Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • TERRA INCOGNITA
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  • ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МИРА
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  • ПЛАНЕТА МУТАНТОВ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  • ГЕОНЕЦ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  • ЭПИЛОГ

    Чужой - Свой (fb2)


    Тюрин Виктор Иванович
    Чужой — Свой

    ПРОЛОГ

    Добрым словом и револьвером

    можно добиться куда большего,

    чем только одним добрым словом.

    Слова, приписываемые Аль
    Капоне, королю преступного
    мира Чикаго, в 30-х годах
    прошлого столетия.


    Где-то сбоку коротко простучала автоматная очередь. В ответ ударило несколько отрывистых пистолетных выстрелов, перемежаемых исступленным матом. В следующую секунду все звуки перекрыл дикий яростный крик, больше похожий на звериный вой. Дикая какофония звуков, дробясь под высокими потолками старого склада, время от времени затихала, чтобы затем взорваться новой волной выстрелов и криков. Пахло порохом и кровью.

    То, что сейчас происходило, не было военными действиями в горячей точке. Нет. Именно сейчас, в эти минуты, проходила завершающая стадия операции по уничтожению ядра крупной преступной группировки. Год наш спецотдел разрабатывал банду Ладана. Год тяжелейшего труда, ошибок, оплаченных кровью, разочарований и побед. И вот долгожданный финал.

    Пробежав ряд стеллажей с картонными коробками, я выскочил в длинный, хорошо освещенный коридор, идущий между несущей стеной и отгороженного легкими деревянными стенками, пространства, заваленного всяким хламом, и тут же наткнулся на группу из трех человек. Увидев их, я буквально на секунду опешил, так как никак не мог предположить, что в самый разгар операции по захвату банды увижу группу преступников, стоящих на открытом месте и о чем-то спорящих. Один из троих был Ладан. Бандит, убийца, торговец людьми и оружием. Этот бандит, вместо того, чтобы забиться в темный угол, где, трясясь от страха и злобы, отстреливаться до последнего патрона, что-то яростно втолковывал двум крупным мужикам, затянутых в светлые одинаковые костюмы. На что он рассчитывал? Меня тут же заметили и взгляды всех троих скрестились на мне. Наши глаза с Ладаном встретились. Время, мысли и чувства, все, что составляет окружающий мир — все разом исчезло. Остались только он и я. Бандит вскинул руку с пистолетом, что стало последним движением в его жизни. Ствол моего автомата дернулся, выплюнув порцию свинца. Отброшенный короткой очередью бандит, упал спиной на грязный бетонный пол, широко раскинув руки. Пистолет, вылетевший из его руки, с громким лязгом ударился о ножку ближайшего стеллажа. Тело еще только успело коснуться пола, как я уже держал под прицелом автомата двух типов, которые, насколько было мне известно, в число бандитов Ладана или причастных к этому делу, не входили. Хотя я старался держать их под контролем, но мой взгляд бессознательно тянулся к трупу Ладана. К его тускло блестевшим, широко раскрытым, глазам, к кровавому пятну на груди, неудержимо расползавшемуся на белой рубашке. Слишком долгим и извилистым путем мне пришлось пройти, чтобы поставить свинцовую точку в деле Ладана.

    Я так долго ждал этого момента, а когда это все-таки случилось, почему-то не испытал большой радости. Вместо нее меня неожиданно придавила усталость, сковав мои мышцы, тем самым заставив почувствовать себя до предела вымотанным. Это была своеобразная реакция на происшедшее за последнее время. Я слишком много сжег адреналина и пережил потрясений, теперь это дало о себе знать. Стряхнув с себя усталость, я для острастки вздернул ствол автомата чуть повыше и спросил незнакомцев: — Кто такие?! Что здесь делаете?!

    Только я успел договорить, как "светлые костюмы" неожиданно рванули с места. Дернув ствол как можно ниже, я нажал на спусковой крючок. Я видел как пули рванули ткань на брюках одного из бегущих,… но тот вместо того чтобы рухнуть как подкошенный, продолжил свой бег, как будто ничего не случилось. Пару секунд я пытался осмыслить, что сейчас произошло, но инстинкт опера при виде убегающих преступников, заставил отключить мозги и включить ноги. Я бежал, словно во сне, без мыслей и эмоций, пока у меня за спиной не раздался легкий гул. Оглянувшись, тут же сбился с шага, резко вильнув в сторону, остановился, направив автомат на странного преследователя. Хотя запас эмоций, казалось бы, должен был исчерпаться, но когда ты видишь, что на тебя катиться, приличных размеров, шар, неизвестно откуда взявшийся, то поневоле начинаешь широко раскрывать глаза и говорить сдавленным голосом: — Не может быть.

    Не успел я так сказать, как шар, обогнув меня по широкой дуге, умчался дальше по коридору, все больше набирая скорость. Вместо того чтобы дико кричать или начать стрелять ему в след, я снова побежал, теперь вслед этой непонятной диковине. Подготовка к операции, дикое напряжение последних дней, все это просто смяло во мне нормальные человеческие чувства и эмоции. Я бежал за шаром даже не задумываясь о том, что буду делать, когда догоню. Просто бежал, и все. Вдох — выдох. Вдох — выдох. Вдруг шар резко сбросил скорость, расстояние между нами стало быстро уменьшаться. Сконцентрировав до этого момента внимание, только на нем, я словно очнулся, когда вдруг увидел, что перед этим чудом природы катятся еще две подобные ему диковины.

    "А где те мужики? — тут же возникла мысль. — Или они…".

    Додумывать я не стал, а просто перехватил автомат на изготовку, сняв с предохранителя, но что дальше делать не успел решить, так как в следующее мгновение перед первой парой катящихся шаров вспыхнула ярко освещенная арка. Это выглядело так, словно чудесным образом взяли и вырезали кусок пространства. Еще секунда и шары исчезли за этой блестящей завесой. Следом за ними, с минимальным интервалом, ушел в никуда третий, последний шар. Мне бы остановиться, обдумать происходящее, так нет, авантюрность моего характера, бесшабашность, присущие мне по жизни, кипевший в крови адреналин — все это вместе взятое, закрученное тугим узлом, заставило меня очертя голову броситься в арку, где за секунду до этого пропали шары.


    TERRA INCOGNITA

    Глава 1

    Меня крутило и вертело, засасывая в чудовищную огненную воронку. Хотелось кричать, но страх не дал этого сделать, сжав мое горло цепкими лапами. Сделал попытку рвануться изо всех сил, но опоздал, в следующее мгновение меня затопила волна боли, сначала единая, затем она стала распадаться на сотни тысяч огненных точек. Горящий от боли мозг, что может быть страшнее! Ощущение времени исчезло, мне стало казаться, что в этом мире кроме кровоточившего комка боли, обжигающего и пожирающего меня, ничего не осталось. Неожиданно мое сознание отделилось от боли. Перед моим внутренним взором заполыхали черно-багровые языки.

    "Это — боль".

    Только успел осознать подобное определение, как словно прорвав невидимую плотину, меня затопило буйное море красок. Они горели передо мной, искрясь и играя всеми цветами радуги. Снова переплетаются, искрясь и разбиваясь на тысячи мелких разноцветных брызг под оранжевым солнцем. Оранжевое солнце тянет ко мне апельсиновые лучи… нет, это не солнце, это буйная, огненно — рыжая радость. Вот резко взметнулся шлейф алого гнева, чуть в стороне, мимо меня, прокрался светло-голубой страх. А это болезненно — желтая тоска…. Неожиданно все смешалось, потом схлынуло, оставив в душе умиротворение и ощущение тихого, глубокого покоя. Я грелся в них, как в лучах послеполуденного солнца. Сколько это длилось, не знаю, так как время снова остановилось, но зато пришло новое определение.

    "Это — покой".

    В следующий момент все опять изменилось. Окружающее меня пространство, самым чудесным образом начало переливаться вокруг меня, сливаясь в диковинные узоры умопомрачительных расцветок. Переплетаясь, они постепенно стали превращаться в гигантскую сеть, а в местах узлов начали загораться голубые огоньки. В попытке понять, что за огоньки, я потянулся к ближайшему из них, как вдруг меня захлестнул поток мыслей, образов, воспоминаний. Ощущение было похоже на холодный душ, окативший меня изнутри. Я хотел увернуться от него, чтобы вернуться в мир покоя, но усилившийся поток подхватил и закружил меня, а потом швырнул в закружившийся вокруг меня водоворот.


    * * *

    Еще только всплывали в памяти смутные, тускнеющие воспоминания, оставшиеся ото сна, как вдруг инстинктивно, чисто на подсознании, понял, что лежу на кровати. Вдруг зазвенел тревожный колокольчик — это часть моего сознания отвечающего за безопасность била тревогу. Я не знал, что может быть опасного в подобной ситуации, но в следующую секунду, с широко раскрытыми глазами, уже сидел на кровати. То, что я увидел, меня просто поразило.

    Мягкий, приглушенный свет освещал спальню современного и, несомненно, очень дорогого номера отеля. Хотя в жизни успел кое-что повидать, но никак не ожидал, что когда-нибудь проснусь в такой роскоши. Шикарная кровать с белоснежными простынями, мягким, почти невесомым одеялом, рядом, удивительно красивый столик, покрытый черно-золотистой инкрустацией. Опустив ноги на пол, я ощутил пушистость и мягкость ковра. Не успел сделать и шага, как вспыхнул яркий свет. Замер на миг в ожидании человека, зажегшего свет, но почти в то же мгновение понял, что сработала автоматика. Медленно подойдя к первой двери, нажал на ручку, открыл. Ванная комната. Не то! Еще несколько шагов и я замер у следующей двери. Задержавшись на секунду, толкнув ее, стал на пороге. И тут же облегченно вздохнул. Не знаю, что я хотел или что боялся увидеть, но вздох облегчения вырвался непроизвольно. Большая комната, наподобие гостиной, залитая мягким, льющимся неизвестно откуда, светом, сначала показалась мне почти пустой. Сказался обывательский стандарт мышления. Более внимательно рассмотрев обстановку комнаты, понял, насколько интерьер обстановки изящно и тонко вписывается в общее пространство комнаты. В воздухе ненавязчиво пахло лесной свежестью. Сбитый с толку великолепием, а также тем, что никак не мог вспомнить, каким образом оказался среди подобной пышности, я высказал вслух, один — единственный вопрос, надеясь, что его услышат, а затем придут и все мне объяснят.

    — И что все это значит?

    Ответом было молчание. Потоптавшись секунду на пороге, я только собрался вернуться в спальню, как снова замер. До меня только дошло, что в помещении не было ни окон, ни входной двери. Еще раз обежав глазами комнату и не найдя последней, я по настоящему растерялся.

    — И что это может означать? — повторил я в пространство свой вопрос. Минуту подумал, и сам себе ответил. — Может все, а может ничего. И смотря на что, у тебя, Крылов, фантазии хватит. А если хочешь фактов, то, пожалуйста. Стоишь, как дурак в одних трусах, фиг знает где, и разговариваешь сам с собой.

    После этой тирады, еще несколько секунд раздумывал, после чего подвел итог, теперь уже мысленно:

    — "Хватит философствовать. Сначала мыться, бриться, одеваться. Потом попробуем все сначала".

    Через полчаса, большую часть которого мне пришлось потратить на освоение ванной комнаты, я, наконец, привел себя в порядок и сел в кресло. Костюм, выбранный мною из шести, висевших в шкафу, сидел на мне, как влитой. Рубашки, галстуки, носки, туфли, которые нашел в шкафах, были не только в большом ассортименте, но и все моего размера. Чистый, выбритый и благоухающий, я сейчас сидел в мягком, удобном кресле, возбужденно постукивая пальцами по мягкому валику подлокотника. Время шло. Никто не приходил. Легкое возбуждение стало постепенно переходить в напряженность. Состояние неопределенности, вместе с чувством нереальности происходящего, все больше сбивало с толку, не давая толком сосредоточиться. Вдруг часть стены ушла в сторону, и на пороге оказался человек. Вместо того чтобы удивиться бесшумности и хитроумности устройства двери, все мое внимание оказалось приковано к стоявшему на пороге человеку. Это было не удивительно, так как именно его, я меньше всего ожидал увидеть здесь. Я вообще, честно говоря, не думал, что когда-нибудь его увижу.

    Николай Александрович Мухин. Похожий на обычного обывателя, он дважды приходил в мой кабинет и давал показания по делу Ладана. Именно он вывели нас на цепочку людей Ладана, о существовании которых мы к тому моменту даже не догадывались. И потом пропал. Когда его поиски ни к чему не привели, осталось предположить, что его убили. И вот….

    — Привет, капитан. Гостей принимаешь?

    В его голосе прозвучала наигранно-веселая фальшь. Флегматичное, малоподвижное лицо с тусклым, ничего не выражающим взглядом, неожиданно вызвало у меня раздражение. Не зная как реагировать на его появление, я недовольно буркнул:

    — Чего стал?! Чай ты дома, не в гостях. Так что давай без церемоний!

    — Без церемоний, так без церемоний! Ты мужик крепкий, капитан, так что все должен понять правильно. Сложилась непростая ситуация. Причем именно из-за вас.

    — Из-за меня? Интересно. Продолжайте.

    — Сначала я кое-что проясню. Дело в том,…гм,… что я являюсь представителем другого мира. Или пришельцем с вашей точки зрения. Я имею в виду землян.

    Сказав, Мухин выжидающе на меня уставился. Его слова не то чтобы поразили меня, скорее удивили своей обыденностью, а то, что он сказал, отлично завершало логическую цепочку, в которую замечательно вплелись шары, светящаяся арка и… роскошные апартаменты без окон. Сейчас, когда появилась информация, мозг заработал в жестком режиме, сортируя и фильтруя факты, стараясь сложить из них версию, но единственно вероятной оставалась только одна — с упором в фантастику. Факты — упрямая вещь. Я это знал, как никто другой. С одной стороны факты говорили сами за себя, а с другой… я просто не мог поверить сказанному. Просто так взять и поверить.

    — Послушай, Мухин, если ты пришелец, то почему выглядишь как обычный человек? Или у вселенского разума на иные типы пришельцев фантазии не хватило? То, что я видел, это одно, а вот как насчет доказательств…. О! Черт!

    У меня на глазах руки Мухина вдруг стали удлиняться до тех пор, пока не превратились в извивающиеся щупальца. Но даже не это поразило меня, а то, что часть рукавов пиджака и торчащей из-под них рубашки расплылись, растеклись и слились с живым телом, являясь естественным продолжением этих шевелящихся серых змей. Страх и отвращение неосознанно заставили вжаться меня спиной в мягкую подушку кресла. Мир за одну секунду перевернулся, став на голову. Я мог поверить во многое, но только не в пришельцев. И вот на тебе, судьба приготовила для меня именно такое испытание. Я пытался воспринять этот факт, но он словно намыленный, проскакивал сквозь мое сознание, никак не желая закрепиться в нем.

    "Но эти щупальца…. Может это просто хитрый фокус…. Галлюцинация. Или наркотик…в воздух впрыснули… — но подобные спасительные мысли не оказали успокоительного воздействия, все портили "доказательства", изгибающиеся перед моим лицом в разные стороны.

    — Все. Поверил, — выдавил я из себя.

    Только я успел так сказать, как процесс превращения пошел в обратном порядке. Некоторое время тупо смотрел, как из густой однородной массы вылепляются человеческие руки. Вот идет разделение пальцев, появляются ногти, проявляются вены…. Когда процесс подходил к концу, мне пришлось сглотнуть, чтобы убрать подкатившийся к самому горлу, комок.

    Мягкий ковер, кресло, журнальный столик между нами — все это было такое реальное, осязаемое, привычное, за исключением существа, сидящего напротив меня. Но видение щупалец до сих пор стоящее перед глазами все так же продолжало отрывать меня от реальности, превращая окружающий меня мир в нечто невероятное. Состояние длилось недолго, но мне его вполне хватило. Конечно, это не первая смена мировоззрений в моей жизни, но никогда она не проходила так резко.

    — Капитан, — голос раздался словно издалека. — Ты как, Крылов? Все нормально?

    — Нормально, — неожиданно сиплым, чужим голосом сказал я. — Значит,… пришельцы.

    — Да, Влад Крылов, от фактов не уйдешь. Слушай, может тебе дать время собраться с мыслями….

    — А толку-то, — я покрутил головой. — Собирайся не собирайся, все равно придется принять…. Короче, давай говори, за чем пришел.

    — Ты только не торопи меня. Мне поручили наладить с тобой контакт, хотя это абсолютно не мой профиль. Так что если тебе что-либо в моих словах покажется странным и непонятным, не стесняйся, перебивай и спрашивай. Нам надо, как бы это лучше сказать,… достичь взаимного понимания. Для начала скажу, что ты неплохо отреагировал на мое "доказательство", — при этом пришелец потряс в воздухе кистями рук, — что говорит о твоей крепкой психике. Значит, я могу говорить с тобой с большей степенью откровенности. Для начала представлюсь. Меня зовут Кумухани Ту Кумухуну. Для тебя такое обращение будет слишком сложным, к тому же в моем мире не принято сокращать имена. Поэтому зови меня по-прежнему, Николаем или Колей. Хорошо?

    — Хорошо. Пусть будет Коля.

    — Дело в том, Влад, что с вашей планеты начали похищать людей. Кто именно, мы еще не выяснили. Торговлей людьми с вашей стороны занимался Ладан, но, как и где он связался с… нашими преступниками, выяснить теперь вряд ли удастся, по причине его смерти.

    — И что, ваша… полиция, собирается поставить мне это в вину? — я не удержался и съехидничал.

    — Никоим образом. Просто у нашего следствия, которое начало раскручиваться, оборвалась одна из ниточек, ведущих к преступникам. Впрочем, это была довольно тонкая и ненадежная ниточка. И все же благодаря ей, мы успели ухватиться за кончик другой ниточки, но опять возникли свои проблемы.

    — Так от меня-то что нужно?! Помощь?!

    — Нет. Помощи пока не надо. Думаю, и в дальнейшем она не понадобится. Ты свое дело уже сделал, за что тебе от всех нас большое спасибо. Теперь извини, сделаю небольшое отступление. Мы изучаем человечество не одно десятилетие, но все равно сумели наделать кучу ошибок, неправильно оценив ситуацию с самого начала. Оценка вашей агрессии оказалась изначально занижена, да и действия преступников несмотря на психологические карты и поведенческий анализ, сделанный нашими лучшими аналитиками ничего не дал. Я это все к чему говорю. Нам поневоле пришлось обратиться к вам, землянам. Естественно, не прямо. Как ты мог уже догадаться, я специально навел вас на след группы людей, которые занимались похищениями. Думали, вы пройдете по цепочке и выследите тех, с кем имел связь Ладан. В принципе, так оно и получилось. Только…. Гм. Не совсем… ладно получилось.

    Коля замолчал. Если он подумал, что я буду интересоваться, то он сильно ошибался. У меня своих тайн хватает, так что чужие секреты мне как-то без надобности. Как говорится: меньше знаешь — крепче спишь. А тут они еще и с инопланетным привкусом. Себе дороже выйдет. Поэтому я решил перевести разговор на нейтральную тему

    — Ты что, работал один? Или все-таки в составе группы?

    — А при чем здесь это? Впрочем, если тебе интересно…. Ваш мир считается "закрытым", то есть не созревшим для контакта. Любые серьезные действия на вашей планете считаются неправомочными, а уж про то чтобы раскрыться и речи быть не может.

    — А сейчас что?

    — Сейчас совсем другое дело. И оно не касается…. Подожди! Я уже путаться начинаю. Насчет группы. Так этому делу был придан гриф повышенной секретности, то к расследованию мог быть допущен только я. Поэтому работал только я один. Все понятно? — я кивнул головой. — Отлично. Идем дальше….

    Он что-то говорил об операции, как ему приходилось трудно. И не только в плане работы, а в непрерывном поддерживании формы человека. Но я слушал его в пол уха, а сам себе удивлялся тому, что сижу за одним столом с самым настоящим пришельцем и запросто с ним болтаю. Словно с соседом по лестничной площадке.

    — … мне жаль, что так получилось, но и просто так выложить я не мог. Одно лишнее слово, неверно сказанное предложение и ты мог бы понять, что дело нечисто. А ты же из породы волкодавов. Вцепишься так….

    — Коля, ты собираешься переходить к делу? Или как? Ты же не думаешь, что обо мне забыли и парни сидят спокойно, типа, чай с пряниками пьют! Они сейчас землю роют — меня ищут! Ты это понимаешь?! И вообще, как ты прикажешь объяснить им мое исчезновение?!

    — Влад, не забивай себе голову! Все решим! Абсолютно все! Но ты прав. Перехожу к основному вопросу, ради которого затеян этот разговор.

    После этих слов я сразу подобрался.

    — Мы хотим за тобой понаблюдать. Хотя бы сутки.

    — И что?

    — Послушай. Мы, конечно, могли не вступать с тобой в контакт и не объяснять ничего, но есть…. Впрочем, это я уже не могу сказать. Мне просто надо получить твое согласие на легкое обследование.

    Я продолжал смотреть на него вопрошающим взглядом.

    — Да. Ты вправе требовать от нас объяснений, это единственное условие, которое у нас есть, и отступать мы не можем. Влад, мы же могли оставить тебя в бессознательном состоянии и наблюдать за тобой, сколько нам нужно, а затем бы ты оказался в своей квартире, а затем объяснялся со своими сослуживцами по поводу своего долгого отсутствия. Хоть до посинения! Но мы же…!

    — А вам и не положено так делать! Если вы уже будете заниматься подобными делами, так нам сам Бог велел! Мы же…!

    — Подожди! А то мы сейчас договоримся до невесть чего! Сутки, Влад! К тому же я имею полномочия в качестве благодарности… скажем так, выделить тебе небольшую премию.

    — Небольшую?

    — Ты же собирался, когда появиться деньги, куда-нибудь на тропические острова съездить? Сейшелы или….

    — А ты откуда знаешь? С тобой я об этом не говорил!

    — Так вот, — Коля продолжил, как ни в чем не бывало, — премия даст тебе возможность съездить, куда ты захочешь. Причем неоднократно.

    — Миллион долларов?

    — Нет. Намного меньше. Зачем тебе объяснять кому-либо: откуда у простого опера — волкодава такие большие деньги.

    — Я бы его не тратил, а на черный день отложил.

    — Решим этот вопрос. Миллиона все равно не получишь, но в обиде не останешься. Так как?

    — Аргументы уж больно убедительные. Договорились! На сутки! Спрашивать за чем вам нужен этот осмотр, наверно, бесполезно?

    — Бесполезно. Теперь у меня к тебе вопрос. Ты себя как чувствуешь? Странностей за собой не замечал?

    — Странностей? Что именно?

    — Не волнуйся. Просто до тебя, никто из землян не проходил… по туннелю. Физически на тебе, вроде, не сказалось. А вот в отношении психики…

    — По туннелю? А, эта та самая арка! Подожди-ка! До меня только сейчас дошло. Ты хочешь сказать, что я сейчас не на Земле?

    — Да, не на Земле. И никаких вопросов! Значит, ничего странного за собой не замечал?!

    Будучи полностью захваченный мыслью о том, что нахожусь в другом мире, я ответил несколько отстранено:

    — Что-то вроде кошмара, в первую ночь, было. Жуть какая-то. Ну и все.

    — В первую ночь, говоришь? Так-так. Ну, кошмар, это не явь. Был, и нет. Хорошо. Я пошел, а ты отдыхай, набирайся сил. Они тебе на Земле пригодятся.

    Я слушал его, как говориться, в пол уха.

    — Понял. Учту.

    — Послушай. У меня все-таки к тебе будет маленькая просьба. Наговори, пожалуйста, то, что помнишь из своего кошмарного сна. До мельчайших деталей. Все что вспомнишь.

    — Что значит "наговори"?

    — Просто говори вслух. В любом месте. Хорошо?

    Глава 2

    На следующее утро, после плотного завтрака, настроенный на скорый отъезд, я развлекал себя и сидевшего напротив меня, Колю, пустой болтовней.

    — А как насчет официальной награды? Может, медаль дадите? С надписью "За спасение братьев по разуму", второй степени. Ах! Забыл. Конспирация. А жаль! Мне бы очень хотелось иметь именной маузер с выгравированной надписью на рукоятке "Тов. Крылову за боевые заслуги от Высшего разума". Понял. Все понял. Секретность, прежде всего! Хорошо! Тогда я просто буду долгими зимними вечерами вспоминать, как боролся с земной мафией плечом к плечу с инопланетными пришельцами. Это хоть можно? Кстати, кое-кто вчера заикался насчет вознаграждения. Не пора ли перейти к конкретным цифрам?

    Денежный вопрос меня, как и любого нормального человека, очень сильно интересовал. Денег почему-то мне никогда не хватало. В особенности на свою давнюю мечту. Я уже давно планировал, надолго запоминающийся, отпуск. И вот появился шанс осуществить свою мечту. На какую-то минуту отвлекшись, дав волю своей фантазии, а когда вынырнул, неожиданно понял, что с Колей твориться что-то неладное. Он, вместо того, чтобы потрясать перед моим носом пачками зеленых бумажек с изображением Франклина, в свою очередь, тоже о чем-то задумался. Я счел это плохим признаком.

    "Японский городовой! Что еще случилось в инопланетном царстве-государстве?!".

    Как мне не терпелось узнать, что происходит, торопить я его не стал. Пусть сам колется. К тому же это касалось лично меня. Вряд ли он пришел ко мне чтобы здесь думать о том, почему семейная жизнь у него не удалась. Поэтому я сидел и ждал пока Коля соизволит открыть рот.

    — Влад, как ты смотришь на то, чтобы остаться у нас на некоторое время?

    Вопрос оказался несколько неожиданным для меня, но только отчасти, потому что нечто подобное и можно было предположить.

    — Что, на меня, заявка пришла из зоопарка? Или ваш медицинский комплекс не все мои анализы собрал? Чего молчишь? Говори, раз начал, — я старался говорить спокойно, но внутренне уже напрягся.

    Напряжение росло с каждой секундой, но Коля почему-то не торопился с ответом. Я был готов потребовать от него немедленного ответа, как вдруг он оторвался от спинки кресла, одним неуловимым движением, словно перетек с одного места на другое, подав свое массивное тело в мою сторону. Сегодня он не придерживался до мельчайшей детали человеческих движений и жестов, даже черты лица у него слегка расплылись. По большей части он вел себя почти по-человечески, вот и сейчас, он сначала решительно кивнул головой, будто дав самому себе согласие, и только потом начал говорить. Медленно, словно рассуждая вслух:

    — Я молчал не потому, что хотел испытать твои нервы на прочность, а лишь пытался сформулировать свои мысли так, чтобы до тебя сразу дошел их смысл. Начну с того момента, как ты шагнул в пространственный туннель… э-э,… или в арку, как ты его называешь. Когда ты пересек контур, то туннеля за ним уже не было. Он был так специально запрограммирован преступниками, чтобы отсечь возможное преследование. Если ты заметил, я проскочил его почти вместе… с ними, а ты чуть запоздал. И оказался не в точке пробоя, то есть,… не в самом переходе, а в луче, фиксирующим данное координатное направление. Установка нуль — перехода сумела зарегистрировать твое присутствие — аварийное включение и пространство снова было пробито по тем же координатам. Практически произошло сразу, но… ты все равно исчез на треть секунды из поля системы слежения. Если верить показаниям датчиков, то ты…просто ИСЧЕЗ. Я выделил для тебя это слово, потому что в отношении тебя есть предположение, что ты оказался в другом… скажем так… месте, вне нашего пространства. Как тут тебе это объяснить я просто не знаю. Через специальные термины ты просто не поймешь, а по-простому я просто тебе не объясню. К тому же сам толком не все понимаю.

    Короче! Ты оказался в том месте, где смог выжить, потому что шагнув через контур, ты практически шагнул в открытый космос. В космическую пустоту. По статистике, только одна стотысячная доля процента давала тебе шанс выжить. Не понимаешь? Ну, это просто. Ничтожная доля процента за то, что тебя выбросит на планету с атмосферой, пригодной для жизни.

    Как ты думаешь это много или мало? Правильно, ничтожно мало. Все это подводит к мысли, что ты попал в другое место. У наших ученых есть предположение, пока гипотетическое, о существовании подобного места, названного "сферой жизни". Они предполагают, что всплеск энергии при сворачивании туннеля пробил канал в это измерение,… или туда, куда ты туда попал, а когда туннель был снова пробит, ты вновь оказался в нашем пространстве. Если говорить честно, то даже я не разбирающийся во всем этом, слабо верю в во все это! Но опять повторюсь: теория сферы находится в гипотетическом варианте. Но то что с тобой случилось — это факт. Его не отбросишь! Вот за этот факт и за тебя вместе с ним и вцепились ученые. Еще бы! Подтверждение теории "сферы жизни"!

    — А почему твои ученые думают, что я именно туда попал? В эту сферу? — не найдя в его словах для себя ничего страшного, я вновь расслабился. — Ведь то, что я " исчез" могло быть просто погрешностью вашей техники. Ведь так? Какие-нибудь там наводки тока или…. Да мало ли чего! Тем более, как ты утверждаешь, мое исчезновение составило треть секунды. За это время даже, наверно, моргнуть не успеешь. Заумь какая-то! Я мог бы сказать и получше, да лучше промолчу!

    — Заумь, говоришь? Знаешь, наши тоже так в начале решили. И занялись поисками, как ты уже назвал "этой самой погрешности в аппаратуре". Установку прогнали по все мыслимым и немыслимым тестам. Ничего! Ни одного сбоя, ни одного отклонения! Но если это не техника — значит дело в тебе! Все двое суток, медики и ученые проверяли тебя на различные тесты, диагностируя и изучая твой мозг и твое тело. И ничего! Ни странностей, ни особенностей, кроме того, что у тебя почти идеально здоровый организм! Может это и есть чудо, но мы ожидали нечто другое. А тут еще твой сон. Так, как ты его описал, можно сказать…

    — Подожди, Коля. Насколько я понял, вы ничего не нашли. Абсолютно ничего. Так чем вам сможет помочь еще неделя или две новых исследований?

    — Я прекрасно тебя понимаю, но и ты пойми нас. Это шанс. Наш шанс! И никто не хочет его упустить. Вполне допускаю, что мы так ничего и не найдем, но мы будем знать, что все для этого сделали. Все, что можно! И еще. Принуждать тебя никто не собирается. Ты разумное существо и твоя воля… священна. Так же мы понимаем, что ты далек от всего этого. Тебе это не нужно. Но может быть, в тебе есть что-то такое, что осталось незамеченным на этот раз! Уже поступили рекомендации по радикальному изменению твоих исследований! Ты пойми, может именно с твоей помощью, мы сумеем доказать, что "сфера жизни" не новое пространство, а одна из тех неведомых координат, которая сможет дать нам видение нашего мира совсем в другом ракурсе. У нас есть и такая гипотеза. Или это одна из временных вероятностей нашего пространства! Впрочем, это даже не гипотеза, а только ее набросок. Ведь все это может быть намного проще или намного сложнее! А может, в конце концов, это действительно окажется искаженными данными какого-нибудь из приборов систем слежения. Наложение оттока и нового всплеска энергии по оси пространство-время. Все может быть! Но мы должны это проверить. Понимаешь? Нам нужно время! Только две недели!

    Он говорил горячо, напористо, и доходчиво, но от всего этого его речь не стала более убедительной для меня. Я чувствовал себя здесь, конечно, не как в тюрьме, но довольно неуютно, поэтому просидеть в этой камере еще целых две недели мне не улыбалось. К тому же меня не прельщала роль подопытной крысы. Да и теория "сферы жизни" меня нисколько не занимала, как и все их остальные гипотезы. Тут как говориться: у меня своя жизнь — у них своя жизнь. К тому же братскую помощь братьям по разуму я уже оказал. Убил Ладана. Прокрутив все это у себя в голове, я сказал:

    — Извини, Коля. Но как говориться: хорошего понемножку. А теперь вставай, пойдем на вокзал. Где у вас тут паровоз на Землю отходит?! Только платить ты будешь, а то как-то так случилось, что у меня в карманах денег нет. Ну что, встаем?!

    — Ладно. Пойдем. Но вот знаешь, я почему-то думал, что человек существо любопытное. Ему интересно все узнать и потрогать. Видимо, ошибся!

    Я знал, что он мне что-то хочет предложить. И даже, в принципе, догадался что это. Мне бы просто пойти, но я все же спросил: — Ты это к чему?

    — Новые миры. Новые расы. Чудеса чужих миров.

    — Это что ли по тому ящику, который у меня в комнате установлен? Спасибо. Насмотрелся. К тому же без любимой рекламы никакой фильм мне не в кайф!

    — Почему фильмы? Самому посмотреть. Неужели не любопытно?

    — Ты хочешь сказать, что я не буду сидеть взаперти в этой комнате, все эти две недели? Я правильно тебя понял?

    — Ты все правильно понял.

    — Гм. А чего раньше не сказал?

    — Хотел сказать, но ты так торопился на свой паровоз, что я не успел это сделать.

    — Ты у нас шутник. Хорошо. А потом что? Сотрете мне память? Или….

    — Отсюда я делаю вывод, что ты все же сможешь задержаться у нас. Я правильно тебя понял?

    — Правильно. А теперь говори, что вы хотите мне предложить.

    — Я предлагаю тебе сделку. Во-первых, мы решаем все твои вопросы на Земле. Например, с твоей работой. Во-вторых, я лично вручу тебе сумму денег, в валюте или в рублях, как захочешь. Миллион долларов. В-третьих, ты получишь свободное хождение по станции и… возможность побывать в других мирах. За это ты даешь нам возможность наблюдать и исследовать тебя. В течение двух недель.

    — Все условия меня устраивают, так что… договорились.

    — Отлично. А теперь прочту тебе маленькую вводную лекцию, — увидев мое кислое выражение лица, он усмехнулся. — Не переживай ты раньше времени. Она тебе послужит для расширения кругозора. Заодно снимет возможные вопросы, которые могут возникнуть в дальнейшем. Надеюсь, после нее, ты не будешь смотреть однобоко на все, что с тобой происходит, а также поймешь, насколько сложен и одновременно прост окружающий тебя мир. Именно в такой последовательности. Тебе сначала все покажется странным, сложным, непонятным, но это только сначала. Попробуй посмотреть вглубь того, чего не понимаешь, увидеть его суть, ту самую простоту, на которую все опирается.

    Итак, я начинаю. Существует галактика, а в ней ряд миров, населенных разумными существами. Не надо жестов и мимики, ты просто слушай! Планет с атмосферой в космосе хватает, а вот с разумной жизнью их ничтожно мало. Для того чтобы зародилась жизнь, нужно очень много совпадений, а чтобы она еще пошла по пути развития разума, для этого нужно вообще такое сочетание условий, что просто дух захватывает. Ты понимаешь, к чему я клоню? К тому, что для встречи двух цивилизаций в космосе очень мало шансов. Ничтожно мало, но тут на помощь пришел Его Величество Случай. Ученые одного из миров изобрели "проникатель". Это первичное название установки. Она сумела соединить в себе понятия "пространство" и "время". С ее помощью можно пробить туннель в пространстве или если сказать более просто, непосредственно соединить две точки разных мест пространства в одну. Ну и что, скажешь ты? Пробил дыру в пространстве, а на другом конце пусто. Все правильно. Ведь пробив пространство, мы могли оказаться где угодно. Выбор широкий, от жуткого холода глубокого космоса до испепеляющего жара сверхновой звезды. Но те же ученые совершили еще одно гениальное открытие, которое дало новую жизнь их изобретению. С его помощью они получили возможность выходить лучом на планеты с органической жизнью. Прибор получил название "анализатор поиска". Научное обоснование этого прибора приводить не буду. На эту тему написаны сотни книг, но постараюсь объяснить тебе вкратце и популярно его работу. Анализатор проводит широкомасштабный поиск, как бы сидя на острие луча и производя оценку места на наличие органики. Определив, что та присутствует в атмосфере, проводит более глубокий зондаж. Если данные удовлетворительны, то есть соответствуют высокоорганизованному разуму, пробивается туннель и ставится станция. Вот почему я сказал о его Величестве Случае! Это действительно уникальное совпадение, давшее возможность реализоваться двум гениальным изобретениям, дополняющим друг друга в одно целое, создано в одном мире! В мире под названием Хикса. Его знают все.

    После длительных и трудных испытаний хиксы вышли в один мир, потом в другой. Процесс оказался необычайно трудным и болезненным. Гибли исследователи и разведчики, исчезали неизвестно куда станции перехода, забрасываемые по туннелю. В дальнейшем, уже в мирах, соединенных станциями, возникали перевороты, шли различные войны. В те времена миры присоединялись без особого разбора, лишь был бы проявлен обоюдный интерес. Иногда доходило даже до того, что целые армии захватчиков прорывались в другие миры по туннелям, а в других мирах, по непонятной причине, уничтожались станции перехода, и их судьба, отрезавших самих себя, остается загадкой. А если взять эпидемии…. В общем, в истории становления Кольца было много всего, страшного и хорошего, плохого и удивительного. Кстати, забыл тебе сказать, что Торговое Кольцо — это современное название содружества наших миров. Это название, дань тому, что долгие столетия различные расы были связаны не разносторонними связями, а чисто торговыми отношениями. По прошествии времени все стало на свои места. Миры стали осторожно притираться друг к другу, находя все больше точек соприкосновения, помимо простой торговли. С наиболее воинственными мирами, со временем, расстались, предоставив их самим себе. Как я теперь понимаю, они во многом были похожи на твой сегодняшний мир, Влад. После того, как организовалось Торговое Кольцо, объединенные усилия ученых различных миров сделали несколько гигантских скачков в области техники и науки, благодаря чему, спустя пару столетий, не только сами понятия, но и слова их обозначающие, такие как "голод", "бедность", "война" исчезли из словарей большинства миров. Расы изменялись под влиянием чужих культур, влияя на них сами. Этот гигантский симбиоз народов дал новый толчок почти всем отраслям науки и техники, философии и искусству. Наступила новая эра лучшей жизни. Так она названа в учебниках истории. Потом были новые прорывы в различных областях науки и техники. Крупному последнему достижению мы обязаны миру под названием Терра. Там ученые победили гравитацию.

    Программа поиска разумной жизни продолжается до сих пор. Так мы вышли на Землю. А до нее еще на два мира. Но был присоединен к содружеству, за последние триста лет, только один мир. Мой мир. Морфа. Правда, не так давно был присоединен еще один мир. Впрочем, о нем я расскажу позже. Или…

    Тут морф замолчал, видно обдумывал, говорить ему сейчас о новом мире или не говорить. Пока он молчал, я переваривал, сказанное им. Все, о чем он говорил, было более или менее понятно, то есть не затемняло общего смысла, но сам процесс усвоения проходил в моей голове довольно трудно, так как шел в несколько этапов. Сначала выслушать, затем осознать и только потом принять и поверить. Я уже примирился с мыслью, что существуют инопланетяне, даже сделал, правда, неосознанно, прыжок сквозь пространство, но о мирах и расах в таком количестве, даже подумать не мог. Эта часть рассказа у меня почему-то ассоциировалась с бусами. Затем пришли другие мысли, более приземленные, но от этого не стали менее страшные.

    "Победили гравитацию…. Можно представить их военную мощь, основанную на новейших технологиях, до которых Земле…! Они же нас в случае чего, как таракана тапочкой…".

    При этой мысли меня просто передернуло, будто я попал под порыв резкого холодного ветра. Не успел выкинуть ее из головы, как ей на смену хлынули десятки других мыслей и вопросов. Они прыгали у меня голове, мешая мне сосредоточиться на чем-нибудь одном.

    — Влад, ты чего головой трясешь? Ты о чем думаешь? Тебе все понятно? — эти слова ворвались в мое сознание, вырвав меня из поглотившего меня водоворота мыслей.

    — Ты говори, давай. Говори. Пока все ясно.

    — Действительно ясно? — в его голосе проскочило недоверие. — Ты уверен, что… правильно понял… сказанное? Вид, у тебя какой-то….

    — Миры, соединенные в кольцо туннелями. Я правильно излагаю? Или ты хотел услышать от меня: "Это невозможно! Я никогда этому не поверю!". Так что ли? Слушай, а может ты, меня на тупость прощупываешь? А? — мои возникшие подозрения задели меня куда больше, чем я сам от себя ожидал.

    — Влад, ты меня не правильно понял. Понимаешь…. Как тебе сказать… ассоциативность мышления у некоторых индивидуумов бывает просто ограничена. Иногда они просто не могут принять то новое, что находится за рамками их традиционного воспитания.

    Его желание скрыться за научной формулировкой, была явно вызвана растерянностью, говорившей о том, что моя догадка верна.

    "Решил умными словами прикрыться. Да не на того напал. Мы тоже книжки читаем".

    — Чего крутишь? Ты же меня сейчас проверял. Смогу ли я принять сходу твою идею о множестве миров, соединенных туннелем? Я так понимаю, эту задачку для меня подбросили твои психологи с аналитиками. Ведь так?!

    Судя по его заминке, я попал прямо в точку. Меня тестировали.

    — В общем, да, — протянул он, после чего сразу же последовал новый вопрос. — Скажи, а как ты воспринял шары? Тогда, на складе?

    — Хм. Сначала глазам не поверил. А анализировать,… Честно говоря, не до того было.

    — Хорошо, а теперь посмотри эти снимки.

    На столик передо мной легло несколько фотографий. Я взял одно фото, потом другое. Обычные цветные снимки. Правда, изображались на них довольно необычные существа, очень похожие на людей, отличаясь только излишне вытянутыми головами и ушами. К тому же их кожа отливала медью. Грудь плоская, плечи узкие. Все они были далеко неатлетического сложения, но в них чувствовалась какая-то гибкая жесткость, как в стеке.

    "Не сказал бы, что богатыри, но… стержень чувствуется. Мужики, одним словом".

    — Это что? Снова тест?

    — Нет.

    — Тогда что? Наши дальние родственники? Промежуточное звено? Вместо обезьяны? Потеряли нас, землян, когда-то в детстве, а теперь хотят заключить нас в свои объятия.

    — Не родственники. Как они тебе?

    — Если ты о внешности, то явно не красавцы. Правда, в моем понимании. Ты просто не представляешь, какие мне рожи по работе видеть приходилось, а если бы ближайшую помойку нашего города заглянул, да на тех бомжей посмотрел, тебе бы на год кошмаров хватило. Рыдал бы по ночам, как ребенок.

    — Я не об этом. Это жители планеты под названием Медея. Последний мир, который вступил в содружество, и он же непосредственно связан с моим последующим рассказом. Дело в том, что именно в этот мир переправляли землян, — сейчас в его голосе прозвучала еле уловимая напряженность. — Никаких ассоциаций они у тебя не вызывают?

    — Нет. А что? Должны? — с нескрываемой усмешкой я посмотрел на морфа. — Ты что думаешь, я их тут же автоматически начну ненавидеть? Ты это хотел знать? Если так, то это просто смешно. Кстати, а что с похищенными землянами?

    Коля, как-то незаметно перелился, несколько изменив свою форму, и так сделал несколько раз. Я неожиданно понял, что это были его естественные движения, не прикрытые как раньше, пусть даже грубой имитацией человеческих телодвижений. Чем они для него были, я даже представить не мог, но выглядели они настолько странно и необычно, что я откровенно вытаращился на морфа, не скрывая своего любопытства. Правда, когда он закончил переливаться, я тут же придал себе безразличный вид, в душе коря себя за детское поведение.

    — Хорошо, тогда я продолжу, — его голос звучал несколько напряженно, а может, мне так только показалось. — Вся эта… криминальная история началась с того, что ученые, работающие на станции "Земля", случайно засекли несанкционированное излучение установки нуль — перехода в координатной сетке вашего мира. Излучение сбило на секунду или две настройки исследовательской аппаратуры и как следствие, испортило проведение тщательно подготовленного эксперимента. Естественно, после этого началось расследование. Стали уточнять, что произошло. Дальше — больше. Обнаружили, что работал "нуль — переход", но не наш, а чужой. Отсюда все и пошло. Включили дубль — систему. Нагружать тебя техническими подробностями не буду, скажу просто: это вторичный контроль всей работающей аппаратуры станции. Включается только в особых случаях. Через две недели снова все повторилось. Появились соответствующие подозрения. После чего вызвали меня. Узнал, что за несанкционированным использованием установки, которое само по себе тянет на… нарушение устава работы, а значит… впрочем, это сейчас не важно, стоит еще более страшное преступление — похищение разумных существ. Дело сразу попало на стол Высшего Совета, а потом под особый контроль. Сразу последовал приказ: расследовать и наказать преступников! С расследованием мы как-то справились, хотя и не без вашей помощи, а вот

    насчет остального,… Скажем так, появились проблемы. Дело в том, что отступники, сумевшие наладить контакт с земными бандитами, которые являются моими соотечественниками, работали, тут же на станции "Земля", в отряде наблюдателей. Это они тогда были на складе. Во время преследования, один из них погиб, а второй, когда его загнали в угол, покончил жизнь самоубийством. Они умерли, унеся с собой в могилу тайну их хозяев. А вот мир, куда переправлялись люди, был установлен. Это Медея. Полицию этого мира мы тут же поставили в известность, так что там уже занимаются расследованием этого дела. Теперь я хочу обрисовать ситуацию, создавшуюся вокруг этого мира. В твоих глазах я читаю недоумение. Это нужно. Хотя бы потому, что ты там скоро окажешься.

    — Там?! — для уверенности ткнул пальцем в фотографии. — К этим ушастым? Почему именно туда?

    — Об этом потом. Слушай дальше. Как я уже говорил, этот мир последним вошел в наше содружество. По земным меркам это произошло около двадцати лет тому назад. Среди миров Торгового Кольца, Медея стоит особняком и не только потому, что пришла последней в содружество. Просто этот мир достаточно дик и…. Забудь. Я неправильно выразился. Дело в том, что каждый мир, вступающий в содружество, вносит свою лепту или взнос, если можно так выразиться, за свое включение. Здесь может быть все, что угодно. Новые знания. Новые технологии. Или как наша раса, имеющая специфическое строение тела. Все идет в зачет, но помимо этого, мир-кандидат должен стоять на определенном уровне развития. И иметь достаточно высокие моральные принципы. Ни того, ни другого пока на Медее нет.

    — Подожди! Тогда почему его приняли?! Я так понимаю, он ничем не лучше Земли!

    — Ошибаешься! Он на голову выше вашей планеты, то и на две! Там уже около столетия нет войн. У них единое правительство. И еще много чего, до чего вам, землянам… Короче, просто слушай, что тебе говорят!

    Я чувствовал его раздражение. Обычно невозмутимый и спокойный морф, сейчас был явно не в своей тарелке.

    "Интересно, что его так задевает? Скорее всего то, что диких медеян приравняли к умным и культурным морфам. Ему, я так понимаю, похоже, не нравиться такое сравнение".

    — …Медеяне, сделали свой выбор, превратив часть своего мира в гигантский аттракцион. Ведь кроме великолепной природы и уникального климата у них за душой… ничего нет. Науки и технологии на порядок, а кое-где и на два, ниже среднего показателя по шкале…. Впрочем, тебе это ни к чему. Этот мир, сравнительно молодой в своем развитии, полностью не вписавшийся в нашу систему, пока, к сожалению, во многом, придерживается старых понятий и принципов. У них даже деление по кланам до сих пор существует. В общем, не совсем гладко проходит их адаптация к содружеству, отсюда, и подобное… преступление.

    — Ну, а теперь, ты мне можешь сказать, для чего им земляне? Они же их не в жертву приносили…

    — Ты не понимаешь, что говоришь! Слово "убийство" у нас осталось только в словарях! Даже на Медее! А вообще, лишение жизни разумного существа, это то же самое, что вселенская катастрофа в миниатюре. Убить живой разум! Это противоестественно! Я понимаю, что ты смотришь на это по-другому, но у тебя другая психология. Ваша раса подобна хищному…

    Тут он замолчал, а я не стал уточнять, что он имел в виду. Некоторое время мы молчали, думая каждый о своем. Первым нарушил молчание морф.

    — Что произошло с людьми, пока не ясно. Как я тебе говорил, Медея среди нас стоит особняком. Открыта для въезда только часть планеты. У Совета Кольца с ними складываются очень непростые отношения.

    — Так зачем вам такой проблемный мир? Вам он не нравиться, но вы его взяли. Это как понять?! Или у вас сильная нехватка аттракционов?!

    — Не все так просто. Этот мир, как аттракцион, содружеству не нужен, но он имеет то, что не имеет ни один другой мир. Он имеет загадку. Величайшую загадку нашего времени. Суть ее проста: на поверхность их планеты выходит пространственный туннель. Да-да. Пространственный туннель. Не наш, чужой туннель. Представь, что на другом его конце находится сообщество цивилизаций, подобное нашему! Это же какой скачок вперед! Он откроет для нас…. Тебе, впрочем, это неинтересно.

    — Туннель, говоришь? Значит, вот в чем причина принятия Медеи в ваши ряды. Был бы у нас такой туннель, вы бы и нас приняли. У вас практический подход к делу, ребята. Ты мне — я тебе. Только вот не понимаю, чем вам земляне не угодили?! У нас каждый второй такой деловой!

    — Агрессией! Кровожадностью своей, вот чем вы не угодили! Практицизм у вас есть, отрицать не буду! А вот логики нет! И разум у вас не в чести! Но даже ваш практический подход к делу и близко не стоит рядом с нашим. Одно только ваше убийство за деньги, практикуемое на всем земном шаре, чего стоит! Да, этот туннель — причина принятия Медеи! Мы взвалили эту обузу на себя, потому что, сумев через него выйти к цивилизации подобного уровня, мы…. Не о том я говорю! Этому миру просто посчастливилось, вот и все! Но это не говорит о том, что мы взяли медеян из благодеяния! Они имеет такие равные права, как все остальные граждане Кольца! Не с твоим примитивным мышлением…

    Тут он резко замолчал. Надо сказать, он сделал это во время, так как я уже начал заводиться.

    "Ах ты, урод резиновый! Вы такие, вы сякие, а из самого самолюбие так и брызжет! Примитивное мышление у нас, видите ли! А самого не из-за мозгов взяли в Содружество, а за резиновое тело! Ведь понимает это! Поэтому и беситься!".

    Вдруг после продолжительной паузы, он продолжил:

    — Извини, я погорячился, Влад. Давай лучше вернемся к нашему разговору. Изучая туннель, ученые столкнулись с очень странной вещью. Спектр силовой оболочки чужого пространственного канала, схож с нашими туннелями, и в тоже время сильно отличается. Проделав ряд экспериментов, определили: он сдвинут в системе координат пространство — время, в сторону временной составляющей. А это значит, что он отличается от нашей системы пространственных координат, то есть может идти из другого измерения. Тем самым мы возвращаемся к гипотезе "сферы жизни", так как нечто подобное наши ученые и предполагали.

    — Гм. Попробую предположить. Судя потому, что ты мне рассказал, я, возможно, побывал в этой сфере. И туннель, будем считать, тоже оттуда. Думаете, найдете что-то общее между нами? И попробуете это вычислить?

    — При общем приближении — смысл такой. Но ты еще не знаешь самого главного. Этот пространственный канал работает только в одну сторону, на выход. Почему, мы не знаем. Войти в него пока тоже не можем. Вот мы и подумали: вдруг он среагирует тебя каким-то образом на тебя и даст нам какую-нибудь зацепку. Понимаешь?!

    — Чего тут не понять. Когда ехать?

    — К этому мы еще вернемся, а пока слушай дальше. Как я уже говорил, Медея открыла для нас только часть своей территории. Выход туннеля оказался на ее закрытой части. Когда, в свое время, мы обратились с просьбой дать нам возможность исследовать его, то сначала получили отказ. В завуалированной форме. Но постепенно, при некотором давлении на правительство Медеи, дело сдвинулось с мертвой точки. Сейчас рядом с местом выхода туннеля находиться небольшой научно-исследовательский комплекс. Постепенно наши исследования начали разворачиваться. Есть определенные успехи. Их было бы больше, если бы в работу не вмешивались медеяне, постоянно пытающиеся контролировать нас. Даже больше того, они лезут даже в те исследования, о процессе работы которых не имеют не малейшего понятия. Ты можешь понять подобное?!

    — А тебя что это трогает?

    — Не меня. Это касается всех нас. И тебя, кстати, тоже. Дело в том, что когда правительство Медеи окончательно поняло, что причина их принятия в содружество — туннель, они, не подумав о последствиях, допустили утечку информации. К тому, что с правительством у Совета Кольца будут определенные трения, мы были давно готовы, но совершенно оказались не готовы к тому, что об этом узнает рядовой обыватель. Пусть даже в виде слухов и пустопорожних домыслов, что тут же проявилось в негативном отношении некоторой части медеян к другим расам и Торговому Кольцу в целом. — Помолчав немного, добавил: — Все на сегодня. Отдыхай.

    После его ухода, лежа на кровати, я долго думал о том, что первый из землян увижу чужие миры. Какие они? Постепенно возбуждение сошло на "нет" и я заснул.

    Глава 3

    — Помнишь наш вчерашний разговор?

    — Даже если захотел бы, не забыл. Или изменилось что-нибудь? Поездка на Медею?

    — В этом плане — ничего. Так спросил. Давай лучше перейдем к делу.

    — К делу, так к делу.

    — Здесь, на станции, ты будешь еще три дня. За это время мы подготовим тебя к восприятию других миров. Кстати, у меня для тебя есть приятная новость. По пути на Медею ты побываешь еще в одном мире. На Терре. Его обитатели подобны тебе, как анатомически, так и физиологически. К тому же эта планета является одним из самых высокоразвитых и технологичных миров Кольца. Его представители участвуют во всех современных глобальных разработках, так же треть всех великих открытий последних столетий приходиться на них. На Терре будет сформирована группа специалистов, с которой ты поедешь на Медею. К тому же наши психоаналитики решили, что тебе с ними будет комфортней, в психологическом плане. Их присутствие будет оттенять, сглаживать наиболее странные и невосприимчивые, на твой взгляд, стороны нашей жизни.

    — Интересно будет посмотреть на подобных себе, особенно на местных красоток. Стоп! А как же ты, Коля? Будешь дело о похищенных землянах вести дальше? Или на этом все?

    — Куда я без тебя? Тоже еду. Слушай дальше. Как я слышал, подбор специалистов для группы уже произведен. Часть из них, я знаю лично, а об остальных наслышан. Вкратце расскажу о них. Все они являются специалистами сразу в нескольких областях науки. Как, например, Жорес. Он является крупным специалистом по физике полей и одновременно звездой в области медицины. В группу включены также двое молодых ребят. Они профессионалы в области электроники, программирования и системотехники. Лично я их не знаю, так же, как и Лавинию, специалиста, работающего с Жоресом. В состав группы так же вошли Аттения и Корн. С ними мне приходилось пару раз работать. Профессионалы, мастера своего дела. На Медею ты отправишься вместе со всеми ними. Они в курсе насчет тебя. В какой-то мере ты и они — коллеги. Ты начал это дело на Земле, они его доделают на Медее.

    — Не понял. Они что, следственная бригада, что ли? — с некоторым недоумением протянул я. — Врачи с программистами? Я чего-то не догоняю. А следователи, опера где? Или те уже работают на Медее?

    — Понимаешь, Крылов, в наших мирах нет привычного для тебя набора: бандитов, воров, наркоманов. У нас нет воровства и убийств, нет голодных и обездоленных, зато встречаются отдельные личности, которые считают, что такая жизнь, которая у них есть, слишком уж серая, потерявшая свою остроту, и поэтому они изо всех сил стараются найти лезвие бритвы, чтобы походить по нему вдоволь. Для воспитания подобных любителей острых ощущений у нас существует целая служба. В ее основе психологи, социологи, аналитики. Здесь не нужно "хватать и не пущать", тут важно понять мотивы оступившегося, его внутренний мир, побуждения, толкнувшие на подобный шаг. Наше дело, подобно им, представляет в своем роде, такой же экстремальный случай, только более сложным психологическим подтекстом.

    — Красиво говоришь. Умно, витиевато. Не скажу, что все понял и тем более одобрил, но суть ухватил. Мне кажется, что ваша методика чем-то похожа на нашу профилактику правонарушений.

    — Тебе это только кажется. Ты пойми, наконец, Влад. У нас разные стандарты жизни. Разные. И понятия о жизни разные. Запомни это на будущее! Что я тебе еще не сказал? А! Вся наша группа едет на Медею в роли консультантов.

    — Подожди, но ты только что говорил о следственной группе?!

    — Это ты говорил о следственной группе, а не я! Правительство Медеи не хочет официального разбирательства этого дела в Верховном Совете Кольца, так как считает, что это их внутреннее дело. И только потому, что дело оказалось, завязано с другим миром, с Землей, они дали разрешение приехать консультативной комиссии. Наша задача направить действия местных властей в нужном направлении, а также отправить землян домой, предварительно оказав им всестороннюю помощь. Но есть у нас и вторая задача — работа с полем пространственного туннеля. Жорес собирается провести, очень важный для нас, эксперимент. Это все, что тебе надо знать. А нет, вспомнил. От властей Медеи пришло первое сообщение о похищенных землянах. По предварительным данным, их используют в качестве бойцов на аренах.

    Я заинтересованно подался вперед:

    — Неужели те дерутся на ринге?

    Морф недоуменно молчал некоторое время, потом неуверенно спросил: — Ринг, это площадка, где проводятся всевозможные схватки? — приняв к сведению мой энергичный кивок, продолжил. — Тогда, да, — выдержав новую паузу, продолжил. — Чтобы ты лучше понял обстановку на Медее, мне придется просветить тебя насчет некоторых особенностей их истории. На заре своей истории медеяне разбились на двадцать четыре клана и как следствие подобной разобщенности, сразу вспыхнули междоусобные, религиозные и просто захватнические войны. Со временем, вместо армий с обеих враждующих сторон стали выставляться группы отлично обученных бойцов. Эти отряды получили название "лидеры". С их помощью кланы Медеи, столетиями, разрешали политические, военные и жизненные проблемы. Но ничто не стоит на месте, а уж тем более история. Подрос уровень цивилизации. Наступила пора дипломатии. Теперь жизненно важные проблемы решались в основном за столом совещаний, а не в поединке, но почему-то, в период дипломатии, когда "лидеры" утратили свою главенствующую роль в истории,

    идеалом для подражания становятся лучшие бойцы, время от времени, защищающие интересы своего клана на арене. Скорее всего, это случилось оттого, что если раньше на подобные схватки допускались только избранные, то теперь они стали всенародным достоянием. Проходит еще время, и поединок на арене возводят в ранг национального искусства. Когда правительство Медеи решило, в качестве своего взноса в содружество, организовать курорты и зоны отдыха на своей планете, то в программу включили проведение подобных поединков. Если говорить твоим языком, Влад: "народ туда валом валит". Кроме культурных и развлекательных программ на Медее существуют великолепные условия для любого вида отдыха. Замечательный климат, великолепная природа, теплый океан, песчаные пляжи. Отличная рыбалка. Ну вот, опять отвлекся. Возвращаюсь к теме землян. Как я уже говорил, их используют на аренах. Не в официальных боях, а для узкого круга зрителей. Кстати, у медеян, как и у вас, существует тотализатор, что еще больше добавляет интереса к поединкам. Особенно к подпольным боям, где исход поединка не очевиден и его трудно спрогнозировать заранее.

    Тут же напрашивается вопрос: почему именно земляне? Ответ один. Из-за биологического сходства землян и террян. Не любят террян на Медее, а так как ваши расы представляют собой один и тот же биологический подвид, то отличить вас трудно. На этом и сыграли преступники, выставляя на бои землян, под видом террян. На потеху простому народу. Тот валом валят на бои, где как они думают, дерутся терряне, которых они сильно не любят. Детали и нюансы объяснять не буду. Все это тебе для справки, чтобы с разгона не сунулся, куда не надо.

    — Подпольные бои? Тотализатор? Очень интересно. Похоже, эти ребята не слишком спешат поднимать планку своих моральных устоев. Коля, а может это оттого, что вы их насильно подталкиваете к тем нормам жизни, которые считаете приемлемыми. Для вас приемлемыми. Вот они в ответ брыкаться начинают. В какой-то мере я их понимаю. Дать превратить свою планету в балаган — аттракцион, в качестве вступительного взноса, это нечто! Скажи, а предложение такого использования Медеи поступило случайно не от террян? Кстати, за что они так невзлюбили….

    — Тебе незачем забивать голову подобными рассуждениями! Это не твое и не для тебя! Твое дело — помочь нам. И только в том, о чем просим. Ни больше, и ни меньше. У вас в России есть хорошая пословица: "В чужой монастырь со своим уставом не ходят". Вот и старайся ее придерживаться, — тон был достаточно холодным, видно для того, чтобы подчеркнуть сказанное.

    Не то чтобы меня так сильно задели его слова, просто они еще раз подтвердили то, о чем я уже начал догадываться. Морф хоть и изображал передо мной высшую расу, но сам в этом не был так уверен. В его отношении к медеянам и ко мне в особенности проскальзывало превосходство, замешанное на пренебрежении.

    Самое интересное, это было видно невооруженным глазом. И как только по его мнению я переходил границу, отделявшую дикаря от высшего разума, к которой он несомненно себя причислял, то он сразу ставил меня на место. Как сейчас.

    "Он же самый настоящий примитив. Экскурсионное турне, горка зеленых бумажек и думает, что купил с потрохами? Ошибаешься, господин хороший! А может послать его…. И что? Полный самодовольства отправишься домой, а потом всю оставшуюся жизнь будешь себе локти кусать за то, что не воспользовался представившейся возможностью увидеть то…. Спрячем пока свою гордость. До поры до времени".

    — Хорошо. Буду держаться народной мудрости, — я старался говорить ровно и без эмоций, хотя мне очень хотелось надерзить ему.

    — Вот и хорошо, — его голос прозвучал спокойно, сухо и деловито. Мне даже показалось, что все эти составные части его тона, отмерены равновеликими долями. — Сейчас мы идем на "насосную станцию", так мы называем лабораторию, где ты получишь необходимые знания для твоей адаптации. Сегодня весь день и завтра, первую половину, ты будешь находиться там. Потом проведем тренинг по закреплению полученных знаний. После чего отправишься на Терру. Так что, идем?

    — Идем, — я произнес это слово слегка дрогнувшим голосом, сознавая, что сейчас передо мной откроется совершенно другой мир, о котором я не только никогда не знал, но даже не мечтал увидеть нечто подобное. Сейчас я превратился в один большой вопрос: что я увижу там, за дверью? Как ребенок, в ожидании чуда, я переступил порог вслед за морфом. Глазам сразу предстал высокий арочный коридор светло-серого оттенка, в который выходила добрая дюжина дверей. Как я понял, это был отдельный жилой блок — коридор. К моему сожалению, совершенно пустой. Его тишину нарушали только наши шаги.

    "Почему так безлюдно? Или это ради меня?".

    Задумавшись над этим вопросом, я упустил момент, когда коридор вывел нас в зал. Я замер на месте. Раскрыв рот, я весь, как бы подался вперед в немом восторге. Воздух был чист и прозрачен, как поцелуй маленького ребенка. Огромный купол выгнулся гигантским пузырем великолепного небесного оттенка. Сверху свисали гроздья золотистых светильников, дававших необыкновенно яркий и ровный свет. Мириады серебристых искорок пробегали по стенам, складываясь в замысловатые узоры. От этой ложащейся спокойствием на душу, неземной красоты у меня перехватило горло. Только сейчас я окончательно поверил тому, что случилось со мной, что нахожусь на инопланетной станции, находившейся очень далеко в космосе, в немыслимой дали от моей родной планеты. Сочетание необыкновенной, неземной чистоты воздуха, напоенного какими-то странными, еле уловимыми ароматами и теплого, мягкого, но при этом довольно яркого света, неожиданно вызвала у меня ассоциацию этого места с раем. Я повернулся к неподвижно стоящему около меня "Коле" и тихо спросил:

    — Где мы сейчас находимся?

    Когда я прочел его недоумение в резком повороте головы, то сразу поправился:

    — Ты мне сказал, что мы находимся на станции. А где эта станция? В космосе или еще где?

    — Станция находится в координатных точках почти совпадающих с земными пространственными координатами. То, что ты видишь, находится на планете Земля, но одновременно вне пространства вашего мира.

    — Вне пространства моего мира, — медленно повторил я, как бы пробуя на вкус каждое слово. — Так это точно рай.

    — Рай? Ах, да! Бог! Библия!

    — Расскажи о станции. И почему мы никого до сих пор не встретили?

    — Канал, пробитый установкой нуль — пространства, проходит сквозь ваш мир, но вы его не видите и не ощущаете. Он есть, и одновременно его нет, так как координаты излучения смещены в осях. Поэтому ваша земная аппаратура не может нас обнаружить. В принципе, это выглядит так: мы вас видим — вы нас нет. Когда нам надо получить доступ в ваш мир, мы возвращаемся к прежним координатам и выставляем пороговый контур. Вроде той светящийся арки, через которую ты прошел.

    — Так мы в другом измерении?

    — Не говори попусту о том, чего не знаешь. Измерение это одно понятие, а пространство — совсем другое. Мы просто смещены…. Нет, я не смогу тебе этого объяснить. Для тебя это слишком сложно, — это было сказано назидательным тоном, как ребенку, не доросшему до понимания этого вопроса. — Зато помехи, созданные излучением канала в вашем мире, вы часто наблюдаете. Вы их называете по-разному. Полтергейст, барабашка и тому подобное.

    — Что? Барабашки, это ваша работа? — с нескрываемым изумлением спросил я.

    — Ты меня не понял. Их нет в полном смысле этого слова. Это просто эффекты или возмущения, вызванные излучениями нашего канала, или можно сказать так: издержки проникновения канала в ваше "пространство-время".

    — А как же летающие блюдца? Их тоже нет на самом деле? — продолжал любопытствовать я.

    — Ты об этом, что вы НЛО называете? Это наши научно-исследовательские корабли для работы в атмосфере. Не тебе объяснять, что проколы бывают в любом деле, как тщательно его не готовь.

    — Изучаете, значит, дикарей в естественных условиях. Так-так. Рассказывай дальше, мне интересно.

    — Изучаем. И еще долго будем изучать. После тридцати лет изучения Земли был собран совет экспертов, на предмет просчета вариантов возможного сотрудничества в будущем. Заключение было однозначным и безапелляционным: на данном уровне цивилизации никаких контактов. И в ближайшие пятьдесят лет тоже не будет, а дальше, как говориться: время покажет.

    — Ясно.

    После его слов у меня где-то внутри начало расти чувство обиды.

    — А никого не встретили никого потому, что станция имеет статус закрытой. Работает здесь лишь небольшая группа ученых — исследователей. Насмотрелся? Теперь пошли дальше.

    После пяти минут блуждания по различным переходам и коридорам, мы вскоре остановились перед большими бело-матовыми дверями, которые тут же разошлись в разные стороны. Шагнув за порог, оказались в широком, светлом коридоре с рядом дверей. Пройдя мимо нескольких из них, остановились перед одной дверью, на которой, как только мы приблизились, стали высвечиваться какие-то непонятные знаки.

    — Нам сюда.

    — Я уже это понял, — буркнул я.

    Ожидавший увидеть что-то подобное земной операционной, с которой из-за издержек своей профессии мне как-то пришлось иметь дело, я несколько растерялся. То, что я увидел, больше походило на научно-исследовательскую лабораторию будущего из фантастических фильмов. Чего стоил только один голографический монитор, размерами на четверть стены, висящий прямо в воздухе. Как зачарованный, я смотрел на висящее в воздухе полотнище, пока не услышал голос морфа:

    — Влад, очнись. Ты что, не видишь, тебя приглашают.

