себя особенно счастливым? Или, если уж на то пошло, когда я в последний раз чувствовал себя счастливым?»

    Гевин задал себе этот вопрос и не смог на него ответить.

    Он много работал. Приятно проводил свободное время. Встречался с множеством людей. Неужели все это время он не был счастлив? Этого не может быть! Но тогда почему он не может ответить на такой, казалось бы, простой вопрос сразу? И почему он вообще не может забыть Вайолет Тэнди? А ведь до нее он встречался с множеством женщин, среди которых были не только красивые, но и интересные, и все-таки ни одна из них не зацепила его так. Почему ему так сильно хотелось увидеть ее снова? Неужели он скучает по ней?

    В это было невозможно поверить, но другого объяснения у Гевина пока не было. Ему хотелось ее видеть — он это знал наверняка. Пока оставался открытым лишь один вопрос: остыла ли Вайолет настолько, чтобы не захлопнуть дверь перед его носом, когда он вновь возникнет у нее на пороге?

    Был только один способ это проверить.

    Глава 9


    Спустя еще неделю Вайолет пригласили прочесть лекцию в университете. Она была рада: кажется, ее наконец-то начинают воспринимать всерьез. Это значит, что ей больше не будут задавать дурацких вопросов, касающихся секс-игрушек, нижнего белья и фетиша. По крайней мере, Вайолет очень на это рассчитывала.

    Оказалось, что напрасно…

    После лекции Вайолет осталась одна в аудитории. Пощипывая переносицу, она сидела в одиночестве, пока не услышала знакомый голос, заставивший ее вздрогнуть и поднять голову:

    — Какие планы на сегодня?

    Гевин стоял у входа в аудиторию. Должно быть, он вошел только сейчас, так как Вайолет его прежде не видела.

    — Я… я занята.

    В аудиторию начали заходить студенты на другую лекцию. Вайолет поспешно собралась и направилась к выходу. Гевин дал ей пройти и тут же догнал. Вайолет прибавила шаг и вздрогнула, почувствовав на плече его руку.

    — Вайолет, мне нужно с тобой поговорить, — мягко произнес Гевин.

    Вайолет освободилась от его руки. Не потому, что ее тяжесть была ей неприятна. Скорее наоборот — была слишком приятна… Она постаралась взглянуть на него с неприязнью, но не смогла.

    В своем темном, прекрасного качества костюме, безукоризненно белой рубашке и галстуке с голубыми точками, на фоне которых его глаза казались темнее и выразительнее, он был неотразим и — черт его возьми! — сексуален.

    — О чем? — наконец спросила Вайолет, поняв, что она может просто стоять и смотреть на него. Бесконечно…

    Гевин вгляделся в ее лицо — словно выискивал в нем что-то, какие-то ответы на свои вопросы, — и только потом сказал:

    — Привет.

    Чем, признаться, ошеломил Вайолет. Наверное, поэтому она повторила за ним:

    — Привет.

    После этого они оба замолчали. Чувствуя, как нарастает между ними неловкость, Вайолет торопливо спросила:

    — Что ты здесь делаешь?

    — Хотел с тобой повидаться, — просто ответил Гевин. — Я узнал, что тебя пригласили прочитать лекцию студентам — не помню, как она называется, — а так как у меня была недалеко встреча с клиентом, я решил спросить тебя, не захочешь ли ты со мной пообедать?

    — А откуда ты узнал о лекции?

    Гевин как будто сконфузился:

    — Позвонил в издательство и спросил твоего редактора, не знает ли она случайно, где ты? Случайно она знала. После встречи я заехал сюда. — На его лице появилась легкая улыбка, и Вайолет с трудом перед ней устояла. — Может, начнем все сначала, как ты думаешь?

    Вайолет хотела было сразу согласиться, но ее удержала осторожность.

    «Зачем? — спросила она себя. — Если для Гевина важнее всего его имидж, его репутация, а не я, то чем это может для меня закончиться? — И сама же себе ответила: — Ничем».

    — Вообще-то у меня еще есть дела, — солгала она.

    — Просто пообедаем, — не отступал Гевин. — Я знаю здесь недалеко местечко, где подают отличные блюда средиземноморской кухни. Я тебя угощаю.

    Откуда он узнал, что она любит средиземноморскую кухню? Как ей устоять перед двойным соблазном? Гевином и едой?

    Самым благоразумным решением было бы вежливо отказаться. Вайолет это знала. Так почему ей так трудно быть благоразумной и отказаться? Тогда почему она слышит свой голос и понимает, что только что приняла его приглашение?


    Спустя еще два часа, не зная, как это произошло, Вайолет сидела на кожаном сиденье урчащего «ягуара» Гевина, который вез ее в загородный особняк некоего мистера Уайтхолла, владельца коллекции антиквариата, которую надлежало оценить. Конечно, можно было бы свалить все на то, что она пьяна и Гевин этим воспользовался, если бы она не выпила всего лишь один бокал вина за ланчем.

    «Все дело в пахлаве, которую нам подали на десерт, — решила она. — Вино и пахлава виноваты в том, что я согласилась со вторым предложением, сделанным мне Гевином за неполный день».

    Особняк оказался настоящим поместьем — такие Вайолет видела только в кино, одна только веранда была размером с ее квартиру. Ровно подстриженные лужайки. Фигурно подстриженные кусты. Не многовато ли места для одной семьи? — чуть иронично подумала она.

    Впрочем — Вайолет была с собой честна — она бы тоже не отказалась здесь жить. Если так, то, наверное, ей, как и владельцу особняка, не казалось бы, что она одна занимает слишком много места.

