Оглавление

  • Шаг первый
  • Шаг второй
  • Шаг третий
  • Шаг четвертый
  • Шаг пятый
  • Шаг шестой
  • Шаг седьмой
  • Эпилог

    Семь шагов к счастью (fb2)


    Сандра Мэй
    Семь шагов к счастью

    Шаг первый

    — Рыжая дурочка! Бриттани — рыжая дурочка!!!

    Сначала было про рыжую, потом про дурочку, потом к этому прибавились прыщи и брекеты, еще потом — перхоть. Жизнь подростка нелегка, потому что подросток полагает, будто весь мир только на него и смотрит, причем непременно с презрением и осуждением. Мысль о том, что миру глубоко наплевать на подростка, подростку в голову как-то не приходит.

    Бриттани Кларк ненавидела школу, ненавидела одноклассников, ненавидела брекеты, прыщи и перхоть — как следствие, ненавидела и себя самое тоже. Потом в один прекрасный день она внезапно выяснила, что выросла и стала… ну не красавицей, конечно, но вполне ничего, во всяком случае, прыщи исчезли.

    Далее следуют семнадцать лет, первый неудачный сексуальный опыт на заднем сиденье машины Джонни Кримсона, нудные гулянья под луной, частые ссоры, примирения, опять ссоры, потом Джонни уходит к Мэри Лу — полная идиотка, кстати. Еще чуть-чуть — и появляется он. Нет, не так. И тут появляется… Он!

    Разумеется, Он выгодно отличается и от Джонни Кримсона, и от прочих идиотов-одноклассников, потому как Он старше и, как минимум, умнее. Не говоря уж о том, что красивее, обаятельнее, харизматичнее… впрочем, такого слова тогда не использовали. Просто всем в Мисчиф-Крик было известно, что Эл Дэвис — клевый чувак.

    С ним было легко, весело, интересно, он запросто покупал на всю компанию ящик пива и вез всех на пикник в своем раздолбанном пикапе, он умел разжигать костер даже под дождем, у него была изумительная улыбка, вьющиеся светлые волосы, ясные голубые глаза и совершенно волшебные руки, очень нежные и ласковые… хм… это выяснилось чуть позже.

    Бриттани влюбилась насмерть, как кошка по весне. Тогда ей казалось, что она здорово скрывает свои чувства, но, скорее всего, все было написано на ее личике, потому что Эл однажды щелкнул ее по носу и ласково сказал:

    — Ух, какие глазки!

    С точки зрения юной Бриттани, это было равносильно признанию в любви. Она с облегчением перестала делать вид, что ей совершенно наплевать на Эла Дэвиса, и стала таскаться за ним как собачонка.

    Недостаток маленького городка: здесь все всё видят и друг про друга знают. Достоинство маленького городка: на многие вещи здесь смотрят чуть иначе, нежели в большом городе. Недостатки способны плавно перетекать в достоинства и наоборот. Непонятно? Объясняем.

    Продажа спиртного несовершеннолетним в Штатах запрещена, и, поймай кто-нибудь всю честную компанию на пикнике за распитием пива, не миновать родителям серьезного штрафа, а то и тюрьмы. Но шериф Мисчиф-Крик никого не штрафовал и в тюрьму не сажал, просто рассказывал родителям — и те драли своих чад от всей души, а Элу Дэвису грозились начистить физиономию. Как достоинства, так и недостатки этой ситуации налицо.

    Потом отношения с Элом перешли во взрослую стадию. То время Бриттани и по сей день вспоминала со сладкой дрожью в коленках. Минус — приходилось прятаться подальше от чужих глаз. Плюс — они любили друг друга под звездным небом, на душистом сене, на свежем, так сказать, воздухе. И все было волшебно, прекрасно, изумительно… пока однажды Бриттани не увидела, как Эл заигрывает с Салли из бакалеи.

    Салли была вульгарнейшей из всех наивульгарнейших девиц городка. Лет на семь постарше Бриттани, школу она бросила, пошла работать в магазин, а еще в городке считалось, что Салли — развратная женщина. Может, не гулящая, но непутевая точно. Когда Бриттани увидела, как Эл болтает с этой особой, облокотившись на прилавок и не сводя глаз с обширного бюста Салли, практически вываливающегося из тесной кофточки… О, зеленоглазое чудовище! Ревность, воспетая Шекспиром!

    Подруга Бриттани Клер Стюарт была категорична:

    — Ха! Болтает! Да он спит с ней, к гадалке не ходи. С Салли все спят.

    — Прекрати. Эл не такой.

    — Все мужики примерно одинаковые. Я знаю, у меня пять братьев.

    — Причем здесь твои братья?

    — Притом, что кого ни спроси — Салли такая, Салли сякая… а сами так и липнут к ней, стоит ей лишнюю пуговицу на бюсте расстегнуть.

    — Эл такой шикарный… Неужели ему может нравится такая, как Салли?

    — Брит, ты меня восхищаешь! Нравится не нравится… Зов природы. Ой, господи, ну как тебе еще объяснить, девственница ты моя несчастная…

    — Никакая я не девственница! Просто мне кажется… Элу это не нужно.

    — Ха! При такой жене, как у него, любой бы сбежал на сторону.

    Бриттани отвернулась, кусая губы. Пункт насчет жены был гораздо весомее и серьезнее, чем свистушка Салли с ее накрашенными глазищами и громадным бюстом.

    Да-да, Эл Дэвис был женат. Более того, у него от этой самой жены имелась маленькая дочка, Келли, которую Эл очень любил. А жена… ну не повезло парню. Жена Эла была ненормальной. Так он сам объяснил Бриттани, и она ужаснулась тому, в каком аду вынужден жить ее любимый.

    Ревнивая и тяжелая на руку Илси Дэвис обладала поистине сверхъестественным чутьем на собственного супружника. Она находила Эла везде — на пикниках в глубине леса, в домах его многочисленных друзей, даже в соседнем городке во время ярмарки. Находила и устраивала дикие скандалы, чуть ли не силком оттаскивая Эла домой. Бриттани её откровенно побаивалась и старалась пореже попадаться на глаза — совесть-то у нее была нечиста.

    В результате всех этих волнений и терзаний в голове юной Бриттани сложилась вполне четкая и ясная картина мироздания. Эл Дэвис был несомненной жертвой обстоятельств, Илси Дэвис — злым гением, Бриттани Кларк — спасительницей, которая рано или поздно уведет любимого за собой, станет мамой его дочке, а потом родит и других детей, и все плохое забудется, как страшный сон, все будут счастливы, бла-бла-бла…

    Просто поразительно, сколько мусора умещается в среднестатистической девичьей головке!

    Они были вместе уже почти год. Странный, тяжелый и прекрасный год. Наряду с безграничным счастьем Бриттани испытывала смутное беспокойство по поводу собственных взаимоотношений с остальным миром. С родителями она практически перестала разговаривать, с Клер виделась редко и без особой охоты, сверстники ее раздражали. К тому же девушка начала замечать косые взгляды — вот вам и еще один недостаток маленького городка. Дом Кларков стоял на окраине, почти у самого леса, да и прятались они с Элом практически виртуозно, но взгляды окружающих косили все сильнее.

    Однажды Бриттани забежала в бакалею за чипсами. Выбирала слишком долго, поэтому у кассы оказалась одна. Салли выбила чек, отсчитала сдачу и протянула девушке, однако, когда Бриттани взялась за купюры, из рук их не выпустила. Бриттани вскинула на Салли непонимающий взгляд, и Салли усмехнулась.

    — Не спеши… коллега.

    — Не понимаю, что ты имеешь в виду. Давай деньги, я спешу.

    — Понимаешь, понимаешь. Ты уже совсем большая девочка, ведь так?

    Бриттани почувствовала легкий запах перегара и брезгливо сморщила нос.

    — Салли, я действительно спешу.

    — Тогда заткнись и просто выслушай меня. Птички носят на хвостах, что кое-кто замутил кое с кем. Полагаю, ты знаешь, о ком идет речь?

    За этот год Бриттани достаточно натренировалась во вранье дома, чтобы ее могла смутить какая-то там продавщица. Она посмотрела в глаза Салли спокойным и ясным взором голубых глаз.

    — Понятия не имею, как не имею и охоты с тобой разговаривать. Могу я взять свою сдачу?

    Салли отпустила деньги, а потом вдруг резко подалась вперед и почти прохрипела в лицо Бриттани:

    — Ладно, я не гордая. Но и не подлая. Беги от него, ясно? Беги на край света. Он тебя растопчет и бросит. Он страшный человек. Нутро у него черное.

    — Я не…

    — Тебе будет больно. Даже мне было. Ему никто не нужен, кроме него самого. Он никого никогда не любил и любить не будет. Чем больше ты ему отдашь, тем больнее тебе будет.

    Бриттани повернулась и зашагала к двери. Под ложечкой противно засосало. В спину ей ударил визгливый смех Салли.

    — Пока не поздно — беги. А если поздно — не забывай почаще проверяться у врача. Эл Дэвис способен подарить целый букет, вот только не роз или ромашек!

    Бриттани добежала до дома, глухо буркнула что-то матери и отцу, смотревшим в гостиной телевизор, и взлетела к себе на второй этаж. Закрыла за собой дверь, торопливо шагнула в ванную…

    Ее рвало бурно и долго. Ослабевшая и зеленая Бриттани выползла наконец из ванной, добралась до постели и заснула мертвым сном, забыв о том, что сегодня Эл устраивает классную вечеринку в доме одного из своих старинных друзей…

    Утром ее снова тошнило, поэтому к завтраку она спустилась — краше в гроб кладут. Родители при ее появлении как всегда поджали губы и начали долгий и нудный разговор о чем-то своем, совершенно неинтересном. Впрочем, Бриттани была этому только рада — не надо было делать вид, что слушает, вникает, сочувствует…

    После завтрака она уползла к себе в комнату и долго сидела за письменным столом, глядя в окно и ни о чем толком не думая. Вот тут ее и накрыло. Бриттани почувствовала, как по спине поползли мерзкие паучки, потом ее бросило в пот. Она напрягла память — выходило так, что последние месячные у нее были… дайте подумать…

    Выходило, задержка недели полторы, не меньше. Бриттани закусила губу.

    Маленький городок, очень маленький! Здесь нельзя просто пойти в аптеку и купить тест на беременность — лучше уж сразу повеситься. Бриттани посидела немного, обхватив голову руками и напряженно размышляя, потом встала, оделась, собрала сумку и достала с нижней полки комода жестяную коробку со сбережениями. Копила она давно, благо тратить в Мисчиф-Крик особо не на что.

    Бриттани спустилась вниз и небрежно бросила в сторону кухни:

    — Ма, я уезжаю в Остин.

    Мать выглянула, недовольно поджала губы.

    — Чего это вдруг?

    — Селия давно меня приглашала, кроме того, я хочу выяснить насчет колледжа.

    Лицо матери, вечно сердитое, слегка просветлело.

    — Не может быть! Бриттани вспомнила об учебе? Где бы записать…

    — Не язви. Я давно об этом думаю, просто все времени не было.

    — Конечно. Откуда же ему взяться, коли целыми днями по лесам с женатым шариться.

    Бриттани вспыхнула, даже отшатнулась от неожиданности.

    — Что ты… Я не понимаю, о чем ты говоришь!

    Мать скрестила руки на груди, прищурилась.

    — Молода ты еще, девочка, чтобы меня перемудрить. Да и люди вокруг не слепые. Зачем ты себя губишь, Брит? Ведь ничего доброго из этого не выйдет.

    — Это моя жизнь, ясно? И я проживу ее так, как хочу сама, а не так, как… принято в Мисчиф-Крик!

    — Станешь подстилкой наипервейшего местного кобеля? Отличные планы на будущее. Только нас с отцом от этого позора уволь.

    — Эл хороший парень…

    — Эл Дэвис пустой, ленивый и подлый тип. Илси жизнь загубил, дочке, почитай, тоже, теперь тебе голову крутит. А ты и рада — словно зажмурившись живешь!

    — Илси ненормальная! Он разведется с ней, заберет Келли, и мы с ним…

    — Вы с ним никогда не будете вместе, запомни это. И вовсе не потому, что я или отец запрем тебя в доме или запретим встречаться с Элом Дэвисом. Это, к сожалению, уже невозможно — ты выросла. Но помяни мое слово: никогда Эл Дэвис не будет с тобой. Никогда! Знаешь почему? Да потому, что в тебе ему никакого профита нету. Была бы ты дочкой мэра или какого-нибудь богатея — тогда может быть. Но ты просто соплюшка, которая бегает за ним хвостиком и смотрит в рот. Таких у него было полгорода. Ты бы хоть с подружками поговорила, раз мать тебе не указ.

    — Не хочу слушать! Не буду! Достали вы меня все! И городишко этот достал! Я уеду, поступлю в колледж, выучусь, добьюсь всего — и Эл уедет ко мне!

    Бриттани вылетела из дома, хлопнула входной дверью.

    Она вырулила на главную улицу городка и медленно поехала вдоль бордюра. Злость прошла так же быстро, как и навалилась, теперь Бриттани терзали страх и неуверенность. Она ехала в Остин, где ее, по всей видимости, ждало достаточно серьезное испытание — посещение врача, не говоря уж о том, что могло за этим последовать. Внезапно сердце Бриттани забилось сильнее, она вспыхнула, вцепилась в руль старенького «форда» обеими руками.

    По тротуару ленивой походкой брел Эл Дэвис. Руки в карманах, рубашка расстегнута почти до пупа, чувственные губы слегка улыбаются. Хорош он был, Эл Дэвис, белокурый принц Бриттани Кларк.

    Она затормозила рядом с ним и окликнула:

    — Эл… Привет!

    — О! Кого я вижу! Привет, птичка. Далеко ли собралась?

    — Я еду в Остин.

    — Да? Ну, счастливо. Будь осторожна на дороге.

    — Эл, а ты… Как вчера посидели?

    — Отлично. С утра голова немного трещала, но сейчас полегче. Салли, умничка, запасла мне на утро холодное пиво.

    — Салли тоже была?

    — Честно говоря, рыбка моя, я не очень помню, кто там был. Толпа народу. С утра я Салли видел, это… хм… точно. Вот как тебя, даже ближе.

    Бриттани закусила губу. Ей хотелось расплакаться и все ему рассказать… Однако вместо этого она лишь просительно улыбнулась.

    — Я ненадолго в Остин, Эл. Вернусь через пару дней. Хочу навестить Селию.

    — Селию Коннор? Рыжую бестию Селию?

    — Я тоже рыжая…

    — Ты — лисенок, а Селия — бестия. Приветик ей.

    — Вы знакомы?

    — О да! В свое время мы славно покуролесили, потом она вздумала учиться и уехала. Ладно, цыпа, я пойду. Старик Гранджер подрядил меня поработать у него на ферме водителем — все лучше, чем сидеть дома с Илси. Пока-пока.

    Он уходил, а Бриттани смотрела ему вслед и кусала губы, уже не таясь. Как-то не так она представляла себе расставание с любимым человеком, пусть даже и перед недолгой разлукой.



    Селия была ей рада. Когда-то они жили по соседству, просто Селия была старше на семь лет, но Бриттани любила ее и считала кем-то вроде старшей сестры. В Остине у Селии была маленькая съемная квартирка, а работала она в рекламной фирме, попутно училась на курсах — словом, была совершенно самостоятельной личностью.

    Бриттани настолько вымоталась и разнервничалась, пока доехала, что выложила Селии все, не скрывая ничего. Селия нахмурилась еще в тот момент рассказа, когда Бриттани впервые упомянула об Эле Дэвисе, а уж в конце и вовсе была мрачнее тучи. Когда Бриттани умолкла, Селия закурила, красиво выдохнула дым из ноздрей и отрывисто спросила:

    — И он ничего не знает?

    — Эл? Нет. Я хотела сказать, но… он так безмятежно улыбался, у меня просто не хватило духу.

    Селия фыркнула, словно рассерженная кошка.

    — Вечно одно и то же! Мы бережем их хрупкую психику, словно они беременны! Боимся их расстроить! Надоело! Брит, ну ты же умная девочка, зачем ты связалась с этим…

    — Селия, у вас с Элом что-то было?

    Селия поперхнулась дымом, затушила сигарету и некоторое время молчала. Потом негромко заговорила:

    — Прости меня. Я говорю это потому, что сама уже прошла через всю эту грязь. Смогла из нее выпутаться. Переломила свою жизнь, уехала, вычеркнула его из жизни… но ты права. Было время, и я относилась к Элу Дэвису точно так же, как ты теперь.

    — Грязь? Любовь — это грязь? Не понимаю.

    — Это не любовь, девочка. Это не любовь…



    Селия Коннор. Уйти первой


    Я замирала при звуках его голоса. Могла просто смотреть, как он ест, как треплется с друзьями, флиртует с женщинами. Меня ничего в нем не раздражало, понимаешь? Ни-че-го.

    Я была совсем девчонкой, как и ты сейчас. Только в отличие от тебя я никогда не думала ни о какой совместной жизни, о семье… Мне вполне достаточно было того, что мы с ним живем в одном городе и ходим по одним и тем же улицам.

    Знаешь, как у нас с ним началось? Мы дружили. Да-да, дружили. Он меня в шутку называл рыжей бестией, а когда с нами вместе были его друзья, он рассказывал, что я — свой в доску парень и что у него никогда не было человека, которому он доверял бы так же, как мне.

    И произошло все легко как-то. Как поцелуй ангела. Так я об этом всегда вспоминала. Он был первым у меня. Тогда мне казалось — и единственным. На всю жизнь. Не потому, что он на мне женится, просто я никого другого и представить рядом с собой не могла.

    А потом он как-то отдалился, стал меня немножко избегать, отговариваться какой-то ерундой… ну ты же знаешь, какой у нас город. Все всё знают, все всё скажут… короче, мне рассказали, что Илси Блэквуд ждет от него ребенка.

    Мы к тому времени уже полгода как были близки. То есть с Илси он замутил уже при мне. Она была красивая, ничего не скажешь. Это сейчас она раздалась, а тогда на нее все парни засматривались. Волосы пшеничные, до попы, талия тонкая, бедра широкие, грудь… Вот только глаза странные. Тревожные такие глаза, беспокойные. И смеялась она всегда слишком громко, как будто гром гремел.

    Ты думаешь, я психанула, обиделась, ревновать начала… Нет. Я даже и не подумала его в чем-то обвинить. На полном серьезе поверила в то, что он рассказал, еще и пожалела его. Мол, Илси сама пришла к нему, когда он был пьяный, осталась у него дома. Мол, больше у них ничего и не было, одна эта ночь. Я верила. Жалела. Илси осуждала — как будто сама была его законной супругой. Мы продолжали встречаться. Тайком, по ночам я к нему бегала, на сеновал старого Гранджера. Ты ведь тоже туда?..

    Вот. Потом, это было осенью, меня стало кое-что беспокоить. Не задержка — что-то непонятное. В общем, к нашему врачу, сама понимаешь, не пойдешь, так что я поехала сюда, в Остин. Деньги у меня, к счастью, были. Осмотр ничего особенного не показал, а вот анализы! Докторша сразу на меня стала по-другому смотреть. Нет, все вежливо и профессионально, но с некоторым… оттенком превосходства, что ли. Я прочитала — и ничего не поняла. Просто везде плюсики стояли, откуда мне было знать, что это такое?

    Она меня пожалела. Дошло до нее, что я не профессионалка, так сказать, а обычная деревенская дурочка. Она очень доходчиво мне объяснила: весь этот букет — привет от остальных его партнерш. Ничего смертельного, просто чужие микробы на мою… ну ты понимаешь.

    Это было так унизительно, Брит! Так мерзко. Никаких иллюзий она мне не оставила — у него были женщины кроме меня и параллельно со мной. Много женщин.

    Я приехала домой чрез десять дней — курс лечения антибиотиками проходила в Остине. Почему-то мне показалось, что прошла целая вечность. Вечером встретилась с девчонками, а они как-то странно от меня отворачиваются, все о ерунде болтают… В общем, в конце концов, кто-то из них не выдержал и сказал: женится Эл. На Илси женится. И знаешь, мне было все равно. Девчонки все кудахтали надо мной, перешептывались — «берегите Селию, берегите Селию»…

    Не надо меня было беречь. Я уже не убереглась, чего уж теперь-то.

    Встретила его на улице. Он с Илси шел под ручку. Она на меня еще зыркнула — как будто рентгеном просветила, да только напрасно. Перегорело все во мне как-то сразу. Поздоровалась я и мимо прошла.

    Зиму пересидела в Мисчиф-Крик и уехала. Поступила на курсы, устроилась официанткой в кафе. Летом ко мне приезжала Кэт, дочка шерифова. Сказала, что Илси дочку родила. Я не выдержала и спросила: а Эл как? Кэт нос сморщила и говорит: Эл совсем с катушек съехал, всю весну прогулял с Салли, ночевал у нее не таясь, а когда Илси родила, нанялся дальнобойщиком и умотал куда-то в Монтану. Илси одна перебивалась, хотя деньги он ей время от времени посылал. Девочка росла слабенькая, Илси трудно приходилось. Не поверишь — больше никакого зла я на нее не держала. Жалко ее было и все.

    Когда Кэт уехала, я вздохнула с облегчением. Не принимай на свой счет… просто… я покончила с той жизнью, с теми людьми. Вырвалась, начала жить по-новому. А Кэт… Кэт была напоминанием о самом позорном — и самом прекрасном времени моей жизни. Я ведь любила его, Брит. Больше жизни любила. А он меня просто трахал.

    С парнями у меня плохо получалось. Я им как-то не торопилась доверять. Позволяла себя провожать, в кино ходила — и все. Дело даже не в доверии, пожалуй, я просто выгорела, никого не хотела, не хочу и теперь. Парень у меня есть, все нормально, но меня вполне устраивают встречи по выходным, о большем я не мечтаю.

    Вот так, малышка. Хорошая история любви? Не вздыхай, не надо. Знаешь… мне сейчас двадцать шесть. У меня все в порядке, хорошая работа, хорошие деньги, дом присматриваю. Ни о чем я не жалею, Брит. Ни об едином мгновении. Потому что любовь у меня-то была — настоящая. Такая, что взахлеб, навзрыд, на разрыв аорты. От которой вокруг светло даже ночью и тепло даже зимой. Просто он меня не любил — тут не повезло. Но ведь любовь — это не только брать что-то, это еще и отдавать. Щедрой рукой отдавать, ничего не требуя и даже не желая взамен. Растворяться в этой любви, считать минуты до рассвета, слушать его дыхание и знать — вот еще полчаса он мой… еще десять минут… еще минуту…

    Так что я не жалею. И не грущу. А с тобой… видишь ли, решать все равно придется тебе самой. С врачом я тебе помогу, но решение — за тобой. Думай, милая. И не промахнись.

    Шаг второй

    Неделя, проведенная в Остине, обернулась истинным адом. Селия отвезла Бриттани в окружную больницу к знакомому врачу, где и подтвердилось самое страшное: Бриттани беременна, срок примерно пять недель. Решать нужно срочно, поскольку мини-аборт делают только на маленьких сроках, а о полноценной операции придется извещать родных. Впрочем, решить оказалось легко — ибо вместе с беременностью Эл Дэвис наградил Бриттани еще и целым букетом различных инфекций. Требовалось лечение антибиотиками, что никак не могло бы способствовать нормальному протеканию беременности, так что… выбора никакого и не оставалось.

    Дальнейшее Бриттани помнила плохо, потому, как на время операции превратилась в дрожащего загнанного зверька, практически ничего не соображающего от ужаса. Белые коридоры, дурацкая рубашка с завязочками на спине, укол и потом тьма, пронизанная кошмарами, и чей-то тихий отчаянный плач на границе света и тьмы.

    Когда она очнулась после наркоза в палате, низ живота тянуло, очень хотелось пить, а голова была пустая и словно набитая ватой. Медсестра сочувственно посмотрела на нее и тихо сказала:

    — Вы так плакали под наркозом… Не расстраивайтесь. У вас еще обязательно будут дети.

    К вечеру ее выписали, и Селия привезла ее к себе домой. Бриттани свернулась комочком на диване и заснула мертвым, тяжелым сном.

    Через пару дней ей полегчало, Бриттани даже поездила по городу и набрала рекламных проспектов во всех попавшихся на дороге колледжах. Еще пару дней они с Селией просто гуляли по городу, ходили в кино, смотрели дома видео — короче, отдыхали. В конце недели Бриттани собрала свои немудреные пожитки и крепко обняла на прощание Селию. Та вздохнула и сказала:

    — Постарайся не наделать новых глупостей. Обдумай все. И помни: в Мисчиф-Крик у тебя будущего нет. Это наша родина и все такое… но будущего — нет.

    Об Эле Дэвисе она ничего не спрашивала, и это было очень хорошо, потому что Бриттани не смогла бы ей ответить честно.

    Все дело было в том, что даже после пережитого унижении и ужаса она не разлюбила Эла. Хотела его увидеть. Хотела заняться с ним любовью. Бриттани казалось, что она повзрослела на несколько лет, и теперь Эл Дэвис наверняка будет относиться к ней по-другому.



    Мисчиф-Крик, как и всегда, показался из-за поворота совершенно неожиданно. Вокруг расстилались идиллические поля, долины и рощи, солнце вовсю сияло на небе, о присутствии человека в эти местах напоминали только линии электропередачи и ровное шоссе. Дорога вилась плавно-плавно — и вдруг показался городок в долине, окруженный лесом. Мисчиф-Крик, родина, которую вскоре предстояло покинуть…

    Бриттани загнала «форд» в гараж и поднялась в дом. Мать смотрела телевизор — шла очередная серия бесконечной «Династии». Бриттани остановилась в дверях гостиной и негромко произнесла, стараясь, чтобы голос звучал поприветливее:

    — Я вернулась, ма.

    Мать откликнулась, не повернув головы:

    — Какое счастье! Нагулялась?

    — Да. Селия передает вам привет.

    — Спасибо.

    — Я привезла проспекты — насчет колледжей.

    — Все-таки хочешь уехать? Ну и правильно. Здесь тебе делать нечего.

    Бриттани помолчала.

    — Никто меня… не спрашивал?

    — Клер заходила. Больше никто.

    — И не звонили?

    Мать наконец отвернулась от экрана, на котором блистательная Алексис строила очередные козни бывшему мужу, и посмотрела на Бриттани с насмешливым презрением.

    — Ты имеешь в виду своего несравненного кобеля? О нет. Он не звонил и не заходил, потому, как прекрасно знает, куда будет послан, если посмеет появиться в этом доме. Кроме того, он страшно занят. У него новая семья.

    — Что?!

    — Что слышала. Эл Дэвис ушел от Илси и живет теперь с Мэри Смит. Можно мне спокойно посмотреть сериал?

    Мать отвернулась, а Бриттани поспешила к себе в комнату. Голова кружилась, виски ломило тупой болью. Клер, где ты?!

    Подруга ответила сразу — видимо, тоже сидела у себя в комнате.

    — Брит? Привет. Здорово, что ты позвонила. Джимми уехал в Миннесоту на неделю, и я угораю со скуки. Как съездила?

    — Лучше не бывает. Привет от Селии. Слушай…

    — Селия? Как она? Ты у нее жила? Расскажи, страшно интересно. Она все та же рыжая бестия?

    — Клер, Селия вся в шоколаде, у нее работа, квартира, парень — короче, все прекрасно. Мне надо с тобой поговорить.

    — Догадываюсь. Уже донесли? Приходи на наше место.

    У всех подружек в мире есть «свое место». У Клер и Бриттани таким местом был мостик через безымянную речку, протекавшую на окраине городка, как раз за домом родителей Бриттани. Мостик был широкий, резной, с ажурными перилами, вырезанными рукой старого Гранджера — искусного резчика по дереву.

    Через четверть часа подруги уже сидели, свесив босые ноги над тихо журчащим потоком, и болтали. Вернее говорила Клер — Бриттани молча слушала.

    — Короче, он ушел к Мэри Смит. Она давно к нему клинья подбивала.

    — Она же старуха…

    — Милая, ей всего тридцатник. Собственно, как и Элу.

    — Но ведь она вдова…

    — Говорят, с Элом она закрутила еще при муже. Он болел долго, ты же знаешь. Эл вроде бы помогал им, возил Чака в окружную больницу, все время торчал у них дома… Мэри привыкла к нему, доверяла — ну и сладилось у них, видимо. Чак то совсем ослабел перед смертью.

    — Господи, как же можно?..

    — Мэри всегда делала что хотела. Работа риелтора как раз для нее. Много ездила по стране, счет в банке у нее свой, и немаленький — словом, если я чему и удивляюсь, так это тому, что она продолжает жить в Мисчиф-Крик. С ее-то деньгами могла бы и в Хьюстон уехать, и в Остин, а то и еще куда, хоть в Калифорнию.

    — Неужели она не боится…

    — Что люди скажут? Да плевать ей на это в высшей степени. Она сроду ни на кого не смотрела, жила как хотела.

    — А как же Илси?

    — Ой, тут такое было! Как раз ты уехала — Илси гонялась за Элом по всему городу. Потом заявилась к Салли в магазин, вот потеха была! Салли орала на всю округу, Илси не отставала. Пока они ругались, Эл тихо прошмыгнул домой, собрал вещи и готовился дать деру, но тут вернулась Илси. Соседи говорили, шум стоял страшный, но потом он вылетел из дома, шарахнул дверью и посреди бела дня уехал к Мэри Смит.

    Бриттани смотрела на бегущую воду, изо всех сил стараясь не расплакаться. Клер покосилась на нее и нарочито бодрым голосом произнесла:

    — Брось, Брит! Все равно бы у вас ничего не получилось.

    Бриттани вскинула голову, в глазах вскипели злые слезы.

    — Что ты можешь об этом знать, Клер?! Эл меня любит!

    — Ага. И еще штук пятнадцать баб.

    — Ты злишься, потому что он никогда не обращал на тебя внимания!

    — Да я бы удавилась, если бы он на меня внимание обратил! Это ж себя не уважать…

    — Значит, я, по-твоему, себя не уважаю?! — Бриттани вскочила, вне себя от злости. Веснушки на носу побелели, глаза сверкали. — Вот что, Клер, я тебе скажу: Эл Дэвис — не чета всем вашим скучным, как зубная боль, бойфрендам. Он — настоящий мужчина. От Илси он ушел, потому что она сумасшедшая, он больше не мог терпеть, ясно тебе? А я… он не мог поставить меня в неловкое положение, я живу с родителями, вот он и ушел к Мэри. Просто чтобы где-то жить!

    — Да? А что ж он не пошел к кому-нибудь из своих дружков? У него их много, некоторые вообще одни живут. Ты не хочешь признавать очевидного, Брит. Эл Дэвис — слизняк и бабник. Альфонс! Он к Мэри ушел, потому что у нее громадный дом и денег полно, там ему не придется ни работать, ни обязанности исполнять… разве что ночью, но это ему не в тягость.

    — Заткнись!