    Скользнув глазами по комнате, я увидел еще одного морфа, лишь в общих чертах имитирующего фигуру человека. Меня слегка передернуло при виде подобия человека, делающего приглашающие жесты псевдорукой в сторону овального ложа. За ним стояла непонятного вида установка с технологической консолью, на которой несколькими рядами разноцветных радуг светились шкалы.

    "Брр, ну и жуть, — мысль была неконкретной, отражавшей мое сродни ей такое же неопределенное настроение. — Назвался груздем… — тут я, слегка передернув плечами, покорно зашагал в направлении ложа.

    ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МИРА

    Глава 1

    Я шел, между рядами кресел, за стюардессой по длинному салону ракеты "экспресс", где вместо, обычных сидений были странные коконы. Вот она обернулась, показав мне на ближайшее подобие яйца, мило улыбнулась. Потом, развернувшись, ушла.

    "Красавица. Ничего не скажешь. Хотя все они тут одна краше другой. Но у этой улыбка словно приклеенная. Хм! И что теперь с этим… яйцом делать?".

    Из неудобного положения меня выручил сам кокон, когда в состоянии легкой растерянности я ткнул в него пальцем. Бесшумно раскрывшись, он в одно мгновение превратился в кресло. Я быстро уселся в него, пока оно не передумало превращаться во что-либо другое. Подушки были бездонно мягкие, а спинка такая высокая, что я едва видел других пассажиров. Это меня вполне устраивало, потому что после только одного часа моего пребывания на Терре, я устал от обилия и безумства ярких красок. Они были повсюду и везде. Ярко светящиеся названия, переливающаяся всеми цветами радуги вода в фонтанах и водопадах, полупрозрачные тротуары с пробегающими под ними цветными потоками машин, но особенно меня поразила одежда террян.

    "Местные мужики по яркости своих нарядов переплюнут любого клоуна из земного цирка. Все настолько странно и непривычно, что…".

    Не успел я додумать эту мысль, как посадка закончилась. Двери с легким шипением закрылись. По салону прошел ветерок с легким запахом чего-то очень похожего на хвою. Я ожидал предупреждения о старте, каких-то звуковых сигналов, но ничего не произошло, хотя через минуту каким-то третьим чувством почувствовал, что мы летим. Слева от меня сидевший худой загорелый мужчина, вдруг внезапно исчез; его кресло разрослось, образовав вокруг него яйцевидный кокон. Вслед за ним еще несколько человек исчезли в таких коконах.

    "Что они там делают? Японский городовой! А это ведь только начало. Что же будет дальше? И какого черта я отказался от сопровождающего?".

    — Выпьете что-нибудь? Есть бор, стран, морцо.

    Информация о мире, вложенная в меня на станции была слишком общей и названия напитков в нее не входили.

    — Когда посадка? — решился я на дежурный вопрос, в глубине души сомневаясь, уместен ли даже этот простой вопрос.

    — Через пять минут, — и опять дежурная улыбка на странно неподвижном лице.

    "Господи! Да это же робот! Человекообразный робот. Блин! Нет, ну это ж надо, — мое удивление было безмерным, если не сказать больше.

    С другой стороны, мое сознание было подготовлено и не к таким техническим чудесам, поэтому оставшихся пяти минут полета мне вполне хватило, чтобы прийти в себя от удивления. Двери открылись с легким шелестом, подав знак, что мы прилетели. Народ неторопливо пошел к выходу. Встал, придав себе деловой вид, пошел к двери, но не успел переступить порог, как оказался в сумерках, а под ногами было что-то вроде переливающегося светового потока. Долю секунды колебался, потом, ступив на него, вдруг почувствовал, как движусь вниз, к земле, а еще через секунду ощутил, что стою на упругом покрытии взлетного поля. Идя в потоке пассажиров к мягко подсвеченному куполу космического вокзала, я ощущал волнение и легкую тревогу человека, который неожиданно очутился в незнакомой для себя обстановке. Чтобы отвлечься, я стал наблюдать за всем происходящим вокруг себя. Тот минимум знаний, вложенный в меня, например, ничего не говорил о гигантских, регулярно вспыхивающих у меня под ногами, знаках, ни о странных автоматах, светящихся и переливающихся, как рождественские елки. Люди время от времени подходили к ним, что-то брали и шли дальше.

    "Я даже не знаю, что это такое. Словно питекантроп какой-то!".

    Чувство растерянности, охватившее меня, неожиданно вызвало вспышку враждебности к этому странному и великолепному миру. Я понимал, что в ее основе лежит элементарное чувство зависти, но взять и подавить ее я так просто не смог. Для меня она сейчас была, чем-то вроде игл ежа, выставленных в защиту. Правда, войдя под своды вокзала враждебность, не получив поддержки, исчезла. Остался только легкий след, который я отнес к другому элементарному человеческому чувству — жалости, но уже не по отношению к себе, как личности, а как к представителю человечества.

    "Что, капитан? Не успел осмотреться, а уже жалеешь, что ты землянин? Может, еще попросишь остаться здесь?".

    Самокритика, уняв эмоции, привела меня в чувство. Оглядевшись в поисках выхода, я невольно скользнул по лицам проходящих мимо меня террян. Как вдруг заметил в их глазах любопытство. До этого я не замечал его, так как был слишком занят собой. Любопытство террян снова заставило вспыхнуть у меня в груди огонек враждебности. Чтобы отвлечься, сделал попытку разобраться в значении светящихся гигантских букв, пробегающих по невидимым в полумраке стенам, но опять ничего не понял. О том чтобы обратиться за помощью к террянам не могло быть и речи. Желание доказать этим террянам, что я не "тупой дикарь", подсказанное моим самолюбием, вылилось в самостоятельные поиски выхода из станции. Для начала я просто наугад влился в один из потоков аборигенов, протекавших мимо меня в различных направлениях, в надежде, что он выведет меня отсюда. Так я оказался в другом зале, перед десятком эскалаторов, самых различных цветов и оттенков. Не раздумывая ни секунды, ступил на ближайший из них, ярко — оранжевый, и тут же был поднят наверх. Не успев ничего осознать, как почувствовал легкий шорох открываемых дверей, а затем лицу скользнул легкий ветерок. Сделал шаг, потом другой. Снова раздался шорох, но теперь уже за моей спиной. Двери почти бесшумно сомкнулись за моей спиной. Я не сразу понял, глядя на россыпи огней, лежащие передо мной, что оказался стоящим на широкой смотровой площадке. Подставив свое разгоряченное лицо свежему, легкому ветерку, несущему с собой легкий аромат цветов, я стал смотреть на открывшуюся моим глазам панораму ночного города.

    Только сейчас, оставшись один, я смог признаться самому себе, что не был готов к такому чуду, как чужой мир, а еще больше не ожидал, что окружающее меня великолепие покажется мне настолько чужим и даже в какой-то мере враждебным. Я взглянул вверх. Над головою раскинулось черное покрывало неба. Где-то в глубине этого необъятного космоса был мой дом. Земля. Под сердцем кольнуло, зато в душе посветлело.

    "Я землянин. Этим все сказано".

    Простая мысль, простые слова, но они смогли дать мне силу, отстоять свое "я".

    Осмотрелся. Рядом со мной, в нескольких метрах, стояла обнявшаяся парочка, которую я сразу не заметил, будучи занят своими мыслями. Кто из них кто, в полумраке, из-за разноцветных нарядов, нельзя было понять. Оба были одеты во что-то пушистое, яркое, переливающееся.

    "И что мне теперь делать? Да спросить. Просто спросить, Крылов. Нормальным человеческим языком, если не хочешь провести остаток жизни на этой станции, бродя туда — сюда".

    Только сейчас, осознав глупость своего недавнего поведения, я сделал несколько шагов по направлению к паре:

    — Простите. Как я могу добраться до города?

    Мужчина и его спутница, повернувшись, некоторое время удивленно рассматривали меня. Они были как все, в этом мире, изящны и красивы. Я тоже смотрел на них и думал: — "Красота женщины естественна и понятна для меня, но мужикам то она зачем? Вот хотя бы взять этого. Вылитый Аполлон! Ну, красота пусть. Но этот цветной мех на нем,… - впрочем, ради справедливости я не обошел критикой самого себя. — Что ты прицепился к ним!? Нравятся им попугайные наряды! И все тут. Живут они здесь! Понял, ты, деревня? Живут. А ты здесь только проездом".

    Появившееся следом легкое ощущение одиночества, исчезло, как только я услышал мелодичный голос женщины.

    — Пройдите до конца площадки. Спуститесь вниз. Дорожка вон там, — ее голос мне показался необыкновенно мягким и журчащим — … там внизу стоянка.

    Слева стоял целый ряд машин. Они стояли в нишах, черные, блестящие, похожие на застывшие капли смолы. Я остановился, не зная, что делать дальше. Правда, стоял недолго. Мимо меня из темноты вышла женщина, остановившись у машины, чуть наклонившись, пропала, словно растворилась в ней. Только я успел сделать ей вслед несколько шагов, как эта машина вылетела из своей ниши, плавно обогнув меня, исчезла в темноте.

    "Автомобили это или нет, но эта та стоянка, о которой мне сказали. Едем? А куда? Собственно, в чем вопрос? Конечно, в отель. Долго же ты думал, парень".

    Изнутри машина оказалась прозрачной, широкое сиденье нежно окутало меня со всех сторон.

    — Куда едем? — прогудел мягкий, добродушный голос, совсем не похожий на металлический голос робота.

    — В ближайший отель. Или гостиницу.

    — Внешний круг. Отель "Грот", — в ответе был заложен и вопрос.

    — Поехали.

    Машина мгновенно сорвалась с места и в следующее мгновение, огни города превратились в сливающиеся серебристые полосы. Я абсолютно не чувствовал скорости, будто это не я, а город пролетал мимо меня. Несколько минут спустя, когда машина остановилась, еще не отойдя от феерической воздушности и легкости поездки, я автоматически спросил:

    — Сколько я должен?

    Голос тут же откликнулся:

    — Вы ничего не должны. Всегда к вашим услугам.

    Вылез. Передо мной возвышалось здание, стены которого светились изнутри теплым ярко-зеленым светом. Подняв глаза, я увидел, прямо перед собой, переливающиеся громадные объемные буквы, складывавшиеся в слова "Отель "Грот".

    В холле, выдержанном в золотисто-коричневых тонах, за стойкой находился робот, представлявший собой матовую полусферу с множеством длинных гибких рук. Я подошел к нему.

    — Желаете номер? Ресторан? Бар? Видеотон? — его голос был настолько мелодичным, что мне в нем послышался перезвон колокольчиков.

    Но переполненный впечатлениями, я больше ничего не желал. Мне хотелось поскорее остаться одному, оставив этот яркий мир, выжавший из меня все мои чувства до капли, за порогом двери.

    — Номер, — коротко сказал я.

    Только взял в руку карточку — ключ, как передо мной в полуметре повисла ярко-красная стрелка виртуального указателя.


    * * *

    Разбудил меня незнакомый мелодичный голос:

    — Вас вызывают. Будете отвечать на вызов?

    — Что за черт? — еще не очнувшись от сна и от неожиданности, мой голос прозвучал хрипло и неуверенно. — Кто тут?

    Вслед за вопросом, я сел на кровать, став оглядываться. В легком полумраке, рассеиваемым мягким светом светильников, кроме меня никого не было.

    — Искусственный интеллект. Гостиничное обслуживание. Вы будете отвечать на вызов? — с какой-то непоколебимой приветливостью снова произнес голос невидимого мне собеседника.

    — Да. Буду. Куда говорить? — буркнул я.

    — Просто говорите.

    Пока я переваривал сообщенную информацию, в комнате раздался приятный низкий мужской голос.

    — Здравствуй, Влад. Я не перепутал приветствие?

    — Нет. Здравствуй…, - несколько растеряно протянул я.

    — Меня зовут Корн. Ты прикомандирован к нашей группе. Будем говорить с экраном?

    — Э — э…. Я еще в кровати.

    — Хорошо. Мы ждем тебя в Координационном Центре расследований, в два часа дня. В малом прием — зале. Информацию о нахождении Центра получишь в инфоре отеля. До встречи!

    Я еще не успел ничего сказать, как почувствовал, что связь оборвалась.

    — Деловой мужик, — пробурчал я. — Интересно, сколько сейчас времени?

    — Девять часов тридцать шесть минут утра.

    — А чего окно в этой спальне не прорубили?

    Секундное молчание.

    — Открыть окно?

    — Открой, если не жалко.

    В следующую секунду боковая стена полностью исчезла и комнату залили потоки света. Моим глазам предстала такой необыкновенной красоты панорама города, что я пулей вылетел из кровати, затормозив только в нескольких сантиметрах от прозрачной границы.

    — Красотища-то какая!!

    Глава 2

    Войдя в небольшой зал, стены которого переливались всевозможными оттенками синего цвета, я в который раз поразился яркости нарядов мужчин и красоте женщин этого мира. За невысоким овальным столом, на низких и изящных диванчиках, которые казались естественным продолжением стола, расположилась компания из шести человек.

    Сделав два шага, я остановился, не зная, что делать дальше и как представляться, так как рассчитывал на присутствие морфа, но того среди присутствующих не оказалось. Оживленная беседа, при моем появлении, сразу прервалась, и все присутствующие, четверо мужчин и две женщины, с любопытством уставились на меня. Двое молодых ребят, развалившиеся в свободных позах, на ближайшем ко мне диванчике, были одеты в разноцветные рубашки с множеством карманчиков и невообразимые штаны, переливающейся всей радугой красок. Эти мальчишки, в моем понимании, никак не тянули на матерых профессионалов, способных участвовать в серьезных расследованиях, а скорее были похожи на подростков-акселератов, только что выдернутых из дискотеки. Те же снисходительные ухмылки на лицах, а в глазах — уверенность в собственном превосходстве.

    "Это, похоже, те ребята — электронщики, о которых мне говорил морф".

    Далее шел мужчина, обладавший таким классическим профилем, что хоть монеты чекань с его изображением. Он один, занявший целый диванчик и по-барски раскинувшись на нем, был одет наиболее респектабельно и строго, насколько это возможно для этого мира. Если во взглядах молодых парней сквозило снисходительное любопытство, то "барин" смотрел на меня с нескрываемым высокомерием. Четвертый мужчина отличался от остальных не только цепким и испытывающим взглядом, но и хорошо развитой, тренированной фигурой. В моем понимании, он больше всего походил из присутствующей мужской половины, если не на оперативника, то хотя бы на человека, способного на решительные действия. Скользнув взглядом по мужчинам, я невольно задержал его на женщинах.

    Первая из террянок, сидевшая ближе всего ко мне, выглядела несколько строго из-за не по-женски твердого взгляда, зато другая удивила меня своею странной для этого мира, почти "земной" красотой. Взгляд ее, как мне показалось, в отличие от остальных, не сочился снисходительностью, а просто был наполнен непосредственным женским любопытством. К тому же ее идеальной стройности фигурка, затянутая в узкое подобие комбинезона, выглядела настолько соблазнительной, что мне составило немало труда оторвать нее взгляд. Строгая террянка выглядела на ее фоне более просто, хотя бы потому, что являла собой яркий образчик местной красоты. Затянувшаяся пауза была прервана мужчиной с классическим профилем.

    — Садись, землянин. Поговорим, — его слова, были продублированы небрежным взмахом руки в сторону свободного диванчика. — Ты действительно очень похож на нас. Не ожидал.

    Сев на диванчик, я замер в ожидании вопросов, которые не заставили себя долго ждать.

    — В твоем мире все так грубо одеваются? — сразу вылез с вопросом один из молодых людей. — Странный вкус! Вам что не доступно изящество линий, не радует яркость красок?

    — Радует, но не до такой степени.

    Я старался говорить безразлично, не позволяя чувствам даже зарождаться, не говоря уже об их внешнем проявлении.

    — А, правда, что у вас в ходу бензиновый двигатель наряду с расщеплением атома? И что вы живете парами… — но тут влезшего в разговор второго парнишку, бесцеремонно прервал "барин".

    — Об этом ты можешь поговорить с ним позже, в приватной беседе. Мы здесь не для этого собрались, — довольно сухо заявил он. — Разрешите для начала представиться. Как мы уже знаем, тебя зовут Влад. Мое имя Жорес. Одну из женщин, которую ты особенно пристально рассматривал, зовут Лавинией, другую — Аттеной. Молодых ребят зовут Састин и Дастин. Эти смешные имена они придумали сами себе. Такова сегодняшняя мода нашей молодежи. Это Корн, ветеран среди нас, как по возрасту, так и опыту работы. Теперь, когда, мы представлены друг другу, можем, наконец, вернуться к теме нашего разговора. Ты в курсе, хотя бы в общих чертах, что нам предстоит делать, Влад?

    — Только в самых общих чертах.

    — Этого вполне хватит. Теперь, что касается твоей… работы. Просто побудешь часа два, не более, в пределах действия полей порогового контура под наблюдением регистрирующей аппаратуры. Это все, что от тебя требуется.

    Он не говорил, он указывал.

    "Теперь понятно от кого набрался морф высокомерности. Интересно терряне все такие или мне просто везет на подобных типов? Надо слегка утереть нос этому "барину".

    — Не волнуйтесь, господин — начальник — барин! Буду лежать, как положено, в пределах действия полей порогового контура. Даже скажу вам больше: приложу все свои усилия для выполнения этой трудной и ответственной задачи! — отрапортовал я, глядя прямо в глаза Жореса. При этом я вскочил и утрировано изобразил старого служаку, вытягивающегося в струнку при виде начальства. Грудь колесом, руки по швам, глаза на выкате. Как у меня это получилось, я мог судить по мелькнувшим на губах улыбкам на лицах женщин и ехидным смешкам, раздавшимся с диванчика молодежи. На лице Жореса, надо отдать ему должное, не дрогнул ни один мускул, только взгляд изменился, став оценивающим и жестким.

    — Ни у кого вопросов больше нет? — сказал он ровным голосом, обводя взглядом присутствующих. — Тогда с ним все. Остальное землянина не касается. Влад, ты свободен.

    Я поднялся, чтобы уйти. Настроение резко упало. Не так я видел эту беседу, но с моим мнением здесь, похоже, никто не собирался считаться.

    — Влад, я хотела бы с тобой побеседовать, — голос Лавинии прозвучал неожиданно. Причем не столько для меня, сколько для остальных террян. — Чуть позже, если ты не против.

    — Не против, — с некоторой растерянностью, почти автоматически, дал я свое согласие.

    — Тут напротив входа в Центр есть зал встреч. Подожди меня там. Я скоро буду.


    * * *

    Мы сидели в прозрачной полусфере, за столиком, на блестящей черной поверхности которого, то появлялись, то исчезали целые рои ярко-желтых искорок. Это отвлекало меня, и в то же время не мешало любоваться красотой террянки. Лавиния, помимо моей воли, все больше привлекала меня, все больше ослабляя психологический барьер, который автоматически отгораживал меня от представителей чужих рас. Но вот сейчас он становился все слабее и слабее, что ставило террянку на уровень красивой женщины — землянки, а значит, мне все больше хотелось узнать ее, как личность и как женщину. После нескольких общих фраз, которыми мы перебросились в начале встречи, наступило молчание. Я попытался использовать его, чтобы успокоить свои разбушевавшиеся мысли, одновременно пытаясь найти тему для поддержания разговора, но и то и другое у меня почему-то получалось плохо. Чем дольше длилась пауза, тем больше терялся, хотя ее, насколько я мог понять, совсем не тяготило наше молчание. Она все также спокойно, с долей насмешливого любопытства, смотрела на меня.

    — Наше молчание явно затянулось, — наконец, я решился продолжить разговор. — С моей стороны это невежливо. Но ты должна…

    — А что плохого в молчании? Язык не всегда может выразить то, что могут сказать глаза. Или я не права, Влад?

    "Это как понимать? Что она имеет в виду?".

    — В принципе… да, — промямлил я, надеясь, что говорю то, что нужно.

    — Отложим пока это. Мне сейчас интересно другое. Ты нарочно старался быть таким… невежливым с нами?

    — Нет. Обычно это мне удается без труда, — усмехнулся я, сразу почувствовав себя уверенней.

    Легкий грудной смех был мне ответом. От него у меня сразу потеплело на душе.

    — У меня вообще куча достоинств, — заявил я, изображая шутливую гордость. — А в литроболе и прямом ударе в челюсть вообще нет соперников.

    "Идиот! Ты полный кретин, Крылов! Кто тебя за язык тянул!".

    Но у меня тут же отлегло от сердца — она улыбалась. Правда, несколько натянуто.

    — Ты странный… нет, ты иной. Я думала…

    — Да знаю я, знаю все! Дикарь, только из пещеры вылез. Дубины в руках не хватает. Ты это хотела сказать?

    "Японский городовой! Похоже, язык у меня в сегодняшней скачке опережает голову на полкорпуса".

    — Нет. Не так. Ты вел себя…

    — Сказать тебе честно? Я сегодня просто очень стеснялся, — выдал я ей свой очередной перл.

    — Ты стеснялся? — ее рот даже округлился от изумления.

    — Понимаешь, у меня сегодня с собой не было моей любимой дубины. Привык, понимаешь, крутить ее в руках, во время подобных разговоров. Пойми, на словах, не всегда все можно объяснить, а вот с ней совсем другое дело получается. Очень весомый аргумент.

    Теперь она смеялась в полный голос и так заразительно, что я не смог устоять и присоединился к ней.

    — А если действительно честно сказать, то я немного разозлился и огорчился.

    Ее большие серые глаза, еще секунду назад лучившиеся от смеха, потемнели, внимательно изучая мое лицо.

    — Разозлился? На нас? За что? — по ее лицу проплыло облачко легкой тревоги.

    — Ты играешь? Или действительно не понимаешь?

    — Ты непостижим. Я не понимаю тебя.

    — Тут и понимать нечего. Вы же представляли меня как недалекого аборигена из дико… нецивилизованного мира, а когда поняли, что тот не соответствует нарисованному вами образу и сразу насторожились. Не могу сказать за всех вас, но в Жоресе это явно чувствовалось. Да и в остальных тоже, в большей или меньшей степени. Ведь все неизвестное несет в себе, кроме любопытства, элемент страха. Дело только в его степени воздействия. Так и со мной получилось. Я ведь пробудил в тебе любопытство своим нестандартным поведением, а то, что оно имеет привкус страха, делает его еще более интригующим, захватывающим. Ведь, правда?

    Ее грудь стала подниматься чуть чаще, глаза превратились в черные загадочные омуты, но при этом выражение лица не менялось. Нетрудно было понять, что ее внимательный взгляд, это попытка понять, что я собой представляю, что стоит за моими словами.

    — А ты не пробовал стать мягче? Ведь мы тебе не враги. И чувство любопытства, по-моему, не может являться оскорблением, особенно если выражено в тактичной форме. Хотя у вас, землян, это может быть и не так. Но ты прав, по крайней мере, в одном. Ты насторожил нас. В тебе есть что-то такое…. Дикая, неуправляемая искра, что ли,… которая готова превратиться в любой момент в яростное пламя и сжечь все вокруг. Твое агрессивное начало настолько ярко выражено, что…. Впрочем,… я, наверно, не готова к разговору с тобой. Только мне начинает казаться, что я тебя начинаю понимать, как… ты открываешься совсем с другой стороны. Мне надо подумать. Как насчет завтрашнего вечера? Хорошо? Я позвоню тебе.

    Я, молча и удивленно смотрел на нее, не зная, что сказать на подобное заявление, пока она не встала.

    — До встречи, Влад!

    — До встречи!

    После такого неожиданного завершения нашей встречи, мне только и осталось, что провожать долгим взглядом ее изящную фигурку. Когда она исчезла, я встал и пошел, бездумно глядя по сторонам. Разговор с Лавинией приглушил чувство легкой горечи от первой встречи с террянами, а необычность окружающей обстановки и вовсе свела на нет негативные оттенки оставшиеся в моей душе. К тому же, так я стал думать после разговора с Лавинией, здесь может быть просто непонимание друг друга, основанное на несхожести рас. Сделав подобное заключение, я в очередной раз удивился пришедшей мне в голову мысли.

    "Нетривиальные мысли. Расту. Вперед, Крылов! Пойдем, посмотрим, как тут люди живут".

    Глава 3

    То, что это была уже наша вторая встреча, не добавило мне решительности. Так же, как в первую нашу встречу, я чувствовал себя неловко в ее обществе.

    "Как мальчишка на первом свидании. Японский городовой!".

    Секунды молчания для меня мучительно тянулись, пока я судорожно перебирал в памяти те слова, которые говорил раньше женщинам, но которые не осмеливался произнести вслух сейчас. Судьба, во второй раз в моей жизни, подарила мне ощущение влюбленности, это странное чувство души. Чем больше я осознавал это, тем больше терялся. Будто прочитав, что твориться в моей душе, Лавиния игриво спросила: — Как ты считаешь, я тебе, как женщина, подхожу?

    Этот вопрос оказался настолько неожиданным и необычным, что я окончательно растерялся, а вместе с растерянностью пришла злость. Вот чего я не любил, так это моменты растерянности в самом себе.

    "Что б ты, чертовка, провалилась со своими каверзными вопросами!".

    Но в глубине души я, конечно, не желал этого, сознавая, что это напускное. Своеобразная защитная реакция.

    — Да. Наверно, — ответил я, даже не поняв, что сказал.

    — Это от души сказано или из вежливости? — продолжала она давить на меня.

    За время нашего короткого разговора с ее лица не сходила улыбка, которую, в другое время, я мог бы назвать многообещающей, но сейчас она казалось загадочной. Неожиданно рассмеялся, представив себя со стороны; большой, здоровый мужик, запинающийся на каждом слове, словно прыщавый юнец на первом свидании.

    — Над чем ты смеешься? — она по детски нетерпеливо заглянула мне в глаза. — Если надо мной, то я обижусь.

    "Неловко получилось, — с легкой досадой подумал я.

    Но мой смех неожиданно для самого себя снял с меня цепи, до этого сковывавшие мой разум и язык.

    — Честно говоря, я смеюсь над собой, — признался я с нарочитой ноткой вины в голосе.

    — Мне кажется, у тебя не должно быть серьезного повода для смеха. Ну, если только чуть-чуть, — не преминула она уколоть меня.

    Я снова насторожился, ожидая очередного подвоха с ее стороны.

    — Ты не хочешь пройтись немного вместе со мной?

    — Хоть на край света, — шутливо ответил я, почувствовав себя немного легче оттого, что разговор стал развиваться по знакомой мне схеме.

    Но, вдруг отбросив свое игривое настроение, она неожиданно сказала:

    — Должна сказать, ты неплохо вписался в наш мир. Немного ошеломлен, но не более того, что… не совсем естественно в твоем положении. Хотя, кто знает. Ведь мне не приходилось сталкиваться еще с такими, как ты. Я слышала, что ты служишь,… как это сказать… в специальных войсках. Да? — в ответ я просто кивнул головой, не став ничего объяснять. — Значит, твоя психика должна быть натренирована и предельно устойчива к внешним раздражителям.

    Резкая перемена смены темы сначала вызвало недоумение, а за ней настороженность.

    "Похоже, она тебя прокачивает. Ей интересна твоя реакция, Влад. Иначе как все это можно понять?".

    — Гоняешь меня по психологическим тестам, исходя из простого любопытства или получено задание? Составляете психологический портрет? Наверно, да. Конечно, пока он виден только в общих чертах. Может, хочешь конкретных деталей? Тогда давай сделаем так. Мы отправимся ко мне в номер и займемся… э-э, сексом, а потом я расскажу тебе о своих детских ночных страхах. Секс и мои детские воспоминания прекрасно дополнят уже сложившуюся картину моего внутреннего мира. Ну, так что?

    Она напряглась, это было видно, как плотно сжались ее губы, превратившись в две узкие полоски.

    — Почему ты так решил? Ведь я по своей второй профессии — социолог, а не психолог. И мне не интересен твой внутренний мир, как специалисту. Хотя нет, интересен, но не так… Вернее, просто… любопытен, как женщине.

    — Теперь все стало на свои места. Непрофессионализм, вот что тебя подвело. Ты рассчитывала сыграть роль психолога, считая, что пещерный человек, то есть я, не дойдет своим тупым умишком. Ты или переоценила себя, или недооценила меня. А, скорее всего, и то и другое.

    — Я недооценила тебя, — призналась она, но ноток раскаяния в ее голосе не было абсолютно. — И скажу сразу: я не изучала тебя. Просто мне было интересно, почему ты отметил меня среди всех остальных. Хотела узнать только это. Чисто женское любопытство.

    От ее слов веяло такой ребячьей непосредственностью, что я уже не знал, что думать. Или меня продолжают прокачивать на более высоком психологическом уровне или то, что она сказала, правда. Не зная, как среагировать на ее слова, я просто сказал, что думал:

    — Ты своим признанием застала меня врасплох. Совсем запутала. Теперь даже не знаю, что о тебе думать.

    — Давай не будем мучиться догадками, а просто пойдем дальше. Я знаю одно место, которое, как мне кажется, должно понравиться тебе. Там поговорим о твоих детских страхах, а если останется время, то и о сексе.

    Ее детская непринужденность в недетских вопросах одновременно умиляла меня и заставляла настораживаться. Она интересовалась многими аспектами жизни на Земле, но особенно сильно ее интересовали отношения полов на моей планете. Возникавшее время от времени чувство смущения на поставленные напрямую вопросы, мое неоднозначное отношение к ней, как к женщине, все это быстро перемешалось и затянуло меня в водоворот непосредственного и живого разговора так быстро, что я не заметил, как мы пришли.

    Громадный зал, выдержанный в серебристо-черных тонах, поражал своими размерами. Его своды, казалось, уходят куда-то ввысь, где в легком полумраке, смыкаются на недостижимой глазу высоте. Но главное чудо заключалось в другом. В разбросанных по залу множестве фонтанов и фонтанчиков. Между фонтанами стояли столики, за которыми сидели, тихо беседующие, люди различных возрастов. Здесь не было, ни веселых компаний, ни громкой музыки, ни яркой иллюминации, здесь царствовала тишина, прерываемая только легким шумом падающей воды. Каким образом достигался подобный эффект, я даже не стал спрашивать, а принял как факт.

    — Как тебе нравиться это место? — смотря в одну известную ей точку зала, спросила Лавиния.

    — Нравиться. Очень, — сказал я негромко, стараясь не нарушать хрустальной тишины зала. — Я даже подумать не мог, что такие места у вас существуют.

    — Я здесь бываю, когда хочу отвлечься от дел, от суеты.

    Пройдя в глубину зала, мы устроились в мягких креслах за столиком, у небольшого фонтанчика. Усевшись, я только теперь понял смысл такого количества фонтанов. Они являлись своеобразными стенками, образуя отдельные кабинеты.

    — Здесь есть что-нибудь крепкое? Алкогольное?

    — Есть. Я предложу тебе один напиток, на свой страх и риск. Ну, как рискнешь? — при этом она лукаво улыбнулась.

    — Спрашиваешь! Конечно, рискнем.

    Жидкость, налитая в бокал, оказалась прозрачной как слеза.

    — На вид — водка. Если она и на вкус такая же…

    Встретив ее непонимающий взгляд, объяснил:

    — Водка — это крепкий алкогольный напиток на Земле. Пробуем. За тебя, Лави!

    Взял невесомый, играющий на своих гранях разноцветными искорками, бокал и одним махом вытянул его содержимое. Потом осторожно поставил его на столик. Не успел я завершить свое движение, как мне показалось, что алкоголь почти мгновенно наполнил каждую клеточку моего тела огнем. Тут же затухнув, он словно очистил меня, возродив вновь, вызвав при этом удивительную легкость души и тела. Только крепость роднила его с водкой, а в остальном, вкусом, ароматом и ощущениями, он являл собой просто божественный напиток.

    "Да — а… Вот это вещь! Лучшей… водки в жизни не пил! — подумал я, а вслух спросил более интеллигентно: — Как вы называете этот напиток?

    Сидевшая напротив меня Лавиния, бросила на меня новый лукавый взгляд:

    — Дар небес.

    — Воистину, название соответствует этому напитку, — сказал я, прислушиваясь к приятной теплой волне, накрывшей меня целиком. — А откуда оно появилось?


    * * *

    Как мы оказались в моем номере, наверно, я так никогда и не вспомню. Только помню, окутавшую нас тишину номера, ставшую непроницаемым барьером от музыки, шума и смеха веселящегося мира. Я держал ее в объятьях посредине комнаты и не хотел отпускать. Нежным, одновременно страстным движением она погрузила пальцы в мои волосы, став страстно искать мои губы. Наконец, наши губы соединились в глубоком, лихорадочном поцелуе. Это продолжалось вечность, а может, считанные секунды. Время перестало существовать, и пространство, закрутившись вокруг нас, обернулось непроницаемым коконом, отрезав нас от окружающего нас мира. Успокоились мы только на рассвете, когда по комнате робко прокрался первый бледно-желтый луч.

    — Ты не спишь, малыш? — прошептал я и наклонился, чтобы поцеловать ее, но она прикоснулась кончиками пальцев к моим губам. Подержала их какое-то мгновение, потом скользнула рукой вдоль моей шеи к груди, обвела твердое углубление между ребер.

    — Мне нравится, когда ты меня так зовешь. А это что, шрам?

    — Шрам.

    — Откуда?

    — Брал одного бандита, а тот… — начал я говорить и тут же резко прервал себя, потому что понял, описание моего подвига, как бы красиво его не описал, будет для нее звучать дико, в лучшем случае, а в худшем,… даже лучше не думать. Только я собрался перевести все в шутку, как увидел ее глаза, полные жадного и одновременно настороженного любопытства. Не ожидал я увидеть такой взгляд в подобный момент. Меня все же оценивали, сравнивали, изучали. Сознание захлестнула холодная ярость. Первым моим порывом было выматерить ее и выгнать в шею, но, зажав всего себя в кулак, заставил успокоиться: — Не проявляй дикость, Влад. Она только этого и хочет".

    Она видно почувствовала нечто неладное, происходящее со мной, потому что в следующий момент ее глаза стали сонными и ласковыми. Пока я пытался сообразить, как мне вести себя дальше, она, потянулась мягко и изящно, как кошечка, игриво сказав при этом:

    — А знаешь, что? Давай, лучше, немного поспим, а то ты просто замучил меня этой ночью. Потом, позже, ты мне все-все расскажешь. Хорошо, милый?

    Поцеловав меня в висок, тут же вытянулась вдоль меня, тесно прижавшись ко мне своим жарким телом. Спустя некоторое время мне начало казаться, что подобного взгляда вообще не было. Просто воображение разыгралось. Мне хотелось так думать, и я начал вспоминать наши любовные игры, но уже не смог проникнуться ощущениями недавней страсти. Очередная попытка разобраться в случившемся, закончилась тем, что я уснул.

    Глава 4

    Утро нового дня началось с сообщения: — Инфорслужба отеля. Вам вызов.

    Открыв глаза, бросил взгляд на кровать, рядом с собой. Только смятая подушка, да отброшенное в сторону легкое, почти невесомое одеяло. Я был один.

    — Давай.

    — Влад, здравствуй! — раздался в номере голос Лавинии. — Получены новые данные по Медее. Нужно обработать их до нашего отбытия. Отъезд завтра, в одиннадцать дня. Станция "Медея". Постарайся не опоздать.

    Только успел открыть рот, как связь отключилась. После пары минут размышлений на тему женской логики, я пришел к выводу, что у землянок и у террянок одна прародительница — Ева, после чего поплелся в ванную, приводить себя в порядок.


    * * *

    Здание станции перехода мне не надо было искать. Тот, кто видел его хоть однажды, запомнит на всю жизнь. Огромный шар серебристого цвета мерцал и переливался на солнце, как гигантская жемчужина. Похожие друг на друга, как капли воды, они строились с таким расчетом, что любое разумное существо должно запомнить навсегда, это — станция нуль — перехода. Единственное, что их отличало, то это символы, висевшие в воздухе над ними. Они означали мир, к которому вел тот или иной пространственный туннель.

    Некоторое время стоял перед входом, рассматривая висевший над куполом символ Медеи — два скрещенных клинка на фоне чего-то красного.

    "То ли закат, то ли пожар. Или флаг. Хотя… могут быть красные горы. Главное изобразить, а там у кого, на что фантазии хватит. Японский городовой! Время. Надо поторопиться".

    Уже подходя к воротам станции, я вдруг забеспокоился: не придется ли мне искать свою группу среди многочисленных туристов, но, войдя внутрь, понял, что мои страхи оказались надуманными. На громадной площади я насчитал не более двух десятков медеян, а также несколько, разбросанных по залу, групп туристов, общей численностью не более сорока — пятидесяти человек. Между ними сновали юркие автоматы — бары, предлагая напитки и легкую закуску. В глубине зала находились большие ворота в виде арки. На каждой из створок переливались всеми оттенками красного точно такие же символы, который висел над куполом станции.

    Моя встреча с группой была обставлена не хуже любого дипломатического приема, где искренность с лицемерием ходят под руку. Непринужденность поведения террян меня немало поразила, особенно после того "теплого" приема, оказанного мне в Центре. Было много улыбок, приветов, но как только на меня посыпался град вопросов о моих впечатлениях, под потолком зала прозвучал громкий мелодичный звук, чем-то похожий на удар гонга, после чего последовало сообщение:

    — Планета Медея! Проход открыт!

    В то же мгновение ушли в стену створки ворот, выполненные в виде арки. Все присутствующие в зале, аборигены и туристы, тут же потянулись к открывшемуся проходу. Я знал процедуру перехода, так как подобным путем попал на Терру. От ворот коридор идет до самой камеры перехода, представлявшей собой диск — площадку, являющую собой точку перехода. Становишься на нее, бац — и ты в другом мире! Так оно и сейчас случилось, обыденно и просто. Пройдя через диск — площадку, я вышел в такой же зал, но уже расположенной на Медее. Абсолютно ничего не ощутил, пока не вышел на свежий воздух.

    Проходя туннелем первый раз, я сначала ничего не ощутил от волнения, а очарованный новым миром, тут же забыл о переходе. И только в эту минуту, уже стоя на земле Медеи, я почувствовал легкий холодок в груди, оттого как легко и просто перенесся в немыслимую даль в течение нескольких минут. Я только на секунду представил, сколько у меня за спиной осталось парсеков безбрежного холодного космоса, что даже на миг остолбенел от реальности произошедшего, только что со мной, чуда. Ощущение длилось недолго, только до того момента, как ощутил тепло медно-красного светила, вдохнул с легким порывом ветерка соленую влажность океана со сказочными ароматами местной растительности. С удовольствием, втянув носом этот навевающий негу коктейль, неожиданно для себя вдруг испытал прилив непонятного оптимизма. Как-то незаметно отошли в сторону чувства, вроде горечи ущемленного самолюбия, легкой занозой, сидевшей во мне. Улыбнувшись самому себе, я покрутил головой, и с мыслью: — Влад, братишка, сколько той жизни! Наслаждайся моментом! — двинулся в след группе смеющихся и восторгающихся природой чужого мира, туристов.

    Забравшись, вслед за своими спутниками, на открытую платформу, защищенную от порывов ветра элегантно изогнутыми прозрачными бортами, я огляделся в поисках Лавинии и почти сразу увидел ее, стоящую у борта, и весело болтающую в компании незнакомых мне террян — туристов.

    "Подойти? Не стоит. Будет еще время поговорить, — с этой мыслью я стал смотреть на проплывающий внизу город-столицу этого мира, Тиллу. С непередаваемым чувством любопытства я смотрел на здания и зеленые массивы гигантского мегаполиса. В причудливую архитектуру города органично вписывались парки и скверы, а также нечто, что я смог определить только как местные леса, потому что на этих участках, как ни старался, не смог разглядеть ни малейших признаков деятельности медеян. Пролетая над подобными участками, даже на такой большой высоте ощущались сплетенные воедино тысячи изысканных ароматов, приятно кружа голову. Природа этого мира отличалась таким количеством форм и неистовством расцветок, что у меня иной раз дыхание перехватывало, когда я видел очередное растение. Особенно это было заметно на гигантских, причудливых форм, клумбах, где буйство красок просто завораживало. Но больше всего меня поразили деревья, очень похожие на земные подсолнухи, только гигантских размеров. Проплывая над большими разноцветными бутонами, и слыша нежный шелест гигантских лепестков под порывами ветерка, мне только начало казаться, что я перенесся в волшебную страну великанов, как тут перед моими глазами неожиданно вырос комплекс зданий, расцветкой и формой напоминающий мыльные пузыри. В следующий миг гравитационная платформа пошла на снижение, я понял, что мы прибыли к конечной точке.


    * * *

    Не успел я переступить порог бара, как на меня уставилась моя собственная, гигантских размеров, физиономия. Это было настолько неожиданно, что я просто остолбенел на какой-то миг. Не успев поверить в подобное чудо, как в следующий момент мое изображение распалась на шесть больших экранов, по которым продолжился показ передач сразу с нескольких спортивных арен.

    "Фу, а я уже подумал…. что выбился в местные национальные герои и меня транслируют на каждом углу. А это просто рекламный фокус! Оригинально! Интересно, а что еще тут такого интересного припасено?".

    Специфика работы наложила на меня свой отпечаток и теперь вне зависимости и места мой мозг в незнакомой обстановке автоматически начинал просеивать сквозь себя, а потом анализировать и обрабатывать информацию. Вот и сейчас автоматически подмечалось все, каждая мелочь, вплоть до ощущения растерянности, мелькнувшее на лице бармена при моем появлении и нечто похожего на настороженность на лицах посетителей. Стойка с семью высокими табуретами. Восемь столиков, за которыми в общей сложности сейчас сидело семь аборигенов. На первый взгляд это был стандартный интерьер земного бара, если бы не специфическая внешность аборигенов, шесть больших голографических экранов, да развешанные на стенах объемные изображения картин с эпизодами проходивших ранее боев.

    "Похоже, это место для сборищ спортивных фанатов, — сделав подобное заключение, я не спеша двинулся в направлении стойки.

    Внешняя сторона стойки была так же выложена из картин боев, подобных тем, что висели на стенах. Моему появлению в баре предшествовал недавний разговор с Лавинией, произошедший сразу после прибытия нашей группы в отель. Устроившись в своем номере, я связался с ней и предложил вместе посмотреть местные достопримечательности, но получил завуалированный отказ, со ссылкой на неотложные дела. От нее я так же узнал, что на мое имя открыт счет, практически неограниченный. Эта новость в какой-то мере уняло начавшую зарождаться обиду. Выйдя из гостиницы, я пошел, куда глаза глядят, пока не набрел на этот бар. Над его входом колыхались в воздухе серебристые лезвия скрещенных клинков, а под ними красовалось название местного питейного заведения. "Кумир".

    "У вас все дела, господа. Работайте! А я, так совсем наоборот! Так что, Влад, гуляем! Для начала попробуем местного пива, — с этой мыслью я плюхнулся на ближайший стул. Заказал пиво. На пробу. Получив высокий стакан, я с немалым удивлением ощутил в руке его массивную тяжесть, так как до этого приходилось сталкиваться только с невесомым, почти воздушным стеклом. Его массивность, придав чужому бару еще одну земную черточку, неожиданно заставила меня вспомнить о моем родном мире, Земле. Мысленно поднял бокал за родную планету, после чего сделал долгий глоток и чуть не скривился, но в последний момент удержался из уважения к чужому миру и его обитателям.

    "Это разве пиво?! Моча кошачья! Надо что-либо покрепче заказать, чтобы смыть этот кислый привкус!".

    Но тут же решил, что не следует делать поспешных выводов, а вместо них сделать еще пару — другую глотков, для окончательного решения вопроса, а пока просто посидеть, привыкая к местной жизни. Так и сделал. Сделал еще несколько глотков, полюбовался на развешанные картины с боями, пока не решил, что пришла пора пропустить рюмку — другую чего-нибудь более крепкого. Только я развернулся к бармену, чтобы проконсультироваться с ним о напитке, как послышался звук открывшейся входной двери. Пришедших я видеть не мог, так как сидел спиной к входной двери, зато сразу ощутил некоторую напряженность, возникшую с приходом новых посетителей. Мгновенно наступившая тишина, а затем возобновившийся гул, который стал звучать явно иначе, заставили меня насторожиться. Переход от расслабленности к тревоге, заставил меня более резко, чем я даже предполагал, развернуться и застыть в немом удивлении. В пяти метрах от меня, на пороге, стояла тройка представителей местной молодежи, мало чем отличающихся от наших неформалов.

    Троица, увидев мой удивленный взгляд, очевидно, посчитала его за растерянность, после чего радостно оскалилась и дружно потопала в мою сторону.

    "Чего это они?! Хотя и так ясно, что не тост "За дружбу народов" предложить! И все-таки чего они стоят и ждут?!".

    Стоявший несколько впереди своих дружков, судя по всему, главарь, избоченившись, скалился во весь рот. Его длинные волосы были стянуты на затылке в хвост довольно приличных размеров. В ухе поблескивала небольшая серьга, а на шее висело грубо сделанное ожерелье из какого-то металла. Такие же ожерелья висели на шеях его приятелей. Вожак был одет в черные шорты и такого же цвета жилет, открывающий грудь и довольно широкие, по местным меркам, плечи. Двое его приятелей были одеты точно также, но в плечах явно проигрывали своему предводителю. Мы еще некоторое время смотрели друг на друга, пока до меня дошла суть происходящей ситуации.

    "Японский городовой! Так они ведь приняли меня за террянина! У них же там какие-то трения между собой. Не успел прилететь, а уже влип! Надо как-то выкручиваться".

    Страха я не чувствовал, так как не видел среди блатной тройки настоящих бойцов. Меня сейчас больше волновало другое — двойственность моего положения. Они приняли меня за террянина, а ситуация как не крути, была пиковой. Может попробовать им объяснять, что я землянин? Попробую.

    — Послушайте, парни. Произошла ошибка. Я….

    "Блин! А мне можно говорить, что я с Земли или нельзя?! Японский городовой!

    Нет, этот вопрос не поднимался. Так что теперь делать?".

    — Ну, что замолчал, террянин? Язык проглотил?! Или решил изобразить своим видом высокий полет мысли? Или ты до такой степени трус, что даже достойно не можешь ответить?

    — Слушай, меня мальчик внимательно. Сейчас вы извинитесь передо мной, а затем идете домой. К папе с мамой. А будете продолжать хулиганить, я вас отшлепаю! Все понятно?!

    — Ты…! Ты,… это мне сказал? Ты же трус, террянин! За твоими словами нет ни силы воли, ни храбрости! У тебя есть только одно оружие — длинный, болтливый язык!

    После слов, сказанных главарем, двое, что стояли по его бокам, расступились, как бы беря меня в кольцо. Теперь все, без исключения, сидящие за столиками, медеяне, прервав разговоры, уставились в нашу сторону. Быстро пробежался глазами по залу. Ни особого возмущения, ни смущения, ни в глазах, ни в лицах, не заметил. Все словно чего-то ждут.

    "Похоже, эти гоблины просто так не уймутся!".

    — Ты не угадал, парнишка! У меня есть еще пара крепких кулаков и если ты не успокоишься, я задам вам всем троим хорошую взбучку.

    После моих слов наступила мертвая тишина. Я не мог понять, почему даже при прямой угрозе эта троица не бросилась на меня, пока не уловил искру недоумения в глазах вожака.

    "Вот оно что! Не вписываюсь в образ трусливого террянина. Забыл изобразить дрожь в коленках. Надо же!".

    Противостояние явно затягивалось. Ситуация оказалась не той, на которую видно рассчитывали все присутствующие в баре. Чужак не заверещал от страха и не побежал сломя голову, зовя на помощь, а вместо этого спокойно сидит, да еще вдобавок нагло скалит зубы. Лезть на рожон молодняк явно не хотел, слишком странной и непредсказуемой оказалась жертва, но путь отступления был отрезан. За их спинами сидели соотечественники, наблюдавшие за происходящим.

    — Мы тебя на куски порвем, тварь бледная, — шипящим голосом, наконец, заявил вожак.

    — Это я уже где-то раньше слышал. Да и кто я такой, чтобы спорить? На куски, так на куски, — лениво протянул я, при этом сделал вид, что начинаю поворачиваться обратно к стойке, а сам, тем временем, молниеносно схватив со стойки тяжелую кружку и наотмашь врезал им по голове главарю. Тот охнул и начал заваливаться на бок, а в меня полетел кулак стоявшего слева молодого аборигена. Приняв удар на левую руку, с силой ударил прямым правой. Ноги нападавшего оторвались от земли, и тот, как мешок, грохнулся на пол. Последний оказался самым трусливым. Вместо того чтобы сразу напасть на меня, он судорожными движениями попытался достать из-за пояса, что-то наподобие короткой дубинки. Дал ему время достать ее, после чего врезал в челюсть. От всей души. В следующее мгновение он уже лежал, раскинув руки, на полу. Выпрямившись, я замер у стойки, настороженно ожидая ответной реакции посетителей. Сидящие за столиками люди, некоторое время, молча смотрели на меня, потом, как ни в чем не бывало, вернулись к своим спорам и пиву. Не дождавшись праведного лозунга народной ярости: "Чужие наших бьют!", расплатившись, я быстро покинул бар. Свежий прохладный ветерок приятно обвевал мое разгоряченное лицо.

    "Японский городовой! Неужели проскочило?! Ни криков, ни воплей, ни сирен полиции. Это радует! Чувствуется высокий уровень цивилизации!".

    Мысли и чувства, нахлынувшие на меня сейчас, после выброса адреналина, несли с собой чувство хорошо выполненной работы, которое вряд ли понял кто-нибудь из заласканных жизнью террян.

    Глава 5

    Следующий день принес то, от чего, как я думал, уже давно отказались в этих высокотехнологичных мирах. Меня вызывали на совещание. Только услышав это слово, сообщенное мне искусственным интеллектом отеля, я первым делом подумал, что неправильно понял его значение. Тут же потребовал уточнить его смысл, но к моему глубокому удивлению оказалось, что оно действительно соответствует своему значению.

    Теперь я шел в конференц-зал отеля, с экзотическим названием "Серебряный лес", где должно было проходить это самое совещание.

    "Чего они еще хотят от меня? Ведь Жорес четко определил для меня задачу. Или дело во вчерашней драке? Вряд ли! Не думаю, что бы ради этого собрали совещание. Может, нашли кого-то из землян? Впрочем, чего гадать, узнаю все на месте".

    Занятый мыслями, я не заметил, как дошел вслед за голографическим стрелкой — указателем до широких дверей серебристого цвета, вся поверхность которых была покрыта россыпью узоров из переплетенных веточек с листиками и цветов. Переступив порог, я увидел, что такие же узоры покрывают стены небольшого овального зала, а те места, где падали потоки солнечного света, казались покрытыми искрящимся серебристым налетом. Посредине помещения стоял длинный, на вид массивный стол из темного дерева, окруженный с двух сторон такими же массивными креслами. Отделка спинок и сидений кресел повторяли рисунок стен. По самому центра стола проходила линия маленьких вазочек, в каждой из которых была своя индивидуальная композиция, состоящая из веточек и цветов. По одну сторону стола сидела группа террян, в урезанном составе, а на противоположной стороне четыре кресла занимали медеяне.

    "Кстати, а где наша "золотая молодежь"? Как их там? Састин? И как его…? Морфа тоже до сих пор нет".

    Громко поздоровавшись, сел рядом с Корном. Одного беглого взгляда по лицам присутствующих мне вполне хватило чтобы понять, радости от встречи друг с другом никто из присутствующих не испытывал. Даже стол выглядел как граница раздела двух вражеских территорий. Двое, из сидевших медеян были затянуты в мундиры, а двое других — в свободной, легкой одежде мягких, приглушенных тонов. Мои коллеги в своих ярких одеждах выглядели на фоне медеян, как группа молодежи, сорвавшейся с дискотеки, среди солидных представителей общества, собравшихся для делового разговора. Это так же подчеркивалось неестественной молодостью и легкостью фигур террян, чего нельзя было сказать об аборигенах, возраст которых явно соответствовал их внешнему виду.

    Только успел сесть, как тут же поднялся, один из двух военных, судя по количеству нашивок, главный по чину. Коротко и сухо поприветствовав нас с прибытием, он начал с себя представлять членов комиссии. Сам он оказался "первым полицейским страны" или, если перевести на нормальный язык, министром полиции Медеи. Представленный следующим, военный, с подтянутой фигурой и строгим лицом, оказался командиром особого отряда, отвечающий за охрану полигона, где находился выход туннеля — пришельца. Третьим оказался высокопоставленный чиновник, являвшийся на этом совещании представителем правительства, четвертый медеянин — чиновник по особым поручениям министерства иностранных дел, отвечающий за решение проблем, которые могли возникнуть в процессе нашей миссии. Закончив представлять членов правительственной комиссии, "первый полицейский" дал слово нашей стороне. Лавиния встав, кратко представила присутствующих террян и меня, после чего последовал перечень задач, с которыми мы прибыли на Медею. Ее лаконичная речь была выслушана очень внимательно, но чем ближе она подходила к концу, тем мрачнее становились лица медеян. По ним было видно, то, что они слышат, им явно не нравиться. Дослушав до конца, члены комиссии несколько минут в полголоса совещались, после чего снова взял слово министр полиции. Его речь, начавшись от обвинений в непрофессионализме лиц, которые по его словам, фактически провалили расследование, закончилась завуалированным возмущением из которого можно было понять, что после топорно сделанной работы приехали эти типы и еще чего-то от них требуют.

    Снова встала Лавиния. Судя по тому порывистому движению, прямо подбросившему ее с кресла, и легкому хлопку ладонью по столу, как бы призывающему к вниманию, она была зла. Позволив повисеть молчанию несколько секунд в воздухе, тем самым, концентрируя на себе внимание, она начала говорить.

    — Вы указали нам на наш непрофессионализм, но почему-то ни слова не сказали о своих успехах! Что конкретно было сделано вами за эти десять дней, после получения от нас информации? — ее голос во время этой короткой речи звучал то язвительно, то резко и напористо.

    — Все не так просто, как вам кажется. По информации, полученной от вас, а также по данным, полученным нами от осведомителей, мы очертили круг подозреваемых. Поэтому могу вас заверить, расследование идет полным ходом. Но мы не можем…

    — Я просила — только факты! — ее слова, словно удар хлыста, ударили по медеянам. Их лица, до этого бывшие суровыми, теперь стали жесткими.

    — Я еще раз повторяю! Все не так просто! Формула "арена — тотализатор — деньги", по которой вы предлагаете вести поиск преступников, выводит нас в высший свет нашего общества. Трое из владельцев арен заседают в Совете Кланов, не говоря уже об их связях в правительстве. Личность каждого из этих медеян требует тонкого и тщательного разбирательства. Следствие идет согласно букве закона и никто, вы слышите, никто не вправе упрекнуть нас в этом!

    — Опять слова! Хорошо. Об этом мы еще поговорим в вашем кабинете министров. Надеюсь, что там я получу более полные и конкретные ответы на свои вопросы. Теперь скажите, как обстоит дело с похищенными землянами?

    — Мы провели тщательную проверку всех официально зарегистрированных клубов и не обнаружили представителей планеты Земля. Следующим этапом был сбор сведений о полуофициальных боях и,… - тут он помедлил, — о "черном" тотализаторе. Сбор данных проходил тайно, через информаторов, но сведения к преступникам, похоже, все же просочились. Пока мы успели пока вычислить местонахождение пяти землян. Сейчас они, под охраной, в военном госпитале. Судьба остальных пока неизвестна. Но, уверяю вас, поиск идет непрерывно.

    Закончив, тяжело выдохнул, словно сбросил с плеч тяжелую ношу, после чего сел на свое место, уставившись неподвижным взглядом в темное дерево стола. Наступившее неловкое молчание нарушил легкий шум открывшейся двери. Нашим глазам предстал взволнованный молодой полицейский. Он попытался начать рапортовать сразу уже с порога, но, увидев нас, растерянно замолчал.

    — В чем дело? Говори при них! — резко, несколько нервно, воскликнул "первый полицейский страны". — Быстрее!

    Юный офицер, снова вытянувшийся по стойке смирно, начал рапортовать:

    — Нашли еще двенадцать землян, спрятанных в психиатрической больнице. Арестован главный врач больницы и… второй медик страны. Сейчас они дают показания.

    — Как? И этот тоже? — у "первого полицейского страны" самым натуральным образом отвисла челюсть.

    Этого краткого сообщения вполне хватило, чтобы понять, что за похищениями землян стоят не только владельцы арен, но и чиновники самых высоких рангов. В наступившей тишине было слышно только шумное дыхание, еще не остывшего от бега и волнения, юного полицейского. Спустя минуту, когда министр полиции сумел взять себя в руки, мы услышали его голос, обращенный к вестнику:

    — Вы свободны. Ну, а мы продолжим наше совещание. Как видите, наши люди продолжают работать не покладая рук. Так что надежду найти остальных землян мы не должны терять!

    Его слова должны были обнадежить и воодушевить присутствующих, но при этом в его тоне сквозила настолько явная растерянность, что весь пафос пропал даром. Тут неожиданно встал советник. Видно, будучи из местных "ура — патриотов", он с ходу толкнул целую речь в защиту незаслуженно обиженных медеян. В ней не было ничего особенного, но случайно брошенный взгляд на Лавинию, заставил меня пересмотреть свой взгляд на происходящее. Ее закаменевший профиль, плотно сжатые губы неприятно удивили меня, тем более что ничего особо оскорбительного в этой пространной речи я не услышал.

    — …. речь, наверно, показалась вам слишком эмоциональной. Извините меня. Сказалось чувство обиды за свой народ.

    Не успели прозвучать его последние слова, как тут же раздался голос Лавинии:

    — А как насчет наших чувств?! А о нашей гордости и достоинстве вы забыли? Или слежку за мной и Жоресом вы считаете как дополнительный почет, оказанный нам?

    — Это не слежка, а охрана. Во избежание возможных покушений на ваши особы со стороны преступников. И не более того, — тут же последовал быстрый ответ, вслед за ним на его губах появилась едва заметная ухмылка. Он видно ожидал подобных вопросов, потому что ответ последовал незамедлительно, без малейшей запинки.

    — Почему не поставили нас в известность?! — продолжала горячиться Лавиния. — А как же ваши громкие слова о правах?! Или они касаются только вас?!

    — Поставил. Сейчас, — издевка в голосе прозвучала еще явственней.

    Напряженные лица террян. Злые глаза медеян. Будь это на Земле, я бы сказал: "Драки не миновать". Но здесь — не там. Но почему нет? Всколыхнувшаяся злость, вместе с чувством обиды за Лавинию, настоятельно искала выхода. Какого-нибудь действия. Мозг тут же принялся перебирать возможные варианты, при этом, понимая, что нельзя чрезмерно накалять обстановку.

    "Если нельзя врезать ему по харе, то почему не послать этого зарвавшегося урода по матушке. Отвести душу! Эх, где наша не пропадала!".

    — Если ко мне вопросов или претензий больше нет, — заявил тоном победителя представитель правительства, — то я, с вашего разрешения, сяду.

    Но сесть ему не удалось, так как неожиданно для всех я вскочил на ноги. Головы присутствующих тут же дружно повернулись в мою сторону. В глазах настороженность. Что-то будет! Только у советника на лице проступила растерянность, ведь он уже считал, что этот раунд за ним.

    Опершись кулаками в стол, и слегка наклонившись в его сторону, я скорчил зверскую рожу.

    — Кого на понт берешь, гнида!! Мы тебе не сявки базарные, падла!! Пасть до ушей порвем и не заметим!!

    Моя речь уложилась в десяток фраз, зато высказанных от всей души! Блатные слова, переведенные на местный язык, на что я и рассчитывал, оказались для окружающих сплошной абракадаброй, но грубость сказанного была понятна всем без перевода. Слова летели как плевки в лицо советника. Наступившее молчание было нервным и неловким. Назревавший скандал был смят и вывернут наизнанку этим непонятным террянином. Всем было ясно, что я только что, нагло и открыто, оскорбил члена комиссии. Но как? Непонятные слова и грубый тон в протокол не подошьешь.

    Я сел в кресло в полном молчании. Члены двух делегаций превратились в большой знак вопроса. И те и другие пытались понять, что же стоит за этим выпадом. Один только советник, выпавший из центра всеобщего внимания, одиноко стоял, ничего не понимая, пока в какой-то момент до него не дошло, что случилось. Лицо исказилось в гневной гримасе, рот открылся для яростной отповеди, но, наткнувшись на предупреждающий взгляд "первого полицейского страны", тут же закрылся. Неожиданный выпад террян свел политическое противостояние до состояния личной вражды. Начинать ругаться — значит терять лицо. Понял это и советник, сев на место.

    Первым, после нескольких секунд молчания, нарушил тишину глубокий грудной вздох Лавинии, после чего, она встала. Головы присутствующих молча повернулись к ней. Смотрели с ожиданием. Что она скажет?

    — К делу о землянах мы еще вернемся, как только появятся новые данные. Теперь скажите мне, советник, что у нас с организацией эксперимента? Ничего не изменилось?

    Советник медленно встал, скользнув злыми глазами по мне, перевел взгляд на Лавинию: — Все остается в силе. Единственный вопрос, возникший в правительстве, заключается в размерах компенсаций, если в результате вашего эксперимента что-то пойдет не так.

    — Если что-то пойдет не так, вы сами определите цену нанесенного вам ущерба. На этот счет у меня есть особые полномочия Совета Торгового Кольца. Вас устроит такой вариант?

    — Вполне.

    Следующим взял слово начальник охраны полигона. Его отчет и последующее обсуждение успешно вернули совещание в нормальное русло деловых переговоров.

    Глава 6

    Выйдя одним из первых, я медленно шел через фойе, сквозь пеструю, веселую, суматошную толпу туристов, решая, чем мне занять сегодняшний день. Увидев небольшой уютный уголок с мягкими креслами в глубине зала, я тут же направился туда, решив обдумать этот вопрос без суеты. С чувством, с толком, с расстановкой. Перед тем как присесть, бросил взгляд вокруг. И тут же заметил Лавинию, стоящую рядом с Жоресом. Они рассматривали большую картину-панно, занимавшую почти полстены, при этом оживленно обменивались впечатлениями. Точно так же я рассматривал ее вчера, в первый день приезда. Все выглядело бы довольно безобидно, если бы Жорес не держал женщину за руку. Мне уже начало казаться, не слишком ли часто я вижу его рядом с Лавинией. Чувство, которое я сейчас почувствовал, наверно можно назвать уколом легкой ревности. Не то, что бы потерял голову, нет, до этого еще было далеко, но интимные недавние воспоминания были еще свежи в памяти, поэтому я подумал, а не дать ли перед самым отъездом по рогам этому прилипале.

    Правда, мне тут же пришлось перед собой оправдаться: — Ну, может быть и не совсем по рогам. Но поставить мужика на место надо. Что б знал!".

    Пока стоял в раздумье, подойти мне к ним или нет, передо мной неожиданно выросла гибкая фигура представителя правительства.

    — Надеюсь, террянин, ты не настолько торопишься, чтобы не успеть извиниться передо мной. Я слушаю тебя.

    Я прекрасно понимал двойственность своего положения и не хотел больше никаких конфликтов, но к сожалению у меня такая натура: чем больше на меня давят, тем больше я сопротивляюсь. Поэтому попытка давления и проявления наглости в отношении меня тут же поколебали мои благие намерения.

    "Ну что ты, урод, никак не успокоишься? Хочешь в пятак? Шас сделаю! — после того как я мысленно нахамил ему, меня слегка отпустило. Выдержав паузу, я почти вежливо ответил ему: — Слушай, представитель всех времен и народов, иди-ка ты по своим делам, я пойду по своим делам. Хорошо?

    Я уже сделал шаг в сторону, чтобы обойти его, как брошенный мимолетный взгляд в сторону Лавинии все испортил. Увидев, как Жорес, положив ей руку на талию, притянул слегка ее к себе, что-то шепча на ушко, я тут же начал звереть.

    — Ну, все фраер, — медленно процедил я сквозь зубы, глядя на эту, по моему мнению, наглую выходку. — Теперь ты точно по рогам получишь.

    — Угроза?! Террянин, что ты себе позволяешь?! Ты угрожаешь мне, представителю народа?! Мне?!

    Изумленный внезапной вспышкой лощеного чиновника я молча смотрел на дерганье его кулаков перед моим носом. В общем шуме, стоявшем в громадном фойе, его выкрики были почти неслышны и поэтому пока не привлекли ничье внимание. Отметив это автоматически, я продолжал молча смотреть на беснующегося чиновника. Мое молчаливое непонимание, он, очевидно, воспринял как испуг, и от этого еще больше разошелся.

    — Черный демон тебя забери! Я требую от тебя извинений! И теперь уже не лично, а публичного выступления! Хотя лично мне плевать на твои пустые слова, террянин, — это он уже прошипел мне прямо в лицо, видно считая, что таким образом еще больше оскорбит меня, — но, оскорбляя меня, ты тем самым оскорбил мой народ! Унижать нас, медеян?! Не позволено никому! Понимаешь это?! Никому!! Принесешь свои извинения публично или ты об этом пожалеешь!!

    "И этот, дурак, туда же! — эта мысль была откликом на промелькнувшее воспоминание о вчерашней драке. Я честно сдерживался, сколько мог, пока мое далеко не бесконечное терпение не закончилось.

    — Все. Ты меня достал, козел.

    С этими словами, я коротко, без замаха, ударил его по печени. Лощеный хлыщ открыл рот для очередной угрозы, но так и замер, как актер в немой сцене. Его медное лицо, до этого олицетворявшее всемирный гнев, а сейчас искаженное болезненной гримасой, стало изображать мировую скорбь и страдание, желтея прямо на глазах.


    * * *

    Лавиния смотрела на волевое лицо, широкий разворот плеч, пытаясь понять, что влечет, а что отталкивает ее от этого человека.

    "Агрессивный и воинственный, как дикарь. Сильный и уверенный в себе мужчина. Наивный и ласковый, как ребенок. Как понять, где он на самом деле? Его рассуждения иногда бывают строги и логичны, а спустя секунду — пусты и глупы. Правда, здесь надо сделать скидку на его уровень развития и своеобразность его восприятия окружающей действительности. Но как воспринять его дикую выходку на совещании?! Это просто позор! Может он хочет скрыть таким образом свою растерянность и одиночество? Не похоже. От него так и исходит ощущение силы".

    Всегда уверенная в себе, Лавиния, сама по себе цельная и волевая натура, неожиданно для себя оказалась под влиянием дикаря. И нельзя сказать, что это ощущение стало для нее обузой, скорее наоборот, оказалось, что это очень даже приятно почувствовать себя женщиной, желанной и любимой. Ощущение было настолько внове, что на какое-то время буквально вскружило ей голову. Пришлось даже проявить силу воли, чтобы воздвигнуть барьер между Владом и собой. Даже сейчас, по прошествии времени, ей становится не по себе, когда она встречается глазами с землянином.

    "А еще та ночь! Я почувствовала себя чувственной самкой, готовой на все. А если и так?! Зачем же врать самой себе, если это правда, — от этих мыслей она почувствовала, как жаркая волна будто обдала ее изнутри. — Раньше я знала, чего хочу. Шла вперед, не оглядываясь. Чувства и мысли были в жесткой узде, а что теперь? Этот дикарь все перевернул во мне. Да, он мне нравится! Но это просто влечение. Основанное на животных инстинктах. Все должно пройти. Или я так только думаю? Не знаю. Даже не знаю, что и думать".