    Гевин остановил машину рядом с журчащим фонтаном, вышел и открыл дверцу с ее стороны. Странно — или, наоборот, в этом не было ничего странного? — но Гевин отлично вписывался в этот пейзаж, особенно на фоне раскинувшегося позади него внушительного особняка.

    Он протянул ей руку, и она машинально вложила в нее свою. Прикосновение к его руке тут же напомнило Вайолет о проведенной с ним ночи, и ее обожгло жаром от этих воспоминаний. Она попыталась было выдернуть свою руку, но Гевин ей этого не позволил.

    Когда она вышла из машины, он притянул ее к себе. Вайолет, скорее испугавшись реакции своего тела на его близость, чем самой близости, сделала шаг в сторону. Однако ее волнение нисколько не уменьшилось. Вайолет смятенно подумала, что хотя она и не возражала бы жить в таком месте, но она, в отличие от Гевина, сюда не вписывается. Если он вращается в таких кругах, то удастся ли это ей? Или она чересчур замечталась? Не слишком рано?

    — Как тебе, нравится? — спросил Гевин, неверно истолковав реакцию Вайолет, повернувшейся к дому. — (Она лишь кивнула в ответ.) — Уайтхоллы принадлежат к высшему обществу Чикаго уже полторы сотни лет, и каждое поколение только умножало фамильное состояние. Можешь себе представить…

    — Да уж, — пробормотала Вайолет.

    Добавить к этому еще что-нибудь у нее не возникло никакого желания. Ей не хотелось чувствовать, что она другая, что чем-то отличается от этих Уайтхоллов. В конце концов, что эта семья богачей, что она — они все просто люди! Но доводы разума не помогали избавиться от возникшего ощущения… второсортности, что ли. Конечно, пример Гевина убеждает, что нет ничего невозможного, но ведь на все нужно время. И если честно, сама Вайолет, в отличие от него, не стремилась во что бы то ни стало взобраться по социальной лестнице, не говоря уже о том, чтобы приблизиться к самой ее вершине. Ей хотелось семьи, любви, дома. Наверное, еще поэтому она чувствует эту неуместную — или, наоборот, уместную, это как посмотреть, — неуверенность в себе.

    «Что ж, — невесело подумала про себя Вайолет, — за Гевина можно только порадоваться, раз ему удалось пройти тот путь, который он себе наметил. Мой путь в жизни другой. А сейчас они просто пересеклись».

    — Чатсворфа нет, — сказал Гевин, и то, что он назвал своего клиента по имени, говорило о том, что они состоят в дружеских отношениях. — Нас ждет его экономка.

    Вайолет не знала почему — может, из ее собственного опыта, — но она тут же представила себе немолодую, аккуратную женщину в простой униформе, однако на женщине, что открыла им дверь, был дорогой костюм и золотые часы.

    Неужели в таком виде можно работать? — мелькнуло у Вайолет в голове. — Командовать, чтобы работали другие, — да, а как работать самой, чтобы не думать о том, как бы не испачкать костюм?

    — Миранда, — тепло приветствовал женщину Гевин. — Рад вас видеть снова.

    Он что, со всеми в этом доме на короткой ноге?

    — Здравствуйте, мистер Мейсон, — более формально ответила женщина, но улыбка на ее лице показала, что она также рада встрече. — Все те предметы, которые мистер Уайтхолл хочет, чтобы вы для него оценили, ждут вас в главном салоне.

    Главный салон? — задала себе вопрос Вайолет и тут же на него ответила: — Значит, есть еще не главные. Впрочем, судя по размерам особняка, который внутри оказался не менее просторным, чем представлялся с фасада, это не удивительно.

    — Если вы желаете, можно сначала пообедать, — предложила экономка, не глядя на Вайолет, словно ее не было или женщина ее просто не видела. — Все на ваше усмотрение.

    — Спасибо, мы перекусили по дороге сюда.

    — Как скажете, мистер Мейсон. Вы знаете, куда идти?

    Несмотря на вопросительную интонацию, это прозвучало скорее как утверждение, и Гевин кивнул.

    Вайолет шла за ним, чувствуя, словно она оказалась в музее, по крайней мере, салон, куда привел ее Гевин, можно было смело принять за один из залов музея.

    — Я лучше у двери постою, — сказала Вайолет, оглядывая мебель, картины, какие-то безделушки, даже на ее непрофессиональный взгляд стоящие баснословных денег. — Если это антиквариат, то я не хочу что-нибудь случайно задеть и разбить — мне же потом за какую-нибудь безделушку за всю жизнь не расплатиться!

    — Разумеется, все застраховано, — заверил ее Гевин.

    — Надо думать, — кивнула Вайолет.

    — Ну, как хочешь, — уступил Гевин.

    Некоторое время Вайолет смотрела за тем, как он работает, и потому не сразу сообразила, что стала думать вслух.

    — Конечно, приятно среди всего этого жить, но, с другой стороны, пусть даже все застраховано, наверное, немудрено все время бояться потерять такое богатство.

    Гевин живо повернулся к ней:

    — Верно. Надеюсь, теперь ты лучше понимаешь, почему я так пекусь о своей репутации. Она помогает мне жить так, как я хочу, — в роскоши. Разве ты не согласилась бы переехать жить сюда?

    — Во-первых, мне никто этого не предлагал, а во-вторых, я не хочу, чтобы моя жизнь была проникнута страхом, как бы не лишиться всего этого богатства. Разве жить постоянно в страхе — это жизнь? — Вайолет пожала плечами. — Меня более чем устраивает моя скромная жизнь. Нет, конечно, это не значит, что мне не хотелось бы, чтобы она была получше, но и жить в таком особняке я не горю желанием.