    — Да ты совсем не в себе, подруга! Ведь пока ты была с ним, он продолжал спать и с Салли, и с Мэри, и с Кэт Донован, и еще с кучей баб, даже с Илси…

    — Нет!

    — Да! Не настолько же ты глупа, чтобы считать, будто он хранит тебе верность? Ты была для него просто развлечением…

    — Неправда! Он говорил, что я его лучший друг…

    — Опомнись, Брит. Он тебя околдовал, не иначе. Где все твои подруги? Друзья детства? В каких ты отношениях с мамой и папой?

    — Это не твое дело! Мне никто не нужен.

    — Так не бывает, Брит. Человеку одному нельзя.

    Бриттани топнула ногой по деревянному настилу.

    — Я уеду из этого вонючего городка! Я добьюсь… всего на свете, стану богатой, знаменитой, влиятельной — и тогда приеду сюда еще один раз. Всего лишь раз — чтобы увезти с собой Эла. Раз он вам всем так не нравится, раз вы все только и можете, что распускать о нем сплетни… что ж, я увезу его и назло вам всем буду жить с ним долго и счастливо, ясно?

    — Брит…

    — Не хочу больше с тобой разговаривать! Никакая ты мне не подруга! Прощай!

    Бриттани повернулась и сбежала с мостика. Клер печально смотрела ей вслед и качала головой.

    Ворвавшись в дом, Бриттани стремительно взбежала на второй этаж и принялась срывать с вешалок одежду. В сумку без разбору летели футболки, джинсы, носки, трусики, платья…

    Мать встала в дверях, сложив руки на груди, поджала губы.

    — Могу я спросить, куда это ты собралась?

    — Я уезжаю. Радуйтесь, теперь я перестану вас всех раздражать.

    — Девочка, не говори чушь. Как ты можешь уехать, если…

    — Мне девятнадцать лет. Я собираюсь учиться в Остине или Хьюстоне, потом найти работу и поселиться в каком-нибудь нормальном месте, ясно? Нормальном!

    — Ясно, не кричи. В принципе это хорошее решение, но зачем делать все так скоропалительно? Для начала надо подыскать тебе жилье в Остине, понять, сколько нужно денег…

    — Я не возьму у вас ни цента, мама. Вы слишком часто называли меня тунеядкой и лентяйкой — я докажу, что всего могу добиться сама. Без вас.

    — Понятно. И отца не подождешь? Хотя бы попрощаться?

    Бриттани закусила губу и упрямо мотнула головой.

    — Он приедет через несколько дней. Я не могу ждать. Я позвоню, как устроюсь.

    Она спустилась вниз, мать молча шла следом. На пороге дома мать остановилась и произнесла изменившимся, странным голосом:

    — Возможно, ты совершаешь большую ошибку — а возможно, делаешь единственно верный шаг, девочка. Дай бог, чтобы второе. В любом случае, когда остынешь и перестанешь злиться, помни, что здесь твой дом. Мы с отцом любим тебя и хотим, чтобы ты была счастлива. Не уезжай с обидой в сердце, Бриттани. Пожалуйста.

    Что-то щелкнуло в груди, в носу стало горячо и больно, на глазах закипели удивительно жгучие слезы. Бриттани Кларк порывисто обернулась и кинулась матери на грудь.

    Они простояли на крыльце несколько минут, а потом Бриттани сбежала по ступенькам и села в машину.

    С Мисчиф-Крик было покончено.

    Отца она нашла там, где и должна была найти — на кукурузном поле старого Айвенса. Отец помогал старику, поскольку тот уже не в силах был управляться с трактором.

    При виде подъезжающего «форда» отец заглушил мотор трактора и вылез из кабины. Был он высокий, костистый, дочерна загорелый, и странно прозрачными выглядели на скуластом лице голубые глаза.

    Бриттани подошла, остановилась напротив, склонив голову на плечо и кусая губы.

    — Па… Я уезжаю.

    — Ты же только приехала.

    — Я насовсем уезжаю. В Остин. Учиться.

    Отец снял потрепанную шляпу, почесал в затылке.

    — Ну и правильно, дочка. Наверное.

    — Я… приехала попрощаться.

    — Что ж, и это правильно. Доброго пути тебе и удачи. Деньги…

    — Не надо. Я буду работать.

    — Смотри. Учти, если что, Мэтт давно зарится на мою делянку возле леса, я в два счета ее продам, так что денежки будут. Ты сразу звони, если понадобятся.

    — Пап…

    Он вдруг шагнул к ней, сгреб здоровенной ручищей, прижал к мокрой от пота, пропахшей пылью и сеном рубахе. Другой рукой, корявой и шершавой, погладил по волосам.

    — Давай, девонька. Все у тебя получится, и все будет хорошо. Сам я не учился, а теперь жалею, так что ты уж давай за нас двоих. И не сердись на мать, Брит.

    — Мы помирились…

    — Вот и правильно. Она любит тебя очень, просто характер у нас с ней… На меня тоже не сердись. По-ученому я не умею, но скажу так: ежели кто тебя обидит или ежели тебе понадобится помощь — ты только скажи. Просто позови. Доча моя маленькая. Моя большая маленькая доча…

    Больше ничего не было сказано. Двое стояли обнявшись, и лениво шелестели вокруг листья кукурузы, да трезвонил в раскаленном небе невидимый жаворонок.

    Потом Бриттани поцеловала отца в щеку и села в машину, настрого запретив себе оглядываться.

    Это было девятнадцать лет и три месяца назад.

    Шаг третий

    — Добрый день, мисс Кларк!..

    — Привет, Брит!..

    — Мадам, вам уже говорили сегодня, что вы прекрасны?..

    — Отстань, Чед. Так, что у нас? «Сони» выслала логотипы? Люси, проверь, пожалуйста, почту и собери мне дизайнеров на пятнадцать тридцать. Кэл, разблюдовка категорически не пойдет! Заказчики меня съедят.

    — Хо-хо! Подавятся.

    — Не смешно. Старик Ван Занд прилетает из Калифорнии, потому что мерзавка Марго настучала ему про июльский номер. Заказчиков еще можно пережить, а вот Ван Занда…

    — Мисс Кларк, в час придут репортеры на кастинг. Я думаю, контракт можно предложить сразу троим, а через номер будет ясно…

    — Билеты до Гонконга с открытой датой…

    — Когда будете уже в Риме, созвонитесь с Кьярой…

    — Ваш адвокат просил напомнить…

    Бриттани Кларк шла по коридору редакции легкой, стремительной походкой, напоминавшей полет хищной птицы. Пятидюймовые каблуки-шпильки, кремовый костюм от Диора, скандинавское серебро модной прически, в ухе, повыше бриллиантовой сережки, крошечный «блютуз» последней модели — подарок японских партнеров. За Бриттани, словно за кометой, тянулся шлейф из безымянных сотрудников, личных секретарш, подобострастных курьеров, модных дизайнеров…

    Все любят Бриттани Кларк. Всем нужна Бриттани Кларк. Бриттани Кларк, успешная и деловая женщина, железной, хотя и изящной ручкой управляющая издательским концерном, выпускающим глянцевую продукцию, известную во всем мире. Главный редактор «Стиля», шеф-редактор «Блесток», вице-президент корпорации «Эбаут фэшн» — и просто чертовски эффектная женщина.

    Бриттани Кларк недавно исполнилось тридцать девять, но на вид можно было дать не больше тридцати. Правда, и не меньше — но это, в основном, из-за выражения лица и вообще всего ее облика. Хищная, красивая, уверенная в себе птица высокого полета.

    Все любят Бриттани Кларк?

    Она перебралась в Нью-Йорк десять лет назад. До этого были Остин и Хьюстон, бакалавриат и магистратура в двух университетах — в Оклахоме и Небраске, бесчисленное количество рабочих мест и съемных квартир — словом, до этого было девять лет испытаний. Бриттани их честно выдержала и потому считала нынешнее свое положение совершенно заслуженным.

    Между озлобленной, упрямой и глубоко несчастной девочкой, уезжавшей из Мисчиф-Крик девятнадцать лет назад, и нынешней преуспевающей бизнес-леди пролегла пропасть. Можно было бы сказать — непреодолимая, но нет. Кое-что тоненькой ниточкой до сих пор связывало края этой пропасти, и в последнее время ниточка эта напоминала о себе все чаще.

    Упрямая и целеустремленная Бриттани прекрасно помнила, зачем она уехала из Мисчиф-Крик. Помнила и то, почему должна туда вернуться. Всего один раз — это она тоже знала. Один-единственный раз — этого вполне достаточно.

    Ее проклятием была хорошая память. Бриттани помнила все — до последнего слова, до последнего взгляда. Ссору с Клер на мосту, прощание с родителями, собственную клятву добиться в жизни всего и вернуться в родной город, чтобы показать всем, кем она стала. Встретиться со всеми, кто когда-то не верил в нее, предавал ее, завидовал ей, презирал ее. И самое главное — сделать то, к чему она стремилась все эти годы, отказывая себе буквально во всем.

    Найти и увезти с собой мужчину всей ее жизни, белокурого принца Эла Дэвиса. Подарить ему то счастье, которого он заслуживал. Обрести собственное счастье — потому что и она его, черт подери, заслужила. Заработала!

    Она все эти девятнадцать лет упрямо и совершенно сознательно запрещала себе наводить справки об Эле Дэвисе. Это было своего рода сумасшествие, конечно: девятнадцать лет — это не три года, это целая жизнь. Но Бриттани знала: если она позволит себе хоть на секунду допустить мысль, что все изменилось за эти годы абсолютно бесповоротно, — наступит конец всему. Если из конструкции убрать несущую ось, конструкция просто рухнет. Для Бриттани несущей осью была мысль об Эле Дэвисе…

    О нет, верность ему она не хранила. Никому не нужна засушенная старая дева, чей сексуальный опыт остановился на отметке «девятнадцать лет, восемь оргазмов, миссионерская поза, один аборт». Бриттани подошла к вопросу предельно прагматично: как только у нее появилась возможность быть вполне самостоятельной и финансово независимой, она завела себе официального бойфренда — тоже вполне приличного и самостоятельного. Возможно, кто-то и усмотрит в этом нечто неприличное — грубо говоря, в постель с мужчиной Бриттани отправилась вообще без любви, — но какая разница? Мы ездим на машинах, одеваемся зимой в теплое, а летом в легкое, спим на кроватях и едим за столом — для каждой функции человеческого организма есть определенный набор вспомогательных инструментов. Для половых функций… хм… неудачницы и трусихи выбирают вибратор, разумные женщины — подходящего и необременительного мужчину. Да, об этом не принято говорить вслух — но ведь Бриттани ни с кем и не говорила!

    Она вообще мало с кем общалась вне работы. Подруги были, конечно, в классическом смысле. Сходить вместе на ланч, посетить бутик, даже слетать на побережье. Посплетничать о мужчинах. На прощание клюнуть воздух возле щеки, заверить в вечной дружбе — и с некоторым облегчением разойтись по домам, запереться в уютных апартаментах, отключить телефон (это, правда, не про Бриттани) и постараться расслабиться.

    В конце недели и по выходным — бойфренд, он же — раз в год, на время отпуска. И все. И очень хорошо — никаких терзаний, страданий, ночных бдений у телефона (обещал позвонить, но не звонит), обид (рассказала Сюзи страшную тайну, а она все выложила Триш), холодной испарины по ночам по поводу собственного одиночества (мне же тридцать… тридцать два… тридцать шесть…) — никаких серьезных потрясений! Ибо вся жизнь нынешняя подчинена жизни будущей. Все ради того, чтобы однажды приехать в сонный и скучный Мисчиф-Крик, небрежно бросить белоснежный кабриолет посреди площади, найти Эла Дэвиса и увезти его с собой навсегда. Вот тогда — и только тогда! — наступит время жарких ночей, дней, исполненных любви, горячечных признаний, кокетства, жестокой борьбы за красоту — вот тогда жизнь обретет свои истинные краски.

    Примерно так ранние христиане ожидали Царствия Небесного. Сейчас помучаемся — зато потом наступит благодать.

    Самое интересное, что Бриттани Кларк не была сумасшедшей или полной идиоткой. Напротив. О ней со времен колледжа отзывались: умная, целеустремленная, волевая, быстро соображает, коммуникабельная, в меру циничная… Некоторые прибавляли: мужской склад ума. IQ не зашкаливал, но был весьма и весьма высок. Ей прочили прекрасную карьеру, и она знала, что так и будет.

    Вероятно, все дело было в том, что Бриттани так и не успела приобрести себе друзей. Не важно, кто мог бы ими стать — родная мать, отец, подружка детства Клер… Вначале Бриттани не имела никакого желания изливать кому-то душу, потом не имела возможности и времени. Постепенно душа, по всей видимости, обросла панцирем, спряталась где-то далеко внутри — и на свет появилась холодная и прекрасная Снежная королева Бриттани Кларк. Она умела ставить перед собой цель — и идти к ней, а вот смотреть при этом по сторонам и под ноги привычки не имела.

    Собственно, именно эти качества и разглядел в ней Великий и Ужасный старик Ван Занд — мультимиллионер, владелец всевозможных холдингов и корпораций, среди которых издательское дело занимало не последнее место, приносило стабильный доход и благополучно помогало оболванивать, так сказать, читающие массы. Дереку Ван Занду было глубоко фиолетово содержание, например, последнего номера «Блесток», его интересовала лишь строка в финансовом отчете за квартал. Великий и Ужасный в руки никаких журналов не брал (по его собственному признанию, последний раз это был замусоленный вдрызг журнал для мужчин, имевший оживленное хождение в казарме на Окинаве, где Ван Занд честно служил Америке в доисторические времена), читал только биржевые сводки и «Сагу о Форсайтах», и потому ему требовался верный человек, способный в его стиле управлять издательским холдингом.

    Бриттани Кларк он встретил на светском рауте в Кейптауне восемь лет назад. Раут был сугубо благотворительный, спасали в тот раз не то детей Африки, не то, наоборот, археологические сокровища Африки — не столь это важно, важно то, что для Бриттани это был первый выход в высший свет. К тому времени она уже достаточно давно и достаточно успешно занималась рекламным бизнесом, но при этом все еще являлась обычным наемным сотрудником. Топ, но все-таки менеджером.

    Ювелирный дом из Европы подрядил ее на довольно продолжительную рекламную кампанию, и Бриттани с удовольствием укатила на Черный континент. За три месяца она научилась вполне сносно разбираться в алмазах и бриллиантах, завела нужные знакомства, организовала массу успешных мероприятий — в общем, пахала как рабочая лошадка. С Ван Зандом ее познакомил работодатель — старый, толстый и хитрый голландец. Голова Бриттани была занята предстоящими рекламными акциями в Претории, поэтому должного трепета и восхищения она не выказала — а Великого и Ужасного это зацепило не на шутку. Вечеринку они покинули в одном автомобиле, потому что ван зандам мира сего в таких прихотях не отказывают. Утром Бриттани Кларк выслушала циничную, но вполне позитивную речь старого ловеласа.

    — Вот что, детка. В любовницы я тебя не возьму — это дело хлопотное, семья будет против, да и ты, скажем прямо, технична, но не зажигательна. Это не твое, поверь мне. А вот что касается твоего резюме… фигурально выражаясь, разумеется… Ханс тобой в высшей степени доволен. Его слово для меня стоит куда дороже его камушков. Полагаю, для начала он разорется и будет топать ногами, но потом согласится. Я хочу предложить тебе пост главного редактора в одном моем издательском доме.

    Бриттани аккуратно приподняла бровь в знак изумления. На самом деле она ничуточки не удивилась. Если будешь придерживаться позиции «что вы, я еще недостойна…», так никогда ничего и не получишь.

    Ван Занд почесал могучую грудь, густо заросшую седым волосом.

    — Хватка у тебя есть, принципов — ноль, ты цинична, хорошо соображаешь и выросла в провинции. Из таких, как раз и получаются акулы. Меня многие считают бабником, — это не совсем так. Просто молодые самцы всегда живут надеждой свалить матерого вожака — рано или поздно. Кроме того, мужики — романтики. Бабам я доверяю куда больше. Эти считают на шесть ходов вперед и никогда не укусят руку, их откормляющую. Ничего, что я так?

    — Ничего. Хотя и удивительно. Принято считать, что именно женщина живет эмоциями, а разумные поступки — прерогатива мужчин.

    — Женщина живет эмоциями только тогда, когда может себе это позволить. Все остальное время она должна выживать в жестоком мире грубиянов-мужиков. А инстинкт самосохранения у самок развит гораздо сильнее.

    — Спасибо за самку.

    — Половая принадлежность, ничего личного. В общем, так: заканчивай текучку у Ханса и вылетай в Лос-Анджелес. Я введу тебя в курс дела и дам помощников — на первое время. Если все пойдет гладко, через пару месяцев войдешь в совет директоров. Не думаю, что я в тебе ошибся, так что… Удачи.

    Он не ошибся, старый циник Ван Занд. Как всегда, сделал ставку на темную лошадку, выкинул неожиданный финт — и одним махом заполучил хорошего работника и преданного союзника. Бриттани была ему благодарна за доверие, без дураков, так что работала на совесть.

    За восемь лет она достигла многого, счет в банке вырос в какую-то астрономическую сумму, знаменитости по всему миру звали ее по имени, как и она их, поэтому все чаше Бриттани Кларк ощущала себя созревшим яблоком, готовым вот-вот сорваться с ветки. Почти все поставленные задачи были выполнены, оставалось совсем немного…

    И можно начинать жить.



    После заседания она позволила себе скинуть туфли и задрать ноги на стол. Некоторое время поизучала лепнину на потолке, потом налила себе минеральной воды и выпила ее маленькими глотками, не торопясь, прислушиваясь к себе.

    Странное время года — осень. Возможно, мы все когда-то были птицами. Иначе откуда это чувство нетерпеливого ожидания чего-то нового — хотя за окном явственно умирает в ожидании зимы природа, все длиннее ночи, все тоскливее дни.

    И именно осенью тянет на воспоминания и размышления. Они приходят непрошеными, крадутся по расчерченным луной половицам спальни, клубятся тенями в углах комнаты, назойливо дребезжат дождиком за окном…

    Вспоминать про Эла она себе практически не позволяла. Это было чем-то вроде десерта — только дома, наедине с самой собой, под бокал хорошего вина и легкую музыку. Перебирать драгоценные бусины — память о ночах, проведенных с ним, о его смехе, о его остроумных шутках…

    Родители… Тут в принципе вспоминать было и не о чем. Отец погиб, когда Бриттани еще училась в колледже, во время паводка утонул вместе со своим трактором. Мать прожила после этого недолго, года три, угасла как-то в одночасье, просто однажды заснула и не проснулась. О ее смерти сообщила Клер, но Бриттани на похороны не поехала. К чему? Она искренне полагала, что такую смерть можно считать даром Божьим, мысль о возвращении в Мисчиф-Крик даже не рассматривалась, да и с работы ее вряд ли отпустили бы — тогда Бриттани Кларк впервые получила вполне приличное место пиар-менеджера в одной фирме…

    Угрызений совести она не испытывала — ни единого цента родительских денег она не потратила, из собственного заработка успела перевести матери астрономическую по меркам Мисчиф-Крик сумму… Нет, стыдиться ей было нечего.

    С Клер переписки не получилось. О чём переписываться? Об уровне надоев и поголовье несушек в Мисчиф-Крик? Или о бриллиантовом колье, которое Бриттани пожертвовала на очередном благотворительном вечере в пользу очередных бедных и неимущих? Нет, с подружкой детства их больше ничего не связывало. Значит, следовало эту страницу просто вычеркнуть из своей жизни.

    Бриттани с сожалением скинула ноги со стола, мимоходом отметив, что сводит икры. Каблуки до добра не доводят, надо бы сходить на массаж к Жозефу в «Культ тела».

    Она наскоро просмотрела свои дела на завтрашний день, поразмыслила немного — и решительно вышла из кабинета. Ван Занд, заказчики, контракты — все это будет завтра, а сегодня нужно побыть дома и передохнуть, набраться сил перед новыми сражениями.

    Она на автомате раздала задания секретаршам, улыбнулась особенно очаровательной улыбкой тоскующему модному дизайнеру, так и не дождавшемуся ее аудиенции, вышла из стеклянного куба, в котором помещалась штаб-квартира издательского холдинга и уселась в серебристый «понтиак», который уже предусмотрительно подогнали к подъезду.

    В сумочке зазвонил мобильный, и Бриттани позволила себе удивиться. Звонил Пол — она это знала по мелодии, но вот какого черта он звонит в среду, если обычно они созваниваются в пятницу? Бриттани достала из сумочки стальную узкую коробочку, усыпанную бриллиантиками, по-прежнему ощущая нечто вроде досады.

    — Пол, что-то случилось?

    — Привет, милая. Ничего не случилось, я просто хотел услышать твой голос.

    — Вот как? Сегодня среда, и я подумала… Не важно. Так что ты хотел?

    В голосе Пола неожиданно отчетливо прозвучала горечь:

    — Я хотел тебя услышать. Больше ничего. Я отвлекаю тебя от наиважнейших и наисрочнейших дел?

    — Я закончила десять минут назад. Сейчас еду домой — нужно передохнуть, у меня завтра трудный день.

    — Брит, нам надо поговорить.

    — Пол, боюсь, нашу субботнюю встречу нужно перенести на воскресенье. Ван Занд приезжает, так что я буду…

    — Нам сейчас надо поговорить, Бриттани.

    — Я же говорю… Что?

    — Зная тебя, не думаю, что это займет много времени. Мы можем встретиться в «Палас рояль» через полчаса?

    — Пол, я совершенно не понимаю…

    Голос Пола теперь звучал ехидно:

    — Конечно, не понимаешь, милая, ведь я же не записывался на прием заранее. Так ты приедешь?

    — Я хотела поехать отдохнуть, но…

    — О, ты отдохнешь. Уверяю тебя, отдохнешь на все сто. Я не задержу тебя надолго.

    — Хорошо. Через полчаса буду.

    Бриттани сунула телефон в сумочку и с некоторым недоумением посмотрела в зеркало заднего обзора. Вроде и не происходит ничего особенного, но ощущения странные. Пол никогда не разговаривал таким тоном, он на редкость хорошо воспитан и галантен. Загадочно! Ладно, разберемся.



    Пол Галлахер. Все как у людей


    Пол Галлахер появился в ее жизни три года назад. До этого Бриттани несколько лет прожила в полном одиночестве, и тому были более чем веские причины. Когда же стало ясно, что ходить на светские рауты в одиночестве уже просто неприлично, пришлось заняться подбором подходящих кадров.

    Пол возглавлял инвестиционную компанию — не гигантскую, но вполне респектабельную. Был прекрасно образован, долгое время прожил в Европе, внешность имел элегантную, но не вызывающую. Отчасти — но только отчасти! — он напоминал Бриттани Эла Дэвиса, возможно, и это сыграло свою роль.

    Светловолосый и кареглазый Пол Галлахер никогда не повышал голос, жил по четко спланированному распорядку, красиво ухаживал, любил тот же ресторан в Нью-Йорке, что и Бриттани, был достаточно обеспечен, чтобы не гнаться за ее деньгами… Короче говоря, в один прекрасный день она сама пригласила его на свидание и предложила развить зарождающуюся нежную дружбу в нечто большее.

    Сказать, что Пол был счастлив… да нет, скорее потрясен. Великолепная Бриттани Кларк, преуспевающая и победительная акула издательского бизнеса, — это само по себе впечатляет, а уж если она еще и сама предлагает вступить в отношения…

    Бриттани не видела в этом ничего предосудительного. Разумеется, можно было бы потратить уйму времени на обычные женские козни, умело расставить ловушки, вынудить Пола сделать первый шаг, но у нее было очень мало времени, впрочем, как и всегда. И опять она не усмотрела в ситуации ничего странного или неестественного — кратко, по-деловому обрисовала положение и посмотрела на Пола спокойным взглядом небесно-голубых очей.

    Пол принял предложение и стал ее официальным бойфрендом. Тусовка выбор оценила — Пола стали воспринимать в качестве необходимого реквизита Бриттани Кларк во время выходов в свет. Разговор он поддержать умел, выглядел импозантно, в постели был техничен и умеренно пылок — словом, Бриттани все устраивало.

    Сегодняшний звонок можно было расценивать как абсолютный форс-мажор. Подобные интонации — горькие и насмешливые — Полу были несвойственны. Бриттани нахмурилась, поправила платиновую прядь, выбившуюся из безупречной прически, и завела мотор.



    «Палас рояль» был заведением столь же безликим, сколь и помпезным. Располагался он в деловой части города, ходили сюда на ланч или на кофе. Роскошная обстановка не располагала к интимным ужинам на двоих, но вполне подходила для встречи за чашечкой кофе по-арабски двух, скажем, преуспевающих топ-менеджеров. Или для интервью — на прошлой неделе Бриттани расцеловалась здесь с самой Бранджелиной, позировавшими для очередного глянца.

    Бриттани была уверена, что Пола придется ждать — она добралась сюда за пятнадцать минут, однако он поднялся ей навстречу из-за идиотского низкого столика. Бриттани привычно чмокнула его в щеку, на краю сознания мелькнула мысль: а он меня не поцеловал…

    — Привет. Я думала, придется ждать.

    — Ну, что ты! Это же я назначил встречу. Да и кто посмеет заставить ждать саму Бриттани Кларк! Будешь что-нибудь? Кофе?

    — Еще одна капля, и я стартую в космос прямо отсюда. Пол, мне действительно хочется отдохнуть, так что…

    — Конечно. Я понимаю и долго тебя не задержу. Буду краток: я от тебя ухожу. Вот, собственно, и все.

    Бриттани усмехнулась, в основном потому, что понятия не имела, как на такие слова реагировать.

    — Может, разовьешь мысль? В таком виде можно было сказать и по телефону. И мне не пришлось бы тащиться сюда по пробкам…

    Пол вдруг перегнулся через стол, схватил ее голову обеими руками, слегка сжал. В карих глазах плескались отчаяние, гнев, презрение, жалость и еще страшные, непривычные для нее чувства.

    — Замолчи! Замолчи, Брит! Постарайся прислушаться к себе… и ко мне тоже, хоть раз в жизни. Я. От. Тебя. Ухожу!

    — Я расслышала. Отпусти, пожалуйста, мне некомфортно.

    Пол выпустил ее, сел на место. На смуглых скулах заиграл нервный румянец.

    — Господи, а я, дурак, боялся… репетировал перед зеркалом. Ругал себя последними словами. Надо было просто передать сообщение твоему референту. Бриттани, что ты за человек?!

    Она села прямо, закинула ногу на ногу, разгладила складки на юбке и посмотрела Полу в глаза.

    — Я не понимаю, Пол, чего ты ожидал. Чтобы я устроила сцену? Залилась слезами? Пала на колени и стала умолять тебя не бросать меня?

    — Неужели ты ничего не чувствуешь, Бриттани?

    — Откуда эта страсть к дешевой мелодраме?

    — Дешевой? Мелодраме? Ты любые человеческие чувства так воспринимаешь? Брит, а у тебя вообще-то есть душа?

    — Как много вопросов. Пол, послушай, извини, если я в чем-то обманула твои ожидания, но… Видишь ли, я понятия не имею, как надо реагировать правильно. Меня еще ни разу в жизни не бросали.

    — О да! Обычно ты успевала первой.

    — Почему ты злишься? Ведь это не я от тебя ухожу, а ты от меня.

    — Я не злюсь!

    — Тише, на нас смотрят.

    — Прости. Я не злюсь. Я просто… идиот. Мне казалось, между нами существовала какая-то связь. Чувства.

    — Разумеется. Если бы было иначе, мне было бы проще нанять мальчика по вызову, но я этим брезгую.

    — Ну да. Поэтому ты наняла меня.

    Голубые глаза подернулись льдом. Бриттани понизила голос почти до шепота:

    — Пол, ты меня оскорбляешь, а я даже не понимаю почему. Каким образом я тебя наняла? Денег я тебе не платила, контракт не подписывала. У нас были нормальные ровные отношения…

    — Концерт по пятницам, секс по субботам, пикник по воскресеньям. Как зовут мою маму, Брит?

    — Что?

    — Мою маму. Мать человека, с которым ты спишь.

    — Хм… вероятно, миссис Галлахер. Знакомство с родителями не входило в мои планы.

    — Да, я забыл. А какой цвет мне нравится больше всего? Какое время года?

    — Что за глупость?!

    — Глупость? Да нет, не глупость. Пусть я не получал гонорары, но все эти три года я просто выполнял некие обязанности. Выгуливал тебя на вечеринках и трахал для поднятия тонуса.

    — Пол!

    — Не кричи, на нас смотрят. Бриттани, ты самая страшная, самая бесчувственная особа, которую я только встречал в жизни. Ты даже не из льда — ты из жести и картона. Тебе чужды любые проявления эмоций. Скажи, а оргазмы ты тоже симулировала?

    Бриттани достала из сумочки сигарету, закурила, выпустила дым и только после этого ответила:

    — Нет. В большинстве случаев я их испытывала. Ты — хороший любовник. Я действительно не понимаю, какая муха тебя укусила, но должна сказать — ты ведешь себя очень глупо. Насколько мне известно, это чисто женский метод — свалить собственную вину на партнера. Почему к нему прибегаешь ты, не знаю.

    — Да потому, что хочу хоть раз в жизни тебя расшевелить! Увидеть твой гнев! Растерянность! Обиду! Хоть что-то!

    — Очень по-мужски, нечего сказать. Пол, ты как-то возбужден, я думаю, что этот разговор не имеет смысла. Ты сказал, я тебя услышала… Очень жаль, что мы расстаемся на таком эмоциональном фоне, но…

    — Тебя не интересует, к кому я ухожу?

    — Вероятно, к женщине. Или же в пустоту. Вряд ли ты гей.

    На одну короткую долю секунды ей показалось, что он ее сейчас ударит. Бриттани не испугалась, даже почувствовала некоторый интерес. Безупречный Пол Галлахер, исходящий бешенством, — это нечто.

    Он справился с собой. Поднялся, застегнул пиджак, пригладил волосы, слегка наклони голову.

    — Прощай, Бриттани. Я до последнего надеялся, что… Впрочем, не важно. Я желаю тебе никогда в жизни не испытать такого унижения, какое испытал я. Всего доброго.

    — До свидания.

    Пол повернулся и пошел прочь. Только у самого выхода нервы у него сдали — он задел пустой столик, пнул его с бешенством и вылетел из зала. Неслышный и непроницаемо доброжелательный официант материализовался возле Бриттани, поднес серебряную пепельницу. Бриттани непонимающе посмотрела на него, перевела взгляд на сигарету — столбик пепла чудом держался на тонкой трубочке фильтра. Бриттани опустила окурок в пепельницу и абсолютно ровным голосом произнесла:

    — Пожалуйста, водку со льдом и чашку кофе.