    Наше молчание затягивалось. Я смотрел на нее, пытаясь понять, почему они другие даже в самых простых вопросах.

    "Нет у меня, ни их изящества, ни красоты, как нет высокомерия и холодного рационализма. И вообще, человек должен быть человеком, даже…".

    — Влад, объясни мне, почему ты постоянно настроен на агрессию? Неужели ты сам не замечаешь своей…дикости. Да-да, дикости! Ты что на совещании сказал?! Ты унизил и оскорбил советника! Пусть даже никто не понял твоих слов. А затем избил его. Таким образом, ты выразил себя?! Свое "я"?! А нам что теперь делать?! Объяснить местным властям, что ты землянин?! Мы так и сделаем, если поступит официальный запрос по поводу твоей… варварской выходки! Если бы не твое участие в эксперименте, тебя бы уже здесь не было. Ты понимаешь… ты агрессор!!

    — Это я — агрессор?! Да ты что? Я только снаружи грубый и злой, а внутри, весь из себя такой ласковый и пушистый, что временами сам себя не узнаю, — свои слова я попробовал сопроводить обаятельной улыбкой, хотя и понимал, что делаю это совершенно зря.

    "Наверно, я сейчас похож на шута в ее глазах. Хочу сказать одно, а получается совсем другое. Какая она все-таки красивая. Недаром говорят, что красота женщины вышибает мозги мужчине почище пули. Похоже, и со мной тоже самое".

    — Ты издеваешься надо мной! Ты, ты… — тут она резко замолчала. — Видеть тебя не могу!

    — Послушай, Лави. Честно, я хотел сделать как лучше. Ну, там на совещании. А представитель сам ко мне полез! Богом клянусь!

    — Ты сделал все что мог и даже больше! Твоя помощь на совещании была просто неоценима, — сейчас она взяла себя в руки и говорила язвительно — спокойно. — А советник шел мимо и случайно наткнулся на твой кулак. И это у тебя называется "как лучше"! Ну, спасибо тебе! А теперь уйди, пожалуйста, землянин! Видеть тебя не могу!

    — Землянин. Это слово звучит как оскорбление?

    — Я сказала, а ты понимай, как хочешь, — сейчас ее голос звучал жестко.

    — Похоже на объявление войны. Я думал, мы друзья. Хорошо. Закрыли эту тему. К тому же не имею привычки навязывать….

    — Влад, не торопись. Мы поговорим еще с тобой. Только позже. Хорошо? — сейчас ее тон существенно изменился. Стал мягче. В какой-то миг мне даже показалось, что в нем прозвучало нечто похожее на извинение. — Ты меня извини, но мне действительно надо идти.

    — Извинений не надо. Просто мы очень разные. Я подумал… Ладно, оставим это. Пока.

    — Пока, Влад. И мой совет тебе: никогда не торопись с выводами.

    С этими словами, резко повернувшись, она пошла к выходу. Проводил ее стройную фигуру взглядом. Затем вышел, вслед за ней, из отеля. Мое спокойствие было чисто внешним. Внутри у меня все звенело от напряжения и злости, как туго натянутые струны. Шел, глядя на фонтаны, играющие тихие мелодии, проходил сквозь рекламные иллюзии на улицах, практически не видя ничего из этого, лишь мимолетно фиксируя излишне веселую и возбужденную компанию или особенно яркую рекламу очередного шоу, висевшую в воздухе.

    "Почему я считал, что она меня понимает?! Могла хотя бы выслушать! А вместо этого, взяла и отчитала, как мальчишку!".

    Подгоняемый подобными мыслями, незаметно для себя я вышел на широкую улицу, полную небольших, но уютных магазинчиков. Россыпь теплых, неярких огоньков пастельных оттенков в сочетании с вкусными запахами, долетавшими из расположенного неподалеку открытого кафе, резкий, но приятный запах больших ярких цветов, растущих вдоль дороги, делали эту улицу по-домашнему теплой и уютной.

    Присмотревшись, я понял, что неожиданно забрел в жилую часть столицы, но так как мне было без разницы куда идти, то я отправился по улице дальше, в ожидании, куда она приведет. Спустя десять минут дорога привела меня на огромную площадь. Окинув взглядом открывшийся вид, невольно сделал шаг назад и удивленно присвистнул. Громадное здание смотрелось среди остального современного архитектурного ансамбля, как большой, грубый, но полный первозданной мощи, великан, окруженного изящными эльфами. Каменный колосс, по своему строению, был ближе всего к зданию земного цирка, но куполообразной крышей это сходство заканчивалось. Причудливый орнамент, бесконечной змеей, охватывавший колонны и постамент здания, делал его похожим на храм времен древней Греции. Это также подчеркивалось кольцом статуй, в два человеческих роста, охватывающих здание. Они стояли между колоннами, изображая воинов с разнообразным оружием в руках, застывших в ожидании схватки. Об этом говорили их лица, яростные и волевые, напряженные мышцы рук и ног, стремительность линий их фигур. Я был настолько захвачен этой картиной, в которой необъяснимым образом переплелись дух войны и сила разума, что неожиданно раздавшийся рядом со мной голос, заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Резко повернул голову в сторону говорившего: — … глядя на тебя, террянин, можно подумать, что ты ощутил величие старинного храма-школы. Может, ты даже услышал голос духа войны, заключенного в нем? Хотя, нет. Ты же террянин, а значит, стоишь и строишь варианты на тему: что этот обломок древности здесь делает? Вы, и вам подобные, настолько быстро идете в ваше техногенное будущее, что уже не помните свою историю. Да вы наверно ее просто выбросили на помойку, как лишний груз, тормозящий стремительное движение вперед. Еще бы! Ведь она заставляет задуматься, остановиться, оглянуться назад. Но это не для вас! Вы настолько оторваны от обычной жизни…

    Передо мной стоял медеянин средних лет. Фигура стандартная, узкоплечая, жилистая и гибкая. Одет он был в шорты и рубашку канареечного оттенка с отделкой серебристо — черного цвета на воротнике и коротких рукавах.

    — Не надо меня учить жизни, а лучше скажи, — резко оборвав его, я спросил, — это действительно старинное здание или подделка под старину?

    — Это очень старинное здание. Ему, как минимум, две тысячи лет. Перенесено и поставлено здесь на площади, с помощью современных технологий Кольца. Раньше оно являлось школой-храмом бойцов клана Баксе, а теперь является одной из пяти главных арен нашего мира.

    "Так это арена! Она то мне и нужна!".

    — То, что нужно! — воскликнул я.

    — В таком случае, тебе крупно повезло, террянин. Сегодня выступление лидера нашего клана, — это было сказано с откровенной гордостью.

    — Ты тоже из клана Баксе?

    — Да. Наш клан, как и любой другой — это единая семья! И любой выход нашего лидера на арену, это событие для нас! У тебя есть представительская карточка? Спрашиваю об этом потому, что свободных мест сегодня не будет.

    — Представительская карточка? — я озадаченно уставился на него, после чего начал шарить по карманам. — Вот, у меня есть такая? Пойдет?

    — Это она и есть. А почему так неуверенно?

    — Я только второй день в вашем мире.

    — Гм. Хорошо, но тебе придется немного подождать. Видишь этих медеян? Это истинные поклонники нашего кумира. Они собрались здесь, чтобы лично приветствовать нашего лидера!

    Повернув голову в указанном направлении, я стал с интересом рассматривать шумную и оживленную толпу фанатиков — медеян, состоящую в основном из молодежи. Не успел я присмотреться к ним, как неожиданно раздавшийся резкий вскрик, после чего наступила тишина. Головы фанатов почти одновременно задрались в бледно — лиловое небо. Вслед за ними, поднял я голову. На фоне фиолетового неба сначала проявилось небольшое светлое пятно овальной формы. Замерев на какое-то мгновение, оно вдруг стало резко падать, стремительно увеличиваясь в размерах. Несколько минут спустя, на площадь перед храмом опустился, довольно больших размеров, гравикар. На его боку золотом горел точно такой же символ, как на воротах арены — птица на фоне красных гор. Широко распахнутый люк выпустил сначала четырех бойцов с оружием, наподобие короткой алебарды. После чего на площади наступило благоговейное молчание. Нескольких томительных секунд ожидания и в проеме появляется гибкая и сильная мужская фигура, затянутая в подобие белого комбинезона. Он держит такое же оружие, как и у его сопровождения, но только в более богатом исполнении.

    — Его белая одежда говорит о том, что он стоит на пути мира, — раздался голос, стоящего рядом со мной, медеянина, взявшего на себя обязанности гида. — Когда он войдет под крышу школы и наденет традиционную одежду своего клана, это будет означать, что он стал на путь войны.

    Секунду фигура в белом стояла неподвижно, потом, перехватив другой рукой, рукоять своего оружия, одним быстрым движением, резко выбросила руки вверх. Движение было исполнено мощно и одновременно изящно. В лидере чувствовалась сила и мощь, подчеркнутые ловкостью, вместе они создавали сочетание присущее только неординарным бойцам. Толпа сначала взорвалась отдельными приветственными криками, но потом, словно по чьей-то указке, начала синхронно скандировать какое-то приветствие.

    — Браслеты? Что у него на запястьях? Это что, украшение или защита в бою?

    Вопрос был задан подсознательно, как только я заметил блеснувшие на солнце браслеты на запястьях лидера. Мой добровольный гид, с трудом оторвав взор от своего фаворита, с удивлением смотрел на меня, пытаясь понять, почему меня поразила именно эта деталь.

    — Браслеты являются одним из знаков отличия лидера. Их никто, кроме них, носить не может, — несколько сбивчиво пробормотал тот. — Ну и защита… в какой-то мере.

    Я краем уха слушал его объяснения, а сам пытался понять, почему меня привлекли именно браслеты. И даже не как украшения или защита, а как нечто, одетое на запястья.

    "Японский городовой! И почему моя память за них уцепилась?!".

    Легкая растерянность, принятая за более углубленный интерес к его словам, заставила медеянина продолжить свой рассказ.

    — У каждой пары браслетов свой неповторимый рисунок. Они передаются от лидера к лидеру. Этот рисунок также выгравирован на щитах и нагрудниках лидеров. А почему именно они тебя заинтересовали?

    — Даже не знаю. Наверно потому, что наши женщины носят… — я начал вяло объяснять, но меня тут же резко оборвали.

    — Ни слова больше! У каждого мира свои традиции! И все они требуют уважения! — довольно резко, на мой взгляд, отрезал мой гид.

    — Извини. Сказал, не подумав.

    — Ничего, — буркнул тот, все еще недовольно. — Ну, что? Пойдем, террянин?

    Не отвечая ему, я смотрел как открылись ворота открыв проход лидеру величественно ступившему на ступени храма, под охраной четырех бойцов-учеников.

    "При чем здесь браслеты? Что меня закоротило на них? А, черт! Все равно мысль ускользнула. Для чего я шел сюда? Посмотреть бои. Вот и иди, Крылов, прямо. Мысль придет, куда ей деваться. А не придет, так и черт с ней!".

    — Пошли, приятель!

    Я решительно двинулся вслед толпе, повалившей в открытые ворота. Воздух был свежим и вместе с тем ароматным, придавая особый специфический привкус готовящемуся действу. Негромко, как будто издалека, звучала легкая ритмичная музыка. Яркие полотнища с символами кланов лениво колыхались над ареной, будто раздуваемые легким ветерком. Увлеченно рассматривая необычный интерьер зала, я чуть было не пропустил торжественный выход первой пары бойцов. После чего последовала серия самых различных поклонов, которые отдаленно напоминали разминку. Красочные костюмы бойцов, замысловатый ритуал и символическое жертвоприношение богам, все это вместе говорило о великолепно поставленном спектакле. Но эти мысли сразу же исчезли, как только начался бой. Смотря на стремительные прыжки и отскоки бойцов, слыша лязг сталкивающихся клинков, я действительно забыл обо всем на свете. Кричал в едином порыве вместе с толпой, с интересом слушал комментарии специалистов, а в перерывах между боями рассматривал представителей других миров среди зрителей. Особенно много было в этом зале представителей крессов, серокожей расы невысоких, коренастых существ. Они все, как один, драпировались в одежду, отдаленно напоминающую тоги граждан Древнего Рима. Мне их еще на Терре показала Лавиния, во время нашей совместной прогулки.

    Атмосфера этого необычного и красивого шоу настолько захватило меня, что я не заметил, как пролетело время. Лиловое небо стало почти черным. Тяжелое темно-красное светило или "Красный Марк", как называли его аборигены, клонился к закату. Аромат растений и цветов вкусно щекотал ноздри, возбуждая аппетит. Затем еще несколько минут простоял в раздумьях, прогуляться ли мне еще или не спорить с желудком и взять кар. Голод перевесил, и спустя десять минут я уже входил в свой номер.

    Жуя и одновременно вспоминая наиболее впечатляющие сцены поединков, я неожиданно для себя снова вспомнил о браслетах. Мысль, закрутилась, в голове, назойливой мухой, но вот ухватить ее, мне никак не получалось, а тут еще неожиданно ворвавшийся в комнату резкий звук, перебив мысли, заставил меня вернуться в реальность. Я встал и подошел ко окну. Снизу доносились чьи-то веселые голоса, звучала музыка. Жизнь, являвшаяся для гостей Медеи непрерывным циклом удовольствий, не замирала здесь ни на секунду. Постояв еще пару минут, я пришел к мысли, что бесполезно искать то, о чем понятия не имеешь.

    "Бог с ней! Лучше реши что делать, Крылов? Спуститься вниз, в бар? Не хочу! Надоел этот круглосуточный праздник! Лучше посмотрю, что по местному ящику показывают, а потом завалюсь спать".

    — Включи головизор. Канал местных новостей, — сказал я в пространство. — И закрой окно.

    Яркими бликами на воде отражалось феерическое театрализованное шествие, устроенное на берегу океана. Факелы, маски и ритмичная музыка, все это заполняло экран веселым шумом и яркими красками.

    — Давай все каналы подряд. По пять минут на каждый. Когда остановить — скажу, — с этими словами, я уселся в кресло.

    Следующий канал оказался спортивным. Шел показ тренировок в одной из школ боевого искусства, но не успел я войти во вкус, как на экране, на фоне мрачных каменных стен затрясся жрец, увешанный побрякушками и размахивающий раскрашенным жезлом. Сразу же мое внимание привлекла его маска, изображавшая какую-то жуткую морду.

    "Ну и намордник у тебя, парень, — только успел подумать я, как жрец на экране завертелся, затем вскинул вверх руки. Широкие рукава опали и на его худых, жилистых руках забренчали, цепляясь друг за друга, различной формы, браслеты. Неожиданно в моей голове выплыл тот осколочек воспоминания, который я пытался весь день зацепить, шаря наугад, вслепую.

    "Браслеты — конденсоры".

    Наконец проявившаяся мысль тут же снова поставила меня в тупик.

    "Что бы это значило?".

    Я сразу начал рассуждать: — Конденсоры. Что это за фигня?! Конденсатор… знаю что такое, а это… Японский городовой! А это не следствие закачки информации… на "насосной" станции? А что! Что-то лишнее проскочило. Не для моего ума. Или не…".

    Тут неожиданно раздался мелодичный голос гостиничного интеллекта:

    — К вам представитель полиции. Открыть?

    — Полиции? — удивился я, подходя к двери. — Открывай.

    На пороге действительно стояла фигура полицейского в мундире. Сердце резко ударило в грудную клетку. Чувство тревоги накрыло меня словно волной.

    — Что случилось? — вырвалось у меня, помимо моей воли.

    — Вам надо прибыть в центральное полицейское управление. Там организован штаб для проведения заключительной стадии операции "Земляне". Вас ждут для консультации. Вся ваша группа уже там, — четко отрапортовал полицейский.

    Ничуть не удивленный тем, что "коллеги" уехали, не оставив для меня никакого сообщения, я сказал:

    — Надо так надо. Поехали.

    Глава 7

    За секунду гравитационный лифт пронизал насквозь все девятнадцать этажей. В фойе, не смотря на поздний час, было все также весело, шумно и многолюдно. Туристы и местные жители, в одиночку и веселыми компаниями, сновали туда — сюда, пили за стойками баров, разговаривали, весело смеялись. Когда мы вырвались из веселой, смеющейся толпы и оказались на свежем воздухе, я даже вздохнул с некоторым облегчением. Только я направился в сторону ярко освещенной площадки, где стояло около дюжины летательных аппаратов, как полицейский остановил меня, показав в противоположную сторону.

    — Почему там? А впрочем, какая разница, — ответил я самому себе, отправившись вслед зашагавшему в темноту полицейскому.

    В полицейском каре на месте пилота сидел еще один полицейский в форме. Мне показалось немного странным, что при нашем приближении, он не только не повернул к нам головы, но даже отвернулся в противоположную сторону. Только я стал наклонять голову, чтобы сесть в салон, как что-то тяжелое обрушилось на меня. За мгновение до удара я почувствовал за своей спиной резкое движение и инстинктивно пригнул голову. Это не только спасло меня от серьезных травм, но я даже не потерял сознания. Удар лишь по касательной задел мою макушку, а вся основная сила обрушилась на левое плечо, но как бы то ни было, я рухнул на землю, как подкошенный, не успев толком понять, что же произошло.

    — Как я его одним ударом завалил, а?! Как я террянина?! Раз — и он мордой в землю! — полицейского, ударившего меня, прямо пробирал словесный понос от волнения.

    — Хватит болтать. Быстро загружаем его.

    Меня подхватили две пары рук, после чего грубо зашвырнули в широко открытую дверь гравилета. Ударившись при падении травмированным плечом я потерял сознание. Снова очнулся уже в тот момент когда меня выволакивали из машины.

    "Что происходит?! Что?! Где мы?!".

    Эти мысли меня жгли меня не хуже, чем боль в травмированном плече. Продолжая притворяться не пришедшим в сознание я постарался первым делом отсечь боль от разума и унять вихрь мыслей в голове.

    Протащив меня с десяток метров похитители небрежно бросили меня на траву, а сами двинулись дальше. Как только шорох шагов стал затихать, я осторожно приоткрыл глаза. Я лежал на какой-то поляне. Над головой висели звезды. Осторожно скосил глаза. Насколько мог охватить взглядом — вокруг везде росли деревья и только кое-где рос кустарник. Приподняв голову чуть выше разглядел на другом конце поляны второй гравикар, а в его тени — несколько расплывчатых в полумраке фигур. Осторожно опустив голову обратно на траву, перевел дух.

    "Совещаются. Сколько их? Вроде, четверо. Если, конечно, больше в гравикарах никого нет. Бежать? А куда? От кара на своих двоих далеко не убежишь. Да и состояние не подходящее для бега на длительные дистанции. Осталось одно: тянуть до последнего момента и копить силы. А там как бог даст!".

    Не успел так подумать, как услышал многократно повторяющийся шорох шагов. Закрыл глаза, пытаясь изгнать из разума эмоции и настроить его на бой. Уметь настроиться на смертельную схватку, в считанные минуты, дано не каждому, но мне это было не в новинку. Вот и сейчас. Враг — вот он, только надо схватить его за горло! Это определение — цель жизни пса — волкодава, был так же девизом моей работы.

    — Клянусь кланом Баксе, таким он мне нравиться! Приятно видеть террянина у своих ног. Молодец Керту! Хорошая школа — хороший удар, — прокомментировал общую обстановку знакомый мне голос с нотками удовлетворения. — Поднимите его. Так. Хорошо. И поддерживайте до тех пор, пока он не придет в себя.

    Понимая, что нахожусь не в самой лучшей физической форме, я продолжал играть роль оглушенного человека, одновременно опробуя и разминая мышцы тела. Сначала долго не мог встать, затем некоторое время висел на плечах медеян и только потом стал делать вид, что прихожу в себя. На Земле меня бы раскололи в первую же секунду, но здесь в чужом мире мою игру принимали на "бис". Правда, вместо аплодисментов на меня сыпались грубые шутки пополам с тычками. Наконец, я сделал вид, что полностью очнулся. К этому моменту я уже знал, что относительно твердо стою на ногах, а главное, стерплю боль в разбитой руке. Сделав удивленное выражение лица и широко раскрыв глаза, я стал пятиться будто бы от неожиданности и страха. Хотя элемент неожиданности все-таки присутствовал. В одном из поддерживающих меня медеян в полицейской форме я узнал говорливого типа, затеявшего со мной разговор возле храма-школы, а знакомый голос принадлежал тому самому советнику, которому утром врезал по печени.

    Полицейские, до этого момента поддерживающие меня, отпустили мои руки. Пошатнувшись, я остановился, прокачивая создавшуюся ситуацию.

    "Совершенно расслаблены. Рот до ушей. Клоуны! Будет вам сейчас цирк, уроды!".

    — Ты удивлен, террянин? Понимаю. Ты здесь, для того чтобы получить пару уроков вежливости. Боишься? Нет? Очень странно. Но сейчас мы это исправим! Я говорил тебе, что ты будешь публично извиняться? Говорил. Так вот, с этой минуты, ты становишься на путь публичного искупления своей дерзости, — советник из правительства был явно взвинчен, а отсюда болтлив. — Я очень хотел…Что… такое?!

    Тут я сделал вид, что меня сильно шатнуло, хотя на самом деле это был шаг — сближение на дистанцию удара. Жестокий тычок кончиками пальцев в основание глотки шпиона и один из моих похитителей, хрипя и хватаясь за горло руками, осел на землю. На лицах остальных еще только начало проступать удивленное выражение, как мой кулак достал висок Керту, оглушившего меня дубинкой. Не успел тот рухнуть на траву, как я уже был рядом с полицейским, привезшим советника. Он оказался единственным, кто сумел оказать хоть какое-то сопротивление, но даже его жалкая попытка была пресечена в самом начале прямым ударом в челюсть. Быстро обежал глазами поляну и оба кара. Никто не бежал на помощь.

    "Подкрепления не предвидится. Это хорошо".

    На поляне было тихо, не считая хрипевшего на траве шпиона, с трудом пропускающего в себя воздух.

    "Тебе, как шпику, двойная порция".

    Сделав два шага, резко ударил его ногой в голову. Тот издал звук, словно поперхнулся, после чего упал на бок и замер. Бросив взгляд, на тела своих похитителей, распластавшихся на траве, я двинулся в сторону их застывшего предводителя. Его фигура, имевшая до этого гордый и независимый вид, сразу как-то съежившись, уменьшившись в размерах. Легкая победа горячила кровь, вводя меня в состояние возбуждения. Остановившись перед советником, я издевательски оглядел его и сказал:

    — Штаны не намочил, представитель народа? Тогда у тебя все еще впереди. Что никак успокоиться не можешь? Так это дело поправимое. Смотри, какой у меня есть успокоитель.

    Я слегка напряг руку, после чего выставил на показ кулак:

    — Как он тебе? Скажу тебе прямо, он и не таких уродов, как ты успокаивал. Чего молчишь, мститель хренов? — сделав небольшую паузу, я неожиданно рявкнул. — Завалить меня хотел, козел паршивый! Колись быстрее, чмо!

    Не видя в этом слизняке серьезного противника, я отреагировал на резкое движение его рук, как на жалкую попытку защиты, посчитав, что для перехвата возможного удара хватит простого блока.

    "Еще и дергается вошь…".

    В следующий миг во мне взорвался огненный шар, который сначала опалил меня изнутри, а затем бросил со всей силы спиной об землю. От резкой тупой боли волной прошедшей по телу, я невольно зажмурил глаза, но уже следующую секунду с криком: — "Ах ты, тварь!!", я попытался вскочить на ноги. Но… ни того, ни другого у меня не получилось. Я даже не смог открыть глаза. Но хуже всего было то, что я не только не чувствовал боли, но и не ощущал самого тела. Наверно первый раз за всю свою жизнь я почувствовал себя беспомощным и слабым. Пришедшая в голову мысль, что я замурован в своем теле, все сильнее давила на мою психику. Разум постоянно пытался отдавать команды телу, но они только бились эхом под сводом черепной коробки. Страх уже начал рваться с поводка, когда я вдруг ощутил, что плотная тьма, до сих пор окутывавшая меня, неожиданно стала сереть. Мрак рассеивался медленно и неохотно, но какова же была моя радость, когда на сером фоне появилась еще расплывчатая, но уже видимая фигура медеянина.

    "Я вижу. Вижу!!".

    Даже то, что я видел своего врага, который с помощью какой-то подлой хитрости одолел меня, не могло сдержать радостной волны, прокатившейся по моему сознанию, но уже спустя мгновение она схлынула, когда стало понятно, что тело не хочет слушаться меня. Ярость, страх, беспомощность схлестнулись в моем сознании, словно враги на поле боя. Не знаю, кто бы победил в этом сражении, как в какой-то миг лихорадочное состояние погасло само собой, залитое волной спокойствия, бодрости и силы. Она окатила меня изнутри и тем самым смела цепи, которые сковали мое тело. Как только я понял, что снова обрел власть над телом, то сразу вскочил на ноги. При виде меня, стоящего на ногах, лицо советника перекосила гримаса растерянности и страха. Он широко открыл рот чтобы закричать, но смог выдавить из себя только какие-то жалкие звуки, вроде невнятного мычания. Ярость сжала мои пальцы в кулак и я уже был готов нанести ему сокрушительный удар, как что-то опередило мой удар, хлестнув прямо по выпученным от изумления глазам медеянина. Тот безмолвно рухнул в траву. У меня в голове отпечаталось ощущения удара…. Хлесткого удара, словно я резко, яростно со всего размаха стеганул советника плетью. В следующее мгновение все пропало и я стал самим собой. Ничего не понимая, я наклонился над советником. Как и следовало ожидать никаких следов на лице медеянина не было. Я выпрямился.

    "Как и не было никакого бича. Воображение разыгралось. А как ты объяснишь, что тот без звука рухнул, словно ноги подрубили? Значит, что-то все-таки было. Но что?".

    Ничего не понимающий и все более запутывающийся в своих рассуждениях, я стоял, уставившись взглядом на неподвижное тело, лежащее у моих ног. Будучи человеком действия, я не долго размышлял над сложившейся ситуацией, а попробовал выяснить что произошло у самого советника. Сделав шаг, я присел на корточки и наклонился над телом. Застывшие черты лица, в свете звезд, выглядели резной маской из темного дерева, а ничего невидящие глаза, казались вставленными в нее, простыми стекляшками, на которых играл легкий отсвет. Решив, что он в глубоком обмороке, я попробовал привести его в чувство, но все мои средства оказались бесполезны. Я поднялся и снова огляделся. Трава, звезды, аккуратно подстриженный кустарник. Тела, разбросанные по темной, густой траве, тускло блестевший под звездами бок гравикара. Но это была только часть реальности, так как спустя очень малую часть времени произошло нечто нереальное, выходя за рамки человеческого понимания. Что же случилось на самом деле? Взгляд снова притянуло тело советника, а в следующий момент я уловил мерцание в шаге от него. Быстро подошел. Наклонился и поднял лежащий в траве, нейрохлыст. Стоило мне его увидеть, как я сразу понял что это такое. Сработала заложенная в меня информация о Медее. Черная, средней толщины, трубка, из верхней части которой выбивается голубоватое излучение длиной около тридцати сантиметров. Шоковое оружие местных полицейских. Присмотревшись к хлысту более внимательно, я понял почему он получил подобное название. Самая отдаленная от рукояти часть излучения, около трети, постоянно вибрировала, отклоняясь в разные стороны.

    Покрутив его в руках, я уже собрался отбросить его в сторону, как у меня появилась мысль. Поставив его на минимум мощности, я развернулся и подошел с ним к полицейскому, привезшему советника. Остановившись перед ним, я заколебался, не зная на что решиться, но отбросив сомнения, коснулся голубым лепестком излучения щеки липового полицейского. Эффект оживления превзошел все мои ожидания, и уже в следующую секунду, тот открыв глаза, попытался сесть.

    — Не так быстро, дружок, — тихо сказал я ему, держа перед его лицом призрачно-голубоватое колеблющееся лезвие. — Мы еще не поговорили по душам.

    — Я ничего не скажу, — прохрипел медеянин.

    Могу сразу сказать, что его гордое заявление было первым и последним в нашей дальнейшей беседе. Я не стал взывать к его совести или гражданскому долгу, а сразу приступил к делу. Результат не замедлил сказаться.

    — Буду! Буду говорить! — при этом его голос ломался и дрожал, глаза были затянуты мутной пеленой боли.

    Грозного фанатика уже не было, а был сломленный, захлебывающийся слюной, простой мужик, готовый выложить все, лишь бы избегнуть боли. Так я узнал, что все трое действительно являются полицейскими, но не из обычной полиции, а из отряда дознавателей, своеобразного подразделения политической полиции. Советник одолжил их для свершения мести у командира подразделения, своего хорошего приятеля. Кроме того, все они, полицейские, их командир и советник принадлежат к клану Баксе. На вопрос, что от меня нужно было советнику, он ответил, что тот хотел отомстить за нанесенное оскорбление.

    — И как это должно было выглядеть?

    — Гм. Унизить. Напугать. Заставить плакать и валяться у наших ног.

    — И все? Даю еще одну попытку.

    Дознаватель молчал, кривясь от боли.

    — Знаешь, в моем мире есть поговорка, которую я для тебя немного переделал. "Каждый человек кузнец своего несчастья". Уловил суть? Нет? Почему-то я так и подумал. Придется провести с тобой еще раз практические занятия для лучшего понимания народного фольклора, — я вскинул руку, с зажатым в ней нейрохлыстом, словно для удара.

    — Нет! Не надо! Ну, может ударить. Пару раз для острастки. Советник уж больно хотел отомстить. И все! Клянусь!

    — Вот теперь я вижу, что ты говоришь правду. Вставай.

    Глава 8

    Я проснулся на кровати в одежде, в том положении, как рухнул на нее, как только вошел в номер. Сел на кровати. Несколько раз осторожно потянулся, повертел затекшей шеей. Потом стал вспоминать. События минувшей ночи теперь казались мне дешевой театральной постановкой. Нет, я сознавал серьезность положения, в которое попаду, если дело дойдет до властей Медеи, просто сама затея мести со стороны советника выглядела глупым фарсом. Но даже она объяснима и понятна, за исключением удара. Удара бича. То что случилось, было и так необъяснимым, но то, что оно в моем сознании ассоциировалось именно с ударом плети, делало его еще более непонятным. Я пытался напрячь сознание и память, пытаясь вспомнить, что чувствовал в тот момент, но даже малейшего намека на те ощущения не смог в себе нащупать, зато вдруг неожиданно понял что упустил из виду еще одну странность. Свое разбитое плечо. Оно не болело.

    "Боль прошла еще тогда. На поляне. В тот момент…. То есть,… когда та волна…. Гм. Волна. Это я так себе представляю, а что на самом деле…. Но все это ерунда! Откуда этот феномен мог взяться?".

    Спустя некоторое время понял, что мои попытки ничего не дают, так как я отталкивался от реального, а то что со мной произошло выходило за рамки обычного, даже при тех чудесах которые мне уже довелось увидеть в чужих мирах.

    "Даже если подобное у них существует, то какое отношение к таким чудесам имею я? Все! Хватит ломать голову!".

    Встал. Раздевшись, отправил испачканную одежду в утилизатор. Затем, заказав завтрак в номер, полез в душ. Не успев закончить с едой, как раздался вызов. Сердце противно екнуло.

    "Сколь веревочке не виться, а совьешься ты в петлю".

    — Слушаю, — как я не старался держать себя в руках, голос предательски дрогнул.

    — Влад, здравствуй, — прозвучал голос Аттены. — Через два часа встречаемся в фойе отеля. Отправляемся на полигон. Не опаздывай.

    Связь оборвалась. С невысказанным облегчением я выдохнул воздух, который до этого сдерживал в груди.

    "Пронесло!"


    * * *

    Местный порт межконтинентальных перелетов явно уступал террянскому варианту. Если там царила тишина, изящество и тонкость линий, то здесь все выглядело намного грубее и примитивнее. Гул толпы, рев планетарных двигателей садящихся и взлетающих кораблей, непрерывные объявления, мелькание экранов с постоянно меняющейся информацией, все это выводило из равновесия и раздражало. Относительная тишина наступила, только когда мы устроились в салоне корабля. Сам перелет на противоположную сторону планеты, занял не больше десяти минут. Приземлившись, мы пересели в прозрачный, похожий на громадную каплю, транспорт, который, загрузившись пассажирами, стал постепенно подниматься в воздух, одновременно увозя нас от порта. Небо темнело прямо на глазах, наступал глубокий вечер. Повернувшись, я стал смотреть на приближающийся город, который рос прямо на моих глазах, постепенно заполняя все видимое пространство. Ажурные конструкции зданий, казалось, просто висели в воздухе, и как я не вглядывался так и не мог понять, как они стоят. Огромные башни корпусов сверкали на солнце неповторимой игрой красок, демонстрируя иной раз такие световые эффекты, что я беззвучно ахал от восторга. Внизу, под нами, расстилались улицы — гладкие и широкие. Золотые, красные, серебристые, ярко-зеленые фейерверки реклам взлетали вверх по стенам и замирали в воздухе. Наземный транспорт несся в несколько потоков в обе стороны. Наиболее красивое зрелище машины представляли на высокоскоростных трассах, где превращались в слегка размытые разноцветные полосы.

    Спустя некоторое время платформа свернула в сторону. Вместо гигантских небоскребов, составлявших центр города, все больше стали появляться отдельные комплексы зданий, окруженные зелеными зонами. Как нам объяснил проводник, встретивший нас в порту, мы сейчас пересекли черту, отделяющую центр города от его жилой части. Вскоре под нами пошла сплошная зеленая зона, которая интереса у меня уже не вызывала.

    "Как скоро будет этот полигон? Уже полчаса как едем. Интересно, что это за птички кружат рядом с нами?".

    Над нами уже некоторое время крутились две ярко желтые машины с цифровыми кодами на борту, но только я успел о них подумать, как те неожиданно взмыли вверх и почти мгновенно растворились в черном небе. Не успели они исчезнуть, как наша капсула, в свою очередь, резко пошла на снижение, еще секунда — и мы у причальной вышки. Высадившись на широкую, чуть подсвеченную изнутри площадку, подошли к лифту, а еще спустя несколько секунд уже стояли на земле.

    Встречал нас, долговязый и худой, медеянин, в белой, свободного покроя, куртке и таких же брюках. На его груди, как и на груди двоих охранников, стоявших за его спиной, светились мягким светом эмблемы хорошо знакомых мне скрещенных клинков.

    — Приветствую вас всех. Я — Угерн, младший помощник из Института физики полей. Мне поручили разместить вас…

    Дальнейшего продолжения я уже не слышал. Нейрохлысты, висевшие на поясах охранников, отвлекли меня, напомнив о событиях предыдущей ночи. Зашевелилось, спрятанное глубоко внутри, беспокойство. Вместе с ним пришли сомнения.

    "Пока тишина. Или затишье перед бурей? Ждут, когда закончиться эксперимент, а там возьмут меня под белые ручки… Да — а. Интересные мысли. Будем ждать продолжения".

    Занятый своими мыслями, я не слышал, что говорил, показывая нам дорогу, абориген в белой униформе. Очнулся, только оказавшись, у двери отведенного мне номера. Коротко попрощавшись со своими "коллегами", я переступил порог.

    Утро следующего дня для меня началось сразу с нескольких сюрпризов. Во-первых, проснулся совершенно не отдохнувший из-за преследовавших меня ночных кошмаров. Не успел стряхнуть с себя сонную одурь, как оказалось, что меня поджидает очередное звуковое послание от моих "коллег". Сегодня, ради разнообразия, его оставила Лавиния.

    — Влад, привет. Извини, но на полигон поедешь один. У нас, как всегда, возникли проблемы в последний момент. Желаю тебе успеха. Пока.

    — Пока, девочка, — проговорил я вполголоса, чисто автоматически.

    Отказавшись от завтрака, сообщил, что готов ехать, после чего спустился вниз. Перед выходом меня уже ожидал гравикар с двумя сопровождающими. Охранник, сидевший за пультом управления и вчерашний встречающий, сотрудник института, Угерн. Сухо поздоровавшись, уселся на заднее сиденье. Разговаривать не хотелось. Я смотрел по сторонам, в ожидании появления пресловутого полигона, о котором так много слышал.

    "Где же этот чертов полигон? Какого…., - не успел я так подумать, как мы вырвались на простор гигантской, искусственно созданной долины. — Гм. Полигон имеет форму кольца. А где тут туннель чужаков? Там, что ли, среди этих зданий?".

    Группа из десятка приземистых зданий, находившихся в центре гигантского круга, была окружена по периметру конструкциями, похожими на "обрубки" башен. Только случайно замеченные блики на высоте нескольких десятков метров дали мне понять, что полигон накрыт прозрачным колпаком силового поля, а "обрубки" — не что иное, как силовые установки. Пока я крутил головой, наш гравикар резко сбросил скорость, а затем и совсем остановился у кромки еле заметного мерцающего силового экрана. Из закрытой силовым полем зоны к устремился другой кар. Спустя пару минут подлетевший кар резко затормозил. Из него вылез охранник с каким-то прибором, смахивающим на кейс. Поставив его на землю, он нажал на нем кнопку, одновременно сверяясь с прибором, закрепленным у него на руке, удовлетворительно кивнул сам себе головой, и только после этого посмотрев в нашу сторону, сделал нам приглашающий жест рукой. Я вопросительно посмотрел на Унгерна, который сейчас сидел вполоборота ко мне. Тот, будто ожидал моего вопросительного взгляда, чуть повернув голову в мою сторону, сказал:

    — Проход открыт. Иди, террянин.

    Соскочив с гравикара, я быстро пересек линию защитного поля. Не успел расположиться на заднем сиденье, как в следующее мгновение кар, крутнувшись на одном месте, понесся к группе зданий, органично сливающихся в единый архитектурный ансамбль. Затем последовало несколько крутых поворотов между зданиями, после чего — резкая остановка. На первый взгляд корпус выглядел как врытый в землю дзот, гигантских размеров. В нем не хватало только такой же гигантской амбразуры. Дверь, полностью соответствовала мощной конструкции здания, была большой и массивной. Не успел сделать несколько шагов в ее направлении, как она неожиданно легко ушла в сторону, открыв стоявшего за ней охранника, держащего руку на кобуре излучателя. Оглядев меня с ног до головы тяжелым и цепким взглядом, тот нехотя сдвинулся в сторону. Я хотел ответить ему таким же взглядом, как вдруг заметил толщину дверного проема.

    "Мать моя! Да она не менее метра толщиной".

    Перед тем как переступить порог, бросил взгляд вокруг. Зачем я это сделал я не знал, просто мне не хотелось идти в этот бронированный бункер. Не хотелось — и все! Попытка прислушаться к своим ощущениям была прервана охранником, по-своему понявшим мою задержку:

    — Вам сюда. Прямо по коридору. Там вас ждут.

    — Раз ждут, надо идти, — с этими словами, я перешагнул через свою неожиданную тревогу точно так же, как через порог.

    Пройдя еще один пост с тремя охранниками, оказался перед другой массивной дверью, которая, как я понял, играла роль последней линии обороны в этом "дзоте". Перед ней мне пришлось стоять несколько минут. Но, в конце концов, и она ушла в стену, открыв вид на зал с колоннами, в древнегреческом стиле. Правда, впечатление продержалось не более пары секунд, после того, как я разглядел, что это не колонны, а прозрачные трубы, в которых лениво плавало что-то наподобие белесого тумана. Сделав несколько шагов, остановился перед первой трубой — колонной, став с интересом ее разглядывать. От этого занятия меня отвлек голос, неожиданно раздавшийся у меня за спиной.

    — Привет тебе, террянин.

    Я повернулся несколько резче, чем следовало и тут же почувствовал всплеск страха. Самое странное, что это определилось не по испуганному лицу медеянина, а по информации, считанной непосредственно из его организма. Произошло это настолько быстро, что я успел уловить только последний окончательный вывод: — Испуг на проявление слишком быстрой реакции.

    "И что? — задав этот вопрос собственному сознанию, я настороженно замер в ожидании отклика. Спустя несколько секунд я с облегчением понял, что ответа не будет. — Но это не может у меня с головой быть? Или может? Блин! И все же это "насосная станция"! Точно! Что еще другое может быть?".

    В то же время я понимал, что здесь нечто другое. Какое отношение имеет закачанная информация к определению учащенного ритма сердца на расстоянии трех метров? А уж тем более об испуге.

    "Кстати, об испуге. Надо бы его успокоить. Совсем побледнел бедняга".

    И точно. Продолговатая голова ученого вместо обычного цвета меди сейчас отливала желтизной. Я приветливо улыбнулся.

    — Привет, — насколько мог дружелюбнее сказал я, делая навстречу пару шагов.

    "Интересно, в чем причина его испуга? Спросить? Лучше не буду".

    Медеянин слегка распрямился, нервно передернул плечами, как бы сбрасывая напряжение.

    — Ну и что? Так и будем стоять? Или делом все-таки займемся, — этими словами, я попытался подтолкнуть к действию, непонятно чего испугавшегося ученого. Тот сам или под воздействием моих слов, наконец, взял себя в руки. По крайней мере, лицо приняло нормальный оттенок, хотя в глубине глаз еще плескался страх.

    — В вас есть нечто… странное, — в его голосе чувствовалось скрытое напряжение. Я слегка развел руками, как бы удивляясь самому себе, одновременно отразив на лице легкое смущение. Видно моя мимика удовлетворила его, поэтому он продолжил: — У вас не было перепадов настроения в последнее время?

    Теперь пришла моя очередь удивляться: — Да. Вот как раз сегодня…

    Мое удивление вместе с ответом, заставило забыть медеянина собственный испуг и начать, с увлечением, развивать свою собственную теорию. Хотя он говорил вслух, но то, что он говорил, предназначалось явно для него самого: — Феноменальная реакция. Атлетическая фигура. Делаем вывод: спецподготовка. Возможно, использование специальных стимуляторов…. Послушайте…. А впрочем, нет. Откуда вам знать. Вашу рефлексивную ступень по шкале Тиме — Густа я бы оценил как….

    Сейчас, когда он так доходчиво объяснял самому себе свои заумные теории, он все больше становился самим собой.

    — О, черные демоны! Опять я зациклился! — его голос, вдруг потеряв все человеческое, зазвучал сухо и официально. — Перейдем к делу. Я ваш врач на время проведения эксперимента. Идите за мной.

    Пройдя два десятка шагов, мы оказались на пороге комнаты — лаборатории, где треть от ее объема занимал сложный агрегат и подобие кресла, связанные между собой целым рядом различных кабелей и проводов.

    — Это наш анализатор, — в голосе медика звучала гордость. — Совершеннейшее чудо нашей медицинской техники. Наша гордость! Он нам подскажет наилучший режим вашей защиты.

    — Защиты от чего? — я невольно насторожился.

    — Не волнуйтесь. Мы говорим о защите от воздействия внешнего мира. И не более того, — сейчас его голос был снисходительно — поучающим, как у лектора, увлеченного своим предметом, после чего усадил меня в кресло, опутав при этом всевозможными датчиками. Некоторое время он жал на кнопки и изучал разноцветные карточки, выданные ему анализатором, потом еще некоторое время сидел, просматривая какие-то таблицы. Суетливое поведение медика вызвало у меня беспокойство.

    "Что там еще нашел? Вон как суетиться. Словно… — но развить мысль мне не дали. Врач, подойдя ко мне, начал быстро и ловко снимать с меня датчики — присоски.

    — Все отлично. И даже сверх того. А теперь вставайте, надевайте рубашку, и идите за мной.

    Следующим помещением, куда мы пришли, была большая комната, где стоял еще один аппарат, весьма похожий на саркофаг. За его настройкой сейчас трудился еще один медеянин. Врач, подведя меня к саркофагу, предложил полностью раздеться и лечь на покрытое мягким губчатым материалом ложе. Только я успел улечься, как надо мной возникло меднокожее лицо врача:

    — Не волнуйтесь. Суть эксперимента заключается в том, чтобы отсечь тактильные, визуальные и акустические проявления, как раздражители внешнего мира, воздействующие на ваш мозг. Только таким способом может быть выявлена ваша возможная взаимосвязь с потоком сбалансированной энергоматерии. Эта установка, под названием "камеры абсолюта" поможет вам в этом.

    Не успел я осмыслить сказанное, как лицо исчезло, а вместо него на меня надвинулась сфера темного стекла, полностью отгородившая меня от внешнего мира, а еще через мгновение по ней забегали веселые фиолетовые искорки, гася мое сознание.

    Очнулся я так же легко, как и потерял сознание. Овладевшее мною чувство полной расслабленности прямо мягкой ватой обволокло меня. Хотелось лежать так вечно. Я наслаждался бездумным спокойствием, пока надо мной не склонилась лицо ученого-медика. И сразу последовал неизменный для всех врачей, вопрос:

    — Как вы себя чувствуете?

    — Норма, — с трудом собрав мысли в кучку, ответил я.

    — А у нас, — продолжил медик, — полный ноль. Как и следовало ожидать. Так что, живите спокойно.

    Чувство апатии не только не хотело отпускать меня, а наоборот, казалось, что она еще больше усиливается. Мозг не хотел ничего фиксировать. Ответ прошел вскользь моего сознания. Медеянин видимо знавший, что со мной происходит, сначала слегка потряс меня за плечи, потом довольно резко и категорично заявил:

    — Не расслабляться. Соберитесь. Идет защитная реакция вашего мозга на внешние раздражители после его полной изоляции.

    Его слова показались мне какими-то легкими и не стоящими внимания, но предварительная тряска заставила меня отреагировать на них:

    — Понял. Что… дальше?

    — Вставайте. Я вас провожу в соседнюю комнату. Там примите душ и оденетесь. А потом я вас отведу….

    Тут моя сосредоточенность снова пошла на убыль. Слова снова потеряли свое значение, начав скользить сквозь мое сознание.

    Глава 9

    Пришел я в себя полностью в незнакомом помещении, на широком низком диване. Быстро обежал глазами комнату. Мягкие кресла, пушистый ковер, цветы — все это говорило, что нахожусь не в лаборатории, а в помещении, выполняющем функции комнаты отдыха. Полежав еще немного, пересел в кресло.

    "Как я попал сюда? Почти ничего не помню. Под руку вели. Длинный коридор. Двери по его обеим сторонам. Ну, да бог с ним. Что там доктор мне сказал: "Ничего не получилось". Ну что ж. Меня это вполне устраивает. Похоже, я не очень-то вписался в местную жизнь".

    Прождав в ожидании не менее получаса, я решил что пора брать инициативу в свои руки. Выйдя, увидел, что комната, где отдыхал, расположена почти посредине коридора ведущего в обе стороны. Сначала посмотрел в одну сторону, потом в другую. Память решительно не желала мне подсказывать нужное направление.

    — И чего делать? — спросил я сам себя задумчиво. — Назад? Нет. Надоело! Да и есть уже хочется. Так куда? А-а. Пойду налево.

    Я шел по коридору, цвета кофе с молоком, стены которого при моем подходе начинали светиться, а постепенно гасли после того, как я прошел. Так же вспыхивали и гасли двери, сделанные из полупрозрачного материала, с непонятной цифровой кодировкой, которая каждый раз наливалась ярко-красным светом, как только я приближался к ним на расстоянии шага. Несколько минут спустя, широким, размашистым шагом я вышел к дверям, расположенным в торце коридора. В отличие от других дверей на ней никаких угрожающих надписей не было. Минута ушла на поиски пульта управления или кнопки, после чего я пришел к выводу, что это не та дверь, которая мне нужна, как вдруг по ушам неожиданно резанул пронзительный рев сирены. Я замер. Прошла минута, потом другая, но ни топота, ни шагов ведущих в мою сторону, так и не услышал.

    "Значит, ко мне это не относится. А раз так, пойдем в противоположном направлении".

    Я уже начал разворачиваться, чтобы уйти, как в этот самый миг массивные створки двери стали раздвигаться. Легкий осторожный шаг вперед и передо мной открылась панорама огромного куполообразного зала, наполненная легким, нестройным шумом голосов. Уже понимая, что оказался не там где надо, я все же сделал еще два осторожных шага и очутился на небольшой площадке, с витой лестницей, ведущей вниз. Она находилась на высоте около пяти метров над полом. Одного вскользь брошенного взгляда хватило, чтобы у меня возникло желание исчезнуть отсюда и как можно скорей. За мной в этот момент наблюдали несколько десятков медеян и группа террян.

    Терряне, стояли рядом с центром круглой площадки диаметром около семи метров, слегка приподнятой над уровнем пола, обособленной группой, вместе с несколькими медеянами в белой униформе. Немного в стороне от круга, наполовину скрытый за полупрозрачным барьером, находился сложный технологический комплекс, увенчанный панелью, состоящей из полутора десятков экранов, по которым бежала различная информация, начиная от бесконечных столбцов цифр и заканчивая трехмерными графиками. За терминалами сидели трое медеян — операторов, а также Састин и Дастин, исчезнувшие с момента нашего прибытия на Медею.

    — Влад, иди к нам!

    Это крикнула Лавиния. После ее слов, терряне, все как один, призывно замахали руками. Делать было нечего, поэтому вежливо улыбнувшись и помахав в ответ рукой, стал спускаться вниз. Уже спускаясь, вдруг понял, где оказался.

    "Японский городовой! Так это же место выхода того самого туннеля! И где же он сам, интересно?".

    Чувство неловкости слетело с меня в одно мгновение, уступив место жгучему любопытству. Крутя головой во все стороны, я шел к группе своих "коллег" почти в автоматическом режиме. Те, тем временем, продолжали оживленно беседовать с медеянами, одного из которых я сразу узнал. Это был военный, отвечающий за безопасность полигона, и присутствующий на том памятном мне совещании. На некоторое время я потерял их из виду, обходя часть, довольно громоздкой, установки, похожую на подковообразный магнит. Точно такая же установка находилась с противоположной стороны. Являясь двумя частями, они одновременно являли собой одно целое, охватывая площадку с двух сторон. Несколько техников — медеян в светло-серой униформе технического персонала, суетились вокруг них с приборами в руках. Следующими, на кого я наткнулся, подходя к площадке, были охранники. Они были рассыпаны по периметру зала и вооружены довольно мощным оружием среднего радиуса действия — лазерными излучателями. Не успел я подойти к группе террян, как медеяне тактично отошли в сторону, начав о чем-то негромко переговариваться между собой. Только сейчас я заметил странность, которая, должна была сразу броситься мне в глаза. Фигуры четырех террян были затянуты в комбинезоны серого цвета. Уже одно это должно было заставить мою челюсть отвиснуть, но этого не произошло. Сюрпризов у меня на сегодня было предостаточно, поэтому запас удивления оказался исчерпанным. Единственная мысль, в которой отразилось мое невнятное удивление, была такой:

    — "В местном лесу, определенно, что-то громадное сдохло".

    Группа, одетая в свободные комбинезоны единого цвета, состояла из трех террян и морфа. Ими были: Лавиния, Корн и Аттена. Только я открыл рот, как к моему удивлению, первым со мной поздоровался Жорес:

    — Влад, здравствуй. Мы уже знаем, что результат оказался нулевым. Ну и ладно. А что ты здесь появился, это очень даже хорошо.

    Я был удивлен его словами, если не сказать больше. Его подчеркнуто снисходительно — пренебрежительное отношение ко мне не было для меня новостью. А вот этот неожиданный всплеск непонятного дружелюбия… Что за ним?!

    — Привет всем! — растерявшись от такого теплого приема, я не мог понять, что изменилось за то время, как я расстался с террянами. — А что тут у вас происходит?

    — Влад, а как ты здесь оказался? — вопросом на вопрос ответила Лавиния.

    — Шел мимо, думаю, дай загляну. Попрощаюсь перед своим отъездом.

    Жорес неожиданно весело ухмыльнулся на мои слова, но что поразило меня еще больше, так это его последующие слова:

    — То, что сейчас произойдет на твоих глазах, Влад, займет свое место в ряду величайших достижений не только прошлого, но и будущего. Ты можешь уже гордиться тем, что присутствуешь при эпохальном…

    Тут его голос перекрыли резкие крики, перебивающих друг друга, операторов, наблюдающих за экранами: — Пик! Максимальный всплеск! Волна энергии на выходе! Гасим! Включаю второе кольцо компенсаторов блокировочного уровня! Пошла вторая волна!! Не хватает мощности! Сломан барьер!! Волна приближается!! Компенсаторы только на половине зарядной мощности!!

    Выкрики операторов, а затем последовавшая борьба цветов на экранах, привлекла внимание всех присутствующих. Но те, один за другим, минуя желтый предупреждающий цвет, начали переходить на багрово-красный свет, тем самым, нагнетая все большую напряженность.

    Все произошло настолько быстро и неожиданно, что я успел понять только одно: что-то пошло не так. Из отдельных выкриков операторов, пытающихся исправить положение, можно было понять, что через барьеры, перекрывающие туннель, что-то прорывается, но представляет это угрозу или нет, пока никто не знал. Но для всех, кроме меня, было очевидным, что тот, у кого хватило мощи продавить барьеры безопасности, уже автоматически мог считаться потенциальным врагом. До меня это дошло только тогда, когда взглянул на лица, оставшихся стоять рядом со мной террян, Корна и Аттену. Они сейчас походили на застывшие гипсовые маски. Только открыл рот для вопроса, как уши резанул тройной рев сирены, после чего громко и отчетливо металлический голос произнес:

    — Тревога!! Код "Красная зона"!! Полная блокировка корпуса "Ц"!! Начать эвакуацию корпусов "Б" и "В"!! Тревога!! Код "Красная зона"!!

    Я не полностью понял, что значили все эти слова, но после них наступила полнейшая тишина, в которой медленно, но неотвратимо, разливался страх. Тягучий, как густой кисель, и холодный как капельки пота, после ночного кошмара. Время остановилось. И тут тишину разрезал истошный крик одного из медеян — техников:

    — Не хочу умирать!! Не хочу!! Выпустите меня отсюда!!

    Потом, в тишине, послышался топот ног, следом грохочущие звуки, словно били металлом о металл, после чего воздух взорвался новым воплем: — А — а- а!!

    Невольно вздрогнув от этого дикого крика, краем глаза отметил, что толпа, замершая у барьера в ожидании развязки, зашевелилась, будто пробудившись ото сна. Паники пока не было, но если не принять мер, ее было не избежать, но начальник полигона видно не зря ел свой хлеб. После его приказа, двое охранников, подскочив к бьющемуся в истерике у массивных дверей медеянину, оттащив его в сторону, сделали укол, затем передали его на попечение медику, после чего вернулись на свои места. Нестройный шум голосов постепенно пошел на убыль.

    Я отнесся к этому переполоху относительно спокойно. Во-первых, из-за не понимания ситуации, а во-вторых, странности сегодняшнего дня, затем эксперимент, в котором мне пришлось участвовать, все это, словно нарочно подготовили меня к подобной экстремальной ситуации. Появившийся из пустоты шар, окутанный мерцающим силовым полем, по которому пробегали маленькие серебристые молнии, все же произвел на меня соответствующее впечатление, правда, больше не своим видом, сколько своим появлением. Не успел я осознать происходящее, как в голове всплыла, неизвестно откуда взявшаяся, информация: — "Защитный кокон. Судя по уровню плотности защитного поля робота, его энергетическая составляющая соответствует второй ступени. Процент возникновения опасной ситуации на данный момент времени составляет 67,5 процента".

    "Что значит на данный момент? Он растет, что ли?" — автоматически спросил я сам себя, при этом не ожидал ответа. Просто эта мысль-вопрос вырвалась из меня сама по себе. Но каково было мое удивление, когда ответ все-таки пришел: — Процент возникновения опасной ситуации на данный момент времени составляет 68 процентов".

    "Мать вашу! Да что это такое?! Что происходит?! Кто ты….".

    Я так и не успел спросить у самого себя, так как охрана перешла к активным действиям. Правда, насколько я понял, начал стрелять сначала один, а уже затем его поддержало двое его коллег. Желтые иглы лазерных лучей вонзились в шар, когда раздались крики:

    — Прекратить!! Немедленно прекратить!!

    Кричали сразу двое. Жорес и начальник охраны полигона. Но, как видно, среагировали они поздно, потому следом раздался новый крик:

    — Ложись!! Всем укрыться!!

    В следующую секунду у меня в мозгу отпечаталось новое сообщение: — "Процент возникновения опасной ситуации на данный момент времени составляет 100 процентов".

    Даже не мозг, а тело восприняло это сообщение, как указание к немедленным действиям. Упав на пластиковое покрытие площадки, и быстро перекатившись, я укрылся за выступом подковообразной установки. Последнее, что успел заметить, перед тем как укрыться под выступом, то это как медеяне, до этого стоявшие и таращившие глаза на шар, теперь словно очнувшись, стали падать на пол, инстинктивно прикрывая голову руками. При виде их тут же вспомнил о Лавинии.

    "Может окликнуть? А зачем? И ей будет неудобно, и мне….".

    Все же я не утерпел и, приподнявшись попробовал высмотреть ее из своего убежища. Первыми, кого я увидел, были прятавшиеся в подковообразной впадине, Жорес, вместе с начальником охраны и двумя медеянами — учеными. Даже в этот момент, они, о чем-то горячо спорили. Их вид несколько успокоил меня. Мне даже стало неловко оттого, что я здоровый мужик забился в эту щель, как какая-то крыса. Уже хотел подняться на ноги, как снова интуитивно почувствовал опасность. Поднял глаза вверх. Первое, что увидел, это материализовавшийся в воздухе новый шар, затем раздалось отрывистое щелканье, как будто из обоймы выщелкиваются патроны. Пришлось еще выше поднять голову. Почти под самым потолком в окружающее пространство отщелкивались маленькие продолговатые дирижабли, составлявшие начинку первого робота-разведчика. Скоро их в воздухе стало не менее двух десятков. Привлеченные этими звуками, головы лежащих стали приподниматься, обращая взгляды вверх. Первым на ситуацию среагировал, скорее всего, интуитивно, начальник безопасности полигона, отдав приказ стрелять. В ту же секунду воздух пронзили желтые лучи лазеров. На месте половины дирижабликов тут же расцвели яркие цветы вспышек. Оставшиеся, молниеносно разлетевшись в разные стороны, став выписывать немыслимые зигзаги, что свело к нулю, их последующий обстрел.

    "Кассетный вариант робота — разведчика. Разведка территории, а при противодействии — уничтожение, по возможности, противника".

    Сейчас я не удивлялся и даже не пытался больше спрашивать, а просто принял то что происходит, как должное. К тому же, как я знал из своего опыта, любая информация о противнике уже часть победы, да и момент для выяснения был совершенно неподходящий.

    Все опять попрятались кто куда мог, за исключением охранников, которые вели непрерывную стрельбу по молниеносно прорезающим воздух ракеткам. Спустя несколько минут я поднял голову и в этот самый момент один из дирижабликов вдруг спикировал вниз. Я видел начало его падения, а вслед за ним раздался взрыв. Воздух прорезали крики боли и стоны. Не успел отгреметь этот взрыв, как раздался второй, третий…. Все они, сопровождались криками боли и протяжными стонами. Затем один за другим раздались два взрыва прозвучавшие совсем иначе, и я понял, что эти дирижаблики были сбиты в воздухе. Не успел я этому обрадоваться, как рядом со мной раздался новый взрыв. Осколки с силой ударив по установке, под которой я прятался, градом посыпались на меня. Я вжался в пол еще сильнее. Мне не трудно было представить, что делается сейчас в зале. Пройдя две чеченские командировки, я прекрасно знал, что делают с людьми мины и снаряды. Но лежать в полной неизвестности, уткнувшись носом в пол, было противно моей натуре, да и мысль о Лавинии не давала спокойно лежать. Приподнявшись, подтянулся на руках вперед, осторожно выглянул из-за корпуса установки. И тут же пожалел об этом. Первое что я увидел, была падающая вниз серебристой молнией ракетка. Еще не поняв, что происходит, инстинктивно зажмурил глаза, одновременно втянув голову в плечи. В этот самый миг ударил взрыв, тряхнувший пол и меня вместе с ним. Свист осколков заставил вжаться в пол, но уже в следующую секунду, преодолев себя, рывком приподнялся и открыл глаза. То, что я увидел, заставило мой желудок резко подскочить к горлу. Несколько секунд боролся с рвотными спазмами. Если до этого я отвлеченно воспринимал происходящее, несмотря на взрывы и дикие крики, то сейчас при виде луж крови и мертвых тел снова ощутил себя на поле боя. Страх, о котором я стал забывать в последнее время, снова зашевелился у меня в груди. Неожиданно раздался еще один взрыв, а следом за ним крик, перекрывший на какие-то мгновения стоны раненых:

    — Непосредственная опасность миновала!! Всем сохранять спокойствие!! Сейчас будет оказана помощь раненым!!

    Я вскочил на ноги. То что я видел, несколько напоминало лагерь боевиков, в который мы ворвались сразу после его обстрела. В пяти шагах от меня неопрятной, полурастекшейся грудой лежал морф. В двух метрах от скорченного тела Жореса, залитого кровью и посеченного осколками, лежавшего во впадине подковообразной установки, валялось кошмарное месиво из мяса и костей, бывшее раньше начальником безопасности полигона. Но центральным штрихом в этой композиции смерти было тело Лавинии. Она лежала ничком. На спине белоснежного комбинезона расплывалось громадное кровавое пятно. Некоторое время смотрел на это красное пятно, потом, резко повернув голову, бросил взгляд на второй шар. В воздухе уже явственно витал сладковатый запах крови, будоража меня, толкая к действию. Если бы у меня было оружие, я бы уже стрелял, а так стоял, не двигаясь, прожигая шар яростным взглядом. Постепенно во мне снова появилось чувство нереальности происходящего, скорее оттого, что это была ИХ реальная жизнь, а не моя. Я был здесь проездом, вроде пассажира, смотрящего из окна поезда на жизнь чужой страны. Хотя именно этот миг ИХ жизни был для меня знаком и понятен. Ведь именно он имел привкус смерти, которая в какой-то мере составляла часть моей жизни!

    Сколько длилось мое состояние, не знаю, но когда снова повернул голову, у тела Лавинии на корточках сидела Аттена. Мы встретились глазами. В ответ на мой невысказанный вопрос, она отрицательно качнула головой. Я отвернулся.

    "Я хочу помнить ее только живой".

    До моего плеча дотронулись. Повернувшись в пол-оборота, увидел Корна.

    — Ты в порядке, Влад?

    — Лучше не бывает, — глухо процедил я сквозь зубы.

    — Времени на эмоции у нас нет. Поэтому слушай меня внимательно, — при этом он бросил короткий взгляд на шар. — Смотри.

    В его протянутой руке был зажат пульт с зеленой полосой — индикатором.

    — Эта красная кнопка под прозрачным колпачком — пуск. Когда нажму на нее, между двумя установками, стоящими друг против друга, появится фиолетовое свечение. Три метра в диаметре. Часть этого места сейчас занимают контейнеры.

    Я автоматически посмотрел на них. Я видел их раньше, но так и не удосужился спросить об их назначении.

    — Теперь о сути нашего эксперимента. Нам удалось разработать и собрать установку, которая может закинуть нас к истокам туннеля — пришельца. Своего рода параллельный туннель. Только в обратную сторону. Ты понимаешь меня?

    — Понимаю, — автоматически ответил я, причем не вникая в то, что он говорит. Я думал о Лавинии.

    — Очень хорошо. Эта зеленая полоска — индикатор показывает, что энергетические батареи установки заряжены. Стоит нажать красную кнопку, туннель через пять минут откроется. Время его работы — три минуты. Спустя это время он автоматически закроется. Сейчас это единственный выход отсюда, а теперь внимательно оглядись и посмотри, что делается вокруг.

    Подчинившись его словам, медленно огляделся и увидел то, что до сих пор оставалось за барьером моих чувств. Группа медеян, почти сорвав голоса, хрипя, молила их выпустить, исступленно стуча кулаками в створки массивных дверей. Единственный оставшийся в живых охранник с остановившимся взглядом, направленным на шар. Трупы, лежащие в лужах крови.

    — А где… ребята? Электронщики?

    — Убиты. Нас осталось двое. Ты третий.

    — Ты предлагаешь мне пойти с вами?

    — Да. Что нас там ждет, не знаю. Не хочешь, оставайся. Но скажу одно, когда эта штука заработает, у тебя не будет ни единого шанса выжить.

    — А разве нас не собираются спасать?

    Вместо того чтобы ответить, он откинул большим пальцем крышку с кнопки, занеся над ней палец, какое-то мгновение колебался, потом резко надавил. Вокруг трупа морфа стало проступать фиолетовое сияние. Оно разгоралось все ярче, завораживая меня своим ярким светом.

    — Мы идем, Влад, — неожиданно раздался у меня в ушах голос Крона. — Решайся.

    Я никак не отреагировал на его слова. Идти в "никуда" я не хотел, так как понимал: отсюда у меня был шанс попасть обратно домой, там его — не было. С другой стороны я мог просто не дожить до того момента, когда нас освободят. А они там, за этими метровыми стенами, похоже, не торопились это делать. Бросил взгляд в сторону террян. Те уже оттащили в сторону тело морфа, а теперь перебрасываясь короткими фразами сортировали контейнеры, отставляя часть их в сторону. Не зная на что решиться, снова бросил взгляд вокруг. Охранник до этого тупо наблюдавший за шаром, неожиданно переключил свое внимание на террян. Минуту наблюдал за ними, потом вдруг неожиданно я привлек его внимание. Его дикий взгляд мне не понравился сразу, особенно если учесть что ствол излучателя, смотревший до этого в землю, стал медленно подниматься вверх. Не знаю, что было у него в голове, но в следующий миг воздух прорезал, полный животного страха, душераздирающий вопль такой силы, что меня, самым настоящим образом, пробрала мелкая дрожь с головы до пят. Мне не надо было объяснять, что этот крик означал, так как следом послышались громкие щелчки. Словно кто-то выщелкивал патроны из обоймы. Выбирать стало не из чего, и я шагнул в сторону фиолетового свечения.

    — Держи, — голос Аттены показался мне глухим. — Одень.

    Обернувшись на голос Аннет, я снова вздрогнул. Вместо головы на ее плечах находилась черная непроницаемая сфера. Тут же в грудь неожиданно ткнулось что-то твердое. Опустил взгляд. В ее руках был такой же шлем — сфера. Только надел его, как тот сам осторожно сжался, мягко обжав мою голову.

    — Портативный аппарат регенерации атмосферы, — прозвучал в шлеме голос Аттены. — На всякий случай.

    Не успев понять, что она сказала, как раздался голос Крона:

    — Все. Началось.

    В следующий миг что-то изменилось в окружающем мире. Словно стали вибрировать незыблемые нити, поддерживающие пространство и время, погнав волну, искажавшую реальность. Потом волна, подхватив меня, закружила и потянула за собой в черный омут пустоты и безвременья.

    Глава 10

    Вдруг пришло ощущение, словно у меня из-под ног неожиданно вырвали опору. Инстинктивно сделал попытку сгруппироваться, но было уже поздно. Меня сначала ударило о стенку плечом, затем я довольно чувствительно приземлился на пятки. Покачнулся, взмахнул руками для равновесия. Одна из рук тут же уперлась в стену, благодаря чему удалось удержаться на ногах. Темнота была такая, словно я ослеп на оба глаза. Зато звуков было столько, что в ушах гудело. Догадаться, кто их издает было несложно: контейнеры. Это они падая, грохотали, стукаясь о стены, катились по полу, пока, наконец, не установилась тишина.