    — В отличие от тебя я слишком долго мечтал о том, чтобы добиться успеха, — серьезно сказал Гевин. — Я стремился к этому богатству. Может быть, это не очень хорошо, но я много работал, практически без выходных, в течение многих лет. Ты можешь быть счастлива в своей квартирке, но я не хочу терять то, на что потратил годы своей жизни. Представь себя на моем месте. Как бы ты себя чувствовала?

    — Я тебя понимаю, — только и ответила Вайолет, вспомнив свою мечту о своем доме в пригороде с розовыми кустами, жимолостью и качелями на веранде. Однако сообщать ему об этом не стала. Вот когда ее мечта сбудется — тогда и можно будет поговорить.

    «Может быть, — тут же подумала она, — именно поэтому меня так и тянет к Гевину?» Все-таки, несмотря на различие их жизней сейчас, начинали-то они примерно одинаково, не имея никакой поддержки и пробившись наверх самостоятельно. Да, будь у нее сейчас коттедж, она бы тоже защищала свою сбывшуюся мечту любой ценой. Может, это и пытался втолковать ей Гевин? Возможно. Но все-таки не слишком ли многим он жертвует ради того, чтобы добиться еще большего успеха?

    Впрочем, это ее личное мнение. Поэтому Вайолет больше не мешала Гевину выполнять то, ради чего они сюда приехали.

    Глава 10


    Гевин сидел в столовой своего пентхауса напротив Вайолет и смотрел на то, как она, избегая его взгляда, бесцельно возит вилкой по тарелке. Он пригласил ее к себе в надежде поднять ей настроение. Правда, почему у него возникло такое желание, он сам не знал. Гевин видел, что Вайолет не понравилось в доме Уайтхолла, хотя он и рассчитывал ее развлечь экскурсией в такой богатый дом. И когда Гевин подумал пригласить ее к себе, он приложил все силы, чтобы уговорить Вайолет поехать к нему. Ведь сначала она отказывалась, говорила, что хочет вернуться домой.

    Гевин ее не понимал. Как можно было отнестись с таким равнодушием к тому великолепию, что она видела? И он искренне не понимал, как можно не хотеть жить в подобном месте? Ведь Вайолет не хуже его знала, что значит нищета и неуверенность в завтрашнем дне. Нет, Гевин конечно же допускал, что люди действительно разные, но, по его мнению, даже те, кто говорили, что они не хотят быть богатыми, либо не знают, что это значит, либо лукавят.

    Странно, но и его пентхаус, которым он так гордился, как будто не впечатлил Вайолет. Нет, обстановка его квартиры конечно же понравилась Вайолет, но не настолько, как рассчитывал Гевин. Или ему стоило ожидать подобной реакции, раз уж она не была в восторге от особняка Уайтхолла?

    Гевин посмотрел в панорамное окно и в который уже раз восхитился открывающимся с высоты пентхауса ночным видом Чикаго. Вайолет вслед за ним перевела взгляд в окно и теперь смотрела на озеро Мичиган, на котором словно светлячки выделялись яхты и паромы, но Гевину казалось, что ее мысли заняты чем-то другим. Он был даже немного обижен этим. «Просто Вайолет не представляет, во сколько мне обошелся пентхаус и ремонт, — утешил он себя. — Так же как и ужин, который я заказал в общем-то специально для нее в одном из лучших — и потому, естественно, дорогих! — ресторанов города».

    — Что-то не так с едой? — спросил он, чтобы хоть как-то ее растормошить.

    Вайолет вздрогнула и как будто виновато посмотрела сначала на тарелку, а затем на него. В ее черных глазах, казавшихся ярче и выразительнее на фоне голубой блузки, оказавшейся под пиджаком, который она сняла, можно было читать ее мысли, но, судя по всему, мысли эти были невеселые.

    — Вообще-то я не голодна, — через силу улыбнулась Вайолет. — Мы плотно пообедали, и я еще не успела проголодаться.

    — Это было восемь часов назад, — напомнил Гевин.

    Она пожала плечами и повторила:

    — Просто я не голодна. Извини. Я же говорила, что хочу домой.

    — Ты устала?

    — И да, и нет.

    — Тогда как насчет прогулки по Чикаго? — неожиданно для себя предложил Гевин.

    Брови Вайолет полезли на лоб.

    — Если ты забыл, я родилась в этом городе!

    — Тогда ты должна знать, как называется это здание, — сказал Гевин, указывая на небоскреб, видимый из окна столовой, чьи антенны светились высоко в небе. — Подсказка: это самое высокое здание в Чикаго.

    Вайолет слабо улыбнулась:

    — Центр Джона Хэнкока.

    — Правильно, — одобрительно кивнул Гевин. Поднявшись со своего места, он подошел к Вайолет и заставил ее встать со стула. — Раз уж ты не ешь, позволь мне хотя бы тебя развлечь.

    — Не надо! — запротестовала Вайолет.

    — Ты у меня в гостях. Что это за хозяин, если его гости скучают?

    Вайолет улыбнулась и ничего не сказала. Некоторое время они просто стояли у окна и смотрели на ночной город.

    — Может, ты все-таки передумаешь и мы куда-нибудь сходим? — еще раз предложил Гевин. Да, он пока не мог понять почему, но ему так не хотелось отпускать Вайолет! Хотелось быть рядом с ней…

    Услышав его вопрос, Вайолет неожиданно напряглась.

    — И куда мы можем пойти? — словно чужим голосом спросила она.

    — Куда хочешь. Туда, где тебе было когда-то хорошо и где ты хотела бы побывать еще раз.