    Час спустя она вошла в свою огромную стерильно чистую квартиру, с наслаждением сбросила ненавистные туфли и уселась на пухлый пуфик в углу прихожей. Водка на голодный желудок, да еще и крепкий кофе… странно, сердце должно бы болеть…

    Неожиданно Бриттани хрипло рассмеялась и громко сообщила в пустоту:

    — Какое, на хрен, сердце? У тебя же его нет, идиотка!

    Она тяжело поднялась с пуфика и пошла через анфиладу комнат, раздеваясь на ходу. Кремовый костюм стоимостью три тысячи баков полетел на пальму в гостиной, кружевной лифчик повис на ручке двери библиотеки, чулки остались в коридоре, трусики приземлились на кровати в спальне…

    Бриттани Кларк, голая и злая, как оса, прошествовала к роскошному бару, недрогнувшей рукой выудила из холодильника непочатую бутылку «Смирнофф» и плеснула себе в бокал пальца на три. Выпила залпом, закашлялась, зажмурилась, еле отдышалась — и тут же налила себе еще дозу.

    Опьянение накрыло ее стремительно и страшно. Бриттани опустилась на иранский шелковый ковер, прижимая к безупречной груди бутылку и пустой бокал. В ушах звенело, в животе было горячо, и еще что-то щекотное бежало по щекам.

    Она действительно не сразу поняла, что это слезы.

    Холодный душ вернул к жизни — но веселья не прибавилось. Опухшая и страшная Бриттани прошаркала на сверкающую никелем и мрамором кухню, достала из холодильника нарезку балыка и подсохший лимон, взгромоздила всю эту добычу на стойку, заменявшую стол, и уселась на высокий табурет. Ее бил озноб.

    Она оказалась совершенно не готова к такому сокрушительному удару. Пол ее бросил — эти слова она перекатывала на языке, не в силах постичь их смысл. Почему она расплакалась? Пол ей дорог? Она его любит?

    Что за ерунда! У них с Полом были нормальные, здоровые отношения, никаких переживаний и терзаний. Точно так же, как они их начали, можно было бы их и завершить — зачем этому идиоту понадобилось устраивать безобразную сцену?

    Почему он ее бросил? Что его не устраивало?

    Ответов на свои вопросы она не находила. Пол был ей глубоко безразличен — но то, что ее, Бриттани Кларк, бросили, как самую обычную женщину, ранило неимоверно. Это было унизительно, это требовало немедленно отмщения — и Бриттани налила себе еще водки, выпила залпом, торопливо выдавила в бокал сок лимона и сунула в рот лепесток балыка. Боже, как русские пьют эту отраву?.. По слухам, они привыкают к огненной воде с младенчества…

    Внезапно она нахмурилась. Что там этот придурок спрашивал про свою мамашу? Как ее зовут? Да кто ж ее знает, как ее зовут! При чем она вообще здесь, равно как и любимые цвета, музыкальные произведения и времена года?

    Она попыталась вызвать в памяти лицо Пола — и не смогла. Вместо этого память услужливо подбросила то, чему место было в самых темных и укромных тайниках души Бриттани Кларк.

    Самое мерзкое воспоминание о том, чего не должно было быть.

    Бриттани скривилась, страдальчески сжала пальцами виски. Не думать, не вспоминать! Она вычеркнула из жизни и этих людей, и эти события, и всю эту слюнявую муть. Выкинула на свалку памяти — вместе с воспоминаниями об аборте, словах Салли и осуждающих взглядах жителей Мисчиф-Крик.

    Пусть Пол считает ее бездушным чудовищем, пусть презирает ее и не понимает. Пусть у нее нет подруг. Пусть за ее спиной шепчутся, завидуя и осуждая. Плевать.

    Плевать на одиночество. Плевать на гулкую пустоту ночей, на холодные шелковые простыни, на тщательно спрятанную в тайнике коллекцию порнухи и японский вибратор. Плевать на все.

    Не надо никому ничего объяснять. Это слабость. Слабость люди не прощают. В этом отношении они гораздо хуже волков — те никогда не вопьются зубами в подставленное горло поверженного врага. О, люди с удовольствием в это самое горло вцепятся!

    Не надо оправдываться и извиняться — это тоже слабость. И жалеть ни о чем не надо — твоя жизнь принадлежит только тебе, а на остальных плевать.

    Пол… кто бы мог подумать, что он окажется таким трепетным неврастеником?! А что с ним, собственно, случилось? Спал с богатой, красивой, успешной и знаменитой без всяких обязательств, без проблем, без ссор и скандалов…

    Неужели кому-то может понравиться жить так, как живет Аннабел? Или Майра? Или Моника? О, если бы Пол знал их истории — вот где раздолье для поклонников мелодрамы! И не надо врать, что все они по-своему счастливы. Нельзя быть счастливым, ежедневно подвергаясь унижениям. Нельзя быть счастливым, постоянно опасаясь за собственное счастье.

    Нельзя любить, Пол, дурачок. Подставлять мягкое беззащитное горло, думая, что тебя пощадят. Даже просто доверять — нельзя.

    Иначе проживешь жизнь, как Аннабел Хантер. И кончишь так же, как она, — в комнате с мягкими стенами…



    Аннабел Хантер. Вкус предательства


    Они познакомились и подружились на первом курсе университета. Аннабел была иронична, умна, остра на язык, кроме того, как и Бриттани, приехала из глуши и не собиралась туда возвращаться.

    Чем-то она напомнила Бриттани Селию — вероятно, своей независимостью и абсолютным пофигизмом. Девушки поселились в одной комнате студенческого кампуса и вполне безмятежно прожили вместе два с половиной года.

    То было время задушевных бесед и разговоров о высоком. Обсуждали Кафку и Ницше, пытались разгадать каббалу, негромко хвалили радикализм отдельных молодежных движений, ласково презирали пенсионерку-Европу — короче говоря, вели нормальную студенческую жизнь.

    Парни были, как не быть. Аннабел, правда, их не жаловала, а Бриттани старательно держала дистанцию — тогда ей еще казалось важным хранить верность Элу Дэвису. Бриттани кокетничала напропалую, целовалась и занималась петтингом, но в свою постель никого так и не пустила. А вот Аннабел — пустила.

    Совершенно загадочный был тип, этот самый Боб Марчиано. Во-первых, он был старше. Во-вторых, общение с ним было крайне затруднено по причине того, что Боб заранее ненавидел и презирал практически все человечество. Девчонок он считал дурами, парней — дебилами, женщин постарше — шлюхами, взрослых мужиков — неудачниками либо, наоборот, жуликами, совершенно незаслуженно добившимися успеха. В сущности, Боб Марчиано любил в этой жизни исключительно самого себя. Любил — и многозначительно намекал, что негодяи и идиоты нарочно не дают ему выдвинуться.

    В чем он специализировался, Бриттани толком не знала. Ей Боб был известен в качестве нападающего университетской сборной по регби — поскольку сложением Боб напоминал слегка похудевшего гризли, его успехи на поле превосходили все ожидания. Очень странно, что под коркой грязи и тяжелыми доспехами именно Аннабел — вечно задумчивая и не от мира сего — разглядела нежную и родственную ей, как она утверждала, душу. Через полгода они с Бобом поженились.

    Далее следует отмотать несколько лет вперед. За это время Бриттани успешно занималась собственной карьерой, меняла место работы, получила второе образование, пережила парочку неудачных романов, завела парочку новых подружек — но и с Аннабел связи не теряла. Немного подкосило ее известие о беременности подруги — Аннабел и тем более Боб не производили впечатления людей, страстно мечтающих о потомстве. Бриттани хорошо помнила тот период. Она испытывала нечто вроде ревности, а Аннабел — нечто вроде чувства превосходства. Вроде как у нее было то, чего не было у Бриттани.

    Прошло еще несколько лет — Аннабел и Боб переехали в Нью-Йорк, Бриттани уже практически стала тем, кем стала… и, несмотря на весь свой прагматизм и выработавшийся с годами цинизм, потянулась к старым друзьям. Ведь это будто бы и положено — у каждого должно быть какое-то прошлое?

    Она стала бывать у Аннабел дома — не часто, но регулярно. К ребенку относилась спокойно, почти безразлично, хотя игрушки дарила исправно, за что мальчонка ее практически боготворил.

    Со временем Бриттани полюбила бывать у Аннабел. Они были ровесницами — а что может согреть душу настоящей женщины лучше, чем сознание того, что ближайшая подруга выглядит как старая швабра? Аннабел расплылась, погрузнела, ее одолевали разнообразные болячки и нескончаемые проблемы, при этом она стала ужасающей занудой и все время учила жизни непутевую, с ее точки зрения, Бриттани. В самом деле, то чувство превосходства, с которым беременная Аннабел смотрела на Бриттани много лет назад, стало гипертрофированным. Ведь Бриттани — пусть подтянутая, ухоженная, обеспеченная и независимая — была одинока, а у Аннабел имелась счастливая и полная семья.

    Бриттани позволяла Аннабел наслаждаться собственными поучениями, а сама наслаждалась, сравнивая свою жизнь и жизнь подруги. Если кто-то считает такие отношения мазохизмом — отнюдь нет! Обе подпитывались этой дружбой, избавлялись от комплексов и тревог. По крайней мере, Бриттани, к тому времени пару раз озаботившаяся своим затянувшимся целибатом, начисто избавилась от этого неприятного ощущения, когда однажды дома у Аннабел столкнулась-таки с Бобом, пришедшим с работы…

    Первым ощущением был шок. Обрюзгшее пузатое чудовище в потертых джинсах и бесформенном свитере воняло пивным перегаром и чесноком. Маленькие серые глазки злобно взирали на окружающий мир. Речь Боба была густо пересыпана непристойностями, за ужином он непрестанно рыгал и изрекал какую-то чушь, под конец разозлился на сына — худенького, белобрысого и явно затравленного паренька — и отвесил ему звонкую затрещину. К удивлению Бриттани, Аннабел поддержала мужа и строго отчитала мальчика. Глотая слезы, тот отбыл в детскую, Боб отправился смотреть телевизор и пить пиво, а Бриттани рискнула и осторожно поинтересовалась у Аннабел, счастлива ли она.

    Аннабел снисходительно посмотрела на нее.

    — Я понимаю, тебе трудно это понять, ведь ты никогда не была замужем. Боюсь, не смогу и объяснить толком… Мы с Бобом давно стали единым целым. Мы одинаково мыслим. Чувствуем. Переживаем. Он не слишком обаятелен — по меркам какого-нибудь шоу-бизнеса, но очень умен и критичен. Кроме того, я его люблю.

    — Кхм… А сын? Тебе не кажется, что с подростком нельзя обращаться… вот так?

    — Милая, ты уж прости, но… что ты можешь об этом знать? Алан обожает отца, уж ты мне поверь.

    Извини, не поверю.

    — Хорошо. Признаюсь честно: однажды мы с Бобом были на грани развода. Это обычное дело для семейных пар — когда прелесть новизны пропадает, рутина приводит к конфликтам и непониманию…

    — Прости, ты сказала — прелесть новизны? Это Боб — прелесть новизны?

    — Позволь мне не обсуждать интимные стороны нашей с мужем жизни, Брит.

    — Да, прости-прости. Так что там с разводом?

    — Мы обратились к семейному психологу. Боб, честно говоря, стал частенько срываться на ребенка, я хотела узнать, как лучше поступить.

    — Уйти от этой скотины, как же еще?! Если бы на моего ребенка кто-то поднял руку…

    — Бриттани, у тебя нет ребенка. А психолог сказал однозначно: развод родителей нанесет Алану непоправимый вред. Мы смогли преодолеть кризис в наших отношениях, и теперь мы — крепкая и любящая семья.

    — Но, Аннабел…

    — И я прошу тебя никогда не обсуждать со мной поступки и поведение моего мужа. Я его люблю. А он любит меня.

    Потрясенная Бриттани на время прекратила свои визиты в «крепкую и любящую семью» и всецело отдалась работе. Прошло еще два года, прежде чем она вновь попала в дом Аннабел.

    Теперь даже злорадствовать чисто по-женски не хотелось. Перед Бриттани сидела пожилая уставшая тетка с плохой кожей, тусклыми волосами и бесформенной фигурой. Глаза, впрочем, горели неестественно ярким огнем — Аннабел как раз увлеклась каким-то эзотерическим учением и спешила поделиться с Бриттани сокровенным знанием. Вскоре появился и Боб — надо отдать ему должное, похудевший и посвежевший. Эзотерическое учение предполагало сыроядение — это явно пошло Бобу на пользу. Аннабел принялась щебетать что-то насчет новой диеты, сообщила Бриттани, что собирается пойти в салон и заняться собой — ради Боба…

    Общаться с Аннабел постепенно становилось все труднее, но Бриттани по привычке поддерживала контакт, звонила, иногда заезжала в гости. Удалось наладить отношения и с Бобом — по крайней мере, так Бриттани казалось. Однажды Боб позвонил ей на мобильник и попросил о встрече. Если честно, то пошла она из любопытства. Здравый смысл и опыт десятков поколений подсказывали: не делай этого! Твоя подружка — Аннабел, а не Боб! Не лезь, хуже будет…

    Но раз уж любопытство погубило столь осторожное животное, как кошку, то, что говорить о Бриттани? Она пришла в кафе, которое назвал Боб, и немедленно порадовалась, что успела переодеться в демократичные джинсы и свитерок — не важно, что они стоили, как вся обстановка этого задрипанного кафе.

    Боб мрачно пил пиво. На Бриттани он зыркнул каким-то затравленным взглядом, помахал бармену и заказал кружку и для нее. Минут десять прошло в тягостном мычании — Бриттани изо всех сил старалась поддерживать светскую беседу, Боб совершенно явственно наливался лютой и необъяснимой злобой. Потом резко отодвинул от себя кружку и выпалил:

    — Кларк, ты умеешь хранить секреты?

    Бриттани несколько опешила — но не растерялась.

    — Разумеется. Это часть моей работы. Я же общаюсь с чертовой уймой звезд…

    — В задницу звезд! Я должен с тобой посоветоваться, но ты в свою очередь должна пообещать, что не будешь болтать языком.

    Бриттани ехидно прищурилась.

    — Бобби, я ведь не напрашиваюсь в конфиденты.

    — Да. Если бы мне не было так нужно… — Он с силой потер небритые щеки и уставился в стол.

    Бриттани уже прикидывала, как бы половчее сымитировать звонок на мобильный и удрать, но тут Боб глухо спросил:

    — У тебя есть хороший адвокат?

    — А… ну да. Есть, конечно.

    — Мне нужен хороший, понимаешь? Бессовестный.

    — Оригинальный показатель качества адвоката. Что ж, есть и бессовестный. Тебе по каким делам?

    Боб поднял на нее красные, воспаленные глаза и тихо произнес:

    — Мне надо, чтобы Аннабел признали невменяемой.

    Бриттани отшатнулась.

    — Ты… спятил?

    — Помолчи, Кларк. И послушай. Она совершенно свихнулась, это даже ты заметила, а каково мне? Я бы развелся — но дом и все имущество записаны на нее, суд будет на ее стороне. Кроме того, я… влюбился.

    — Ты?! В кого?!

    — Какая тебе разница? В нормальную женщину. В красивую, здравомыслящую женщину, которая не закатывает истерики и не несет всякую ахинею. Не вытирает об меня ноги.

    — Но Аннабел…

    — Аннабел со своей паскудной мамашей едва не стерли себе языки, обсуждая, какой я идиот и неудачник.

    — А Алан…

    — Что Алан? Да нет, он хороший парень, нормальный, но… он ее сын. До мозга костей. Он меня боится и не любит, а я… меня раздражает, во что она его превратила. Если я пытаюсь об этом сказать, она меня осаживает и дает понять, что дверь не заперта…

    Бриттани поежилась.

    — Куда же девается вся ваша пресловутая любовь? Ведь Аннабел рассказывала совсем недавно, что любит тебя…

    Боб внезапно ухмыльнулся на редкость отвратной улыбочкой. В глазах у него стыла ненависть.

    — А кто сказал, что ее люблю я? Что я ее вообще когда-нибудь любил?

    — Но ведь вы женаты уже почти двадцать лет…

    — И не было дня, чтобы я ее не презирал. Мне противно к ней прикасаться.

    — Тогда зачем, Боб?! Зачем ты на ней женился?

    — Потому что у меня не было ни черта, а у нее были деньги. И дом ее мамаши, который мы и продали после свадьбы.

    — Но ведь это… подло!

    — Почему? Я обеспечил ей статус — Аннабел обожает статусы. Я заделал ей ребенка — она всегда хотела ребенка. Я приношу в дом деньги — теперь их зарабатываю я, а она тратит на своих эзотерических придурков и идиотские салоны красоты, где с нее тщетно пытаются согнать лишний жир. О, я вполне отрабатываю свой хлеб, Кларк! Но недавно мне стало страшно. Я вдруг понял, что упускаю не просто шанс — свою собственную жизнь. Я могу прожить ее с любимой женщиной, уважая себя, — а могу протянуть до самой смерти, задыхаясь от переполняющей меня желчи. И другого шанса не будет, Кларк! Поверь мне. Так есть адвокат?

    Бриттани встала, прижала к груди сумочку.

    — Я узнаю и позвоню тебе, Боб. Учти, он будет стоить денег.

    — Деньги есть. Кларк, только ты…

    — Я ничего не скажу Аннабел, Боб. Не потому, что я на твоей стороне. Просто это все равно, что убить ее своими руками.

    Она повернулась и торопливо пошла между столами, ощущая мерзкую горечь во рту. На улице было уже темно — к счастью, потому что за ближайшим мусорным баком Бриттани вывернуло наизнанку.

    Уже дома, успокоившаяся и умывшаяся, Бриттани снова и снова вспоминала разговор с Бобом Марчиано — и в груди поднималась волна черного презрения. Жалко ли ей было Аннабел? Да, очень. Аннабел зря прожила целую жизнь. Аннабел была уверена, что у нее все в порядке, — а на самом деле не была любима ни одной минуты, ни секунды!

    А Боб… в ту пору Бриттани не испытывала к нему ненависти. Просто было очень противно думать, что чья-то жизнь целиком и полностью построена на лжи и предательстве.

    Месяц спустя она вспомнила о просьбе Боба и набрала номер знакомого адвоката. Никаких угрызений совести Бриттани при этом не испытывала — ее попросили, она сделала. К тому же Аннабел вряд ли признают невменяемой только потому, что этого хочет Боб. А вот развод может пойти на пользу обоим — иначе этот придурок в один прекрасный день отоварит ненавистную женушку утюгом или сковородкой…

    Адвокат дал предварительное согласие, и Бриттани принялась названивать Бобу. Ей очень хотелось поскорее отделаться от всей этой грязи и забыть про семейство Марчиано с чистой совестью — но Боб, скотина, на звонки не отвечал. Бриттани чувствовала себя настолько взвинченной, что решила после работы съездить к Аннабел сама и передать Бобу карточку адвоката в открытую — пусть сам объясняется с женой, зато Бриттани не будет выглядеть интриганкой.

    Дверь в квартиру оказалась открытой. Бриттани безуспешно несколько раз окликнула Аннабел — ей никто не ответил. Она прошла на кухню — и обнаружила там абсолютно пьяного Боба. При виде Бриттани он просиял и приглашающее взмахнул рукой.

    — Садись, Кларк! Выпьешь?

    — Нет, спасибо, я за рулем. А где…

    — У мамаши. Вместе с сыночком. Не-не, ничего серьезного — поехали навестить, на несколько дней, завтра уже вернутся.

    Бриттани покосилась на мусорное ведро, видневшееся из-под раковины. Оно было полным, и на самом верху малосимпатичной кучи огрызков и объедков лежало несколько использованных резинок…

    Боб налил ей виски и размашисто подвинул бокал к самому локтю, а сам отошел к холодильнику. Бриттани поискала глазами, куда бы незаметно вылить дешевое пойло, и присмотрела для этой цели кактус на подоконнике. Судя по его виду, кактусу уже ничто не могло повредить, так что Бриттани элегантно взяла сальный стакан и лениво двинулась к окну.

    Операция прошла вполне успешно, но, когда Бриттани обернулась, Боб оказался прямо перед ней. Красное лицо лоснилось, перегар сшибал с ног, а еще на лице Боба цвела плотоядная и крайне неприятная улыбочка.

    — Кларк! А ты молодец! Не то, что моя квашня. Выглядишь на все сто. Ух ты, какие сиськи! Настоящие?

    С этими словами Боб облапил ее за грудь, полез под свитер. Бриттани отшатнулась, но позади был подоконник с пьяным кактусом.

    Дальнейшее она помнила и плохо — и невероятно четко, словно сцену, снятую при сильном освещении. Бороться с Бобом было бесполезно — он просто скрутил ее, словно куклу. Потом нес куда-то в недра затхлой и темной квартиры, потом бросил лицом вниз на диван — Бриттани запомнила острый запах застоявшегося пота, исходивший от засаленной обивки.

    О, девы, не думайте, что джинсы с вас снять труднее, чем юбку! Боб Марчиано содрал их с Бриттани практически в одно мгновение, в следующий миг оказался раздетым сам, потом она почувствовала резкую боль…

    …И приказала себе успокоиться. Громко и ритмично задышала, усилием воли расслабила мышцы. Так было нужно — иначе Боб Марчиано ее покалечил бы. Его мужское достоинство сделало бы честь даже быку, ну а о прелюдии к сексу речи не шло.

    Через сорок минут Бриттани пошатываясь вышла на кухню, налила себе полный бокал дрянного виски и единым махом опрокинула его в себя. Протрезвевший Боб хмуро бросил:

    — Ладно, что сделано, то сделано. Спасибо за адвоката.

    — Пошел ты…

    — Брось, Кларк. Полезно для здоровья. Бывай. Заходи в гости.

    — Запомни, Марчиано: я ничего не заявлю только потому, что Аннабел — моя подруга и не переживет…

    Боб расхохотался ей в лицо, а отсмеявшись, бросил:

    — Не переживет? Ну, ты и насмешила. Да она в жизни тебе не поверит, деточка! В лучшем случае решит, что ты сама на меня полезла, ты ведь одинокая. С точки зрения Аннабел, ты ей завидуешь.

    — Что?!

    — Не знала? Ну, знай. Она давно носится с идеей пристроить тебя в хорошие руки — ведь ты прямо чахнешь, глядя на наше семейное счастье.

    Бриттани изо всех сил оттолкнула Боба и бросилась вон из квартиры Аннабел.

    Больше она никогда в том доме не бывала.

    Через полгода Бриттани совершенно случайно столкнулась на вечеринке с тем самым адвокатом, чей телефон так неудачно занесла Бобу Марчиано. Он и сообщил ей, что Аннабел по иску собственного мужа признана невменяемой и недееспособной, помещена в федеральную психиатрическую клинику и вряд ли выйдет оттуда. Боб оформил опеку над несовершеннолетним сыном и всем имуществом, после чего уехал в неизвестном направлении.

    Бриттани Кларк была крепкой и бесстрашной женщиной. Она съездила навестить подругу своей юности. Хмурый врач провел ее на затянутую металлической сеткой галерею и указал на маленькую хрупкую фигурку, скорчившуюся в инвалидном кресле.

    Аннабел Хантер все же смогла похудеть и выглядела теперь вполне прилично.

    Именно после того случая Бриттани три года прожила в полном одиночестве. На мужчин она смотреть попросту не могла и даже об Эле Дэвисе старалась не вспоминать, потому что вместо Эла из тьмы постоянно выплывал отвратительный, волосатый и жирный Боб Марчиано, и его влажные руки снова сжимались у нее на груди, и тогда Бриттани с криком просыпалась…

    Массаж, отдых на берегу океана и профессиональные психологи сделали свое дело. Через три года Бриттани Кларк, еще более холодная и невозмутимая, чем раньше, сделала Полу Галлахеру предложение, от которого он не смог отказаться.

    Шаг четвертый

    Прелесть похмелья состоит в том, что если ты его никогда раньше не испытывал, то просто не можешь представить, что может быть настолько плохо.

    Бриттани проснулась в десять часов утра на полу собственной кухни. Рядом лежала пустая бутылка, вокруг нее натекла лужица остро пахнущей прозрачной жидкости — этот факт Бриттани порадовал, по крайней мере, она выпила не всю бутылку!

    Сама Бриттани была в основном голая, но еще немножечко задрапированная в кухонное полотенце и покрывало с углового диванчика. Видимо, в тот момент, когда мозг уже отказал, инстинкты все еще работали — иначе она замерзла бы, лежа на кафельном полу, да при открытом окне.

    Впрочем, все эти мысли пронеслись где-то на краю сознания Бриттани Кларк. Соображать было трудно, жить — невыносимо, моргать — больно.

    Она перекатилась на живот, встала на четвереньки, потом с очень большим трудом поднялась на ноги. Поплелась в ванную — и едва не заорала, увидев в зеркале иссиня-бледное чудовище с узенькими щелочками глаз и красным распухшим носом. Судя по всему, ночью она прорыдала часа два подряд, не меньше.

    Второй раз желание заорать посетило ее при взгляде на настенные часы — и тут уж сдерживаться Бриттани не стала. Громкого вопля не вышло, но слабый стон — вполне.

    В это время она обычно уже вовсю гоняла своих подчиненных на ежедневном утреннем совещании. Интересно, что они сейчас думают?

    А ничего! — неожиданно встрял саркастический внутренний голос. Кофе пьют и радуются, что горгона Медуза не пришла. Кстати, могли бы и позвонить.

    Мобильный был найден в коридоре, под жакетом и правой туфлей. На экране значилось восемнадцать звонков, это Бриттани порадовало — значит, не забыли. Потом она потащилась в кабинет и проверила почту. Основную массу сообщений оставляли панические вопли Моники — ее личной секретарши и помощницы («Бриттани, ты где?!!»), но при виде последнего сообщения Бриттани почувствовала себя совсем плохо. Оно гласило: «Ван Занд прилетает в одиннадцать и желает поговорить с тобой до заседания совета директоров. Ему нужны все графики, отчеты по продажам за полгода и внятные предложения по реорганизации. Хочет, чтобы ты его встретила лично».

    Бриттани посмотрела на часы. Десять ноль девять. Даже если предположить, что она сможет вести машину в таком состоянии и успеет за пять минут привести себя в порядок — а это не так! — до аэропорта она все равно доберется с опозданием. Ван Занд будет в бешенстве.

    Бриттани позвонила Монике.

    — О господи! Бриттани, я чуть с ума не сошла! Курьера посылала — его консьерж к тебе не пустил. Звоню все утро… Что с тобой?

    — У меня… нервный срыв.

    — Нашла время!

    Моника работала с ней в империи Ван Занда все эти восемь лет. Собственно, она и была тем самым помощником, вернее помощницей, которую старый дьявол попросил ввести Бриттани в курс дела. Отношения у них с Моникой наладились очень быстро, вместе они прошли огонь и воду, так что при личном общении Моника субординацию не соблюдала.

    Бриттани осторожно села в кресло и поспешно подперла голову свободной рукой.

    — Моника, я не шучу. Мне было очень плохо. Я только что проснулась.

    — Брит, ты в курсе, что через сорок минут садится самолет Ван Занда?

    — В курсе, но я не могу его встретить.

    — Не хотела бы я быть тем, кто сообщит ему об этом.

    — Поставим перед фактом. Посылай шофера.

    — А! Ты хочешь, чтобы первая волна его гнева смыла меня?

    — Страшен только девятый вал, а к этому времени я уже буду на месте.

    — Ладно. Попробую отвлечь его девицами из пиар-отдела. Там есть парочка в его вкусе — и совершеннейшие блондинки.

    — Прекрати, мы с тобой тоже.

    — Мы крашеные, а те девки вообще брюнетки, но душа у них блондинистая. Брит, может, вызовешь врача? Что с тобой случилось?

    — Меня вчера бросил Пол.

    — Чего? Шутишь?

    — Нет. Вызвал на свидание и совершенно официально бросил.

    — И ты впала в нервный срыв? Не верю. У тебя нет нервов.

    Бриттани горько усмехнулась и вдруг подумала с веселым отчаянием человека, пляшущего в зареве последнего сожженного им моста: а, наплевать! Все равно ведь Моника ее увидит и догадается. Да и кто бы не догадался?

    — Нервов, может, и нет, но я выпила свою годовую норму алкоголя, и у меня ужасное похмелье.

    — Ясно. — Судя по всему, Монику этот факт вовсе не шокировал. — Возьми две таблетки аспирина, запей минералкой. Контрастный душ, лед под глаза, крепкий кофе…

    — Меня стошнит от кофе!

    — Очень хорошо, пусть тошнит, у тебя же интоксикация. Короче, кофе — и на работу. Трудотерапия — лучшее средство от похмелья. Да, возьми такси. В твоем состоянии лучше не садиться за руль.

    — Откуда тебе знать, в каком я состоянии?

    — Шутишь? Мой Морис — ирландец. Когда они с друзьями отмечают День святого Патрика, одной годовой нормой дело не обходится. Все, до встречи. Машину в аэропорт я уже послала.

    Что бы я без нее делала? — мрачно подумала Бриттани, направляясь в ванную.

    Через полчаса очень бледная, неестественно прямо держащая голову женщина в громадных темных очках и дорогом костюме села в такси. Чего стоили Бриттани Кларк двадцать минут поездки — лучше не вспоминать.



    — Добрый день, мисс Кларк!..

    — Привет, Брит!..

    — Мадам, вам уже говорили сегодня, что вы прекрасны?..

    Бриттани прорезала толпу подчиненных, словно раскаленный нож — масло. Ворвалась в приемную и рухнула на кожаный диван. Моника, склонившаяся над компьютером, выпрямилась и с укором посмотрела на нее.

    — Мисс Кларк, мистер Ван Занд успешно приземлился и уже едет к нам. Легкий завтрак накрывают в зимнем саду, у вас есть минут пятнадцать…

    — Если я увижу еду, меня точно стошнит.

    — Не выдумывай. Вот, я тебе приготовила. Только не спрашивай, что это, просто пей.

    — Оу-у-у-фрхст!!! Мо… ни… ка…

    — Ничего страшного. Знаешь, для алкоголички ты на редкость хорошо выглядишь.

    — Знаешь, чего мне это стоило? Господи, что за дрянь я пила?

    — Говорю же, не спрашивай. Туда входит перец…

    — Это я почувствовала. Как ты думаешь, Ван Занд заметит?

    — Заметит? Ха! Его папаша торговал самогоном во времена сухого закона, а сам Ван Занд служил в джунглях — там пили все, что горит, чтобы не было дизентерии. Естественно, заметит.

    — Ох…

    — Вот графики. Вот отчет. Вот предложения по реорганизации, прочитай страницу семь, там мы элегантно переводим стрелки на партнеров…

    — Моника?

    — Что?

    — А почему он не назначил на эту должность тебя?

    Моника О'Брайен выпрямилась, усмехнулась — и вдруг погладила Бриттани по голове.

    — Второй этап похмелья — вселенское чувство вины и осознание того, как несправедливо устроен мир. Держись, Брит, скоро настанет третий этап, и тебе полегчает.