    — Влад, Аттена, вы где? — негромко прозвучал, в наступившей тишине, напряженный голос Корна.

    — Я здесь. Правда, не могу сказать, где точно, — первой откликнулась Аттена.

    — Жив, — отозвался я. — И что дальше?

    — Ничего, — сказал, как отрезал Корн.

    Потом несколько минут слышалась возня, шорохи и стук передвигаемого багажа. Похоже, что он что-то искал. Наконец его поиски завершились негромким выкриком: — Нашел!

    Невольно посмотрел в сторону голоса, и вдруг неожиданно сверху ударил яркий свет. Над нами висело, что-то наподобие воздушного шара, освещая стены и пол широкого коридора, ведущего в обе стороны. Его стены, сделанные из светло-серого стекловидного материала, тускло блестели под толстым слоем пыли.

    — Послушайте, кто мне скажет, что случилось?

    Мой вопрос так и остался висеть в воздухе. Сосредоточенные лица, напряженные взгляды террян, уставившиеся в прибор, который Корн держал перед собой в руках, подсказали мне, что это похоже не то место, куда они рассчитывали прибыть.

    " Насколько все плохо?".

    Тут Корн оторвав взгляд от светящейся шкалы прибора, посмотрел на меня каким-то затуманенным взглядом. Он смотрел прямо на меня и в то же время не видел, полностью уйдя в свои мысли.

    "Японский городовой! Похоже, я попал из огня да в полымя. Впрочем, здесь хоть не лупят самонаводящимися ракетами. Уже хорошо. Да и коридор сам за себя говорит. Значит, здесь есть цивилизация".

    Я был человеком, который старался делать все сам, а не уповать на случай, а тут мне пришлось оказаться в ситуации, на которую никак не мог повлиять, а только ждать, чем она может обернуться. Неопределенность вызывало ощущение беспомощности и смутной, неопределенной тревоги.

    "Сначала эта кровавая мясорубка, теперь подполье какое-то темное. Не хватало еще чтобы тут какие-нибудь монстры водились. Впрочем, судя по толстенному слою пыли, здесь похоже, никто не водиться. Еще бы понять: это хорошо или плохо?".

    Если до этого мрак не вызывал во мне никаких ассоциаций, то теперь он давил на психику. Тело инстинктивно напряглось, глаза и уши сканировали пространство в поисках затаившихся врагов. Но тут, Корн, наконец, вышел из состояния глубокой задумчивости.

    — Значит, так. Судя по данным локатора, мы находимся в системе коридоров, находящихся под поверхностью на глубине порядка двадцати метров. Тянутся эти коридоры довольно далеко. Теперь насчет данных сканера поиска. Тут, честно говоря, ничего не могу понять. То, что мы не попали в конечную точку нашего перехода, это однозначно. Нас выбросило на каком-то промежуточном этапе. Но где и почему, пока не знаю.

    Тут он снова замолчал, задумавшись.

    — А если предположить, что мы каким-то образом оказались на станции перехода, не нашего туннеля, а их, — предположила Аттена. — Тогда можно…

    — Ты, похоже, права. Потоки энергий идут параллельно. Они идентичны в трех четвертях каждой координаты. Пока все правильно? Тогда идем дальше. Появляется чужая станция перехода…. Хм. А почему она нас притянула? Или в этой точке все четыре пространственные координаты совместились полностью?

    — Попробую предположить, — снова встряла в рассуждения Корна Аттена. — Наш поток энергии, попав в другую вселенную, изменил структуру своего излучения. Можно сказать, подстроился под чужой.

    — Возможно, но в таком случае, почему анализатор определяет каждый пик как мощное излучение на этом участке, когда он должен просто давать фон.

    — Но могут же быть исключения. Тем более это обязательно только при векторе потока…

    Я смотрел на сидящих перед двумя приборами террян, спокойно рассуждающих о потоках энергии, их векторах и координатах, будто они находились сейчас в лаборатории, а не были заброшены неизвестно куда. По моим ранним предположениям, эти неженки должны были бы сейчас скулить, как беспомощные щенки, а получается совсем наоборот, я ощущаю себя брошенным щенком, но никак не они.

    Сел, прислонившись спиной к стене. Некоторое время слушал научный диспут террян, но он затягивался, а мне хотелось ясности, а не этих заумных рассуждений, из которых я мало чего понимал.

    — Ребята, а нельзя ли популярнее? Я все-таки не настолько цивилизован, как вы, терряне.

    — Для начала пойми одно. Ты такой же, как и мы. Сейчас нет ни землян, ни террян. Мы одна команда. На вопрос "где мы?", точно ответить не могу. Скорее всего, как предположила Аттена, нас притянула чужая станция перехода. Оказались мы здесь, а не на самой станции, из-за того, что наша аппаратура, не имея ее точных координат, выбросила нас здесь, согласно коэффициенту приближения Скоса. Только этим можно объяснить показания сканера поиска, показывающего не на источник, а на узел, перехлест потоков энергий. Теперь нам надо найти точку перехода и отправиться дальше.

    — А эти коридоры, кроты, что ли вырыли? Как вы с местными собираетесь разбираться? Да и кто они, хотелось бы знать.

    — Если они додумались до межпространственных туннелей, то думаю, мы найдем с ними общий язык. Я надеюсь на это. Будем действовать по обстоятельствам. Перед нами стоит определенная задача, которую необходимо выполнить.

    Что-то в его последних словах мне не понравилось. Показалось, что они прозвучали не как предложенная программа действий, а как военный приказ. Выполнить — и точка! Пока сказанное я пытался уложить в голове, в разговор вступила Аттена.

    — Все. Разговор на этом закончили. Разберемся с нашими вещами. Часть придется оставить, — встретив мой вопросительный взгляд, она пояснила. — Если бы мы прибыли на конечную точку, то это все стало бы основой для развертывания нашей базы. Теперь же нам придется брать с собой то, что сможем унести на себе. Приборы и необходимое оборудование мы берем с собой. Это наш залог на возвращение домой, а вот пищевые наборы урежем до половины. Теперь распределим оружие. Влад, Корн, возьмите.

    С этими словами она мне вручила массивный пояс с кобурой и патронташами или, по крайней мере, те выглядели так. Пока я прилаживал его на себя, Аттена начала давать пояснения по поводу его применения.

    — В кобуре парализатор. Средний радиус действия. Действие одного заряда зависит от массы тела, а значит, время парализации объекта составляет от двух до десяти секунд. Сама кобура является аккумуляторным устройством для него. Здесь, — тут она ткнула пальцем в незаметную кнопку на поясе. Последовал щелчок, крышка откинулась, — обоймы для игольника. Корн, дай ему оружие.

    У меня в руке оказалось подобие пистолета с конусовидным стволом, сужающимся к прицелу. Привыкший к традиционным формам земного оружия, он показался мне похожим на детскую игрушку, что подчеркивалось его легкостью и цветной шкалой — индикатором на рукояти.

    — Необычное для тебя оружие. Ты привык к другим видам, я понимаю, — при этом Корн как-то особенно пристально посмотрел на меня. — Но главное не в оружии, а в твердости руки, которая его держит. У тебя с этим, как я понимаю, все в порядке. Радиус поражения игольника до тридцати метров, потом уже идет разброс и точность падает. В обойме двести зарядов. Один заряд — одна смерть, в какую бы ты часть тела не попал. Мгновенная смерть. У нас для игольника сделана специальная кобура на комбинезоне, а уж куда ты свой приспособишь, думай сам. Теперь дело за переводчиком. Сними шлем.

    Я автоматически повиновался его приказу. Аттена подала ему прозрачную коробочку, но что там было, как не силился так и не смог разглядеть. Подойдя в плотную ко мне, Корн повернул мою голову в пол оборота от себя. Несколькими секундами позже я почувствовал прикосновение гладкой поверхности, сразу же сменившееся легким жжением, которое, в свою очередь сменилось частым покалыванием. Сначала кололо в небольшой области за ухом, потом стало распространяться все шире. Сначала боль была терпима, но в определенный момент кожу за ухом словно опалило огнем. Не удержавшись, тихо охнул.

    — Ничего, сейчас пройдет, — заявил Крон, глядя на мои гримасы. — Конечно, в лабораторных условиях это было бы сделано безболезненно, а тут, что поделаешь. Полевые условия.

    При этих словах он театрально развел руками, дескать, что я могу поделать.

    — Одевай шлем. Это нейротранслятор или универсальный переводчик. Теперь ты с ним единое целое.

    — То есть как целое?

    Я предпринял попытку снять шлем, но был остановлен Аттеной:

    — Это лишнее. Он уже вживлен и сейчас представляет собой небольшой бугорок за твоим ухом. И не более. Отпадет в нем надобность — снимем. У нас такие же приборы, а этот, что висит у тебя на шее, можешь выкинуть.

    Не знаю почему, но в ее словах мне показалась снисходительность. Наверно таким тоном поясняют детям, что хорошо, а что плохо. А в моем случае — дикарю, только недавно отбросившему дубину. Я не знал, как реагировать на подобный тон, поэтому только молча сорвал с себя медальон — транслятор и силой швырнул его на землю.

    — Ну, вот и хорошо, — подвел черту под возникшей ситуацией Крон.

    Через некоторое время, распределив между собой груз и упаковав его, мы решили посидеть, перед тем как отправиться в неизвестность. Аттена тут же нашла себе работу. Подсоединив свой портативный компьютер к сканеру поиска, стала вводить в него какие-то данные. Со стороны казалось, что она сидит, уставившись в пустоту, перебирая при этом пальцами в воздухе. На самом деле это было не так. Обруч на ее голове и был компьютером, который, непосредственно воздействуя на сетчатку ее глаз, создавал виртуальную клавиатуру и монитор. Корн в это время о чем-то думал.

    — Ребята, отвлекитесь на пару минут. У меня есть пара вопросов. Вы знали, что рано или поздно из этой пространственной трубы что-то или кто-то полезет. Ведь так? — подтверждение было получено легким кивком головы Аттены и тихим "да" Корна. — Если так, то почему не приняли никаких мер безопасности? Охрана с излучателями, это…. Это же просто смешно! Для вас это… как каменный век. Или может, я чего-то не понимаю?!

    — Все ты правильно понимаешь. Просто дело в противостоянии наших миров. В свое время медеяне посчитали, раз их приняли в содружество, то значит, их цивилизация достойна, стать полноценным членом Кольца. Но когда оказалось, что это не так, обиделись, словно маленькие. Как так? Почему мы должны постигать то, что вы давно прошли? Почему мы должны совершенствовать себя? Дайте нам все готовое! Но обижаться на всех это уже совсем по-детски, поэтому в качестве главного обидчика они избрали нас. И причину нашли, якобы мы первыми предложили использовать их мир как парк развлечений. У них сейчас время…. Как это сказать. Вроде переходного периода у подростков, которые сами не знают, чего хотят. Кольцо пробует их заставить пройти все этапы становления цивилизации, а они как дети, хотят все и сразу. Отсюда и трения. К чему я это тебе рассказываю. Когда мы, в свое время, оборудовали корпус "Ц", то установили три автоматических лазерных пушки, но в одном из экспериментов произошел сбой, что вызвало нерегулируемый всплеск энергии. Каким-то образом он повлияла на электронику одной из пушек. Та сработала. Два медеянина погибли. Местные власти тут же подняли крик, обвинив во всем нас. Вместо того чтобы разобраться в причине, найти альтернативное решение проблемы, они заявили, что теперь эту функцию полностью берут на себя. Затем последовало требование демонтажа пушек, а вместо них появились охранники с излучателями. Так дело обстояло до сегодняшнего дня, а что будет дальше…, - тут Корн повел плечами и умолк.

    — С этим все ясно. Теперь, если можно поподробнее об этом эксперименте. С обратным туннелем.

    — Мы должны достичь его истоков. Узнать откуда и зачем он появился в нашем пространстве. Наши ученые и разработчики, не сумев полностью разобраться в энергетической структуре канала, сумели все же, сыграв на схожести потоков излучений, создать на их общей основе энергодиск, способный идти в их пространственном туннеле и одновременно вне его. Понял, что я сказал?

    — Вроде понял. Что дальше?

    — Пространственный канал, скорее всего, изобретение другой расы, чем та, которая запустила эти разведывательные зонды. Большая разница во времени. Мы нащупали это излучение около двух десятков лет тому назад, а зонды — разведчики появились только сейчас. Какой отсюда вывод?

    — Не знаю. Это вы у нас умные, а я так.

    — Да. Мы умные. Но четкого и однозначного ответа нет. Зато есть множество вариантов. Только после них голова кружиться. Канал, например, может являться побочным эффектом от глобального действия какой-то сверхмощной установки, созданной совершенно для других целей. И вдруг существа, запустившие ее, узнают через определенное количество времени, что та имеет подобный эффект. Так часто бывает в науке. Ищешь одно — находишь другое. И вот теперь они решили проверить что там, на том конце канала. Как тебе гипотеза? — тут он замолчал, словно выбирая следующую наиболее достойную гипотезу из списка. — Не о том я говорю. Главное и самое необычное в этом туннеле оказалось в другом. Наши ученые обнаружили временную составляющую в общем спектре излучений. Это означало, что те сумели сделать то, к чему наши ученые только подошли, то есть сумели разработать общую теорию времени и разобраться в ее причинно-следственных связях.

    — Отсюда я делаю вывод: что те, еще умнее вас. Так?

    — Если мыслить упрощенно, то так. Физика времени для нас сейчас вроде закрытой двери, к которой мы пробуем подобрать ключи. А у них они уже есть.

    — Значит, вы туда за ключами решили съездить.

    — В том числе и за ключами.

    — Последний вопрос. Что делала Лавиния в вашей группе? Она ведь вроде…была социологом?

    Теперь Корн криво усмехнулся:

    — Да. Она была социологом и неплохим врачом, но большее признание она получила, как специалист по теории времени.

    — Специалист… по теории времени?

    Я не был готов к подобным словам.

    "Лави, Лави. Значит, ты меня выбрала не как объект для изучения? Может между нами…. Я, кажется, запутался. Они ведь иные. И все же, кем для тебя я был?".

    Глава 11

    Я шел последним, за Корном, стараясь ступать осторожно и бесшумно, но как мы все не старались, у нас это не получалось из-за идеальной тишины, царившей в этом царстве тьмы. Мы прошли сравнительно немного, как вдруг тьму проредил поток тусклого света, падавшего из-за поворота коридора. Смазанная граница света и тьмы вырезала большим полукругом кусок пола, покрытый серебрившейся на свету пылью. Мы, все трое, сразу замерли, будто одновременно получили приказ: "Стоять!". В наступившей тишине еле слышно прозвучали команды Крона нашему роботу — "светлячку": — Ко мне. Погасни.

    В следующую секунду мы окунулись в чернильную темноту, после чего осторожно двинулись дальше, пока не остановились по знаку Аттены, не доходя нескольких метров до размытой границы полумрака и тьмы. Сняв с себя рюкзак, она двинулась вперед, легкими, осторожными шажками, держа наготове игольник. Мы, с Корном, следили за каждым ее шагом, за каждым ее движением. Дойдя до угла, она осторожно выглянула. В этот самый миг тишина и мрак были разорваны шипением и лучами лазерных излучателей. Террянку будто что-то ударило в грудь, отбросив назад. Откинувшись, она стала медленно сползать по стене спиной, одновременно заваливаясь набок. Все это я видел боковым зрением, уже стоя на одном колене посредине коридора, держа игольник обеими руками. Не успели двое убийц, одетые во все черное, вылететь из-за угла, как я уже несколько раз нажал на спуск игольника. Адреналин закипел в крови. Изнутри поднялась волна той странной, щекочущей нервы, возбужденной радости, которая возникала во мне не раз в предвкушении схватки. Мысли словно вторили этой радости: — Ты в деле, парень! Снова в деле!".

    В который раз я убедился, что это было то, чем я живу и ради чего. Схватка. Противостояние сил. Победа добра над злом. То, что сейчас оно происходило в чужом мире и с использованием непривычного оружия, не имело никакого значения, потому что правила в ней стары и неизменны, пусть и пропущены через призму чужих миров. Я нажал на спуск игольника, также хладнокровно, как нажимал на курок пистолета, там, на Земле.

    Когда в следующее мгновение за спинами первой линии атаки показались еще две фигуры в черном, мне только оставалось сместить дуло излучателя и снова нажать на спуск. Рядом со мной прошелестела череда зеленый молний из игольника Корна. Пока тела первых двух "черных" только заваливались на землю, а на груди второй пары убийц уже расцветали зеленые вспышки. Не успел последний из нападающих ткнуться шлемом в пыльный пол, как я уже мягко бежал к повороту коридора. Это было вызвано не горячностью боя, а простым тактическим ходом. Те, кто мог там оставаться, не должны были рассчитывать на столь быструю контратаку. Перед самым поворотом я прыгнул, вошел в перекат, готовый стрелять во все, что только шевельнется. На круглой площадке никого не было. Я осторожно поднялся и только тут заметил открытый люк прямо по центру площадки.

    "Похоже, ход на другой уровень".

    Адреналин еще кипел в крови, глаза искали противника, а тело и мозг застыли в ожидании команды "действовать", но вокруг стояла тишина. Прошла секунда, а может быть минута, когда раздавшийся легкий шорох подошв, сбоку от меня, дал знать, что приближается Крон. Пройдя мимо меня, он приблизился к люку, а затем осторожно заглянул в него, но сделал это так, чтобы его не могли заметить снизу. Я видел как его тело в этот момент напряглось, готовое отпрянуть при малейшей опасности, потом так же быстро расслабилось. Повернувшись ко мне, он прижал палец к губам. "Тихо". Потом, приблизившись ко мне, еле слышно прошептал:

    — Вниз ведет лестница. Темно. Ждем.

    Сказав, он отошел к телу Аттены. Та лежала на боку, прижавшись спиной к стене. Два черных пятна прожженной ткани, с запекшимися пятнами крови, на правом плече и груди, четко выделялись на светло-сером комбинезоне. Крон осторожно прикоснулся к ее плечу. Затем, словно во сне, медленно опустился на колени и осторожно переложил тело на спину. После чего бережно сложил ее руки на груди и снял шлем с ее головы. С минуту держал его в руках, потом положил его на пыльный пол. Склонил голову.

    Я наблюдал за его действиями краем глаза, не выпуская из поля зрения черный провал люка. Единственное, что смог себе позволить, то это медленно опустить игольник и встряхнуть несколько раз затекшими кистями рук, чувствуя при этом как возбуждение медленно вытекает из меня. Крон, простояв несколько минут, медленно встал, затем подошел ко мне. В его глазах стояла боль. Какой-то миг и его взгляд снова стал холодно-рассудочным.

    — Что происходит? — тихо и задумчиво проговорил он, пробежав глазами по трупам "черных". — Здесь была засада. Они сидели и ждали. Кого-то, кто должен был вылезти из люка. Ты согласен со мной?

    — Полностью. Сначала я думал, что они пасут нас, но судя по слою нетронутой пыли в коридоре, дело оказалось не в нас. Явно ждали кого-то снизу. Да и атака была какая-то наигранная, что ли…. Выскочили на свет, в полный рост. Словно на испуг хотели взять. Короче, искали одних, а наскочили на других.

    — Никак не ожидал, что попаду по пространственному туннелю в один из диких миров. Такие разработки не совместимы с подобным упадком цивилизации. Хотя, может это… пробный запуск…. Впрочем, гадать бессмысленно! У нас есть своя задача. Подай мне его оружие. Так, что это у нас? Лазерный излучатель, слегка видоизмененный. Но принцип тот же, что и у нашего, — подвел он итог своих исследований. Тут же последовал приказ:

    — Выбрось парализатор, он не для этих игр, а в качестве запасного оружия возьми этот излучатель. И не забудь прихватить к нему батареи. И давай проверим, что там внизу.

    Осторожно заглянув в люк, я увидел только темный провал, ведущий в непроглядную тьму. Неприятно закололо под ложечкой. Спускаться в низ ужасно не хотелось, к тому же скоростной спуск отпадал, лестница была витая. Но другого пути у нас не было. Бросив свое тело вперед, и только коснувшись руками лестницы, я тут же стремительно заработал ногами, чуть ли не скользя по ступенькам. Последние ступени я просто перепрыгнул, тут же уйдя в спасительную тьму из тусклого потока света, падающего из открытого люка. Не успел стать обеими ногами на пол, как в руках оказалось оружие. Пока глаза привыкали к темноте, органы чувств просеивали сквозь себя тьму и тишину. Время шло, а так как враги ничем себя не обнаружили, я подал условный знак Корну. Спустившись, тот некоторое время постоял, привыкая к темноте, потом уверенно двинулся к противоположной от лесенки стене. Остановившись перед ней, он сначала убрал оружие, после чего стал шарить руками по стене, словно слепой, ощупывающий, незнакомый для себя, предмет. Я, например, смог увидеть контуры двери, которые он разглядел почти в полной темноте, только подойдя впритык к ней. Сейчас он пытался ее открыть, хотя ни замка, ни ручки здесь не наблюдалось. Наблюдая за его действиями, я пытался проанализировать ситуацию, в которой мы оказались.

    "Черные" явно солдаты, типа местного коммандос. Они выполняли задание своего командования. И мы сходу ввязались в их разборки, завалив четверых солдат. И что дальше? Будем прокладывать себе дорогу с помощью оружия? Боюсь, что в таком случае, нас надолго не хватит. А есть другой путь? Вот если стать невидимкой, то…. - мысль была прервана быстро расширяющейся полосой света. Дверь уходила в сторону, открывая вид на гигантское, ярко освещенного помещение, заставленное чем-то наподобие контейнеров. Инстинктивно отшатнувшись, я отпрыгнул с освещенного проема в сторону, готовый стрелять в первого, кто появиться на пороге. Корн, проделав то же самое, теперь находился по другую сторону дверного проема. Минута томительного ожидания дала понять, что за дверью никого нет. Сработала автоматика, или, что более вероятно, Корн сумел найти и включить механизм открывания двери. Оторвавшись от стены, некоторое время осматривал видимую мне часть зала. Не обнаружив ничего подозрительного, показал Корну жестами: "я пошел первым". Крепко сжав в обеих руках оружие, оторвался от стены, прыгнул в проем двери, моментально ушел вниз, потом перекатом влево. Завершив кувырок, замер у тускло блестевшего псевдометаллического бока контейнера, держа наготове оружие. Спустя минуту ко мне присоединился Корн. Затаив дыхание, некоторое время, мы процеживали тишину сквозь себя. Вокруг было тихо. Посмотрев назад, я увидел, что дверь снова закрылась. Приблизив губы к уху Крона, шепнул:

    — Видишь?

    Тот, утвердительно кивнув головой, шепнул:

    — Смотри в оба, а я пока определю направление движения.

    Пока Крон настраивал сканер поиска, я оглядываясь по сторонам пытался понять, где мы оказались. Первое впечатление, что громадное помещение является гигантским складом, оказалось ложным. Даже мне, слабо знакомому с архитектурой чужих цивилизаций, этот величественный зал, украшенный колоннами и великолепными барельефами, явно первоначально не предназначался на роль склада. Почему ему досталась такая жалкая участь…. Тут мои умозаключения прервал Крон, показав жестом направление. Осторожными перебежками мы стали двигаться к противоположной части зала. От одной группы контейнеров к другой, каждый раз затаиваясь и осматриваясь. Добравшись до середины зала, мы наткнулись на двух роботов, похожих на гигантских крабов своими клешнями — погрузчиками. Недалеко от них находилась небольшая платформа, накрытая прозрачным колпаком. Сквозь него можно было видеть технологические консоли с пультами управления. Даже мне нетрудно было сообразить, что отсюда операторы управляли роботами — погрузчиками.

    В этой части зала еще сохранились следы былого порядка. Ящики стояли более или менее ровными шеренгами вдоль стен, а главное, что между ними пролегала широкая полоса свободного пространства, связывающая центр с большими воротами, которые были хорошо видны с того места, где мы прятались. Крон, в который раз, оглядев лежащее перед нами пространство, дотронулся до моего плеча и жестом показал, что надо продолжать движение. Только я ответил ему согласным кивком, как вдруг почувствовал, что мы здесь не одни. То, что я сейчас чувствовал не подходило под слово "странное или "необычное", потому что оно не подходило под человеческие мерки. Попытка разобраться что это, сначала заставило меня замереть на месте, потом сесть. Я сел не сам по себе, а оттого, что восприятие окружающего меня пространства волшебным образом преобразилось.

    Словно сквозь густую вату я услышал тихие слова:

    — Что с тобой, Влад?

    Выжав из себя:

    — Подожди… немного, — снова ушел с головой в новые ощущения. Сейчас я "видел" громадный зал в его полном трехмерном объеме. Мое новое "зрение" позволяло видеть лежащий, в самом низу груды ящиков, контейнер со всеми его вмятинами и царапинами или серийный номер робота, выбитый на его левой ноге, с внутренней стороны. Я не мог этого видеть, потому что человек не может этого видеть и в тоже самое время вопреки всей логике, я видел каждый скол на стенах и каждую царапину на ящиках! Новое видение было настолько невероятно, насколько органично вписывалось в ряды моих обычных ощущений, что оставалось только удивляться, как я без этого жил до сих пор. При первой же попытке понять, что к чему, в голове всплыла сама собой вся необходимая информация, из которой я узнал, что мое "зрение" является результатом подключения сознания к пространственно — информационному полю. Моих скудных знаний хватило чтобы понять: поле дает всеобъемлющую информацию на любой объект в том объеме пространства, которое оно в данный момент охватывает. Захваченный новыми впечатлениями я забавлялся своим новым зрением, как ребенок с новой игрушкой, полностью забыв о сигнале, сообщавшем о том, что мы не одни. И те не преминули сами напомнить о себе. Это были четкие и сильные эмоциональные импульсы. Основной их составляющей была тревога. Попытка узнать о незнакомцах, как о личностях, ничего не дала, словно они находились в непроницаемом для моего "взгляда" коконе. Не сумев пробиться сквозь их защиту, даже я несколько огорчился, но тут же утешился, переключив внутреннее зрение на роботов. Так я узнал, что крабы — погрузчики, возвышающиеся мертвыми глыбами, подключены и находятся в рабочем состоянии. Войдя во вкус, я уже начал искать следующий объект для дальнейших экспериментов, как поступил новый сигнал от "соседей", принеся с собой порцию тревоги, но на этот раз она была замешана на страхе. Только сейчас я пришел в себя и вспомнил, где нахожусь. Но появившееся чувство неловкости за свое ребячество, перебили новые сигналы. С их анализом у проблем не было. В зал, через неожиданно открывшиеся ворота, входил отряд солдат. Мозговые излучения, как и их образы, я читал, как текст со страниц обычной книги.

    "Японский городовой! Влипли, что называется, по самые помидоры!".

    Повернувшись лицом к Крону, все это время просидевшему на корточках и внимательно смотревшему на меня, шепнул:

    — Ворота открылись. Идет отряд солдат. "Черные". Похожих на тех. Сверху.

    Тот секунду обалдело смотрел на меня, потом осторожно подобравшись к краю контейнера выглянул и сразу резко отдернул голову назад.

    Мне не нужно было выглядывать, потому что и так видел, как отряд "черных" влетев в зал, тут же разбился на две группы, которые рассеялись среди контейнеров, по обе стороны от ворот.

    "Если следовать логике, то засада у люка явно ожидала наших соседей. А это, своего рода, загонщики. Собираются гнать зверя на своих. А те уже…тю-тю".

    Бросив взгляд на Крона, чтобы узнать его оценку ситуации, я наткнулся на встречный, настороженно — испытывающий, взгляд:

    — "Японский городовой! Совсем забыл! Ему ведь надо как-то объяснить…. А в каких словах? Лучше потом".

    — Крон, я в норме, — прошептал я ему на ухо. — Объясню все позже. "Черные" пришли не за нами. Они охотятся на неизвестных, прячущихся сейчас у противоположной от нас стены. Метрах в тридцати пяти от нас. Нам надо быстрее…

    Он, наверно, еще не успел осознать сказанное мною, как получил сигнал опасности, заставив меня замолкнуть на полуслове. Импульс не имел образа. Попытка получить хоть какую-то информацию, успеха не имела.

    "Что? Откуда? — тут же в голове отпечатались вопросы, заданные не себе, а другому, находящемуся в глубине моего сознания, знающему непостижимое количество информации, умеющему просчитать любую ситуацию и сделать соответствующие выводы. Раньше я посчитал бы свое состояние за раздвоение личности или тому подобный шизофренический бред, но сейчас, в этой невероятной ситуации, воспринимал его как нечто естественное. Ответ не задержался. Источником опасности, только подходившим к линии ворот, являлись два новых действующих лица. Их необычность выражалась в блокировке излучений своего мозга.

    "Телепаты — сканеры. Класс излучения мозга проходит по оценке: нижний предел среднего уровня. Вывод: пределы сканирования колеблются в пределах тридцати — сорока метров. Не исключена возможность воздействия на мозг разумных существ ментальным щупом".

    Для подкинутой подсказки моих знаний явно не хватало. Хотел обратиться за помощью к Корну, но, наткнувшись на пристальный взгляд, все еще требовавший объяснений, охладил мое желание.

    "Ему же еще и объяснять надо, а на подробности времени нет. Увидит их, тогда скажу".

    Сигнал опасности стал для меня нечто вроде тягучей, выматывающей боли в ноющем зубе. Я бы хотел его отключить, но как? Все это вместе взятое больше усиливало напряжение, взводя мои нервы до натяжения струн. Не выдержав, я решил сам посмотреть на них. Осторожно выглянул. Спустя минуту они оказались в поле моего зрения. Это были не монстры, которых я успел себе вообразить, а такие же, как и "черные". Да и форма у них была, почти такая же, как у солдат, только серого, мышиного цвета и отличаясь несколькими деталями. Шлемы не имели щитков, защищающих лица, а с плеч свешивалось что-то вроде длинных и плотных плащей, на которых был изображен знак в виде спирали. Сделав несколько шагов по проходу, они остановились, совершенно не таясь. "Черные" тут же покинув свои позиции, охватили их полукругом, перекрывая все возможные к ним подступы.

    "Охрана. А это, значит, начальники. Чем же они опасны?".

    Но ответа я опять не получил, видно тот, кто отвечал за подобную информацию, все еще считал, что у меня вполне хватает исходных данных, чтобы проанализировать ситуацию самому.

    — Ты мне ничего не хочешь сказать? — неожиданно прошептал Крон, наклоняясь ко мне.

    — Хочу, — в ответ прошептал я, оторвавшись от своих мыслей. — Эти "серые" — телепаты. Сканируют до сорока метров. И класс излучения мозга у них нижний предел среднего уровня. Тебе это о чем-нибудь говорит?

    Он посмотрел на меня так, словно я только что поздравил его с Рождеством, потом отвел глаза и некоторое время думал, после чего бросив на меня еще один взгляд, отодвинулся и занял позицию, откуда легко мог наблюдать за передвижениями "серых". После минуты наблюдения, он повернулся ко мне и тихо сказал: — Если то, что ты сейчас сказал, верно, то при этом радиусе сканирования нас обязательно обнаружат. Сказал бы раньше, мы могли бы отступить, а теперь уже поздно. Остается ждать и надеяться, что пронесет, — помолчав, добавил. — И готовиться… к бою. Смотри.

    Выглянув, я сразу понял, что время, отпущенное для раздумий, действительно истекло. Фигуры "серых", остановившиеся в метрах двадцати пяти от нас, как-то странно напряглись и застыли, будто окаменели, хотя не могли нас видеть. Тут же замерли в позиции "стойкий оловянный солдатик", солдаты, которые все это время двигались впереди телепатов.

    "Вот теперь все! "Серые" нас засекли. Хотя, стоп! Наши соседи начали отходить. Может, телепаты на них среагировали? На них! И нас… тоже".

    "Серые" разделились. Один из них двинулся дальше, и тут же пришли в движение восемь солдат, словно марионетки, двинувшиеся впереди него. Второй остался на месте, а с ним застыли двое солдат. Минуту все трое стояли неподвижно, потом "серый" повернулся в нашу сторону и через секунду солдаты двинулись в нашем направлении. Секунда, две — и они исчезли из поля зрения, скрывшись за рядами ящиков. Как от них спрятаться? Или готовиться к бою? Мысли еще только начал работать в этом направлении, как вдруг неожиданно пришел ответ, которого я явно не ждал: — Твой мозг экранирован".

    План последующих действий созрел у меня в голове почти мгновенно. Проследив за "черными", я сделал для себя вывод. Они шли с опаской, осторожно, а значит, знали только направление, а не конкретное местонахождение своей жертвы. Затем взяв Крона за плечо и наклонившись к его уху, я шепотом, в нескольких словах, объяснил ему свой нехитрый план, одновременно отслеживая передвижения солдат. Выслушав, террянин не высказав особого удивления, будто нечто подобное ожидал услышать от меня, и в конце согласно кивнул головой. Долго нам ждать нам местный спецназ не пришлось.

    На последних метрах они резко сбавили скорость, стараясь красться как можно тише и незаметнее. Я не слышал ни звука до того момента, пока они почти синхронно не выскочили из-за ящиков, и не бросились с двух сторон на Крона. Тот, как я ему и советовал, сидел, сжавшись в комок, приняв самую безобидную позу, на которую только был способен. Оружия у него не было. Я забрал его у террянина, чтобы не провоцировать солдат. Момент захвата Крона я видел настолько явственно, словно непосредственно находился на месте, а не сидел на корточках в нескольких метрах от происходящего. Дав им еще несколько секунд, я вышел из-за контейнера, оказавшись прямо у них за спинами.

    "Лихие ребята… — после чего дважды плавно нажал на спуск игольника, — были".

    Подбежав к Крону, торопливо сунул ему в руки пояс с оружием и рюкзак, и уже рванулся на перехват "серого", как неожиданно понял, это уже не нужно. Наш телепат, видно, успевший получить от своих верных псов информацию, что добыча загнана, уже двигался в сторону своего "серого" напарника.

    — Путь свободен. Уходим.

    Крон, уже экипированный, с оружием в руках, ни слова не говоря, тут же взял направление на ворота. Только мы начали движение, как я вдруг почувствовал, что лишился своего нового "зрения". Мой дар исчез так же быстро, как и возник, только я не сразу смог отреагировать на появившуюся в сознании пустоту, а когда понял, то чувство утраты было не меньше, чем я бы лишился одного глаза.

    "Мать вашу! Японский городовой! Как же это….Черт! И так всегда! Как что хорошее… — но эмоции пришлось отбросить, так как лавировать между контейнерами, все увеличивая скорость, оказалось нелегким делом.

    Ныряя меж ящиков, мы не сразу заметили движение смыкающихся створок, и только выскочив прямо перед воротами, поняли, что опоздали. Вместо открытых настежь ворот была узкая щель шириной несколько сантиметров, а через секунду и той не стало. Несколько секунд, мы тупо смотрели на изуродованные глубокими царапинами, пятнами сколов, некогда богато инкрустированные, ворота. У меня сейчас было такое ощущение, словно я все деньги поставил на одну карту — и проиграл!

    — Почему они закрылись? Замок! Корн! Ты же можешь!

    Террянин, стоявший рядом со мной, некоторое время изучал глазами правую сторону стены, рядом с воротами, затем не слова не говоря, махнул рукой в сторону контейнеров, откуда мы только что выскочили. Только когда мы оставили между собой и свободным пространством два ряда ящиков, он, наконец, заговорил:

    — Эти ворота автоматические. Управляются дистанционно. Скорее всего, у кого-то из этой своры, есть ключ.

    Опустив глаза, я снова увидел уже в который раз за сегодняшний день, покрытую знаками, напоминающими мне иероглифы, стенку контейнера. Не в силах больше сдерживаться, я выплеснул все, что накопилось у меня в душе, в мощном ударе по ненавистной стенке. Потом еще и еще. Но даже в этом состоянии был удивлен упругости и эластичности материала, из которого был сделан ящик, который прогибался и пружинил под моими кулаками, как боксерская груша. Наконец, остановившись, все еще дрожа от бессильной злобы и напряжения, а также от резкой боли в костяшках рук, я прижался разгоряченным лицом к прохладной стенке контейнера, и закрыл глаза. Крон, опершись плечом на стенку соседнего контейнера, некоторое время молча наблюдал за мной, потом, не выдержав паузы, спросил:

    — Что будем делать?

    — Убивать! Другого выхода нет! — злобно буркнул я, еще не отойдя от стрессового состояния. — Или мы их или они нас!

    Но тут же, по старой привычке, сам себя стал ставить на место.

    "А раз так, то возьми себя в руки, Крылов! Ты же не какая-нибудь там, сявка базарная, а волкодав. Не таких гадов давили!".

    Я задышал глубже, ровнее, увеличивая приток кислорода в кровь, тем самым, снимая ненужные эмоции. Напряг и расслабил мышцы тела, повторил несколько раз, сняв излишек напряжения. Стало легче, свободней, ушла звонкая пустота из головы. Вернув на место свое "я", повернулся лицом к Крону.

    — У тебя есть план? — спросил я его.

    — Напасть на наших врагов сзади, пока они заняты этими… как ты их называешь, соседями. Сможешь подкорректировать наши действия?

    Я отрицательно покачал головой, потом коротко и лаконично рассказал о чуде, происшедшим со мной, а сейчас бесследно исчезнувшем.

    — Даже так…. Это что-то запредельное… даже для меня. Но об этом потом будем думать. Мой вариант такой: ударить в спину. Выжав из этой ситуации все что можно. Но, тут есть нюанс. Похоже, эти телепаты, кроме улавливания излучения чужого мозга, владеют ментальным щупом, а значит, могут воздействовать на разум. У меня есть навыки блокировки мозга, но полной гарантии они не дают. А вот насчет тебя…

    Его последние фразы я пропустил мимо ушей, смотря на корпуса исполинских крабов, возвышавшиеся на всеобщем фоне. Вдруг из подсознания всплыла мысль:

    — Вспомнил! Они же в рабочем состоянии! А если их натравить на "черных?".

    Неожиданно наши уши уловили шипение лазерного излучателя, затем второго, где-то в глубине зала мелькнула яркая вспышка.

    "Время пошло! Сейчас или никогда!".

    — Крон, побежали. Есть идея.

    Обратный путь мы проделали несколько быстрей, потому что желание выжить — великий стимул для подобного рода забегов. Треть колпака, наподобие рыцарского забрала, легко отошла наверх, открывая вход. Я тут же бросился к пультам. Кнопки, шкалы, пара небольших, черных, тускло поблескивающих, экранов. И все это покрыто толстым налетом пыли.

    — Крон, ты можешь объяснить, как ими управлять?! Только быстрее!

    Я прекрасно понимал, что наши передвижения туда и обратно, не могли остаться не замеченными, да и трупы солдат, враг уже обнаружил. Если они профессионалы, то здесь, в центре зала, месте, где можно наиболее легко засечь передвижение противника, должен быть разведчик — наблюдатель. Если это так, то время нашей жизни пошло на минуты.

    — Ты хотел включить их и бросить в атаку на солдат? Чем заниматься подобной дурью, лучше бы меня сначала спросил, — сейчас он говорил зло, не выбирая выражений и не сдерживая себя. Я не винил его, ведь на кону стояла и его жизнь. — У подобных роботов стоит специальная блокировочная система, снабженная набором датчиков, реагирующих на все основные параметры живых существ. Стоит появиться живому существу в зоне его работы, он просто отключается. Я все доходчиво объяснил тебе, землянин?

    Эти слова он просто выплюнул мне в лицо, как грубое ругательство. Когда тебя хотят убить, при этом, загоняя в угол, и все это происходит в совершенно чуждом для тебя мире, то ожидать, что твои последующие действия будут всесторонне взвешены и отмерены, не приходиться. Чувство непоправимой ошибки, возможно, приведшей нас к смерти, страх, перемешанный с яростью, все это вместе вылилось в неуправляемое буйство. Неожиданно выхватив лазер, я начал стрелять по панелям управления, а когда закончилась батарея, стал исступленно колотить по кнопкам и шкалам кулаком и рукояткой излучателя, что-то яростно крича. Не знаю, сколько времени продолжалось мое безумие, пока неожиданный грохот не перекрыл мои дикие крики. Еще не придя полностью в себя, я смотрел ошалевшими глазами на пританцовывающую, посреди зала, гигантскую металлическую тушу. Гигантский краб, смешно перебирая всеми своими четырьмя ногами — тумбами, кружился вокруг своей собственной оси, размахивая при этом своими клешнями. Постепенно смещаясь, он отходил от нас все дальше и дальше, пока не наткнулся на первый ряд ящиков. Первый контейнер, попадавшийся ему на пути, он ловко подхватил, и отбросил в сторону, второй и третий задетые его второй клешней, просто отлетели в стороны, ломая ряды, заставляя своих собратьев, громоздится друг на друга. Это зрелище полное неуправляемой мощи и дикой силы заворожило меня, пока вдруг сквозь ритмичный топот и глухие удары, не раздались дикие крики ужаса и боли. Один из них почти сразу же оборвался на высокой ноте, второй еще некоторое время продолжал пронзительно, до визга, звучать под потолком. Эти дикие крики не только отрезвили, но и прозвучали как сигнал опасности. Осознав, что для меня еще ничего не кончилось, но может закончиться, если буду стоять столбом, я тут же рухнул на пол. Как оказалось, своевременно. Пластик за моей спиной, куда ударила белая молния, помутнел и оплавился. Только я укрылся за стойкой терминала, напротив Крона, как наступила тишина. Осторожно выглянув, я увидел в проеме двери, на фоне нагроможденных ящиков, застывшую фигуру робота с воздетой вверх клешней. Попытка вычислить укрывшегося врага, едва не стоила мне жизни. Одна из молний прошла настолько близко с моей щекой, что я почувствовал ее тепло своей кожей. Резко отпрянув, постарался вжаться всем телом за стойку консоли.

    "Мы в ловушке. И вина целиком моя. Один шанс из ста, что удастся прорваться. Когда они сообразят, что нас всего двое, вообще никаких шансов не останется".

    Пока я прокручивал все это в голове, а руки, привычными уже движениями, меняли батарею в излучателе. После того как батарея стала на место, я пришел к выводу: если не сейчас, то значит — никогда. Обведя взглядом, ненадежные прозрачные стенки купола, пригнувшееся напряженное тело Крона, прячущегося за стойкой, я только утвердился в своей мысли. Внезапно раздавшееся шипение излучателя, а затем яркая вспышка ударившая в панель терминала, дало понять, что время для раздумий кончилось. Сравнение с загнанной в угол крысы, конечно, не делало мне чести, но именно оно подтолкнуло меня к безумному поступку. В том, что происходило далее, рассудок не принимал участия, его заменила хорошо отлаженная программа, весь смысл которой заключался в одном: убить — чтобы выжить.

    Подобравшись ближе к выходу, я выкатился на середину, после чего одним рывком вскочил на ноги вскочил, одним прыжком достиг порога и прыгнул. В эту самую секунду, что-то с громким скрежетом упало. Удача, в виде мощного, ударившего словно гром с ясного неба, хлопка, была ничем иным, как упавшей вниз клешней робота, которая врезалась со всего размаха в стоящий внизу контейнер. Еще в прыжке я отметил двух солдат, резко выскочивших из-за контейнеров, с нацеленными на меня излучателями. И тут — бац! Грохот заставил их вздрогнуть, сбиться с прицела, тем самым, дав мне шанс. Уходя на кувырок я успел не только заметить вспышки выстрелов противника, но и выстрелить в ответ два раза в одну из фигур, затянутую в черный комбинезон. Упав и крутанувшись пару раз по упругому покрытию, я был уже готов открыть огонь, как понял, что врага передо мной нет, зато есть неподвижно лежащее на сером матовом покрытии, тело в черной униформе. Две желтых молнии вылетев одна за другой из дверного проема операторской кабины и ударили в проем между контейнерами

    "Молоток, Крон! Поддержал меня!".

    Метнувшись под укрытие ближайшего контейнера, я замер, прислушиваясь. Сердце молотом билось в грудную клетку, но голова, на удивление, мыслила легко и ясно.

    "Теперь мочить этих гадов надо! Одного за другим. Сначала попробуем отловить эту тварь!".

    Я шел, даже шел — не то слово, крался, стелился над полом, перетекая из одной точки пространства в другую, но застать врасплох врага мне так и не удалось, "черный" тоже оказался не лыком шит. Только я посчитал, что приближаюсь к месту его приблизительного местонахождения, как на меня кто-то сзади прыгнул. Звериным чутьем, в последний момент, почувствовав его присутствие за спиной, я отпрянул в сторону. Его рука с оружием, которым он пытался оглушить меня, прошла над моим плечом. Левой рукой, схватившись за рукав его комбинезона, тем самым, зафиксировав тело напавшего на меня солдата, одновременно мощным и резким ударом правого кулака, с зажатым в нем излучателем, я ударил того между ног. Стон, вырвавшийся из-под шлема и мгновенная обмявшая рука на моем плече, подсказали мне, что удар достиг цели. Резко отбросив его руку, я, крутнувшись на месте, в упор прошил, корчившегося от боли, солдата. Стон, тянувшийся на одной высокой ноте, резко замолк. Подхватив его оружие, и не теряя больше ни секунды, тут же понесся зигзагами между контейнерами, стараясь сбить с толку возможных преследователей. Потом остановившись, замер, пытаясь засечь возможных преследователей. Но вокруг, на удивление, было тихо. Почему солдат при нападении не воспользовался своим оружием, я узнал несколько позже. Дело в том, что это был не излучатель, а оружие иного плана. Звуковой пистолет марки "Крикун", который посредством направленного акустического удара оглушает и дезориентирует противника, имел один минус. Применять его в ближнем бою категорически не рекомендуется, так как на очень малых расстояниях ударная звуковая волна может исказиться, ударив не только по жертве, но и по хозяину оружия.

    Стараясь не терять ни секунды из отпущенного мне времени, я продолжил свой извилистый путь среди ящиков. Сейчас я не просто шел, а старался уловить колебание воздуха, еле заметную дрожь от пола, малейший шорох, который укажет мне на затаившегося врага, но неожиданно вновь возобновившее шипение излучателей в той стороне, где скрывался Корн, подстегнуло меня, заставив отбросить излишнюю осторожность, ускорить движение. На подходе к крайним контейнерам, откуда я мог видеть операторскую, я вдруг неожиданно наткнулся на труп "черного" солдата. Это могло означать только одно: наши соседи взялись за оружие. Теперь осталось выяснить: кто мы для них — друзья или враги. Присев у очередного контейнера, достал из-за пояса второй излучатель. Еще раз прислушался к окружающему пространству и только потом, ужом скользнув между двумя ящиками, оказался перед открытым пространством. В трех метрах от входа на площадку валялся еще один труп "черного".

    "Молоток, Корн! Держится! Еще одного положил".

    Внимательно оглядевшись и не увидев в прямой близи противника, снова спрятался за контейнером.

    "Посчитаем. Было десять "черных" и двое "серых". Минус двое врагов, если принять во внимание те крики. Я убрал четверых. Корн — одного. Одного — соседи.

    Осталось четыре. Многовато будет, однако".

    Протяжный стон, раздавшийся со стороны купола, мгновенно оборвал мои мысли. Я осторожно выглянул, вслушиваясь. Мысли лихорадочно заметались: — Крон? Или тот "черный"? Перед входом".

    Вновь раздался стон, глухой и протяжный. Стонал явно не солдат, его труп был сейчас в поле моего зрения.

    — Крон!! — с силой крикнул я. — Отзовись! Это я, Влад!

    Ответом мне была тишина. Черная и вязкая, она давила на мой мозг не хуже глухой и мутной тревоги, сидящей во мне, как заноза.

    "Если это… Крон…. Мне хана! Без него… я ничто! — мысли заметались. — Он твой выход отсюда! И так, и так — смерть! Давай! Ну!".

    Меня прямо затрясло от подобных мыслей. Не столько от страха, сколько от злости. На себя, а так же на все и на всех. Взвинтив себя подобным образом, я вскочил на ноги и рванулся с места. Наверно, во мне, за эти несколько часов бесшумной войны в подземелье, не имеющей ни линии фронта, ни тыла, что-то перегорело. Какие-нибудь предохранители, которые отвечают за самосохранение. Я даже не петлял, а бежал по прямой. "Черный", стороживший ловушку, видно не рассчитывал на подобную наглость, поэтому мы увидели друг друга одновременно. И выстрелили. Я просто выбросил руку в сторону черной фигуры и выстрелил несколько раз на бегу. Затем внезапно отпрыгнул в сторону, резко развернулся и выстрелил в то место, где находился враг. Поступок смелый, отчаянный, но до нельзя глупый, так как шансов выйти победителем из этом поединке у меня не было. Мне опять повезло. Опершись спиной на металлический ящик, за своей спиной, солдат медленно оседал на пол. Ствол излучателя смотрел вниз, но в последний момент у него все же хватило сил нажать на курок. Луч, прочертив с метр длиной, погас. Некоторое время тупо смотрел на черный уродливый разрез на плитке. Радости не было, только тупая усталость. Поднял голову, осмотрелся. Никого не было видно. Одним прыжком пересек порог. Крон сидел на полу, прислонившись спиной к стойке одного из трех пультов управления. На боку серого комбинезона расползлось большое черно-красное пятно. Его запрокинутая голова, серое безжизненное лицо и прерывистое дыхание говорили о том, что он очень плох. Не теряя времени, опустился перед ним на колени, прощупал пульс. Тот был нитевидный, слабовыраженный. Но и этого хватило, чтобы ко мне вернулась надежда. Найдя взглядом свой рюкзак, я подтянул его к себе, став лихорадочно в нем рыться, ища аптечку — анализатор. Найдя, тут же закатал ему рукав, приложив анализатор к руке. Почувствовав его легкое гудение, отнял руку. Аптечка осталась висеть на руке Крона, присосавшись, как гигантская пиявка. Она представляла собой электронный вариант скорой помощи, способный определить причину, сформировать курс лечения и на первых порах поддержать на уровне состояние больного. К сожалению, их действие было одноразовым, поэтому на каждого приходилось по пять аптечек. Я знал, что анализатор сейчас вводит в организм Крона необходимые препараты для поддержания жизни, но насколько они окажутся эффективными, этого знать не мог. Умрет или не умрет? Я застыл в ожидании ответа, от которого зависела моя жизнь, но то, что анализатор продолжал работать, давало мне надежду, что еще не все потеряно. Сел напротив него. Вытянул ноги. Попытался расслабиться, дать отдых телу, но мысли, не дали мне этого сделать, стягивая мои нервы в клубок. Я пытался ответить себе на один-единственный вопрос, как жить дальше, если Крона не станет. И те варианты, что приходили в голову, абсолютно меня не радовали. Время от времени бросал взгляды на запрокинутое лицо Корна. Надежды становилось все меньше, как вдруг его глаза медленно открылись. Я замер, не сводя с него глаз.

    "Жив? Живой! — мысли закружились в безудержной пляске. — Жив, чертяка!".

    Быстро придвинулся к нему, поддержал голову. Глаза, до этого смотревшие незряче, стали более осмысленными. Наконец, он узнал меня.

    — Ты был без сознания, некоторое время. Но сейчас тебе, вроде, лучше, — поспешил я хоть как-то подбодрить его.

    — Это хорошо, что ты пришел, — еле шевеля бескровными губами, прошептал Корн, не обратив, никакого внимания на мои слова. — Нам надо поговорить.

    — Не спеши, — попросил я его. — Сначала приди в себя.

    Его взгляд с каждой минутой становился все более твердым, мертвенная серость постепенно сошла. Голова уже не лежала бессильно на моей руке, а опиралась затылком о стойку. Он оживал прямо на глазах.

    — Говорить будем прямо сейчас. Так надо, — по тону его голоса я понял, возражать бесполезно. — Ты знаешь цель нашей экспедиции?

    — Да — а, — недоумевающе протянул я, не ожидавший подобного начала разговора. — В общих чертах. Найти источник излучений… создающих туннель. Еще там… изучить физику времени. Вроде, так.

    — Найти источник излучения, — подтвердил Крон, выдержав паузу, добавил, — и уничтожить.

    При этом его взгляд прямо клещом вцепился в меня. Хотя меня сейчас меньше всего волновала цель экспедиции, но, видя, что этот разговор для него так важен, я решил подыграть ему, придав своему лицу максимум заинтересованности.

    — Я понял. Вы боитесь вторжения, а роботы — разведчики — этому подтверждение.

    — Может так, а может не так, но любую опасность для нашего содружества мы должны были исключить. Поэтому на Совете нам были даны две задачи. Первая. По возможности разобраться в структуре излучений. Понять их принцип. Вторая. Уничтожить установку, если мы решим, что она представляет для нас опасность.

    — Стоп. Это что же выходит? — до меня только сейчас дошло, что, завербовав в состав экспедиции, Крон фактически выписал мне путевку на тот свет. — Вы меня, что… в смертники определили?

    — Ты должен был нам помочь дойти… довести дело до конца.

    Он умирал. Так мог сказать только человек, стоящий на грани смерти. Безо лжи и уловок. Открыто и прямо.

    — Ну, ты и гад! — непроизвольно сорвалось у меня. — Опять в темную меня использовать…Мать вашу! Сначала морф….

    Злоба глухо заклокотала во мне. Вымотанному до предела, мне только и оставалось, что скрипеть зубами, да стискивать до боли кулаки, на более бурные всплески эмоций у меня просто не было сил. Я заглянул ему в глаза, пытаясь взглядом дать ему понять то, что сейчас творилось у меня на душе. Он не стал отводить глаз. Мы ломали друг друга взглядами, пока, наконец, я не осознал, что передо мной умирающий человек, и первым не отвел взгляд. На его помощь я уже не рассчитывал. Если меня с самого начала брали на роль смертника, то о чем можно было говорить сейчас. Мысли о том, что кончу свои дни в этом проклятом подземелье, я уже не пытался гнать из головы. Несколько минут сидел, опустив голову, вслушиваясь в хриплое дыхание террянина и тупо смотрел на побитый пластик пола. Когда я все же решил поднять глаза, то с удивлением отметил, что на лице Крона нет издевательской ухмылки, которая просто должна была быть, являясь своеобразным ответом на мои слова. Все было наоборот, его лицо выглядело спокойным, а в глазах светилась решимость.

    "Урод! Что ты еще задумал? — пронеслось у меня в голове. — Что за дерьмо…".

    — Дай мой рюкзак. И осторожней!

    Ничего не понимающий, сбитый с толку, я беспрекословно выполнил его просьбу — команду. Тот раскрыл его, затем, медленно и осторожно, достал один за другим три прибора и компьютер, ранее принадлежавший Аттене. Последним достал и положил рядом с ними, знакомый мне, пульт. Сердце дрогнуло. Я просто не мог поверить тому, что тот собирался сделать.

    — Ты и раньше был не прост, землянин, — задумчиво проговорил он, всматриваясь в меня, словно я был вещью, которую он хотел купить. — Теперь ты….И почему именно ты?!

    Тут он замолчал. Я не понимал ни его мыслей, ни действий. Мог только ждать и надеяться.

    — К понятию "информационное поле" мы только-только подошли. Ты это понимаешь?! Со всей нашей передовой наукой! А ты, из дикого мира, уже умеешь им управлять! Правда, и сам не зная, как и откуда у тебя что берется. Но если ты изначально готов к восприятию таких… подарков, то кто ты тогда? Уникум? А если в тебе заложен такой гигантский духовный и физический потенциал, тогда почему не вижу разума в твоих словах и поступках! В тоже время в тебе есть что-то неуловимое. Есть! Точно есть! Но что?! Если бы я не знал в точности историю твоего появления на Терре, я бы мог предположить…. Впрочем, это уже не важно. Не о том я говорю. Запомни одно! Когда придет время, вспомни, что не я, Крон, не террянин, а представитель миров, известных тебе как Торговое Кольцо, сделал это для тебя.

    Я смотрел на него округленными глазами, понимая только треть из того, что он говорит.

    "Бредит. Вон как глаза блестят. Мозги перемкнуло от боли, вот и болтает невесть что!".

    Замолчав, он некоторое время смотрел от меня своим горящим взглядом. Наконец, тяжело, с усилием, вздохнул, передернувшись при этом от боли.

    — Смотри и слушай внимательно. Повторять не буду. Сложного здесь ничего нет, но от правильности твоих действий будет зависеть твоя дальнейшая жизнь.

    Последующие десять минут он доходчиво мне объяснял, как считывать показания приборов и работать с ними. Потом устало откинул голову и закрыл глаза. Когда он закончил, я некоторое время смотрел на приборы, лежавшие передо мной, после чего в сознание пробились мысли, обозначившие тупую, безвкусную, но все же радость: — Вроде, буду жить".

    Так до конца не поверивший в то, что случилось, я тихо сказал: — Крон. Спасибо.

    И услышал в ответ, почти шепот: — Живи, землянин.

    В следующий момент его плечи поникли, а голова резко упала на грудь. Он умер. Я сидел, не отрывая от него взгляда, с туманом в голове и хаосом в душе. Во мне сейчас все перемешалось: сомнения, надежды, страхи. Не знаю, сколько бы времени я так просидел, пока вдруг неожиданно не ощутил, что я не один. Я не удивился, а просто принял это как сигнал к действию. Голова и излучатель в моей руке тут же резко и синхронно повернулись к входу.

    — И что дальше? — спросил я пустое пространство у входа.

    Вопрос я задал на "галактусе", рассчитывая на то, что этот универсальный язык, окажется не совсем чужим местным жителям.

    — Папе плохо. Вы не могли бы ему помочь? — прозвучал в полной тишине тонкий девичий голос.

    Излучатель дрогнул у меня в руке. Челюсть отвисла. Поверить в появление женщины, сейчас и здесь, после всего, что я пережил в этом проклятом подземном мире, было необычайно трудно.

    "Проклятый прибор! — первое, что мне пришло в голову, то это было подозрение на халтурную работу моего "универсального переводчика". — Заговорил женским голосом, подлюка!".

    Но поверить мне ему пришлось, когда я увидел в проеме девичью фигурку. Вскочил на ноги, с трудом веря своим глазам. Юная девушка. Длинные ресницы, чуть влажные глаза, припухлые губки, бугорки грудей и тонкие, изящные руки, все это заставляло мое сердце биться сильнее. На какой-то миг, на душе даже посветлело, словно луч солнца пробился сквозь тяжелые, черные тучи. Страх, усталость, тревога, все это куда-то ушло. Мужское начало в моем сознании тут же проявило себя, автоматически отметив: — Фигурка очень даже ничего. А мордашка так вообще на пять баллов тянет".

    Неожиданно она нахмурилась, сдвинув бровки. С некоторым удивлением, мне пришлось констатировать, что ее рассердил мой ощупывающий "мужской" взгляд. Ее рассерженный вид, после всей этой бесшумной мясорубки в подземном лабиринте, выглядел несколько потешно. Не сдержавшись, я хмыкнул. В ответ она резко вздернула подбородок. Внутри меня уже начал клокотать смех. Нервный смех. Чтобы удержаться, я встал с пола, отряхнулся от пыли, насколько это могло получиться и только затем снова поднял на нее глаза. Скользнув по ней взглядом, я увидел то, что секунду назад упорно не хотел замечать. Сухо блестевшие, воспаленные и злые глаза, военного образца, потрепанный комбинезон, пояс с боезапасом и излучатель в руке. Все это идеально вписывало ее в окружающую обстановку, прямо роднило с ней.

    "Она злиться на меня. Это плохо. Надо срочно наладить с ней отношения. Похоже, она старается выглядеть крутым "профи". Попробуем подыграть ей в этом".

    — Ты там "черного" положила? — деловым тоном спросил я, пытаясь подстроиться под ее воинственность.

    — Там, это где? — резко бросила девушка.

    — Гм! Так сразу и не скажешь.

    — Я убила трех "черных" и добила одного "серого". Так ты нам поможешь?

    В ответ на жесткий и требовательный взгляд я утвердительно кивнул головой.

    "Тяжелый случай".

    Нагнулся и достал из рюкзака аптечку.

    — Держи, — сказал я, протягивая ей аптечку. — Анализатор. Приложишь…. А… впрочем, идем вместе. Меня здесь больше ничего не держит.

    Бросил прощальный взгляд на тело Корна, затем осторожно сложил приборы вместе с компьютером в свой рюкзак, добавив к ним три аптечки из рюкзака Крона. Секунду подумав, достал из его пояса обоймы к игольнику, также бросил себе в рюкзак. Встал, забросив его за плечо, повернувшись к девушке, сказал: — Пошли.

    Глава 12

    Мужчина сидел, привалившись спиной к контейнеру, и выглядел не лучше Крона, когда я его увидел раненым. Лицо серо-землистого цвета, сухие губы, лихорадочно блестевшие глаза. Его крупное, сильное когда-то тело, выглядело сейчас бессильно и жалко, только руки, казалось, жили своей прежней жизнью, с силой зажимая рану на животе. Проступившая кровь между пальцев и большое темное пятно, расплывшееся на комбинезоне, говорили о сильной потере крови. Не теряя ни секунды, закатав рукав комбинезона, приложил к его запястью аптечку. Не успела "пиявка" приняться за работу, как девушка стала на колени рядом с отцом, положила обе свои руки на его вторую руку, оставшуюся прижатой к ране. По тому, как напряглось ее лицо, а лбу выступили мелкие капельки пота, мне стало понятно, что она каким-то образом включилась в борьбу за его жизнь.

    Прислонившись спиной к упругой стенке ящика, я удовольствием вытянул ноги, затем ненавязчиво, но тем не менее внимательно стал изучать своих неожиданных "друзей", которых мне подкинула судьба на временном отрезке моего жизненного пути. Выпуклая грудь, широкие плечи, мощная шея мужчины вполне подошли бы для циркового атлета, если бы не высокий лоб мыслителя и не глаза, в которых перемешалась боль с внутренней силой, позволяющей держать себя в руках.

    "Крутой мужик. С таким поосторожней надо быть. И держится то как, ни звука не издал. Недаром полвзвода спецназа на него одного бросили. Если оклемается, может, расскажет, что у них тут за игры? И чего он тут делает один с дочкой?".

    Мои мысли резко оборвались, когда я увидел, что лицо незнакомца сказочным образом преобразилось за невозможно короткий срок. Глаза перестали лихорадочно блестеть, серость губ и щек пропала, и — о, чудо! — он, самостоятельно приподнявшись на руках, сменив позу, сел удобнее.

    "Ни фига себе. Только что умирал… Он что притворялся?!".

    Рука как бы невзначай легла на рукоять, заткнутого за пояс, игольника. Хотя движение легко читалось, мужчина сделал вид, что не заметил его, после чего обратился к дочери: — Кори, милая, хватит. Я уже в порядке.

    Та, резко выдохнув, будто скинула тяжеленный груз с плеч, вялым движением руки стерла выступивший пот со лба и устало привалилась к стенке ящика, рядом с отцом.

    — Ты зря волнуешься, — сказал он, повернув голову в мою сторону. — Мы не представляем для тебя опасности.

    "Говори, что хочешь. Я тебя не знаю, а если честно, и знать не хочу. Встретились — и разошлись".

    Теперь, когда незнакомец почувствовал себя лучше, наступила его очередь изучать меня. Его взгляд с чувством легкого любопытства обежал меня, на какую-то долю секунды остановившись на шлеме и игольнике. Только теперь я сообразил, что эти чужие для этого мира вещи выдали меня с головой, как чужака, но прятать их уже было поздно.

    "Да и черт с ними! Рано или поздно, все равно бы поняли, что я не местный. Тем более, если они сами здешние. Своих уж точно наперечет знают. Э, а это еще что за фокусы?".

    Его взгляд до этого скользивший по мне, неожиданно потяжелел, стал пристальным. В голове возникло чувство, словно что-то коснулось моего сознания, но как только я инстинктивно напрягся, ощущение моментально исчезло. Ничего, не поняв, я просто отмахнулся от него, причислив ее к длинному ряду странностей, происходящих со мной в последнее время, но стоило мне снова почувствовать прикосновение, сомнений не осталось, что это работа незнакомца. В другое время я бы сейчас недоумевал и пытался понять, что со мной происходит, но только не после того, что узнал, при чем на основе собственного опыта. А зная, можно делать выводы.

    — Может, хватит напрягаться, — жестко заявил я. — Побереги лучше свое здоровье, а то не рассчитаешь своих сил и надорвешься. Ты и так….

    Продолжать я не стал, дав додумать невысказанную угрозу ему самому.

    — Почувствовал. Хорошо, — не обратив ни малейшего внимания на мою скрытую угрозу, заявил мужчина.

    И тут я вспомнил, что защиту этих людей не смогло пройти информационное поле, и вот сейчас этот тип явно пытался что-то нашарить в моей голове. Может… это тот ментальный щуп? А это бывший "серый"?

    "Блин! Как я легко клюнул на красивую мордашку! Кретин пустоголовый! У них тут свои разборки! А я как последний идиот…купился! Расслабился! Надо срочно выбираться! Только осторожно. Чтобы эти твари догадались. Эх, мне бы сейчас защиту…. Ладно. Прикинемся дурачком".

    — Почувствовал! Не почувствовал! — я сделал вид, что начал нервничать. — Я тебе помог, а теперь ты мне помоги! Подскажи, как открываются, те, большие ворота?

    Теперь мужчина смотрел на меня с явным неодобрением, сдвинув брови, точно так же, как делала его дочь. А девушка, наоборот, смотрела с искренним, почти детским, удивлением, будто ей только что показали фокус.

    "Мать вашу! Похоже, я перегнул….".

    — Ты не из них, это ясно, — вынес очередной свой вердикт мужчина. — Рисунок наш, но не более того. Странно…. Откуда ты?

    Он спрашивал меня, а я совершенно не понимал, о чем он говорит.

    "Что он имеет в виду? Спросить? Лучше дальше косить под дурачка".

    — Хватит вопросов! Я просто хочу пройти через те ворота. И все! — я старался говорить четко, выделяя каждое слово. — Помогите мне их открыть. В качестве благодарности я вам оставлю еще одну аптечку. Договорились?

    — Ты можешь… — он начал говорить, но, наткнувшись, на мой взгляд, видно поняв, что разговор начинает заходить в тупик, прервал сам себя. — Договорились. Но, в любом случае, тебе некуда торопиться. Еще… два часа, или около того, ворота будут заблокированы и только потом снова откроются. На десять минут.

    Я не поверил им, вернее, не совсем поверил, но, судя по создавшейся ситуации, у меня не было другого выхода, тем более Крон, в свое время, тоже говорил о блокировке ворот. О том, чтобы самостоятельно найти запирающее устройство, я даже не думал, оценивая трезво свои способности.

    — Послушайте меня. Я против вас ничего не имею, — сделал я попытку сгладить возникшую напряженность, — тем более что через два часа я с вами расстанусь. В качестве моего хорошего к вам отношения, вот вам еще одна аптечка.

    Достав, я положил ее между мной и ими. Выпрямившись, щелкнул магнитными клапанами рюкзака. Все это я проделал с самым дружелюбным видом, показывая тем самым, что по-дружески к ним отношусь, и то же самое хочу от них. Две пары глаз посмотрели сначала на аптечку, потом на меня. Глубокая тоска в глазах мужчины и смесь удивления и презрения в глазах девушки. Я отвел глаза.

    — Наверно, мне лучше пойти к воротам. Подождать там, — я говорил это, глядя в сторону, одновременно прикидывая, как аккуратно уйти, не подставляя им своей спины. — И еще. Может, знаете. "Черные"… могут поджидать меня там? По ту сторону ворот?