    — Зачем тебе это нужно?

    Гевин не знал, что на это ответить. Он вообще не знал, что с ним творится. А Вайолет, как будто специально, спросила:

    — И зачем ты пригласил меня к себе домой?

    На этот вопрос Гевин более-менее мог ответить честно. Например, для того, чтобы повторить ту ночь, что он провел с Вайолет у нее в квартире. Однако если сказать об этом прямо, то что Вайолет о нем подумает? Правильно, ничего хорошего, если после ее вопроса он сам чувствует себя чуть ли не виноватым!

    Однако его молчание сыграло против него же.

    Вайолет кивнула:

    — Понятно. И все эти разговоры про гостеприимного хозяина ты завел лишь с одной целью — соблазнить меня.

    — Все не так… — запротестовал Гевен, но именно сейчас ему было бы лучше промолчать.

    Вайолет кивнула еще раз, словно для нее все уже было ясно, подошла к дивану, на котором оставила свои вещи, взяла их и сказала:

    — Спасибо за ланч и то, что потратил на меня свое время. — И закрыла за собой дверь прежде, чем Гевин успел опомниться и остановить ее.

    Глава 11


    Вайолет не знала, почему она стоит перед клубом, куда Гевин пригласил ее на ужин. Вчера, как только она села в такси, он звонил ей не переставая, так что ей даже пришлось отключить телефон. Конечно, можно было бы и ответить, но что бы это дало? Какие оправдания он бы ей привел?

    Тогда почему, прочтя его сообщение, она сегодня приехала сюда? Тем более в вечер, когда в этом клубе должно было состояться какое-то очередное благотворительное мероприятие, на котором, насколько поняла Вайолет, будут присутствовать сливки чикагского общества.

    И все-таки Вайолет решила устроить из этого похода своеобразный тест как для себя самой, так и для Гевина. Не будет она брать напрокат одежду, украшать себя побрякушками, если уж у нее нет возможности приобрести драгоценности! Если Гевин сможет увидеть именно ее, Вайолет, со своими достоинствами и, как у всех людей, с какими-то недостатками, возможно даже изъянами, о которых она сама и не подозревает, значит, можно на что-то надеяться.

    Вайолет подумала об этом и тут же спохватилась. А почему она хочет надеяться? На что она хочет надеяться? Не могла же она влюбиться в Гевина Мейсона! Или могла? Во всяком случае, почему ей стало так важно, чтобы он ее понял?

    — Так, — пробормотала Вайолет и тряхнула головой. — Нашла когда об этом думать! Вперед! — скомандовала она себе и, сделав глубокий вдох, решительно направилась к двери.

    Чтобы уже внутри тут же обнаружить, что ее выбор одежды — пара строгих черных брюк, белая мужская рубашка и черные туфли без каблуков — не отличается от одежды служебного персонала клуба. И серебряные серьги уже не имели никакого значения.

    Должно быть, именно так и подумал метрдотель. Бросив на нее оценивающий взгляд, он указал рукой налево от себя и протянул:

    — Вход на кухню сбоку, милочка. Ты немного промахнулась.

    — Это вы немного промахнулись, — вежливо ответила Вайолет. — Я должна быть в списке гостей.

    Метрдотель взглянул на нее внимательнее, по его лицу мелькнула тень сомнения.

    — Да? И чья же ты гостья?

    — Гевина Мейсона.

    Метрдотель как будто уменьшился в размерах.

    — Вот как? Можно ваше имя, мисс? — Тон его стал почти подобострастным. Вайолет назвала себя. Он пробежал глазами по списку и сглотнул. — Прошу прощения, мисс Тэнди. Просто я… Просто меня ввел в смущение ваш… — Он оборвал себя и откашлялся. — Мистер Мейсон еще не приехал. Он даже позвонил и предупредил, что может задержаться. Пойдемте, я провожу вас к вашему столику. Хильда! — позвал он кого-то через плечо совершенно другим тоном, нежели тот, с каким повернулся к Вайолет. — Хильда возьмет ваше пальто.

    Вайолет отдала пальто женщине, лишь кивнувшей в ответ на благодарность гостьи.

    Рядом с потрескивающим огнем в камине на столике для двоих стояла бутылка шампанского. Метрдотель отодвинул стул для Вайолет и потянулся к бутылке.

    — Спасибо, я подожду Гевина, — остановила его Вайолет.

    — Мистер Мейсон просил открыть бутылку, мисс, — ответил он, и Вайолет не стала спорить.

    Он открыл бутылку быстро и профессионально, но налил шампанского едва ли на глоток.

    «Если уж это клуб для избранных, — решила про себя Вайолет, — то шампанское должно быть таким же. Когда мне еще представится шанс его попробовать?»

    — Налейте, пожалуйста, еще немного, — попросила она.

    У метрдотеля глаза было полезли на лоб, но он вовремя спохватился:

    — Вы сначала попробуйте, мисс. Если вам не понравится, мы принесем другую бутылку.

    Ничего себе сервис, одобрительно подумала Вайолет и, улыбнувшись метрдотелю, схватила бокал.

    — За ножку, мисс, — откашлялся метрдотель.

    — Так принято? — засмеялась Вайолет, чтобы скрыть свое смущение.

    Метрдотель чуть натянуто улыбнулся. «Должно быть, — решила Вайолет, — для него это очень серьезно».

    — Да, мисс.

    — Спасибо, что преподали мне правила этикета, — вежливо ответила она и сделала глоток. Вообще-то она толком не разобрала, какой вкус был у этого вина — ничего себе шипучка! — но она все-таки кивнула, поймав выжидающий взгляд метрдотеля. Чтобы его не расстраивать. — Отличное шампанское, — заверила она.