    — Какой еще третий?

    — Ненависть ко всему сущему. Тут надо поесть и лечь спать. Работать все равно не сможешь. Слушай, чего ж ты так напилась? Неужели только из-за Пола?

    — Ты не ответила на мой вопрос.

    — Насчет должности… Видишь ли, я хороший второй. Надежный, исполнительный, решительный — но второй. Брать на себя окончательные решения я не умею и не люблю. Кроме того, я не особенно стервозна и не умею ходить по трупам.

    — Браво! Блестящая характеристика для Бриттани Кларк.

    В зеленых глазах Моники блеснул чуть заметный ледок.

    — А разве это не так? И разве ты этого не знала? Думаю, Ван Занд тебе все внятно объяснил, когда приглашал на должность. Он всегда так делает.

    Бриттани закусила губу и уставилась в пол. Вспомнила яркое африканское солнце, смятые шелковые простыни в лучшем номере лучшей гостиницы города, высокого статного старика с мощной волосатой грудью и фигурой тридцатилетнего мужчины… Его насмешливый голос: «В любовницы я тебя не возьму — это дело хлопотное, семья будет против, да и ты, скажем прямо, технична, но не зажигательна. Это не твое, поверь мне… Я хочу предложить тебе пост главного редактора в одном моем издательском доме… Хватка у тебя есть, принципов — ноль, ты цинична, хорошо соображаешь и выросла в провинции. Из таких, как раз и получаются акулы… Если все пойдет гладко, через пару месяцев войдешь в совет директоров. Не думаю, что я в тебе ошибся, так что… Удачи».

    Она медленно кивнула:

    — Да нет, все правильно. Просто сегодня… я не в форме.

    Моника вздохнула.

    — Я не имею права давать тебе советы, но… Брит, может, это нечто вроде знака свыше? Ну, насчет того, что пора бы остановиться, передохнуть, взглянуть на свою жизнь и что-то в ней изменить?

    Бриттани Кларк подняла голову и посмотрела на свою помощницу спокойным и странным взглядом. Еще вчера на такое предложение она ответила бы резко и холодно, но сегодня… Сегодня с ее уст сорвались совершенно другие слова:

    — Возможно, Моника. Все возможно. Ты даже не представляешь, до какой степени…



    Ван Занд приехал — и сразу заполнил собой все окружающее пространство. Дело было даже, не в том, что по сравнению с ним самые дюжие охранники на входе выглядели изящными и хрупкими юношами. Дерек Ван Занд напоминал матерого льва: гривастого, мощного, страшного — и царственно красивого. Бриттани Кларк в который раз подумала о том, что в случае семидесятипятилетнего Ван Занда разговоры о десятке молодых любовниц и целом выводке внебрачных младенцев — вовсе не досужие сплетни.

    Лев сейчас был несколько в ярости и потому желал крови. Взрыкнул на охрану, обжег взглядом помертвевшую девочку-референта, не глядя бросил плащ куда-то назад — и ведь поймали, естественно! — после чего в несколько шагов пересек зеркальный холл и остановился перед Бриттани, грозно сдвинув мохнатые брови. В зеленовато— серых глазах полыхал гнев.

    — Н-ну? И что это значит, мисс Кларк?

    Моника, верная Моника кашлянула откуда-то сбоку, готовясь изобразить собой спасительную кавалерию — но Бриттани пас не приняла. Она задрала голову и сняла очки.

    — Доброе утро, мистер Ван Занд. Надеюсь, полет прошел успешно. Я не смогла вас встретить и приношу свои извинения. Вчера у меня был не лучший день, и я отреагировала на него не лучшим способом. Короче говоря, напилась и проспала все на свете. Если хотите, стукните меня, только не по голове, она очень болит.

    Ван Занд помолчал еще немного. В холле воцарилась прямо-таки хрустально звенящая тишина. Потом раздалось странное глухое ворчание — и Ван Занд захохотал во все горло. Будто лавина в горах сошла…

    Отсмеявшись, он крепко шлепнул Бриттани по тугой заднице, приобнял за плечи и увлек к лифту. Охранник шел рядом. Следом потянулись блондинистые брюнетки из пиар-отдела. Моника, пряча улыбку, последовала за ними. В лифте Ван Занд, окруженный истинным цветником, окончательно развеселился.

    — Нет, все-таки я был прав восемь лет назад! Какова! Напилась — и смело мне об этом сообщает! Мисс Кларк, не думай, что я поощряю пьянство! Просто люблю честных и незатейливых, а ты именно такова. Когда знаешь, что тебе это выгодно… Так, птички мои, и как нас зовут?

    — Элли…

    — Джилли…

    — Прекрасно! Мы у нас кто? Манекенщицы?

    — Мы из пиар-отдела…

    — Замечательно! Юбки нужно подкоротить еще на пару дюймов… а лучше вообще долой — и пиар-отдел нам просто не понадобится. Все и так на все согласятся. Моника, девочка, мне бы чаю…

    — Мы едем завтракать, Дерек. Я заварила ваш любимый, с каркаде и лимонником.

    Вот это всегда Бриттани страшно интриговало. Моника звала Ван Занда исключительно по имени — единственная из всех его подчиненных.

    Лифт вознес всю компанию на крышу здания, где под стеклянным колпаком зимой и летом щебетали тропические птицы и цвели нездешние, пряно благоухающие цветы. Здесь Ван Занд посуровел, отправил брюнеток восвояси, охраннику нетерпеливо мотнул головой на скамейку под сенью рододендронов, Монику потрепал по щеке и вполне галантно придвинул стул Бриттани.

    Некоторое время они молча и чинно пили чай, глядя, как Ван Занд поглощает сандвичи с ветчиной, потом настало время разговоров. Седовласый лев откинулся на спинку стула и удовлетворенно прорычал:

    — Мне уже лучше, но я все еще зол. Перелеты в моем возрасте не так уж легки.

    — Вы в отличной форме, босс.

    — Знаю, но лет мне от этого не меньше. Девочки мои, я прилетел по очень важному делу.

    Бриттани положила на стол пухлую папку.

    — Здесь все. В общих чертах, разумеется. Подробнее я смогу ответить…

    — Помолчи. Неужели ты думаешь, что я прилетел сюда для ознакомления с динамикой продаж вашей гламурной дребедени?

    — Но я так поняла, что…

    — Мои крючкотворы исправно следят за вами, птички мои. Не сомневаюсь, что с холдингом все в полном ажуре. Дело в следующем… Бриттани, почему у тебя такой вид, словно тебя полчаса назад от души трахнули в этой самой оранжерее?

    Бриттани очнулась и посмотрела на босса. Мысли ее и впрямь витали в сферах, очень далеких от издательского дела.

    Все дело было в том, что именно сейчас, точнее в лифте Бриттани Кларк приняла очень важное решение. Теперь оставалось самое страшное — сказать об этом Ван Занду.

    Она откашлялась и торопливо схватила чашку с остатками зеленого чая. В голове было пусто и гулко.

    — Мистер Ван Занд…

    — Помолчи. Дело в следующем. Как бы я ни храбрился и сколько бы ни прижимал девчонок по углам, годы берут свое. Я стал старым. И очень устал. Устал, наверное, еще раньше, чем стал старым, но все это вместе меня доконало. Короче, не буду ходить кругами. Я собираюсь отойти от дел.

    Моника громко вздохнула, а Бриттани опрокинула пустую чашку на блюдце. Ван Занд трагически заломил бровь.

    — Понимаю ваше состояние. Моя старуха чуть кони не двинула, когда я ей об этом сказал — правда, в основном, от радости. Она спит и видит, как мы с ней будем изображать двух благообразных старичков на террасе, попукивая в шезлонгах и потягивая овсяный кисель.

    Моника неожиданно прыснула.

    — Извините, Дерек… Я с трудом представляю эту картину. Да и миссис Ван Занд…

    — Она сдает, моя бирманская кобра. Перестала шастать по пластическим хирургам, занялась гимнастикой цигун, впервые в жизни поплыла на яхте с правнуками — правда, сбежала через три дня. Говорит, ее укачало, потому что они все время бегают, когда не спят.

    Бриттани вспомнила миссис Ван Занд — и невольно улыбнулась. Супруга всесильного Ван Занда была моложе мужа на пять лет. Их брак длился уже полстолетия и был украшен своеобразными «звездочками на фюзеляже» в виде четырех детей, девяти внуков и шести правнуков. Пройдя рука об руку с мужем достаточно тернистый жизненный путь, мадам Ван Занд до сих пор сохранила жизнерадостность пятнадцатилетней девчонки, темперамент норовистого мула и страсть к всевозможным авантюрам. Выдав замуж младшую дочь, Сибилла Ван Занд сочла свой материнский долг полностью исполненным и занялась собой. Поднималась в горы, опускалась на дно океана с аквалангом, охотилась на тигров в Индии, на львов в Африке. Освоила виндсерфинг, прыгнула с парашютом (не понравилось!), открыла для себя прелести пластической хирургии, спонсировала два блокбастера в Голливуде — короче говоря, никак не укладывалась в образ типичной старушки.

    Самое странное — они с Ван Зандом любили друг друга так же, как и в дни своей молодости.

    Сибилла спокойно относилась и к его многочисленным любовницам, и к внебрачным детям, а Ван Занд — Ван Занд всегда возвращался к ней. Ходили слухи, что третьего числа каждого месяца он дарит ей по бриллианту — они познакомились в Кейптауне третьего марта, пятьдесят два года назад. При этом спокойным их брак было назвать никак нельзя — дочь профессионального траппера и охотника на слонов, Сибилла обладала поистине африканским темпераментом и, опять-таки по слухам, несколько раз стреляла в Ван Занда из ружья. Бриттани этим слухам не особенно верила. Либо Сибилла стреляла заведомо поверх головы супруга, либо это были враки. Меткость мадам Ван Занд вошла в поговорку среди завсегдатаев крупных сафари.

    До Бриттани внезапно дошел смысл сказанного Ван Зандом, и она тут же забыла о Сибилле.

    — Мистер Ван Занд, но как вы себе это представляете? У вас же не просто фирма, у вас империя!

    — Ну да, ну да. Империя. Но император устал. Проблема в другом: Моника, ты ведь знаешь моего сына?

    — Я знаю обоих ваших сыновей, Дерек.

    — Я говорю о том сыне, которого ты знаешь особенно хорошо.

    Бриттани бросила на Монику короткий взгляд — и остолбенела. Невозмутимая и хладнокровная Моника покраснела как маков цвет! Бриттани непонимающе посмотрела на босса, впервые в жизни чувствуя себя совершенно лишней. Ван Занд хмыкнул.

    — Все-таки я прав насчет баб! Только дураки считают, что у баб язык как помело. Когда доходит до серьезного дела — тайну способна сохранить только женщина. Моника! Посвятим твою начальницу в тайну?

    Моника кивнула и заговорила ровным, совершенно спокойным голосом:

    — Видишь ли, Брит, много лет назад я была женой Энтони Ван Занда.

    — Что? Ты была…

    — Мы оба были студентами. Обычный юношеский брак. Долго он не продержался. Энтони привык к другому стилю жизни…

    — Скажи прямо, детка, он всегда был испорченным, развращенным и избалованным хлыщом. Ничего удивительного, его же растила моя теща, ведьма старая. Я тогда был в Колумбии, Сиби занималась благотворительностью… или парашютным спортом, точно не помню, вот он и вырос не пойми кем.

    Бриттани судорожно пыталась вспомнить родословную Ван Зандов. Первенцем был Джерард — ему уже исполнилось пятьдесят. Потом шли Тара (сорок восемь) и Глен на (сорок три). Энтони был младшим законным отпрыском, и лет ему сейчас было… пожалуй, лет тридцать пять. Значит, и Монике тоже. Как странно — Бриттани никогда не интересовалась, сколько лет ее главной помощнице. И уж тем более не могла предположить, что Моника является, по сути дела, членом семьи Ван Занд.

    Моника кашлянула и продолжила:

    — Словом, наш брак трещал по швам, а потом и развалился. Я хотела уехать домой, в Огайо, но Дерек меня не отпустил.

    — Конечно, не отпустил! Единственная стоящая вещь, которую отколол мой младшенький, это женитьба на Монике. Ее жаль, впрочем, сама дура. Надо было смотреть, за кого идешь.

    Бриттани светски улыбнулась:

    — Ну, если речь идет о наследнике самого Ван Занда, можно и закрыть глаза на некоторые недостатки…

    Она осеклась, потому что Ван Занд и Моника смотрели на нее с одинаковым и очень странным выражением. Вроде как жалели, что ли?

    Потом Моника улыбнулась и терпеливо пояснила:

    — Энтони учился в университете под девичьей фамилией своей матери. Энтони Роджерс. Я тоже стала не Ван Занд, а Роджерс. Ничего я не знала и не собиралась охмурять богатого наследника.

    — Ну и стерва же ты, моя милая Кларки…

    — Бросьте, Дерек. Это совершенно естественный ход размышлений, — вздохнула Моника. Я просто расставляю все точки над «i», Брит. После нашего развода Дерек взял меня к себе на работу. Это было тринадцать лет назад… и я ни разу не пожалела. Ни о чем.

    Бриттани почувствовала, что краснеет. Ван Занд похлопал ее по коленке.

    — Не тушуйся, мисс Кларк. Я тебя вовсе не осуждаю. Именно за твой склад ума я тебя и выбрал. Пылкость и искренность в серьезном бизнесе не приветствуются. Идем дальше. Джерард занимается своей океанологией, торчит на Большом Коралловом рифе, родил уже четвертого и выдал замуж дочку — все в Австралии. Возвращаться он не хочет ни под каким соусом, а характер у него мой, что решил — не отступит. Тара и Гленна… я их бракам никак не препятствовал, но, с моей точки зрения, вышли они за идиотов. Впрочем, это их дело. Внуки меня устраивают больше, но они еще молоды. Все опять упирается в Энтони. Надо сказать, годы не прибавили ему ума, так что он по-прежнему оболтус. Недавно переехал в Лос-Анджелес и теперь гоняет по Калифорнии на «феррари», набитом старлетками — это для него верх счастья. Спрашивается — кому я должен оставлять упомянутую империю?

    — В любом случае кому-то из ваших детей.

    — Правильно, но тогда все достается Энтони — а в этом случае проще продать все за наличные и торжественно сжечь всю эту гору денег где-нибудь посреди Сахары.

    — Управлять компанией все равно будет совет директоров…

    — Чужие люди? Ха! Нет, я буду ждать внуков. Марк, Джереми, Гай, Дик… отличные мальчишки, но в боссы им идти рановато. Мне нужен человек, который будет железной рукой держать все мое хозяйство в кулаке — прекрати хихикать, Моника!

    — Каламбур…

    — А? Черт… Язык у вас… Не сбивай меня! В общем, так: я решил передать управление компанией тебе, Бриттани Кларк. Ты меня устраиваешь больше всех — из всей банды, которая рулит в моем многообразном и разностороннем бизнесе.

    Бриттани вздохнула и опустила голову. Как странно, в очередной раз подумала она. Я ничего не чувствую, а должна бы скакать от счастья. Все мечты сбылись. Вершина достигнута. Нечего больше добиваться. Что же это значит?

    Это значит, что пришла пора. Птицы держат свой путь на юг, а тебе пора туда, где живет твоя мечта, Бриттани.

    Она подняла голову и звонким ясным голосом произнесла:

    — Мистер Ван Занд, это для меня огромная честь, но я не могу принять ваше предложение.

    — Что?

    — Брит!

    — Простите меня. Я как раз собиралась вам сказать, но вы не велели перебивать. Я увольняюсь, мистер Ван Занд. Мне нужно ехать… домой. Вот так.

    Наступила тишина. Моника беззвучно ломала пальцы, впервые утратив свою невозмутимость. Ван Занд тяжело и неотрывно смотрел на Бриттани. Она не отвела взгляда.

    Потом Дерек Ван Занд тихо заговорил:

    — Не буду говорить банальностей вроде того, что тысячи людей согласились бы ноги мне целовать за такое предложение. Не буду и уговаривать. Ты работаешь на меня восемь лет — я достаточно хорошо изучил твой характер. Если ты приняла решение — стало быть, продумала его от и до. У тебя холодный ум, Бриттани Кларк. Мужской. Меня это в тебе и устраивает. Но я должен тебя предупредить: обратной дороги не будет. Подобные предложения делают один раз в жизни. Ты ведь это понимаешь?

    — Да. И я не попрошусь обратно. Я действительно приняла решение.

    — Дурой обзывать?

    — Как хотите. Не исключено, что это так и есть. Но я не могу поступить иначе.

    Ван Занд встал, расправил могучие плечи. Моника подошла, встала рядом.

    — Что ж… вполне в моем стиле. Быстро, складно, легко запомнить. Мисс Кларк, я уважаю ваше решение и выражаю вам свою благодарность за блестящую работу на корпорацию в течение восьми лет. Вы получите при расчете причитающийся вам полугодовой оклад, а также все бонусы, премии и персональный бонус от меня лично. Прошу вас за месяц подготовить все дела к сдаче и ввести в курс дела того, кто придет на ваше место. Его имя я сообщу вам сегодня вечером, после заседания совета директоров.

    Бриттани неожиданно почувствовала, как защипало в носу. Пытаясь сдержать неуместные и несвойственные ей эмоции, она прерывисто вздохнула — и тогда Дерек Ван Занд шагнул к ней, притянул к своей могучей груди, обнял и погладил широкой жесткой ладонью по волосам.

    — Маленький храбрый солдатик! Выше нос! Из тебя выйдет толк, Бриттани Кларк. Я искренне желаю тебе счастья — и удачи. — Он отодвинул от себя Бриттани и бодро взревел: — Ну-с, девочки, я поехал! Моника, проводи меня до машины. Бриттани… Надеюсь, еще увидимся. Вперед!

    Ван Занд, Моника и охранник ушли. В зарослях рододендрона пришла в себя и робко чирикнула белая амадина. С почти беззвучным шелестом осыпались лепестки орхидей.

    Бриттани Кларк подошла к стеклянной стене и долго смотрела на Нью-Йорк. Головная боль прошла, да и плакать больше не хотелось. Все тело наполняла странная, веселая легкость — наверное, так чувствует себя воздушный шарик, наполненный гелием.

    Губы Бриттани тронула нежная улыбка. Если бы кто-то мог ее сейчас слышать…

    — Я иду за тобой, Эл. К тебе, моя единственная любовь, мой мужчина… Эл Дэвис, я так люблю тебя!



    Просто удивительно, как быстро распространяются новости по любому офису. Приблизительно через час после отъезда громогласного Великого и Ужасного по коридорам поползли шепотки и перемигивания. Потом начались бесконечные хождения в кабинет Бриттани — нет, сотрудники и раньше к ней заходили, в основном по ее вызову, но чтобы так много и по таким дурацким поводам… Доконало же ее посещение дамской комнаты — когда Бриттани была в кабинке, в туалет впорхнули две не самые юные прелестницы из отдела маркетинга и сладострастно зачирикали.

    — Ты слышала, Бет? Ван Занд уволил Кобру!

    — Да ну, перестань. Она же его бывшая пассия.

    — Ну и что? Да по миру бродит целая толпа пассий Ван Занда, это ни о чем не говорит. А ты думаешь, зачем он лично приезжал? Вот как раз ее и уволить. Наверху, на крыше, такой крик стоял… Миллисент говорит, он ее по-всякому обзывал и велел сматывать удочки. Ну, или как-то так.

    — Миллисент известное трепло. Впрочем… Знаешь, а у меня к Кобре особых претензий нет. Работать она умеет.

    — Да, это надо признать. Жаль, что спивается.

    — Лори, ну вот уж в это я ни за что не поверю! У нее вместо мозгов компьютер, пьющие так не могут.

    — Ну, я же не утверждаю, что она все время пьет… Но Дженни с ресепшен своим ушами слышала, как она говорила Ван Занду, что у нее похмелье. Наверняка с горя вчера напилась — потому что уже знала, что ее уволят!

    — Лори, мне кажется, что так говорить нехорошо. Ну что мы про нее, в сущности, знаем?

    — Бет, не смеши меня. Мы здесь с тобой сколько работаем? Вот! Она пришла восемь лет назад. Все на виду.

    — И часто ты ее с похмелья видела?

    — Знаешь ли, восемь лет назад ей было тридцать с небольшим, это совсем другое дело. Я готова отказаться от версии с увольнением — может, ее подружка бросила?

    — Лори, какая еще подружка? У нее же симпотный мужчинка, какой-то банкир или что-то типа… На Рождество она с ним приходила, не помнишь?

    — Бет, ты меня в гроб вгонишь! Это же для отвода глаз, любому ясно. Кобра — лесбиянка, сразу видно.

    — Да ну…

    — Ну да! Посмотри, как она ходит. Как разговаривает. Как совещания проводит.

    — Она же начальница.

    — Ну и что? Майра Ривз тоже начальница — но какая лапочка!

    — Ну не знаю. С Майрой я немного общалась, она все-таки из другого подразделения…

    — Говорю тебе, Кобра — лесба!

    Тут Бриттани Кларк не выдержала. С каменным лицом вышла из кабинки, прошла между остолбеневшими собеседницами и принялась тщательно мыть руки, рассматривая обеих дамочек в зеркале. Потом Бриттани сушила руки, потом вытирала их бумажным полотенцем, поправляла макияж, критически оглядывала свой костюм с разных ракурсов — и наконец повернулась к сплетницам. Эти две курицы стояли не шевелясь, причем на лице у Бет отчетливо читалось: «Я С Этой Женщиной Почти Не Знакома, Просто Пописать Зашла», а лицо Лори являло собой практически античную маску «Отчаяния И Смертельного Ужаса».

    Бриттани долго и проникновенно смотрела на дамочек, а затем светски улыбнулась и пропела:

    — Бетти Ладлоу, я полагаю? Отдел маркетинга. Вы поправились, я вас сразу и не узнала. Так вы все еще у нас работаете? Мне казалось, я отвечала на запрос насчет вашей пенсии… Вероятно, ошиблась. У вас такое милое лицо… совершенно типичное, легко спутать,

    — А-арфхшшш…

    — А вы — Лаура Финч. Вас я помню прекрасно. Два предупреждения и один испытательный срок — за постоянные опоздания на работу. Рада, что вы взялись за ум. У вас ведь трое детей, не так ли? С таким довеском, да в вашем возрасте на работу устроиться трудновато.

    Лаура Финч смертельно побледнела, Бет Ладлоу, напротив, стала абсолютно свекольного цвета. Бриттани заправила платиновую прядь за ухо, развернулась и вышла из дамской комнаты. Ее разбирали одновременно и смех, и злость. Надо почаще ходить в народ! Кстати, насчет Кобры она не знала…



    Майра Ривз. Цена свободы


    К концу дня злость выветрилась. Бриттани сделала несколько важных звонков, расписала себе в ежедневник встречи на ближайшие пять дней, выпила кофе, потом аспирин — опять начинала болеть голова, а потом призадумалась.

    Какая-то мысль ее тревожила, но вот какая…

    Моника вошла неслышно, положила перед Бриттани папку с контрактами, забрала со стола кофейную чашку и негромко сказала:

    — Брит, я думаю, тебе нужно знать. Дерек рассматривает среди прочих кандидатуру Майры Ривз. Она немного не в теме — издательским делом напрямую не занималась, но Дереку нравятся ее деловые качества. Вы же знакомы?

    Бриттани хлопнула ладонью по столу. Моника удивленно вскинула брови. Бриттани с воодушевлением заявила:

    — Точно! Эти дуры еще про нее говорили, вот я и подумала, что мы с ней давно не виделись, а она мне нравится!

    — Что? Ты прости, я немного…

    — Да это я о своем, не обращай внимания. Просто мне и сегодня о ней уже напомнили, а я не так давно сама о Майре думала. Кстати, если мистер Ван Занд остановится на ее кандидатуре — думаю не прогадает. У нее шикарное резюме.

    — Вы подруги? Не знала.

    — Мы не подруги. Подруг у меня, как ты знаешь, нет. Просто она приятная девица, обаятельная, не заносчивая, умненькая… Мы познакомились на каком-то официальном приеме, поболтали, потом пару раз сходили на ланч, примерно раз в два месяца созваниваемся. Вот и все.

    — Я рада, что тебя это не раздражает.

    Что именно меня должно раздражать?

    — Ну… вся эта подготовка смены руководства…

    — Моника, не говори ерунды, я сама уволилась. Держу пари, старый злодей был ошарашен.

    — Дерек никогда не бывает ошарашен. Он говорит, что самой большой неожиданностью в его жизни было то обстоятельство, что Сибилла досталась ему девственницей.

    — Ну, а ты? Удивлена?

    Моника осторожно поставила чашку на журнальный столик, аккуратно присела на край стула и внимательно посмотрела в глаза Бриттани. Глаза у нее были зеленые, словно весенняя травка. Веселые… и чуть настороженные.

    — Видишь ли, Брит… Если честно-честно — я чего-то в этом роде ожидала. В последние недели ты сама не своя. У тебя взгляд такой, словно ты смотришь куда-то… мимо. Знаешь, так птицы начинают на зиму улетать собираться.

    Бриттани даже вздрогнула — настолько созвучны оказались слова Моники ее собственным мыслям.

    — Ты неплохо меня изучила, Моника. Черт, а я думала, что прекрасно владею собой…

    — Знаешь, Брит, ты права. Нужно что-то менять. Та же Майра испугалась однажды — а теперь, наверное, все останется по-прежнему.

    — Гениально сказано! Я ничего не поняла.

    Моника вздохнула и встала.

    — Если вы с ней в достаточно хороших отношениях, она тебе сама все расскажет. Я стараюсь не обсуждать частную жизнь третьих лиц. Вдруг они однажды станут моими начальниками?

    Уже у самых дверей Бриттани окликнула Монику:

    — Моника! А обо мне, что ты могла бы сказать обо мне? Я ведь уже почти не твоя начальница.

    Моника обернулась и усмехнулась.

    — Для начала — ты интересуешься чужим мнением о себе. Это уже непривычно. Что я думаю о тебе… Ты — женщина, сделавшая прекрасную карьеру, но не достигшая личного счастья. Поскольку ты чертовски, дьявольски честолюбива, то сам процесс достижения вершин в бизнесе легко отвлекал тебя от мыслей о личном, но теперь, когда ты на вершине, тебя все чаще посещают совсем другие желания. Ты действительно встала на крыло, Брит. Тебе не терпится отправиться в путь. И ты уверена, что в конце этого пути тебя ждет счастье.

    Бриттани вдруг почувствовала, как холодок пробежал по спине.

    — А… на самом деле, Моника? Я заблуждаюсь?

    — Я не знаю, милая. Но чтобы пройти по дороге, нужно, по крайней мере, выйти из дома. И узнать, что ждет тебя в конце истории, ты сможешь только сама. Никто тебе этого не расскажет. Это ведь твоя история?

    — Да. Думаю, ты, как всегда, права. Послушай Морис ведь автослесарь?

    — На данный момент да.

    — И ты… не жалеешь?

    — Это ты о чем? Ах, об Энтони Ван Занде… Нет, Бриттани. Не жалею ни единого мгновения. У нас с Энтони история была и закончилась. Я благодарна ему за многое, в том числе и за то, что теперь я не с ним, а с Морисом.

    — А как мистер Ван Занд относится к твоему новому замужеству?

    — Дерек удивительный человек. В нем есть что-то античное. Мориса он одобрил, он любит ирландцев.

    — Да… воистину сегодня день откровений. Ладно. Я еще позвоню паре-тройке персон, а ты можешь идти домой. На сегодня хватит.

    — Спасибо. До завтра?

    — Да. До завтра.



    Оказавшись в пустой квартире, Бриттани неожиданно испытала приступ совершенно неуместной паники. Оказывается, воспоминания о вчерашних событиях были все еще слишком свежи и ранили достаточно больно. Вот так и пожалеешь, что не обзавелась подружками… Она влезла в электронную записную книжку и нашла телефон Майры Ривз. В любом случае, с ней стоит поговорить, ведь если Моника о ней упомянула — гадалке не ходи, Ван Занд уже практически принял решение. Таким образом, Бриттани сам Бог велел пообщаться с потенциальной преемницей…

    Майра ответила сразу — и вполне искренне обрадовалась звонку.

    — О, Бриттани, привет! Тысячу лет не болтали. Я недавно пришла с работы, брожу по кухне и думаю, чего бы съесть. Представляешь, у меня совершенно пустой холодильник!

    — Представляю, у меня тоже. Как насчет ресторана? Поедим и поболтаем.

    — Отличная мысль, только давай не пойдем ни во что пафосное. Мне не хочется одеваться и краситься.

    — О'кей, тогда в пиццерию на Восемнадцатой? Или в китайский ресторанчик?

    — Давай в пиццерию. Хочется вкусной и вредной еды. Ох, даже слюнки потекли! Через час?

    — Через час.

    Бриттани приехала минут на двадцать раньше срока, заказала сырные подушечки с тмином и кувшин домашнего красного вина, выбрала столик под сенью темно-зеленых апельсиновых деревьев и блаженно вытянула гудевшие ноги. Эту пиццерию она знала и любила с самых первых дней пребывания в Нью-Йорке, но выбиралась сюда очень редко. Не по статусу, понимаете ли!

    Пол Галлахер итальянскую кухню не жаловал, обычно многозначительно хлопая себя по талии. Надо же, еще пару дней назад она его за это внимание к своему здоровью уважала, а теперь это казалось ей смешным и глупым, женским каким-то качеством, совершенно не вязавшимся с мужественным обликом бывшего возлюбленного.

    Думать о Поле не хотелось, поэтому она стала думать о Майре. Перебирала в голове информацию — как привыкла делать и на работе.

    Майре Ривз было сорок лет, выглядела она на тридцать в плохие дни и на двадцать восемь — в хорошие. В топ-менеджерах она ходила уже лет десять, сменила две или три компании, но отовсюду уходила с блестящими рекомендациями, и хэдхантеры за ней бегали толпами, суля златые горы и сумасшедшие бонусы.

    Ездила Майра на спортивном «порше» оранжевого цвета, жила в роскошных апартаментах совершенно одна, увлекалась джазом и путешествиями. Еще, по сведениям из надежных источников, потрясающе готовила — и искренне любила это делать, причем полуфабрикаты не признавала, использовала только натуральные продукты.

    Они с Бриттани сблизились, но настоящими подругами не стали. Майра не спешила изливать свою душу, Бриттани попросту не умела этого делать. Однако совместные посиделки обеим приносили удовлетворение — Майра была человеком искренним, незлым, о людях всегда отзывалась хорошо, рассказывать умела с юмором и интересно.

    Пожалуй, единственное личное, до чего была допущена во время одного из разговоров Бриттани, это ранняя юность и молодость Майры Ривз. Очевидно было, что все обиды прошлого давно перегорели в ее сердце, и теперь она вспоминала те нелегкие годы с легкой грустью — и не более того.