    — Я была на твоей стороне! Я тебе помогла! И после всего этого ты хочешь бросить нас?! — ее вспышка гнева была настолько внезапна, что от неожиданности я тут же сел обратно на свое место. Ее глаза метали молнии, а на щеках пылал румянец.

    — Подожди, милая. Не горячись, — в голосе ее отца сейчас слышалось явственное неодобрение.

    Но чему? Моим словам или горячему выступлению дочки, я так, честно говоря, и не понял.

    — Ты не стал интересоваться нами, решив таким образом избежать встречных вопросов и сохранить свою тайну. В целом, я считаю, ты поступил правильно. Но попытку ты хотя бы мог сделать? Или тебя, кроме самого себя, ничего больше не интересует? Если не интересует, можешь идти. И не волнуйся, в спину тебе никто стрелять не будет. Теперь по твоему вопросу. Есть там кто или нет — сказать не могу. Потому что, не знаю. А чтобы стало еще понятнее, скажу: мы здесь такие же, чужие, как и ты.

    "Чужие? Он что намекает, что они прибыли сюда из другого мира? Смешно. Наверно, пытается объяснить, что перебрались сюда с поверхности…. Все, хватит об этом. Каждому — свое. Хотя… на первый взгляд, вроде, люди неплохие".

    После паузы, не увидев никакой реакции на свои последние слова, он продолжил: — Все же я думаю, что засады за воротами не будет. Хотя бы потому, что этот отряд был сформирован для охоты на нас.

    Его слова заставили меня оторваться от своих мыслей и заинтересоваться сказанным.

    — Отец, зачем ты это ему говоришь?

    — Мои слова вряд ли изменят наше положение к худшему, девочка.

    Я ожидал продолжения их разговора, но его не последовало.

    — Это был не просто поисковый отряд. Это были загонщики. Для вас устроили ловушку, — мне хотелось внести свою лепту в мир и согласие между нами, тем более что эту информацию мне не было нужды скрывать. — Там, — я ткнул рукой в противоположную сторону зала от двери, — нам пришлось убрать четырех "черных". Другими словами: засаду, приготовленную для вас.

    — Вот даже как. Значит, нас обложили по всем правилам. Испугались. Тогда… вполне возможно, что там ждут… — тут он замолчал, задумавшись.

    Из того что он сказал, я понял только одно, он сам толком ничего не знает. Так мы и сидели некоторое время, думая каждый о своем. Первой нашего молчания не выдержала девушка. Трудно сдержать свои чувства, особенно в подобной ситуации. Незнакомое место, тяжело раненный отец, а тут еще незнакомец со своей тайной. При других обстоятельствах, с ее характером, она просто бы надерзила мне, но сейчас даже она понимала, как много зависит от меня, пусть и ненадежного, но союзника, поэтому, пересилив себя, предприняла новую попытку склонить меня на их сторону.

    — Почему ты не хочешь разговаривать с нами? Боишься нас? Но ты же прекрасно видишь, мы не враги тебе. Такие же беглецы, как и ты. Поверь нам! У нас много общего…

    — Это его право! — твердо и властно оборвал ее мужчина.

    Честно говоря, эта пара, отец и дочь, заставили меня уважать их. Сильные и волевые люди, по-другому никак не скажешь. Это сбивало с толку, заставляя думать, что я могу быть не правым в их отношении, слишком поспешным в своих словах и выводах.

    — Если нам предстоит провести некоторое время вместе, мы могли бы познакомиться. Ты не против?

    Неожиданное предложение мужчины застало меня врасплох. Пытаясь понять, что за этим может стоять, я несколько помедлил с ответом, но потом все же ответил согласием:

    — Не возражаю. Влад.

    — Корку. А это моя дочь — Кори. Судя по всему, ты не хочешь говорить о себе?

    Увидев мой согласный кивок, он продолжил:

    — Тогда я расскажу о нас, Влад. Но чтобы тебе было понятней, мне придется несколько углубиться в историю нашего народа.

    Несколько мгновений я молчал, пытаясь осмыслить сказанное, но потом понял, что это выше моего разума.

    "О, боже! Тут о своем спасении надо думать, а он… лекцию по истории собрался читать, — но вслух сказал: — Я слушаю.

    — История нашего мира начиналась не здесь, а на другом конце галактики, в созвездии Орла. Наш мир был своеобразен и уникален в своем роде, составляя единое целое с нами. Мы формировали его тысячелетиями, мягко и осторожно подстраивая под себя. "Совершенствуя мир, совершенствуешь себя". Это был наш девиз с древнейших времен. Уникальность нашего мира признавалась не только нами, но и нашими союзниками, представителями трех рас, входивших в содружество. Это было время величайшего расцвета и слитности нашего сообщества. Помимо центральных миров, где зародились наши расы, существовали миры — колонии, основанные еще на девяти планетах. Мы процветали, хотя единение, разных по культуре и уровню цивилизаций, нелегко далось нам. Расы столетиями притирались друг к другу, постепенно сливаясь в единое сообщество.

    Раса муркоков, стала основой нашей внешней политики, являясь по своей природе народом с великолепными психологическими и аналитическими задатками. Добавив к этому определенную долю авантюризма, бесстрашие и презрение к опасности, вы получите довольно взрывоопасную смесь. Поэтому в наших объединенных вооруженных силах, ими еще укомплектовывались отряды специального назначения. Горды, наша самая могучая и воинственная раса, стала ядром наших вооруженный сил и главным поставщиком колонистов. Везде, где требовалось сила и бесстрашие, будь то освоение дикой природы чужих миров или участие в войнах, они всегда стояли в первых рядах. Шестьдесят процентов ударной силы нашей наземной армии и космической пехоты, также, составляли они. Являясь прямым по характеру, в чем-то даже простодушным в душе, горд, являясь выходцем с планеты, имеющей повышенную гравитацию, преображался на поле боя, становясь подобным урагану, сметающего все на своем пути. Третья раса, саксы, в обиходе мягкие и обходительные, но когда надо — жесткие и упорные, как администраторы и торговцы, они не имели себе равных. Мы же в содружестве представляли медицину, биологию и генетику, а также вносили свою долю в развитие философии и искусства. Пять тысяч лет мы шли к пониманию величия духа, постоянно самосовершенствуясь. Путь был нелегким и извилистым. За нашу долгую историю мы несколько раз уходили с него, чтобы затем возвратиться. Мы научились управлять животными, видеть и слышать на десятки километров, не применяя специальных приборов. Могли не спать и не есть неделями, наши раны заживали в десятки раз быстрее, чем у любого другого существа. Любой враг, оказавшись в пределах наших пси — возможностей, был обречен на поражение, потому как не было защиты, способной противостоять силе нашего разума. Конечно, не все из нас владели тем, что я перечислил, в совершенстве. У основной массы людей, способности были ниже среднего уровня. Встречались и откровенно слабые индивидуумы. Но была и элита. В народе их называли "Ангелосами". Это старинное слово пришло из глубины веков и имело приблизительно такие значения: "превосходящий, ослепительный, несравненный". Не думаю, что оно подходило к подобным людям, каждый из которых по своей мощи мог сравняться со штурм — полком гордов.

    Я сидел напротив рассказчика, слегка расслабившись и удобно устроившись. Повествование в какой-то мере занимало меня, но чем больше я его слушал, тем яснее понимал, что рассказ ведется не просто так, а с какой-то целью. Но искать смысл я не собирался. Пусть говорит. Вот я и сидел, позволив частично расслабиться телу и мозгу, и только краем уха прислушиваясь к рассказу.

    …. — К нам приезжали изучать философию и психологию, биологию и медицину. К моменту наивысшего расцвета наша раса оказалась единственной, чей мир остался в почти первозданном виде, не увязшей в "техническом прогрессе". Остальные же расы представляли собой ярко выраженные типы "технических" цивилизаций. Как ни хвалебно это будет звучать, но именно наша раса явилась фундаментом, на котором был основан наш союз, а в последствии, освоив прыжки сквозь космическое пространство, мы еще более крепкими узами связали наши разбросанные миры и расы в единую цивилизацию. Но кем бы мы ни были, исследователями или врачами, летели ли в космос или помогали осваивать колонии, мы все время придерживались своего пути. Пути разума. Если другие расы старались двигать технический прогресс в разных направлениях, то мы старались познать все новое в самих себя, сознательно ограничивая техническое развитие на своей планете. Нет, мы не чуждались технических новшеств, делавших нашу жизнь удобнее и комфортабельнее, но все это получали от других рас. То, что создавалось и производилось у нас, составляло четыре — пять процентов от индустриальной мощи нашего содружества и не нарушало нашей гармонии с природой. Наше содружество процветало и крепло….

    "Ну, вы герои! Путь разума. Прямо раса йогов! Вот откуда у девчонки способности к лечению, как у ее папы — шарить в чужих мозгах. А вообще-то странно получается. Они, видите ли, совершенствовались в своем развитии, а другие за них развивали науку и технику, то есть пахали за себя и за того парня. Интересная картина! И что же вы при такой мощи здесь прозябаете? Махнули бы через пространство, и нет вас! Хотя он говорил, что на это способны только ангелы. В точку! На ангелов вы точно не тянете, а особенно эта девчонка! Ей больше рожки подойдут, чем крылышки!".

    …. — Космические армады Союза Индустриальных Миров неожиданно напали сразу на две наши колонии. Военные силы сразу были брошены для отражения неожиданного нападения. Воспользовавшись брешью, корабль — шпион сумел проскользнуть в наше звездное пространство, чтобы затем объявиться на орбите нашего мира. Пока, в десятках парсеках от нас, шла война, здесь, на орбите нашего мира, враги осуществили свой коварный замысел. С помощью неизвестного нам изобретения, они сумели, пронзив пространство, перебросить наш мир в другую точку галактики. По их замыслу мы должны были мучительно погибнуть в открытом космосе, но судьба оказалась на нашей стороне. Наш мир возник в планетарной системе освещаемой звездой класса G2H00RW, всего лишь на пол класса выше, чем наше бывшее солнце, но на этом наше везение закончилось, потому что во всем остальном переход оказался страшным испытанием для планеты. Мощнейшие магнитные бури и землетрясения, громадные приливные волны и возродившиеся вулканы стали разрушать облик нашего мира, искажая его до неузнаваемости. Гигантские пылевые облака заслонили солнце. Температура резко упала. Растения и животные не выдержав холода и жесткой радиации местного солнца, стали вымирать целыми видами, некоторые — мутировать. Мы были готовы ко многому, но оказаться в другой части галактики, на разрушенной планете, без малейшей помощи со стороны, даже для нас подобное испытание оказалось слишком страшным. Города практически были стерты с лица земли, связь и транспорт перестали существовать. Работала только восьмая часть энергетических станций, и то, по большой части, на резервных аккумуляторах. Две трети населения планеты погибло почти сразу. Половину из оставшихся составляли раненые и искалеченные. Многие из них умерли в первые часы катастрофы, так и не дождавшись медицинской помощи.

    Тут Корку замолк, тяжело дыша. На его лбу выступили мелкие капельки пота. Хотя вторая аптечка, уже пять минут, как отвалилась от руки, подзарядив его организм новой порцией жизни. Это могло означать только одно: он умирал. Я отвел глаза. Мне стало неловко, как и любому здоровому человеку при виде умирающего. Некоторое время мы провели в полном молчании. Я уже думал, что на этом все закончиться, но нет. Корку открыл глаза.

    — Тебе не надоело слушать?

    "Надоело, — так мне хотелось сказать, но сказано было совершенно другое:

    — Я слушаю. Продолжай.

    После моих слов, он некоторое время молча, испытующе смотрел на меня, и только потом продолжил:

    — Когда земля перестала трястись у нас под ногами, а пыль осела, солнце, наконец, осветило нам окружающий мир. То, что мы увидели, не было больше нашей планетой, это был дикий мир, с лавовыми потоками, курящими вулканами, расположенными на кусках, ранее единого материка.

    Вдобавок ко всему, на планете стал распространяться холод, поползли ледники. Некогда прирученный и ласковый мир в одночасье стал необузданным и диким зверем. Нам пришлось делать все возможное и даже невозможное, чтобы выжить, но все новые и новые беды сваливались на нас. В связи с большим количеством жертв, которых сразу невозможно было похоронить, начали вспыхивать эпидемии болезней, о которых мы уже успели давно забыть. Не хватало ни лекарств, ни врачей. Эпидемии уносили сотни, а то и тысячи жизней людей. Дефицит энергии, потеря связи и коммуникаций привели к тому, что мы вскоре потеряли больше половины наших раненых и больных. Больше года ушло на то, чтобы частично справиться с голодом и болезнями. А вот с энергией становилось все хуже и хуже. После нашествия ледников у нас осталось не более десятка станций.

    К тому моменту, когда наш мир окончательно успокоился, а катаклизмы перестали бушевать в атмосфере и на земле, мы уже знали, что прежнего уровня цивилизации нам никогда не достичь. Не имея технической базы, нам оставалось только одно: начать все сначала. Но это было не все. Наше общество неожиданно было расколото новым движением, которое провозгласило, что старый путь не верен, а идти надо новой дорогой. Их целью стало построение технической цивилизации, а девизом — следующее выражение: "Все, в чем отказывает нам природа, мы в праве взять сами". Единство духа нашего народа, подорванное случившимся, было расколото окончательно. Начался разброд и хаос. Сыновья оказались слабее отцов. Это горестно признавать, но это так. А тут еще мы, наконец, докопались до одного из хранилищ звездных кораблей, разбросанных в свое время по всей планете. Я забыл сказать, что в ходе подготовки к будущей войне, на нашу планету было переброшено около шестидесяти космических кораблей — маток. Эти бывшие десантные корабли для дальних рейдов были в свое время полностью переоснащены и переделаны так, что могли поддерживать жизненный цикл пяти тысяч людей в течение тридцати — тридцати пяти лет. Они должны были принять на свой борт, в случае явной военной угрозы, стариков, женщин и детей, прямо с поверхности земли для переправки их в безопасное место. Корабли были оснащены мощными антигравами, способными оторвать их от земли и вывести их за пределы атмосферы, где вступят в действие звездные двигатели. Узнав о хранилище, часть моих уже успевших "одичать" соотечественников ринулась туда. Так впервые за многие тысячи лет… произошло столкновение между….

    Тут он снова замолчал, закрыв глаза. К этому моменту я уже изнемогал в борьбе со сном, и наступившее молчание принял как выражение неудовольствия рассказчика. Собрав себя в кулак и широко раскрыв глаза, я попытался придать себе выражение наивысшей заинтересованности, насколько это было в моих силах.

    — Я пропущу эту часть своего рассказа, — после некоторой паузы Корку продолжил говорить. — Она не повлияет на его дальнейшее содержание. Наступил день отлета. И день мести! Ведь нам нужна была не только помощь наших союзников, но и смерть наших врагов! Мы рассчитывали возглавить…

    Его последние слова неожиданно поплыли у меня в голове, сам голос стал истончаться, отдаляясь. Я понял, еще секунда и засну. Проявив волю, снова схватился со сном, как со смертельным врагом, хотя мои нервы и мышцы были против, моля о полноценном отдыхе.

    "Не спать! Не спать! Ты должен вырваться из этого ада! Не спать!".

    Подобными мыслями я сумел утихомирить свой уставший до предела организм, став слушать дальше, правда, опять пропустив некоторую часть повествования.

    — ….Чем ближе мы подлетали к центру галактики, тем больше понимали, что оказались в ином пространстве, отличном от нашего. Если раньше, могли ссылаться на удаленность от центра галактики и искаженность картины звездного неба, то теперь мы могли сравнить полученные звездные карты с теми, что имелись у нас. Они не совпадали почти на сорок процентов. Ответ напрашивался сам собой, но был настолько страшен, что поверить в него просто так, никто не хотел. Была проведена более тщательная обработка расчетов, и новый сравнительный анализ звездных карт снова выдал тот же результат. Мы были закинуты в прошлое! Прошли не только сквозь пространство, но и время! Невозможно было поверить тому, что произошло! Наш мир оказался машиной времени!

    В свое время мы рассчитали общую теорию времени, и согласно ее выкладкам, машина времени, как таковая, не имела право на существование. Но, увы! Оказалось, что это не так. Ко всем прочим напастям, на нас свалилась еще и эта. Мы впали в уныние, но нас можно было понять, пройти сквозь десятки страшных испытаний, чтобы в конце узнать страшную истину. Мы летели в никуда!

    По полученным расчетам электронного мозга звездные карты должны совпасть только через четыреста пятьдесят — пятьсот тысяч лет. Страх зародившийся в наших сердцах, породил еще большую ненависть к нашим врагам! Именно она заставила искать нас выход из тупика! Впрочем, главное мы уже знали: перемещение во времени, возможно. Осталось только подвести это знание под теоретическую базу. Для этого у нас все было: и люди, и время. А теперь у нас снова появилась цель. Наши отточенные тысячелетиями умы благодаря свободе мышления и непредвзятости подобного рода идеям нашли теоретическое решение этой задачи в течение пяти лет. Осталось только воплотить эту идею в жизнь, но для этого у нас не хватало специального оборудования и техники, а также ряда узких специалистов, способных решить отдельные технические проблемы. Все это пришло, когда мы встретили на своем пути расу верков, с достаточно высоким уровнем цивилизации, которые помогли нам не только обосноваться на одном из своих миров — колоний, но и помочь с нашим проектом. Мы не раскрыли им его суть, как и цель полета, объяснив все разрушением нашего родного мира в результате космической катастрофы. Мы не обманули их, сказав только часть правды, при этом щедро делились нашими знаниями в обмен на гостеприимство и всестороннюю научную и техническую поддержку.

    Эксперимент, для большей безопасности, мы решили поставить на старой, заброшенной космической станции — корабле, висевшей на орбите нашего временного пристанища. "Врата времени", так мы назвали своей проект, должны были стать постоянным, а не одноразовым, проходом в наше время. Тем самым, мы усложнили себе задачу в десятки раз, но у нас был долг перед нашим, оставшимся на разрушенной планете, народом. Мы надеялись, что когда-нибудь сможем объединить разрозненные части нашей расы в единое целое.

    Еще в полете среди звезд, вместе с разрабатываемым проектом "врат времени" у нас родилась еще одна идея: создать из среднего геонца элитного солдата. Мы исходили из того, что вести борьбу тем количеством геонцев, что у нас есть, против такого сильного врага, как Союз Индустриальных Миров, просто глупо, но если каждый из нас станет "ангелосом", у нас появлялся реальный шанс схватиться с врагом на равных. Поэтому одновременно с разработкой "врат времени", мы заложили основы комплекса аппаратуры для технического стимулирования и активации мозга с последующим записыванием их в человеческий геном. Наши знания в генетике, биологии и медицине позволили нам сделать механический аналог стимулятора, а также, своего рода, закрепителя в генах всех уникальных способностей, которых наша раса добилась за тысячелетия своего внутреннего совершенствования. Мы пошли против самих себя, искусственно вмешиваясь в то, против чего мы всегда восставали, в свой разум! Мы нарушили заветы сотен поколений наших предков! Но мы не могли иначе. "Все для победы!". Эта фраза была нашим лозунгом последние десять лет. Мы…. Впрочем, я отвлекся. Комплекс "ангелосов" мы смонтировали там же, на станции. Первые пробы дали очень неплохие результаты. Мы собирались продолжить эксперименты, когда оказалось, что для первичного запуска врат потребуется большее количество энергии, чем в наших первоначальных расчетах. Решив не рисковать, мы временно свернули работы на комплексе, чтобы не перегружать наши энергетические установки. Было решено: сначала — эксперимент с вратами, а в случае удачи, займемся подготовкой солдат.

    И вот наступил день эксперимента. Пять человек, в специально разработанных защитных скафандрах, должны были пройти сквозь врата и через час вернуться. По нашей теории выходило, что установка, поддерживая переход из одного временного потока в другой, останется неизменной величиной, как и сама станция. Правда, тут есть еще один нюанс. Если станция как физическая величина находится в этой временной реальности, то выход в другое временное измерение может быть где угодно. Также мы посчитали, что часа должно хватить для определения местонахождения станции в пространстве и времени, если она, конечно, существует в другом временном измерении, в своем естественном виде.

    Тут он снова замолчал, а я с удивлением осознал, что слушал его до этого момента с неослабевающим вниманием. А Корку, тем временем, все больше походил на живого покойника. Щеки опали, черты лица резко обозначились, язык, чуть ли не ежесекундно облизывал пересохшие губы. Наконец, он открыл глаза, в которых уже не было даже лихорадочного блеска, а только мутная пелена от непереносимой боли. С минуту он так сидел, пока сквозь туман в его взгляде не пробились живые искорки.

    — На этом общая история… закончилась, — его голос до этого живой с проскальзывающими интонациями, сейчас звучал хрипло и неуверенно. — И… начинается личная история, касающаяся только нас с Кори. Дело в том, что мы с дочкой состояли в группе, прошедшей врата. Пройдя под гудящей, от сдерживания рвущихся навстречу временных потоков, аркой, мы неожиданно попали в необычный мутно-белесый мир, лишенный каких-либо красок. Не успев испугаться, как колышущаяся белизна под ногами стала быстро превращаться в обычный пластикометалликовый пол. "Туман времени", так мы назвали это явление, был явлением совсем непонятным. Пройдя с десяток метров по проступающему впереди нас, сквозь мутную белизну, стандартному коридору станции, мы решили, что особой опасности это для нас не представляет и стали медленно пробираться к обзорно — видовой площадке станции. Ты не можешь поверить, с каким трепетом в душе, я нажал на кнопку открытия защитной плиты, прикрывающей обзорное окно, так я боялся увидеть за прозрачным монолитом такой же искаженный мутный мир. Но только плита начала подниматься, как из-под нее брызнул яркий свет. Открывшейся нам вид представлял собой безбрежное море бело-желтого песка под палящим солнцем. Некоторое время мы впитывали в себя краски и реальность окружающего мира, после чего, занялись определением координат пространства, но не успели мы получить и обработать половины результатов, как реальный мир вокруг нас стал таять, растворяясь в белесой мгле. Солнце и песок исчезли так быстро, как стирает мокрая тряпка несколько росчерков мелка на школьной доске. И вдруг все вдруг изменилось. Мы снова вынырнули в реальности, оказавшись на той самой станции, что оставалась в прошлом. После того, как мы пришли в себя, мы стали разбираться в том, что произошло, хотя, в принципе, вывод напрашивался сам собой. Врата времени, по неизвестной пока причине, переместили свою физическую составляющую по другую сторону раздела временных потоков. Это подтверждалось вещественностью станции по отношению к окружающему миру.

    Я не понимал в деталях, о чем он говорил, но общую суть ухватил сразу. И тут же сделал соответствующий вывод, который напрашивался сам собой: наш искомый источник излучения и есть, так называемые, "врата времени". Учащенно забилось сердце.

    — Вопрос: что произошло, не нам было решать. Мы знали одно, если здесь реальность, значит там, по другую сторону, искаженный мир. Тем, кто остался в искаженном мире, нужен был тот, кто сможет помочь и сориентироваться в этой непростой ситуации, а заодно сообщит о полученных результатах. Вызвались пойти, мы с дочкой. Шагнув через врата, мы почему-то оказались не на станции, среди наших, а в этом месте. Насколько я смог разобраться, это какой-то угасающий мир, где население, спасаясь от вселенской или экологической катастрофы, спряталось под землю. Порядки здесь жестокие, в чем мы сразу убедились, стоило нам только обратиться за помощью к местным жителям. Вместо помощи, на нас устроили охоту, как на диких зверей. А вот теперь, появились вы.

    "Они из другого мира. Они построили врата, которые после их перемещения или поломки, превратились в пространственный туннель. Вроде так, но не совсем. Врата сломались недавно, а туннель появился, по словам террян… лет двадцать назад. Неувязка. Но с этим позже".

    — А насчет причины… катастрофы… ваших ворот, никаких соображений нет?

    — Мы не знаем досконально законов времени, плаваем по поверхности, а что там в глубине…. Поэтому причин может быть великое множество. У нас есть теория времени…. Скорее всего, как я понимаю, мы не сумели должным образом блокировать стабильность в точке встречи двух противоположных временных потоков, что привело к переброске самой станции. Видно ее физическая составляющая по ту сторону временного барьера оказалась более сильной, перетянув на свою сторону, соответственно скачок повлиял на сам пространственный переход…. Тут я, честно говоря, теряюсь в догадках. Могу только предположить, что врата времени каким-то образом искривили пространство и время. И вместо прямой линии перехода получилась ломаная линия, состоящая из нескольких точек. Каждый ее излом это разрыв пространственно — временного континуума. Если все… верно, то мы сейчас… в такой точке. Не удивлюсь, — сейчас он уже не говорил, а с силой выталкивал из себя слова, — если… узнаю, что мы в прошлом или даже… в другой галактике, в чьем-то… безрадостном… будущем.

    Его слова заставили что-то шевельнуться в моей памяти. Я напрягся.

    "Стоп! Прошлое. Будущее. Они хотели вернуться в свое время. Для этого сделали "Врата времени". Или машину времени. Так. Спокойно! Терряне тоже упирали на то, что частью излучения туннеля они считали временную составляющую. Хотели изучить ее. Лавиния. Физика времени. Японский городовой! Если это скачки во времени, то неувязка в двадцать лет, вполне укладывается в эту версию. Вроде логично. Так, что еще? Он сказал, что мы в прошлом…. Подожди-ка. Так это что же получается?! Я иду по этому каналу, а значит,… перемещаюсь во времени? Нет! Этого не может быть! Чего гадать! Спроси его! Спроси!".

    — Подождите! По вашим словам выходит, что этот туннель… это машина времени?

    Он пытался понять мой вопрос сквозь сжигающую боль, но было видно по его затуманенному взгляду, что реальность окружающего мира ускользает от него, что он балансирует на грани жизни и смерти. И все же он понял мой вопрос:

    — Врата вытянулись… Линия…. Идем по времени… в прошлое… Ты… в будущее… может…

    — …в будущее, — эхом повторил я за ним, одновременно веря и не веря его словам. — Но как же так…. Эй! Но почему….

    — Не смей мучить его!! Ты что не видишь?! Мой отец умирает!

    "В прошлое… в будущее. В будущее! Чье будущее?! Мое будущее. Если я здесь,… то где тогда Земля? В прошлом…. Я что… один остался?".

    — Нет! Не верю! Это ошибка! Ошибка!!

    Я вскочил на ноги. Голова пылала.

    — Отец! — во вскрике звучала такая душевная боль, что даже я в своем шоковом состоянии воспринял ее.

    Корку умирал.

    — За…бери…. Кори, — чуть слышно прошелестели его сухие бескровные губы, в следующий момент тело обмякнув, стало заваливаться набок. Изо рта обильным потоком хлынула кровь, туловище в последний раз судорожно дернулось и застыло.


    * * *

    — Стой и молчи. Так. Это сюда. Нажимаем и смотрим, пока не совпадет график насыщения энергией со своим контрольным аналогом. Пока все идет нормально, — я говорил отрывисто и рублено, что сказало бы знающему хорошо меня человеку, о моей неуверенности. — Пока. Так. Идем дальше. Теперь на компьютере выставляем координаты…. Не забыть поправку. Вот она поправка. Теперь, точно, все. Надо ждать. И богу молиться. Нет. Что-то еще! Японский городовой! Вспомнил! Так, включаем подсветку. Смотри! Да вон туда смотри! Он появился! Как его… энергодиск!

    Над плиткой, покрытой трещинами от старости, стало медленно проступать бледно-фиолетовое пятно, около трех метров в диаметре. Постепенно оно наращивало густоту цвета, пока не стало темно — фиолетового цвета. Увидев его, я едва задавил в себе радостный вопль, который был готов вот-вот вырваться из моей груди. Все мои прежние страхи как-то сразу померкли, став постепенно растворяться в светлом потоке радости, омывшем меня.

    "Жизнь продолжается, Влад! Живем, брат! — мысли, не переставая, звенели радостными колокольчиками.

    — У нас в запасе около пяти минут, Кори. Держи шлем. Да не в руках держи, одень на голову. Становись в круг.

    Все это она проделала, в стиле заводной куклы. Поправив за плечами рюкзак, стал с ней рядом. Кося краем глаза на ее лицо, казавшееся застывшим и бледным, будто у восковой фигуры, я вспомнил Лавинию, которая, случись другой расклад, могла бы стоять сейчас рядом со мной.

    ПЛАНЕТА МУТАНТОВ

    Глава 1

    Планета выглядела необычно, разделенная на две части, одна из которых, казалось, была предназначена для жизни человека, другая — для его смерти. Если одна половина планеты была покрыта лесами и полями, имела моря и реки, то вторая половина представляла бескрайние пустыни, среди которых, как клыки в пасте зверя, торчали обломки скал. Если к этому добавить повышенный уровень радиации, жуткую жару — днем, страшный холод — ночью, то в сумме получится настоящий ад. Ученые, изучавшие этот странный феномен, в один голос говорили, что когда-то давно на месте этих пустынь тоже были моря и леса, но что случилось с ними потом, никто из них, точно не знал. Только официальных версий было три, а неофициальных насчитывалось более трех десятков. Этот необычный факт давно бы утратил новизну и интерес, если бы ни случайный снимок одного из спутников связи. На нем были видны развалины, сделанные из какого-то стекловидного материала, впоследствии получившие название "Стеклянной лаборатории". Все, кто занимался следами давно исчезнувших цивилизаций, мгновенно заинтересовались этим миром. На колонию людей, обосновавшихся на этой планете, со всех сторон посыпались запросы о том, что собой представляет вторая загадочная половина планеты. Уже через месяц в галактических новостях были показан ряд снимков второй половины планеты, пока малоизвестной для существ, населяющих эту часть галактики. На них оказалось более трех десятков развалин различных строений, которые в свое время возвела загадочная цивилизация. В основном это были жалкие руины, но загадка мертвой половины планеты связала их с тайнами древних цивилизаций, а для обычного человека, с кладами с новыми знаниями и технологиями, которые лежат и ждут, пока кто-нибудь их заберет. Так думали многие из тех, кто, очертя голову, ринулся в этот мир. Они неудержимым потоком ринулись в пустыню, в одиночку и компаниями, экспедициями и отрядами. Местное правительство сделало несколько официальных попыток предупредить прибывающих на планету об опасностях, ожидающих их на неосвоенной части планеты, но предупреждения оказались "гласом вопиющего в пустыне". Искатели сокровищ посчитали предостережения, если не ложью, то выдумками официальных властей, желающих подобным образом закрыть дорогу к сказочным кладам.

    Никто из них не ожидал, что действительность на поверку окажется намного страшнее официальных предупреждений. Когда вернулись первые исследователи, испробовавшие на себе все "прелести" пустыни и рассказали, что там испытали, предостережения правительства сразу померкли перед их рассказами. Галактика, с ужасом узнала правду о племенах мутантов, коренных жителях пустыни. Когда в первые недели сотни людей пропали без вести, никто не думал, что им была уготована такая ужасная участь. Мутанты устроили повсеместную охоту на ничего подозревающих путешественников. Пленников угоняли в тайные убежища, расположенные под землей, где захваченные люди становились рабами, а нередко и мясом. Каннибализм в этой части планеты оказался обычным делом.

    То, что рассказали свидетели, избежавшие страшной участи, повергли в ужас все цивилизованные миры. Большая часть любителей экзотики, услышав об ужасах пустыни, увидев своими глазами полуживых исследователей, только что вернувшихся из подобных "экскурсий", сразу же улетела, даже не сделав шага по песку. Но какая-то часть осталась, чтобы добраться до вожделенных богатств. Именно они, со временем, превратились в особую касту, разведчиков и исследователей этой дикой части планеты. Это от них разошлись полубыли — полулегенды о подземных городах, странной технике, непонятных явлениях и существах. По мере продвижения людей в глубь пустыни их становилось все больше и с все более живописными фантастическими подробностями. Хотя на первый взгляд они выглядели достаточно фантастично, но в некоторых случаях они все же получали подтверждение. Например, подтвердился "феномен пустоты", так окрестили ученые странные участки пустыни, где не проходили волны, то есть любая электроника там была просто хламом. Именно поэтому все летательные аппараты оказались не только бесполезными для исследования, но и крайне опасны, так как по мере продвижения в глубь пустыни подобных участков становилось все больше и больше.

    Вскоре начался второй этап освоения зоны мутантов, так с легкой руки журналистов окрестили район пустынь. Потом так стали называть планету, правда, неофициально. "Планета Мутантов". Правительства некоторых миров, а также ряд богатых людей, решили вложить деньги в освоение пустыни, с тем расчетом, что найденные секреты дадут толчок науке и технике, а значит принесут бешеную прибыль. На мутантов бросили войска, их пытались бомбить и забрасывать ракетами. Прошло полгода напряженной войны, были детально обследованы около двадцати объектов, но эффекта, которого ждали вкладчики не получили. Компания провалилась, войска были отозваны. Пустыня была снова отдана на откуп научным экспедициям и одиночкам. Единственным плюсом этой карательной акции стало то, что часть племен была полностью уничтожена, другая часть каннибалов оказавшись в зоне боевых действий получила такую трепку, что бежали вглубь пустыни и долгое время не возвращались в свои родные места. Благодаря тактике выжженной земли, проводимой карательными частями, территории проживания мутантов были отодвинуты в иных местах до пятисот, а то и тысячи километров. Потом в этих пустующих землях появились небольшие племена, которые занялись своего рода посредничеством. Через них с цивилизованным миром вели торг более дикие племена. Правда, это была своеобразная торговля. Они продавали или меняли вещи, приборы и машины, которые были захвачены их собратьями в разгромленных экспедициях, а за это получали, официально, продукты и орудия труда, а неофициально — медикаменты, оружие, боеприпасы.

    Но даже благодаря подобного рода обмену небольшая часть пленников сумела получить возможность вернуться обратно, а не сгинуть где-то в песках.

    По мере исследования обнаруженных объектов все более получала признание теория, в которой говорилось, что в свое время эту планету некая раса отвела под свои эксперименты и поэтому здесь встречаются развалины зданий, напоминающие лаборатории и производственные корпуса, обломки различной техники и непонятных механизмов. Среди развалин нередко находили обломки приборов и автоматов непонятного назначения, детали от неизвестной людям техники. Всего этого было много, но они представляли лишь обломки, а что они собой представляли в целом, для чего служили, как работали, об этом можно было только строить догадки. Хотя были находки, которые приносили исследователям, большие деньги. Например, браслет. Официально было найден только один экземпляр, но, сколько подобных находок осталось неизвестными, не знает никто. При одевании браслета на руку, он срастался с ней, становясь невидимым. Цель, для чего они были созданы, до сих пор не разгадана, как и то, что находится у них внутри. Этот экземпляр был продан за большие деньги в частную коллекцию. Эти и подобные ему находки подогревали интерес последующих исследователей и авантюристов.

    Вместе с потоком исследовательских экспедиций, искателей приключений и авантюристов на планету потекли деньги, и правительство сумело, наконец, решить свою извечную проблему — организовать защиту постоянного населения от мутантов. Так появились войска самообороны, названные Пограничным Легионом. В его отряды сначала набирались местные жители, которые, не выдержав непрерывной войны с мутантами, вскоре стали дезертировать, сначала десятками, потом сотнями. Тогда местное правительство объявило набор наемников и стало строить укрепленные заставы по всей линии границы. Количество набегов на граничные с песками поселки со стороны мутантов резко уменьшилось. Затем война перешла в пески, на территорию мутантов. После двух лет бесконечных стычек, схваток и мелких боев, в радиусе от трехсот до пятисот километров от пограничной линии образовалась безопасная зона. Конечно, и туда прорывались отдельные группы дикарей, но они были настолько малочисленны, что их статистика просто не принимала в расчет. Дальше шли земли воинствующих мутантов, к этому времени довольно хорошо изученные. Поэтому, имея хорошего проводника можно было избежать большинства ловушек, а в некоторых случаях прямой опасности, была возможность откупиться. Некоторые экспедиции забирались к отметкам две тысячи километров, а иногда и дальше. Именно эти люди приносили с собой подтверждения к легендам о невероятных существах и явлениях. Им трудно было верить, если бы часть сведений не подтверждали сами жители пустыни — мутанты. Так постепенно обновлялся каталог на животный мир пустыни, а также на необъяснимые наукой факты. К ним можно было отнести гигантских ящериц, пустынных дьяволов, подземные города и республику мутантов со своей армией и правительством.

    На всей протяженности границы, вместе с заставами Пограничного Легиона, стали вырастать небольшие городки, представлявшие собой перевалочную базу, где окончательно формировались и оснащались экспедиции и отряды, следующие в пустыню. Основу такого городка составляли отели. Сначала это были гостиницы — крепости. Высокая стена с колючей проволокой, массивные ворота, часовые. Это была дань пограничной полосе и близости к мутантам. По мере расширения зоны безопасности в пустыне, стали возводиться отели повышенной комфортабельности, бордели, рестораны и бары. Вокруг них теснились магазины и так называемые лавки. В магазинах можно было купить все: от носков и продуктов до самого современного оружия. В лавках продавалось тоже все, но за полцены и несколько другого качества. Это были вещи уже бывшие в употреблении. Нередко на них можно было видеть замытые пятна крови или тщательно заделанные следы от пуль. В этих же лавках продавались карты, где были обозначены исследованные объекты, маршруты и возможные ловушки на пути следования. Кроме обычных карт продавались и другие, где были указаны еще неисследованные руины, уцелевшая техника, подземные города из области легенд. Они хорошо раскупались вновь прибывшими искателями сокровищ. В торговой иерархии особняком стояли магазины и конторы по продаже и прокату джипов и вездеходов. Это была своеобразная империя со своими законами. "В пустыне, машина — это все!" — таков был их девиз. И это было действительно так. Пользуясь этим, они устанавливали чуть ли не троекратные цены на технику, зарабатывая деньги чуть ли не на пустом месте. Среди населения пограничных городков, время от времени, начинали ползать слухи, что некоторые продавцы, замешены в сотрудничестве с мутантами, сообщая им маршруты, а в качестве платы получали свои машины обратно, платя треть их цены, чтобы затем продать их снова новым искателям приключений. Слухи, некоторое время будоражили умы людей, но не получив подтверждений, вскоре исчезали, чтобы через некоторое время возникнуть вновь.

    На самой окраине городков, вместе со складами, ангарами, прачечными и мастерскими располагалась жилая зона. Здесь жил обслуживающий персонал отелей, продавцы, подсобные рабочие. Отдельной, привилегированной кастой являлись проводники. В своем большинстве они работали в паре с владельцами по прокату машин, но были и такие, кто работал сам на себя. Эти люди, немалую часть своей жизни, проводившие в пустыне, были в основном суровые, жесткие, но предельно честные люди.

    Каждое утро, с восходом солнца, тяжелые металлические двойные ворота заставы расходились в разные стороны, пропуская сквозь себя машины. Как только ворота начинали открываться, люди до этого спокойно разговаривавшие и смеявшиеся, менялись прямо на глазах. Лица суровели, губы сжимались, в глазах мелькал неприкрытый страх. Разговоры обрывались на полуслове, люди торопливо залезали в джипы и вездеходы, судорожно хватаясь за оружие, даже та часть глупцов, накаченных водкой и наркотиками, выехав за ворота, трезвели прямо на глазах. Кому суждено из них вернутся назад, не знал никто. Этих людей никто не провожал, за исключением лишь презрительно-равнодушных взглядов часовых на вышках.

    Глава 2

    По глазам ударила яркая вспышка, тут же отсеченная моментально потемневшим монолитом шлема. Ствол излучателя, уже готовый плюнуть пучком энергии в сторону предполагаемого врага, недоуменно замер, потом медленно опустился. Это была не вспышка излучателя врага, а всего лишь… солнце нового мира. Я до сих пор не мог привыкнуть к подобным перемещениям в пространстве и поэтому стоял пораженный не столько видом нового мира, сколько способом, с помощью которого я здесь оказался. Придя в себя, я с нескрываемым удовольствием смотрел на открывшийся моим глазам простор. В жизни никогда бы не подумал, что буду испытывать такую бурную радость при виде висящего над головой солнца и неба. Посмотрел под ноги. Землю покрывало что-то вроде густой травы. И ни какой плитки!

    "Трава! Солнце! Мы прошли. Японский городовой! Прошли!".

    Только сейчас из тела и мозга, медленно, нехотя, стало вытекать напряжение, не покидавшее ни на минуту моего пребывания в подземном мире. Поднял голову, осмотрелся. Желая разделить радость от солнца и воздуха, но стоило мне глянуться на Кори, понял, что радоваться придется в одиночку. Мысль о том, чтобы ее утешить, честно говоря, не вызвала у меня вдохновения. Вспышка радости выжала из меня последний запас эмоций, поэтому я решил оставить все как есть. Подобные душевные раны хорошо только лечит один врач, имя которому время.

    В метрах двухстах от нас, находился городок. Он ничем не напоминал ни яркие и изящные города террян, ни похожие на оранжерею экзотических растений, города медеян, зато было в нем что-то от элитных дачных поселков Земли, когда над высоким забором торчат разномастные крыши. Правда, здесь не было забора, зато сами здания, слившись глухими фасадами воедино, представляли собой единую стену белого цвета. По прошествии нескольких минут, когда мне надоело разглядывать городок, я начал крутить головой в разные стороны. За исключением леса, деревья которого отдаленно походили на пальмы Земли, во все стороны лежало открытое пространство, покрытое густой травой и низкорослым кустарником. Пока я осматривался, солнце уже успело наполовину уйти за горизонт. Спрятав излучатель, неторопливо стянул с себя шлем. Лицо тут же окутал сухой и жаркий воздух, принеся с собой странный, но в целом приятный запах местных растений. Сняв со спины рюкзак, поставил его на траву. Щелкнув клапанами, достал сканер поиска. Нажал на кнопку и тут же облегченно выдохнул воздух.

    "Кажется, мы на месте, — эта мысль добавила мне еще толику радости.

    Бережно положив прибор на рюкзак, скинул легкую куртку, затем, еще немного подумав, снял рубашку, подставив торс последним лучам уходящего солнца. Простояв так некоторое время, снова вспомнил о своей спутнице. Оглянулся. Кори, все также сидела на траве, с безучастным видом. Напряженные плечи, скованная фигура, потухшие глаза. Одиночество, смерть отца, незнакомый мир, все это, похоже, давило на нее неимоверным грузом. Я в какой-то мере сочувствовал ей, но сопереживать, хоть убейте, не мог. Легкое и умиротворенное настроение никак не подходило для утешений, но и оставить ее так, в подавленном состоянии, я тоже не мог.

    — Попытайся расслабиться, девочка. Полежи. Может, заснешь. Завтра утром, все будет выглядеть иначе. Поверь мне.

    Она медленно подняла на меня взгляд, в котором четко угадывалась неприязнь, а затем медленно и четко произнесла:

    — Я тебе не девочка.

    Я спокойно принял сначала ее взгляд, а затем слова.

    — Ты чего? — я старался этим нейтральным вопросом, загасить начало ссоры, на которую она явно напрашивалась.

    — Почему мы здесь?

    Вопрос оказался для меня неожиданно обидным. Типа, я еще и виноват. Не туда девочку доставил.

    — Ты это меня спрашиваешь? Так вот, дорогая, чтобы больше у тебя таких вопросов не возникало, я тебе кое-что объясню. Вся эта техника, с помощью которой нас сюда забросило, ко мне никого отношения не имеет. Ее хозяева — терряне. Есть такой мир под названием Терра. А я землянин. Человек с планеты Земля. Наши расы внешне похожи, а в остальном мы разные. Теперь тебе все понятно? Ну и хорошо. Я собираюсь отдыхать. И тебе советую. Если нет желания, то вот тебе, — я указал ей пальцем на рюкзак. — Тут комп, и вся остальная техника. Настраивай, считывай показания, выясняй, где и почему мы оказались. Но одно тебе могу сказать точно: мы на месте.

    С этими словами я лег на спину, подложив руки за голову. На небосводе, усеянном звездами, висели две желтые луны. И звезды, я только сейчас заметил, тоже оказались желтыми.

    "Две, так две. Желтые, так желтые, — умиротворение меня прямо переполняло. — Мягкая трава. Тепло. Звездное небо над головой. Что еще человеку надо?".

    Жара уже спала. Подступившая вечерняя прохлада принесла с собой особенно нежные ночные ароматы. Тишина стояла идеальная, пока вдруг не послышался легкий шорох, а за ним легкие щелчки. Я напрягся, но тут же расслабился. Это щелкали клапаны рюкзака. Это было последнее, что я услышал, перед тем как провалиться в глубокий сон.

    Проснувшись и открыв глаза, я еще некоторое время не мог избавиться от плавающих в голове обрывков кошмаров — воспоминаний о подземном мире. Вроде крепко спал целую ночь, а встал с ощущением разбитости, но яркое солнце и свежий по утру ветерок, смыли с души остатки сна. Посмотрел в сторону городка, там было все без изменений. Белая единая стена и ни одной живой души. Кори, с задумчивым видом, сидела за компьютером, что-то изучая на мониторе, при этом, делала вид, что не замечает меня.

    — Здравствуй, Кори, дорогая! — нараспев произнес я, делая вид, будто вчера ничего не было. — Как спалось тебе в новом мире?

    — Здравствуй, Влад, — голос ее прозвучал ровно и бесцветно. — Пока ты спал, я разобралась… кое в чем.

    Если она от меня ожидала всплеска интереса, то тут ее ждало разочарование.

    — Но сначала давай позавтракаем, а то я вчера только один раз ел.

    Наскоро перекусив, мы начали совещаться. Сначала я изложил все, что мог вспомнить по этому проекту, потом Кори рассказала о том, что она нашла в компьютере.

    — Что мы на месте, я еще вчера знал. Сигнал сканера стабильный? Я рад. Коэффициент процентного разброса? Большой? Ну и что?

    — Все дело в той поправке, которую ты внес, перед отправкой сюда. Ты не учел коэффициент Логу…. Впрочем, теперь это неважно. Из тех расчетов, что я нашла, получается… — тут она задумалась, пробежала пальцами по клавиатуре, вызывая столбцы цифр, — получается, что до… цели семьсот — восемьсот километров. Плюс — минус пятьдесят.

    — Ого! Так много?! Ты не ошибаешься?

    — Только ты можешь ошибаться! Ты! Ты… — тут она резко замолчала, переведя свой яростный взгляд с меня на городок. В ожидании продолжения, я начал, в свою очередь, закипать сам. Спустя полминуты она продолжила, но уже ровным и спокойным голосом, правда, все так же глядя в пространство: — Я погорячилась. Извини.

    — Хорошо, — я облегченно вздохнул. — Теперь давай собираться. Пойдем. А то здесь скоро будет очень жарко.

    Природа словно услышала мои слова. Воздух сменился почти за минуту, став тяжелым и раскаленным. На лбу выступил пот. В горле запершило, сразу захотелось пить.


    * * *

    Мы попали в город, закрытый с трех сторон глухими стенами, не сразу. Пришлось изрядно пройтись, пока добрались до входа. Когда, мокрые от пота, мы, наконец, очутились на улице, то сразу оказались во власти прохладной свежести кондиционированного воздуха. Я чуть не застонал от наслаждения.

    Пройдясь по улицам, мы с Кори пришли к единодушному выводу, что городок похож на большую гостиницу. В пользу последней говорило стандартное использование домов, стоявших на улицах — близнецах. Вторые и третьи этажи были заняты гостиницами, тогда как первые были отданы под офисы, магазины или бары. Такое деловое использование площадей наводило на мысль, что городок существует только для одной цели — дать временный приют путешественнику, перед тем как он отправится дальше. Если не считать силовых экранов на витринах, да объемной рекламы, вполне можно было представить, что идешь по улице земного городка, правда, если при этом не смотреть на местных жителей. Некоторые из них были весьма колоритны, как, например, встреченный нами темнокожий гигант. Рост, около двух с половиной метров, широченные плечи и длинный мощные руки прямо вопили о невероятной мощи этого существа. Голова колосса просто лежала на плечах и имела вид гладкого тупого конуса. Не успел я бросить вопросительный взгляд на Кори, как тут же получил справку: — Это горд.

    — Тот самый? Союзник?

    Она кивнула головой. Мне показалась, что в ее глазах блеснуло что-то вроде гордости за своего бывшего союзника. Но такие встречи были редкостью, в большинстве своем встречались аборигены двух видов. Одни были похожи на гномов — переростков из земных сказок, только без бороды и колпаков с кисточками, вместо них они носили светлые шляпы с широкими полями, и обязательными темными очками — масками, державшимися на тулье благодаря широкой эластичной ленте. Догадаться об их назначении было несложно: защита от песка и солнца в пустыне. Вторые отличались от первых повышенной волосатостью лица и более высоким ростом. Они мне напоминали йети, рисунок которого я как-то встретил в одном научно-популярном журнале. Как первые, так и вторые, все носили, за редким исключением, одежду, в общих чертах, напоминающую комбинезон. При более близком знакомстве с ней я узнал, что она состоит из трех компонентов: капюшона — маски, куртки и брюк. С помощью силовых швов эти части могли сливаться воедино, становясь единым целым, а могли носиться по частям. Несколько раз мы встречали людей, отличавшихся от нас по внешнему виду, разве что сильным загаром, так что своим появлением мы не произвели большого фурора, хотя внимание все же привлекли. Слабым загаром да точеной фигуркой Кори.

    Местный транспорт был здесь представлен только одним видом, своеобразной смесью из двух известных мне машин: джипа и бронетранспортера. Броня, бойницы и шесть колес от бронетранспортера, все остальное от джипа.

    Освоившись с местной обстановкой и поняв, что приезжие здесь обыденное явление, мы решили зайти в ближайший бар, чтобы более детально узнать о местных нравах, а также о мире, в который нас занесло, а если повезет, то и о станции геонцев. Ближайшим заведением оказался бар под названием "Три угла".

    Легкие пластиковые перегородки разъехались перед нами, и мы оказались в помещении, которое представляло собой странную смесь из бара и антикварной лавки. Различные экзотические вещи и диковинки, здесь располагались в самых необычных местах. Первым делом мое внимание привлекла, лежавшая на полке, прикрепленной над стойкой бара, большая двухголовая ящерица, свесившая длинный узорчатый хвост. Принявший ее за искусно сделанное чучело, я внутренне вздрогнул, когда одна из голов резко повернувшись в мою сторону, сверкнула большими рубиновыми глазами, после чего замерла, глядя на меня. Переведя взгляд ниже, я увидел на стене коллекцию странно изогнутых клинков, отдаленно напоминающих серпы жнецов. Так и не поняв, для чего они могли бы служить, глянул на другую стену, где висела вытертая донельзя, большая тряпка с еле видимыми на ней чудными узорами. Здесь я уже не стал ломать голову, так как она могла быть, всем, чем хочешь, начиная от любимой простыни хозяина заведения и кончая могильным саваном какого-нибудь местного героя или вождя. Все остальные достопримечательности располагались в художественном беспорядке между основными раритетами. Руль-штурвал, разнокалиберные винтовки, стоявшие у стены в специальной стойке, чучело невообразимо кошмарной твари, подвешенное под потолком.

    В зале, рассчитанном, на двадцать пять — тридцать человек, сейчас находилось только пять посетителей. Все они сидели у стойки. Двое, расположившиеся у правого края стойки, одетые в потертые, но чистые комбинезоны песочного цвета, сдвинув свои шляпы на затылок, ржали над чем-то. Двое других, сидевших с противоположной стороны стойки, были людьми явно другого плана. Строгие лица. Немного брезгливый взгляд. И тщательно скрываемая растерянность. Оба были в светлых одинаковых рубашках и брюках дорожного кроя, таких, где швы прошиты двойной строчкой, заправленных в крепкие дорожные ботинки с высокой шнуровкой. Все обмундирование было новеньким, не обмятым, словно только что из магазина. Они были даже большими новичками, чем мы с Кори, в нашей обтрепанной, несвежей одежде и с такими же несвежими, помятыми лицами. Стаканы с напитком, которые они крутили в руках, были явно для антуража. Пятый посетитель сидевший по центру, явно не выглядел обычным завсегдатаем. Ощупывающий взгляд, аккуратно выглаженная форма военного образца со знаками отличия. Все это выдавало в нем местного представителя закона. Рядом с ним на стойке лежало выгоревшее до белизны кепи с кокардой, длинным и широким козырьком и такими же очками, как и у остальных. В руке он держал стакан с наполовину налитым в него бело-дымчатым напитком, из которого время от времени прихлебывал. Светло-серые глаза, выглядевшие как-то особенно ярко на загорелом до черноты, продубленном лице, смотрели на нас цепко и внимательно.

    "Интересно, как у них тут с проверкой документов? — заметив его пристальный взгляд, подумал я.

    — Чего стали, как неродные! Проходите! — голос был густой, басистый и шел от стойки. — Всегда даю новичкам время осмотреться! Здесь есть, на что посмотреть, не так ли?!

    Только теперь, я рассмотрел, стоящего за стойкой, бармена. Здоровый и волосатый, он являлся представителем широко распространенной здесь части "шерстяного" населения. По моему мнению, он был исключительно на своем месте, великолепно сочетаясь со всей этой экзотикой. Глядя на "волосатика" я неожиданно пришел к мысли, которая видно давно сформировалась у меня в голове: я перестал воспринимать переходы и новые миры как нечто необычайное. Сейчас меня окружает внеземная экзотика, за барной стойкой стоит представитель чужого разума, а у меня все это выливается в обычный поход в бар. Словно приехал в другой город, где забрел в незнакомый бар, попить пива.

    Сопровождаемый этой мыслью, я прошел вместе с Кори к стойке, где мы и сели, рядом с полицейским. В зале легко и свободно дышалось, хотя шума кондиционера так и не смог уловить. Не было здесь, к моему удивлению, ни музыки, ни телевизора, таких привычных атрибутов земных баров.

    — Меня зовут Чу — Чан, — представился хозяин, как только мы сели у стойки, украшенной светящейся бахромой. — Я бармен и хозяин этого заведения. Сегодня необычный день. Вы уже вторые за сегодняшнее утро, которых я вижу впервые в жизни, а я только час назад открылся. Кто ты, парень? Впрочем, попробую угадать. На землекопа ты не похож. Те, не способны подцепить такую красотку! Солдат. Точно солдат! Клянусь высушенными головами своих предков! У вас наемников взгляд один. Волчий. Да и загар у тебя явно не наш. Точно наемник! Выпить хочешь? Впрочем, что я спрашиваю? Что тебе еще искать при такой девчонке! Где ты ее отхватил? У нее сестрички нет? Ха! Молчу! А то девочка уже губки надула. Что налить? Слушай, может, тебе работа нужна? Вон видишь тех двоих надутых господ? Они формируют команду в пустыню. Можешь поговорить с ними. Ну, а если не хочешь идти на вольные хлеба, то иди к сержанту. Ему вечно подчиненных не хватает. Вот он сидит, глазами вас сверлит. Скоро дырки проделает! Ну что, ничего не надумал? Короче, наливаю вам "тип-топ". Этот напиток всем нравиться!

    Землекопами здесь называли шахтеров, работающих в шахтах, в горах, недалеко от этого городка. Это жаргонное словечко я ухватил в одном из разговоров, услышанных мною на улице, но все остальное сказанное Чу-Чаном, а вернее, вываленное в течение десяти секунд, я только начал осмысливать, как створки входной двери раздвинулись, и в зал вошел представитель гномьего народа. Мощная фигура молотобойца только подчеркивала его породу. Не успел я рассмотреть его, как над моим ухом раздался крик бармена, заставивший меня нервно дернуться:

    — Лучшему проводнику нашего штата — ура!!

    Тут же тихо и быстро последовало предупреждение для нас всех, сидящих за стойкой: — Ни слова о его росте. Больное место. Иначе будете собирать свои зубы по полу.

    — Привет, Чу! Давно не виделись, — ровным и низким голосом произнес проводник, подходя к стойке. — Привет, сержант. Привет, ребята.

    Его коренастая, плотная фигура была затянута в новый, явно сделанный на заказ, комбинезон, сияющий первозданной чистотой, так же, как и его новенькая широкополая шляпа с неизменными очками. Лицо грубое с густыми черными бровями, из-под которых выглядывали холодные и острые, как льдинки, глаза, сломанный нос, все это говорило о твердом и жестком характере. Это подтверждали мощные плечи, почти квадратная фигура и массивные кулаки. Легко забравшись на высокий табурет между нами и парой ученых, для начала, он быстро и внимательно, окинул нас с Кори оценивающим взглядом, причем большая его часть опять досталась девушке. Потом перевел взгляд на хозяина заведения.

    — Эй, Чу! Если ты не спишь, налей всем по стаканчику. За мой счет. И не того пойла, что ты обычно наливаешь. Да не забывай лить до краев.

    Это был спокойный, чуть насмешливый голос человека, уверенно шагающего по жизни.

    — Привет, Колли. Давно тебя не видел. Уж начал подумывать, что мутанты, наконец, закоптили твои окорока, — насмешливо поприветствовал его сержант.

    — Еще не родился тот мутант, способный загнать в угол Колли, — отпарировал тот. — Так что тема закрыта.

    — Еще не надумал пойти под мое начало, парень? — спросил его сержант.

    — Не дождешься. А теперь помолчи, мне надо поговорить с этими господами, — и он развернулся к ученой паре. — Итак, мне передали, что вы ищите хорошего проводника. Я перед вами. Мое имя Колли. Слушаю вас внимательно, господа наниматели.

    Бармен тем временем разлил свой мутноватый напиток в стаканчики и расставил их перед каждым, потом его рука нырнула под стойку, и рядом со спиртным появилась пара блюдечек с чем-то напоминающим соленое печенье.

    — Что-нибудь еще, Колли?

    — Спрячься пока, где-нибудь. Надо будет, позову.

    Бармен, кивнув в знак согласия волосатой гривой, неторопливо отошел на свое место.

    — Э — э… проводник Колли… нам нужно добраться до упавшей в пустыне космической станции. А по пути мы хотели бы посмотреть на "стеклянную лабораторию". Это возможно?

    При слове "станция" Кори бросила на меня предупреждающий взгляд, но я не нуждался в подобном предостережении. До этого я собирался задержаться на несколько дней, отдохнуть и собраться с силами, но теперь это желание пропало. Ведь если я хочу хоть когда-нибудь попасть на Землю, то должен достичь врат быстрее подобных этим ученым типам.

    — Без проблем. Эти два объекта в одном направлении. Но на станцию вы вряд ли попадете. Там работает правительственная комиссия. И насколько я слышал, станцию охраняют солдаты, приданные им. Так, сержант?

    "Вот это новость. Солдаты. Правительственная комиссия. А что ты хотел? Вспомни роботов — разведчиков. Интересно, это они их запустили в туннель? Или еще не запустили? Или это будет в будущем? Мать вашу! Что я вообще несу?! Крылов, ты, похоже, окончательно поверил в машину времени? Если это так, то тебе вообще некуда спешить! Ты в будущем. Необычно звучит. Да что там необычно. Дико!".

    — Так, Колли, так. Два отделения звездной пехоты.

    Слова сержанта заставили мое сердце противно екнуть.

    — Проводник, я думаю, у вас с нами проблем не будет, — раздался голос второго ученого мужа. — У нас есть соответствующее направление от нашего правительства. И приглашение от Совета.

    — Это меняет дело. Сколько вас? Охрану с собой привезли или здесь нанимать будете?

    — Нас только двое. Охрану… будем нанимать.

    — Тогда так. Три вездехода с водителями. Четыре человека охраны. И я. Пятьдесят процентов оплаты — вперед. Остальные после доставки вас на станцию. Теперь по поводу набора продуктов в дорогу. Насколько я понимаю, вы с Силура? Хорошо! Значит, едите то же, что и мы. Продукты купите лучше у Чу. Он хорошо знает, что нужно человеку в пустыне. Чу, ты слышал, что я сказал?! А теперь пошли отсюда. Нам надо еще определиться с машинами и охраной.

    Опрокинув в рот стаканчик, который до этого вертел в руке, он поставил его на пластик стойки, затем, легко соскользнув с кресла, не оглядываясь, пошел к выходу. Двое ученых, неловко сползли с высоких табуретов, последовав за ним. Еще несколько секунд и двери за ними бы закрылись. Но тут я, резко развернувшись на табурете, крикнул в спину Колли:

    — Проводник! Колли! Я хороший солдат! Для меня не найдется работы?!

    Колли резко остановился у раскрывшейся двери, не разворачиваясь, кинул мне через плечо:

    — Ты для меня "темная лошадка"! Но работа есть! Будь через час у транспортной конторы Троши! Там поговорим!

    И шагнул за порог.

    "На фига мне твоя работа! Мне нужно в экспедицию! На станцию! Японский городовой!".

    В некоторой растерянности, не зная что предпринять, я решил посоветоваться с барменом. Только начал разворачиваться к нему, как прозвучал, резкий и неожиданный, вопрос сержанта:

    — Откуда ты, парень?

    Я медленно повернул к нему голову.

    — Мы что обязаны вам отвечать? — раздался за моей спиной вызывающе-резкий голос Кори.

    Видно ее окончательно достало пренебрежительное отношение окружающих к себе.

    — Обычно, когда я спрашиваю, мне отвечают. Потому что знают, я не люблю дважды задавать один и тот же вопрос. Но вы явно новички в нашем городке, поэтому скажу вам так: я здесь власть. А власть требует уважения. Особого уважения. И поэтому…

    Но договорить ему не дали, влетевшие в зал, влетевшие в бар аборигены. Зал тут же наполнился гомоном злых голосов:

    — Чу! Слышал новость?!.. Да видел я их…. Ишь командовать нами вздумали! Эй, сержант, что за хрень происходит?! Разворачивай "голо" Чу! Сейчас нам кое-что скажут!

    Сержант, стараясь не обращать внимания на крики, пытался что-то нам сказать, но его тут же перебил дружный многоголосый вопль, раздавшийся в тот момент, когда дальняя стенка бара словно растворилась, заполнившись голографическим объемом громадного экрана. Изображение прилизанного красавчика — диктора продолжило зачитывать текст с середины фразы:

    — … я еще раз хочу подчеркнуть, что ничего особенного не происходит. В штате Чур — рапс вводится не военное положение, а временный запрет выезда в пустыню частным лицам и организациям. И только на время работы правительственной комиссии. Охрана границы в штате будет осуществляться, помимо отряда Пограничного Легиона, солдатами семнадцатого звездного флота, который, как вы знаете, отвечает за порядок в нашем секторе космоса. Интересы властей штата, общественных организаций и компаний будут учтены и соответствующим образом компенсированы. Спасибо за внимание.

    Не успело изображение диктора исчезнуть с экрана, как тот тут же свернулся и исчез, словно его ветром сдуло. В зале повисло угрюмое молчание, установившееся еще во время слушания выступления. Я мало, что вынес из этого обрывка, но та часть сообщения, где говорилось, что выезд в пустыню будет закрыт, меня обескуражила.

    "И так все плохо, а стало еще хуже".

    — Этот сволочной Совет у меня уже в печенках сидит, — раздался злой до предела голос кого-то из местных жителей. — Лезут своими грязными лапами без проса куда хотят, козлы вонючие!

    После этих слов народ словно прорвало, зал тут же наполнился шумом и криками. Эти люди, медленно, но верно, наливались злобой, а заодно и спиртным из запасов Чу — Чана. Посмотрев на возбужденные и злые лица аборигенов, потом на сержанта, занятого разговором, я решил, что нам пора смываться, тем более что пьяные взгляды все чаще останавливались на фигурке Кори. Под громкий гомон возбужденных голосов, злые и раздраженные, мы вышли на улицу. Успев сделать несколько быстрых шагов по безлюдной улице, как за спиной раздался резкий голос сержанта: — Стоять!

    Резко развернувшись на голос, я даже обрадовался подобному повороту дела. Кори отреагировала несколько медленнее на его слова, сначала скользнув по мне озабоченным взглядом, но мне сейчас было не до нее. Закопошившийся, в моей душе, страх и злость на создавшуюся ситуацию, были основными ингредиентами варева, закипавшего сейчас в моей душе, а сержант, так удачно подвернувшийся мне под руку, представлялся мне тем ведром, в которое я мог слить часть дерьма, плавающего сейчас во мне.

    "И так все хреново! А тут еще эта держиморда местного разлива права качает! Ну, сука позорная, держись!".

    Не знаю, как он воспринял выполнение своего приказа, но, видно посчитал, что мы испугались, услышав его грозный окрик. Не спеша, он подошел к нам, пройдясь испытующим взглядом по нашим лицам, и только потом начал говорить:

    — Куда вы так торопитесь, бродяги? Я еще не кончил разбираться с вами.

    — Не кончил, говоришь? Ну, что ж, продолжим.

    Резкий удар в живот согнул сержанта пополам. Во второй удар, нанесенный в челюсть, я вложил всю свою злость, после чего развернулся и неторопливо пошел прочь. Кори, чуть отстав, последовала за мной. Перед тем как завернуть за угол, я оглянулся. Над распростертым телом сержанта уже хлопотало два местных жителя, пытаясь привести того в чувство. Вместе с самодовольной ухмылкой при виде этой картины, мне пришла в голову, такого же типа, мысль: — Есть еще порох в пороховницах! Есть!".

    Мы прождали Колли на месте встречи лишних десять минут, пока тот соизволил появиться. Бросил недовольный взгляд сначала на меня, потом на Кори. По нему было видно, что он уже не рад своему обещанию. Я его понимал. Обстановка изменилась так, что в пору о самом себе думать, а не о других, тем более, совершенно посторонних тебе, людях. Но проводник не подвел нас, сдержал свое слово.

    Глава 3

    Оказалось, что в двухстах километрах от границы посреди пустыни есть оазис. Райский уголок, где глаз может отдохнуть от надоедливого желтого цвета, где можно полежать на траве, в густой тени, рядом с журчащим родником. Но дело было не в этом, редким для пустыни, месте, а его местоположении, находившемся на точке пересечения основных маршрутов. Когда-то рядом здесь был обломок скалы, который со временем раздробили, чтобы сделать из него стену, своеобразную защиту от мутантов, на время стоянок. Потом, один из предприимчивых местных жителей, выстроил здесь дом — крепость. Со временем тот не раз перестраивался, меняя хозяев. Сейчас это был двухэтажный каменный дом с плоской крышей. На крыше навес и около десятка шезлонгов для любителей поспать в ночной прохладе. На втором этаже находились комнаты для гостей, а на первом — кухня, кладовые, ресторан с баром и маленький магазин. Все это окружено трехметровой стеной с колючей проволокой. Сторожевая вышка. У хозяина отеля служат двое слуг и восемь охранников. Все это мы узнали из короткого и лаконичного рассказа проводника.

    — … но, сейчас охранников осталось семь. Одного из них я привез три дня тому назад, сюда, в медицинский центр. Его место пока свободно. И второе, жена хозяина рожать собралась, поэтому ей на пять — шесть месяцев нужна помощница. Условия оплаты и проживания не хуже чем здесь, но общества — никого. Да и с мутантами имеются определенные проблемы. Решайте прямо сейчас. Через три часа мы выезжаем. А вам, если решитесь, нужно будет еще экипироваться. Можешь не смотреть на меня, как тебя там,… Влад. Все будет вычтено из вашего заработка. А с Ганном, хозяином, сам потом разберусь.


    * * *

    Я сидел около бойницы, закрытой поляризованным монолитом, покачиваясь в такт движению вездехода. Смотреть на пустыню мне надоело уже впервые полчаса. Картина не менялась абсолютно — желтый песок, обжигающее солнце над головой, да кое-где торчат обломки скал. Зато в салоне джипа был легкий полумрак и прохлада. Установка микроклимата работала как часы. Рядом со мной, откинув спинку сиденья, спал охранник по имени Каск. Лицо грубое, будто вылепленное из глины, а затем обожженное на огне. Глаза и губы относятся к жесткой породе, такие не могут смеяться, а только ухмыляться. Кори спала на втором ряду сидений, впереди меня. Уютно свернувшись калачиком, она тихонько посапывала носом. Заснула сразу, только мы успели выкатиться из ворот заставы.