    Метрдотель расслабился и налил ей почти полный бокал.

    — Я должен идти, мисс Тэнди…

    — Конечно, конечно, — согласилась Вайолет, так как она не возражала немного побыть одной и осмотреться.

    — Но если вам что-нибудь будет нужно, вы всегда можете ко мне обратиться.

    — Так и быть, — улыбнулась ему Вайолет.

    Метрдотель улыбнулся в ответ, даже вроде бы вполне искренне, как заметила Вайолет, и отошел на свой пост.

    Вайолет ждала Гевина, попивала маленькими глоточками шампанское и разглядывала клуб. Который представлял собой еще один музей прикладного и изобразительного искусства, виденный ею в доме Уайтхолла.

    Сидя в уголке, она имела возможность более-менее открыто разглядывать других гостей клуба. Приходилось признать, что рядом с ними она выглядела если не как нищенка, то как случайная гостья на балу. «Впрочем, — утешила себя Вайолет, — еще неизвестно, о чем они болтают». Камешки-то на них, скорее всего, драгоценные, а вот сами они настоящие или как? Если судить по метрдотелю, людей здесь оценивают — а значит, и относятся к ним — не по их человеческим качествам, а по количеству денег. Не дотягиваешь до планки — стоимость членского взноса, составляющего чью-то годовую зарплату, — значит, не наш.

    Размышления Вайолет прервал Гевин. Она повернула голову в сторону входа в тот момент, когда он зашел. При виде его, такого красивого и уверенного в себе, у нее участилось сердцебиение. Гевин ей нравился. Честно признаться, наверное, даже больше чем нравился. Если бы только он не был так помешан на мысли взобраться еще выше по социальной лестнице, добиться еще большего успеха! Но это ее мнение. Гевин Мейсон вправе сам распоряжаться своей жизнью. К тому же, если он так жил много лет, можно ли ожидать, что он вдруг изменится за одну ночь?

    И тогда встает вопрос: почему он вчера так настаивал на встрече с ней? Почему так упорно добивался, когда она поехала домой, чтобы она ответила на его звонок? Зачем он вообще пригласил ее сюда?

    Словно услышав ее последний мысленный вопрос к себе, Гевин посмотрел в сторону столика и увидел ее. На его лице тут же появилась улыбка, глаза словно бы засияли. Сердце Вайолет пропустило еще один удар. Она чувствовала, как улыбается ему в ответ. Гевин тут же направился к ней. Он словно видел перед собой только ее. Его окликнул метрдотель. Гевин остановился, непонимающе взглянул на него и только потом сообразил, когда к нему подошла Хильда, протягивая руки, что он забыл снять пальто.

    Избавившись от него, Гевин снова двинулся к Вайолет, но почти сразу его окликнули у столика, мимо которого он проходил. На лице Гевина мелькнуло и тут же пропало выражение досады. Он виновато улыбнулся Вайолет и подошел к сидевшей за столиком паре. Вайолет смотрела на Гевина и чувствовала его нетерпение даже на расстоянии. Странно, но знание того, что ему не терпится подойти к ней, согревало ее изнутри.

    Неожиданно она тоже почувствовала на себе чей-то взгляд. Но реакция была не такой, как от взгляда Гевина. Сейчас по ее телу пробежали мурашки. Вайолет повернула голову и увидела, как ее бесцеремонно разглядывает какой-то мужчина. Он стоял окруженный другими людьми, привалившись к стене. В их руках были микрофоны и камеры. Репортеры!

    Увидев, что Вайолет смотрит на него, мужчина улыбнулся, но это была неприятная улыбка, и она поспешила отвернуться.

    Гевина по-прежнему не отпускали. Вайолет машинально поднесла бокал к губам и отпила глоток. Почти сразу она снова вздрогнула, увидев боковым зрением рядом с собой чьи-то помятые коричневые брюки.

    — Я вас знаю, — услышала Вайолет, поднимая глаза и встречаясь взглядом с мужчиной, который только что пристально ее разглядывал. — Вы Равен Френч. Автор мемуаров.

    — Романа, — машинально поправила Вайолет и вздохнула.

    — Пусть так, — не стал спорить мужчина и протянул ей руку, которую Вайолет крайне неохотно пожала. — Тэдди Маллинс, — представился он. — Я звонил вам несколько раз, чтобы договориться насчет интервью, но вы не ответили ни на один мой звонок.

    — А где вы работаете?

    Тэдди Маллинс назвал журнал, и Вайолет сразу вспомнила, почему она ему не перезванивала. «Чикаго фриндж» был не журналом, а таблоидом в самом желтом смысле этого слова.

    Вайолет вежливо улыбнулась:

    — Простите, мистер Маллинс, но все вопросы с интервью решаются сначала через моего редактора.

    — В самом деле? — осклабился журналист, и его до того достаточно безобидное лицо тут же перестало быть таковым. — А ребята из «Сан-Таймс» сказали мне, что действовали напрямую, без вмешательства вашего издательства.

    — Прошу прощения, — снова улыбнулась ему Вайолет. — Вы знаете мой телефон. Не могли бы мы поговорить об этом в другой раз?

    — Чтобы вы не перезвонили мне снова? — сощурился Тэдди Маллинс.

    Вайолет взглянула в сторону Гевина, надеясь, что он закончил говорить со своими знакомыми и его присутствие избавит ее от настойчивости журналиста, однако он, хотя и бросал на нее изредка взгляды, продолжал общаться с другими людьми.