    Ее родители развелись, когда девочке было всего восемь лет. Оба — и отец, и мать — тут же принялись активно строить собственную личную жизнь, а маленькая Майра осталась на попечении бабушки и дедушки. Нет, родители ее любили, конечно, но поскольку дитя было накормлено, одето-обуто, ухожено и любимо стариками без памяти, много времени ей не уделяли. У каждого из них образовалось по новой семье, там родились другие дети — и Майра, к тому времени уже девочка-подросток, приезжала к маме и папе в гости… но не становилась в их домах своей.

    Вероятно, именно поэтому она рано стала самостоятельной. Училась хорошо, работать после университета устроилась на хорошую должность и хорошую зарплату, однако не успокоилась на достигнутом — принялась получать дополнительное образование. В результате стала специалистом широкого профиля — с прекрасным резюме и громадным опытом работы.

    Все было прекрасно — с точки зрения обывателя. Однако глаза у Майры почти всегда были грустные. И еще: никогда, ни на одном приеме или корпоративе Майра не появлялась с мужчиной. Всегда одна. Бриттани терпеть не могла приставать к людям с подобными вопросами, но все же не удержалась и спросила однажды, есть ли у Майры кто-нибудь. Впрочем, на искренний ответ не рассчитывала — все равно проверить не было никакой возможности, ведь близкими подругами они не были. Но Майра ответила искренне — это было ясно по той тоске, которая прозвучала в ее голосе:

    — Никого нет, Брит. Я совершенно одна, давно одна, и понятия не имею, что с этим делать.

    Бриттани слегка опешила.

    — Ну… заведи себе кого-нибудь…

    Майра усмехнулась.

    — Завести можно собаку, кошку, канарейку. Рыбок можно завести. С людьми несколько сложнее. Я же не против, понимаешь? Сама хочу, очень даже. И замуж хочу. Только вот… сама подумай, Брит: я на работе с девяти до самого вечера. Обратись я в профсоюз, работодатели разорились бы на штрафах — я же работаю сверхурочно и даже по выходным. Но это мой собственный выбор, мое решение, а вовсе не тирания начальства. Раньше мне это нравилось, а теперь… теперь мне все чаще становится страшно.

    — Почему, Майра?

    — Потому, что я все чаще замечаю, какое гулкое эхо у меня в квартире. Как в пещере. Я все время на людях — но при этом совершенно одна. Я словно невидимка — все знают Майру Ривз, но никто не обращает на нее внимания.

    — Ну наплюй на корпоративную этику, заведи шашни с кем-нибудь на работе…

    — Не с кем. Все мои коллеги-мужчины давно женаты, большинство даже счастливы в браке. А потом — ты не представляешь, как это противно, когда за спиной шепчутся. Нет, работа — не выход. А больше я почти нигде и не бываю.

    После того разговора они не виделись почти год, в следующую их встречу Майра была немного веселее, но на личные темы не заговаривала. Впрочем, Бриттани углядела у нее на шее весьма характерный синяк — и решила про себя, что одиночество Майры подошло к концу.

    Бриттани очнулась от воспоминаний, когда напротив нее уселась Майра Ривз собственной персоной. Бриттани хорошо умела владеть собой и потому выразила искренние радость и восхищение по поводу того, как Майра классно выглядит, но на самом деле с некоторой тревогой заметила и морщинки в углах глаз, и тени под глазами, и скорбно опущенные уголки губ… Майра Ривз стремительно постарела за те несколько месяцев, которые они не виделись. Даже не постарела — устала, что ли?

    Майра сделала заказ, они разлили по стаканам вино, чокнулись и принялись болтать в ожидании каре ягненка и салата из рукколы.

    — Рада тебя видеть, Бриттани. Отлично выглядишь.

    — И я рада. И ты тоже.

    — Перестань. Мы не на приеме, вокруг никого. Я выгляжу на все свои сорок с хвостиком.

    — Брось. Просто усталый вид. Много работы?

    — Ох… даже и не знаю, на что свалить… Работы как всегда, и она мне страшно надоела. Знаешь, так хочется бросить все и засесть дома! Или поехать куда-нибудь на остров, где песок белый, пальмы шелестят и никого народу…

    Бриттани вытаращила глаза.

    — Майра! Ты ли это, краса и надежда топ-менеджеров империи Ван Занда?!

    — Я, я. Не сомневайся.

    — Мне казалось, работа для тебя все…

    Майра грустно улыбнулась.

    — Мне тоже так казалось, Брит, и это одна из самых страшных ошибок в моей жизни. В результате я потеряла все, что могла потерять, и не приобрела ничего, кроме счета в банке.

    — Знаешь, многие об этом мечтают…

    — Я, собственно, об этом не особенно мечтала. Просто… мне нравилось работать лучше других. Правда, оказалось, что за последний десяток лет я привыкла жить хорошо и ни в чем себе не отказывать, но вот работать лучше, хуже или так же… мне уже наплевать. Фу, не хочу про работу. Давай про тебя. Как успехи?

    — Хм! Они сомнительны и стремятся к нулю. Вчера — боже, неужели это было только вчера?! — меня бросил Пол, я напилась с горя, а сегодня утром попросила у Ван Занда отставку.

    Глаза Майры весело блеснули.

    — Ого! Значит, в кои-то веки слухи, бродящие по коридорам, оказались правдой? Я имею в виду насчет отставки?

    — Да.

    — Что ж… Возможно, ты удивишься, но я тебя поздравляю. За это надо выпить.

    Они торжественно чокнулись. Майра произнесла:

    — За отставку! И за свободу!

    На некоторое время пришлось прерваться — прибыли горячие чесночные гренки, домашний сыр и салат. Наконец Майра откинулась на спинку стула и пристально посмотрела на Бриттани.

    — Брит, прости, если я бестактна, но… мне кажется, ты не выглядишь сильно расстроенной из-за ухода Пола.

    — Сегодня — да. А видела бы ты меня вчера ночью… Впрочем, не думаю, что ты когда-нибудь позволяла себе подобное. Да и характер у тебя хороший — с тобой так не поступили бы.

    Майра горько усмехнулась.

    — О, как ты ошибаешься, Бриттани! Впрочем… я сама виновата. Мы ведь нечасто обсуждали мою личную жизнь, так что правильному впечатлению сложиться не из чего.

    — Хочешь сказать, что тебя тоже бросали? Вот так, в один день?

    — Оглядываясь назад, могу с уверенностью сказать: лучше уж в один день, чем так, как меня.

    — Майра, я вовсе не собираюсь лезть с расспросами…

    Неожиданно Майра резко подалась вперед, на ее бледных щеках полыхнул лихорадочный румянец, а в голосе прозвучала едва ли не злость:

    — А почему, Бриттани? Почему бы тебе хоть раз в жизни не поступить по-человечески и не полезть ко мне с расспросами? Может, я только этого и жду уже много лет — чтобы хоть кто-то полез ко мне с чертовыми вопросами о моей чертовой личной жизни?!

    — Тише! Ты чего?

    — Прости. Брит, ты мне симпатична, поверь. Я рада, что мы общаемся, перезваниваемся… Но иногда я смотрю на тебя, и мне страшно. Ты идешь по моему пути, только в отличие от меня делаешь это сознательно и с полной уверенностью, что так и надо поступать. Ни к чему не обязывающие отношения с мужчиной — для галочки. Никаких страстей, никаких обязательств, никаких привязанностей. Никаких друзей… или я ошибаюсь?

    — Мне было некогда.

    — Мне тоже! А потом, когда жизнь дала мне по лбу со всей дури, я метнулась туда, метнулась сюда — а и нету никого! Никого, Брит! — Майра глубоко вздохнула и замолчала, пытаясь успокоиться.

    Ошеломленная таким всплеском эмоций Бриттани сидела не шевелясь. Потом она кашлянула и тихо сказала:

    — Когда мы виделись в последний раз, я решила, что у тебя кто-то появился. У тебя был такой вид… умиротворенный, что ли. Расспрашивать я посчитала невежливым, а сама ты ничего не сказала. Я за тебя порадовалась. Честно!

    Майра кивнула, отпила вина, поставила стакан на стол. Худые пальцы слегка подрагивали, но голос был уже спокоен.

    — У меня действительно кто-то появился. Я называла его Принцем…



    Нет, он не прискакал на белом коне. Мы когда-то работали вместе, еще в самом начале моей сногсшибательной карьеры. Потом он повздорил с нашим тогдашним боссом — кстати, совершенно справедливо, тот был неврастеник и истерик, по любому поводу принимался орать. В общем, Принц — я его так и буду называть — ушел, открыл свое дело.

    Мы встретились совершенно случайно… хотя какие в нашем кругу случайности? Одни и те же рестораны, одни и те же тусовки, одни и те же отели и корпоративы… В общем, мы встретились. Как-то так получилось, что разговорились. Он проводил меня домой — и остался на ночь. Я не придала этому особого значения, мне просто понравилось быть с ним в ту ночь. У меня уже давно не было мужчины… В общем, я проснулась в прекрасном настроении.

    Он очень педантичен. Быстро встал, умылся, оделся, поцеловал мне руку и уехал. Я, знаешь ли, была уверена, что продолжения не будет — но ошиблась. Через неделю Принц позвонил мне и предложил встречаться. Я согласилась.

    Он мне нравился, хотя очень многие находили, что это странно. У нас совсем разные характеры, мы, если в чем и сходимся, так это в любви к сидению Дома в полном одиночестве. Он педант… я уже говорила. Одна моя подруга называет это проще — зануда. Пища должна быть из натуральных продуктов и хорошо приготовленная. Вино — только определенного года. Машина — только европейской сборки. Собака — только с хорошей родословной. В гости к родственникам — только по предварительной договоренности.

    Тем не менее, мы сошлись. В постели он был великолепен — или мне так казалось после нескольких лет воздержания? Каждый раз привозил цветы — разумеется, из самых хороших магазинов и в прекрасной упаковке. Когда мы полетели вместе отдыхать, он предупредил меня, что специально отложил тысячу долларов на то, чтобы потакать моим маленьким слабостям, и чтобы я не воспринимала это как посягательство на мою самостоятельность. При этом в ресторане мы расплачивались каждый сам за себя.

    В общей сложности мы были вместе чуть меньше года. Меня все устраивало, включая пунктуальность, с которой он ко мне приезжал. Всегда по средам и субботам! Ровно в девять. Потом немного стало напрягать… нет, тогда еще просто удивлять то, что он никогда не звал меня к себе в гости. Всегда приезжал ко мне, а я даже не знала толком, где он живет.

    Постепенно я узнавала о нем все больше, это нас сближало — так мне казалось. Оказывается, в его жизни произошла настоящая трагедия. Они с женой собирались разводиться, но за несколько дней до судебного заседания жена покончила с собой. Дочь была подростком… сложный возраст… в общем, она обвинила его в смерти матери. У него началась депрессия, он долго ходил к психотерапевту, лечился препаратами. Теперь вроде бы все было нормально.

    Этим летом я была какая-то нервная, Брит. Навалилось много работы, жутко уставала, а тут еще и мой герой-любовник стал пропадать на несколько недель без предупреждений и объяснений. Дело шло к отпуску, и я внезапно поняла, что мне очень надоел дежурный секс по средам и субботам. Я позвонила ему и предложила все обсудить. Он в ответ сказал, что планирует провести две недели со мной на Канарах, вот там-то мы все и обсудим.

    За два дня до отъезда раздался звонок — на дисплее определился незнакомый номер, я обычно не отвечаю, но здесь почем-то ответила. Звонила женщина, довольно молодая — судя по голосу. Впрочем, большую часть разговора она шипела как заправская змея. Я была настолько ошеломлена, что не сообразила нажать «отбой».

    Она рассказывала мне все — обо мне самой. О моих привычках, о моей одежде, о том, как я люблю спать — на правом боку, подложив под щеку ладонь. О том, какая у меня машина и где у меня на кухне стоит керамическая ваза из Африки. Какие цветы растут в горшках. Какой вид открывается из окна спальни. Я заворожено слушала этот шипящий голос, а женщина внезапно визгливо рассмеялась — и назвала меня такими словами, каких постыдился бы и докер в порту.

    Потом она все объяснила — и мне едва не стало плохо оттого, что я услышала. Эта баба… она была его личным психотерапевтом. Тем самым, который вытащил его из глубокой депрессии. Мало того, оказалось, что они друзья детства, и по этой причине она живет у него дома. Уже давно, лет пять. Родители моего ненаглядного в ней души не чают, с дочкой она тоже работает, есть положительные сдвиги… На прощание она успела крикнуть: «Ты никогда не будешь с ним, дрянь!» Я бросила телефон в стену, он разбился.

    Я прорыдала всю ночь — пила виски и рыдала, а наутро мы с ним должны были улетать. Вместо этого я позвонила в авиакомпанию и перебила рейс с Канар на Гоа. Потом позвонила ему и сказала, что улетаю одна.

    Понимаешь, он настолько любит порядок во всем, что такое взбалмошное изменение планов его страшно разозлило. Он принялся выговаривать мне за ребячество, неуместное в моем возрасте, уговаривал вести себя нормально — а меня трясло от обиды и злобы. Я не хотела ничего говорить, но не удержалась и выпалила в трубку: «Мы поговорим, когда я вернусь, но только при условии что твой психотерапевт к тому времени съедет из твоей квартиры!» Это застало его врасплох, он не стал перезванивать.

    На Гоа я провела изумительные две недели — не делала вообще ничего и не думала совсем ни о чем. Если непрошеные мысли лезли в голову — заказывала в номер шампанское или уходила бродить по берегу океана. Мне даже стало казаться, что я справилась с ситуацией…

    Принц встретил меня в аэропорту. С громадным букетом фиолетовых лилий — почему-то при виде них у меня сразу промелькнуло в голове слово «траурные». Просил прощения, поклялся, что решил все проблемы, говорил, что все эти две недели много думал о нас и пришел к выводу, что мы должны быть вместе…

    И мы опять поехали ко мне. В ту ночь он был невероятно нежен, я почти простила его, во всяком случае, поверила, что он действительно все решил, — при его-то педантизме он просто не мог оставить ситуацию без внимания.

    А назавтра мне снова позвонила та женщина. Вечером — когда я ждала его. Он обещал заехать за мной, мы собирались в ресторан. Я посмотрела на определитель — она звонила из его квартиры. На этот раз она не ругалась и не говорила гадости — она просто сообщила мне, что на сегодня все отменяется, у него болит голова, он прилег, а она звонит мне по его просьбе.

    Я положила трубку очень аккуратно — ведь аппарат ни в чем не виноват.

    С того вечера мы ни разу не виделись и не разговаривали.

    В моей жизни больше нет Прекрасного Принца, и я больше чем уверена, что и не будет. Потому что больше я никому и никогда не поверю…



    Тихий голос Майры Ривз смолк, наступила тишина, впрочем, весьма относительная, потому что в пиццерии к этому времени стало уже довольно шумно. Бриттани наконец пришла в себя и осторожно произнесла:

    — Майра, но ведь это же не конец света, ты вполне можешь найти…

    — Нет! Хватит. Я больше не хочу этого безумия. Мне казалось, что я сделала идеальный выбор — мы принадлежим к одному кругу, ему не интересны ни мои деньги, ни моя должность, он понимает, что значит для меня карьера… и все-таки он меня предал! За что, Брит? Почему? И кому я теперь должна поверить?

    — Но разве можно сознательно обрекать себя на одиночество из-за…

    — А ты, Бриттани? Ты разве не обрекла себя на одиночество?

    — Я? О нет. Тут все не так. У меня есть цель. Меня ждет мой мужчина…

    — Прекрати. Это все отговорки, которые мы придумываем сами для себя. Какой мужчина, Бриттани?! Ты говорила, что уехала в большой город почти двадцать лет назад, он что, Спящая красавица, чтобы ждать, когда ты соизволишь за ним вернуться?

    — Он меня любит…

    — В лучшем случае он любит ту девочку, которую знал двадцать лет назад. И что ты, скажи на милость, будешь с ним теперь делать? Он все эти двадцать лет просидел на своей ферме, у него детей полон дом, сломанный трактор и жена-кадушка…

    — Нет! Он от нее ушел!

    — Ну, да. И сидит ждет тебя. Даже не смешно.

    Бриттани закусила губу и отвернулась. Зачем она пошла встречаться с Майрой? Хотела отвлечься, называется!

    Майра призывно помахала официанту, а потом устало потрепала Бриттани по руке.

    — Прости, если обидела тебя. Я в последнее время сама не своя. Вся на нервах.

    — Ничего.

    — В любом случае, я за тебя рада. Ты разорвешь этот круг — уже немалое достижение. Удачи!

    Майра залпом допила вино и поднялась из-за столика. Бриттани вяло махнула ей рукой и подумала о том, что так и не сказала Майре о желании Ван Занда видеть ее главой холдинга.

    Шаг пятый

    Месяц, данный Ван Зандом на сдачу дел, пролетел быстро. Несмотря на все свалившиеся переживания, деловой хватки Бриттани отнюдь не потеряла и потому работала как лошадь, задерживаясь в офисе до поздней ночи и приползая домой только для того, чтобы выпить чаю и рухнуть в постель. Она похудела, очень похорошела, а ее взгляд теперь был почти все время обращен куда-то внутрь себя… Казалось, что Бриттани Кларк на самом деле уже уехала, а по коридорам холдинга носится ее фантом.

    Майре Ривз о решении босса сообщила Моника, и теперь они с Бриттани виделись практически ежедневно. По какой-то негласной договоренности обе не вспоминали о том совместном ужине и на личные темы больше не разговаривали.

    Помимо рабочей текучки у Бриттани было дел по горло. Она выставила на продажу свою квартиру, присмотрела по каталогу шикарный домик в Калифорнии — на берегу океана, белый, легкий, словно парящий над водой. Лететь в Калифорнию ей было некогда, поэтому все переговоры с риелторами, а после покупки дома и с реставраторами и дизайнерами она вела по электронной почте и телефону. Моника только качала головой, глядя, на то, как Бриттани одновременно просматривает документы, печатает на компьютере и голосит в трубку:

    — Нет! Розовый «палермо» категорически нет! Я же сказала, только «рассветная лагуна». Да! Да! Нет! Мрамор. Отделка любая — бронза, медь… причем здесь золотые ручки? Я вам самим ручки поотрываю. Какая пошлость — золотые ручки! Вы еще унитаз золотой мне предложите…

    Обстановку своей нью-йоркской квартиры практичная Бриттани тоже решила продать, и теперь с каждым днем эхо в ее доме звучало все громче — но больше не навевало на Бриттани тоску и отчаяние. Она впала в какое-то лихорадочное и счастливое возбуждение, граничащее с легкой истерикой. Одним словом, Бриттани Кларк готовилась к отъезду.

    В середине октября бразды правления перешли в руки Майры. Формально Бриттани все еще являлась главой издательского дома, но на caмом деле о работе перестала думать совершенно. В один прекрасный день Майра не выдержала и рассмеялась:

    — Брит, еще немного, и я тоже уволюсь. Я завидую тебе белой, но бешеной завистью! Ты не можешь выглядеть чуть менее счастливой?

    — Ты себе не представляешь, как мне не терпится отправиться в дорогу! Я уже все продумала, даже наряд, в котором появлюсь в Мисчиф-Крик…

    — Кстати, где это? Я даже не знаю, откуда ты родом.

    — Самая середина Техаса… Там не так жарко, как на большей территории штата, и довольно много лесов.

    — Счастливая! Значит, там не будет дождей и пронизывающего ветра? В начале-то ноября?

    — О нет. Такого там сроду не водилось. Снег на Рождество выпадает, конечно, но исключительно в качестве бонуса. Так странно…

    — Что именно?

    — Я почти двадцать лет не скучала по своему городку — а теперь мне хочется его поскорее увидеть. И мостик через реку, и поля кукурузы, и рощу на пригорке, и все эти старые домишки — не то, что здесь, у нас все строили на свой лад, так что ни одного похожего дома…

    Майра вдруг помрачнела и негромко заметила:

    — Бриттани, а ты не боишься разочарований? Все же прошло так много времени… Вдруг уже нет ни домишек, ни мостика, а на месте рощи построили какой-нибудь вонючий завод или мегамаркет…

    — О нет! Это не про Мисчиф-Крик. Цивилизация предпочитает обходить его стороной. Да и зачем там мегамаркет? Все основные магистрали проходят восточнее и западнее, роща симпатичная, но ценных пород дерева там не водится, а что до мостика… Старик Гранджер все строит из дуба, на века. Вернее, строил. Думаю, он уже помер. Даже в моем детстве он был глубоким старцем.

    Майра склонила голову на плечо и усмехнулась.

    — Вот что значит дать волю чувствам. Я никогда тебя такой не видела, Брит. Ты помолодела лет на пятнадцать.

    — Увы, нет, но чувствую себя отлично. Как ты думаешь, белый кабриолет выдержит такое путешествие или лучше купить такой же в Остине или Хьюстоне?

    — Хм! А белый кабриолет — это принципиально?

    — Конечно!

    — Тогда лучше возьми в аренду на месте, только сделай предварительный заказ.



    И вот, наконец настал день, когда Бриттани Кларк официально ушла со всех постов, получила на прощание корзину цветов, кучу плюшевых игрушек и платиновую пластиковую карту, на которой уже лежали все ее бонусы и оклады.

    В теперь уже бывшем своем кабинете она выпила по бокалу шампанского с Моникой и Майрой, в последний раз окинула стены, завешанные постерами с обложек наиболее удачных номеров, потом вскинула на плечо сумку и улыбнулась на прощание своей помощнице и своей преемнице.

    — Не поминайте лихом. Майра, желаю удачи. Моника… я рада, что все эти восемь лет ты была рядом. Передай привет Морису… хоть я так ни разу его и не видела. И знаешь… Ван Занду тоже. Как-нибудь потом, при случае. Думаю, сейчас он на меня все-таки немножечко злится.

    В последний раз Бриттани Кларк прошла по коридорам издательского дома, прощаясь по дороге с сотрудниками. Печали не было — только радостное возбуждение от предстоящей поездки, в которой она видела начало совсем новой, удивительной жизни…

    Квартира встретила ее гулким эхом, чехлами на оставшихся диване и креслах, стерильным блеском кухни, запахом полироли — и режущим глаза светом, бьющим в окна без занавесок и штор. Бриттани прошла в свою спальню, где уже стояли чемоданы и сумки. Вещи должны были отправиться в Калифорнию, с собой она решила взять только самое необходимое, да к тому же теплое — ноябрь, он и в Техасе ноябрь…

    Послонявшись по пустым комнатам, она вдруг почувствовала, что сейчас расплачется. Тишина давила на уши, оглушала, даже дышать стало труднее. Надо было уезжать сегодня, вяло подумала Бриттани. Какая разница — с утра пораньше или в ночь?

    Она ненавидела самолеты, летала только по необходимости и потому собиралась добраться до Хьюстона на поезде, потом до Остина на автобусе, а уж из Остина въехать в Мисчиф-Крик на заранее заказанном белом кабриолете. Странно, еще вчера ей эта идея страшно нравилась, а сейчас казалась абсолютно идиотской…

    Бриттани открыла холодильник и обнаружила в нем бутылку шампанского и коробочку трюфелей. Хмыкнула, выгружая все это богатство на стол. Ужин аристократки… интересно, хоть один фужер в доме остался?

    В шкафчике обнаружился вполне стандартный набор посуды, среди которой — два довольно изящных фужера, длинных, из тонкого стекла, на хрупких ножках. Бриттани недрогнувшей рукой открыла ледяное шампанское, разлила его по фужерам и чокнулась сама с собой.

    — За начало новой жизни, дорогая!

    — Спасибо, дорогая!

    От шампанского жить стало веселее. Бриттани сунула в рот горьковатый трюфель и уселась возле окна на высокий табурет.

    На Нью-Йорк уже опускались сумерки, мириады огней разгорались все ярче и ярче…

    — Я буду скучать… — Она произнесла это тихонько, почти шепотом, хотя никто ее услышать не мог.



    Лиловый цвет неба сменился густым фиолетовым, потом небо стало черным, подсвеченным рыжеватым заревом. В Мисчиф-Крик совсем другое небо. Усыпанное звездами, бездонное, теплое. Поют очумевшие от любви цикады, тихо журчит безымянная речка, ночной ветерок несет долгожданную прохладу…

    Сено мягкое, душистое — его пряный аромат сводит с ума, хотя куда уж больше-то!

    Тебе восемнадцать лет, ты влюблена, как сто тысяч мартовских кошек, и эта звездная ночь — для тебя и твоего мужчины.

    Ласковые руки, умелые, нежные. Направляю, ласкают, гладят, похлопывают.

    Губы жадные, жаркие, бесстыжие, смеющиеся…

    Она знала в ту ночь только одно — это ее мужчина, ее единственно верный, правильный мужчина, потому что только с правильным мужчиной не больно, не стыдно, не противно — а легко, невесомо и волшебно.

    Это было как… как Селия говорила… поцелуй ангела. Почему-то она именно так для себя назвала их первую близость. Это уж потом были вздохи и стоны, бурный натиск и радостная сдача на милость победителя, бешеный стук двух сердец, прерывистое дыхание, капельки пота на висках и груди, выгнувшееся в опытных руках мужчины стройное девичье тело… Но самый первый раз все равно был прекраснее всего.

    Поцелуй ангела.

    Бриттани Кларк сидела одна в пустой квартире, пила шампанское сразу из двух фужеров и улыбалась, а по щекам у нее текли слезы. Она их не вытирала — просто не замечала.

    И какое ей дело было до жен, детей, других женщин? Она видела только его, она дышала только им, лишь его руки и его поцелуи имели Значение, а все остальное — незначительные мелочи. Сейчас ей было даже немножко страшно — и как она ухитрилась так спеленать собственные чувства? За прошедшие годы Бриттани Кларк почти не позволяла себе вспоминать — а воспоминания все равно оказались живы. Как будто все было вчера…

    Она врала матери, что идет к Клер. Предупреждала Клер, чтобы та не проговорилась. Садилась на велосипед и уезжала совсем в другую сторону, потом прятала велосипед в старом амбаре Уилкинсонов и пешком пробиралась через поле старого Гранджера обратно. Еще четверть часа через рощу — и юная Бриттани оказывалась на поляне, где стоял сарай, доверху набитый сеном. Она вбегала в покосившиеся двери, останавливалась, прижимая руки к груди, переводила дыхание — и навстречу выходил улыбающийся Эл Дэвис. Он обнимал ее и целовал прямо в смеющиеся губы, а его руки нетерпеливо шарили по спине, по груди, расстегивали джинсовую рубашку, освобождали от тесных джинсов…

    Они падали в душистое сено — и мир распахивался прямо в открытый космос.

    Бриттани вдруг вспомнила Пола Галлахера, вспомнила Ван Занда, вспомнила Гарри Дойла и Чака Рустиано, своих прежних любовников…

    Нет, верность Элу она не хранила. Но изменяла ли? Ни разу. Потому что все мужчины, побывавшие в ее постели за эти годы, ничего для нее не значили. Она закрывала глаза — и вспоминала Эла. Так было проще.

    Наверное, Майра и Моника отчасти правы. За эти годы Эл стал ее навязчивой идеей — но ведь именно благодаря этой самой идее она стала тем, кем стала. Добилась всего, из рыжей симпатичной девчонки превратилась в холодную и ослепительную красавицу, объездила весь мир, заработала кучу денег… И счастье свое тоже заработала!

    Бриттани решительно отставила фужер в сторону. Еще одна ночь одиночества — это не страшно. Впереди целая жизнь с Элом — и уж теперь она свое наверстает. Он забудет всех остальных женщин, потому что Бриттани будет для него и женой, и любовницей, и матерью, и прежней наивной девчонкой — о, Эл не устанет удивляться тому, какой разной может быть истинно влюбленная женщина!

    Интересно, каким он стал? Вряд ли изменился так уж сильно — если только седины прибавилось в светлых вьющихся волосах, но это ему пойдет. Фигура у него всегда была изумительная, к тому же он бывший спортсмен, привык держать себя в форме. Наверняка загорелый, мощный — на свежем-то воздухе и натуральной пище, — все такой же улыбчивый и приветливый, желанный гость в любой компании.

    Илси… ну что Илси! Она уже старуха, ведь они с Элом ровесники, а для женщины это уже старость.

    Келли выросла, совсем взрослая девушка, Эл ей больше не нужен, да и не живет она, наверное, в Мисчиф-Крик. А всякие Мэри-Джилли-Салли-Рози… не тягаться им с королевой гламура и экспертом в области женской красоты, элегантности и притягательности. Глупости! Бриттани даже и не собирается ни с кем тягаться — она просто проедет по центральной улице, посмотрит на свой дом, возможно, заглянет к Клер, потом отправится к Элу, заберет его — и они уедут в Хьюстон, а уж там (ладно, ради такого дела можно) сядут в самолет и улетят в Калифорнию.

    Там, в белом красивом доме, под шум прибоя и шелест пальм, утопая в аромате жасмина и олеандра, они наконец-то будут вместе. Навсегда!

    Небо над Нью-Йорком слегка посветлело. Восток разгорался алым. Бриттани Кларк спала сладким сном, скрючившись на неудобном табурете и положив голову на подоконник. Тихо, почти беззвучно лопались пузырьки в недопитой бутылке шампанского…



    Шампанское дало о себе знать легкой головной болью и слегка припухшими веками. Ничего, подумала Бриттани. В поезде отосплюсь. Потом автобус — а в Остине нужно непременно снять номер в гостинице, чтобы привести себя в порядок.

    Служба почтовых перевозок прибыла вовремя, симпатичные парнишки в оранжевых комбинезонах бодро погрузили чемоданы и сумки, приготовленные к отправке в Калифорнию, а через полчаса после их отбытия к подъезду подкатило такси. Бриттани в последний раз окинула взглядом свою квартиру — и спокойно закрыла за собой дверь. Ни сожалений, ни грусти она не испытывала.



    Ключи были оставлены у консьержа, темные очки надежно прикрыли следы ночных излишеств, мятные таблетки приятно холодили горло. Бриттани ехала по улицам Нью-Йорка, глазея по сторонам, словно обычная туристка. Смешно: она и не помнила, когда в последний раз гуляла по этим шумным улицам. Да и гуляла ли?

    В поезде выспаться не удалось, поскольку в купе имелась попутчица. Вначале Бриттани даже обрадовалась — дамочка была явно из числа постоянных читательниц журнала «Стиль». Хороший костюм, нитка натурального жемчуга на шее, меховой жакет, действительно дорогие туфли… Она приветливо поздоровалась с Бриттани, однако навязываться не стала, достала книгу и принялась читать. Бриттани легла на мягкий диван, укрыла ноги пледом и приготовилась заснуть — но тут стало клонить в сон и попутчицу. Через пять минут книга соскользнула на пол, а из алых губ дамы вырвался первый залп храпа…

    Бриттани привыкла жить одна — и спать, соответственно, тоже. Ее мужчины проводили с ней ночи — но посвящали их не только и не столько сну, сколько занятиям сексом. По утрам они торопливо покидали квартиру Бриттани, чему она всегда была очень рада — с ее точки зрения, женщина мало кого может очаровать через три минуты после своего пробуждения.