    "Видно всю прошлую ночь не спала. Переживает".

    На водительском месте первого ряда кресел сидел молодой парень, по имени Гор, старавшийся показать себя, с самого начала путешествия, большим шутником. Глупо острил и сам же смеялся своим шуткам. Рядом с ним сидел Колли, наш проводник, держа руки на пульте управления огнем. Как мне уже объяснили, в передних крыльях вездехода спрятаны два легких пулемета на поворотных кронштейнах, с радиусом стрельбы в девяносто градусов. Работают как в автоматическом, так и в ручном режиме. Во второй машине ехала пара ученых, водитель и охранник. Третий вездеход, замыкающий нашу маленькую колонну, вез двух охранников, а так же запас воды и продуктов.

    Сейчас наш отряд на трех бронированных вездеходах под командованием Колли уходил в глубь района под названием Железные горы. Район считался самым безопасным из всей пограничной зоны. Как мне объяснили, здесь, в свое время, прошла армия наемников, нанятая правительством, уничтожая все на своем пути. Это произошло в первый год великого исхода за сокровищами, таящимися в пустыне. Правительство пошло на этот шаг, чтобы отвести от себя обвинения в бездеятельности, после многочисленных жалоб на нападения мутантов, потоком хлынувших от частных лиц, научных и правительственных организаций из других миров.

    Мы ехали уже шесть часов, и приблизительно через час должны были достигнуть отеля "В песках", чтобы остаться там, на ближайшие пять месяцев.

    "Или на всю оставшуюся жизнь в этом проклятом мире".

    Эта мысль бесила и угнетала меня, но как достичь станции в создавшейся ситуации, я пока просто не представлял. Захватить джип? И куда его направить, в какую сторону? А вода? Чувство беспомощности и невозможности повлиять на ситуацию мучило меня не хуже незаживающей раны. Мне до смерти не хотелось доживать свой век охранником на этой паршивой планете! Вырываясь из потока мыслей, время от времени я поглядывал на свою спящую спутницу. Я не ждал от нее особой помощи, но спать, когда все рушиться…. Это было чересчур! Или она знает больше, чем говорит? Что знает больше меня — это однозначно. Ведь "врата" — их работа. Тут же мысли перескочили на наши отношения: — И чего она на меня бросается? Из-за того, что я в них сразу не признал пришельцев из другого мира? Вряд ли! Тогда из-за отца? Так ведь не я же его… Просто с ней, наверно, поговорить надо. Внимание проявить. Она ведь еще ребенок. И все станет на свои места. Теперь у нас будет для этого время. Даже больше, чем…".

    Неожиданно запищал видеоком джипа. Колли ударил по одной из клавиш на пульте. Тут же в салоне зазвучал голос.

    — … ребята! Все, кто меня слышит! Говорит Бродяга Шатки! Отель Ганна в осаде! Повторяю: отель в осаде! Не суйтесь туда без особой нужды. Ганна атакуют мутанты!

    — Шатки, старый болтун, ты чего разорался?! Говори толком! Что-нибудь серьезное?!

    — А, Колли! Привет! По-моему, все как всегда. Опять какие-то два племени подружившись, решили это дело отметить штурмом отеля. Ты же знаешь, это стало почти традицией. Перестрелка идет уже около часа. Патруль оповещен. Обещали, что часа через три или четыре будет у Ганна. Куда идешь на этот раз, покоритель пустынь?!

    — К подарку с неба! Будь он проклят!

    — А-а, на космическую станцию! Удачного тебе пути, Колли!

    — И тебе, Бродяга Шатки!

    Отключив видеоком, Колли отрывисто приказал:

    — Гор, тормози!

    Одновременно с этим приказом, Колли развернувшись вместе с креслом в нашу сторону, рявкнул:

    — И что мне теперь с вами делать?!!

    Кори, разбуженная громким голосом проводника, некоторое время недоуменно осматривалась по сторонам, только потом спросила:

    — А что случилось? Почему мы стоим?

    — Случилось. Мутанты, узнав о свободных рабочих местах, решили опередить вас. Поэтому сейчас они штурмуют отель.

    — Ха-ха! Ха-ха! — в два голоса заржали водитель и охранник.

    — А если говорить серьезно, — Колли продолжил говорить, не обращая никакого внимания на продолжающийся смех, — то эта заваруха бывает раз в год — полтора, когда два или три племени договорятся о совместных действиях. Собрав пятьдесят или шестьдесят бойцов, они идут на штурм. Но Ганн, хозяин заведения, мужик тоже не промах. У него оружия завались, только тяжелых пулеметов три штуки. И ракетные установки есть. Через три часа там будут солдаты. Патруль и Ганн зажмут их в клещи, как уже бывало не раз, и хорошенько отделают. Подождав несколько часов, мы смогли бы спокойно добраться до отеля. Но, к сожалению, не все так просто. После Разгрома, когда мутанты начнут разбегаться в разные стороны, они будут злы. Очень злы. И если мы встретимся у них на пути, то…. А у меня клиенты. Рисковать не имею права. Поэтому я решил так сделать: сейчас вы едете со мной, а на обратном пути я высажу вас у Ганна.

    "Не верю! Ох, мать моя! Неужели повезло?!".

    — Ты, парень, стрелять умеешь?! — теперь вопрос Колли был обращен лично ко мне.

    — Умею.

    — Хорошо. Гор, чего рот раззявил? — прикрикнул он на водителя, разворачиваясь к пульту управления огнем. — Тебе за что деньги платят?! Чтобы спал в водительском кресле?! Поехал живее!

    — Парни, не спать! — эти слова он бросил нам уже через плечо, не отрывая взгляда от экрана монитора. — Смотреть в оба! К тому же, место здесь плохое. Три года тому назад в этих местах орудовала банда мутантов. Кровавые дела творили. Сам вожак здоровый, под два метра ростом, из племени южных мутантов. Кличка "Черная голова".

    — Кличка откуда? Из-за его черных мыслей, что ли? — попытался сострить Гор.

    — Тело его было покрыто большими черными пятнами. И одно из пятен приходилось на лицо. Теперь понял? Не спи! Жми, давай! Да смотри, не пропусти "Указатель"!

    И они на пару весело заржали. Мне стало интересно, и я спросил:

    — "Указатель" — это что такое?

    Тут же словоохотливый водитель объяснил, что это высокая и гладкая скала, напоминающая указательный палец, отсюда и название. Пропустить ее довольно трудно, потому что она высотой около восьми метров. Тут же, проводник, которому не терпелось приобщить новичка к местной истории, прочитал мне короткую лекцию о том, что в песках, где нет дорог, а электронные карты частенько отказывают, есть много мест, являющихся определенными ориентирами. Вся карта зоны мутантов пестрит такими названиями, как "Голова дракона", "Вилка дьявола" или "Два джипа".

    — "Два джипа"? Это как понять? Колли, расскажи, — попросил я проводника.

    Сейчас, когда мы шли, куда нам надо, у меня резко проявился интерес к жизни, а заодно к местной географии, от которой явно попахивало дикой и необычайно колоритной экзотикой. Я неплохо отдохнул за последние сутки, и теперь получив бесплатную экскурсию на джипах по пустыне, с наслаждением слушал о ее страшных и загадочных тайнах, как интересное дополнение к экскурсионной программе. Честно говоря, я не очень верил всем этим ужасам. Да и откуда им здесь взяться при современной и развитой технике? Ну, живет несколько диких племен, что тут такого? Просто их сохранили в качестве кроваво-страшного антуража для выкачивания денег из доверчивых туристов.

    — На карте это место обозначено, как квадрат Д12, а мы его называем "Два пустых джипа". Название пошло оттого, что возвращающаяся из пустыни экспедиция наткнулась на два джипа, стоявших в тени обломка скалы. Оружие, оборудование, вода, продукты, ничего не тронуто. Баки машин были на две трети заправлены и хоть сейчас готовы отправиться в путь. Но при этом ни малейших следов людей. Было ясно, что это не мутанты, те бы никогда не оставили джипы с полным грузом. В радиусе двух километров от места стоянки машин был проведен поиск, абсолютно ничего не давший. Ни одного следа, ни одной зацепки. Машины пригнали на заставу. Подняли копии сопроводительных документов. И что же?! Оказалось, что в джипах было семь человек, включая трех охранников. Где они теперь? Что их заставило бросить машины? Еще одна тайна пустыни, которых накопилось уже великое множество.

    — А передатчика у них, конечно, не было? — с ехидцей спросил я, думая о том, как Колли сейчас будет выкручиваться.

    Тут опять влез Гор:

    — Ты что, парень? Только из утробы матери вылез? Колли, посмотри на него! Он, похоже, никогда не слышал про "феномен пустоты"!

    "Мать твою, Крылов! Расслабился! Блин!".

    Но на этот раз мне ничего придумывать не пришлось, за меня ответил Колли:

    — Ты что, не видишь, дурила, что они инопланетники?

    Неожиданно снова запищал видеокоммуникатор. Гор тут же отреагировал:

    — Песчаный дьявол! Здесь что "феномен" не работает? Двойной вызов…

    Колли уже державший видеоком у уха, что-то внимательно слушал, не перебивая говорившего. Водитель, прервавшись на полуфразе, замолчал, прислушиваясь. Наступила тягучая тишина, нарушаемая еле слышным ровным рокотом двигателя.

    — Слушайте запись! Переключаю на громкую связь! — сердито рявкнул проводник.

    — … свернуть работы и вернуться обратно! Всем без исключения! Максимальный срок выхода: пять суток! — говорил равнодушный металлический голос, записанный на кристаллах памяти. — Штат Чур — рапс и прилегающая к нему территория пустынь являются закрытой зоной, тем самым попадая под юрисдикцию военных властей. В связи с этим вышел приказ Љ1 военного коменданта зоны, суть которого заключается в следующем: всем физическим лицам и экспедициям, находящимся на территории закрытой зоны, свернуть работы и вернуться обратно! Всем без исключения! Максимальный срок выхода: пять суток!

    — Слышали?! Вы это слышали?! — в голосе проводника звучала еле сдерживаемая ярость. — Им мало того, что они взяли нас за горло! Так теперь еще и этот ультиматум! Что б вас мутанты сожрали! Чтоб вам….

    Несколько минут без перерыва сыпал проклятиями проводник и вторивший ему Гор, пока Колли, наконец, не выпустил весь свой пар и не буркнул водителю:

    — Тормози! Пойду, переговорю с нанимателями.

    Как только дверь за ним захлопнулась, впустив волну раскаленного воздуха, водителя словно включили:

    — "Феномен пустоты", парень, это места в пустыне, где не проходят никакие волны. Электроника там то работает, то не работает. Иной раз нужно проехать десятки километров, чтобы выбраться из нее. Поэтому здесь никакой воздушной техники нет. Если ты заметил, конечно. Песок, он только с виду мягкий, а когда будешь падать с высоты несколько километров, слабо не покажется, — посчитав тему исчерпанной, он тут же, без всякого перехода, перескочил на другую. — А вы, значит, инопланетники. Меня твой загар подвел, парень. Он, почти, такой, как у наших подземных крыс — шахтеров. А уж этого дерьма у нас…

    Тут уже не выдержал Каск:

    — Гор, заткни свою пасть!

    Водитель, не обидевшись на то, что его так грубо оборвали, только усмехнулся в ответ:

    — Ты заметил, Влад, какая вежливая у нас охрана, — и тут же добавил, уловив злой взгляд охранника: — Молчу, парень, молчу.

    Потекли минуты. Одна за другой. Сомнения проводника подняли тревогу в моей душе. Только я хотел откинуться на кресло и закрыть глаза, как что-то мелькнуло на обзорном экране компьютера. Рывком подался вперед, пытаясь понять, что это было, и стоит ли подавать голос, как все закрутилось помимо меня. В следующую секунду распахнулась дверь, и на свое место взлетел, словно на крыльях, проводник. Дверца не успела еще захлопнуться, как Колли склонившись над пультом огня, начал его настройку. Неожиданно замер, до этого ерзавший в кресле, Гор, вперив взгляд в монитор. Повисла томительная тишина. Только я собрался спросить, что происходит, как раздался напряженный голос Гора:

    — Они идут нам наперерез. Но почему со стороны границы?

    — Странно, — задумчиво произнес проводник, — даже не знаю, что сказать. Совсем не похоже на атаку. Похоже, они просто несутся в глубь пустыни. Сейчас мы окажемся в прямой видимости и тогда увидим…. Приготовить оружие!

    Тут же в бок меня чем-то сильно ткнули. Бросил взгляд. Каск протягивал мне оружие, чем-то напоминающее укороченную автоматическую винтовку, но с более толстым, чем у той, стволом. Взяв его, вопросительно посмотрел на охранника. В ответ получил кривой оскал:

    — Что с таким типом еще не сталкивался? Ничего. Жить захочешь, освоишь. Обойма на тридцать шесть патронов. Прицел автоматический. Навел на цель. Выстрелил. Теперь смотри сюда. Стрелять будешь со своей стороны. Ткнешь на эту кнопку под бойницей, стекломонолит опуститься. Да. Вот эту. Увидишь урода — сразу стреляй. Не жди. Как видишь, все просто.

    — Вот! Вот они! — выдохнул Гор.

    Тут же его слова подтвердил одиночный выстрел, потом по мере нарастания рева двигателей, стрельба участилась. Даже я, не знающий ни тактики, ни стратегии местных войн, понял, что выстрелы имеют чисто предупредительный характер. Очередь, тишина, потом снова очередь. Так повторялось несколько раз, пока машины мутантов не стали удаляться. После чего стрельба тут же прекратилась.

    — Мутанты… прошли мимо, — удивленно протянул Гор. — Где-то что-то сдохло. Не иначе.

    Колли, видно не только наблюдал за странными маневрами мутантов, но и кое-что прикинул в уме, потому что его рассуждения вслух, явно являлись продолжением его же мыслей:

    — Мутанты бегут. Судя по всему, это часть племени торговцев с границы. Стреляли для предупреждения. Но почему их так мало? Взять хотя бы те два племени, которые я знаю, там, в общей сложности, будет не менее шестидесяти морд. А где остальные? Вопрос! Но и на него есть ответ. Если к этой картинке дорисовать звездный десант Союза, вместе с только слышанным приказом военного коменданта, то можно прийти к выводу, что началась зачистка под "ноль" на нашем участке пустыни. Вот остатки от этой зачистки, только что пронеслись мимо нас. Логично излагаю? Логично. Идем дальше. Ученые едут по приглашению Совета СИМ, и когда их спрашиваешь напрямую, что там? Тут же прячутся за подпиской о неразглашении тайны. Если Совет так быстро среагировал на отчет своей комиссии, организовав закрытую зону и бросив звездный десант на расчистку пустыни, то на этой станции нашли, что-то такое, от чего нормальным людям лучше держаться подальше! Вы слышите, что я говорю: подальше!!

    — Брось, Колли нас запугивать, — неожиданно вступил в разговор охранник. — Если есть что сказать — говори, а нет, тогда поехали.

    — Ты прав, Каск. Сказал "А", надо говорить и "Б". Мои клиенты, что едут во втором джипе, большие специалисты по физике пространства. Их выдернули сюда по специальному вызову Совета, потому что Силурский институт оказался самым ближним научным центром, по отношению к нашему миру. И потому мы…

    — Слушай, Колли… — тут же перебил его болтливый водитель.

    — Гор, заткни пасть! И потому мы должны беречь этих ученых, как самих себя! Или мы попадем под раздачу, наравне с мутантами!

    Все это время он цепко следил за окружающей обстановкой по обзорному экрану, но, соответствующими интонациями и паузами, достаточно четко акцентировал нужные места в своем рассказе.

    — Ты что хочешь этим сказать, Колли?! Что нас могут пристрелить свои же солдаты?! — недоумение прямо сквозило в словах водителя. — За что? Мы же не мутанты!

    Неожиданно подал голос охранник: — Если на зачистке работают "палачи" или "инквизиторы", то тебя прикончат просто так. Им что Гор, что мутант — все едино. Сказано под "ноль", значит под "ноль".

    В салоне после этих слов повисла нехорошая тишина. Я не знал ни тех, ни других, но уже само название армейских подразделений говорило само за себя, да и насупленные физиономии проводника, вместе с охранником и водителем, были этому хорошим подтверждением.

    — Точно не знаю. Но, судя по тому, с какой скоростью бегут мутанты, скорее всего, ты прав Каск, — после некоторого молчаливого раздумья, снова высказался Колли. — Эти "ученые крысы" — наш пропуск. В противном случае…. Каратели, они и есть каратели. Даже в песок закапывать не будут.

    — Ё — мае! Похоже, мы хорошо влипли! — снова влез в разговор Гор. — С этой станцией вроде все ясно! Ты вот еще скажи, при чем здесь "стеклянная лаборатория"?

    — А… это. Прихоть ученых. Любопытство, — с короткой заминкой человека, оторванного от своих мыслей, ответил Колли.

    Глава 4

    Ночь прошла спокойно. Небо еще только начало светлеть, как наши джипы, заурчав моторами, двинулись в сторону Дальнего Юга. Так называлась область пустыни, на территории которой находилась станция геонцев. За время нашей стоянки я успел отстоять на дежурстве свои четыре часа и, не смотря на это, неплохо выспаться. После завтрака, только собрался залезть в вездеход, как Колли приказным тоном отправил меня в хвостовую машину нашей маленькой колонны. Свое распоряжение он объяснил тем, что я, как новичок, могу потерять ощущение настороженности, присущее только тем, кто знает истинное лицо пустыни. Хотя в его распоряжении я не видел особого смысла, но замена машины даже порадовала, так как непрерывная болтовня Гора меня уже изрядно утомила.

    Через пару часов, неожиданно появившийся ветер, пригнавший тучи пыли, заставил нас остановиться. Видимость за считанные минуты упала до нуля. Свет то появлялся, то исчезал, и мы оказывались в кромешной тьме. Время от времени джип покачивало на рессорах, под наиболее резкими порывами ветра. Со временем эти порывы становились все чаще, свет солнца больше не появлялся, а за броней машины начало что-то противно визжать и выть. Я понимал, то это работа ветра и песка, но все равно какой-то внутренний страх, доставшийся мне от предков, заставлял мои пальцы цепляться за подлокотники и чувствовать себя беспомощным, брошенным на произвол судьбы.

    — Уау-у! Уау-у! — этот дикий визг рвал мне барабанные перепонки, временами, казалось, что это кричат настоящие дьяволы, а не "песчаные". С мерзким скрежетом песок шлифовал броню нашего джипа, да так сильно, что полуторатонная машина вздрагивала. Тьма кружилась бешеной каруселью. Неожиданно дикий визг стал исчезать, истончаясь на комариный писк. Все кончилось так внезапно, как и началось. Наш джип, качнулся на рессорах в последний раз и затих. В ушах у меня еще стоял пронзительный визг, но картинка в бойницах стала прежней: бескрайнее море песка, уходящее за горизонт. В этот момент даже надоевшая мне пустыня показалась необычайно прекрасной. К тому же вокруг стояла такая тишина, что было слышно, как перекатываются песчинки за бортом транспортера. Но Колли не долго дал наслаждаться тишиной и покоем, заставив нас вылезти и откапывать вездеходы из песка. После двух часов изнурительного труда под палящим солнцем, мы, наконец, двинулись дальше.

    Ближе к вечеру мы наткнулись на изуродованный джип. В нем сидело двое мужчин с измученными лицами, у одного была перевязана голова, у второго — шея. Когда наша головная машина остановилась, в ее сторону тут же нацелились две винтовки. Мы слышали, как Колли пытался связаться с ними через коммуникатор, но видно связь у бедняг не работала. Тогда он осторожно приоткрыл дверцу, и быстро, в приветственном жесте, пару раз махнул рукой. Дула поползли вверх, после чего он высунул из-за дверцы голову и закричал:

    — Кто вы такие? Что с вами случилось?

    — Мы ученые! — крикнул в ответ мужчина с перевязанной головой. — Работали в пятидесяти километрах отсюда. Неожиданно на нас напали мутанты. Убили двоих охранников, а нашего товарища взяли в плен. Нам удалось уйти от них просто чудом. Но горючее кончилось, да и вода на исходе. Вы не поможете нам?

    Я прекрасно видел все, так как наш вездеход стоял чуть в стороне, и так же прекрасно слышал все, через встроенные в корпус машины внешние микрофоны.

    — Каск, иди, проверь, все ли чисто. Только осторожно, — послышался приказ Колли.

    — Не мальчик, — бросил недовольным тоном охранник.

    Затем последовал щелчок открываемой двери джипа, а следующий момент тишина разорвалась грохотом разрыва, скрежетом брони, дикими криками людей. Руки автоматически вцепились оружие.

    "Пушка?! Здесь?! Идиот! Это ракеты! — пронеслось у меня в голове. — Нападение мутантов! Чего стоим?! Чего ждем?!".

    Снова раздался взрыв, но уже намного глуше, судя по всему, ракета ушла, мимо цели, в песок. Одновременно ударили очереди из тяжелых автоматов. Им в ответ, наконец, ответили пулеметы Колли. Снова раздался грохот, с силой ударивший по ушам. В какое-то мгновение мне показалось, что он просто ввинчивается через уши в мозг, и еле удержался, чтобы не застонать. Крэй, охранник, сидевший за пультом огня, переключив пулеметы на автоматический режим, напряженно вглядывался в обзорный экран, как заведенный повторяя только одно слово:

    — Дьяволы. Дьяволы. Дьяволы.

    Водитель, сжимая штурвал побелевшими от напряжения пальцами, чего-то выжидал, так же пристально вглядываясь в свою бойницу. Потом, все также, не отрывая взгляда, неожиданно закричал:

    — Влад! Они обходят нас! Открывай бойницы! Стрелять в любого! Все! Пошли!

    Наша машина рванулась вперед, к подбитому переднему джипу. Мы мчались по большой дуге на предельной скорости, простреливая из пулеметов пространство перед собой. Нажав три кнопки подряд, я открыл все бойницы, расположенные в задней, так называемой багажной, части машины, где хранился наш запас еды и воды. Яркий поток солнца, отсекаемый ранее поляризованным стеклом, залил светом весь багажный отсек. Пахнуло сухим и жарким воздухом. Лучший обзор предоставляло заднее смотровое стекло, но больше внимания все же пришлось уделять боковым бойницам. Услышав приближающийся рев двигателя, я напрягся, но, увидев, как спокойно отнеслись к нему водитель и охранник, решил не тратить свои нервные клетки зря. Вскоре я увидел пронесшийся мимо нас, джип с учеными. Он шел задним ходом, огрызаясь пулеметными очередями. Оказавшись под нашим прикрытием, он тут же развернувшись, понесся на полной скорости в том направлении, откуда мы только что прибыли. Я только хотел возмутиться, как до меня дошло, что это просто своеобразная тактика, свойственная телохранителям: сохранить жизнь клиенту, не взирая ни на что. Специфика другая, а суть та же. Дальше мне уже было не до рассуждений. Все последующие события у меня отложились в памяти как отдельные картинки мозаики, сложенной только частично. Общий рисунок понять можно, но подробности, — увы! Джип Гора с распахнутыми дверцами, осевший набок на фоне столба жирного черного дыма. Каск, лежавший в нескольких шагах от него, зарывшись лицом в песок. Тела мутантов, разрезанных пулеметными очередями и разбросанные по песку. Грубо слепленные фигуры двух мутантов, неожиданно выскочившие из-за нашего подбитого джипа, с оружием наготове. Моя длинная очередь по ним. Мельком я успел заметить, как один из них завалился боком на песок. Быстротечность боя, ведущегося с джипа, несущегося на полной скорости, давала себя знать такой быстрой сменой позиций, что мне уже начало казаться, что дикари везде. Я только успевал прицелиться и выстрелить раз-другой по одному врагу, как следующий поворот руля уносил меня от него и пули начинали барабанить по броне машины уже сзади. Страха я не чувствовал, вписавшись в круговерть боя, стал его неотъемлемой частью. Мое тело и мозг жили боем, мышцы рук и ног с готовностью подчинялись им, а сознание, находясь где-то сбоку, представляло собой автоматический прицел, анализирующий обстановку и берущий противника на мушку. Когда водитель заложил особенно крутой вираж, я интуитивно понял — мы уходим. По глазам, в который раз, больно резануло постоянно скачущее ярко-рыжее солнце, затянув, на какое-то мгновение, взгляд белесой дымкой, от которой окружающий мир стал нереальным и размытым, словно в струящихся волнах раскаленного воздуха. Резко отвернувшись от светила, я, наконец, увидел причину нашего поспешного бегства. За нами неслись две больших вездехода мутантов, подпрыгивая и переваливаясь на ходу, на широких шинах. Только я выставил ствол винтовки в бойницу, чтобы умерить их прыть, как неожиданно заметил в стороне, краем глаза, фигуру мутанта, целившегося в нас из легкой ракетной установки. Откуда он здесь появился, я не видел, он вырос, словно из песка. Не успел перевести прицел на него, как понял, что опоздал. По глазам резанула невыносимо яркая вспышка, следом раздался страшный грохот, словно гигантским молотом ударили по броне машины. Неведомая сила сорвала меня с места, швырнув со всей силы на стенку джипа. Боль, чудовищной вспышкой, взорвавшись у меня в голове, заволокла сознание.

    Очнулся я от грубого удара ногой под ребра, но даже после этого, сознание возвращалось урывками, отдельными вырванными и скомканными листочками из блокнота памяти, сейчас возвращаемыми на место. Выстрелы, песок, гонка на скорости, опять выстрелы, вспышка. В голове звенело, в горле было сухо. Затем, словно ее включили, резко проявилась боль в левой части головы, следом, где-то рядом, послышалось чье-то шумное сопение. Монотонно бубнил коммуникатор, включенный на громкую связь:

    — Колли! Отзовись! Колли! Отзовись!

    Неожиданно в нос ударила смесь из едкого пота и резкого запаха прокисшей, давно не стираной одежды. В дополнение к нему ввинтился в уши дикий крик боли, перешедший в длительный стон. Потом еще один крик и еще.

    "Что за черт? Мутант? Подойди поближе!".

    Когда гнилая вонь ударила прямо в нос, а грубые руки прошлись на ощупь по моим карманам в поисках ценного, я решил, что пора открывать глаза. Надо мной висела уродливая голова с низким звериным лбом и мощной челюстью, все это обрамленное густым жестким волосом. Большие желтые глаза смотрели злобно и немного удивленно. Дальше все происходило чисто рефлекторно, отработанными автоматическими движениями. Резким мощным ударом кулака я смял только начавший рваться крик вместе с гортанью. Мутант еще только начал заваливаться на спину, как игольник оказался у меня в руке. Нажатие курка прервало его дальнейшие мучения. Не успел я сесть на корточки, отгородившись от открытых с левой стороны дверок, спинкой кресла, как тут же послышался шорох тяжелых шагов по песку, и в солнечном проеме открытой дверцы показалась верхняя половина грубо слепленной фигуры еще одного мутанта. Он замер при виде лежащего в проходе трупа своего собрата, широко раскрыв от удивления большие желтые глаза с маленькими черными зрачками. Ствол уже смотрел ему в лицо, осталось только нажать на спуск. Он упал на спину, тяжело, с шумом, широко раскинув руки. Не успел труп коснуться песка, как я уже стоял на песке. Быстрый взгляд вокруг. Но больше ничего, кроме задницы еще одного мутанта, что-то заталкивающего вглубь, рядом стоящего, джипа, я не увидел. На шум тот не обратил ни малейшего внимания, продолжая работать. Вездеходы, стоя друг к другу, почти под прямым углом, образовали закрытую зону, надежно прикрывая меня от глаз остальных бандитов. Оценив выгодность позиции, я выстрелил в широкую спину мутанта, только сейчас начавшего вылезать наружу. Тело, обтянутое грязным комбинезоном, бывшим когда-то песочного цвета, слегка дернулось, когда зеленая игла вонзилась в него, потом, обмякнув, тяжелым мешком сползло на песок. Еще раз быстро осмотрелся, теперь уже ища наших ребят, но кроме трупа Крэя, лежащего ничком у переднего колеса, никого не обнаружил. На все это у меня ушло не более двух-трех минут. До этого я действовал чисто автоматически, то сейчас пришло время для осторожной разведки, а затем… буду действовать по сложившейся ситуации.

    Дав себе на минуту расслабиться, как тут же почувствовал сильную боль в области левого виска. Проведя рукой, понял, вся левая часть головы покрыта коркой засохшей крови.

    "Ясно, почему эти уроды посчитали меня мертвым. Теперь за дело, капитан".

    Не успел только так подумать, как раздался еще один крик полный ужаса, заглушивший глухие стоны. Кричала женщина.

    "Кори!".

    Боль ушла, смытая волной холодной ярости. Кровь застучала молоточком в голове, в душе, из самых глубин, поднималось что-то темное, хотелось рвать зубами человеческие глотки. Зверь, просыпаясь, заворочался у меня в груди, жаждая крови. Сдерживать его, я не мог, да и не хотел. Сверхдоза адреналина, вспрыснутая в мою кровь, изменила человеческую сущность, превратив в машину смерти, но управляла ей не слепая жажда крови, а холодная ярость. Быстро обойдя джип, осторожно выглянул. На фоне догорающей машины — приманки, стояли еще две машины. Наш подбитый джип и еще один вездеход мутантов, обшарпанный и грязный. Возле него громоздились горка награбленного добра, вытащенного из наших вездеходов. В тени заднего колеса, спиной ко мне, лежало тело проводника. Судя по его положению, он был просто без сознания. Ближе ко мне двое мутантов с силой пинали ногами тело молчаливого водителя. Судя по тому, как оно безвольно перекатывалось, водитель был уже мертв или близок к этому. Гор стоял на коленях, а над ним, сзади, стоял бандит. Одной рукой он держал водителя за волосы, а во второй руке — здоровенный тесак. Время от времени, он, утробно хохоча, выкрикивал плоские шутки, одновременно рассекая воздух перед лицом Гора. Хотя, судя по крови, заливавшей лицо водителя, махал он своим тесаком не просто так. Еще один волосатый дикарь с приплюснутой головой, вооруженный тяжелым автоматом, стоял в нескольких шагах от места пытки, утробно ржа, глядя на то, что твориться вокруг. Правда, время от времени, он отвлекался от столь увлекательного для него зрелища, бросая взгляды по сторонам. Судя по всему, это был часовой, поэтому он первым получил иглу в грудь. Вторым выстрелом я достал мутанта, размахивающего тесаком. Пока тот заваливался на бок, я сделал шаг, полностью выйдя из-за прикрытия машины. Бесшумность и смертоносность игольника, великолепно сыграли свою роль. Двое мутантов, до этого месившие ногами неподвижное тело, сейчас стояли столбом, тупо глядя на неподвижные тела своих соплеменников, раскинувшиеся на раскаленном песке. В эти замершие фигуры, спокойно, как в тире, я вогнал еще две иглы. Так ничего не поняв, мутанты осели на песок, пополнив собой коллекцию трупов. Не успел я бросить быстрый взгляд вокруг себя, как раздавшийся пронзительный женский крик из закрытой машины, рывком заставил меня броситься с места, без оглядки пересечь открытое пространство и рвануть на себя дверцу джипа. Одним прыжком вскочив в салон, я ударил со всего размаха рукояткой игольника мутанту в висок. Затем одним рывком сбросил обмякшее, сплошь покрытое волосом, тело в наполовину снятом комбинезоне, на песок. Не оглядываясь, соскочил следом, с силой захлопнув за собой дверцу. Мне в спину ударили приглушенные, но от этого не менее горестные, надрывные девичьи всхлипы. Горячий песок ожог, обнаженное тело дикаря, вернув ему тем самым частично сознание. Он, прорычав что-то неразборчивое, сначала оторвал окровавленную голову от песка, потом стал приподниматься на руках.

    — Ну, ты тварь! Ожил! Сейчас мы это исправим!

    Хлесткий удар тяжелым ботинком по голове уже окончательно отправил мутанта в беспамятство. Он уже не делал попытки встать, но продолжавшая клокотать во мне ярость требовала крови. Следующий удар по ребрам вырвал из дикаря глухой стон. Я бил его ногами до тех пор, пока не был остановлен жутким хрипом, раздавшимся у меня за спиной:

    — Воды.

    Резко обернувшись, я встретился с тусклым взглядом проводника, находящимся в полусознательном состоянии.

    — Воды, — снова прохрипел он.

    Сорвав с пояса флягу, влил половину содержимого в его горло. Он пил жадно, почти захлебываясь. Эти простые движения погасили во мне ярость, успокоили зверя в моей груди. Неожиданный шорох за спиной, и тут же резкий поворот всем корпусом на звук. Игольник словно сам скакнул мне в руку. Но стрелять не понадобилось. Гор, до этого лежавший ничком на песке, очнулся. И сейчас чисто инстинктивно, медленными, неуверенными рывками сейчас полз в тень, уходя с палящего солнца. Тут же подскочил к нему, подхватив под мышки, втащил в тень. Колли уже сидел, привалившись к колесу. Пристроив Гора рядом, вылил ему в рот остатки воды. Лица у обоих были в потеках крови, правда, у проводника оно было еще и опухшее, в кровоподтеках.

    "Не смертельно, — сделал я свое заключение. — Жить будут".

    Только успел подняться с корточек, как меня неожиданно резко шатнуло. Перед глазами все поплыло. Сколько времени я так стоял, не знаю, но постепенно сознание очистилось, сняв пелену с глаз. Почувствовав себя легче, попытался сообразить, что же делать дальше, как неожиданно раздался голос проводника:

    — Влад, надо убираться отсюда. И быстро. Свяжись с Питтро, водителем. Ну, чего глаза вылупил?! Кружит он где-то здесь! Если только этот чертов феномен пустоты…

    Тут я вспомнил о непрерывных вызовах, в тот момент, когда очнулся в джипе:

    — Нет здесь "феномена пустоты"! Они вызывали тебя! Сам слышал!

    — Тогда не стой столбом, парень — прохрипел проводник. — Свяжись с Питтро. Скажешь пароль: станция. Иначе не поверит. И дай аптечку. Красный контейнер. Он где-то здесь, в этой куче. И дай… еще воды.

    Найти аптечку и воду было делом минуты. Сунув то и другое в руки проводника, я отправился устанавливать связь. Разговор с Питтро не занял много времени. Мой короткий пересказ событий вызвал некоторое недоверие, но пароль, убедил их, что я говорю не под принуждением. Даже если бы и не убедил, выбирать им было не из чего. Без проводника, запасов питьевой воды и топлива, их шансы выжить в пустыне были близки к нулю. Несколько минут после разговора, я просто отдыхал, бездумно смотря вокруг себя, пока взгляд не остановился на лежавшей, на полу джипа, фляге. Тщательно промыв рану, которая на поверку оказалась глубокой рваной ссадиной, я жадно допил остатки воды. Затем усилием воли заставив себя встать с удобного сиденья, захватив винтовку, я вернулся к остаткам нашего отряда. Колли, уже окончательно придя в себя, сейчас обмазывал свое лицо какой-то мазью, при этом, шипя и кривясь от боли. Гор, судя по всему, находился в глубоком обмороке. Голова откинута, глаза закрыты.

    — Что совсем плохо? — спросил я, подходя к ним вплотную, чтобы укрыться от солнца в тени машины. Колли, продолжая натирать мазью свое лицо, буркнул:

    — Спит. Я ему спецпрепарат вколол. Пару кубиков. Минут сорок поспит, человеком будет. Лицо потом ему обработаю. Как там наши? Поверили тебе?

    — С трудом, — криво усмехнулся я, при этом скривившись от боли.

    — Понимаю. Мне и сейчас не вериться, что в живых остались. Я твой должник, парень. Да и не только я, — тут он замолк, бросил на меня странный взгляд, потом отвел глаза, глядя прямо в песок, проговорил несколько неуверенно: — Слушай, а эта девчонка…Ты… давно ее знаешь?

    Неуверенность в голосе, такого сильного человека, как Колли, заставила меня замереть от удивления, вглядываясь в его разбитое лицо, и только потом обратить внимание на слова. Как только до меня дошел их смысл, я тут же бросил тревожный взгляд на закрытые дверцы вездехода, но, уловив легкий всхлип, донесшийся оттуда, облегченно вздохнул. Только я собрался потребовать объяснений от проводника, как снова замер, теперь уже от вида торчащего ножа из спины мутанта. Бросил вопросительный взгляд на Колли.

    — Она выскочила с ножом в руках. Глаза величиной с блюдце, совсем дикие. Увидев этого лежащего урода, тут же, не раздумывая, всадила ему нож в спину. Потом нырнула обратно в машину. Это все.

    Не зная как отреагировать на случившееся, я просто пожал плечами, дескать, что тут еще говорить. Колли поняв, что большего от меня не дождаться, тихо сказал:

    — Вы очень странная парочка.

    На что я так же тихо ему ответил:

    — Может, кто-нибудь и сомневался бы в этом, но это буду точно не я.

    В моем списке стояла целая череда странностей, которым я уже перестал удивляться. Теперь в дополнение к ним у меня появилась спутница, от которой можно было ожидать всего чего угодно. Случившееся стало этому ярким примером. Теперь я не знал, что и думать о ней. Радость от победы над мутантами была скомкана, как ненужный клочок бумаги. Неожиданно нахлынувшее раздражение принесло с собой усталость, за ней навалилась боль от раны, а тут еще потная, прилипающая к телу, рубашка, давящая на виски жара, песок на зубах. Страшно захотелось пить. В поисках фляги стал оглядываться по сторонам, пока краем глаза не уловил нечто странное. На левой руке трупа неожиданно что-то блеснуло на солнце. Остановил взгляд на его левом запястье, и не поверил своим глазам. Браслет! Его же не было раньше! Или у меня…глюки? После секундного замешательства, я нагнулся, затем коснулся его. Он, словно обрадовавшись моему вниманию, тут же заискрился, переливаясь внутренним огнем. Бросил взгляд на Колли, чтобы спросить, что он думает о подобных фокусах, но тот, запрокинув голову, лежал с закрытыми глазами. А, была — не была! Я был готов приложить некоторое усилие, чтобы стянуть его с трупа, как тот неожиданно легко соскользнул с руки.

    Не успел он оказаться у меня в руках, как память тут же подкинула мне эпизод с браслетом — загадкой, случившийся на Медее.

    "Браслет — конденсор. Это он! Черт, откуда у меня такая уверенность?! Даже если так, мне что теперь, сплясать по этому поводу?!".

    У меня в руках лежало решение одной из бесконечного ряда загадок. Я только что вышел из боя, получил легкую контузию и поэтому не мог адекватно воспринимать окружающую меня реальность. Только всем этим можно было объяснить, что, не раздумывая, я взял и надел браслет на левую руку.

    Коснувшись запястья, браслет мягко охватил его, затем, вспыхнув напоследок, исчез. Чисто машинально потряс рукой, в надежде стряхнуть, затем, нащупав, попытался его снять. В этот самый миг, мир неожиданно ушел у меня из-под ног.


    * * *

    Очнулся я, рывком выдернутый из сна клокочущей во мне энергией. Чувство бодрости, силы, желание жить, готовность совершать любые подвиги, все это переполняло меня, давало почувствовать себя чуть ли не заново родившимся. Попытка понять, что же произошло на самом деле, неожиданно получила информационную поддержку.

    "Браслет, представляющий собой прибор, аккумулирующий из пространства различные виды энергии, — я посмаковал эту мысль, привнесенную в мою голову как бы со стороны, потом задал сам себе вопрос. — Ну, зарядил он меня энергией. И что дальше?".

    Больше информации не поступило, поэтому пришлось удовлетвориться только этим ответом.

    — Влад! — раздался уверенный голос Колли. — Хорош лежать! Я ведь чувствую, что ты проснулся. Как самочувствие?!

    — Слава героям! Слава героям! — тут же начал скандировать Гор. — Влад, ты крутой мужик! Это первый такой случай! Ты один раскатал их всех! Такого еще не было! Ты их сделал как детей! Мы потом с Колли посчитали! В банде было целых четырнадцать уродов! Ты представляешь?! А какую засаду придумали! А?! Первый раз на такое наталкиваемся! Колли, на что все их уловки знает, а тут оплошал! А ты молоток! Ты просто….

    Он болтал и болтал не переставая. Видно ему пришлось сдерживать свой язык и эмоции все это время, пока я спал. Некоторое время, перешучиваясь и обмениваясь впечатлениями, я участвовал в общем разговоре, но потом постепенно отошел, замолк. Гор, правда, сделал пару попыток расшевелить меня, но, получив в ответ невнятные ответы, отстал от меня. За время разговора я бросил несколько взглядов на сидевшую, с ничего не отражающим лицом, Кори. Наедине я бы попробовал поговорить с ней, утешить, но сейчас…. Тем более по ее каменному лицу было видно, что она не горит желанием изливать кому-либо свою душу. Решив отложить разговор, я, раскинулся на сиденье, расслабившись душой и телом.

    Джип шел легко, на средней скорости, вспахивая широкими рубчатыми колесами пустыню. Небольшой отдых пошел всем на пользу. Видя посветлевшие лица, правда, со следами побоев и порезов, я подумал: — Несколько часов и все забыто. Все ужасы, кровь, смерть. Будто и не было ничего".

    От легкой полудремы меня оторвал голос Гора, прозвучавший призывом балаганного зазывалы:

    — Спешите видеть!! Занавес поднят! Представление начинается!!

    Последний путеводный знак, указанный на карте Колли, под названием "Стеклянная лаборатория" выглядел как ожившая цветная картинка из детской книги сказок. Это чудо появилось неожиданно, как только наш джип вылетел на гребень бархана. Я открыл рот и долго не мог закрыть его, при виде открывшейся моим глазам картины. Руины, лежавшие в небольшой низине, казались, сделанными из одного сплошного сияния, горевшего под лучами солнца. Они искрились и переливались струями света: зеленые, красные, голубые; цвета и их оттенки поднимались, схлестывались в дикой и прекрасной битве красок, создавая завораживающую симфонию света. Не представляю, как могло смотреться это здание целым, если его развалины даже в таком виде являли зрелище неповторимой красоты. Мне казалось, еще миг и я сольюсь с этим волшебным водопадом, состоящим из света и красок, но сильный удар по плечу, сначала заставил меня поневоле оторвать взгляд от этого чуда. Нехотя повернул голову. Но, даже отвернувшись, видел не салон, а все еще живущую в моем воображении непередаваемую игру красок. Только несколько секунд спустя я смог прийти в себя настолько, чтобы понять, что сижу в вездеходе. Джип стоял. Вместе с осознанием себя, пришло понимание того, что со мной все это время что-то происходило. Но что? Память отказывалась мне отвечать на этот вопрос. Тогда я бросил вопросительный взгляд на Колли, который все это время наблюдал за мной:

    — Что это со мной?

    Голос, которым я произнес вопрос, показался мне самому каким-то тонким и ломким. Еще раз потер глаза, потом помассировал виски. Гор тем временем привел в сознание, тем же способом, Кори. Пока она отходила от грез, Колли, сказал мне:

    — Нельзя долго смотреть на "Стеклянную Лабораторию". С ума сойти можно. Были случаи. Правда, давно. Ученые изучают этот феномен, но пока ни к чему не пришли.

    Кори, откинувшись на спинку кресла, прикрыв глаза, тихо и монотонно, начала говорить:

    — Безумная игра красок. Она притягивает меня. Мне хорошо и спокойно. Я растекаюсь в них. Я сама стала… забрала меня… всю…

    Ее голос становился все слабее, пока не превратился в неясное бормотание, а потом и вовсе умолк. Ровное дыхание и расслабленное тело, говорили о том, что она уснула. Мы втроем некоторое время смотрели на спящую девушку, не решаясь ничего сказать. Пришлось бросить вопросительный взгляд на Колли, но тот пожал плечами:

    — Такое бывало. Слышал о подобном, но сам не видел.

    Его слова не успокоили меня. Разбудить или пусть спит? Некоторое время колебался, а потом решил, пусть спит.

    Гор, тем временем, стронув джип с места, понемногу набирал скорость, и мы, по небольшой дуге, стали объезжать "Стеклянную Лабораторию". Проезжая мимо искрившейся и переливающейся стены, Колли внезапно крикнул:

    — Гор, стоп! Глуши двигатель!

    Неожиданный крик и следом наступившая тишина сбили меня с мыслей о Кори, заставив вскочить с места и сунуть голову между склонившимися над электронной картой — планшетом Гором и Колли. Еще десять минут назад она была пустой, благодаря очередной "зоне пустоты", а теперь на ней светилась маршрутная сетка, в верхней части которой, ползло около трех десятков точек. Они постепенно разворачивались в дугу, одновременно перекрывая нам путь. Колли неожиданно три раза стукнул пальцем по микрофону коммутатора, выждав паузу, стукнул еще два раза.

    "Код. Все правильно. Надо затаиться".

    — Кто они? — тихо спросил я.

    Глава 5

    Я не знал, что трое суток тому назад, когда наша маленькая колонна только углубилась в пустыню, на промежуточной орбите планеты, состоялось совещание. В конференц-зале гигантского корабля, "первого вымпела" семнадцатого звездного флота, где держал свой штаб командующий, собрались представители различных рас, представлявших собой почти весь высший командный состав флота. Трое из присутствующих являлись не только командирами бригад звездной пехоты, но и принадлежали к одной расе вольтов. Все они представляли собой образцы генетически направленной мутации, что в их мирах было не пороком, а узаконенным, то есть естественным направлением хода эволюции разумных существ. Одеты они были в стандартную форму космодесанта серебристого цвета и разнились только кодовыми названиями своих частей. Рядом с ними стоял еще один офицер, в чине Мастера Испытаний, в подчинении которого находилось специальное подразделение, под названием "Палачи". Оно также было приписано к подразделениям звездной пехоты, но действовало всегда отдельно, в силу своих специфических задач. Командир карателей лицом и руками отдаленно напоминал земную гориллу. Его широкие, слегка сгорбленные плечи, длинные мускулистые руки, несоразмерные телу, свисавшие до колен, холодные, неподвижные глаза, все это говорило о крайней жестокости и дикой силе, что внешне характеризовало командира карателей больше как зверя, чем разумное существо. И тот, кто так думал, совершал большую ошибку, может быть даже последнюю в своей жизни. Последний из присутствующих военных, возглавлявший разведывательно-диверсионную службу флота, был одет в красно-черный мундир. Его лицо закрывала черная полумаска, в прорезях которой лихорадочно блестели глаза. Это был представитель весьма немногочисленной народности на одном из крупных промышленных миров Большого Шлема, отличавшейся от своих основных собратьев некоторым набором ментальных способностей, а также великолепной реакцией и отвагой. Все это, оттачиваемое веками, нашло применение в области разведки, шпионажа и диверсий для нужд Союза. Чуть в стороне от военных, группой, стояли три начальника научно-технических подразделений флота. Хотя они и были одеты во флотские мундиры, но держались особняком, считая себя умнее этих солдафонов, только и умеющих играть в солдатики.

    Все собравшиеся в этом зале, являлись опытными мастерами и специалистами своего дела, заработавшие свои звания и ученые степени, выполняя ответственные задания Союза в различных частях космоса. Сейчас, все они стояли в позиции "вольно", с минуты, на минуту ожидая прихода адмирала, командующего флотом, который одновременно являлся прямым представителем Совета, что с военными случалось крайне редко. Обычно представителем Совета назначался крупный чин из дипломатического корпуса или, как минимум, представитель интеллигенции, имеющий академическое звание, а за спиной не менее двух ученых степеней. То, что на эту должность был назначен военный, говорило об уме и талантах, связанных не только с его военным поприщем. Его приход должен был разрешить сомнения и недоумения собравшихся здесь высших чинов флота. По предварительно полученной информации все они уже знали, что речь идет об упавшей в пески старой космической станции, напичканной странной аппаратурой. Но при чем здесь флот, призванный защищать или захватывать? Тем более что силы, стоявшие за ними, вполне могли развязать, а потом победоносно закончить войну, в любой из обитаемых систем квадрата космоса, которые их флот официально контролировал. И основание для подобных мыслей было для этого немалое. Пять современнейших гигантских штурмовых кораблей, каждый из которых, кроме имевшихся на борту шестидесяти истребителей, нес еще подразделения звездной пехоты. Кроме этого в состав флота также входили три тяжелых дредноута класса "Черная дыра" и восемь легких крейсеров класса "Галл". Помимо основной мощи в состав армады входило восемь вспомогательных судов, три из которых являлись разведчиками дальнего действия.

    — Командующий семнадцатым звездным флотом, представитель Совета, адмирал Фунтяк про Дар, — раздался под сводами зала торжественно-тяжелый металлический голос.

    Фигуры присутствующих офицеров мгновенно вытянулись, став по стойке "смирно", как только дверь ушла в стену. В зал шагнул, высокого роста, купан, с изнеженным лицом, цвета мела. Его черные глаза на пол лица холодно и цепко обежали вытянувшихся перед ним людей, затянутых в военную форму. На самом адмирале, с особым изяществом, сидел, черный с серебром, мундир, традиционная парадная форма звездолетчиков СИМ. Это изящество и утонченность черт было словно визитной карточкой этой расы с холодной душой. Купанов, никто никогда не интересовал, за исключением самих себя, но это не мешало им быть отличными стратегами и аналитиками. Командующий сделал несколько шагов вперед, еще раз оглядев собравшихся, сказал, более чем холодным тоном:

    — Хватит чинопочитания. Начинаем работать.

    Его бледное и неподвижное лицо в сочетании с громадными немигающими глазами смотрелось как гипсовый слепок с лица умершего, со вставленными в него кусками черного стекла.

    — На нас, Советом Союза Индустриальных Миров, — он чеканил слова, будто высекал их на металле, — возложена довольно сложная миссия. С одной стороны она может показаться вам достаточно простой, но это чисто внешняя сторона этого дела, потому что в любой момент ситуация может стать неуправляемой с далеко идущими последствиями. Дело в том, что так называемая "космическая станция" оказалась не что иное, как лабораторией с другого конца галактики, заброшенная к нам, неизвестно каким способом. Приблизительно в таком виде информация была передана Совету комиссией, которая сейчас там работает. Что от нас требуется? Первое. Создать все условия для работы ученых, занятых исследованиями на этой станции. Второе. В кратчайший срок зачистить окружающую территорию вокруг объекта. Господа, вы все ознакомлены с местными условиями? Это хорошо. Через час, каждый из вас, должен представить моему заместителю свой план действий по зачистке территории и охране объекта. Он их рассмотрит и согласует. Эти мои слова относятся только к офицерам, командующим бригадами звездной пехоты. Командиру спецподразделения будет поставлена отдельная задача. О ней он также узнает у моего заместителя. И последнее. Операция находится под прямым контролем Совета, поэтому советую не делать ошибок. Даже самых маленьких. Начальникам научных подразделений остаться. Остальные все свободны.

    После того, как дверь снова стала на свое место, разговор продолжился.

    — Теперь вы, — при этом адмирал бросил почти неуловимый презрительный взгляд на стоящих на вытяжку ученых. Как бы то ни было, но он принадлежал к клану военных, а поэтому должен был соответствовать своему имиджу, а значит, недолюбливать ученых. — Сколько времени вам надо, чтобы укомплектовать всем необходимым научным оборудованием экспедицию к станции. Направления: физика времени и нуль — переходы. Если я все правильно понял из полученной мною информации, то комиссия обнаружила на этой станции проход в другое пространство. Отставить! Мне не нужны глупые улыбки на ваших лицах, а точные и лаконичные доклады! Вы все поняли?!

    — Так точно, господин адмирал! — раздался нестройный хор голосов.

    — Тогда начнем с физико-технического отдела. На отчет — пять минут. Остальным приготовиться.

    Спустя три часа, гигантская военная машина, получив "добро" на начало операции, почти мгновенно набрала обороты. Над невидимым, простым глазом из космоса, местом на планете, обозначенным точкой на военных картах, развернулась гигантская по своим масштабам операция по высадке специальных частей и звездной пехоты. Выброшенному десанту часа хватило на оккупацию всей приграничной зоны штата. Усиленные военные патрули перекрыли все дороги, ведущие в пустыню. Патрули и комендантский час стали обычным явлением в двух приграничных городках штата Чур — рапс. Еще через два часа в "зону мутантов" двинулись на песчаных танках — вездеходах отряды "палачей", с приданными им, в качестве силовой поддержки, отрядами звездной пехоты, проводя зачистку этой части пустыни под "ноль".

    Вслед, за ними, несколько часов спустя, выдвинулся на вездеходах мощный отряд специальных войск. Его задачей было в кратчайшие сроки достигнуть станции, развернув там, в полевых условиях, научно-исследовательский центр.


    * * *

    Колли поступил правильно, нам сейчас нужно было затаиться. С силами, которые нам противостояли, вступать в схватку было просто бессмысленно. А так оставалось надежда, что нас не заметят, тем более что мы оказались в низине, благодаря наносам песка вокруг "Стеклянной лаборатории".

    — Слушайте! Если это мутанты, тогда почему их так много? Я слышал, что у них обычно тридцать — сорок воинов на племя. А тут вон сколько машин. Они что ради нас решили объединиться?

    А в ответ тишина. Даже Гор, вместо того, чтобы тут же начать молоть языком, промолчал.

    — Гор, ты слышал о республике племен Дальнего Юга? — неожиданно спросил Колли водителя.

    — Слышал. Да и кто не слышал эту сказку, — как-то вяло и неуверенно ответил тот.

    — Похоже, для нас она стала былью, — старательно-спокойным голосом проговорил проводник. — Вопрос в другом. Куда они идут в таком количестве? С кем у них война?

    Только тут до меня дошло, что мутанты не стали бы собирать против нас целую армию. Да и откуда они могли узнать о нас? Тогда в чем дело?

    — Смотрите сюда, — выдернул меня из потока мыслей голос Колли. — Вот кого они встречают.

    С противоположной стороны экрана появились движущиеся точки. Одна, другая, третья. Вскоре их количество приблизилось к двадцати.

    — Кто они? — почти одновременно спросили мы с Гором.

    — Думаю, что это идет военный отряд, который Союз направил для охраны станции, — задумчиво протянул проводник. Помолчав, добавил. — Везут продукты, технику, приборы.

    — Ясно. А мутанты узнали о вторжении! И выставили свою армию! Подумали, что солдаты идут по их души. Ты, Колли, у нас голова! — Гор вновь оживился.

    Мне тоже легче стало дышать, когда подтвердилось, что дикари явились не за нашими душами. Теперь нам оставалось ждать развязки надвигающихся событий, уже начавших разворачиваться на электронной карте. Мутанты, заняв позиции, стояли. Военный отряд Союза, до этого несшийся на всех парах, неожиданно замедлил ход, начав перегруппировку, очевидно, их система наблюдения сумела засечь скопление дикарей. Нам пока отводилась роль посторонних наблюдателей. Но это пока. Неизвестно, как будут разворачиваться события. Пока нас радовало только то, что джипы оказались несколько в стороне от предполагаемого поля битвы, и скрыты барханами.

    — Почему мутанты стоят? — высказал свой, видно долго его мучающий, вопрос, Гор.

    — Я бы тоже хотел знать "почему?" — ответил ему вопросом проводник.

    — Не налетают. Просто удивительно. Это же их обычная тактика. Пакость, наверно, какую-нибудь задумали, — продолжил развивать тему Гор. — Может, ракетчиков в засаду посадили. Как тогда, против нас!

    Каждый из нас сейчас томился мучительным ожиданием, испытывая страх перед предстоящей развязкой, но открыто показывать свои чувства никто не решался. Я, как и остальные, продолжал настороженно смотреть на карту, заставляя себя ждать. Прошло уже около часа томительного ожидания, пока масштабная сетка карты не показала, что противники вошли в пределы прямой видимости. Наступил момент истины. Не отнесут ли нас противоборствующие стороны к врагам или, все-таки, пронесет? Ожидание, что тебе в любую минуту на голову может упасть ракета, было еще то ожидание!

    — Колли, мы так и будем сидеть? Ждать похоронную команду? — ломким от предельного напряжения голосом потребовал от проводника объяснений, Гор. — Бежать надо, Колли! Бежать!

    Его нервы, похоже, были уже на пределе. Он, как и я, устал от ожидания и неизвестности. Я тоже не понимал, почему мы должны ждать, но молчал, рассчитывая на опыт и здравый смысл проводника.

    — Как ты был, тупым водилой с помелом, вместо языка, так им и останешься, — зло, сквозь зубы процедил Колли, которого напряженное ожидание тоже не обошло стороной. — Только мы дернемся, нас сразу посчитают за передовой отряд, за обходной маневр, за все, что им только подскажет страх. И врежут по нам ракетой! Ты этого хочешь, дубина?! Ах, нет! Тогда смотри, какой расклад получается, если мы останемся стоять. Две наши машины стоят в стороне, в абсолютно невыгодной позиции для боевых действий. Что может подумать нормальный военный, если у него есть голова на плечах? Он сложит понятие "стеклянная лаборатория" и два джипа. И получит ответ: приехали ученые. Значит, с ними разобраться можно позже. То есть мы получаем шанс! А как только они сцепятся, мы ударим по газам и рванем отсюда. Я доходчиво объяснил?

    — Я думаю, что Колли прав.

    Мне тут же поддакнул Гор, понявший, что остался в меньшинстве:

    — Да, Колли, ты прав. Действительно, надо выждать. Погорячился я. Нервы.

    Не успел он это произнести, как раздался мощный взрыв. За ним другой и третий. От страшного грохота содрогнулась земля. В небо взлетели громадные столбы огня и песка.

    — Это кто же кого так бьет? — не обращаясь ни к кому, в пространство проговорил Гор.

    Стрельба и взрывы все усиливались, достигая апогея, тем самым, нагнетая все больше напряжения, порождая состояние беспомощности и беззащитности. Когда я почувствовал, что больше не выдержу, неожиданно раздалось долгожданное слово: — Погнал!

    Тут же взревел двигатель, вынося наш джип на песчаный гребень. Мы неслись, насколько позволяла скорость машин, стараясь как можно быстрее выйти из опасной зоны.

    Зато теперь мы могли видеть своими глазами, как вдалеке разворачивается бой. С изумлением мы наблюдали, как мутанты, словно заправская армия, выстроив свои позиции, обстреливали приближающейся отряд Союза из оружия, чем-то напомнившие мне ракетные установки "катюши" времен Отечественной войны. Ракеты десятками летели в сторону приближающихся транспортеров противника, неся за собой огненные хвосты. Их тактика уже принесла свои плоды: четыре вездехода Союза уткнулись в песок, представляя собой чадящие черным дымом факелы на оплавленном песке. Но и армейцы не теряли времени даром: со стороны позиций мутантов горело три или четыре джипа, вместе с двумя ракетными установками, представлявшими сейчас груды покореженного металлолома. Вот песок взвихрили сразу три военных машины Союза. Тут же ударили установки мутантов. Снова пустыня огласилась грохотом взрывов. Один из военных транспортеров почти сразу завалился на бок после прямого попадания, зато другие две машины продолжали нестись на позиции мутантов, поливая их шипящими разрядами мощных излучателей. Мутанты, видя, что вездеходы противников проскочили зону поражения, бросили им наперерез пять черных джипов. Боевые машины, окутанные огнем и дымом, сцепились в смертельной схватке. Но это было только начало. В зону поражения с ходу ворвалась вторая волна атакующих. Пять песчаных танков Союза, развернувшись в цепь, почти одновременно ударили ракетами, вздыбив стену песка и огня на позиции мутантов. Ответный залп не заставил себя долго ждать. Два танка, попав под обстрел, застыли в центре черных уродливых пятен, являя собой дымные факелы. Но остальные, прорвавшиеся сквозь зону обстрела, оставив за спиной догорающие обломки джипов, сумели достичь позиции мутантов. Завязался отчаянный, кровопролитный бой. Несколько десятков десантников, высаженных с танков, дикари расстреляли почти в упор, но этот короткий бой, завязавшийся на позиции мутантов, дал возможность прорваться транспортерам, набитым под завязку солдатами. Они и переломили ход боя. Одним мощным рывком, не обращая внимания на кинжальный огонь, десантники бросились на мутантов. Вспыхнула новая кровопролитная схватка. Дикари яростно сопротивлялись, но было понятно, что они не могут долго противостоять специально обученным войскам.

    Мы уже не видели кровавого финала, отъехав от места боя на приличное расстояние. Наши джипы неслись как трусливые зайцы, уносящие ноги от серого хищника. Постепенно напряжение стало спадать, и я решил разбудить Кори. Это оказалось нелегким делом. Даже когда открыла глаза, она еще несколько минут не могла прийти в себя. Я попробовал ей рассказать о бое, но она, прервав меня на полуслове, попросила есть. Только тут мы все поняли, как голодны. Решив не останавливаться, а перекусить на ходу, тем более что, по словам Колли, мы были в четырех — пяти часах езды от станции.

    Глава 6

    Едва наши вездеходы остановились возле гигантского эллипса, на треть зарывшегося в песок, как из большого круглого люка, распахнувшегося при нашем появлении, на песок попарно шагнули четыре солдата, с оружием наготове. Они тут же взяли нас на прицел, после чего сержант знаками приказал нам выйти из машин. Около десяти минут пришлось простоять под раскаленным солнцем, пока военные не убедились в подлинности документов и не получили разрешение сопроводить нас внутрь станции. Здесь нас разделили. Ученые, с сопровождающим их сержантом, ушли, а нам предоставили помещение, в двух шагах от входа.

    Восемь легких раскладных кроватей вдоль стен. По центру — стол со стульями. Отдельно, за раздвижной стенкой, находились переносной душ и биотуалет. Холодильник с пивом, да несколько наклеенных плакатов на стенах с полуголыми красотками, слегка смягчали спартанский стиль комнаты. Колли со своей командой сначала отдали дань пиву с принесенным горячим обедом, после чего, развалившись на кроватях, начали оживленное комментирование прелестей девочек, изображенных на плакатах. Когда тема исчерпала себя, разговор перешел на мутантов. Тут Гор дал волю своему языку, начав красочно повествовать о моем бое с мутантами, да с такими сочными подробностями, что уже через минуту слушатели смотрели ему прямо в рот, ловя каждое слово. У водителя оказался настоящий дар рассказчика. Когда мне надоело ловить на себе любопытные взгляды слушателей, я отвернулся лицом к стене, сделав вид, что сплю.

    С того момента, как только я переступил порог станции, мои мысли постоянно устремлялись к "вратам времени", символу моей свободы. Уже сейчас я не мог дождаться момента, когда, пройдя сквозь них, оставлю за спиной весь этот кошмар. О каком сне могла идти речь, когда я был почти у цели! В нескольких десятках метров! Но как их пройти? Как нейтрализовать охрану?! Включены ли ворота?! На большую часть этих вопросов могла ответить Кори, но если раньше это был просто чертенок в юбке, то теперь она была для меня "большим знаком вопроса". Она избегала и игнорировала меня, поэтому что от нее ожидать, я просто не знал. Единственное, что мне давало надежду, то это совпадение наших целей. Достигнуть "врат времени" она должна была хотеть не меньше меня. Сейчас я выжидал момента, пока мои спутники не заснут, чтобы без проблем, спокойно поговорить с Корой.

    Постепенно слушатели Гора, сморенные усталостью и пивом, начали один за другим засыпать. Вот послышался легкий храп Колли, за ним почти сразу засвистели носом оба: охранник и водитель. Гор, последним, отошел ко сну. Выждав для верности с десяток минут, и только тогда, отбросив одеяло, сел на кровати. Все спали. Прокрался к кровати Кори. Девушка лежала, с головой укутавшись в одеяло. Отбросив край, неожиданно наткнулся на холодный взгляд. Мне он очень не понравился, но отступать было некуда. Сделав вид, что ничего не заметил, я сел на край кровати.

    — Что будем делать? — тихо спросил я ее.

    Ее взгляд стал злым. О нормальном разговоре можно было забыть, и поэтому я сразу принялся ее упрашивать:

    — Пойми меня правильно, девочка. Как ни тяжело тебе сейчас, но мы должны именно сейчас решать, что нам делать дальше. Когда сюда доберутся вояки Союза, следующие за нами по пятам, наши шансы упадут до нуля, — я выждал время, рассчитывая хоть на какой-то ответ, но эта вредная девчонка продолжала молчать.

    — Кори, милая, ты прекрасно знаешь станцию и умеешь работать с вратами. Отбрось эмоции и чувства, хотя бы на время. Если мы хотим вырваться отсюда, то должны быть вместе, — но даже эти слова не проняли ее. Не видя другого выхода, я надавил на чувство долга. — Кстати, вспомни, кто вытащил тебя из мира — подземелья? Теперь, твоя очередь помочь мне.

    — Ты мне, я — тебе. Торгаш! Где у тебя чувство собственного достоинства?! Ты заботишься только о себе! Неужели вы стали настолько мелки душой…

    — Хватит мне мораль читать! Есть план, говори. Нет, сам рискну. Только скажи, куда идти и что делать, а потом можешь спать дальше.

    Честно говоря, сказав подобное, я почувствовал себя паршиво. Подобный вариант развития событий относился к числу явно проигрышных. Даже если доберусь до врат, я понятия не имел, что мне с ними делать. А тут еще ее долгий презрительный взгляд, в сопровождении совершенно непонятных слов: — Ты призрак былого. Без сердца и души, — которые окончательно сбили меня с толку.

    Появилось подозрение, что у нее просто поехала крыша. Я молчал, не зная, что говорить. Но она сама прервала молчание:

    — Не дрожи! Отведу я тебя к вратам. И охрану беру на себя. Твоей заботой будет прикрыть мне спину. На всякий непредвиденный случай. Пошли!

    Это было настолько неожиданно, что мне только и осталось таращить на нее глаза, до конца не веря сказанному. Но она быстро вывела меня из столбняка. Вскочив с кровати, одернула комбинезон, затем привела в порядок волосы.

    — Пошли, чего расселся.

    Ее выходка почти вывела меня из себя, но я стерпел, только зло буркнул ей в спину:

    — Ну что ж, веди… Сусанин.

    Мы шли длинными коридорами, освещенными рассеянным, неярким, светом. Мир сузился до их пределов. Несмотря на спокойный внешний вид, который напустил на себя, я представлял сейчас собой до предела натянутую струну. Идя пересекающимися коридорами, вслед за Кори, я лишь усилием воли подавлял желание обернуться. Казалось, вот-вот раздастся грозный оклик и,… но ничего не происходило. Пустота коридоров говорила о непонятной беспечности охраны, но мой оперативный и военный опыт говорили о секретах, патрулях и системах охраны. Нас должны ожидать! Не может быть, чтобы все прошло так просто! Но вместо окрика: "Стоять!", бьющего в лицо, режущего глаза, света и стволов, готовых в любую секунду плюнуть смертью, мы наткнулись на двух неподвижных охранников, стоявших по обе стороны двери. Увидев их, я открыл, было, рот, но девушка шагала вперед так уверенно и открыто, что решил промолчать. Вся дорога прошла в полной тишине, и только когда мы подошли вплотную к часовым, она небрежно бросила:

    — Я заблокировала их сознание.