    А Тэдди Маллинс, видимо, решил, что подобного шанса поговорить им еще не представится, потому что он спокойно уселся на стул напротив Вайолет.

    — Просто ответьте на несколько вопросов, мисс Френч.

    Вайолет не испытывала никакого желания подвергнуться допросу. Тем более здесь. В присутствии Гевина и людей, от которых зависел его бизнес.

    — Прошу прощения, мне нужно в дамскую комнату, — извинилась она и быстро встала со своего места, надеясь, что такта Тэдди Маллинса хватит хотя бы на то, чтобы не кричать ей вслед на весь зал.

    Скрывшись в дамской комнате — ей случайно повезло найти ее сразу и к тому же пустую! — Вайолет облегченно вздохнула. Выждав десять минут, она вышла, но увидеть, ушел ли неприятный журналист или нет, ей мешал камин. Гевина она также не увидела, но понадеялась на то, что, увидев ее столик пустым, он может постараться свернуть свой затянувшийся разговор. Положившись на удачу, она подошла к столику. Журналиста за ним не было. Гевина тоже. Но стоило ей сесть на стул, как Тэдди Маллинс возник словно из ниоткуда.

    — А я уж думал, не заблудились ли вы в дамской комнате? — усмехнулся Маллинс. — Думаю, будет справедливо, если за то, что вы заставили меня ждать…

    — Прошу прощения, мистер Маллинс, — перебила его Вайолет, стараясь, впрочем, не повышать голос, чтобы не привлекать к ним ненужного внимания, — я пробыла в дамской комнате столько, сколько мне было нужно. Или я должна была сначала спросить разрешения у вас?

    — Послушайте, леди-шлю…

    Закончить Маллинс не успел. Чья-то тяжелая рука опустилась на его плечо, заставив закашляться. Гевин наклонился к нему и, глядя прямо в глаза, предложил:

    — Не знаю, кто вы, приятель. Но лучше извинитесь-ка перед леди.

    Голос Гевина звучал негромко, но угрожающе, и, будь Вайолет на месте Тэдди Маллинса, она бы тут же сделала так, как ей было велено. То ли мистер Маллинс был не особенно умен, то ли безрассудно смел, но он слегка качнул головой и пожал плечами:

    — За что я должен извиняться? За то, что сказал правду?

    — Ты что, сам платил этой леди за ее услуги, раз утверждаешь такое?

    Тэдди Маллинс бросил быстрый взгляд на Вайолет, словно в чем-то удостовериться, и неохотно, но процедил:

    — Она написала мемуары, так что все ясно.

    — Не скажи, — покачал головой Гевин, внезапно перейдя на «ты». — Насколько мне известно, ее книга вышла в жанре романа. Это во-первых. Во-вторых, ты не ответил на мой вопрос.

    Вайолет не вмешивалась. Это было благоразумно с ее стороны, а еще… безумно приятно, что Гевин неожиданно за нее вступился. Ее также поразило то, что сейчас он говорил про ее книгу то, что она сама не сразу ему втолковала.

    Тэдди Маллинс слегка качнул головой.

    — Не слышу, — еще ниже наклонился к нему Гевин.

    — Нет, не спал, — промямлил журналист.

    — Что и требовалось доказать. — Гевин выпрямился, похлопал его по плечу и предложил: — Раз мы установили, что доказать принадлежность моей гостьи к определенному сорту женщин ты не можешь, теперь самое время перед ней извиниться.

    Тэдди Маллинс скривился, но все-таки произнес:

    — Прошу прощения, мисс Френч.

    — Можешь ведь быть вежливым, когда захочешь, — холодно улыбнулся ему Гевин. — Всего хорошего. Да, и постарайся больше не попадаться мисс Френч на пути, хорошо? А то я не обещаю, что в следующий раз смогу удержать себя в руках. А может, даже и не захочу. — Он подмигнул журналисту, но выражение его лица исключало всякие шутки. — Договорились?

    Гевин не стал дожидаться ответа от Тэдди Маллинса. Словно тот перестал для него существовать. Маллинс поспешно и без лишних слов ретировался. Гевин как ни в чем не бывало сел напротив Вайолет.

    — Спасибо, — только и смогла вымолвить она.

    Гевин поднял брови:

    — За что?

    — Что вступился за меня.

    — Ты же не могла дать ему в зубы, — усмехнулся Гевин, наливая себе бокал шампанского и делая большой глоток.

    — Вообще-то я могла бы попробовать ему дать в зубы, — с такой же усмешкой возразила Вайолет. — Остается лишь вопрос, удержался бы он от ответного удара или нет?

    — Если бы не удержался, то отсюда он вряд ли бы вышел живым, — заметил Гевин, глаза его поверх бокала смотрели на нее серьезно.

    Вайолет почувствовала: после этого инцидента между ней и Гевином что-то изменилось. Что могло отразиться на всей ее жизни. Она отпила шампанского, чтобы справиться с охватившим ее вдруг волнением. И, не зная, как отреагировать на последнюю реплику Гевина, засмеялась, решив превратить все в шутку:

    — Ты преувеличиваешь.

    Гевин поставил бокал и взял руку Вайолет в свою. Смех замер на ее губах. Несколько секунд Гевин смотрел ей в глаза:

    — Нисколько.

    В горле у Вайолет пересохло.

    — Оказывается, в душе бывший уличный мальчишка настоящий джентльмен? — не в силах заставить себя поверить в то, в чем сама до сих пор не была уверена, произнесла она.

    Гевин усмехнулся:

    — В душе уличный мальчишка всегда останется уличным мальчишкой. Как известно, можно закрасить пятна леопарда, но это не изменит его сущности хищника.