    Одним словом, чужой храп как-то миновал Бриттани Кларк, и потому при первых устрашающих звуках, донесшихся из идеально накрашенного рта симпатичной дамы, она едва не свалилась с дивана.

    Десять минут дама заливалась на разные лады, а Бриттани тосковала. Потом, поняв, что долго ей не выдержать, решила принять меры.

    — Эй. Эй… Эй! Проснитесь!

    — Хррр-аррр-хрррр!

    — Мэм… извините…

    — А? Что?

    — Вы едва не упали — поезд ужасно трясет. Быть может, вы лучше приляжете? Так будет удобнее.

    Дама рассыпалась в благодарностях, скоренько переоделась, расстелила постель и нырнула под одеяло. Бриттани осторожно покосилась в ее сторону — и вздохнула с облегчением. Дама легла на бок — в этом положении вроде бы не храпят…

    Прошло два часа. Злая как оса Бриттани Кларк сидела с ногами на мягком диванчике и сверлила ненавидящим взглядом безмятежно спящую попутчицу. Элегантная дама храпела, как нетрезвый извозчик, злоупотребивший пивом и успевший простудиться. Она храпела, лежа на боку. Она храпела, лежа на спине. Она храпела, лежа на животе.

    Она храпела мелодии и мотивы. Басы сменялись верхами, комариный писк прерывало мощное стаккато громовых раскатов, потом раздавалось младенческое причмокивание, на смену которому шел ровный гул подземного вулкана…

    Бриттани окончательно распрощалась с желанием поспать и вышла в тамбур. Мерный стук колес понемногу успокоил ее. Она облокотилась на поручни и стала смотреть вдаль, вспоминая и улыбаясь воспоминаниям…

    От Хьюстона до Остина она добралась без приключений, всю дорогу отчаянно зевая и мечтая о душе. В Остине ее ждал не очень приятный сюрприз — белый кабриолет, как оказалось, еще не успели перегнать на стоянку и осмотреть перед тем, как вручить Бриттани ключи. Менеджер фирмы по прокату автомобилей аж извивался от смущения — настолько царственно грозной выглядела застывшая перед стойкой Бриттани.

    — Мэм, мы приносим свои наиглубочайшие извинения, но так получилось, понимаете, это не вполне от нас зависит, потому что…

    — Я переночую в гостинице. Завтра утром машина должна быть на стоянке. Звонить мне в номер посреди ночи, чтобы поделиться радостью, не нужно. Всего доброго.

    На самом деле она была даже рада непредвиденной задержке. Человек может прожить без еды и даже без воды — но не без сна! Бриттани Кларк отправилась в гостиницу, приняла душ и заснула мертвым сном абсолютно счастливого человека.

    Утро выдалось солнечное и вполне приветливое. Выспавшаяся Бриттани на жизнь смотрела куда благосклоннее, с аппетитом позавтракала в ресторане гостиницы, а потом поднялась обратно в номер, чтобы приступить к ответственному занятию: чистке перышек.

    Через два часа она с удовлетворением покрутилась перед зеркалом и признала себя истинной красавицей. Платиновые локоны лежали идеально, безупречный макияж подчеркивал и легкий румянец на скулах, и сверкающие голубые глаза, и нежные коралловые губы — одним словом, хоть сейчас на обложку родного журнала!

    Гардероб она продумала еще в Нью-Йорке: тончайший кашемировый пуловер цвета слоновой кости, бежевая юбка с умопомрачительным разрезом, высокие замшевые сапожки чуть более темного оттенка и легчайшая, практически невесомая короткая дубленочка золотистого цвета, отороченная по воротнику и обшлагам мехом. Украшения было решено надеть в полном комплекте. При взгляде на них понимающий человек сразу представлял себе примерную сумму, в которую они обошлись, и автоматически проникался уважением к хозяйке… Итак, золотые серьги с крошечными бриллиантиками, колье с единственной бриллиантовой звездочкой, два кольца — на левой и правой руке — и браслет из тонких золотых нитей, перевитых и скрепленных маленькими бриллиантовыми пряжками. Все вместе — элегантно, неброско, дорого.

    В качестве последнего аккорда она от души полилась французскими духами — путь неблизкий, большая часть аромата все равно выветрится, да и бензин — равный соперник парфюму по интенсивности благоухания.

    В одиннадцать часов тридцать минут Прекрасное Видение величаво спустилось в холл отеля, расплатилось кредитной карточкой, при виде которой портье понимающе и подобострастно расширил глаза, и в том же темпе выплыло на улицу. Общее ощущение безоговорочного триумфа подпортил неприятный мальчик, звонко завопивший на всю улицу:

    — Боб!!! Подгоняй тачку для крашеной бабы из люкса!



    До Мисчиф-Крик, насколько она помнила, езды было часа три с лишним, поэтому крышу кабриолета она опускать пока не стала, опасаясь за свою прическу. Сильно гнать тоже не хотелось, Бриттани была реалисткой и прекрасно понимала: утро и солнечный день — для юных девочек, зрелым женщинам больше к лицу мягкие предзакатные тени.

    Она лениво рассматривала пейзажи, пока мили ложились с легким шелестом под колеса белоснежного кабриолета. Собственно, разнообразием эти самые пейзажи не отличались — поля кукурузы и сахарной свеклы, в данный момент же убранные и заботливо перепаханные под зиму.

    Очарование этому ландшафту придавали только рощицы, перелески и живописные холмы, на которых безмятежно паслось что-то трудноразличимое с трассы — скорее всего, коровы и овцы.

    Листва была золотой, небо — бирюзовым, облака — редкими и белоснежными. Прекрасный день для встречи со своей любовью. И кстати, неплохой для того, чтобы, теперь уже окончательно покинуть Мисчиф-Крик.

    Бриттани вдруг ощутила легкий прилив паники. В мечтах все выглядело прекрасно, но как все будет на самом деле? Элу нужно собраться — нельзя сразу унижать его сообщением, что она все заказала ему по самому лучшему каталогу одежды, мужчины очень ревностно относятся к своему личному пространству. Мысли о такой мелочи, как расставание с женой… ну или с кем там Эл может жить… просто не приходили Бриттани в голову.

    Между тем рощи на горизонте стали больше и гуще, поля — уже, а дорога принялась закладывать плавные петли. Бриттани усмехнулась. Моника и Майра предполагали, что здесь что-то изменилось? Да никогда в жизни. Еще несколько миль — и из-за поворота покажется высокий шпиль церкви, потом белое здание мэрии, школа, а потом начнутся тенистые, заросшие яблонями и сливами улочки Мисчиф-Крик…

    В половине четвертого дорожный указатель известил Бриттани Кларк, что она въезжает на территорию своего детства. Погода слегка испортилась — во всяком случае, солнце спряталось за те самые облачка, и Бриттани похвалила себя за то, что надела дубленку…

    Она медленно ехала по улицам своего детства — и паника горькой волной тошноты подкатывала к горлу.

    Мисчиф-Крик остался верен себе — цивилизация действительно его миновала, но это вовсе не прибавило городу очарования.

    Вместо ухоженных палисадников и лужаек — заросли бурьяна и крапивы. Заброшенные дома. Заколоченные окна. Повсюду белеют светлые прямоугольники табличек: продается… продается… продается…

    Дорога вся в выбоинах. На перекрестке с отвратительным лязганьем болтается на проволоке проржавевший дорожный знак — трудно сказать, какой именно. Вон там здание школы… обшарпанный фасад, большая часть окон забита досками, дверь небрежно распахнута, и потому сразу становится понятно: детей в этой школе нет.

    Супермаркет — бывшая бакалейная лавочка, обитель пышногрудой Салли Смит, — тоже выглядит уныло. Мутные стекла, выцветшая реклама и, насколько можно судить, никого народу.

    Возле мэрии на чахлом газоне высится флагшток. На нем болтается флаг — судя по той части, которую видно, основательно выцветший. Ветер гонит листву и мусор, и этот непрерывный тревожный шелест — единственный звук, наполняющий пространство вокруг.

    Бриттани вцепилась в руль, чувствуя, как ее охватывает паника. Что случилось с этим городом? Где все люди? Куда она приехала?..

    Она чувствовала себя героиней дешевого триллера — что-нибудь про зомби, населивших маленький американский городок. Больше всего ее пугало полное отсутствие людей.

    Она проехала до конца улицы и остановила машину возле сгнившего заборчика, за которым стоял ее старый дом. Хотела выйти из машины — и поняла, что не может этого сделать. Бриттани бил озноб, она с трудом заставляла себя смотреть на окна, за которыми когда-то находилась ее спальня…

    Нельзя было сюда приезжать! — истерически взвизгнул кто-то внутри нее. Не к кому тебе возвращаться!

    Она зажмурилась и потрясла головой, потом заставила себя выйти из машины и побрела по толстому ковру из опавших листьев к крыльцу. Светлая замша сапог немедленно покрылась красноватой пылью — но это почему-то совершенно не взволновало Бриттани Кларк.

    Дом был нежилым, более того — заброшенным. Дверь, которую никто не удосужился запереть, рассохлась и была приоткрыта. За ней смутно просматривался пыльный полумрак, какие-то кучи мусора, перевернутый стул без сиденья… дальше Бриттани смотреть не хотелось. Она отвернулась от двери и, внезапно обессилев, села прямо на верхнюю ступеньку крыльца. Вяло похлопала по карманам — и обнаружила смятую пачку пересохших и полураскрошившихся сигарет, старую зажигалку…

    Она не курила уже лет десять, следуя общей тенденции к здоровому образу жизни. Разумеется, эта пачка была помоложе, но откуда она взялась в кармане — Бриттани понятия не имела.

    Горький дым драл горло, от него слезились глаза, макияжу, вероятно, медленно, но верно приходил конец… Бриттани не замечала этого. Она изо всех сил боролась со слезами — дурацкими, непрошеными слезами, которые в последнее время слишком часто стали рваться наружу…

    В этот момент выяснилось, что люди в Мисчиф-Крик все же остались. К белому кабриолету подошла крупная тетка в джинсовом комбинезоне, вызывающе обтягивавшем мощный бюст. Волосы у тетки были огненно-рыжими, стянутыми в конский хвост, а в руках она несла здоровенные пластиковые сумки.

    Тетка перевела дух и поставила сумки на землю. Осмотрела кабриолет, перевела взор на Бриттани. Прищурилась, откинула со лба прядь огненно-рыжих волос. Потом вдруг хмыкнула, громко и весело выругалась:

    — Чтоб мне сдохнуть, если это не малышка Бриттани Кларк!



    Салли Смит «И кто без греха…»


    Бриттани торопливо вскочила с крыльца, осторожно вытерла влажные щеки, бросила окурок на землю и шагнула к калитке. Рыжая тетка смотрела на нее весело, и насмешка, прозвучавшая в ее голосе, злой не была. Бриттани прищурилась… перевела взгляд на роскошный бюст…

    — Салли! Салли Смит! Бог ты мой… Как же ты меня узнала?

    Салли фыркнула.

    — Большого ума не надо. Кто еще может сидеть на раздолбанном крылечке дома Кларков и лить слезы? Только блудная доченька. Стало быть, ты. Надо признать, прикид у тебя высший сорт, встреть я тебя на улице… впрочем, что такой шикарной биксе делать на нашей улице? Сапожки, куртец, брюлики, тачка — надо полагать, ты далеко пошла, юная Бриттани? Ну, здорово, что ли?

    — Здравствуй, Салли. Ты… почти не изменилась.

    — Брось. Мне почти полтинник, я выгляжу ровно на него, потому что прошло лет двадцать — за это время не меняются только вековые дубы и старик Гранджер.

    — Он что, жив?!

    — А чего ему сделается? Сидит попердывает на крылечке. Вот, продукты ему несу и пиво.

    — Подвезти тебя?

    — Если не жалко тачку — валяй. У меня сапоги в грязище.

    — Забрасывай сумки и садись. Гранджер живет все там же?

    — Э нет. Вот тут случилась смена адреса. Теперь он живет в нашем лепрозории… в смысле в приюте при церкви. А я там работаю.

    Салли плюхнулась в белоснежное чудо, отчего кабриолет ощутимо накренился на правый бок. Бриттани включила зажигание и продолжила расспросы:

    — Так ты больше не работаешь в магазине?

    — Какой там магазин! Одно название. Лет уж десять, как он не работает толком. Супермаркет тоже накрылся год назад. Я позлорадствовала — ведь это из-за них прикрыли мою лавочку. А потом стало не до злорадства, потому как благодаря банкротству супера в нашем городке, язви его, стало на сорок два безработных больше.

    — Послушай, а почему в городе так тихо? Такое ощущение, что людей вообще не стало.

    — Поубавилось — так вернее. Ты ведь укатила когда? Лет двадцать назад, верно? С тех пор много чего случилось. Тебе интересно?

    — Господи, конечно!

    — Ну, во-первых, сгорела лесопилка. До этого четыре года подряд была засуха, и разорились почти все окрестные фермеры. Прошел слух, что через поля собираются пустить автостраду — и наши олухи решили наварить денег. Гранджер ругался, уговаривал — все без толку. Никто его не послушал, почти все продали свои участки. А автостраду пустили по другому маршруту. Ну, тут и пришел нашему городу звездец… Первым смотался мэр. Поехал в Хьюстон — и не вернулся. Через год закрылась школа, ну тут и народишко потянулся прочь. У всех же дети были. Почту закрыли, одна бензоколонка еще как-то держалась за счет дальнобойщиков, которые шастали по трассе. В общем, чтобы тебя не утомлять, скажу, кто остался: наш пастор и его малахольная супруга, само собой.

    — Преподобный Саймон…

    — Да. И знаешь, он оказался неплохим дядькой. Нарыл кучу каких-то новых христиан и прочих баптистов, организовал Армию спасения, выбил деньги аж из правительства штата и построил приют для тех, кому некуда было уезжать. Благотворители к нам так и ездят — меня на это время выгоняют, чтоб не портила благочестивый пейзаж…

    — Откуда? Ты что, живешь в приюте?!

    — Я там работаю.

    Бриттани вытаращила глаза и едва не упустила руль.

    Когда четверть века назад преподобный Саймон молодым священником приехал в Мисчиф-Крик, Салли Смит практически сразу стала главным действующим лицом его воскресных проповедей. Блудница и алкоголичка — так он ее называл, а благочестивые прихожане ему поддакивали. Кстати, насколько Бриттани помнила, сама Салли тоже не была замечена в особой склонности к деланию добрых дел…

    — Салли, а почему…

    Рыжая Салли посмотрела на Бриттани насмешливо.

    — Подыскиваешь слова, юная Бриттани? Я тебе помогу. Ты хочешь спросить, как такая прожженная потаскушка и пьянь оказалась сестрой милосердия? И почему я не уехала из этого гребаного городишки, когда тут стало совсем тухло? Все очень просто. Уезжать мне было особо некуда. Денег я скопить как-то не сумела — да и много ли их скопишь, на бакалее-то? Когда сгорела лесопилка… видишь ли, это был вполне приличный пожар, из-за засухи. Леса горели — только в путь. А мой дом, если ты случайно помнишь, стоял аккурат на опушке леса. Короче, он сгорел. Со всем моим барахлом и, что самое обидное, со всем макияжем. Пятнадцать лет прошло, а мне до сих пор жалко, веришь?

    — А страховка?

    — Смеешься? Не было у меня никакой страховки. У меня и дома-то никакого не было — по документам. Я ведь его построила незаконно… в смысле, не я, конечно, а ребята. Джим, Даг, Боб, Гарри… все они со мной бухали, все спали — в общем, я для них была как бы не чужая. Старикан Гранджер тоже здорово помог — выделил мне кусочек на своей земле. Сказал — стройся и живи как человек, а если что — я знать ничего не знаю. Вот так я и жила.

    — Я даже не знала об этом:

    — Ну, ты ж из приличной семьи. Зачем тебе знать, как живет городская шлюха Салли?

    — Перестань!

    — Да я не в обиде. На правду не обижаются. Я ведь и в самом деле… в некотором роде… Ну, короче, проехали. В общем, после пожара я осталась не при делах. Потом магазин обанкротился… никто из полюбовников брать меня к себе не собирался, ехать мне было некуда — и я закупила вискаря и закуски на последнюю сотню, уселась на бережке нашей речки, благо жарко было в тот год до декабря, и начала планомерно уничтожать самое себя. Я так полагала: от такой дозы спиртного я непременно окочурюсь, но самоубийством это все же не будет, так что похоронят меня по-человечески. Таким вот манером я пропьянствовала дней пять — а потом на бережок прибрел наш преподобный и стал мне выносить мозг.

    — Возвращать в лоно церкви…

    — Типа того. Честно сказать, был послан по совершенно противоположному от церкви адресу. Это его не обрадовало, и он собрался уходить, но сначала поставил передо мной чемодан и сообщил, что это для меня собрала его Энни и если я все же передумаю упиваться до смерти, то они с Энни попробуют мне помочь. Когда он ушел, я залезла в чемодан — честно говоря, хотелось позлобствовать, чего там мне эта курица насовала. А там оказалась одноместная палатка, вещички и немного денег. Вполне миленький наборчик — для сидения на берегу самое то.

    — И ты продолжила…

    — Нет. Понимаешь ли, мне вдруг показалось, что это уж как-то совсем глупо выглядит — жить и бухать в палатке. Я пришла в себя, как смогла помылась в речке и пошла сдаваться преподобному. Его самого не оказалось, встретила меня курица Энни, губы поджала и платочком нос прикрыла, но зато отвела меня в комнатушку этого их приюта и выдала ключ. Сказала, что я могу питаться в столовой и жить здесь сколько захочу, а если надумаю работать… то работы на всех хватит.

    — И ты согласилась?

    — Не то чтобы прямо на следующий день… но согласилась. Они и впрямь зашивались с делами. Энни, она же городская тетка, да к тому же болезненная — у нее чего-то там с легкими. А в приюте на тот момент жили одни старики, за ними уход требовался — помыть, постирать, погулять вывести… В общем, стала я работать. Ох, прикольно было — некоторые старухи все клюками на меня махали, мол, гулящая я. А я знай себе молчу и полы мою да горшки выношу. Потихоньку привыкли. Да и я втянулась. Вот так и живу. Преподобному опять же радость — теперь он меня в проповедях в положительном смысле поминает. Раскаявшаяся блудница, говорит, Господу угодна больше, чем целая кодла праведников. Прикольно!

    Бриттани вздохнула и негромко спросила:

    — Салли, а кто еще уехал? Клер…

    — Клер осталась, куда ж она от своего Джимми денется? Он ведь без ног…

    — Кто, Джимми?!

    Салли искоса посмотрела на взволнованную Бриттани.

    — Значит, ты ничего не знаешь… Они с Джимми поженились через полгода, как ты уехала. Потом Клер забеременела, родила, а Джимми устроился пожарным. Когда горела лесопилка… в общем, обгорел он сильно, да еще ноги ему придавило балкой. Еле вытащили. Он выжил, но ноги ему оттяпали по самое хозяйство. Клер все жалели, мэр — он тогда еще тут был — предлагал устроить Джимми в специальный интернат за счет штата… Джимми ведь герой! Но Клер и слышать ничего не хотела. Тяжеленько ей пришлось, прямо скажем. Джимми без ног, пенсия — кот наплакал, ребенок маленький… в общем, он пару раз пытался руки на себя наложить. Пил, конечно. Считал себя обузой. Но Клер — девка бедовая. Ходила за ним, как за младенцем. Братья ее скинулись, купили ему шикарную коляску, а старший, Дон, он ведь на врача выучился, нашел какую-то чудо-фабрику протезов.

    — Господи, бедная Клер…

    — Почему бедная? Она не жалела ни о чем ни капельки. Веселая всегда ходила, красивая, все гулять Джимми вывозила по воскресеньям. Работала много — это да, но от жизни своей нисколько не уставала. Джимми еще что психовал-то… в общем, при ампутации ему чего-то там повредили… в хозяйстве. Короче, импотентом он заделался. Я случайно узнала, когда он второй раз пытался с собой покончить. Тогда Клер со мной разоткровенничалась — надо было поделиться с кем-то, а я с ее ребенком тогда сидела, преподобный велел.

    — Сколько же всего произошло…

    — Ты слушай дальше. Джимми стал невозможный — все орал и плакал. Но Клер не сдавалась — по врачам его таскала, через всю страну возила, деньги занимала, кредиты брала…

    — Почему она не обратилась ко мне?

    — Ей Селия Коннор помогла здорово. Нашла клинику, оплатила часть лечения, выбила страховку — она же законницей стала, рыжая бестия наша. В общем… Тройняшкам уже четыре года!

    Бриттани закусила губу, уставилась прямо перед собой. Салли помолчала, а потом негромко произнесла:

    — Знаешь, Бриттани Кларк, мы, конечно, вряд ли выиграем конкурс на звание самого счастливого маленького городка Америки… но в каком-то смысле мы — лучшие. Мы держимся, понимаешь? Все вместе, кто остался. И я тоже не жалею ни о чем. Наверное, это не самая шикарная жизнь — но неплохая, как ты полагаешь?

    От необходимости отвечать Бриттани избавил увесистый удар по капоту. Она очнулась и изумленно уставилась на седого сморщенного гнома, который с грозным видом замахивался костылем на многострадальный кабриолет. Судя по оживленной мимике, гном обрушивал на них с Салли ужасные проклятия. Салли чертыхнулась и полезла из машины, Бриттани тоже. Лицо гнома показалось ей смутно знакомым…

    Салли заслонила кабриолет собой и рявкнула гному в ухо:

    — Дед, прекращай буянить!

    — Да чтоб ты лопнула, бесстыжая баба! Уже в бабки годишься — а все за мужиками на дорогих машинах гоняешься!

    — Дед Гранджер! Разуй глаза, сморчок ты старый! Это не мужик, а Бриттани Кларк! Она приехала! Слышишь? Бриттани Кларк!

    Старик Гранджер — а это был именно, он — прищурился и бесцеремонно ухватил Бриттани за рукав дубленки на удивление цепкой лапкой.

    — Ну-ка! Какая это цаца… Малышка Бриттани! Чтоб мне провалиться! Салли, внучка, веди ее ко мне! Бриттани, девочка, какая ты красотка! Салли, вот посмотри, как должны выглядеть ба… женщины в твоем возрасте!

    — Она не в моем возрасте. Она лет на десять моложе.

    — А выглядит моложе на двадцать. Бриттани, девочка, как ты тут очутилась? Пойдем, пойдем скорее, мне нужно сесть. Салли, паршивка, ты пиво привезла?

    — Привезла.

    Гранджер уцепился за локоть ошеломленной Бриттани и потащил ее на задворки церкви, где стояли ряды аккуратных крошечных коттеджей. Взобравшись на террасу одного из них, Гранджер с облегчением плюхнулся в старинную резную качалку и заговорщицки подмигнул Бриттани небесно-голубым ясным глазом.

    — Я без нее никуда. Молодец баба, хоть и гулящая… в прошлом. Добрая она. Это я ее просто в строгости держу. Ну, рассказывай.

    Бриттани затравленно огляделась по сторонам. О чем она могла рассказать им всем, знавшим ее с детства? Им, пережившим столько горя и невзгод — и оставшимся оптимистами? О корпоративных вечеринках? О бриллиантах? О фотосессиях, каждая из которых стоила столько же, сколько весь этот коттеджный поселочек для стариков Мисчиф-Крик? О жизни, которая, как выяснилось, вовсе не была жизнью…

    Бриттани Кларк откашлялась и мило улыбнулась старику Гранджеру.

    — Дедушка, у меня все-все хорошо. Я вам все обязательно расскажу — и про свою работу, и про жизнь, — но сначала мне не терпится повидаться с Клер. Я ведь…

    Гранджер радостно всплеснул сухими, корявыми и темными, как корни дуба, руками.

    — Конечно! Иди к ней! Она обрадуется, Клер, девочка! Она по тебе все эти годы скучала. Не было дня, чтоб она про тебя не вспомнила. Ведь тебя уж сколько… почитай, лет пять не было, да? Салли! Паршивка, иди сюда. Сколько девочки Бриттани не было? Лет пять?

    Салли скорчила Бриттани страшную рожу и спокойно ответила деду Гранджеру:

    — Точно. Даже, может, и шесть.

    — Ты глупости-то не говори. У меня голова ясная, не то что у наших старух. Все-все помню. Салли!

    — Да здесь я.

    — Налей мне пива и принеси плед. Ноги стынут. Ты иди, девочка, иди… поиграй… Клер, наверное, на качелях качается… я качели вам повесил новые, сто лет простоят, еще детишкам вашим пойдут… — И старик Гранджер тут же безмятежно уснул, склонив седую голову на грудь.

    Бриттани тщетно пыталась проглотить застрявший в горле комок. Подошедшая неслышно Салли бережно укрыла старика пледом, подоткнула со всех сторон… Бриттани обратила внимание, какие у Салли стали руки — мускулистые, обветренные, жесткие… Рабочие руки.

    Салли негромко произнесла, не глядя на нее:

    — Чего ж ты хочешь — девяносто два года ему. Считай, что два годика. Склероз. Тут почти у всех… Гранджер еще молодцом держится, даже гулять выходит. Заговаривается вот только. Ничего. Ты приходи вместе с Клер и ребятами вечером — он с ними любит играть, и они с ним тоже. Видит-то он плохо, но руки еще сильные. Он ребятишкам игрушки до сих пор вырезает…

    — Да. Я приду. Салли, а Клер…

    — Они живут в доме Джимми. Помнишь еще? На Кленовой улице. Там не заблудишься, жилой дом только один их и остался.

    Бриттани кивнула, встала и направилась к машине. В спину ей ударил вопрос, заданный негромким, даже чуть грустным голосом:

    — Ни о ком больше не хочешь спросить, юная Бриттани Кларк?

    Бриттани не обернулась, только мотнула головой. Как бы там ни было, но спрашивать у Салли про Эла Дэвиса она не станет.

    Когда белый кабриолет отъехал, Салли кивнула сама себе и буркнула:

    — Ну и правильно! Значит, поумнела.

    Шаг шестой

    Белый кабриолет она уже почти ненавидела. На фоне всеобщего запустения он выглядел неуместным, как рояль в бане.

    Кленовая улица в свое время была одной из самых уютных и ухоженных улочек Мисчиф-Крик. Клены здесь росли разные — и обычные, и канадские, с резными листьями… Осенью улица вечно казалась освещенной — такой яркой и светлой была листва.

    Домики здесь тоже были уютные, симпатичные, с резными наличниками на окнах и пышными палисадничками. Матери Клер и Джимми Блэка всегда славились своими цветниками, даже потихоньку соперничали за звание самой лучшей цветочницы города.

    Клер жила в середине улицы, а Джимми — в конце. Ухаживать за Клер он начал со второго класса, когда стало окончательно ясно, что грамматика и чистописание не созданы для Джимми, а он, соответственно, для них. Учительница велела Клер взять шефство над Джимми, и Клер выполнила поручение со всей ответственностью. Мальчик приходил сюда после школы, и Клер страшно мучилась, пытаясь вдолбить в легкомысленную и вечно растрепанную голову Джимми хоть какие-нибудь правила…

    Сколько Бриттани помнила, Джимми и Клер всегда были вместе. Даже когда Клер и Бриттани сбегали посекретничать на мостик — можно было не сомневаться, что рано или поздно вблизи появится Джимми Блэк и примется с независимым видом выкидывать различные коленца в духе Тома Сойера.

    Невинность Клер потеряла в семнадцать, на год раньше Бриттани — разумеется, с Джимми Блэком. Они стали неразлучны, и Бриттани здорово завидовала подружке, потому что ни родители, ни городская общественность не обращали ни малейшего внимания на Клер и Джимми — было совершенно понятно, что эти двое поженятся, как только достигнут подходящего возраста.

    Когда вспыхнул роман Бриттани с Элом, сверстники — и Джимми Блэк в частности — стали казаться ей невыносимо глупыми и скучными. Бриттани искренне не понимала, что может привлекать Клер в Джимми. Другое дело — Эл! Настоящий мужчина, взрослый, красивый, обаятельный…

    Услышанное от Салли потрясло Бриттани до глубины души. Она не представляла, каково это — стать калекой, полным инвалидом в тридцать без малого. Не представляла и того, как Клер ухитрилась найти в себе силы и выхаживать Джимми, не имея практически никаких надежд на его выздоровление. Вероятно, это и называется жертвенностью?

    Бриттани сбросила скорость, потому что впереди засветились огни в окнах светлого домика под красной черепичной крышей — на улице уже начинало темнеть. Ее вдруг охватил дикий страх — она боялась не сдержать своих эмоций, повести себя бестактно, начать слишком явно жалеть Клер и Джимми… Да и кто сказал, что Клер ей обрадуется? Старик Гранджер — так у него склероз, он вряд ли понимает истинное положение дел. Расстались они с Клер плохо, поссорились на том мосту, а потом отношений не поддерживали.

    Какой она стала, подружка ее детства. Клер Стюарт? Наверняка превратилась в толстую уютную тетку, наподобие своей мамы. Четверо детей к тому же… Тройняшки! Ужас какой! И весь этот кошмар с Джимми…

    Бриттани заглушила мотор и вылезла из машины. К вечеру совсем похолодало, и ветер беспощадно лез под тонкую дубленку. Колготки практически примерзли к онемевшим коленкам. Бриттани подняла пушистый воротник и тоскливо огляделась по сторонам.

    Кленовая улица изрядно подрастеряла свой шарм. То есть утратила его напрочь. Голые деревья напоминали скелеты, заколоченные окна домов навевали тоску. Бриттани побрела по засыпанному листвой тротуару. Совсем уж некстати пришла в голову мысль — сегодня отсюда не уехать, значит, надо где-то ночевать. Или все же вернуться в Остин? Там, по крайней мере, есть нормальная гостиница. В приюте для престарелых она не останется, это исключено.

    Впереди светились окна единственного обитаемого дома. Бриттани дошла до низкого зеленого заборчика и остановилась, во все глаза глядя на открывшуюся картину…

    Собак было, такое ощущение, штук сто. На самом деле — всего три. Один фокстерьер, один Лабрадор и один… одна… одно… создание неведомой породы размером с фокстерьера. Все трое носились с бешеной скоростью, отнимая друг у друга прокушенный красно-желтый мячик, азартно и очень звонко тявкали, а за собаками с диким гиканьем топали три совершенно одинаковых ребенка в джинсовых комбинезончиках и теплых куртках. Различались дети исключительно по цвету помпонов на вязаных шапочках — красный, зеленый и голубой мохнатые шарики смешно подпрыгивали на кудлатых головенках. Близнецы вдохновенно орали и хватали счастливых собак за что придется.