    Я промолчал, как молчал всю дорогу сюда. Спокойно пройдя между солдат, она подошла к двери, затем положила левую ладонь на считывающую панель, а правой набрала код допуска. Массивная дверь бесшумно скользнула в стену, открыв моему взору короткий и широкий коридор — тамбур, а за ним еще одну дверь. Перед тем как шагнуть вслед за ней, я еще раз взглянул на неподвижно стоящего охранника. Его застывшая фигура навела меня на мысль о необычных силах, таящихся в этой хрупкой девчонке. В это время щелкнул второй замок, и еще одна дверь, уйдя вбок, открыла нашим взорам большой зал. Вспыхнувшие тревожные мысли при виде заветного места — цели стали гаснуть, а после того как вспыхнул свет, они и вовсе остались за порогом, закрывшейся за нами, двери.

    — Мы… на месте?

    — На месте, Влад, на месте. Ты даже не представляешь, в каком мы месте.

    Сейчас она говорила охотно, без прежней озлобленности. Ее глаза подозрительно заблестели. Радуется, что мы достигли цели? Но где тогда врата? Уже второй раз я оглядывал зал в попытке увидеть их, но три купола, матово поблескивающих под потоками льющегося сверху света, никак не подходили под описание ворот, которые я себе представлял со слов Корку. Рядом, с каждым из них, находилась технологическая консоль управления. Еще раз, внимательно осмотрев все вокруг, и снова не обнаружил, чего искал, я обратился к Кори за разъяснениями:

    — Слушай, а где… ворота?

    — Во-первых, не ворота, а врата. Во-вторых, эта лаборатория, где проходят подготовку и предварительный осмотр. А вон та дверь, ведет к вратам времени.

    Я посмотрел в указанном направлении, там действительно была небольшая дверь, которая в моем понимании очень несолидно выглядела.

    "За ней можно только ведра и половые тряпки хранить, — мелькнула мысль и тут же пропала.

    — Я добрался! Добрался! — меня охватила восторженная волна, в которой все колебания и сомнения сгорели, как мотыльки в пламени. — Так что же мы стоим, Кори. Вперед!

    И я двинулся к заветной двери.

    — Тебе сначала надо пройти адаптационный курс, — раздался у меня за спиной ее голос, прозвучавший довольно сухо.

    — К черту курс! Идем к вратам! Я хочу их видеть!! — меня прямо распирало от неизвестно откуда взявшейся энергии.

    Не успев сделать и десятка шагов по направлению к двери, как вдруг почувствовал, что у меня в голове взорвалась бомба. Боль была такой силы, что в глазах потемнело. Пошатнулся, затем, схватившись за голову обеими руками, замер, пытаясь понять, что же это было, но последующая вспышка боли в одно мгновение разметала все мысли. Рефлексивная попытка уйти от источника боли, была прервана взорвавшейся в голове бомбой — словом:

    — Стоять!!!

    Слово — боль могло исходить только от человека. Кори. Опустил руки, развернулся.

    — Ты!!! Предатель!!!

    Новые слова, взорвавшиеся в моей голове, снова стали рвать ее на части. Тут я окончательно перестал что-либо понимать, за исключением того, что моим палачом была Кори. Она не открывала рта, но именно ее слова рвали мой мозг. Мысли путались, катаясь неопрятным и запутанным клубком в пустой звенящей голове.

    — Ты!!! Предатель!!!

    "Она. Хочет. Меня. Убить".

    Я даже не знал, произнес эту фразу вслух или только так подумал, но именно она толкнула меня к действию. Собрав остатки сил и воли, я бросился на нее, но вместо стремительного рывка у меня получилось два ковыляющих шага, сделав которые, остановился, поняв бесполезность этой затеи. Сейчас, в моем состоянии, меня мог сбить с ног пятилетний малыш. Я стоял, покачиваясь, на подламывающихся ногах, с пеленой на глазах, пока не понял, что наступила тишина. Я не верил ей, так как, в моем искаженном понимании происходящего, она могла быть только прелюдией к новой пытке. Но время шло, а новой боли не было. Когда рассеялась муть перед глазами, я вдруг увидел стоящую, прямо перед собой, Кори. И тут же начал протирать глаза, так как в первый момент подумал, что это у меня что-то со зрением. С лица девушки исчезла гримаса ярости, а в глазах стояла жалость пополам со слезами. Сейчас передо мной стояла растерявшаяся девчонка. Слова вырвались сами по себе:

    — Что происходит? Объясни!

    И в этот же момент, я неожиданно увидел свой игольник, лежащий на полу, в двух шагах от меня.

    "Японский городовой! Я его достал? Когда?".

    Я не смог, ни скрыть свою растерянность, ни проявленный интерес к оружию, тем самым, вызвав у Кори новую нездоровую реакцию.

    — Даже не думай! — сейчас она смотрела на меня оценивающе, не зная, на что решиться. Но я уже видел, что в ней снова пошла непонятная мне ломка. Не успел ее взгляд налиться холодом, как по моей спине забегали мурашки вперегонки с холодным потом. Я уже начал готовиться к разрывающей голову боли, как услышал обычный человеческий крик: — Ты предатель!! Ты, который одной с нами крови!! — в словах звенело все более возрастающее возмущение, по мере того как она себя накручивала. — И ты, конечно, не понимаешь, что я тебе говорю?!! Я знаю!! Тебе так удобно!!

    Я тут же утвердительно, даже угодливо, закивал головой, стараясь ее успокоить и не дать повода для новой вспышки ярости. Неожиданно она замолчала, словно набирая запас воздуха для дальнейших выкриков, но последующих воплей я так и не услышал. Даже наоборот, она несколько раз шумно вдохнув и выдохнув воздух, показав тем самым, как она старается успокоиться, сбить свою ярость.

    — Хорошо. Я тебе кое-что объясню. Но слушать ты меня должен молча. И стоять неподвижно. Иначе… — тут она выразительно покачала излучателем, который держала в правой руке. — История, рассказанная моим отцом, касается непосредственно тебя, землянин, пусть ты и не хочешь это признать. Вторая половина жизни нашего мира, после его появления в Солнечной системе, есть зарождение твоего мира под названием "Земля". Ты предок тех, кто тогда остался на Гео, чтобы потом назваться землянами! Ты хочешь спросить, откуда у меня такая уверенность? Эта способность заложена в генах любого геонца. Мы читаем ауры живых существ, словно раскрытые книги. Так мы поняли, что ты геонец. Ты ведь тоже понял, кто перед тобой. Ведь рисунок ауры каждой расы неповторим, уникален. В твоих глазах я читаю удивление. Ты не ожидал подобного от нас?

    Она, не по-детски, криво усмехалась, а я смотрел на нее и думал, как же я устал от этой дурацкой комедии положений. Сбежать бы со сцены, но, к сожалению, в этом спектакле мне отвели главную роль.

    — Отец, умирая, пытался воззвать к тебе, пробудить родственные чувства, а ты сделал вид, что не узнал нас! Почему?! Мы не предатели, как ты мог подумать. Мы не сбежали тогда, на звездолетах! А полетели за помощью! Это ваши последующие поколения очевидно посчитали, что мы спаслись бегством! Но это не так! Отец пытался объяснить тебе все это! Но ты решил не признавать нас! Кем же тогда вы стали?! Вы боитесь нас? Нет. Не похоже. Ты боец! Значит, продолжаешь считать нас предателями? Ведь так?! Ну, скажи свою правду! Давай! Впрочем, судя по твоей маске недоумения, ты остаешься при своих идеях! Хорошо! Тогда я вот что тебе скажу! Не тебе стыдиться надо нас, а нам тебя! Мне! Отец умирал, но пытался…. А ты… Ты! Даже вида не подал! Да еще прикрылся другой расой! Терряне! Вместо того чтобы протянуть руку помощи, ты подал нам милостыню!! Значит, ты не считаешь себя геонцем?! Хорошо! Это мы сейчас и проверим!! Ты видишь эти купола?!

    — Вижу. И что дальше?

    Она какое-то мгновение молчала, сбитая моей покладистостью.

    — Иди к той крайней камере. Да-да. Самой дальней от меня. Ну, иди.

    — А что там? — я пытался протянуть время, понимая что, попав под этот мерцающий купол, я стану, вроде бабочки, наколотой на иголку. Мысль была настолько мне противна, что я как мог, тянул время. — Может, ты мне сначала объяснишь?

    — Иди! — ствол излучателя поднялся на уровень моей груди. — Объяснять буду по ходу дела.

    Нехотя повернувшись, я медленно пошел к указанному куполу. Остановившись около него, после чего бросил взгляд, через плечо, на свою мучительницу. Кори продолжала стоять на прежнем месте.

    — Перед тобой технологическая консоль ручного управления. Нажми на подсвеченную зеленым светом кнопку.

    Нажал, после чего силовое поле, закрывавшее купол, исчезло. Без особого любопытства стал осматривать внутреннее содержимое, до этого скрытое радужной силовой оболочкой. Кресло — кокон с полуопущенной спинкой, перевитое шлангами и кабелями. И больше ничего.

    — Что ж ты остановился?! Ложись! Не бойся!

    — А если я боюсь?! Ты объясни сначала, что от меня хочешь!

    — А если я тебе скажу, что боюсь происходящего сейчас, не меньше чем ты?! Ты поверишь мне?!!

    Ее крик — признание заставил меня резко развернуться в ее сторону. И замереть в очередной раз. В ее глазах снова стояли слезы. Чем был вызван новый перепад настроения, я не знал, и знать больше не хотел. Равнодушие, видно копившееся во мне долгое время, теперь окончательно взяло вверх над всеми остальными чувствами, оставив лишь звонкую пустоту в моей душе, этот эрзац — заменитель спокойствия. Даже не вдумываясь, что делаю, слепо пошарив за своей спиной руками, слегка подтянулся и улегся на плотную, но одновременно мягко-обволакивающую поверхность. Потом закрыл глаза, тем самым, отрезав себя от окружающего мира. Тишина окутала меня.

    "Ничего не хочу. Не видеть, не слышать, не чувствовать".

    Легкие колеблющиеся движения под собой, сквозь свое полузабытье, я ощущал не четко, только фиксируя их. Ложе подо мной начало растекаться, постепенно охватывая меня со всех сторон, потом последовали закутывающие движения, пока, наконец, и они не закончились. Только в самый момент до меня, наконец, дошло, что я спеленат как младенец. Открыл глаза, но это ничего не дало. Тьма не хотела рассеиваться. Страх, так и не проснулся, потому что дышалось легко и свободно, а телу было тепло и уютно. Чисто рефлекторно сделал попытку освободить себя, пробуя раз за разом безотчетно напрягать мышцы рук и ног. Постепенно мои попытки сошли на "нет", и ко мне пришло состояние полного душевного спокойствия, которое я не испытывал уже много-много лет.

    Глава 7

    Открыв глаза, тут же отметил в уме, что со времени моего погружения в сон прошло около одиннадцати часов. А точнее: десять часов пятьдесят две минуты.

    "Я отлично выспался. Как насчет прогноза погоды? Так-так. Температура в тени — почти сорок девять градусов. Жарковато, пожалуй".

    Изучение ментального фона станции только придало новые краски тому, что я уже и так знал из окружающего меня информационного пространства, в первую минуту своего пробуждения. Ученые и специалисты, прибывшие четыре часа тому назад с запоздавшей экспедицией, после короткого отдыха, уже как час возились с распаковкой и наладкой привезенного оборудования, перенесенного и установленного в помещении врат времени. Там же уже трудились двое ученых с Силура, благодаря которым я смог добраться до станции. Возглавлял всю эту команду ученых, полковник Труппе, являвшийся начальником аналитико-исследовательской службы семнадцатого звездного флота, присланный сюда для общего руководства проектом, получившим название "Пространственные врата". Сейчас он уточнял с военными поправки местного характера к ранее разработанному плану по охране объекта. В соседнем с ними помещении во всю шла подготовка и отладка программного обеспечения двух роботов — разведчиков, которые должны были первыми отправиться через врата. Еще одна группа специалистов, состоявшая из двух инженеров — электронщиков, специалистов по электронным защитным системам, возилась возле вторых, внутренних ворот, через порог которых я перешагнул около двенадцати часов тому назад. Возле инженеров, в качестве прикрытия, расположилось отделение тяжело вооруженной звездной пехоты, усиленное боевым роботом класса "кузнечик". Помимо часовых, охраняющих отдельные помещения и вход на станцию, на перекрестке двух главных коридоров, на которые замыкались все боковые ответвления, теперь появился усиленный патруль. В радиусе двадцати километров от станции пустыню в различных направлениях утюжили четыре танка — бронетранспортера. Все эти повышенные меры безопасности были вызваны побегом двух человек, мужчины и женщины. Об этом я узнал из докладов командиров патрулей, которые каждые полчаса рапортовали о своем местонахождении и результатах поисков. Около четырех часов тому назад было обнаружено их исчезновение. Час ушел на прочесывание помещений станции всем наличным составом, но как только стало известно, что их нигде нет, были посланы патрули в пустыню, а также начался экстренный взлом замков в отсек, который до сих пор оставался темным пятном на карте станции. Полковнику, сразу же сообщившему в штаб-квартиру флота о пропаже двоих человек, был тут же дан приказ об усилении охраны объекта и снятие показаний со всех, кто хоть сколько-нибудь был к этому причастен. Бывшая спальня нашей экспедиции тут же превратилась в тюремную камеру. Сейчас в ней находилось только двое, Гор и охранник, а Колли и второй водитель отвечали на вопросы офицеров разведки. Последним из помещений, куда я заглянул своим внутренним взором, был зал, где находились эти пресловутые врата.

    "Вот они какие, эти самые врата".

    Сами по себе врата, представляли собой черный матовый овал, висевший без всякой опоры внутри арки. Арка же являла собой нечто особенное, представлявшее собой дугу из укрощенного пламени, вместе с его переливами, вспышками и искрами. На какой-то миг мне даже показалось, что в этих вратах нет ничего материального, и созданы они не человеком, а были дарованы ему кем-то более совершенным, чем человеческий разум. Слишком велика, на мой взгляд, была разница между этим чудом и людьми, этакими приземленными существами, копошившимися сейчас вокруг врат. Но секунда прошла, и наваждение исчезло.

    Осмотр станции, сбор информации вместе с ее анализом занял не более пяти минут. В общей сложности, как я узнал, на станции находилось около шестидесяти солдат и офицеров, а также полтора десятка ученых и специалистов, не считая команды Колли. Большая часть солдат и военной техники, были потеряны во время боя с мутантами. Помимо четырех отделений десантников, находящихся на станции, патрульную службу несли, на четырех танках, еще шестнадцать солдат. Военная техника: восемь танков-транспортеров, четыре боевых робота. Подведенный итог: опасности нет. Для меня — нет. И в ближайшие полтора — два часа не предвидеться. Это время я отвел на вскрытие вторых ворот специалистам, хотя, в принципе, мне не составило труда усложнить им работу до максимума. Заблокировать механизм открывания дверей или заставить специалистов поверить в фальшивый код замка, тем самым, заставив открывать двери до бесконечности.

    Мое "путешествие" по станции являлось сканированием окружающего пространства на основе информационного поля. Когда с ним впервые столкнулся в подземном мире, я тогда не знал всего того, что узнал сейчас. Мозг, фильтруя поток данных, проходящий сквозь него, идущий как от живого разума, так и неживого предмета или механизма, отбирал только нужные для меня данные, обрабатывая приоритетные, а второстепенную информацию просто отбрасывал. Сейчас мой разум являлся не просто "копилкой" памяти, а сложнейшим тактико-аналитическим центром, имеющим громадную библиотеку знаний, сведений и опыта, накопленных рядом поколений моих и не моих предков. Полученные мною знания, были не просто информационной библиотекой, это была выжимка чужого жизненного опыта, полученная от лучших умов. При этом все это духовное богатство, если его можно назвать так, не повлияло ни на меня, ни на мое "я". По крайней мере, я пока не чувствовал себя никем иным, хотя подозрения на этот счет у меня уже появились, потому что в одном из дальних уголков своего сознания я обнаружил небольшое, но очень странное послание. Поначалу я не придал ему особого внимания, так как посчитал его обрывком какой-то записи в моей памяти, но осознав его смысл, я впал в ступор. Все мои суперспособности сразу отодвинулись на второй план, пока я в который раз перечитывал оставленное мне послание. Ведь именно оно явилось той осью, на которую нанизывались все те странности и необъяснимые факты, преследовавшие меня все последнее время.

    Шагнув в арку — переход я оказался не в туннеле, а в вакууме космического пространства. Где умер. Тут терряне оказались правы, что нельзя сказать об их остальных теориях и предположениях. Взять хотя бы их теорию "сферы жизни", которая тянула, в лучшем случае, на академическую ошибку. Я их не виню, просто в их изначальную гипотезу вкралась ошибка. Нашу вселенную пронизывает насквозь "энергоинформационная сфера". Она неотделима от нее в каждом ее атоме, являясь ее частью, и одновременно основой. Словно паутина, сотканная гигантским пауком, она опутала всю вселенную, отмечая, фиксируя, занося в память любое действие, в чем бы оно ни выражалось, будь то колебание травинки от порыва ветерка или зарождение новой звезды. Оказавшись в паутине, я словно дернул какие-то ниточки, которые, придя в движение неведомые мне силы, возродили меня к жизни. Чем мой труп прельстил неизвестную расу, решившую вернуть меня к жизни, я не знаю. Моя память об этом молчит. Пережив шок от подобного знания, мне тут же пришлось задуматься над тем, кто я теперь такой. Человек или уже не человек? Но несколько минут раздумий привели меня к решению остаться человеком. Так привычнее. Хотя сомнения, в принятии моего решения, остались. Они шли из того воспоминания — сообщения, что мне оставили на память. Там коротко и четко излагалось о том, что я умер, потом меня возродили, предварительно перебрав по атому. Это выражение "перебрав по атому" было единственным лирическим отступлением в деловом стиле послания. Я подумал, что это могло походить на шутку, а если нет, то…. Дальше додумывать мне не захотелось. Теперь еще хорошо бы знать, для каких подвигов меня воскресили?

    После некоторых сомнений и колебаний, я принял факт своего воскрешения, как нечто реальное, пусть даже на данный момент необъяснимое. К моему вложенному воспоминанию были также приложены знания и способности, которых никогда не было у моих предков по линии геонцев, поданные мне в таком виде, чтобы я их мог безболезненно освоить и принять. Я стал сверхчеловеком в понятии обычного разумного существа, хотя это было не совсем так. Как оказалось, часть этих способностей уже были заложены в нас самих природой, от нас только требовалось их найти в себе и правильно развить. Для этого были нужны специальные психологические тренировки, а главное, умение заглянуть в глубину своей души. Причем не просто заглянуть, а суметь прочитать, что там написано матерью — природой. Со мной это проделали дважды. Первый раз при моем оживлении, а второй раз, когда Кори насильно засунула меня в технологическую камеру комплекса подготовки элитных солдат.

    "Какой неожиданный поворот судьбы! Хотя нет, не поворот. Раздел! Жизнь разделилась на две части. До и после. Сначала был землянин, человек. А теперь? Насчет человека…. Если меня действительно "перебрали"…. Тьфу! Слово, как зараза, так и липнет к языку! Тут не будет полной ясности, пока не проведен химический анализ клетки. Пока с полной уверенностью можно только сказать, что я — землянин. Хотя… и тут мимо. Кори оказалась права, мы с ней одной крови. Так что, считать себя геонцем? Нет, буду считать себя землянином. Пусть хоть что-то останется из прежней жизни! Только вот почему мне даны все эти специфичные способности? Впрочем, чему удивляться? Альтруизм не в моде у высокоразвитых цивилизаций! Они ничего не дают просто так. Одни терряне чего стоят! Наверное, скоро взамен что-либо потребуют, а пока есть смысл покопаться в своих способностях, может они что-нибудь прояснят. Начнем с информационного поля".

    Итог я смог подвести уже через минуту. Информационное поле простиралось до трех десятков километров в окружности. Я мог получить общую или конкретную информацию, включающую в себя частичные зрительные образы, того или иного живого существа или предмета. Свои возможности я уже использовал сразу после пробуждения, правда, чисто автоматически, не задумываясь о том, что делаю.

    "Стоп! "Перебрав по атому"! Это же…. Так оно и есть! Они не только сделали полное восстановление физической и химической структуры организма, обновленной на клеточном уровне, но и встроили мне способность к регенерации. Да я сейчас как младенец, только что появившийся на свет! То-то терряне, в свое время, толковали мне про идеальное здоровье! Так, что у нас дальше? Настройка органов чувств. Различные виды блокады для защиты мозга. Тут, правда, их способности переплетаются с теми, что дал комплекс геонцев для подготовки "ангелосов". Дальше что тут у нас? Нейро — боевая контактная система под кодовым названием "Страж". Так, война в моих планах не стоит, значит с системой, разберемся позже. Что там у нас по настройкам? Дальность зрения усилилась в пять раз, и это что днем, что…".

    Сейчас я работал с мозгом, как с библиотечной картотекой: вопрос — ответ, вопрос — ответ.

    "Ого! Энергетический кокон! Сильная штука! Защита на несколько порядков выше, чем геонский силовой щит. Вот мы добрались и до браслета. Какой компактный и мощный преобразователь энергии! Продолжим. Сфокусированная звуковая волна. А проще, акустический удар. Его Кори опробовала на мне. Следующее. "Ментальный бич". Эта штука дикой болью рвет мозг на части. Его я тогда опробовал на советнике — медеянине. Ему здорово повезло, что моя энергетика была тогда на минимуме. Что тут еще у нас? Гравитационный удар. Серьезное оружие. Ого! Давление на объект…. А в пересчете… Круто! Теперь я не человек, а целый арсенал. Что у нас дальше? А ничего. Стоп-стоп. А эти отцы — благодетели из энергосферы? Кроме кокона ничего больше не дали? Вроде… нет. Они что пацифисты? Будет время, разберемся и с этим! А пока идем дальше. Перемещение в пространстве. Коронный номер геонцев! Это же сказка! Рассмотрим сказку с научной точки зрения. Совмещенная система координат…. Переход…. В самой тонкой его части, почти точке перекрученного пространства…. Не-ет, мои предки были очень неглупые люди. Любопытно, почему мы, их потомки, пошли по другому пути? Интересно, сейчас человечество проходит очередной этап своего развития или зашло в тупик, пытаясь делать то, к чему не предрасположено? Если предположить, что…. Все, хватит. Не время. Что у нас еще? Тактические программы? Зачем геонцы их дали? Ага, это дополнение к их "Стражу". Ну-ка, ну-ка, посмотрим, что это такое и с чем его едят".

    Разобравшись, понял, что "Страж" не просто программа к набору встроенных способностей, а нечто большее, представляя собой полуразумную боевую систему. Заинтересовавшись, я только углубился в изучение ее схемы, как внезапно прозвенел таймер.

    "Кори проснулась. А я уже начал забывать о ней. Ну что ж, придется возобновить знакомство".

    Легко соскочил с кресла-кровати, на котором до сих пор сидел. Прошелся. Движения стали плавными, но одновременно стремительными. Шаг — скользящим, неслышным. Быстро оглядев себя, брезгливо усмехнулся. Поношенные штаны и куртка. В швах еще оставались следы песка. Под курткой рубашка, пропахшая потом. На ногах высокие грубые ботинки с плотной шнуровкой.

    "И это супермен. Ай — я — яй. А где полумаска и плащ из черного шелка?".


    * * *

    "Как я понимаю, Кори, мы оказались здесь, из-за твоего детского желания отомстить обидчикам, посмевшим с грязью смешать цивилизацию геонцев! Кто сможет лучше "Ангелоса" поставить врагов на колени? Никто! Вот ты и решила стать суперменом, тем самым побороть свои страхи, выросшие из одиночества, смерти отца, мутантов. Навязчивые подозрения в отношении меня также сыграли свою роль, разделив нас по разные стороны баррикады, которую ты же сама и воздвигла. Твой детский максимализм сыграл с тобой плохую шутку, девочка. Но как бы то ни было… — тут наше противостояние взглядов закончилось, после чего последовала попытка зондирования моего сознания ментальным щупом, но, наткнувшись на блок — экран мозга, отреагировала на него как маленький ребенок, которого слегка шлепнули по рукам за шалость. Мое инфорполе почувствовало резкое скопление энергии вокруг Кори. Не успел я рта раскрыть, чтобы в достойных выражениях прокомментировать ее действия, как последовал удар акустическим импульсом. Видно, уповая на вчерашний успех, она решила идти проторенным путем. Но сегодня — это не вчера. Потерпев неудачу, тут же, без раздумья, нанесла новый удар — гравитационный, на что я ответил щитом силового поля, одновременно закольцевав на девушку свою разведку — информационное поле. Теперь я мог предсказать ее ничтожное, даже еще неосознанное ею самой движение, не говоря уже о малейшем скоплении энергии вокруг нее.

    "Господи! Да она играет своими способностями как ребенок игрушками, даже не подумав о том, есть ли у меня нечто подобное. Вот уж действительно детская непосредственность!".

    Последовал новый удар гравитацией, теперь уже сведенной в узкий сфокусированный пучок. Так называемое "гравитационное копье". Предупрежденный заранее инфорполем о нападении, я выставил на этот раз не силовой щит, а энергетический кокон, незнакомый для нее вид защиты, посчитав, что это ее несколько отрезвит и заставит прекратить эту глупую дуэль. Но наверно "глупой" считал ее только я, она же радовалась поединку, словно малое дитя. Щеки зарумянились, глаза горят азартом, а на лице светится радостная улыбка.

    "Чему радуешься? Дитя горькое!".

    Неожиданно она подпрыгнула и по-детски радостно всплеснула руками. Восторженность и торжество били из нее фонтаном.

    — Влад, как все здорово получилось!! — в ее голосе был один сплошной восторг. — Моя мечта сбылась! Я стала "ангелосом"! Я все теперь могу! Ты понимаешь — все!!

    — А меня не все радует.

    После моих слов ее улыбка увяла, глаза потускнели. На какое-то мгновение она их опустила, но потом снова вскинула голову.

    — Ну что ты молчишь! Давай! Обвиняй! Нападай! Но сначала скажи мне! Я была не права?! Мы одной крови! Тебе не удалось это скрыть!! Ты прошел подготовку!! Существо с другой аурой не сумело бы ее пройти! А этот неизвестный тип защиты!! Вы же разработали его там,… на Земле! У меня были сомнения,…но теперь… Ты… предатель!! Предатель!!

    Я в изумлении смотрел, как она взвинчивала себя, выкрикивая свои дурацкие подозрения, пока не понял, если сейчас не предприму решительных мер, ситуация окажется копией вчерашней.

    — А тебе не приходила мысль, что я совсем… другой, чем вы! Да мы одной крови! Но я это узнал, лежа в камере, куда ты меня засунула! Может, ты все-таки раскинешь мозгами и поймешь, наконец, что оставшиеся зем… геонцы пошли по другому пути развития! Мы не читаем на Земле ауры, как книги!! Что ты смотришь на меня, кукла безмозглая!! Не думала об этом?!! А ты вот подумай, дура сопливая!! Выпороть бы тебя ремнем так…!! Мать… — тут я больше не выдержал, дал себе волю, разразившись потоком отборной брани.

    В очередной раз, захватив воздух, я хотел продолжить свои словесные изыскания, но, увидев ее лицо, начавшее покрываться красными пятнами и подозрительно заблестевшие глаза, я прикусил язык.

    "Вы только подумайте! Она, видите ли, переживает! Ай! Ай! Плохой дядя девочку оскорбил! Кукла! Безмозглая! А меня как?! Уф! Дура — девчонка, что с нее взять! Ладно, Влад, завязывай с моральной экзекуцией".

    — Извини, погорячился. Но ты тоже хороша со своими загибами! Кого хочешь в гроб… — тут я решил, что пора сменить тему, отвлечь ее от ненужных мыслей. — И тебе это так нужно? Для девочки довольно странное хотение,… ты не находишь? Ну, чего ты молчишь?

    — Я не могу тебе так просто поверить, — дрожащим голосом, полным слез, произнесла она. — Откуда ты взял эту защиту?

    — Что ты прицепилась к этой защите?! Она что тебе жить мешает?! Все, видеть тебя больше не могу!! Давай разбегаться!!

    Я чувствовал, что сам начинаю заводиться с половины оборота, совсем как эта юная идеалистка.

    — Ты хочешь уйти?! И после этого ты хочешь сказать, что ты не… Ты же сам только что сказал, что мы одна раса!

    Сейчас в ее голосе было столько наивного возмущения и детской обиды, что я поневоле сбавил тон.

    — И дальше что? Я тебя нянчить, что ли должен?! Что ты от меня хочешь?! Но только не дави на совесть, а говори конкретно!

    — Это же, — она указала рукой на технологическую камеру, — и твое тоже. Мы же хотели объединить нашу расу! Мы же части одного целого. Или я чего-то не понимаю?

    Ее неловкие фразы меня смутили больше, чем пламенные речи, хотя я и старался выдержать марку независимого, не поддающегося влиянию, человека.

    — Ну да. Вроде, правильно говоришь. Но это как-то… неожиданно для меня. И что ты предлагаешь?

    — Ты, наверно, чего-то недопонимаешь? Это наше. Мы должны это защитить и сохранить. И комплекс и врата. Это наше будущее. Только благодаря этому мы объединим наш народ в единое целое, спасем нашу цивилизацию! Там враги, — тут она ткнула рукой в дверь. — Ты это понимаешь?! Наши с тобой враги, которые покушаются на наше будущее!

    "Наше будущее! А кто о моем будущем подумает?! Кроме меня, никто! Так почему я должен встревать в чужую драку?! Только потому, что проходил мимо?! Так что ли?! Ну, может… не чужую,… но все равно. А если бы меня здесь не было? Я здесь чисто случайно! И еще эта девчонка с упреками! Мне что теперь башку свою подставлять из-за того, что у нее свои, особые взгляды на будущее?! А ведь будет воевать на полном серьезе! Ее уже не остановить. Мне бы ее уверенность! Как она не понимает, что мы одни не справимся! Мы? Значит, я уже дал согласие? Хм! А как насчет союзников? Вроде, о них был разговор. Да и захотят ли они сейчас воевать? Где их искать?! И где искать ее… геонцев?".

    Пока я раздумывал, как поступить, она подошла ко мне, и сейчас стояла, напротив, в двух шагах, не отводя от меня взгляда.

    — Только давай без фанатизма, девочка! Ситуация складывается очень даже непростая. Как бы тебе не хотелось….

    За разговором, я совсем забыл о времени, зато оно не замедлило дать знать само о себе. Ворота с легким шелестом ушли в стену. Мы стремительным единым движением развернулись на источник звука. Только тут я понял, что по неопытности, замкнул, на время нашего разговора, информационное поле на Кори. Осознав ошибку, тут же "переключил" его в прежний режим и сейчас же из инфопотоков, пошли данные, рассказавшие мне о ситуации, развернувшейся вокруг нас. Электронщики, взломав замок, уступили свое место десантникам. Наблюдал, как напряглись военные и ученые, увидевшие нас на картинках мониторов, как застыл полковник Труппе, одним из первых получивший картинку с видеокамер, находящихся на шлемах — сферах десантников. Слышал сигнал боевой тревоги, топот солдат, в глубине станции, занимающих свои места согласно боевому расписанию. Самая последняя информация "сказала" о движении в нашем направлении боевого робота. Тут же мой слух уловил раздавшийся легкий скрежет пополам с тяжелым шагом, а еще через минуту, из глубины коридора, появилась боевая машина, заслонив собой треть прохода. Только он стал на пороге, как последовал приказ отделению, быть готовым к атаке.

    Робот, стоя на своих несуразно больших многосегментных ногах, за которые весь ряд его разновидностей получил название "Кузнечик", поводил небольшой головой, на которой сидели два глаза, выполнявшие многочисленные функции, в том числе, и как миниатюрные видеокамеры. Мощные шестиствольные пулеметы, в виде гротескных рук, по обеим сторонам его приземистого туловища, грозно смотрели на нас своими многочисленными стволами.

    Из постоянно получаемой информацией, на всех уровнях, от сержанта отделения, блокировавшего нас, до верховного командования на орбите, шла оценка сложившейся ситуации. Сержант Красс, командир отделения, по кличке "Бык", данной ему, за короткую и мощную шею, определил для себя сложившуюся ситуацию, как плевую и легко разрешимую, в меру своего специфического ума. Зато для офицеров и ученых, собравшихся у мониторов, здесь, на станции и в штаб — квартире, на орбите, мы являлись загадкой, непонятной, а значит опасной, в своей непредсказуемости. Особенно, если увязать нас с установкой "Пространственные врата". Именно сейчас, когда события только начали развиваться, необходимо было определить, что собой представляет странная пара. Хотя в том, что мы и есть "пришельцы", сомнений почти ни у кого не осталось. Теории и гипотезы выдвигались десятками. Обо всем этом я узнал из переговоров "штаб — станция — штаб", а также из разговоров на самой станции. К сожалению, что происходило в самом штабе, я не мог узнать, мои разведчики — информы просто не дотягивались до корабля, висевшего на орбите.

    "Так. Пока они решают свои глобальные проблемы, посмотрим на вояк, засевших в коридоре".

    За полминуты полученная, проанализированная и обработанная мозгом, информация об отделении, блокировавшем коридор, была выдана в следующем виде:

    "Боевой робот класса "Кузнечик". Общие характеристики: Используется против живой силы врага. Большая скорость и маневренность. Два режима управления. Вооружение: Тяжелые пулеметы. Солдаты: стандартная экипировка звездного спецназа. Оружие: тяжелые автоматические карабины. Лазерные излучатели. Эмоциональный фон: напряженность — второй уровень. Тревожное состояние…. А что за приказ они получили? Ага. "При начале военных действий взять живыми хотя бы одного "чужака". Свести к минимуму повреждения оборудования". Как вы гуманны, господа".

    Только я разобрался в полученных данных, как робот неожиданно переступив с ноги на ногу, поднялся на своих телескопических конечностях, став почти в полтора раза выше, сделал два громадных шага по направлению к нам и снова присел, сложившись. Его голова, не переставая, медленно поворачивалась из стороны в сторону, передавая более широкую, а значит, более информативную картинку для приникших к экранам военных.

    — И что теперь? — я это произнес непроизвольно, ни к кому не адресуясь.

    — Теперь — вот!!

    Я успел уловить то, что она задумала, в ту же секунду, а может и на мгновение раньше, но предпринимать ничего не стал. По большей части из-за философской мысли "чему быть, того не миновать", которой способствовал неуправляемый и воинственный настрой девчонки, а в меньшей части — из-за любопытства, уж больно мне хотелось увидеть на практике применение пси — способностей.

    "Гравитационный кулак" вбил полуторатонную тушу робота обратно в коридор с такой непринужденностью и силой, что трое десантников, находившихся за ним, не сумев увернуться, мгновенно превратились в фарш из мяса и перемолотых костей. Затем очередь наступила еще одного десантника, размазав того в грязь по левой стенке коридора. После оглушительного грохота наступила тишина. Похожая, на бомбу с часовым механизмом, которая готова взорваться в каждую секунду.

    "Ну, вот. Рубикон перейден. Что дальше?".

    Начало нашего противостояния оказалась более кровавым, чем я ожидал, а с другой стороны, демонстрация силы должна была помочь ускорить процесс перехода к переговорам. Из постоянно поступавшей информации я понял, что противник не ожидал подобного хода с нашей стороны и взял время на раздумье. По крайней мере, сержант "пострадавшего" отделения получил приказ: "Отступить. В конфликт не вступать. Быть предельно осторожными". Параллельно был отдан приказ патрульным танкам: "Возвращаться на станцию и блокировать выход". Согласно полученной информации, я пришел к выводу, что наступило время переговоров.

    "Базу для них Кори уже заложила. Надеюсь, что удастся уговорить ее. И этих, из Союза. Ну, поехали. Пусть будет, что будет".

    — Давай сначала попробуем переговорить с ними, — сказав, я внутренне напрягся в ожидании резкой отповеди, типа "война до победного конца".

    — Я не против.

    Не поверив ушам, встретился с ней взглядом. Ни азарта, ни радости от победы в глазах не наблюдалось. Серьезные глаза, чуть напряженное лицо.

    "С чего бы это? Или начала понимать, что война, прежде всего кровь, а уж потом фанфары?".

    Хотел покачать удивленно головой, но сдержался, чтобы не вызывать лишних эмоций, а вместо этого, просто кивнул головой в сторону коридора:

    — Ну, я пошел?

    После одобрительного кивка, я медленно вошел в коридор. Подойдя к солдатам, сразу почувствовал резкий скачек адреналина, не меньший, наверно, чем у их шефов, увидевших меня на экранах.

    — Слушайте меня внимательно, парни, — я старался говорить громко, но внятно и спокойно. — Говорю один раз. Повторять не буду. Станция для вас закрытая территория. Даю час на ее очистку. Насчет наших возможностей распространяться не буду, вы их опробовали на своей шкуре. Будете дергаться, озвереем вконец. И тогда, — я сделал многозначительную паузу, — будет намного хуже. Сейчас никаких вопросов, никаких переговоров. Позже, при вашем хорошем поведении, у нас, возможно, будет тема для беседы. Итак, время пошло.

    Мои слова были для них, что плевки в лицо. Мне даже не надо было чувствовать эмоциональный фон, я чувствовал исходивший от них, импульс дикой ярости, почти физически, настолько он был мощным. Солдаты признавали за мной силу, но все равно были готовы рискнуть, я это чувствовал, тем более что приказ отступать, на который рассчитывал, почему-то запаздывал. Стоять под прицелом полудюжины стволов, еще то удовольствие, поэтому я вздохнул с некоторым облегчением, перехватив полученный сержантом приказ: "отступать". Остатки отделения, забрав с собой трупы, медленно пятясь, стали отступать, неотступно держа меня на мушке. Некоторое время я стоял, пропуская через себя информацию и звуки. Где-то в отдалении слышался топот солдат, бегущих в плотном строю, резкие отрывистые команды, да спустя некоторое время прогромыхала тяжелая поступь удаляющегося робота.

    Вернувшись обратно к Кори, я застал ее сидящий на кресле технологической камеры и смотревшей в пространство безучастным взглядом. Ее вид, честно говоря, мне не понравился. Все ее перепады настроения заканчивались только одним — взрывом эмоций, и в чем они выразятся, в слезах или в ударе "гравикопья", одному богу известно. Пока она сидела спокойно, и я решил воспользоваться моментом: — Давай совет держать. Что будем дальше делать?

    После чего выложил последние данные по сложившейся ситуации, которые собрал за последние полчаса. Если судить по ним, то экспедиция уже начала сворачиваться, но это коснулось только гражданских лиц, которым было приказано, с минимумом личных вещей, грузиться в два, готовых к отправке, транспортера. С военными такой ясности не было. Им пока было приказано сосредоточиться у входа, к которому уже приближались, вызванные по связи, патрульные машины. Обрисовав ситуацию, я высказал предположение, что армейцы хотят имитировать свой уход, а затем собрать силы в кулак, снова попробовать нас на зуб. Хотя, "подслушанный мною" разговор полковника Труппе со штаб-квартирой подтверждал план эвакуации всех лиц, без исключения.

    — …. мы для них как кость в горле, Кори. Они обязательно попробуют выбить нас отсюда. Напрашиваются два варианта возможного развития событий. Судя по собранной мной информации, идет развитие ситуации по первому варианту. То есть, они временно отступят. Проанализируют имеющуюся у них информацию на нас, сделают определенные выводы, а затем, стянув силы, постараются покончить с нами. Если мы сумеем снова пустить им кровь, то вполне возможно, мы сможем уговорить их сесть за стол переговоров. Второй вариант, скажем так, совсем плохой. Они убираются отсюда совсем, а потом нам на голову с орбиты, падает такая маленькая бомбочка. Бах! И вместо станции котлован глубиной с полсотни метров. Как говорил один вождь: "нет человека — нет проблемы". Но судя по всему, им очень интересны "врата". И мне кажется…

    — Послушай, Влад, а откуда это у тебя?

    Этот вопрос вонзился в мои рассуждения как ледокол в лед, дробя их на куски.

    — Что именно? — буркнул я, недовольный не вовремя заданным вопросом.

    — Вот эта информация. Откуда она?

    — А-а. Теперь понял. Давно хотел об этом рассказать, да ты на меня всю дорогу бочки катила.

    — Что?! Что катила?!

    — Японский городовой! — ее глаза снова удивленно распахнулись. Я в ответ досадливо поморщился. — Это просто такие образные выражения. На Земле. Будет как-нибудь время, объясню. Теперь давай вернемся к моей истории. Все дело в том, Кори, что я не совсем человек. Не говорил тебе этого раньше, потому что узнал об этом, можно сказать, только сейчас. В один определенный момент я шагнул в пространственный туннель и умер. Потом меня оживили. Кто, не скажу, потому что просто не знаю. Они не только вернули меня к жизни, но и снабдили своеобразными способностями, до которых не додумались наши с тобой общие предки, хотя и много работали над собой. Энергетический кокон, которому ты удивлялась, как раз из таких способностей. И информационное поле…

    Некоторое время она слушала меня с живым интересом, но по мере приближения конца моего короткого рассказа ее живость исчезала. Я ее прекрасно понимал. Сам бы не поверил, расскажи мне кто-нибудь подобное.

    — Необычайно интересно. Почти как сказка, но тебе не кажется, Влад, что я уже вышла из детского возраста. Если ты думаешь…. Хотя… давай будем считать, что я тебе поверила. Не обижайся на меня, хорошо? Знаешь, у меня какое-то странное предчувствие. Будто давит…. Как ты думаешь, они все-таки решат атаковать нас?

    Ее неожиданные вопросы сбили меня с толку, поэтому я несколько промедлил, перед тем как ответить, а когда нашел нужные слова, то они оказались уже не нужны.

    Глава 8

    Все мои расчеты оказались почти правильными, но я не учел одной детали, а именно, особой важности врат для Совета, высшего управляющего органа Союза Индустриальных Миров. Сам же Союз только по названию являлся таковым, на самом деле являясь империей с большим количеством заокеанских колоний, которые получили в свое время вполне демократическое название Дальние Миры. В самом начале экспансии Дальними Мирами являлись колонии на вновь открытых планетах, но в последствии, в процессе захвата чужих, уже обжитых миров, это название не изменили, тем самым, обезличивая чужие народы и расы. Экспансия шла под эгидой огромных корпораций, старающихся расширить свои зоны влияния на как можно большое пространство. Предлагая сотрудничество и дружбу попавшим на их пути отдельным мирам или содружествам, СИМ постепенно уничтожал их самобытность, вгоняя в стандартные рамки, растя из них бездушных потребителей. Громадный спрут разбрасывал свои щупальца все дальше и дальше, но вместе с ростом захваченных территорий ему требовалось все больше пищи, чтобы прокормить постоянно растущее тело. Этой пищей были новые миры, новые технологии, новые рынки. И вот сейчас они могли получить проход в иное пространство, может даже в другую галактику, пробитый другими разумными цивилизациями. При правильном подходе к делу это означало, что монстру долгое время не надо будет искать еду, так как добыча обещала быть большой и жирной.

    Не зная всего этого, я рассуждал как командир роты о противостоящем противнике, который располагает информацией только о том, что видит перед собой, и не подозревает, что враг наметил его участок, как главное направление для прорыва фронта. Так получилось и со мной. Не зная политики Совета, я решил, что все обойдется малой кровью, после чего мы сможем сесть за стол переговоров.

    Но Совет не имел ни малейшего желания садиться за стол переговоров. Зачем просить, если можно взять, тем более что на орбите этой захудалой планеты барражировал семнадцатый звездный флот, отвечающий за безопасность этой части космоса. Флот, помимо мощного оружия, имел корпус звездной пехоты, состоявший из восьми с половиной тысяч отлично обученных солдат, способных растереть в пыль тех, кто осмелиться противостоять воле Совета. Что такое два "чужака", даже с их суперспособностями, перед подобной мощью? Никто и ничто. Но даже при таком, казалось бы, выигрышном раскладе, Совет не хотел оставлять "пришельцам" ни малейшего шанса, поэтому флоту был отдан приказ обеспечить полковника Труппе всем необходимым, в частности, выделить отборные части и самую современную боевую технику для проведения силовой акции. К тому же весь научный потенциал флота был задействован в работе по обработке и анализу полученной информации, пытаясь выявить слабые стороны пришельцев, одновременно ища материалы в архивах и банках данных. Искали, анализировали, сравнивали. При подведении итогов выяснилось: установка, создающая пространственный туннель, как изобретение, нигде и никогда не была зарегистрирована, хотя гипотетически рассматривалось не раз, зато возможности "чужаков" подходят под пси — способности расы мира Гео, считавшейся погибшей вследствие планетного катаклизма. Так же, как и сам внешний вид пришельцев. Хотя все же большинство ученых склонялось к выводу, что тут имеет место простое совпадение. И тогда к плану операции прибавилось небольшое дополнение: обязательно взять живьем одного из представителей "чужаков". Сам план был прост: пробить и расширить боевой техникой проходы в станции, а затем бросить на пришельцев солдат, задавив их живой массой, в полном смысле этого слова.

    Через десять минут после утверждения плана, все специальные подразделения семнадцатого флота и приданная им для усиления полубригада звездной пехоты были подняты по тревоге. На быстроту разработки и выполнения операции также наложила отпечаток неожиданность нашего появления. После того, как ученые предположили, что эта пара пришла из "врат", военные, исходя из своей специфики, тут же предположили, что эти двое — разведчики, а значит, надо ждать подхода основных сил неприятеля.

    Пока я радовался тому, что сумел заставить отступить противника, навязав ему свои условия, военная машина уже работала на полную мощь. Десантные боты, как гигантские икринки, вылетали из брюха громадных кораблей — рыб. На высоте нескольких километров над поверхностью планеты вспыхивали дюзы, тормозя десантные капсулы, чтобы потом раскрыть парашюты, позволяющие им, медленно опуститься на желтый песок. Достигнув поверхности, с громкими щелчками откидывались двери металлических капсул, из которых выбегали солдаты специальных войск. Высадившись, десантники сразу начинали грузиться в транспортеры — вездеходы, которые тут же отправлялись, держа направление на станцию.

    То, что штаб-квартира подтвердила план эвакуации, было самым настоящим блефом, здесь моя догадка оказалось верной. При анализе наших способностей, ученые сделали предположение, что в их число может входить перехват информации. Поэтому полковник, как я предположил, правда, наугад, получив кодированное сообщение о предстоящем штурме, стал действовать из данных ему инструкций. Отправив гражданских и наиболее ценное оборудование подальше в пустыню, он вывел и загрузил солдат на вездеходы, не давая команды для отправки. Все эти действия и распоряжения были своеобразной имитацией для нашего спокойствия. В какой-то мере им это удалось. Когда раздался вой врезающихся в атмосферу десантных капсул, я просто не знал что думать, но спустя несколько минут стало ясно, что мой "гениальный" план провалился. Чем эта высадка пахнет? Кровавой бойней или демонстрацией сил? Я не знал. Ясно было одно, нас приняли всерьез, а значит, драться будут с нами всерьез.

    Все пошло не так. Драться до первой крови — это одно, а на смерть…. Умирать, но за что? За комплекс подготовки "ангелосов", находящийся за моей спиной? За "врата"? Но это не мое, что бы там не говорила Кори. Воссоединение расы. Месть захватчикам. От всего этого несло старыми, затертыми лозунгами, которыми меня вдосталь накормили на Земле. Я не верил им, так как за ними стояли такие же, как и я, люди. Далеко не идеальные, подверженные порокам и слабостям, присущими всему человечеству. Эти "битвы галактик" выглядели в моих глазах такой же грязной политической борьбой. Но мои принципы, это только мои принципы. И если бы это дело касалось только меня. К сожалению, это было не так. Крон. Аттена. Лавиния. Все они, в большей или меньшей степени, способствовали тому, кем я сейчас стал. Я в долгу перед ними. И сейчас у меня есть возможность вернуть им долг, предотвратив ту резню на полигоне, на Медее.

    "Значит, придется драться, — решил я.

    Колебания ушли, а вот сомнения в удачном исходе продолжали расти. Расклад сил был явно не в нашу пользу. Взглянул на Кори. Она боялась. Это было видно даже сквозь каменное выражение лица, которое она одела как маску. Я тоже боялся. Да и как не бояться, зная, что за непрекращающимся воем тормозных дюз, стоят сотни обученных солдат, прибывших сюда, чтобы убивать. Меня и Кори. По информации, непрерывно сходящейся ко мне, число солдат постоянно росло. Уже сейчас в районе станции скопилось не менее двухсот солдат и тридцати единиц военной техники. А вой тормозных дюз, раз за разом, все сильнее бьет по ушам, словно набатом, нагнетая все большую тревогу.

    Я просчитал с десяток вариантов, но один из них не давал шансы на победу. Единственное, что могло их поколебать, это большие потери в живой силе и технике, но надежда на подобный исход покинула меня, когда количество солдат перевалило за триста единиц.

    "Решили задавить нас массой. Вот же суки! Людей на убой, как скотину гонят!".

    Пока я подбирал слова, чтобы объяснить Кори ситуацию, как она вдруг быстро шагнула ко мне. Положив руки мне на плечи, она коснулась своими губами моих губ. И только я понял, что произошло, как она уже стояла в двух шагах от меня. Несколько секунд мы смотрели друг на друга, после чего она сказала:

    — Спасибо за…. все, Влад.

    Лицо ее при этом осталось таким же непроницаемым, но в голосе прозвучало нечто такое, что тронуло меня, заставив зазвенеть в глубине серебряные колокольчики, символизирующие нежность. Я улыбнулся, в ответ по ее губам скользнула неуверенная улыбка. Все же удивительно, как даже легкий намек на улыбку может поменять облик человека. Лицо девушки похорошело, да и она сама сразу расцвела, как только что распустившийся цветочный бутон. Несколько простых слов и легкая улыбка заставили меня увидеть в ней юную красивую девушку, а не девчонку — истеричку, свихнутую на мести. Только сейчас, я понял, насколько глубоко была в ней спрятана нежная девочка, только что показавшая мне свое лицо. Но как объяснить ей, что я это понял, что сказать ей в ответ? Да и как воспримет мои слова? Может уже сейчас себя корит, за секундную слабость. И тогда я решил остановиться на более обтекающей фразе.

    — Я восхищаюсь тобой, девочка.

    И сразу же понял, что не этого она ожидала от меня. В другое время я нашел бы другие слова, но только не сейчас, в ожидании страшного суда.

    Долго ждать нам не пришлось. Против нас выступали профессионалы, а они умели выполнять приказы быстро и четко. Сведения, непрерывным потоком поступающие ко мне, говорившие о скоплении боевой техники и стоявших в полной боевой готовности штурмовых отрядах, помогли сделать вывод, что штурм вот-вот начнется.

    "Ожидание закончилось. Так что, война?".

    На эту мысль мозг отреагировал как на приказ, скользнув в "боевой" режим. Все мои чувства, система ориентации, обработка информации, боевые способности, все это было сейчас подчинено предстоящему бою. Пронизавшее меня холодное чувство отстраненности, присущее скорее роботу, чем человеку, было прямым следствием включения тактико-боевой программы "Страж", которая первым делом отрегулировала эмоциональные фильтры, отсекая чувства, эмоции и сомнения, сводя их к минимальному уровню. Первым шагом тактического плана, предложенного "Стражем", был уход из зоны прямой видимости. Разойдясь с Кори, мы встали с левой и правой стороны от ворот. Теперь противник, выйдя на линию ворот, стиснутый стенами коридора, без возможности маневра, окажется под ударами с двух сторон.

    Заняв позиции, включили автоматику управления защитой. Меня одело в прозрачное, с радужным оттенком, сияние ЭМ — защиты в виде кокона, Кори закрыл прозрачный силовой шар с серебристым отливом. Включив защиту, мы тем самым автоматически передали ее в ведение "Стража". Программа, еще раз проанализировав исходные данные, наконец, выдала мне на усмотрение несколько типовых планов по ведению боя. Я выбрал вариант под хлестким названием "Залп", относящийся к режимам активной защиты, дававший, на мой взгляд, довольно эффективное сочетание наносимых ударов. Выданное "Стражем" расчетное время контрудара составляло тридцать — сорок секунд. Моего аккумулированного запаса энергии должно было хватить на три контратаки подряд, затем наступит время Кори, а я в течение двух — трех минут должен буду восстановиться. По выкладкам, того же "Стража", нас с Кори должно хватить на отражение атак противника, в пределах сорок минут. В душе я рассчитывал, что мне не придется узнать, что с нами будет, если придется перешагнуть этот предел. Видно придется уходить, предварительно разрушив установки, а вот что делать с вратами, я пока не решил.


    * * *

    Они кинули в проходы станции, развороченные мощным взрывом, трех тяжелых роботов, типа "Скорпион", вооруженных плазменными пушками, а вперед, для разведки, пустили с десяток "Кузнечиков". Пол затрясся под многотонной тяжестью боевых машин, но если "Кузнечики" проскакивали коридоры с завидной ловкостью, то тяжелые "Скорпионы" постоянно застревали в их переплетении. Отступив, они выжигали себе проход выстрелами из орудий, и только тогда шли дальше, но коридоры, оставшиеся за их спиной, полные огня и дыма, не давали возможности для быстрого развертывания штурмовых отрядов, следовавших за ними. Едкий дым от сгоревших переборок, вспучившиеся, от нестерпимого жара, стенки коридоров в местах работы плазмы, все это затрудняло движение десантников. Скорость разворачивания операции резко упала. Командующий операцией, имеющий звание неполного адмирала, видя, что фактор неожиданности пропал, приказал перейти на запасной вариант. "Кузнечики", временно остановленные, снова получили приказ продолжать наступление. Рванувшись сквозь сплетения коридоров, они разорвали наступившую тишину громким топотом и хлесткими очередями из тяжелых пулеметов. В воздухе повис визг рикошета, застонали разрываемые тяжелыми пулями переборки.

    "Ишь ты как! На нервах решили поиграть. Да не на таких напали".

    Я ожидал, что они сходу начнут атаковать, но боевые машины, добравшись до внешних ворот, остановились. Тем временем "Скорпионов" отправили по широкому коридору, окольцовывавшему станцию, а штурмовые отряды отправили напрямик, если так можно выразиться при переплетении коридоров. Вместе с первым отрядом звездной пехоты, коридора — тамбура достигли три машины, сильно напоминавшие "кузнечиков", но без их стандартного вооружения. Не останавливаясь, только сменив быстрый, походный шаг на размеренную поступь тут же двинулись по коридору. Вслед за ними толпой хлынули десантники. Я тут же сделал попытку идентифицировать идущие, на острие атаки, машины.

    "Тип: "Кузнечик", но… какой-то странный. Что это за установка, у каждого на горбу? Вроде генератор…. Была бы включена, тут же все понял. А так…. Хотя…. Все! Они на пороге! Ну, Влад, держись!".

    Три странных "Кузнечика" один за другим переступив порог, тут же начали выстраиваться в линию.

    "Это же генераторы…. Получи!".

    Не успел последний из роботов перешагнуть порог, как я ударил по ним "Гравитационным кулаком". За секунду до удара внутри роботов неожиданно загудело нечто мощное, будто какая-то сила рвалась наружу и кряжистые фигуры начало окутывать радужное шаровидное сияние. Мой удар, проломив защиту двух ближайших роботов — генераторов, отбросил их на изготовившихся к атаке солдат. Грохот, крики и стоны, с силой, прорезали воздух. Третьего робота удар задел вскользь, просто отбросив к стене. Он так и остался стоять неподвижно у стены, словно приколотая булавкой радужная бабочка. Атака, не успев начаться, захлебнулась. Было очевидно, что на генераторы силовой защиты командование сделало основную ставку в этой атаке. Не успело пройти и трех минут, как я перехватил сообщение старшему офицеру, командиру штурмовой группы, скопившейся сейчас бестолковой кучей у первых ворот. Его содержание звучало так: "Атаковать непрерывно. Не жалеть ни солдат, ни техники".

    Тяжелая поступь, переходящая в не менее мощный, грохочущий галоп металлопластикового отряда, доносящийся из коридора, подсказал бы мне, даже не будь инфорполя, что первую волну атаки снова возглавили боевые роботы. Не успели они показаться на пороге, как наш с Кори, удар, разнес вдребезги первые три машины и превратил еще две в металлический лом, но еще три машины, обогнув кувыркающихся собратьев, сумели выскочить из прохода прежде, чем мы сумели по ним ударить. Выскочив из коридора, словно чертик из коробочки, они с ходу открыли по нам плотный пулеметный огонь. Свинцовый шквал ударил по моей защите, та отреагировала легкой рябью по поверхности, гася энергию пуль. В следующее мгновение нагрудная броня робота, атаковавшего меня, была разворочена узким пучком направленного силового поля. Прошитый силовой иглой, он медленно завалился на бок, продолжая стрелять. Воздух завизжал от рикошета. Кори повезло меньше, ей досталось два "Кузнечика". Первого она сумела завалить сразу, а вот со вторым замешкалась, поэтому лавина хлынувших, из коридора, солдат досталась мне одному. Ударив половинным гравитационным ударом, я смял первые ряды атакующих десантников. В шум боя вплелся резкий хруст проломленных шлемов и пробитой брони, будто трескались панцири гигантских насекомых под каблуком великана. Вслед этим звукам эхом забились под потолком крики, вопли и стоны смертельно раненных солдат. Последовавший следом мощный акустический удар широким веером ударил по сознанию десантников, проредив ряды раненых, одновременно отнеся дезориентацию и хаос в ряды атакующих. Если до этого удара атака, потеряв стремительность, все еще развивалась, то после звукового удара, ряды атакующих превратились в неуправляемую толпу. Часть солдат, борясь с дикой болью, разрывавшей мозг, пытались как-то вести беспорядочную стрельбу, другие же подгоняемые болью, в панике устремились к выходу, навстречу новым волнам атакующих. Картина, представшая моим глазам, стала напоминать водоворот, когда ряды наступающих и беглецов смешались. Кто-то из беглецов, очевидно, потеряв разум от боли, пробиваясь сквозь толпу, нажал на курок, после чего хаотическое бегство, в мгновение ока, превратилось в бойню. Крики, мат и стоны слились в единую какофонию. В этот момент Кори, справившись с последним "Кузнечиком", пришла на помощь. Три быстрых укола силовыми иглами в эту зараженную страхом, смешавшуюся толпу довершили успех нашей контратаки. Звездная пехота, гордость космофлота Союза, окончательно превратилась в обезумевшую толпу, выдавливая сама себя в коридор. Крики, стоны, разрывы плазменных зарядов, перестук тяжелых автоматов, теперь все это билось эхом под потолком коридора. Воспользовавшись замешательством врага, мы с Кори, заняв позицию прямо напротив беспорядочной толпы, приступили к работе. Гравитационный удар Кори с легкостью смял несколько рядов топчущейся на месте массы солдат, превратив их в месиво из мяса и металла. Хруст ломаемой брони вместе с криками и стонами звучал в моих ушах серо и буднично, не вызывая особых эмоций.

    "Еще немного, и я к нему привыкну, как хрусту таракана под тапочкой".

    Выпустив еще по паре силовых игл, мы довершили разгром противника, после чего вернулись на свои позиции. Обвел глазами место схватки. Тела истерзанными, смятыми, расплющенными куклами валялись повсюду там, где их застала смерть. Наиболее страшно выглядели разорванные и раздавленные тела на тех участках пола, куда пришелся гравитационный удар. Отдельные фрагменты тел, оторванные руки и ноги, мятые глухие шлемы, обляпанные серо-бурой массой, все это на фоне раскатанной массы из мяса и пластметалла. Натекшие лужи крови на полу и россыпи кровавых брызг на стенах, вперемешку с уродливыми шрамами, оставшимися от разрывов плазмы, все это довершало картину разгрома звездной пехоты.

    "Ну и мясорубка!".

    Несмотря на победу, радости я не испытывал. К тому же организм, перенесший большую нагрузку, связанную с постоянным преобразованием энергии, каждой клеточкой молил о полноценном отдыхе. Забыться бы хоть на десять минут…. Но тут одно за другим пошли сообщения инфорполя. Подошли "Скорпионы". Одновременно с ними появился новый отряд, с которым было явно что-то не то, вместо того чтобы молча стоять в построениях, десантники представляли собой большую шумную толпу. Она бы давно вывалилась к нам в зал, если бы коридор не перекрывали металлические туши двух оставшихся "Кузнечиков". Проведя анализ, я узнал, что эта беспорядочная толпа находятся под самым настоящим "кайфом", получив двойную дозу "боевого" стимулятора. Пока я пережевывал эту новость, поступила новая информация, окончательно утвердившая меня в мысли, что нам предстоит вступить в "последний и решительный бой". К нам, по коридорам станции, шел еще один "обкурившийся" отряд десантников, превышавший по численности первый почти в два раза. Впереди шагала новая пара роботов — генераторов силового поля.

    Повернулся к Кори. Наши взгляды встретились. Слова в нашем положении были не только бессмысленны, но и вредны. Лишние эмоции расслабляют солдата.

    "Будем воевать, девочка, — подвел я итог нашему безмолвному разговору и повернулся в сторону ворот.

    Атаку, к некоторому моему удивлению, начали не роботы — генераторы, а распаленная толпа "обкуренных" солдат. С дикими воплями они только успели вырваться из коридора, как мой гравитационный удар вбил их обратно, но только уже в виде кожаных мешков, набитых переломанными костями. Это замедлило, но не остановило их безумный натиск. Гравиудар Кори снова отбросил десантников обратно, как тут же новая волна с диким ревом выплеснулась из коридора. С горящими глазами безумцев, они только успевали пересечь порог, как тут же жали на курки. Огненный шквал шел впереди них, сжигая все на своем пути. Горел пластик, плавился металл. Едкая дымка повисла в воздухе. Наши удары перемалывали людей в мясной фарш десятками, но остановить непрерывный поток, озверевшей от вида крови и смерти товарищей, накачанной боевыми наркотиками до самых бровей, звездной пехоты, мы не смогли. Этот бурный, безудержный, поток, словно мощная река, прорвав плотину, залил все вокруг. Черные волны, казалось, вот-вот захлестнут меня и в этот момент раздался жуткий, истошный, ввинчивающийся в уши, визг. Так визжат, когда больше не думают ни о гордости, ни о достоинстве, ни о сохранении человеческого облика. Этот нечеловеческий крик, пробившись сквозь эмоциональные фильтры, скользнул легким холодком страха по сердцу.

    Я даже не успел прочувствовать его, как нечто, мгновенно, выжгло все, что во мне еще оставалось от человека, оставив только всеобъемлющую жажду убийства. Я стал сродни этим безумцам, солдатам Союза, бегущим к своей смерти, как летят бабочки на огонь. Мой человеческий разум сменила гремучая смесь из звериных инстинктов и боевых навыков, сплава из старого и накачанного в меня нового опыта. Все это, вспышки бледно-красных плазменных взрывов, белых росчерков лучей лазеров, дробного перестука тяжелых автоматов, дикий рев и стоны, слилось для меня в одну яркую круговерть из цвета и звука, на фоне которой я изощренно и действенно убивал, слившись единым целым со "Стражем". Под моими ударами солдаты превращались в желе из мяса и металла, падали нелепыми куклами, нанизанные на силовые иглы, умирали раненые, добитые хлесткими акустическими ударами.

    Станция содрогалась от разрывов плазменных зарядов, перестука тяжелых автоматов, диких криков и нечеловеческих стонов. Все это вместе, грохот стрельбы и многоголосый вой порождали сумасшедшее эхо, бившееся под потолком. Изломанные трупы, плавающие в лужах крови. Расколотая броня и разбитые всмятку шлемы. Сладковатый запах крови, смрад от вырванных внутренностей и едкая гарь довершали общую картину смерти. Добро пожаловать в мой личный ад!

    Трудно сказать в чью сторону склонялся перевес сил, когда ударил выстрел "Скорпиона". Тяжелая машина вылетела из проема ворот под прикрытием двух, непрерывно строчивших из тяжелых пулеметов, "Кузнечиков". Я знал о ней, но, отражая непрерывные атаки, упустил эти секунды, нужные для опережающего удара. Яркая вспышка плазменной пушки залила все бледно-красным светом, убрав на какой-то миг все цвета и оттенки. Силовой щит Кори, приняв на себя этот мощный высокотемпературный сгусток, сыграв волновой рябью, на какую-то секунду помутнел. Я замер, заметив момент выстрела краем глаза, но мое замешательство длилось только миг. В следующее мгновение, на месте "Скорпиона" вспух огромный огненный шар, который ту же секунду взорвался. Основную силу взрыва принял на себя коридор, пламя, выбросив длинные языки, взревело, жарко лизнуло близлежащие стены и пол, мгновенно превратив в пепел горы трупов перед входом. С нашей стороны взрыв поджарил около взвода солдат, а также уничтожил одного из "Кузнечиков". Тот рухнул почти сразу, разорванный осколками, чуть ли не на части. Второй, стоявший несколько дальше, отлетел в сторону, упав на группу солдат, занявших позицию среди трупов. Повинуясь заложенной в него программе, он сделал попытку встать на ноги, но не сумел. И тогда закрутился на одном месте, скользком от крови и выпотрошенных внутренностей, отталкиваясь одной непрерывно дергающейся ногой и молотя из пулеметов, сотрясаясь им в такт своим бронированным телом. В стороны полетели вырванные крупнокалиберными пулями ошметки тел, разбрызгивая во все стороны кровавые брызги. Злобное жужжание осинового роя крупнокалиберных пуль продолжалось до тех пор, пока сами десантники не расстреляли его. Коридор, объятый пламенем, оказался на какое-то время блокированным. Воспользовавшись моментом затишья, я бросил взгляд в сторону Кори. Пламя, охватившее ее защиту, с ревом рвануло вверх, разбрызгивая жидкий огонь во все стороны. Около десятка десантников, находившихся в непосредственной близости, сгорели почти мгновенно, остальным повезло намного меньше, они умирали медленно. Объятые пламенем, солдаты, с душераздирающими криками, катались по полу или рывками дергались, размахивая руками, пытаясь сбить струящееся по ним пламя. Броня из черной становясь багровой, прожигала плоть до костей. Монолит забрал кипел, брызгами выжигая глаза. Атака превратилась в безумные танцы с огнем. Люди — факелы, метались, натыкаясь друг на друга, на стенки, падали, снова вскакивали, чтобы снова упасть, но на этот раз замертво, но и тогда живой огонь продолжал весело плясать на их телах, пожирая останки. Пока я наблюдал весь этот ужас, огонь на защите Кори потух. Теперь ее фигурка уже просматривалась в радужных переливах энергий, правда, нельзя было рассмотреть черты ее лица за непрерывной рябью, но сейчас главным было то, что она жива, что она выстояла. Опасение, что подобное испытание скажется на ее психике, было далеко не беспочвенным. Одни ее эмоциональные взрывы чего мне стоили! А сейчас такое испытание!

    "Выдержи, девочка. Я тебя очень прошу. Мы ведь опять победили! Сейчас будет передышка,… а потом до тупых генералов дойдет, что переговоры лучший выход из этого положения".