    — Почему же ты не врезал ему в челюсть? — не удержалась Вайолет от того, чтобы его не поддразнить.

    Усмешка Гевина стала еще шире, и на его лице мелькнуло что-то опасное, отчего у Вайолет внутри все перевернулось.

    — Боюсь, если бы я вошел во вкус, то не сразу смог бы остановиться. Благоразумнее было не искушать судьбу.

    Он неожиданно встал, обошел стол и рывком поднял Вайолет со стула.

    — Что? — растерянно пролепетала она, чувствуя, как от жара его тела ее словно опалило огнем.

    — Я передумал, — произнес Гевин с хриплыми нотками. — Ты не хочешь пригласить меня к себе?

    Вайолет чуть нервно рассмеялась:

    — Но у меня нет такого шампанского, какое подают здесь.

    — Разве я сказал, что хочу шампанское?

    Вайолет беспомощно смотрела на него. Наверное, с ее стороны благоразумнее было бы отказаться, но в мозгу помимо воли пронеслись образы той единственной ночи с Гевином Мейсоном. Может быть, она будет подом сожалеть, но…

    И Вайолет кивнула. На губах Гевина показалась легкая улыбка.


    В такси, которое Гевин поймал около клуба, они сели на заднее сиденье. Гевин взял руку Вайолет в свою, переплетя ее пальцы со своими. Она чуть слышно вздохнула.

    До ее квартиры они доехали в молчании. Но это было хорошее молчание. И это держание за руки… Никогда еще Вайолет не держалась за руки с мужчиной, и этот вполне дружеский, на первый взгляд, жест вызывал в ней только желание. Он вызывал в ней что-то глубоко потаенное, о чем она раньше не имела представления. Гевин всколыхнул в ней чувства, которые она не испытывала ни к кому. Ей хотелось спросить, почему Гевин не отпускает ее руку, но она не могла заставить себя это сделать. Из страха услышать совсем не тот ответ, который ей был нужен в эту минуту.

    Гевин не выпускал ее руки, когда они поднимались в ее квартиру. Все пять этажей. Пока ей не пришлось доставать ключи, но в ее квартире они снова взялись за руки.

    Однако, оказавшись наконец наедине, они не набросились друг на друга со страстью, которую Вайолет читала в глазах Гевина и которая, скорее всего, отражалась в ее собственных. Их обоих словно охватила какая-то скованность. Может быть, оттого, что они по-прежнему не знали друг друга и теперь боялись спугнуть что-то, что, и Вайолет была в этом уверена, между ними зарождалось. Какое-то другое чувство, помимо физического притяжения…

    Вайолет не знала, что делать. К счастью, она вспомнила, что они находятся у нее в квартире, а значит, ей и надлежало взять на себя функцию гостеприимной хозяйки.

    — Не хочешь что-нибудь выпить? — слегка дрогнувшим от волнения голосом произнесла она и неуверенно улыбнулась.

    Гевин не ответил на ее улыбку. Он молча смотрел на Вайолет, и выражение его лица было такое, словно он впервые ее увидел.

    — Да, конечно, — наконец ответил он.

    — Чай? Кофе? Боюсь, шампанского у меня нет.

    — И это хорошо, — сказал Гевин, словно прочтя ее мысли. — С красивой женщиной желательно, чтобы голова была трезвой, — добавил он.

    Вайолет стало тепло от этих слов.

    — Ты считаешь меня красивой? — сглотнув, спросила она.

    Гевин кивнул:

    — Да.

    — Даже в такой одежде? — не поверила Вайолет.

    Гевин охватил ее взглядом с головы до ног, затем снова поднял глаза к ее лицу.

    — Ты знаешь, — задумчиво произнес он, — мне кажется, дело не в одежде, которую ты носишь, а в тебе самой.

    — Спасибо, — ответила Вайолет неожиданно севшим голосом. То, что происходило сейчас между ней и Гевином, не поддавалось описанию. — Ты это чувствуешь? — помимо воли вырвалось у нее.

    — Да, — сказал Гевин. Он не уточнял, что она имеет в виду, но Вайолет это было и не нужно.

    Сердце у нее забилось быстрее — он чувствовал то же, что и она!

    — Как ты смотришь на то, чтобы начать писать новую книгу?

    Для Вайолет предложение Гевина стало полной неожиданностью.

    — Я уже пишу, — растерявшись, ответила она. — Ты ведь читал. В тот раз…

    Гевин нагнулся и поцеловал ее:

    — Книгу о нас.

    Все еще во власти ощущений, которые вызвал в ней поцелуй Гевина, Вайолет недоверчиво переспросила:

    — О нас?..

    Гевин обнял ее, и Вайолет доверчиво прижалась к нему.

    — Видишь ли, когда мы ехали к тебе в такси, я думал, что заставило меня вступиться за тебя там, в клубе?

    — Несмотря на разговор про леопардов, ты все-таки джентльмен, — сказала Вайолет, боясь даже подумать о том, о чем, честно признаться, она начала думать еще в клубе.

    — Даже если я вдруг и стал джентльменом, то этим обязан именно тебе.

    Вайолет осмелилась поднять на него глаза.

    — Ты хочешь сказать, что до этого не вступался за честь женщины? Так, может, это оттого, что в этом не возникало необходимости? — предложила она.

    — Может быть, — не стал спорить Гевин и взял ее за подбородок. — Но дело еще и в том, что ни с одной женщиной я не чувствовал то, что заставляешь чувствовать меня ты.

    — Я могу сказать то же самое о себе.

    Гевин кивнул и улыбнулся.

    — Так вот, говоря про книгу о нас, наверное, я неточно выразился. Давай мы попробуем написать эту книгу вместе?