    На качелях сидела и смеялась худенькая девушка, очень похожая на юную Клер. В центре всей композиции стояла невысокая светловолосая женщина — румяная, веселая, симпатичная. Решительно вздернутый носик и серые искрящиеся глаза, русые локоны, выбивающиеся из-под шапки…

    Клер ничуть не изменилась — просто повзрослела. Даже фигура осталась практически такой же — не худышка, но и не плюшка.

    Бриттани схватилась за заборчик и севшим голосом как-то жалко пискнула:

    — Клер…

    Женщина обернулась. Близнецы замерли на секундочку, при этом Зеленый Помпон ухитрился все же поймать на ходу фокстерьера и теперь страстно прижимал извивающееся животное к животу. Худенькая девушка встала с качелей.

    Клер шагнула к забору, прижала руки к груди — и вдруг завопила абсолютно прежним, звонким и жизнерадостным голосом:

    — Бриттани!!! Бриттани приехала!

    Бриттани распахнула калитку и протянула руки к подруге. Клер бросилась к ней в объятия, и Бриттани с удивлением почувствовала, как у нее защипало в носу. Вокруг скакали и лаяли собаки, жизнерадостно верещали трое совершенно одинаковых малышей в джинсовых комбинезончиках, а невысокая симпатичная девушка, страшно похожая на юную Клер, смущенно и ласково улыбалась, глядя на всю эту картину.

    Клер выпустила Бриттани из объятий и с чувством высморкалась в большой носовой платок, который вытащила из рукава Красного Помпона. Бриттани тем временем не сводила глаз с девушки.

    — Клер, а это…

    — Это моя старшая дочка. Бриттани.

    — Что?

    — Да нет же! Ее зовут Бриттани. Разумеется, в честь тебя! Потому что я скучала по тебе, если бы ты знала, как я скучала! — И Клер снова кинулась на шею к Бриттани Кларк.

    Потом вся честная компания с шумом и грохотом ввалилась в дом, и Бриттани окутал знакомый с детства аромат орехового торта. Она стояла посреди небольшой прихожей, а из кухни вдруг выкатилось инвалидное кресло с электроприводом. В кресле сидел Джимми Блэк. Руки у него были в муке, нижняя часть туловища прикрыта ярким клетчатым пледом. Вихры у Джимми остались абсолютно такими же, как в детстве, вот только теперь их обильно присыпала седина… Темные глаза вопросительно уставились на оробевшую Бриттани, потом в них мелькнуло узнавание — и Джимми Блэк завопил:

    — Чтоб у меня пирог сгорел! Это же Бриттани Кларк! Клер, голубка моя, твоя мечта сбылась. Бриттани, какая ты… секс-бомба! Проходи скорее, раздевайся и иди сюда, на кухню, у нас тепло. Брит… это я не тебе, Бриттани. Доча, раздень банду негодяев и помоги им помыть руки. Девочки, ну как здорово, а? Не зря я взялся за торт!

    Бриттани беспомощно всплеснула руками:

    — Джимми, ты печешь торты!

    — Ха! Что торты! А луковый суп с гренками? А мексиканское жаркое? Погоди, еще придет смерть твоей фигуре… ты, надеюсь, надолго к нам?

    — Н-не знаю…

    — Клер, сними с нее шубейку, чтоб не сбежала. Доча! Когда вымоешь негодяев, включи отопление в комнате наверху. Вот я дожил! В моей старой комнате будет ночевать сама Бриттани Кларк!

    Джимми укатил обратно в кухню, близнецы сняли шапки и сделались совершенно неразличимы, Клер ругалась на собак, норовивших облизать гостью, и одновременно пыталась запихнуть холодные ноги Бриттани в меховые тапочки.

    Постепенно шум улегся, и через полчаса все сидели в гостиной за большим круглым столом — старинным, дубовым, покрытым льняной скатертью, расшитой незабудками. Бриттани-младшая довольно ловко пресекала попытки близнецов удрать из-за стола, Клер сияла и все время хватала Бриттани-старшую за плечо, Джонни улыбался и резал торт. За окнами совсем стемнело, и, как всегда в Мисчиф-Крик и бывало, появилось ощущение, что за пределами ярко освещенной теплой комнаты вовсе ничего нет — один только бездонный и холодный космос.

    Бриттани вертела головой из стороны в сторону и еле успевала отвечать на вопросы Джимми и Клер. Господи! Да ей целую вечность никто не задавал вопросов про то, как она живет! И еще вчера она презрительно рассмеялась бы в лицо тому, кто предположил бы, что она станет на эти вопросы отвечать…

    Торт благополучно приказал долго жить, и Бриттани-младшая нежно, но твердо увела близнецов купаться перед сном. Клер погасила верхний свет, разожгла уже приготовленные в камне дрова, поставила кресло Джимми так, чтобы он мог смотреть и на огонь, и на них с Бриттани, а потом достала из шкафчика бутылку шерри и три хрустальные рюмки. Волосы стояли вокруг головы Клер золотистым ореолом, и Джимми улучил момент, поймал жену за руку и нежно поднес ее пальцы к губам. Клер улыбнулась в ответ, и Бриттани на мгновение стало ужасно завидно — эти двое были связаны так прочно и нерушимо, в их глазах светилась такая любовь и нежность…

    Клер разлила шерри по рюмкам и провозгласила:

    — С возвращением, подружка! Я страшно рада, что ты наконец вернулась. Мы все рады.



    Близнецы возражали — но их все же отправили спать. Перед этим каждый из них с важным видом сказал: «Спокойной ночи, мама! Спокойной ночи, папа! Спокойной ночи, тетя Бриттани!» Бриттани-младшая тоже пожелала всем спокойной ночи и ушла читать братьям сказку на ночь. Клер, Бриттани и Джимми остались втроем.

    Бриттани вытянула ноги к огню и едва не замурлыкала, словно старая кошка. Тепло обволакивало ее, исчезла противная заноза, засевшая в сердце, и странное ощущение — она дома! — согревало душу. Бриттани задумчиво смотрела на огонь и слушала негромкий голос Клер:

    — Деньги твои пришлись миссис Кларк очень кстати. Как раз выходил срок платежей земельному банку — твой папа перед смертью взял кредит на технику. В результате все обошлось. А потом случилась эта беда… Брит была совсем маленькая, но меня крепко выручила Салли. Я целыми днями просиживала у Джимми в больнице, а Салли сидела с малышкой Брит. Во-от… понимаешь, мне до сих пор как-то не по себе — ведь тогда я к твоей маме почти и не заходила, времени и сил совсем не было. Она умерла во сне… я тебе писала, не знаю, дошло ли письмо.

    — Д-да… ты извини, я не ответила…

    — Не за что извиняться. Я тогда была такая… не заметила бы, ответила ты или нет. Джимми было совсем хреново…

    — Перестань, малыш. Все уже позади. Договорились же — не вспоминать.

    Бриттани залпом допила шерри и до хруста стиснула пальцы. Клер вздохнула и продолжила:

    — Для Мисчиф-Крик тогда вообще тяжелые времена настали. Люди стали уезжать. Продавали дома, да только их никто не покупал. Сама видишь, таблички по всему городу так и стоят. Совсем за бесценок только немногие продавали — Кримсоны, Роджерсы, Фраи, Диллинджеры… Илси Дэвис удачно дом продала.

    — Илси? Так она уехала?

    — Нет, куда она уедет… Продала свой старый дом и купила у Диллинджеров их коттедж. Он поменьше, зато фундамент лучше. Старый дом Илси совсем разваливался — известно, когда хозяина нет!

    Бриттани негромко поинтересовалась, стараясь придать голосу равнодушные нотки:

    — Значит, Эл к ней так и не вернулся?

    — Джимми — о, эти бестактные мужики! — хохотнул и похлопал Бриттани по коленке.

    — Старая любовь не ржавеет, да, Брит?

    — Джимми! Заглохни, любимый.

    — Да ладно! Думаю, Бриттани давно излечилась от своей постыдной страсти…

    — Джимми, я тебя убью. Иди спать вообще! Брит, ты не обращай внимания.

    — Все нормально. Джимми абсолютно прав, я ведь была влюблена в него как кошка.

    — И не ты одна. Многие по нему сохли. Элли Райзен даже топиться собиралась.

    — Джимми, вот что ты несешь? Она же не от любви собиралась топиться, а оттого что забеременела от этой сволочи!

    Бриттани застыла, превратилась в изваяние самой себя. Ничего страшного. Клер никогда не любила Эла. Зато можно узнать о том, как Эл жил все эти годы.

    — Элли Райзен? Она же совсем соплюшка была лет на пять нас младше…

    — Правильно. Потом она выросла — и этот старый кобелина тряхнул стариной.

    — А… Мэри Смит?

    — Все время забываю, что тебя не было здесь почти двадцать лет. Мэри он бросил через год после того, как ты уехала. Она ведь разорилась, представляешь?

    — Честно говоря, не представляю.

    — У нее все деньги были вложены в какое-то строительство — а оно возьми да и прогори. Мэри осталась не при делах, да еще и долги Чака на ней повисли. Явились какие-то родственники Чака из Оклахомы, стали предъявлять права на дом… в общем, ей посоветовали продать большую часть имущества, расплатиться с долгами и с родственниками и уехать. Она, конечно, рассчитывала на Дэвиса, но он по своей обычной методе в один прекрасный день на минуточку вышел из дома и больше уже туда не вернулся.

    Бриттани недрогнувшей рукой налила себе шерри. Все-таки годы в бизнесе не проходят зря — ни румянца, ни лихорадочного блеска глаз…

    — По своей обычной методе? Неужели он еще кого-то бросил?

    Джимми крякнул, допил свой шерри и сказал негромко:

    — Нет, девочки, я вас покину. Торт был хорош, ты, Брит, прекрасна — но если говорить об Эле Дэвисе на сон грядущий, может и стошнить. Скажу тебе только одно — ты молодец, что тогда поехала учиться, не дала ему задурить тебе голову. Все, спокойной ночи. Болтайте на здоровье.

    Бриттани задумчиво посмотрела вслед Джимми и тихо сказала:

    — Он так ловко управляется… я даже ни на секунду не вспомнила про его… травму.

    Клер гордо улыбнулась.

    — Он очень сильный. Он с этим справился… хотя бывали у нас и черные дни. Теперь все позади. Джимми счастлив и спокоен — значит, и я тоже. Он обожает близнецов, с Бриттани они закадычные друзья — я даже иногда ревную. Мы с ним как бы поменялись ролями — я целыми днями на работе, а на Джимми весь дом. Готовить научился…

    — Кем ты работаешь?

    — Учительницей. Как всегда и хотела. Помнишь Лонсдерри-Хилл? Миль пятнадцать отсюда. Вот там и работаю. Когда окончила колледж, наша школа еще работала, но потом стало не до того…

    — Клер. Думаю, ты догадалась. Меня очень интересует Эл Дэвис.

    Клер склонила голову на плечо и некоторое время молчала. Потом медленно произнесла:

    — Ты всегда была упрямая и строптивая, Бриттани Кларк. Если чего вбивала себе в голову, уже нипочем не отступала. Мне надо было догадаться… Ведь тогда на мосту ты все сказала. И про то, как сбираешься жить, и про то, чего хочешь добиться, и про Эла Дэвиса…

    — Ты помнишь?

    — А как же! Я была ужасно зла на тебя, целых три дня. Просидела у себя в комнате и все ждала, что ты позвонишь, а я не подойду к телефону или трубку брошу… Потом пришел Джимми и сообщил, что ты уехала. И я почувствовала, что у меня как будто забрали часть меня самой. Кроме того, мне было дико стыдно за нашу ссору и за то, что не успели помириться…

    А вот мне не было, подумала Бриттани Кларка. Я легко вычеркнула тебя из памяти, Клер. И не только тебя…

    — Значит, ты приехала, чтобы забрать с собой Эла Дэвиса?

    — А? Что? Да. Думаю, да.

    — Но справочки все же наводишь. Правильно. Брит, ты только не обижайся…

    — Клер, я выросла. Я не обижаюсь. Просто хочу знать, как он жил эти годы. Что с ним сейчас.

    — Ну, жил-то он как у Христа за пазухой Мэри Смит он бросил, это я уже говорила. Нельзя сказать, чтобы его так уж сильно за это осудили окружающие: как ни крути, а Мэри в этой истории выглядела еще большей дрянью. Еще при живом Чаке, при Илси… Хотя, если разобраться они с Дэвисом были два сапога пара. Если бы не ее неожиданное разорение, думаю, он бы остался с ней. К Илси он, само собой, не вернулся. Поселился на дальнем ранчо Эда Клея, работал там понемногу, техникой занимался. Первое время Эд на него нарадоваться не мог, все хвалил. И не пьет, говорит, и тракторы все починил, и поилку для коров отремонтировал… В общем; выделил он Дэвису домик там же, на ранчо. Денег прибавил. Машину свою старую отдал. Дэвис продержался недолго. Натура у него такая — погулять и побузить он любит гораздо больше чем поработать. Поначалу приезжал в город — дружки его прежние всегда рады были, хотя многие к тому времени семьями обзавелись, поэтому прежних гульбищ уже не получалось. Чаще всего собирались у закадычного дружка Дэвиса…

    — Боба Сайкса…

    — Точно, у него. Боб ведь хороший парень был, добрый, ласковый, на помощь безотказный. Женился три раза — и со всеми своим женами сохранил хорошие отношения, детям всегда помогал… Одним словом, непутевый — но хороший. Дэвис с ним был неразлейвода, даже взял его на ранчо Клея работать, хотя сам Клей и опасался это делать. Как выяснилось, правильно опасался. Дэвис и Боб быстро сообразили, что гулять можно и на рабочем месте, незачем все время мотаться в город, где запросто можно нарваться на Илси или еще кого из брошенных жен… Так что проведение всех праздников перенесли на ранчо Эда Клея, в тот самый домик, который он Дэвису предоставил. Что там творилось — не знаю, врать не буду, но даже у ковбоев, когда они приезжали в город за покупками, глаза были круглые и изумленные. Девки туда шастали — правда, чужие, не наши. Ходили слухи, что Дэвис их прямо на трассе подбирал. Профессионалки… смекаешь? Лет шесть назад Боб Сайке женился на Лиззи Осгуд…

    — На Горластой Лиззи?

    — Ага. Причем по большой любви. Все у них как-то быстро сладилось, свадьбу сыграли, а через полгода она Бобу дочку родила. Для него это был уже шестой ребенок, но любил он ее без памяти.

    — Любил? Больше не любит?

    — Не спеши. Все гораздо печальнее. У нас в Мисчиф-Крик к тому времени дела шли хуже некуда. Мэр уже сбежал, большинство жителей разъехалось, магазин и тот закрылся. Работы не было никакой, так что все, кто еще мог работать, потянулись в Остин либо на соседние ранчо. Какой-никакой, а заработок. Боб тоже устроился работать — дочка совсем маленькая была. Лиззи все следила, чтобы Боб не пил… а в результате сама пристрастилась.

    — Ох… Чего это она?

    — Ну, вроде как она его из дома не выпускала к друзьям. К Дэвису, стало быть. Сиди дома, а хочешь пить — пей со мной. Кукурузное пойло в наших краях, сама знаешь, гонят все кому не лень, да и стоит недорого… С работы Боба выгнали, терпеть его пьяным за рулем трактора никто из фермеров не собирался. Ехать им было некуда, да и не хотел Боб никуда уезжать. Тут, надо признаться, Дэвис всех удивил. Стал навещать их, деньги иногда привозил. Правда, злые языки говорили, что лучше бы он эти деньги на собственную дочь тратил — там они тоже были бы не лишними, но в дом Илси Дэвис даже не заходил. С дочкой общался и все. В общем, четыре года назад от такой развеселой жизни Боб Сайкс неожиданно умер…

    — Боже! Клер, это же с ума можно сойти! Он был совсем молодой…

    — Ну как сказать. Лет на десять нас постарше — самый противный возраст для мужиков. А потом, ты не забывай, образ жизни он вел, мягко говоря, не самый здоровый.

    — Бедная Лиззи…

    — Ты слушай дальше, рассказ не про нее, а про твоего ненаглядного. Естественно, его известили, он примчался со своего ранчо, ходил по городу бледный и трагический, Лиззи очень поддерживал и обещал, что во всем поможет. Занимался похоронами, со всеми договаривался… а вечером накануне похорон исчез.

    — Как исчез?

    — Так, исчез. Утром все собрались возле церкви — ни гроба, ни Боба, ни Дэвиса. Его ж должны были привезти из морга больницы в Остине! В общем, стоим мы возле церкви, дождь льет, истерика назревает, тогда Джимми мой говорит: надо бы съездить в Остин и все узнать. Может, Дэвис с документами застрял, мало ли — он же не родственник.

    — Ну и? Дальше!

    — Преподобный Саймон поехал сам — он у нас вроде как единственный представитель администрации. Мы все пока в церковь зашли, там тепло и на голову не льет. Я побежала домой — мне близнецов было пора кормить, они совсем крошечные были. А потом меня разморило… В общем, я заснула.

    — Клер! Ты меня прости, но…

    — Да нет, это важно. То есть не то чтобы именно это важно, что заснула, а то…

    — Клер!

    — Хорошо-хорошо-хорошо. Просыпаюсь я, а за окном уже темно, ночь на дворе. Я скорее из комнаты, думаю — нехорошо получилось, неудобно. А в гостиной сидит Джимми за столом, и перед ним бутылка и стакан. У меня все оборвалось в тот момент, Брит! Я на мгновение подумала — опять! Сорвался мой Джимми. А он мне глухим таким голосом: были бы у меня ноги, пошел бы и лично этому кобелю яйца оторвал! Оказалось, Дэвис накануне забрал у Лиззи все бумаги для морга, успокоил ее, пообещал, что все будет в порядке, и уехал к себе на ранчо. И больше с него не выезжал!

    — Как?!

    — А вот так. Просто взял и не поехал никуда. Преподобный Саймон до Остина добрался уже в сумерках, там на него вытаращились — никто, говорят, за покойником вашим не приезжал, мы и сами удивляемся. И машины никакой заказанной нет, в смысле катафалка. Преподобный давай обзванивать похоронные фирмы — а там говорят; ночь на дворе, кто же ночью хоронит? В общем, еле уговорил кого-то, совсем простой гроб купил на свои деньги, погрузили Боба-беднягу на катафалк, и поехала эта скорбная процессия в Мисчиф-Крик. На ночь глядя, конечно, никто хоронить Боба не стал, поставили гроб в церкви и разошлись. Женщины пошли к Лиззи, потому что она совсем в истерике была, а мужики посовещались и послали делегацию на ранчо Эда Клея. Понимаешь, Бриттани, как бы к Дэвису ни относились… но на этот раз почти все подумали, что с ним самим что-то случилось. Можно на свидание не прийти, на работу проспать, но чтобы с покойником… Никто не думал!

    — Чего не думал?

    — К нему приехали его же приятели — Гай, Даг и Ронни. И выяснилось, что Дэвис просто так не поехал никуда. Ему было неохота. Он под это дело быстренько разобрал какую-то железяку из гаража, разложил вокруг нее инструменты — мол, срочный ремонт — и ходил с умным видом. Когда увидел, что это Гай, Даг и Ронни, успокоился, инструменты бросил и прямым текстом им выдал: я, говорит, с Бобом уже попрощался, а похороны я не люблю. У меня от них настроение портится. Даг ему — ведь тебя же ждали! А Дэвис: ну там же народу полно; наверняка справились. Привезли ведь Боба? — Да, привезли. — Ну, значит, все в порядке.

    — Да как же он… — Бриттани прикусила язык, не договорив фразы.

    Все самообладание куда-то улетучилось, и она порадовалась, что комната погружена во мрак. Удушливой волной наползал румянец. В висках колотилась боль.

    Мама, прости меня! Прости, слышишь?! Папа… Я чертова идиотка, эгоистка, самовлюбленная дура! Только услышав подобную историю про другого человека, я осознала, как это мерзко и страшно — предать в смерти!

    Ведь тогда, тринадцать лет назад, я была уверена, что поступаю правильно. Не поехала на твои похороны, мама, потому что рассудила все очень правильно и разумно: деньги есть, похоронят, без присмотра могилку не оставят… А у меня была работа, меня только-только взяли в хорошую фирму, и я гораздо больше боялась произвести на них плохое впечатление…

    Бриттани осторожно поставила пустую рюмку на столик, протянула к огню замерзшие, подрагивающие пальцы. Кашлянула, изо всех сил надеясь, что голос не будет дрожать:

    — Он наверняка переживал. Эл всегда говорил, что друзья — это главное в его жизни…

    — В жизни Дэвиса главным был всегда он сам. Все остальное — декорация. Прости, Брит, но так было всегда. Согласна, обаяние у него было убийственное, многие на это покупались, но, в конце концов, он сам ухитрился растерять всех своих друзей. Даже дочь…

    — Сколько лет Келли?

    — Уже двадцать пять. Она по-прежнему живет с матерью. Есть парень, но что-то у них никак не сладится… Говорят, такое случается с девочками, у которых матери пережили драму в личной жизни.

    — Илси сама была виновата.

    Клер развернулась к Бриттани, прищурилась, покачала головой.

    — Никто не спорит, Илси — не подарок. Но в чем она была так-то уж виновата? Если только в том, что влюбилась в Дэвиса без памяти, но тут она не одинока.

    — Она вела себя как ненормальная.

    — Да? А в чем ненормальность? В том, что она не хотела мириться с любовницами, гулянками, изменами? Вечным отсутствием денег, нежеланием работать? Знаешь, нашему с Джимми браку уже почти двадцать лет. И Джимми никогда в жизни не вел себя так, как Дэвис. Но я все равно ревновала. Даже в больнице… когда симпатичные медсестры с ним кокетничали. Они как бы посягали на мое! Это трудно объяснить, но я теперь Илси понимаю очень хорошо.

    — Получается, вступив в брак, ты приобретаешь право собственности?

    — Я бы назвала это несколько иначе. Ты берешь на себя обязательства. И взамен приобретаешь права.

    — Он женился на ней, потому что она забеременела…

    — Пфэ! Да я знаю еще, по меньшей мере троих, которые от него забеременели. Ты что думаешь, он хоть как-то на эту тему переживал? Нет, тут дело было совсем в другом. Он влюбился в Илси, по-настоящему влюбился. И то сказать — она ведь была настоящая красавица, да еще и дом вылизанный, хозяйство, цветы… Сам Дэвис при ней всегда был одет-обут с иголочки, кормила она его и поила. Короче, как сыр в масле катался, да только вот дошло дело до обязанностей и ответственности — он и сбежал. Помнишь, как он дальнобойщиком устроился? Келли только родилась, да еще и слабенькая совсем, болела часто. Илси — безумная мамаша, она все силы вгрохала в дочь, а Дэвису это не понравилось. И мучиться он не стал — просто развернулся и ушел. Да что говорить, у него и с нынешней женой все было примерно так же, просто она повела себя умнее…

    — Дэвис женат?!

    — Строго говоря, женат он до сих пор на Илси. Но живет с очередной гражданской женой.

    — Когда он женился? В смысле…

    — Когда с ней сошелся? Никто не знает в точности. Это дочка Эда Клея, Белинда. На ранчо отца она приезжала часто, потому, как лошадей любит. Вероятно, в какой-то момент не устояла перед чарами нашего казановы. А потом отключила эмоции и включила разум. Рассчитала все как по нотам — недаром столько лет лошадей объезжала. Когда беременность стало трудно скрывать…

    — У них ребенок?

    — Да. Сын. Три года уже парню.

    Бриттани смотрела на огонь. Ощущение было такое, словно дом Клер медленно и сладострастно обрушивается ей на голову. Клер, к счастью, ничего не замечала, продолжала рассказывать:

    — Так вот, когда живот уже начал на нос налезать, она приехала на ранчо — жила-то она в Лонсдерри-Хилл — и сообщила счастливому, так сказать, папаше, что ребенок от него, рожать она собирается в Остине, а от самого Дэвиса ей ничего не надо. И тут его разобрало.

    — Не понимаю.

    — А чего понимать? Всю жизнь за ним бегали и чего-то от него домогались, а тут — полное безразличие. Чего хочешь, то и делай. В общем, она его захомутала, как жеребенка-несмышленыша. На некоторое время Дэвис стал прямо шелковым, жил вместе с Белиндой и малышом, в Мисчиф-Крик носу не казал, боялся встретиться с Илси.

    — Она по-прежнему…

    — Совершенно наоборот, но откуда ему было это знать? Я же говорю, он с ней и Келли практически не виделся, только иногда девчонке денег отсыпал — на колготки, надо полагать, потому что жить на такие суммы нельзя. Мы все его старались как-то оправдать — ведь ясно же, что на ранчо много не заработаешь. А потом вдруг выяснилось, что у них с Белиндой уже по машине, на ранчо он только числится, да еще и управляющим — в общем, живет неплохо. Но натура свое взяла — и в один прекрасный день Белинда немного круто с ним поговорила. Дэвис тут же подхватился и уехал из ее дома. В Мисчиф-Крик заявился, поселился в своем старом доме, который к тому времени уже больше походил на сарай, снова начались гулянки, хоть и в меньших масштабах… Потом прошел слух, что Дэвис что-то замутил с риелторами из Хьюстона.

    — Что именно?

    — Понимаешь, на продажу здесь выставлено не только много домов, но еще и земли. Первая паника схлынула, и теперь люди не очень торопятся отдавать землю за бесценок. А риелторы, как ты можешь догадаться, заинтересованы как раз в обратном. В общем, никто не знает в точности, где Дэвис с ними пересекся, но работать на них начал. Уговаривал соседей согласиться на сделку, сулил выгодные цены… Трое купились — а потом кусали локти и клятвенно обещали начистить Дэвису фотокарточку. Впрочем, до этого не дошло, да и риелторы куда-то делись. Дэвис помыкался еще немного без работы и вернулся к Белинде. Живет у нее, поутих, да и здоровье уже не то, поистаскался малость.

    Бриттани медленно произнесла, не сводя глаз с огня:

    — Значит, он в Лонсдерри-Хилл…

    Клер бросила на подругу детства острый и тревожный взгляд.

    — Бриттани, ты собираешься…

    — Ничего я не собираюсь делать. Просто… хотелось повидаться с ним. Все-таки…

    Клер неожиданно рассмеялась.

    — Знаешь, а я даже не буду тебя отговаривать. Личная встреча с Дэвисом — это лучшее лекарство от неизлеченной страсти.

    — Теперь даже и не знаю — в Лонсдерри-Хилл ехать как-то глупо.

    — Да он сейчас в городе. Белинда приехала к отцу, привезла сына. Собирается продать часть отцовского табуна и прикупить племенных жеребцов на разведение. Дэвис притащился вместе с ней, но на ранчо не сидит, все время приезжает в город. Надеется, что старые дружки найдут время и место для шумной вечеринки…

    Бриттани вцепилась в подлокотники так крепко, что пальцам стало больно. Клер помолчала и негромко спросила уже совсем другим тоном:

    — Жалеешь, что приехала? Хочешь обратно?

    — Сложный вопрос. Обратно мне ехать в принципе некуда. Я уволилась с работы, продала квартиру в Нью-Йорке. Насчет жалеешь… тоже не так все просто. Я всегда знала, что однажды вернусь сюда. Зачем — это другой вопрос, но вернуться придется обязательно. Так что — нет, не жалею. Просто… немного растеряна. Совсем не знаю, что делать дальше. Еще утром я была спокойна и уверена в себе, но за сегодня произошло столько всего…

    Клер вздохнула.

    — Пойдем-ка спать, Брит. Для начала надо выспаться, так всегда говорил мой дед. Завтра… завтра ты, я думаю, поймешь, что делать дальше. Что касается Дэвиса… Ронни тебе подскажет, где его найти. Это единственный неженатый дружок, который у него остался. А может, Келли Дэвис — в последнее время он встречается с ней каждый раз, как приезжает в город. Она работает медсестрой в нашем лагере для престарелых. Ты ведь там уже побывала?

    — Да. Дед Гранджер жив…

    — И Салли Смит в роли ангела-хранителя. Причудливо разворачивается полотно жизни. Салли, кстати, молодец.

    — Да. Я не ожидала… хотя в сущности, какой с меня спрос. Я бросила этот город на произвол судьбы, отказалась от него и уехала искать хорошую жизнь.

    — Сколько горечи в этом голосе! Брит, ты чего? Все же хорошо вышло. Посмотри, какая ты красавица! Всего добилась своим трудом и упорством, вопреки всему вырвалась из нашей глуши. Это же характер! Я тобой горжусь. Пошли, провожу тебя в комнату. Там спит Бриттани, а из бывшей комнаты Джимми мы сделали гостевую. Сами-то на первом этаже, сама понимаешь…

    Клер пожелала ей спокойной ночи и ушла, а Бриттани молча села на край кровати и обхватила голову руками.

    Она не чувствовала ни отчаяния, ни разочарования — только стыд, жгучий и горький. Стыд за собственные равнодушие, бессердечие, избалованность и снобизм, за свою глупость и наивность, за самоуверенное убеждение, что все эти годы настоящей жизнью жила только она одна, а все остальные сидели и покорно ждали, когда же Бриттани Кларк соизволит одарить их своим вниманием.

    Что в результате? Да то, что ей, королеве гламура и повелительнице фэшн-журналов, попросту нечего рассказать лучшей подруге. Ни-че-го не происходило в ее жизни, понимаете? Ничего.

    Самое волнующее — разрыв с Полом Галлахером. Самое интересное — то, что она подслушала о себе в кабинке туалета…

    Бриттани закрыла лицо руками. Надо быть сильной! Сейчас она ляжет и выспится — назло всем. А завра — завтра она найдет Эла Дэвиса. Посмотрит в глаза своей единственной любви и только тогда примет решение… потому что, как ни крути, именно благодаря мечте об Эле Дэвисе она стала тем, кем стала, добилась всего, чего хотела… Фу, опять не то, не то…

    Бриттани повалилась на кровать, как была в одежде, и заснула тяжелым сном. Еще хорошо, что сны ей в эту ночь не снились.



    Илси Дэвис. Венец безбрачия


    Утром выяснилось, что Клер уехала на работу, Бриттани-младшая гуляет с близнецами, Джимми пьет кофе на кухне и присматривает за жарким по-мексикански, а у дубленки оборвалась вешалка и беспородное чудовище сладко спит на ней, зарывшись носом в меховой воротник.

    Вчерашнюю Бриттани это обстоятельство привело бы в ужас — сегодняшняя и глазом не моргнула, более того, даже не стала будить чудовище. Отчаянно зевая, Бриттани Кларк присоединилась к Джимми и стала молча глотать огненную коричневую жидкость с запахом кофе. Крепость напитка была такова, что Бриттани с первого же глотка захотелось вытаращить глаза и попрыгать на одной ножке. Джимми, заметив ее реакцию, усмехнулся.

    — Поздно встаешь. Клер пьет нормальный кофе, по-арабски. А я люблю взбодриться этой гремучкой. У нас в пожарной части служил один натурализованный канадец, он и научил. Канадские лесорубы предпочитают это пойло любому самогону. Выпиваешь — и целый день бегаешь по лесу, небрежно помахивая бензопилой.