    В этот момент неожиданно раздался взрыв. Эмоции, начавшие проявляться во мне, унесло словно ветром. Взорвался робот — генератор, до сих пор стоявший, неподвижно у стены. Вслед за взрывом стали закрываться ворота, очевидно взрывная волна подействовала каким-то образом на автоматику механизма запирания. Одновременно поступила информация, что на прямой выстрел вышел второй "Скорпион". Очевидно, это была реакция противника на закрытие ворот. Взрыв — вспышка практически разорвал ворота на мелкие куски, словно лист бумаги. Осколки с противным визгом разорвали воздух. В следующее мгновение из коридора стремительно вырвался новый отряд солдат со странными, неподвижными лицами — масками, появление которых я уловил в информационном поле, но не придал им значения, определив их как очередной загрядотряд роботов. Их слишком четкие движения, стремительный бег, одинаковые фигуры тут же навели на мысль, что это не просто роботы, а киборги. Удар, размазавший по полу и по стене полтора десятка, затянутых в черное, фигур, тут же это подтвердил. Они умирали молча, блестя развороченными внутренностями и истекая желтой кровью. Серия из силовых игл нанизала еще десяток механических солдат, но это ничуть не сказалась ни на их стремительности, ни на огневой мощи. Вбегая, они тут же рассыпались в разные стороны. Каждый из них, заняв позицию, тут же начинал вести огонь. Их оружие, как определилось в ходе стрельбы, представляло автомат большого калибра, стреляющий плазменными зарядами. Но это было только полбеды. Другая половина заключалась в бездействии Кори. Ее неподвижная фигурка не подавала никаких признаков активности, никак не отвечая на мои попытки привлечь ее внимание. Моим одиночным контратакам не хватало ни силы, ни четкости. Я медленно, но верно, выдыхался. Пользуясь этим, киборги, быстро и методично, заполняли помещение, начиная вести все более плотный огонь. Снова горел металл и плавился, с едким чадом, пластик. Качнулся к предельной отметке уровень энергии для подпитки ЭМ — кокона. Я оказался у черты своих сил и возможностей.

    "Кори, девочка, очнись!! Ударь по этим чертовым машинам! Ты можешь! Ты сильная! Ну же!".

    Нанеся последний удар силовой иглой, я замер, так же, как и Кори. Энергии оставалось только на поддержку защиты в течение трех — четырех минут, помимо неприкосновенного запаса на бегство. У меня оставалось пара минут, чтобы определить, что происходит с Кори. Взгляд только успел зафиксировать полупрозрачность защиты, говорящей о критическом уровне энергии, как в следующий миг она пропала. Я обмер от неожиданности, не в силах поверить произошедшему. Киборги тут же превратились в статуи, но остановить выпущенные за долю секунды до прекращения огня, плазменные заряды, они были не в силах. Впившись в незащищенное девичье тело, они вырвали из ее горла жуткий крик, затем, бросив на пол, заставили забиться в судорогах. Кори кричала дико, страшно, непрерывно, на одном выдохе, пока ее тело, выгнутое дугой, не рухнуло замертво. Я принял ее смерть, но не проникся ею. Для этого нужно было время, а его у меня больше не было. Киборги, до этого атаковавшие Кори, передислоцировавшись, перенесли огонь на меня. Защита сразу загудела, наращивая энергию, пошли переливы цвета, говорящие о предельной нагрузке.

    Когда я стал на сторону этой юной идеалистки, то даже не подозревал, что будет все так серьезно и страшно. Ощущение лихой схватки, на фоне демонстрации своих возможностей, исчезло почти сразу, когда она превратилась в жестокую, кровопролитную бойню, которую прервать мне не давал враг, гоня солдат на убой. Да, я мог выйти из нее. Мог! В любой момент, в любую секунду! Но как бросить эту девочку на растерзание своре диких зверей, зная, что она умрет, но не отступит! Это означало предать! Не тот я человек! Так и закрутился, как та белка в колесе. Не выпрыгнуть на ходу, не остановиться. Теперь Кори не стало. Долг я свой выполнил.

    "Извини, Кори. Мне пора".

    Энергия завихрилась вокруг меня, начав конденсироваться для прокола пространства, но тут мир содрогнулся, и я вместе с ним. Яркая пульсирующая вспышка разорванной защиты обожгла глаза, словно по ним лизнул язык ярко-голубого пламени, но я успел до этого увидеть и осознать, что произошло на самом деле. Неожиданно взорвавшийся боезапас в лежащем рядом со мной "Кузнечике", смел мою защиту, державшуюся на пределе, в считанные доли секунды. Мир уже плыл у меня перед глазами, сопровождаемый набатным гулом в ушах, когда резкая боль от тупого удара будто вспорола грудную клетку. Я пошатнулся, но новый сокрушающий сознание удар распластал меня по полу. Единственное, что я почувствовал в последний миг, перед тем как тьма сомкнулась надо мной, то это соленый, железистый привкус крови во рту.

    Глава 9

    Суб — лейтенант Пиркс был далеко не молод. Свой чин он выдрал зубами, проявив недюжинные воинские способности за три десятка лет, проведенные на службе у Союза. Он был по-своему умным, в меру жестоким и отличался завидной смелостью. Его специализацией являлась охрана особо важных объектов, составляющих научную и государственную тайну, вот как сейчас эта станция с ее "вратами". Уже год его взвод был прикомандирован к полубригаде управления безопасности, входящей в состав семнадцатого звездного флота.

    Завербовавшись в звездную пехоту еще молодым человеком, он дослужился в свое время до мастера — сержанта, но, случайно попав в бригаду поддержки на время проведения одной секретной операции, сумел проявить себя, попав на заметку людям из безопасности. Получив предложение перейти в УБ, не раздумывая, дал согласие, после чего прошел специальную подготовку. Несколько отлично проведенных операций — и полтора года назад он получил свое первое офицерское звание. Снова прошел специализацию. И вот уже как год командует двойным взводом охраны.

    Сейчас суб — лейтенант со своими двумя сержантами, командирами полувзводов, стоял в середине разгромленного зала — лаборатории, где час тому назад "чужаки" сражались со звездной пехотой Союза. Что тут находилось, что стоило так защищать? Этот вопрос все время крутился в голове лейтенанта, не находя ответа. Помещение было полностью разгромлено, за исключением одной, чудом сохранившейся технологической камеры. Хотя по разбитым вдребезги консолям нетрудно было догадаться, что в начале их было три. А теперь одна.

    "Чудо, что осталась хоть одна, — кисло усмехнулся в мыслях лейтенант. — После такой бойни…. А морды-то, как эти мудрилы ученые от трупов воротят. Непривычно им. Тут я их понимаю! Меня-то самого от этой жути забирает, а уж им то…".

    Группа ученых, за которыми он сейчас наблюдал, занимаясь обследованием последней сохранившейся камеры, старалась держаться спиной к месту основного побоища, благо, что вокруг установки уже все расчистили и промыли дезинфицирующим раствором. Но иногда, забывшись, то один, то другой, задев взглядом горы трупов у входа, резко вскидывает голову, чтобы утихомирить несущийся к горлу желудок. Сержант кисло усмехнулся, глядя на их ухищрения. Еще совсем недавно, он сам едва удержал рвотный позыв, когда перешагнул порог и увидел пол, заваленный раздавленными и сожженными трупами.

    "Хорошо, хоть запахов не чувствуют, а то выворачивало бы через каждую минуту".

    Ученые, как и он, были облачены в мягкие и легкие скафандры со станцией регенерации воздуха, снабженной обеззараживающими фильтрами.

    Лейтенант снова обвел глазами зал. Искореженные и обугленные стены. Пол, заваленный трупами и стены, заляпанные пятнами цвета ржавчины. Сами трупы выглядели так, словно по ним прошлась не просто смерть, а сумасшедшая смерть. И не с косой, а с мясорубкой. Это был вынужден признать сам лейтенант, у которого, как он иногда любил говорить: "война в крови". Прошло всего полтора часа, как отсюда убрали остатки отряда киборгов. До этого боя они являлись стопроцентными гарантами победы, но сегодня еле-еле перетянули победу на свою сторону.

    "Все же бравыми ребятами оказались эти киборги. Бравыми, ничего не скажешь, — задумчиво подумал Пиркс, стоя посреди зала, и продолжая осматриваться. — Такую силу сломили. "Чужаки" оказались не хуже мясорубки. Перемололи две двойные штурмовые полуроты. Потом отряд особого назначения второго класса. Если в людях… дай памяти… где-то полторы сотни бойцов. Да еще под двойным "нарком". А этим хоть бы что! Пустили озверевших "нарков" под нож и не поморщились. Не "чужаки", а звери какие-то. А еще приплюсовать сюда половину отряда киборгов…. Круто! Кто бы мне сказал, что двое уложат….Все, хватит! За работу, лейтенант!".

    — Ты, Руум, возвращайся в расположение отряда, — отдал приказ суб — лейтенант к одному из сержантов, стоявшему перед ним навытяжку. — Возьмешь второе отделение. И сюда. Схема внешней охраны "Стандарт 2М". Это пока. С внутренней расстановкой разберемся позже. Мне надо помозговать. Все, я жду.

    Сержант тут же отчеканил: — Есть, суб — лейтенант! — и четко развернувшись, направился к выходу.

    — А ты Кро-то-Кор, двигай к "Пространственным вратам", — бросил через плечо Пиркс. — Присмотри там за нашими парнями. Я потом подойду. Позже.

    Услышав еще один четкий ответ, суб — лейтенант стал прикидывать на глаз расположение часовых. Снова окинул помещение взглядом. Теперь его взгляд остановился на группе из трех "гражданских лиц", которые готовили тело одного из "чужаков" к последующей транспортировке. Рядом с ними стоял робот — лаборатория, низкий, на широких гусеницах. В этот момент его длинные и тонкие, но необычайно сильные, манипуляторы, делали один за другим уколы в различные части безжизненного тела.

    "Консервируют, трупорезы. Потом на куски будут резать. Исследовать, так они это называют. Живодеры!".

    Подобную процедуру, он уже видел дважды в своей жизни и каждый раз чувствовал брезгливость при виде подобной работы. Хотел сплюнуть, но в последний момент удержался, вспомнив об одетом на нем скафандре. Не имея другой возможности выказать презрение, суб — лейтенант развернулся в другую сторону, став смотреть на третью группу, стоявшую полукругом над телом второго "чужака". Это даже была не группа, а свита, сопровождающая командующего операцией. Адмирал, перед тем как отбыть с докладом, решил лично полюбоваться на "чужаков". С двух сторон его прикрывали телохранители с тяжелыми автоматами, взятыми на изготовку. По обеим сторонам от них стояли военные вперемешку с учеными из правительственной комиссии, которых привел полковник Труппе. Кроме стоявших вокруг, над телом "чужака" склонилось двое специалистов, водя над трупом каким-то прибором. Этих ребят он знал, они были из научного отдела управления безопасности.

    "Универсальное у нас управление. Кого хочешь, найдешь! И головореза, и мудреца. Ладно, хорош глазеть, лейтенант! Тебе не за это деньги платят!".

    Не успел взгляд суб — лейтенанта оторваться от адмиральского окружения, как неуловимая деталь, еще не понятая мозгом, но уже успевшая изменить всю картину, была захвачена краешком глаза. Лейтенант был из той породы людей, которые не любили оставлять за своей спиной никого и ничего, пусть даже это только тень беспокойства. Резкий поворот головы — и взгляд фиксирует непонятное смятение в группе лиц, столпившихся у тела. Вот адмирал, отшатнувшись, делает неверный шаг, его телохранители наоборот делают шаг вперед, закрывая своими широкими плечами высокую персону. Чуть помедлив, начала медленно отступать от тела свита адмирала. Только специалисты, из управления безопасности, вскочив на ноги, не стали пятиться, а остались стоять, не сводя глаз с "чужака". Только тут лейтенант понял причину непонятного поведения людей, которая до этого ему была не видна из-за большого расстояния. Контуры тела мертвого "чужака" неожиданно налились жемчужно — серебристым сиянием, которое с каждой секундой становилась все ярче. Вместе с этим все менее становилось видным тело, все более расплываясь, теряя четко очерченный контур и краски. Первой мыслью Пиркса было объявить по комкону всеобщую тревогу, а с другой стороны, здесь, в зале, вполне хватало высокого начальства.

    "Пусть оно и решает, — решил лейтенант, — но со своей стороны меры предосторожности я все же приму. Хуже не будет".

    Отдав соответствующие распоряжения своим людям, лейтенант стал дальше наблюдать за развитием событий. Вопрос "убегать или остаться" у старого служаки даже не возникал в голове, пока ему было просто интересно, но сила сияния все нарастала. Вместе с ней начала расти тревога. Лейтенант замер, не дыша и не отводя взгляда.

    Вдруг неожиданно раздались звуки, напоминающие мягкие шлепки. Лейтенант выхватив бластер, резко развернулся на звук. Рядом с прозрачным саркофагом, над которым замер неподвижный робот с нелепо задранными вверх манипуляторами, лежало три тела в мягких скафандрах. Ученые. Лейтенант без труда связал трупы с все нарастающим свечением. Ухо снова уловило уже знакомый звук, но теперь лейтенант знал, что увидит. Скользнув глазами по группе тел, раскинувшихся вокруг технологической установки, он остановил взгляд на лежащем адмирале и его свите, рядом с "чужаком". Страха, как такового, лейтенант не чувствовал, слишком часто ходил рядом со смертью, чтобы так просто поддаться панике, но бесшумность смерти, зал, полный трупов, а, главное, ожидание собственной смерти, начинали давить на психику все сильнее и сильнее. Защиты от нее он не знал. И судя по всему ее просто не было. Пальцы сами сжались в кулаки, тут же в правую больно врезалась рукоять бластера. Подняв руку с оружием, с недоумением посмотрел на него, потом разжал пальцы. Излучатель упал с негромким стуком, разогнав на какие-то мгновения зловеще — мрачную тишину. Вдруг неожиданно ему показалось что он что-то слышит. Может смерть только здесь, а там ее нет?

    Ноги сами понесли его к выходу. В душе затеплилась надежда, но как только он выбежал в коридор и увидел новые трупы, она снова погасла. Страх с новой силой вцепился в него, ломая остатки его воли. Сознание замигало, как вот-вот готовая перегореть лампочка. Он уже не видел что идет, не разбирая дороги, прямо по трупам, как и не знал, куда идет и зачем. Неожиданно сквозь разрывы искореженных переборок ударил солнечный свет, который в последний момент сумел удержать сознание, готовое погаснуть. Солнце и небо! Они вдохнули в него жизнь. Он не умрет! В пустыне, где много воздуха и солнца, смерть не посмеет его преследовать! Но не успел лейтенант обогнуть, изорванную в лохмотья, наружную стену станции, как резко остановился. Все так же голубело небо и светило солнце, но вместо желтого песка лежал ковер из мертвецов. Песчаные танки и боевые роботы стояли наподобие памятников на этом кладбище непогребенных мертвецов. Погасла последняя искра надежды, вслед за ней погас разум. Нечеловеческий вой, разорвав в клочья тишину пустыни, ввинтился в яркое голубое небо.

    Смерть многогранна. И не всегда убивает сразу. Вот и сейчас удар косы, вместо того чтобы нести мгновенную смерть, нес с собой безумие, панический страх и жажду убийства. Они волной захлестнули, все как один, корабли семнадцатого звездного флота. Солдаты и офицеры звездных экипажей, кто с безумным хохотом, кто с надрывным плачем, резали, стреляли, убивая себя и других.

    Эпидемия безумия заставила исчезнуть во вспышках ядерных взрывов почти весь флот, за исключением нескольких звездолетов, которым была уготована участь кораблей-призраков, уносящих свои мертвые экипажи в бездонные глубины космоса.


    * * *

    Охватившая тьма душила меня своими черными щупальцами. Я пытался ей сопротивляться, но выходило плохо. Я задыхался. Мне не хватало воздуха, но потом словно невидимая сильная рука отбросила щупальца с моего горла. Глотнув воздух сначала робко, потом все сильнее, я, наконец, задышал полной грудью. Следом появился свет, неяркий и робкий, но постепенно набиравший силу. Я оживал, но при этом ничего не чувствовал. Вдруг проскочило что-то подобное знанию, подсказавшее мне, что со мной нечто уже происходило. Попытался ухватиться за эту мысль, но она словно рыба, вильнув хвостом, скрылась в темных глубинах моего сознания, но усилия не пропали даром, механизм памяти заработал, выдавая смутные, полузатертые обрывки воспоминаний. Они пошли непрерывной чередой, все такие разные и одновременно одинаковые в своей неопределенности. Попытки сосредоточиться на чем-то одном, ни к чему не привели. Постоянно ускользавшие от меня мысли, вместе с бессмысленными попытками что-либо понять, неожиданно вызвали всплеск злости. Ощущение потрясло не только мое "я", но и череду непрерывно идущих безликих картинок. Словно сбившись с шага, они стали наплывать друг на друга, слипаться, образуя ком, который постепенно стал увеличиваться в размерах, грозя похоронить мое сознание под массой слипшихся воспоминаний. Тогда я испугался. Так пришел страх. Злость и страх. Эти два чувства, объединившись, подобно молнии ударили в самую середину шара, заставив тот распасться, оставив вместо себя только одну картинку — воспоминание. Тело, бьющееся в агонии. Кори. Это имя, всплывшее в памяти, закрутило ленту черно-белого кино, сохранившуюся в памяти. Каждый кадр, сначала застывал у меня перед глазами в своей чудовищной неприглядности, потом сменялся на такой же снимок, не менее ужасный. Страшные в своем жестоком натурализме воспоминания давили на мозг и жгли сердце. Каждый кадр возвращал мне частичку самого себя, так мне удалось вспомнить, что со мной произошло, кто я и где нахожусь.

    Сейчас я находился в состоянии подобном "клинической смерти" для внешнего мира. Состояние своеобразной "мимикрии", которую мозг поддерживал автоматически, давал подпитку организму на самом минимальном уровне, позволяя только системе регенерации организма заниматься восстановлением жизненных функций. Когда состояние "физической смерти" было остановлено и пошло вспять, мозг включил сознание. Появившиеся картинки были сигналом к пробуждению моей личности. Черная стена, до сих пор державшая мое сознание в плену, растворилась, вернув видение мира, но не зрительное, а через информационное поле. Краски, образы, мысли, чувства, все эти ощущения мира, хлынув волной, наполнили меня, прежде всего радостным ощущением причастности ко всему живому, но не успел я насладиться всем этим, как в голове вспыхнули жуткие подробности нашего последнего боя.

    Дикий рев и горящие яростным безумием глаза солдатни, накачанной боевым наркотиком. Плазменный факел на защите Кори. Стремительно накатывающаяся волна одинаковых и неподвижных лиц киборгов. Потом пульсирующая вспышка разорванной защиты. Не успел я заново пережить боль, страх и ненависть, как на память пришли ее слова: "Спасибо за… все, Влад". В какой-то миг я был готов простить миру ее смерть, но не успел понять разумом, как у меня в голове взорвался ее предсмертный душераздирающий крик. Он сбил чаши весов душевного равновесия железным кулаком, которые логика и разум пытались выровнять, разметав их, посеял бурю из крови и ярости, которая, ломая защитные барьеры в сознании, вывернула мои мозги наизнанку. Ее крик, не переставая, все продолжал звенеть тревожащим разум набатом, неся в себе страх и боль, взывая к мести. Черная волна ярости прокатилось в моем сознании, ломая барьеры, поставленные культурой и цивилизацией, вытаскивая на свет все темное, что таилось в уголках моей души.

    "Убить!! Убить!! — раздавалось эхом в самых отдаленных уголках моего мозга. Погружаясь в черный омут, от которого явственно попахивало безумием, я неожиданно ощутил, что нахожусь не в реальном мире. Чувство не имело под собой никакой логики, я воспринял его той примитивной частью мозга, где под пластами подсознания похоронены наши первобытные инстинкты. Сначала я только чувствовал, но потом начал видеть окружающий меня мир внутренним взором. Место было странным, непостижимым и чужим, но в то же время в нем было что-то знакомое и близкое. Его можно было сравнить с ночным звездным небом из-за мириад голубых искорок на фоне цвета черного бархата. Я парил в пространстве, среди голубых звездочек, пока исподволь, каким-то диковинным путем, не пришло знание. Необычное и чудное, и вместе с тем противоречивое, как и все в этом месте.

    "Ты частичка этого места, один из множества краеугольных камней этого мира, и одновременно ты его творец и бог".

    Это знание вывернуло мне мозги наизнанку, заставив понять, где нахожусь. Разум во вселенной разумов. Я сумел попасть туда, где родился во второй раз. Еще одна вселенная в энергоинформационной сфере, где властвует энергетика чувств, мыслей и желаний, где каждый мозг представляет собой отдельный мир. Эта была вселенная, где каждый был и ее частичкой, и ее творцом.

    "Ты понял этот мир, и он принял тебя. Теперь осталось решить вопрос бытия: кто ты есть?".

    Сомнений в выборе не было. Палач. Я буду палачом. Вселенная разумов тут же изменилась в моем восприятии, дав мне иное видение окружающего меня пространства. Теперь вокруг меня висела густая сеть из тончайших ниточек, а в тех местах, где они пересекались, висели миры — разумы, соединенные друг с другом, в самых замысловатых комбинациях. Это были любовные и родственные связи, нежные привязанности и взаимная злоба. По этим ниточкам — связям проходила нежная ласка и грязные помыслы, любовное стеснение и хладнокровная жестокость. Все, чем управлял мозг разумного существа, и все, что управляло им — представляли эти нити. И сейчас они были у меня в руках. Я мог манипулировать любым разумным существом, как марионеткой, дергая за эти ниточки. В моей воле было заставить его плясать или плакать, сойти с ума или влюбиться. Или убить.

    Еще раз окинул своим внутренним взглядом мириады искорок, каждая из которых представляла жизнь разумного существа. Все они живут. Работают, любят, радуются, страдают. Но это пока. Некоторым из них уготовано умереть. Я их смерть. Окончательно осознав это, я потянулся к ближайшей искре своим сознанием. Почему начал именно с этого существа, я не знал, но твердо верил, что это знание мне дано свыше. Дотянувшись до чужого разума, я опалил его огнем своей ярости. Он тут же потух. Кто-то умер. Жизнь погасла, но у меня остался отпечаток смерти, это как обратная сторона обычной монеты, а в этой вселенной — жизни. Он был мне нужен, но зачем, я пока не знал.

    Гасить жизни получалось все легче и легче, но вскоре мне надоело тушить искорки по одной. И тут, словно пришедшее свыше, озарение, подсказало мне, как использовать остававшиеся у меня отпечатки смерти. Слепив из них шар, я кинул его, словно черный снежок, в большое скопление искорок. Ком из смерти и безумия, ударив в центр их скопления, стал растекаться, жадно пожирая их, одну за другой.


    * * *

    Едкий запах горелого металлопластика мешаясь со сладковатым запахом крови, лез в ноздри, щекотал горло. Меня шатало. И не раны, уже затянувшиеся, были тому причиной. Нет. То, что со мной происходило, было своеобразной платой за переход из психосферы в сферу материальную, своего рода адаптация, вызвавшая физический резонанс в моем организме. Меня бил озноб, тело обливалось холодным потом, вдобавок, голову пронзали волны сильной боли. Оставалось только терпеливо ждать, когда все это закончиться. Наконец, этот момент наступил. Еще несколько минут я стоял неподвижно, привыкая к самому себе и к окружающему миру. Одновременно я пытался понять и проанализировать в себе те силы, с помощью которых мой разум нашел дорогу в психосферу. Детально и скрупулезно я изучал картины, зафиксированные мозгом, пытаясь в них найти разгадку, но скоро понял, что разум, при всем своем совершенстве, не готов к восприятию информации подобного уровня. Наступила пора узнать, что делается в реальном мире. Вошел в инфорполе.

    Станция, наполовину взорванная и искореженная, представляла собой преддверие ада. Чувство причастности к страшной картине вызвала у меня двойственное состояние, меня словно раскололо надвое. Одна часть, с ужасом, взирала на это, вторая же — смотрела хладнокровно и жестко, словно сквозь прицел винтовки на врага. На миг я опешил, пытаясь понять, что происходит, но тут же последовавшая попытка взять верх над моей личностью, расставила все по своим местам. "Страж", боевая тактическая программа, оказалась программой — паразитом. Борьба оказалось недолгой. Отделив ее своего сознания, я решил разобраться с ней позже.

    "Явная недоработка предков, не сумели ее до конца отладить. Впрочем, со слов Корку было ясно, что полного комплексного испытания "Страж" не проходил. Доработку оставили "на потом". Делали как лучше, а получилось как всегда. А если бы во время боя мы с ней схватились… Стоп! Может… гибель Кори? Та ее отрешенность… следствие борьбы… Японский городовой! — мысль больно ужалила меня в сердце. — Если она еще и сознавала это… ".

    Додумать дальше мне не захотелось.

    "Я и СИМ. Они получили по зубам, но силы по-прежнему не на моей стороне. В итоге два варианта. Первый. Спасаться бегством через "врата" или раствориться среди обитателей этой части галактики. Второй. Встретиться с бывшими союзниками геонцев. Поговорить с ними. А там… будет видно. Не получится, вернусь к первому варианту. Тогда вперед. Пронзим пространство!".

    Все произошло автоматически, легко и просто, без малейшего усилия с моей стороны. Я словно открыл в своем сознании маленькую дверцу, за которой хранились ключи — координаты пространства, открывающие пути к различным мирам. Перебрав их, достал нужный (подсказанный мне памятью) и открыл нужную дверь. Затем переступил через порог.

    ГЕОНЕЦ

    Глава 1

    Парадная броня кирас гвардейцев — муркоков из почетного караула, так ярко блестела и искрилась, что с большого расстояния их можно было принять за расставленных в ряд, три десятка бриллиантов, переливающихся на солнце бесчисленным множеством своих граней. Стоявшие по другую сторону дорожки, гиганты горды, с высоты своих двух с половиной метров, выглядели сплошной стеной пламени, стоя плечом к плечу в своих церемониальных доспехах, закрывавших их с головы до ног и полыхавших так, словно они были отлиты из живого огня. Чуть в стороне, на фоне ярко-голубого комплекса зданий космопорта, на белоснежном помосте, расположились послы со своими свитами и вездесущие журналисты. Еще дальше, за барьером, тихо гудела толпа.

    Вдруг собравшиеся разом подняли головы. Высоко в небе материализовались пять точек, которые быстро стали увеличиваться в размерах и скоро превратились в роскошную яхту, которую сопровождали четыре легких крейсера. Космическая яхта, шедевр изящества и комфортабельности, была в свое время изготовлена в единственном экземпляре и предназначалась для самых почетных гостей мира муркоков. Толпа, словно, проснувшись, принялась кричать, свистеть, до предела напрягая голосовые связки. Тихо шумели генераторы Ма — Динна плавно опуская многотонные корабли на землю. Последний раз, вздрогнув своими гигантскими телами, они замерли, коснувшись земли. Как только стих гул генераторов, все разом замолчали, застыв в напряженном ожидании. Так продолжалось до тех пор, пока люки крейсеров, одновременно не распахнувшись, не выпустили на посадочное поле около сотни тяжеловооруженных солдат — гордов, которые заученно и четко заняли свои места, охватив двойным периметром роскошную яхту. Толпа, прочувствовав момент, заволновавшись, зашумела. В этот самый миг, когда напряжение достигло своего пика, борт яхты ушел вниз, образуя собой широкий посадочный трап. Снова наступила тишина, которую можно было сравнить только с той, которая бывает в природе перед самой грозой, но сейчас вместо громовых раскатов в ней зазвучала музыка невидимого оркестра. Она поплыла невидимым хрустальным облаком над посадочным полем, тонкие, нежные, проникновенные звуки, заставили окружающих замереть, вслушиваясь в их переливы. Два взвода почетного караула при первых звуках музыки вытянулись по стойке "смирно". Толпа, не выдержав томительного ожидания, подалась вперед, чтобы опять замереть перед тревожно загудевшим силовым барьером. Счет пошел на секунды. Одна, вторая, третья. И вот, наконец, на трапе появились телохранители, и только вслед за ними появилась фигура мужчины в сопровождении четырех муркоков. Хотя мех последних серебрился, указывая на солидный возраст, двигались они с грацией молодых хищных животных. Выйдя из проема люка, человек остановился на верхней ступеньке трапа. Тут же тысячи глаз впились в "чужака", бросившему вызов могущественному Совету. Как только отзвучали последние аккорды небесной мелодии, на лице "чужака" появилась широкая улыбка, одновременно он вскинул над головой руки, сцепив их в приветственном жесте. Почетный караул вскинул излучатели в четко отработанном жесте-приеме. Толпа, наэлектризованная до предела, заревела от восторга. После торжественной встречи последовала краткая церемония представления послам и официальным гостям. Журналистов сразу же предупредили: никаких вопросов. Все будет позже, в зале Представительств. С недовольным гулом, сначала ручейками, а потом уже полноводной рекой те потекли к антигравам, ожидавшим их за барьером безопасности.

    В последний раз подняты руки над головой. Еще одна ослепительная улыбка. После чего человек скрывается в полумраке салона правительственной машины и антиграв стремительно взмывает в воздух под приветственный рев толпы.


    * * *

    Сегодня, в гигантском зале Представительств, где обычно решались вопросы внутренней и внешней политики мира муркоков, творилось нечто невероятное. Уже тот факт, что это помещение, за свою историю, никогда не предоставлялось для подобных мероприятий, говорил о многом. Сам зал представлял собой классический амфитеатр — ряды кресел, поднимавшиеся, все более расширяющимися полукругами, вверх. Вместо сцены здесь было нечто похожее на театральную ложу с несколькими рядами кресел, предназначенными для членов правительства. Силовой барьер, слегка мерцая в потоках искусственного освещения, наглухо закрывал правительственную ложу от остального зала, который, в свою очередь, также был разбит на три части, барьерами безопасности. В центральной части располагались послы, консулы и посланники с армией помощников, консультантов и атташе различных рангов. Правая часть амфитеатра была дана на откуп, самой многочисленной части присутствующих в этом зале — журналистам, операторам, техническим работникам, занятым сейчас наладкой всех мыслимых и немыслимых видов съемочной и передающей аппаратуры. Левая же часть выглядела полупустой. Здесь располагались представители церкви, наблюдатели от нескольких сообществ, да с десяток почетных гостей. Правительственная ложа была заполнена едва на треть, но была окружена таким плотным вниманием, как если бы сейчас с приглашенными делился своими тайнами глава Совета Безопасности, а между тем особое внимание было вызвано находившимися в ложе представителями трех миров. Именно они заставляли напряженно вглядываться, строить догадки и ломать головы, почти каждого из приглашенных. Повышенное внимание исходило из-за всем известного закона, до этого момента соблюдавшегося свято и строго: в правительственной ложе нет места гостям. Отсюда напрашивался вывод, что сидящие рядом с муркоками, саксы и горды, снова стали их союзниками. Они ими были и раньше, кроме сидевшего рядом с ними трех представителей мира под названием Савраска. Их внешний вид заставил меня вспомнить проводника, по имени Колли.

    "Колли. Где ты, парень? Сумел ли найти дорогу… — но тут мысли были прерваны серебристым звуком, раздавшимся под высоким потолком — куполом. Пресс — конференция, которую все с таким нетерпением ждали четыре долгих месяца, началась.

    Одновременно, с мелодичным звуком, встал один из "клыков", и несколько раз резко взмахнул над головой лапами, призывая к вниманию. Этот простой жест, несмотря на то, что зал был прямо нашпигован первоклассной техникой для проведения любого вида заседаний и совещаний, быстро привлек внимание присутствующих, заставив шум в зале пойти на спад. Последними утихомирились, возбужденные до предела, журналисты.


    * * *

    Совет Союза, вместе с главным штабом, получив удар под дых, сейчас судорожно глотал воздух, одновременно пытаясь понять, как они могли пропустить такой удар. Первым делом были приняты все меры, направленные на сохранение тайны, чтобы выиграть время и дать специалистам разобраться, что же все-таки произошло с космическим флотом. Все средства наблюдения, спутники и станции, вращающиеся на орбите "планеты мутантов", наземные наблюдатели, вся следящая аппаратура, были направлены на две точки. Одна, из которых, была расположена в пустыне — станция пришельцев, вторая в космосе — сплетение координат, до этого момента предполагавшие местоположение семнадцатого космофлота, но этот поспешный сбор информации только расширил круг людей, узнавших о случившемся, после чего слухи стали распространяться бешеным темпом. Журналисты тут же их подхватили, развивая и многократно тиражируя. Репортажи и интервью с очевидцами заполонили все каналы, а слова "пришелец", "чужак", "пси — силы", "неравная схватка", "кровавая бойня" не сходили с языка телеведущих, дикторов и журналистов. Боясь дальнейшего распространения подобных слухов, способных подорвать престиж не только Совета, как управляющего органа, но и саму идею непоколебимой мощи Союза Индустриальных Миров, срочно была озвучена официальная версия гибели флота. Дескать, смертельный вирус, оказавшийся на заброшенной космической станции, распространившись, уничтожил экспедицию и семнадцатый флот. Не самая плохая версия, но сляпанная на скорую руку, она имела множества прорех, в которые тут же засунули свои длинные носы журналисты, после чего, версии и гипотезы о катастрофах, на земле и в космосе, десятками стали оседать в ошеломленных умах обитателей миров.

    Муркоки, с момента их появления в Союзе Индустриальных Миров, находившиеся в пассивной оппозиции Совету, тут же подхватили и подняли на щит эту информацию, умаляющую мощь и силу Союза. Никто не видел в этом ничего необычного. Очередная мелкая месть всесильному управляющему органу и идейному вдохновителю. Комариный укус. Так думали все, но как оказалось на поверку, не все было так просто. Неожиданно на свет появился "чужак", тут же превратившись из мифического героя в конкретную личность, а еще через несколько дней, по специальному галактическому каналу прошел полномасштабный фильм — репортаж, показавший кровавый бой на станции, во всей его страшной неприглядности. На зрителей прямо с экранов потекла кровь, леденя их сердца. Раздавленные и обгоревшие трупы, расколотые кости и черепа, эти кадры словно кипятком обожгли сознание рас и народов. Сопоставить появление "чужака" и фильм не составило труда даже для среднего обывателя, а что уже тогда говорить о журналистах. Они толпами бросились к муркокам, а те вместо объяснений, запустили по "Галакт — видео" короткую пресс-конференцию с таинственным "пришельцем". Два десятка журналистов. Почти столько же ответов и вопросов. Но главный сюрприз был в конце: приглашение на встречу с "чужаком", которая состоится через две недели. Теперь внимание всех без исключения было приковано к миру муркоков и "пришельцу". Журналистские центры планет просто трясло от возбуждения. Пока каналы в своих предварительных репортажах и передачах строили новые гипотезы на основе новых данных, политики, прозрев, начали понимать, что это не очередная сенсация — однодневка, представлявшую собой одноразовую акцию против Совета, а нечто совсем другое. А другое в подобной ситуации могло означать только одно — войну. Исходя из подобных соображений, во все стороны пошли, как негласные, так и официальные запросы правительств по случаю столь громкого начала противостояния. Совет же, давший в свое время официальное разъяснение по поводу гибели флота, никак не отреагировал, ни на сенсационные заявления, ни на объявленную пресс — конференцию. Его молчание можно было принять за открытое презрение в ответ на ничтожную суету каких-то муркоков, а с другой стороны — за тишину, окружающую хищного зверя, сидящего в засаде. В любом случае, и все это прекрасно понимали, что молчание отнюдь не означает бездействие Совета. Многие миры, в свое время, испытали на своей шкуре, как грозна его карающая рука. Но с другой стороны все понимали, что сложившаяся ситуация требует иных решений. Да и с "чужаком" не все было ясно. Ведь если именно он повинен в гибели звездного флота, то… муркоки заимели себе такого могучего союзника, что с ними теперь придется считаться. Ведь семнадцатый флот имел последний порядковый номер в ряду космических армад Союза. К тому же расчетное время, в течение которого он погиб, составляло лишь один час. Один час. Значит, на оставшиеся шестнадцать звездных армад потребуется только шестнадцать часов.

    И вот наступил день, которого с все таким нетерпением ждали. Все, что до этого было расплывчатым, предположения, надежды, догадки, стало принимать конкретные формы, как только на трибуну поднялся один из "клыков". "Война на пороге" — эти слова прозвучали в голове каждого из сотен миллионов разумных существ, увидевших на своих экранах военного вождя муркоков — "клыка", одетого в церемониальную кирасу.

    Чтобы не всколыхнулось в душах сидящих перед "голо", радость, страх, ярость или надежда, но равнодушных среди них не было. Обитатели полутора десятка миров и более трех десятков миров — колоний замерли в ожидании первых слов. Уже само начало краткой речи подтвердило худшие опасения в душах одних, зато подняли других на вершину радости. Четыре мира, вступив в военный союз, бросают вызов Совету. Война!

    Не успел еще осесть в умах смысл подобного заявления, как оратор, воспользовавшись секундами тишины, заявил, что прямо сейчас они не готовы отвечать на вопросы, им нужно время для получения дополнительной информации, а пока журналисты могут побеседовать с "чужаком". Возмущению собратьев по перу не было предела, но равнодушное, даже пренебрежительное, молчание правительственной ложи дало понять всем, что пресс — конференция пойдет согласно сценарию муркоков и никак иначе. Разобиженные журналисты вымещая свое раздражение на мне, набросились на меня с таким злым азартом, что в первые мгновения я ощутил себя зверем, которого травят собаками. На посыпавшиеся со всех сторон вопросы, я старался отвечать спокойно и лаконично, пытаясь сбить пыл атакующих меня журналистов. Несколько раз, удачно пошутив, я тем самым дал ход обычному рабочему диалогу. Вопрос — ответ. К тому же сжигающее их жгучее любопытство, сыграв роль пены, быстро загасило еще тлевшие угли обиды.

    Как только началась моя беседа с журналистами, я сразу появился на десятках объемных экранов, висевших в воздухе, по всему залу. Куда бы ни бросал взгляд, везде видел свое изображение. Когда разговор зашел о бое на станции, экраны разом погасли, словно огоньки свечей, задутые резким порывом ветра, следом за ними разом погасли ехидные улыбки и ядовитые усмешки на лицах журналистов, большинство из которых, похоже, считали, что я — это раздутая до гигантских размеров мистификация. Лица всех присутствующих развернувшись к экранам, замерли в ожидании. И тут экраны снова вспыхнули.

    Взорванные, искореженные переборки, забрызганные ржавыми пятнами, в которых угадывается свернувшаяся, высохшая кровь. Кадры развертываются на фоне тяжелого дыхания человека. Вот голова дернулась и камера, вмонтированная в шлем, резко дернулась следом, показывая одну картинку за другой. На них падали, скошенные невидимой смертью, разумные существа. Запах смерти прямо сочился сквозь объемное пространство экранов, заставляя переживать этот кошмар, как бы наяву. Но самый больший ужас вызывают не бесшумные шаги смерти, а сияние. Оно нарастает все сильнее. Свет режет глаза даже с экранов. Завороженный картиной зал был уже готов поверить в демона зла, готового появиться на свет из белого пламени, как в этот момент, картинка камеры резко развернувшись, двинулась к входу, выделяющимся черным пятном на сером фоне изуродованных стен.

    Вздох облегчения волной прошел по залу, в надежде, что все закончилось или вот-вот закончиться. Но нет…

    Мерный шаг. Неровное, учащенное дыхание. Под ногами трупы, смешанные с искореженными обломками боевых машин, на фоне изорванных переборок, с черными пятнами подпалин. Снова ржавые пятна крови. Опять трупы, устилающие узкие коридоры. Кадры шли относительно плавно, потом пошли рывками. Было видно, что человек перешел на бег. Дыхание еще более участилось, стало хриплым. Изображение начало скакать еще больше, искажая картинку. И вдруг, неожиданно резкая остановка. В предельно четком кадре — выжженное до белизны небо и раскаленный оранжевый апельсин солнца. В тишине зала снова раздался нестройный хор вздохов облегчения… И вдруг послышался легкий стон, прорвавшийся сквозь тяжелое дыхание. Все опять замерли в нехорошем предчувствии. Камера, до этого смотрящая на небо, резко накланяется. В зале больше никто не молчит, вокруг слышны выкрики, мольба, проклятья и молитвы. Новая картина смерти была до такой степени неестественной и в ней настолько явно проглядывали черты ночного кошмара, что она сумела превратить цивилизованный страх в первобытный ужас, хотя выглядела на порядок благопристойней, чем сцены кровавой бойни на станции. Пустыни нет! Только мертвые тела. Они везде, где достает взор. Взгляд перестает блуждать, затем резко устремляется в небо. В громадном зале наступила тишина, гнетущая и напряженная. Казалось, тронь ее… И она взорвалась! Диким, нечеловеческим воем, сверлящим уши одной и той же стонущей нотой. Гимн безумию и смерти звучал целых полторы минуты, но для многих в зале это было чуть ли не вечность. И вдруг экраны потухли. Секунду продержалась тишина, чтобы затем мгновенно наполниться шорохами и движением, вздохами облегчения и невнятным бормотанием, но никто, ни одно существо в громадном зале не рискнуло вслух прокомментировать этот короткий фильм.

    Записи с видеопередчика, снятого мною со шлема офицера, были смонтированы в этот фильм, который должен был сбить накал страстей и срезать до минимума поток наиболее острых вопросов по слишком "горячей" теме боя. Я являлся единственным живым свидетелем, и одновременно одной из противоборствующих сторон, что со стороны выглядело двусмысленно, поэтому фильм должен был стать своего рода психологической контратакой, которая должна была скомкать тему, снять острые вопросы. Журналисты так же продолжали шуметь, громко смеяться, показывая тем самым, что им все нипочем, но я видел, что в сердце каждого из них проник страх. Они задавали вопросы такому же разумному существу, как и они, но видели во мне то зло с экрана. Где он настоящий? Двойственность, в голове и сердце, придавала разброд их мыслям, мешала думать и анализировать. Вскоре журналисты сделали вид, что тема боя себя исчерпала и перешли к моему появлению и устройству "врат времени", затем мы так же плавно перешли к следующей серии вопросов, теперь уже с политической начинкой. Здесь за меня взялись журналисты от политики, до этого не участвующие в моем опросе. Они все задавали мне один и тот же вопрос, правда, интерпретируя его каждый раз по-своему. Зачем появился представитель расы геонцев? Не затем ли, чтобы сесть им на шею вместо Совета? Мое пространное заявление о том, что появление в этой части космоса, является следствием испытания новой установки, а не месть или начало военной интервенции, никого из них не удовлетворило. Но, так или иначе, тема была закрыта. После того, как перечень основных тем исчерпался, журналисты, начали забрасывать меня самыми разнообразными вопросами, удовлетворяя свое собственное любопытство. Поток вопросов, то нарастающий, то ослабевающий, касался секса и здоровья, управления пси — силой, как уже окрестили журналисты, мои возможности, быта и социального строения миров, откуда я прибыл. Я отвечал, как мог, мешая правду с ложью, при этом, стараясь соблюдать их в равных долях. Но не успел я перейти к демонстрации моих пси — возможностей, как председательствующий на этом заседании "клык", резко поднялся и вскинул вверх лапы, призывая, тем самым, всех к вниманию. Тишина наступила почти мгновенно. Все снова застыли в ожидании.

    — Смотрите!! — его горловой рык, усиленный аппаратурой, прокатился по залу, как волна — цунами, накрыв всех с головой. Черные экраны снова вспыхнули. На этот раз они оказались окнами в космос, в эту первозданную и бездонную пустоту вселенной. Камеры, сначала продемонстрировав беззвучный полет звездолетов сквозь черный бархат космоса, начали показ внутренних помещений внутри одного из звездолетов. Судя по профессиональным замечаниям, раздавшимся в зале, корабль являлся штаб — квартирой, а значит, флагманом звездного флота. Многие терялись в догадках, высказывая вслух свое недоумение, требуя прокомментировать происходящее, и через минуту, словно бы в ответ на эти просьбы камеры дали общую панораму. Перед глазами присутствующих развернулась гигантская панорама сражения в космосе.

    Первая волна атакующих звездолетов была представлена мощными космическими крейсерами и линкорами. Лазерные лучи, скрещиваясь с силовыми полями кораблей, разбегались по ней многоцветными волнами, а, пробив защиту, распускались яркими цветами взрывов. Черный мрак расцветился яркими вспышками, взрывами, яркими лучами лазерных пушек. Нападавшие буквально смели своими мощными залпами батареи космических станций на подходе к планете, чтобы тут же наткнутся на залпы патрульных эскадр, представляющих собой второе кольцо обороны. Но и их хватило ненадолго. Когда всем стало ясно, что оборона планеты сломлена окончательно, показ резко прервался. Экраны погасли и так же резко вспыхнули. На новых кадрах было видно, как сотни астроистребителей, неудержимым потоком пронизывают атмосферу планеты, не обращая внимания на удары системы противовоздушной обороны, как они безудержно и зло рвутся к поверхности, чтобы уничтожить все живое на земле. Параллельно, под их прикрытием шла высадка десанта.

    Затем последовал резкий скачок по времени, и на следующих кадрах мы уже наблюдали, как модули с грохотом врезались в поверхность, чтобы в следующий момент раскрыться подобно странному цветку, выпуская на волю десантников в серебристой броне. Тускло-серебристые волны, начав катиться, разрастались все больше и больше. Поверхность планеты закипела во взрывах, но нападающих, казалось, это нисколько не волновало. С неестественной скоростью, перепрыгивая через огненно-стеклянную сожженную землю, воронки и трупы, десантники неслись вперед, уничтожая все на своем пути. Теперь съемка шла под непосредственным руководством оператора, что заметно сказалось на ее качестве. Картинка в большинстве случаев выходила размытой, что не давало разглядеть детали, но, несмотря на это, следующие кадры подтвердили успех нападающих. Группы солдат, оседлавших горбы планетарных танков, неслись, на полном ходу, на позиции защитников планеты, сквозь огненно-лазерный шквал. Боевые машины, пройдя как нож сквозь масло, сквозь укрепления, сбросив десант, рванулись дальше, изрыгая огонь, а тем временем на земле уже кипит рукопашная схватка. Новое переключение камеры, теперь уже крупным планом. Гигант в серебристой броне, отбросив разряженный излучатель, одним ударом кулака в бронированной перчатке проламывает шлем своего противника, словно тот из картона.

    — Это горды!! — выкрик одного из журналистов прозвучал как выстрел в полной тишине. И она тут же взорвалась криками, угрозами, вопросами. — Война!! Вы начали войну без объявления!! Это подлость!! К ответу их!! Совет в курсе?!

    Только мощный удар гонга смог пробиться сквозь этот невероятный шум. Его звучание благодаря универсальной акустической системе сумело дойти до уха каждого из здесь присутствующих, заставив их мгновенно замолчать.

    — Хватит эмоций!! Это еще не все!! Смотрите дальше!! — новый рык, прокатившийся по залу, заставил даже шептунов замолкнуть.

    На экранах еще некоторое время лилась кровь, замирали охваченные огнем танки, шли в атаку и умирали десантники. Жуткие, кровавые, страшные в своей простоте, фрагменты битвы. Зал, в который раз, затаил дыхание.

    — А вот то, что мы получили несколько минут назад!!

    На кадрах появились громадные куполообразные здания сиренево — металлического оттенка. Не успели они появиться на экранах, как среди присутствующих сразу раздались крики: — Они захватили Галеон!! Мир — рудник Галеон взят!! Этого не может быть!! У муркоков в руках броневой щит Союза!! Невозможно!!

    "Клыку" на этот раз не пришлось усмирять присутствующих силой своего голоса, все разом замолкли, как только увидели большой зал, залитый потоками искусственного света. Стены и пол, покрытый пушистым ковром, были выдержаны в светло-коричневых тонах. В центре зала громадный стол, за которым по обе стороны сидят несколько человек. Вот камера наезжает на лицо одного из них. Крупным кадром лицо военного в мундире с золотым шитьем. В зале кто-то во весь голос прокомментировал: — Генерал — защитник Урбанас!! Командующий вооруженными силами Галеона!!

    Следующие кадры крупным планом показали стол. На нем перед плотно сжатыми в кулаки руками генерала лежало что-то вроде церемониального клинка в роскошных ножнах.

    — Это же капитуляция!! Полная капитуляция!!

    Экраны разом погасли, словно свечи, разом задутые резким порывом ветра. В зале стало твориться черт — те что. Кричали все. Шум стоял невыносимый. Журналистов просто колотило от такого обилия сенсаций.

    — Это еще не все!! — снова прогрохотало над толпой, вслед за новыми ударами гонга.

    Сейчас всеобщее молчание наступило нескоро, слишком все были возбуждены. Но всему бывает конец. Замолкли последние возгласы, наступила тишина. Но даже сама тишина в эти секунды ожидания, казалась, звенела от возбуждения, царящего в зале. Вновь вспыхнувшие экраны показали новую картинку. Кают — компания звездолета. За большим овальным столом сидит около десяти офицеров высших рангов, представляющих различные подразделения космофлота. От черных походных комбинезонов, с серебряной кометой, звездолетчиков до внешне невзрачных походных штурм — костюмов звездной пехоты. Нет ни позолоты, ни внешнего блеска, на всех униформа, которую носят только в боевых походах. Уже с первых секунд всем стало ясно, что это не съемка, а передача в реальном времени. Но, что удивительно, никто из собравшихся в зале, даже журналисты, не стали лезть с вопросами и комментариями по поводу новых кадров. Все молча и напряженно смотрели, ожидая, что будет дальше. Слишком много всего произошло за короткий промежуток времени. Взрывы эмоций, душевные потрясения, сожженные нервы. Муркоки сумели проделать все так, что понятие "война" прошло не просто через уши присутствующих, а через их сердце. С минуту длилось это неестественно тяжелое молчание, пока на экране со своего места не поднялся звездолетчик, в чине полного адмирала. Его толстая, надутая и бугристая физиономия вместе с узкими немигающими глазами и странным ртом — клапаном произвела на меня довольно противное впечатление.

    — У меня нет времени для подобных игр в гляделки, господа! Поэтому я изложу в нескольких словах содержание нашего заявления! Я, адмирал Брели рода Витова, командующий седьмым звездным флотом, заявляю: что флот, в полном составе, встал на сторону военного союза, возглавляемого муркоками! За моей спиной, как вы видите, сейчас и здесь, находиться высший командный состав флота. Ими же представлен весь офицерский и рядовой состав. Почти девяносто процентов всех служащих флота сразу и безоговорочно поддержали новый военный союз. Не все прошло гладко. Часть офицерского и сержантского состава отказались сложить оружие и сдаться. Пришлось применить оружие. Есть убитые и раненные. Сейчас мы идем на соединение с двенадцатым звездным флотом, который также вышел из состава войск Союза. Теперь я все сказал. Конец связи.

    Голубые полотнища экранов тут же свернулись в воздухе. Вспыхнувший яркий свет ударил по глазам. Тишина продолжалась недолго. Снова раздались крики, шум, поднялась суматоха. Вопросы из журналистов посыпались, как из рога изобилия. Представители комитета нового военного союза едва успевали отвечать на них. Большая часть послов и представителей начали покидать зал Представительств, сочтя свое пребывание на мятежной планете предосудительным.

    Об этих "сенсационных" новостях я знал не только заранее, и даже в большем объеме, чем было сказано на этот час. Поэтому сообщения не произвели на меня такого впечатления, как на остальных приглашенных. Вместе с захватом мира — рудника Галеон, где происходила добыча и обработка минерала, используемого как один из основных компонентов, используемых в производстве брони военных космолетов, одновременно были захвачены еще два мира, являющихся арсеналами и ремонтными доками для военных звездных флотилий. Об этом муркоки расскажут в вечерних новостях по "галакт — видео".

    Бросив взгляд на суетящуюся, шумливую толпу, на журналистов, забрасывающих вопросами военный комитет, я устало вздохнул. Напряжение давало себя знать. Я уже был готов исчезнуть, когда внезапно почувствовал на себе внимательный взгляд. Не успел повернуть голову к правительственной ложе, как столкнулся с хитрым прищуром больших желтых глаз, одного из "клыков". Он мне напомнил тот момент, когда я увидел такой же прищур в первый раз.

    Глава 2

    Пронзив пространство, я оказался в громадном зале, в центре странного желтого круга, диаметром не менее тридцати метров. Некоторое замешательство от резкой перемены обстановки, от яркого, светящегося будто изнутри, круга под ногами, все это отвлекло мое внимание, поэтому меня заметили намного раньше, чем я выделил хозяев из легкого сумрака, скрывавшего остальную, большую часть зала. Но вот краем глаза я заметил одни широко раскрытые большие желтые глаза, потом другие, третьи…. Вслед за глазами проявились очертания хозяев. С некоторым недоумением я смотрел на вполне земной вариант "Васек и Мурок", только очень сильно выросших, под два метра ростом, раздавшихся в плечах и свободно ходящих на задних лапах. И даже не свободно, а изящно и стремительно. Они неожиданно возникли из легкого полумрака, один за другим, быстро и неслышно. Их широко раскрытые немигающие глаза, казалось, смотрели на меня, с таким вожделением, что я начал подумывать, нет ли в их жгучем любопытстве частички гастрономического интереса, тем более что их предки были хищниками, о чем однозначно говорил их внешний вид. Короткая, но густая шерсть по всему телу, полукруглые уши, находившиеся на затылке, большие светившиеся глаза, а главное клыки, плотоядно оскаленные в каждой пасти. Пока единственное, что в них скрадывало звериную сущность, это были, одетые на них, ажурные доспехи. По крайней мере, я их воспринял так, с первого взгляда.

    "Ну и союзники у моих предков! Звери! Хищники! И ведь никто даже словом не обмолвился, что они… с клыками! Что ж мне теперь рычать или мяукать?".

    Когда первый шок прошел и негативные впечатления пошли на убыль, до меня, наконец, дошло что "усатые — полосатые" растеряны не меньше, чем я сам, а может даже в большей степени. Вокруг меня, не переступая границы круга, полукругом столпилось не менее тридцати особей, и не один, за все это время, не издал ни звука. Они только таращили на меня, полные изумления, желтые глаза. Но удивляться друг другу долго не пришлось. Неожиданно ряды котообразных существ сначала всколыхнулись, затем раздвинулись, и в раскрывшемся проходе, образованном из живых тел, появились трое, плотного сложения, широких в кости, котов. Мех, покрывавший их, был иссиня-черным, отдавая серебром, что даже я понял, эти звери далеко не молоды. Двигались они, стремительно и грациозно, как и остальные коты, но от них исходило еще что-то такое, заставляющее безотчетно повиноваться, а может даже, в какой-то мере, угождать им. И это был явно не страх, а, скорее всего, аура властности, сквозившая в каждом их движении и взгляде. Их узорчатые доспехи тускло блестели в сумраке, пока коты не вышли под яркие солнечные лучи, тут уж мне пришлось прищуриться. Ажурная чеканка, драгоценные камни, металл, доведенный до невероятного блеска — все это вдруг заискрилось и запылало на ярком солнце. Матерый котище, шагавший первым, остановился в нескольких шагах от меня, его сопровождающие осталась за его плечами. Из открытой пасти полились тихие горловые плавно перекатывающиеся звуки. Универсальный переводчик не подвел, тут же переведя слова аборигена:

    — Вы вернулись? Где вы были все это время?

    — Я рад приветствовать вас… муркоки!

    Что говорить дальше я не знал, хотя в запасе у меня был десяток общих фраз, из которых можно было сложить приветственная речь, но я все же решил оставить инициативу за "усатыми — полосатыми". Пока аборигены недоуменно меня рассматривали, я попытался понять, нет ли чего общего у местных жителей с земными… родственниками. Но сравнительный анализ пришлось срочно отложить, так как вокруг меня воцарялось все более гнетущее молчание.

    "Прогадал я с приветствием. И что теперь? Бить будут?".

    Молчание нарушил их предводитель, "черный с серебром" кот, не отводивший с меня, все это время, жесткого прищура своих глаз.

    — Ты геонец?!

    Если бы мне перевести его тон на человеческие эмоции, то я бы определил так: сказано было резко и отрывисто. Не зная особенностей их поведения, я сделал подобный вывод по короткому рыку и широко раскрытой пасти с оскаленными во всю длину клыками. Причем на любезную улыбку этот оскал явно не тянул, да и горловой рык не вязался с деликатностью и обходительностью. Но как ответить на заданный вопрос, когда я сам для себя окончательно не решил, кто я есть. Землянин или геонец? Они являлись детьми одной планеты, но разных, не похожих друг на друга матерей — цивилизаций. К сожалению для раздумий времени не было, обстановка требовала немедленного ответа, и я решил стать геонцем для упрощения ситуации. Мне сейчас просто было нужно, чтобы меня приняли и выслушали, тем более что Кори, в свое время, говорила о муркоках, как о расе, на поддержку которой можно рассчитывать. Мои колебания заняли от силы несколько секунд, но и их вполне хватило, чтобы насторожить аборигенов. Поэтому, даже после моих слов: "Да. Я геонец", недоверие продолжало висеть между нами темным плотным облаком.

    — Если ты уверен в сказанном, то нам, наверно, есть о чем поговорить.

    От тона кота явно веяло холодом. Меня опять охватили сомнения: принесет ли мне эта встреча, то, что я от нее ожидаю? Мои колебания прервал жест, широкий и плавный, указавший мне направление в глубину зала.

    Разговор, как я и думал, состоялся в узком кругу. Я и четверо представителей кошачьей породы. После того как я представился, вслед за мной представились мои собеседники. Все они имели звание военных советников в их правительстве во время мира, а в случае войны получали звание "клыков", автоматически становясь Военным Советом планеты. Собрание их всех вместе в здании представительств было вызвано недельными сборами вооруженных сил, которые раз в полгода охватывали этот, как оказалось, довольно воинственный мир. Ровно на неделю власть в мире хищников переходила в руки военных. Так что в этом мне очень сильно повезло, ведь мою проблему могли разрешить только военные.

    Мы сидели в небольшом зале, с отделкой в золотисто — зеленых тонах. Неяркий рассеянный свет, мягкие кресла, все это было удобной прелюдией к долгому разговору. Четыре "главных клыка планеты" удобно развалившись в мягких удобных креслах, тут же прикрыли свои глаза. Казалось, они приготовились спать, а не слушать меня, но, честно говоря, я не удивился, зная привычки земных котов, поэтому, не обращая внимания, начал свое повествование.

    Начал свою историю издалека и степенно, предварительно обкатывая фразы, но, увлекшись, сбивался на живую и яркую речь, при этом, ловя себя на том, что местами говорю лишнее, затем снова следовал переход на ровные, отточенные фразы, и все начиналось снова. Говорил о себе, о своих переживаниях, о Кори. Видно я давно хотел с кем-нибудь поделиться своими сомнениями и переживаниями, выговориться, облегчить душу. Скоро я перестал обращать внимания на шерсть, кожаные заплатки носов, остроконечные уши, торчащие на макушке, сейчас мои слушатели стали своеобразной отдушиной для накопившихся в душе вопросов и сомнений. Их позы все это время были неизменны, но я чувствовал, что меня внимательно слушают. Рассказывая, я открыто излагал свои мысли и взгляды на прошедшие события. Закончив, я откинулся на его спинку, в ожидании приговора. Коты, полуприкрыв глаза, все так же продолжали оставаться в том же неподвижном состоянии. Молчание длилось уже две минуты. Я уже не знал, что думать, по поводу столь продолжительного молчания, как один из "клыков" неожиданно открыл глаза.

    — По твоим словам выходит, что Гео не погибла, а просто переродилась.

    Теперь на меня смотрели все четыре пары глаз. Хотя первые резкие и негативные по большей части впечатления от встречи с ними сгладились, тем не менее, демонстрация клыков меня немного нервировала.

    — Не погибла, — подтвердил я, чуть промедлив с ответом.

    — Временные пространства… — протянул другой кот, фыркнув при этом, себе в короткие усы. — Столько нового и необычного ты нам рассказал, что…. Нет, нет. Мы верим тебе. В твоих словах нет ни слова лжи, тем более что сказанное тобой о бое на станции, а уж о гибели семнадцатого звездного флота совсем не трудно проверить. Так же, как и твои способности. Но все равно твой рассказ необычен. Очень необычен. Нам надо подумать.

    — Значит так, — подвел итог совещания главный военный вождь. — Отдыхай. Сутки. Двое. А мы пока соберем информацию. Проверим. Подумаем. Потом будем решать, что делать. Ты у друзей. Отдыхай спокойно.

    Я спал целые сутки, сказывалось физическая и нервная нагрузка предыдущих дней. Вторые двадцать четыре часа я также провел в кровати, в легком полусне, правда, теперь уже с перерывами на еду. Лишь на третий день я снова почувствовал себя человеком. С аппетитом позавтракав, я сидел в мягком кресле, подумывая о том, что, не пришло ли время снова окунуться в окружающий мир, а для начала собрать информацию через свою личную инфор — разведку. На время отдыха я сознательно отрезал себя от окружающего мира, но сейчас мне хотелось знать, что твориться вокруг меня. Я находился на раздумье, когда двери отворились. В комнату вошел "клык", с которым я встретился тогда, в центре солнечного круга, в зале представительств. Теперь я уже знал его имя, которое он получил уже, будучи довольно взрослым котом, за личные и военные заслуги. Так же, как знал, что муркоки получают свои имена, как у нас ордена, за заслуги перед обществом, перед родиной. Его имя звучало приблизительно так: Кииприаносс. Только мы сели в кресла напротив друг друга, как я неожиданно вспомнил, так же напротив меня на станции "Земля" сидел "сыщик Коля".

    — Ты странно посмотрел на меня. Что-то вспомнил?

    — Да. Я тебе о нем говорил. Морф по имени "Коля". Мы часто сидели так, друг против друга. Впрочем, не о нем сейчас речь. К какому вы пришли решению?

    Кот еле слышно пофыркал в свои жесткие усы и неожиданно спросил:

    — Как нам тебя теперь называть? Геонцом или землянином? Или не тем и не другим, а просто по имени.

    — Хм. Даже не знаю, — я некоторое время помолчал, пытаясь понять, чем вызван этот вопрос. Простым интересом или в нем было заключено что-то особенное. Не придя ни к какому выводу, сказал. — Наверно… все-таки геонцем. Все-таки Гео была проматерью нашей цивилизации. А еще лучше, зови меня просто Владом.

    — Ф-флат-т, — кот исказив мое имя, смягчив его, попробовал словно на вкус, прокатав в горле, потом, словно выстрелил им, произнеся его коротко и жестко. — Флат!

    Снова прислушался к нему и откровенно сказал: — Ваше пристрастие обозначать любую личность именем, стоит ли она этого или не стоит, общеизвестна. Лично мне оно никогда не нравилась. И имя твое мне не нравиться. В нем нет внутренней твердости, обозначающей тебя. Оно какое-то полумягкое, скользкое. Буду звать тебя, как и раньше звал твоих соплеменников: геонец. Ты у нас в единственном числе, поэтому путаницы не предвидеться.

    Я тут же понял: коты приняли меня. Но что-то в его словах меня насторожило. Прокрутив его слова обратно в своей памяти, до меня вдруг дошло: он знал геонцев и говорил с ними.

    — Послушай! Ты хочешь сказать…

    Тут я замолчал, пытаясь сообразить, все ли я действительно правильно понял. Кот сильно фыркнул в усы, и я понял, что это значит: он ухмыльнулся.

    — Что? Теперь до тебя дошло? Знаешь, мы тоже сильно удивились, когда услышали от тебя про "врата времени". У вас проскочило около полумиллиона лет, а у нас не прошло и трехсот. К рубежу смерти мы подходим в шестисотлетнем возрасте, в чем немаловажная заслуга вашего народа. Поэтому то, что произошло с твоей расой, еще лежит в нашей памяти. Мой народ ничего не забыл и надеюсь, будет помнить всегда. Теперь перейдем к делу. Семнадцатый звездный флот уничтожен. Как, мы пока не знаем. Но его гибель — состоявшийся факт. Совет это держит в величайшем секрете, готовя для общественности официальную версию со смертельным вирусом, занесенном с космической станции на корабли. Умно, но не совсем. Слишком многие знают о том, что произошло на самом деле. Мы тут подумали и решили: другого такого момента опробовать свои когти на Союзе нам может больше и не представиться.

    Я подался к нему всем телом: — Значит, вы решились!

    Кот в ответ на мое порывистое движение мягко покачал обеими лапами у себя перед грудью. Этот жест, скорее всего можно было перевести так: спокойствие, только спокойствие. Я оказался прав.

    — Ты, право, как котенок, молодой геонец, — его гортанные, горловые звуки сейчас шли мягкими перекатами, — такой же нетерпеливый. Впрочем, что с тебя взять. Ты по нашим возрастным меркам еще несмышленыш, да и геонец только по генам, а не воспитанию. Вот Кори, судя по твоему рассказу, была…. Впрочем, не будем уходить от темы. Перед тем как начну излагать план, у меня есть к тебе один вопрос. То, что ты проделал с семнадцатым флотом, повторить сможешь? В случае необходимости или смертельной опасности?

    Несколько раз я пытался вернуться к истокам, вспомнить все то, что дало мне возможность использовать страшное оружие, но поиски в собственной памяти практически ничего не дали. Полубред, который нельзя было ни анализировать, ни систематизировать. Сомнений не было, что есть другой "ключ" от арсенала, чем тот, использованный мною, но где его искать, я пока не знал.

    — Просто… не знаю. Честно, не знаю. В тот момент я был явно не в себе. Чудом выжил. Моя внутренняя ненависть трансформировалась в реальное убийство. Я убивал, сводил с ума. Не руками, а своим желанием отомстить…. Гасил жизни,… словно свечи. Я это делал. Но как, не знаю.

    — Ладно! Будем исходить из того, что есть.


    * * *

    Пресс — конференция, неожиданно стала поворотным моментом истории, определив не только противоборствующие стороны, но и ход истории в целом. После начала необъявленной войны Совет, не долго думая, отдал приказ вооруженным силам — атаковать мятежников. Звездные армады сошлись в созвездии Серебрянки, около погасшей, миллион лет назад, звезды TREV 2310. Не успели ударить первые залпы, как треть карательного корпуса Союза неожиданно объявила о переходе на сторону восставших. Не успевшее начаться сражение, тут же превратилось в самую настоящую бойню. Объединенные силы восставших набросились на корабли Совета, как собаки на затравленного зверя. Раздробленный на части флот Союза начал срочно перестраивать свои порядки, но этот маневр внес еще больший разброд и беспорядок. Постепенно сражение начало терять объем и целостность, все больше разваливаясь на отдельные схватки. Битва все больше расползалась в пространстве и во времени. Только по истечении двадцати часов галактика узнала, что силы Союза разгромлены и рассеяны в космосе. После этого ничто не могло удержать миры. Один за другим, они стали заявлять о своем выходе из бывшего Союза. Остались верными Совету только Коренные Миры, с которых в свое время начиналась галактическая экспансия. Наскоро собранные силы тут же были выдвинуты на границы, урезанной на две трети, территории, оставшейся за Советом. По численности кораблей армада Совета не превышала объема одного звездного флота прежнего Союза. Жалкая демонстрация сил не произвела на Дальние Миры ни малейшего впечатления. Даже на основном канале "Галакт — видео" новость продержалась только два дня, вызвав у населения миров больше насмешек, чем предполагаемого страха.

    ЭПИЛОГ

    Я оплатил свои долги, хотя по большому счету не был никому должен. Выполнил свои обещания, хотя не давал их.

    Союз Индустриальных Миров пал, с грохотом развалившись на куски, как хотелось геонцам. "Врата времени" больше не представляли опасности для Торгового Кольца. Так хотели терряне. Пришло время разобраться с самим собой. Кто я? Разумное существо, идущее своим путем или пешка в чьих-то умелых руках?


    Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • TERRA INCOGNITA
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  • ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МИРА
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  • ПЛАНЕТА МУТАНТОВ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  • ГЕОНЕЦ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  • ЭПИЛОГ

  • создание сайтов