    — Но я… Это так быстро и неожиданно… — вырвалось у Вайолет.

    — Знаю. Поэтому и хочу спросить, как ты смотришь на то, чтобы пожить вместе?

    — У меня?..

    — Не важно где. — Гевин огляделся и усмехнулся. — Впрочем, признаю, что моя берлога нравится мне куда больше. Не говоря уже о том, что она попросторнее.

    — Ты предлагаешь?.. — Вайолет не закончила предложения.

    — Я предлагаю переехать ко мне. Если ты хочешь, конечно.

    Вайолет опустила глаза и покусала губы.

    — Я думаю… — неуверенно начала она и подняла голову. — Думаю, можно попробовать. — И когда Гевин облегченно выдохнул, Вайолет искренне удивилась: — Ты не был уверен, что я соглашусь?

    — Как можно быть уверенным в том, что женщина, которую ты полю… — Гевин оборвал себя.

    Сердце Вайолет взволнованно забилось, но она не стала настаивать на том, чтобы Гевин закончил предложение. В конце концов, ведь она сама не была уверена в своих чувствах к нему.

    Он прав. Им обоим нужно чуточку больше времени, чтобы разобраться, что же они испытывают друг к другу.

    Эпилог


    Вайолет открыла глаза и улыбнулась. Гевин лежал рядом, и лицо его было спокойным и умиротворенным. Она смотрела на него спящего и любовалась, думая о том, как изменилась ее жизнь за каких-то восемь месяцев.

    Первое время они жили в пентхаусе Гевина, но через три месяца Вайолет уже смогла позволить себе купить домик, о котором мечтала, с качелями на веранде, розами и жимолостью. Она даже не подозревала, что будет счастлива не только оттого, что у нее наконец появился свой дом, но и потому, что с ней рядом был мужчина, которого, Вайолет уже знала точно, она любит.

    В этом не было никаких сомнений — ни когда они занимались любовью, ни когда он просто сидел с ней рядом на качелях, когда она писала очередную книгу, хотя такие дни выдавались нечасто. Его присутствие ей нисколько не мешало. Наоборот, когда Гевина долго не было, она начинала по нему скучать. Наверное, он тоже, поскольку все свое свободное время он предпочитал проводить с ней. Чему Вайолет была только рада.

    Гевин неожиданно открыл глаза, и его губы тут же тронула сонная улыбка.

    — Доброе утро, — хриплым от сна голосом поприветствовал он Вайолет и прижал к себе.

    — Доброе утро, — улыбнулась ему она, чувствуя приятную тяжесть его руки на своей талии.

    Гевин поцеловал ее в кончик носа и прижался к ее губам. Когда поцелуй закончился, он сказал хриплым — но уже не ото сна — голосом:

    — Мне приснился замечательный сон.

    Вайолет довольно вздохнула.

    — Расскажи, — попросила она.

    — Невеста была в длинном белом, по-моему, атласном платье с букетом белых роз и такой же длинной фатой. По-моему, самая прекрасная невеста из всех.

    Вайолет нахмурилась:

    — Надо посмотреть в сонник, что это значит.

    Гевин лег на спину, подтягивая за собой Вайолет. Когда она лежала на его широкой груди, он снова поцеловал ее.

    — Я хотел сказать: выходи за меня замуж, Вайолет.

    — Ты хочешь жениться на мне? — выдохнула она. Глаза ее расширились.

    — Так как здесь, по-моему, нет другой женщины, то, наверное, да, — с легкой улыбкой согласился Гевин.

    — Я не хочу делить тебя ни с какой другой женщиной, — тут же отозвалась. Вайолет и поняла, что говорит правду.

    Она бы не перенесла, если бы Гевин вдруг ушел от нее к другой. Сама мысль об этом была невыносима.

    Гевин согласно кивнул:

    — Я тоже не хочу тебя ни с кем делить. Как ты думаешь, этого достаточно, чтобы мы поженились?

    Вайолет смотрела прямо в голубые глаза мужчины, которого она любила:

    — Разве люди женятся именно поэтому?

    Гевин сделал вид, что задумался.

    — Да, ты права, — медленно кивнул он. — Кое-чего не хватает.

    Вайолет, затаив дыхание, ждала. И дождалась.

    — Я люблю тебя, Вайолет, — сказал Гевин, глядя ей прямо в глаза. — Ты выйдешь за меня замуж?

    — Я тебя тоже люблю, Гевин, — выдохнула Вайолет и тихо рассмеялась.

    Гевин крепче прижал ее к себе, и Вайолет почувствовала его возбуждение.

    — Я могу подбросить любовную сцену в твою книжку, — предложил он. Его руки пустились в путешествие по ее телу, доставляя ей удовольствие и возбуждая в ней ответный огонь желания. — Как ты думаешь, меня можно будет тогда считать соавтором? — шутливо спросил он.

    — Поступки говорят лучше любых слов, — сообщила ему Вайолет и сладко застонала, когда в следующую секунду Гевин уже навис над ней, а она оказалась вжата в матрас. Однако дальше этого Гевин действовать не спешил.

    — Ты хочешь сказать, что мне нужно доказать свое право на то, чтобы…

    Вайолет поцеловала его сама и предложила:

    — Давай уже ближе к телу, а? Тоже мне женишок! — проворчала она, запуская пальцы ему в волосы и снова притягивая его к себе.

    Гевин счастливо засмеялся и прижался к ее губам.


    Внимание!

    Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

    После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

    Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


    Примечания

    Note1

    raven — ворон (англ .).

    (обратно)

    Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Эпилог

  • создание сайтов