    Бриттани фыркнула, представив эту картину. Джимми отъехал к плите и что-то помешал в большой красной кастрюле. Потом ловко подтянулся, достал с полочки сигареты и зажигалку, закурил, выпуская дым в вытяжку. Бриттани смотрела в окно и улыбалась — близнецы запрягли Лабрадора в санки и теперь помогали псу везти их по толстому ковру из листьев. Фокстерьер самозабвенно и интенсивно углублялся в грядку, Бриттани-младшая меланхолично взирала на все это безобразие поверх книги.

    — Ей не скучно тут? Я имею в виду твою старшую.

    — Она не жалуется. К тому же скоро Брит уедет в Хьюстон — будет поступать в медицинский.

    — Ей уже восемнадцать, да?

    — Девятнадцать. Мы ее родили быстро.

    — Без нее будет нелегко.

    — Ты о малолетних негодяях? Да нет, в принципе я справляюсь, лишь бы они не лезли на верхотуру. Время еще есть, девочка только весной поедет, так что продумаем кое-какой ремонт, сменим машину… Мой старый «форд» отдам ей, себе возьму что-нибудь вместительное. А в доме вместо лестниц забабахаем пандусы, и я смогу ездить повсюду. Какие у тебя планы на сегодня? Учти, обед в пять, как только вернется Клер.

    — Я хотела пройтись по городу. Навестить могилы родителей. Деду Гранджеру обещала зайти…

    — Если собралась на кладбище, возьми в кладовке резиновые сапоги Клер. Твоих похоронили в низинке, там всегда влажно.

    — Джимми, а за могилами кто-нибудь…

    — Конечно! Собственно, как и всегда — кто по соседству, тот и присматривает. Да еще Илси Дэвис — она часто ходит в церковь, а на обратном пути всегда обходит кладбище.

    — Не встретиться бы с ней…

    — Брось, Брит. Она нормальная тетка. Да и мы все уже не детишки. Помнишь, как перемывали кости Салли? А теперь старики ее иначе как ангелом-хранителем и не называют.

    — Да, верно. Джимми… ты совсем не общаешься с Элом Дэвисом?

    — Все-таки не забыла его? Эх, Брит… Впрочем, дело твое. Я — не общаюсь. Больше того, я прилюдно пообещал свернуть ему шею, если он появится возле моего дома.

    — Ого!

    В следующий момент нехорошая догадка осенила Бриттани, и она невольно посмотрела в окно. Джимми хмыкнул.

    — В правильном направлении мыслите, мисс Кларк. Этот старый козел вздумал подкатывать к Бриттани. Получил внушение. Отстал, даже на улицу нашу не заходит. Впрочем, за дочь я спокоен. Она только с виду напоминает фею Ваниль, а рука у нее тяжелая, в бабку, в смысле в тещу мою.

    Бриттани засмеялась, вспомнив, как миссис Стюарт гналась за Джимми со скалкой в руке, а когда стало ясно, что не догонит, метнула кухонный снаряд в парнишку. Скалка улетела куда-то в кусты, и Джимми был временно прощен, призван на поиски ценного предмета. В результате скалку отыскал на следующий день старик Гранджер — она перелетела через речку и застряла в кустах ежевики. Миссис Блэк, мать Джимми, после этого неделю не разговаривала с миссис Стюарт, объясняя всем соседям, что «с таким броском надо идти в бейсбол играть, а не за чужими детьми гоняться! Она ж его убить могла, если б попала!»

    Джимми затушил окурок и сказал негромко:

    — Брит, ты не мучайся и не жалей, что приехала. Все правильно. Долги надо возвращать, а нерешенные вопросы — решать. Лучше сделать и мучиться, чем мучиться, что хотел и мог, а не сделал. И еще — мы твои друзья. Этот дом всегда для тебя открыт. Вот, собственно, и все.

    Бриттани встала, поставила кружку в мойку, потом обняла Джимми за шею и крепко расцеловала в обе щеки. Джимми погрозил ей кулаком.

    — Не вздумай реветь! Нос распухнет, будешь страшная. Цветочков на могилу можешь нарвать за домом — там полно бархатцев и еще какой-то красненькой хренотени. Все, исчезни, а то у меня мясо подгорит.

    Бриттани выскочила в прихожую, торопливо вытерла мокрые глаза, осторожно стряхнула с дубленки разоспавшееся чудовище и натянула ее на себя. Поколебавшись всего секунду, залезла в кладовку и без труда нашла пару отличных резиновых сапог с шерстяной подкладкой. Экипированная таким образом, Бриттани Кларк без страха и сомнений вышла на улицу и отправилась бродить по городу своего детства.

    Первым делом она все-таки зашла к себе домой. При ярком солнце дом выглядел уже не так удручающе, и Бриттани бесстрашно вошла в полуоткрытую дверь.

    Никакого особенного разорения внутри не наблюдалось, просто старую и сломанную мебель сложили в коридоре, собираясь вынести, да так и не вынесли. Комнаты были пыльными, темными, но вполне пригодными для жилья. Лестница на второй этаж угрожающе скрипела, но не обвалилась.

    Войдя в свою бывшую комнату, Бриттани не удержалась от тяжелого вздоха. Здесь время замерло навсегда. Постер Элтона Джона на стене, телефон, обклеенный рыбками и птичками, ежедневник в розовой обложке…

    Куклы Барби сидят вытянув длинные стройные ножки, волосы их поседели от пыли. Медведь Топси совсем развалился — он и во времена детства Бриттани был стареньким, а теперь в пузе огромная прореха, из нее высыпались опилки, торчит мочало… вероятно, мыши использовали Топси в качестве стройматериала для своих гнезд.

    Подушки в виде кошачьих ухмыляющихся физиономий, ковер, залитый с краю чернилами, помутневшее зеркало на стене… Повинуясь внезапному порыву, Бриттани шагнула в комнату, распахнула окно и толкнула ставни, впуская в комнату солнечный свет. Сквозняк поднял пыль столбом, Бриттани чихнула и засмеялась.

    Надо будет спросить у Салли, не сможет ли кто-нибудь здесь прибраться. Тогда можно было бы спокойно приезжать в гости к Клер, останавливаться у себя дома, никого не стесняя.

    Внутренний голос насмешливо процедил: что-то ты разошлась, милочка! Клялась, что едешь сюда в первый и последний раз — а теперь собираешься приезжать на уик-энды? Не отвлекайся, ты приехала за Элом Дэвисом!

    Бриттани помрачнела, закрыла окно и отправилась на первый этаж. Здесь выяснилось, что она немного погорячилась с переездом — полы на кухне и в ванной первого этажа совсем сгнили, провалились, и оттуда тянуло прелой сыростью подвала, вероятно затопленного водой. Ну что ж, подумала Бриттани. Со временем, возможно, я и займусь домом. А сейчас у меня еще масса дел…

    Она аккуратно прикрыла за собой дверь, подперла ее обломком кирпича. Потом наломала в палисаднике поздних мелких хризантем, добавила к ним усыпанные алыми ягодами ветки бересклета — получился шикарный осенний букет. Бриттани прижала букет к груди и зашагала в сторону старого городского кладбища.

    Могилы родителей она нашла почти сразу. В низинке, о которой говорил Джимми, было всего два ряда захоронений. Бриттани осторожно поставила букет в керамическую вазочку и долго стояла, склонив голову и думая о чем-то своем. Плакать не плакала. Вспоминала.

    Постояв, легко нагнулась, коснулась рукой обоих холмиков и выпрямилась.

    — Мама, папа — до свидания! Я еще приеду, обещаю. Простите меня. Пожалуйста!

    — Простят. Уже простили.

    Бриттани обернулась как ужаленная.

    Солнце, бившее в спину бесшумно подошедшей женщине, сыграло с Бриттани шутку. Ей показалось, что фигура, окруженная золотым сиянием, не касается ногами земли. Бриттани решительно подавила приступ паники и заслонилась ладонью от солнца.

    Перед ней стояла Илси Дэвис.

    От осиной талии не осталось и следа, Илси здорово располнела, да и ходила, судя по всему, с трудом — в руках у нее была палка. Волосы больше не были распущены по плечам, а вот глаза остались прежними — яркие, тревожные, лихорадочно поблескивающие… На ней был довольно бесформенный плащ и традиционные для Мисчиф-Крик резиновые сапоги.

    Бриттани не то чтобы испугалась… немного растерялась, так будет вернее. В те далекие дни, когда юная Бриттани бегала к мужу этой женщины на сеновал, Илси внушала ей скорее ужас, но за всю жизнь они едва ли перемолвились парой слов. Бриттани кашлянула. Надо полагать, теперь Илси не за что на нее сердиться? Список соперниц и разлучниц пополнился за эти годы, если верить Клер…

    — Добрый день… миссис Дэвис.

    — Ого, как официально. Можно просто Илси.

    — Хорошо, Илси. Спасибо за могилы. Джимми сказал, что ты за ними присматриваешь.

    — Здесь все друг за другом присматривают. Мы за ними, они за нами. Так и живем. Ты недавно приехала?

    — Вчера.

    — Жаль, дом ваш совсем разваливается. Могла бы остановиться там.

    — Я у Клер и Джимми. И скоро уезжаю.

    Илси кивнула, повернулась и побрела к кустам бересклета, возле которых стояла симпатичная деревянная скамейка. Тяжело уселась на нее и приглашающе похлопала ладонью по сиденью. Блестящие глаза неотрывно смотрели на Бриттани, завораживали, притягивали… Запоздало вспомнилась давняя-давняя сплетня — о том, что в роду у Илси женщины занимались колдовством…

    Бриттани помедлила — и шагнула к скамье.

    Некоторое время они сидели молча, потом Илси заговорила:

    — Я часто сюда прихожу, это правда. Собственно, почти каждый день. Мне нравится бывать в церкви — и здесь тоже.

    — А я не люблю кладбища. Слишком много мрачных воспоминаний… а жизнь и без того не щедра на радости.

    — Все зависит от угла зрения, как говорил наш учитель физики. Здесь тихо. Спокойно. Здесь всем наплевать, богат ты или беден, счастлив или несчастен. Сюда приходят не для того, чтобы отметиться, продемонстрировать статус или похвастаться новой шубой. Сажают цветы, протирают надгробие, молчат… или разговаривают. Здесь о многом можно поговорить. Практически — обо всем на свете.

    — Согласна. Но они ведь не ответят…

    — Как сказать… Знаешь, десять лет назад умер мой старый школьный учитель. Вас с Клер он же не учил — мистер Фортескью, историк. А я очень его любила. В последние годы он жил у дочери в Лонсдерри-Хилл, много болел. У меня ноги совсем плохие, я почти не выходила из дому, да и за Келли надо было присматривать… в общем, мистер Фортескью умер, а я так к нему и не собралась. И эта мысль меня страшно, понимаешь ли, мучила. Наконец я не выдержала, выбрала день, когда мы с Келли были не в ссоре, и мы поехали в Лонсдерри-Хилл…



    — Тогда тоже была осень, только середина октября, совсем тепло. Как назло пошел дождь — противный, мелкий, сразу видно, что на весь день. Кладбище у них в городке примерно такое же, как наше, только побольше и побогаче — как и сам городок. Я предварительно созвонилась с дочерью мистера Фортескью, она мне все объяснила… там было несложно — с аллеи направо, второй ряд, серая плита с золотыми буквами.

    И вот приезжаем мы с Келли, сгребаем цветы, надеваем дождевики и шлепаем по указанному маршруту. Нет плиты. Все опознавательные знаки и ориентиры на месте — а плиты нет! И как назло, ни одного служителя или уборщика — пусто кругом и тоскливо.

    В общем, прошли мы все это кладбище вдоль и поперек, промокли и в грязи испачкались, Келли замерзла — даже нос стал синий. Что ж, думаю, видать, обиделся на меня мистер Фортескью за то, что так и не навестила его при жизни, вот и после смерти показываться не хочет. Говорю Келли: давай на ближайшую могилу цветы положим и поедем домой. И добавляю: вы уж простите меня, мистер Фортескью! Такая я стала на подъем тяжелая и бестолковая, так и не нашла вас…

    И что ты думаешь? В тот же самый момент в небе — а оно было сплошь серым затянуто, на неделю зарядило, не меньше, — открывается самое настоящее окошко! Оттуда солнце, прямо как прожектор хороший. Келли даже засмеялась — так это было красиво. Радуга сразу на полнеба, дождь как будто потеплел, но самое главное — этот луч падает прямиком на серую плиту с золотыми буквами «Джон Фортескью»! Ее травой затянуло, вот мы и не могли ее найти… а может, старик и впрямь на меня обижался.

    Знаешь, Бриттани Кларк, так мне тогда на сердце легко стало — вот ни секундочки я не сомневалась, что это никакое не атмосферное явление, а самый настоящий знак. Привет от моего старого учителя. Думаешь, я сумасшедшая?

    Илси вдруг помрачнела и добавила совсем другим голосом:

    — А еще раньше, когда я уж точно сумасшедшей не была, пошли мы с Элом Дэвисом в мэрию расписываться. Кольцо он мне купить не собрался по причине вечной своей бедности, так что я приготовила свое, старинное, прабабушкино, с бриллиантом. И когда мэр велел нам поменяться кольцами, Дэвис конечно же его уронил. Не поверишь — но бриллиант треснул пополам. Всего-то и упал — на пол в кабинете мэра, там ковролин был. А трещина прошла через весь камень. Мне бы, дуре, тогда же и бежать от него, а я внимания решила не обращать. Очень любила его, понимаешь? Как проклятие он стал мне, Эл Дэвис…



    Бриттани судорожно сглотнула, зябко передернула плечами, впервые не зная, как реагировать. Вообще, родной город как-то странно на нее влиял. Холодная и сильная современная женщина со стальной волей и безупречным самообладанием куда-то делась, на ее место вылезла растерянная девчонка, готовая краснеть и рыдать по любому поводу. С этим нужно было что-то делать — да и Илси что-то сказать в ответ, не сидеть же молча… Бриттани кашлянула и негромко спросила:

    — Почему вы не развелись, Илси? Потом… когда стало ясно, что он от тебя ушел насовсем?

    Илси искоса посмотрела на нее своим сорочьим блестящим глазом и вдруг хихикнула.

    — А он от меня никуда и не ушел, Бриттани Кларк. И не уйдет никогда.

    Все-таки сумасшедшая!.. — в легкой панике подумала Бриттани.

    Илси снова засмеялась, на этот раз легко и звонко, совершенно нормально. Потом откинулась на спинку скамейки, вытянула ноги и немного ими поболтала.

    — Не волнуйся, я на голову здоровая. Просто это то, о чем тебе ни подружки, ни соседки, ни змеюка Салли рассказать не могут. Не знают они этого.

    — Я вовсе не собираюсь тебя ни о чем расспрашивать, ты не думай…

    — Собираешься, собираешься. Не делай вид, что тебе абсолютно по фигу. Я же помню, как ты в него влюблена была, девочка. Хорошо, что уехала, жизнь бы он тебе испортил. А сейчас, двадцать лет спустя, ты вернулась, бродишь по знакомым улицам, вспоминаешь детство золотое — ну и мужа моего, конечно, тоже. Ничего в этом нет ни странного, ни постыдного.

    — Илси, я…

    — Брось. Извиниться хочешь? Глупо. От того, что он с тобой переспал, мне не стало ни легче, ни тяжелее. Это, как говорится, уже твои проблемы. А делить нам нечего по определению — потому как я его законная жена и, видимо, так уж ею и помру.

    Бриттани решила плюнуть на этикет. В конце концов, она приехала сюда именно для того, чтобы забрать мужа этой женщины с собой! Она об этом мечтала двадцать лет! Она над этим работала! Чем больше она узнает о том, как жил эти двадцать лет Эл Дэвис, тем проще ей будет исполнить свою мечту…

    — Я вовсе не хочу извиняться. Я хочу понять — почему ты с ним не развелась, если все то, что о нем говорят в городе, правда?

    — Потому что он не хочет разводиться!

    — Вероятно, из-за Келли… Хотя она уже взрослая.

    — Келли ему не нужна. Ему вообще никто не нужен, кроме него самого. А разводиться он не хочет… не могу сказать точно почему. Я это понимаю по-своему. В принципе по-настоящему он жил только с нами. У него был дом, семья, он был ухожен и накормлен… если бы не его врожденная блудливость и нежелание отвечать за что бы то ни было в жизни, его бы все устраивало.

    — Но он ушел к Мэри Смит!

    — Да, потому что я его и не держала особо. Ну, побегала по городу, поскандалила с Салли… на самом деле к тому времени он так меня достал, что я почти радовалась, что он ушел. Вот скажи мне, Бриттани Кларк, что ты знаешь о том, как Эл жил с нами? Только слухи, верно? А было так: я родила Келли — и даже не успела приехать домой, как наш папа сделал ноги. Умотал дальнобойщиком работать. Раз в полгода присылал деньги — очень, надо сказать, небольшие. А мне ведь надо было жить эти полгода, дочку растить — она родилась слабенькой, у меня молоко то и дело пропадало… Потом он вернулся, несколько месяцев жил дома, никуда не удирал, все его устраивало. Дочка подрастала, он с ней играл, она в нем души не чаяла. Я-то с ним постоянно ссорилась, но он всегда говорил: мне на весь мир наплевать, кроме вас с Келли.

    — И все-таки ушел…

    — Потому что она выросла. Начала задавать вопросы. Стали нужны деньги — на одежду, на учебу. Надо было вести хозяйство — в конце концов, у нас семья! То крыша течет, то налоги платить… Это было скучно для Эла Дэвиса, он не любит заниматься скучными вещами. А вот жить на всю катушку — любит. Мэри Смит ему такую возможность предоставила — считай, что купила его на время. Ты же наверняка уже слышала, что ушел он от нее, как только у нее начались проблемы с деньгами?

    — Хорошо, а Белинда? Ведь то, что я слышала…

    — Здесь вообще все просто. Она — первая, кто не держится за него руками и ногами. Она баба жесткая, сразу поставила все на свои места. Хочешь жить — живи, но уж будь любезен! Поскольку от тебя в доме никакого толку и навару — изволь соблюдать правила. Соблюдаешь — все хорошо, тебя никто не трогает. Не соблюдаешь — до свидания. Такое отношение для Эла в диковинку, он же привык, что за ним все бабы бегают и умоляют…

    — Все равно не понимаю про тебя!

    — Как же! Он же не идиот. С таким практичным подходом Белинда вытурит его в любой момент и слезинки не уронит. И с чем он тогда останется? Ни дома, ни денег, ни семьи.

    — Запасной аэродром…

    — Ну, можно и так сказать… только на самом деле аэродром-то ему дорог. Здесь его любили по-настоящему, заботились о нем, барахло его стирали, кормили — и все без всяких условий. Папа приехал — всегда праздник. Он думает, что так все и осталось. Его и Келли стала раздражать, когда выросла, потому что у нее появилось собственное мнение. А ему надо, чтоб все как раньше.

    — Ну, он мог бы найти еще кого-то…

    — Ха! Ты просто его еще не видела. Ты же уехала от красавчика Дэвиса, верно? Солнечный мальчик, душа компании, душка-обаяшка. А теперь этому душке под пятьдесят, выглядит он за пятьдесят, у него букет болячек на почве любви к кукурузному пойлу, лысина, рахитичное пузо и провалы в памяти. Не могу сказать наверняка, но сдается мне, и в постели Эл Дэвис сегодня девчонку надолго не заинтересует. А чего ты хочешь? Он всю жизнь шел к этому семимильными шагами. Посмотри хоть на его дружков-собутыльников. Даг — своя фирма по ремонту автомобилей. Гай работает на заводе в Остине. Даже Ронни взялся за ум и рвет жилы у себя на ферме. Один только Эл Дэвис — ни образования, ни толковой работы, ни собственного жилья. Приживала! Так что наш запасной аэродром — это его последнее пристанище и убежище. По крайней мере, он так думает.

    — А ты?

    — А что я? Меня он больше не заботит. У меня Келли. Она хорошая девочка, но мы с Элом изрядно попортили ей жизнь. Я была бы рада увидеть ее свадьбу с хорошим человеком — тогда можно спокойно отправляться на тот свет. Но она пока еще мечется. В ней много обиды — на отца, на жизнь, на меня… Что касается нашего брака — мне ни тепло, ни холодно от того, что я по документам являюсь женой Дэвиса. Пусть Белинда комплексует по этому поводу — хотя я не думаю, что она комплексует. Она на редкость здравомыслящая женщина.

    Бриттани отвернулась, стала смотреть на залитый солнцем шпиль церкви. В ушах немного звенело — потрясение было слишком сильным.

    Илси сорвала веточку бересклета и негромко сказала:

    — Мы все обожжены, Бриттани Кларк. Обожжены любовью. Это самый сильный ожог, он никогда не проходит. Когда вы все думали, что я насильно его на себе женила… Я ведь очень любила его. Так любила, что иногда становилось больно дышать. Я ждала его из всех загулов, прощала все измены, терпела, молчала, орала, дралась… Я тратила жизнь, нервы и сердце, потому что твердо верила: на такую сильную любовь нельзя не ответить. Пусть немножечко, пусть слегка… Я слишком поздно поняла, что любила пустого и глупого человека, не умеющего и не желающего любить. Знаешь, как он сам себя называет? Предатель по жизни. О, он вовсе не строит из себя героя, мой законный муж. Он знает, что он такое, и не собирается ничего менять. Доверять такому человеку… все равно, что завести в качестве домашнего питомца гремучую змею. — Илси вздохнула и неуклюже поднялась со скамейки. — Ты молодец, что приехала. Время от времени надо возвращаться домой… чтобы яснее видеть дорогу. Рада была повидаться.

    — Илси… Прости меня.

    — Я же сказала — не надо.

    — Мне — надо.

    — Ясно. Что ж… прощаю.

    — Передай привет Келли. У нее все будет хорошо, я просто уверена.

    — Спасибо, передам.

    Илси медленно побрела прочь, а Бриттани наклонилась вперед и стиснула ледяными пальцами пылающие виски. Что она наделала… со всей своей жизнью… Зачем?!

    Неожиданно она тряхнула головой и резко встала со скамьи. Надо взять себя в руки и поступить так, как она привыкла поступать за долгие годы: разобраться в вопросе досконально, взвесить все «за» и «против», а потом принять решение.

    По части «за» и «против» остался всего один, самый главный свидетель.

    Эл Дэвис.



    ЭЛ ДЭВИС. Мужчина всей ее жизни


    Жаркое по-мексикански удалось на славу. Приехавшая с работы Клер оживленно трещала, близнецы втихаря кормили под столом фокстерьера, Бриттани-младшая ловко и безмолвно убирала со стола грязные тарелки и ставила чашки, Джимми заслуженно гордился собой… Только Бриттани Кларк была задумчива и молчалива. Постепенно это заметили все, даже Клер — и тогда близнецы были изгнаны во двор вместе с фокстерьером, а Клер вопросительно уставилась на Джимми. Тот замахал руками:

    — На меня не смотри! Я всего один разочек ее и поцеловал, в щеку, по-братски…

    — Дурак! Брит, ты чем-то расстроена?

    — Что? А, нет. Просто… много впечатлений. Много разговоров. Удивительных открытий и неожиданных прозрений. Знаете, ребята, я ведь жила довольно замкнуто все эти годы — как сейчас выясняется. Родной город вышиб меня из седла.

    — Ты… с кем-то виделась?

    — Я была на кладбище. Погуляла по городу. Поболтала с Илси Дэвис. Зашла к деду Гранджеру, поиграла с ним в шахматы. Он, кстати, выиграл.

    — Неудивительно. Последние десять лет он каждый день режется в них с Салли. Она страшно злится — но он все время выигрывает. Какие планы на завтра?

    Бриттани грустно улыбнулась.

    — Думаю, завтра я буду уже в самолете.

    — Как?! Ты хочешь уехать? Так скоро?

    Бриттани встала, подошла к окну, за которым понемногу сгущались лиловые сумерки. Заговорила не сразу.

    — Знаешь, Клер, я очень рада, что приехала. У вас прекрасный дом. Изумительные дети. Смешные собаки. И у нас хороший город. Оказывается, я была к нему несправедлива… Вот только слишком давно меня здесь не было. Я стала чужой. Гостьей.

    — Желанной гостьей!

    — Это хорошо. Правда хорошо. Но тот гость хорош, кто вовремя уходит… Я навестила могилы родителей. Поговорила с тобой. Попробовала изумительные кулинарные шедевры Джимми. Теперь надо ехать дальше. Надо налаживать жизнь.

    Клер вдруг нахмурилась и выпалила, не обращая внимания на Джимми:

    — Ты виделась с Элом Дэвисом, да?

    — Нет.

    — Тогда почему ты уезжаешь? Бежишь?

    — Клер, не буянь. Ты сама говорила Бриттани про него…

    — Мало ли что я говорила! Я его с детства терпеть не могу. Но ведь ты ради него сюда приехала.

    — Это я так думала. А на самом деле — ради вас. И ради себя самой.

    — Нет, не поверю ни за что. Чего тебе наговорили, что ты так быстро сдалась?

    — Клер, любимая, может, будешь немного потактичнее…

    — Не буду! Она уедет, так и не набравшись смелости с ним встретиться, а потом испортит себе всю жизнь, будет терзаться сомнениями, не позволит себе ни нормальных отношений, ни романов, ничего вообще…

    — Клер!

    — Оставь, Джимми. Она права. Я боюсь.

    — Кого? Этого придурка?

    Бриттани порывисто отвернулась от окна, щеки ее пылали.

    — Да! Придурка! Мне так усиленно открывали на него глаза, что я уже практически поверила в то, что он придурок! Но боюсь я вовсе не этого. Поймите, я люблю его! Я любила его все эти годы. Только любовь к нему и мечта, что однажды мы с ним будем вместе, позволили мне выжить, добиться чего-то в работе, измениться внешне и внутренне! Он был моим маяком, моим стимулом жить — и теперь я боюсь оказаться с ним лицом к лицу и убедиться, что мой маяк был построен из картона и грязного снега, а потому давно растаял и сломался. Я боюсь своими глазами увидеть, как идет прахом вся моя жизнь!!!

    Клер прижала руки к груди, в глазах у нее блестели слезы. Джимми вдруг произнес глухо и твердо:

    — Прости, Брит. Мы не должны были… ладно, не важно. Вот что я тебе скажу — считай, что на прощание. Ты хороший человек. У тебя сильный характер, отличные мозги… и ты очень красивая. Не стоит думать, что ты всего добилась в жизни только благодаря мечте об Эле Дэвисе. Ты все это сделала сама. Вероятно, многим жертвовала, от многого отказывалась — это нормально, Брит. Жизнь именно так и устроена. Чтобы получить, надо сперва отдать. В одном я согласен с Клер — ты никогда не простишь себе, если уедешь, так и не повидав его. И совершенно не важно, что думаем по этому поводу я, Клер или кто-то еще. Поэтому… Ронни Майлс уехал сегодня на свое ранчо, у него там вакцинация завтра с утра. Эл Дэвис живет в его доме. Он в городе. Что до всего остального — я все сказал утром. Этот дом всегда открыт для тебя.

    Бриттани улыбнулась, глядя на то, с какой гордостью и любовью смотрит на мужа Клер. Улыбнулась и Джимми. Кивнула — и молча вышла из комнаты. Клер рванулась было за подругой, но Джимми удержал ее.

    — Не сейчас, малыш. Ей надо побыть одной.

    — Но она же уедет, опять, как тогда, не попрощавшись… и останется одна! А ей нельзя быть одной!

    — Никому нельзя. Природа этого вообще не терпит. Но Бриттани Кларк больше не одна и знает об этом. А как именно она уедет… так ли это важно? Гораздо важнее, чтобы она захотела приехать сюда вновь.



    Бриттани молча и сосредоточенно мылась в душе, потом сушила волосы, потом красилась, брызгалась духами, надевала драгоценности, наряжалась — все в полной тишине. Она ни о чем не думала — не было сил. Отчаяния, как ни странно, тоже не было. Слова Джимми помогли.

    Это был дом ее друзей — настоящих, любящих и заботливых, но сейчас она не могла дождаться своего отъезда. Как там сказала Моника? Или Майра? Бриттани, ты встала на крыло…

    Осень, проклятое и благословенное время! Время отлета птиц, время умирания травы, время раздумий и воспоминаний…

    Время трогаться в путь. Запереть дверь старого дома, заботливо заложив ее обломком старого кирпича, обойти друзей и врагов, попрощаться с дорогими сердцу могилами — и трогаться в путь.

    Как странно — она все это проделала всего за два дня, и теперь ей гораздо легче уезжать, чем тогда, двадцать лет назад, когда вся жизнь была впереди и юной Бриттани двигали только азарт и обида…

    Если чего и жаль, так только этого. Знай она будущее — уехала бы тогда по-другому.

    Не важно. Сейчас все уже не важно. Время трогаться в путь…

    Она спустилась по лестнице крадучись, на цыпочках прошла мимо гостиной, где негромко разговаривали и смеялись Клер и Джимми. Затаив дыхание, нажала на ручку двери, выскользнула на крыльцо и огляделась по сторонам.

    Близнецы, судя по истошным воплям, умчались на задний двор вместе с собаками, Бриттани-младшая последовала за ними. Кленовая улица была пуста и тиха, на стремительно темнеющем небе уже мерцали первые яркие звезды, в воздухе пахло первым морозцем…

    Бриттани прошла несколько ярдов, открыла свой многострадальный белый кабриолет и забросила на заднее сиденье сумку. В последний раз обернулась на яркие золотистые окна дома Клер и Джимми, улыбнулась и послала воздушный поцелуй. Потом села за руль и очень тихо тронулась с места.

    Когда близнецов засунули в ванну, Джимми сказал старшей дочери:

    — Сегодня можешь открыть свои, любимые окна настежь.

    — А… как же тетя Бриттани?

    — Она уехала. Просила передать тебе привет и ребятам тоже.

    Бриттани Блэк кивнула и поднялась к себе наверх. Проходя мимо гостевой комнаты, с наслаждением втянула ноздрями аромат дорогих духов. Ничего! Когда-нибудь она тоже станет такой, как тетя Бриттани, — умопомрачительно красивой, элегантной, пахнущей духами… Главное — уехать из этого сонного городка, выучиться, добиться в своем деле высот. А потом… потом вернуться сюда. Домой. И сделать так, чтобы этот городок все же выиграл бы конкурс на звание Самого Счастливого Городка Америки!

    Она вошла в комнату и окинула ее взглядом. На подушке что-то блеснуло — Бриттани подошла поближе, осторожно коснулась прохладной горки металла пальчиками.

    Золотая цепочка с бриллиантовой звездочкой. Браслет из перевитых золотых нитей, скрепленных бриллиантовыми пряжками. Сережки с крошечными сияющими камушками…

    Бриттани скатилась вниз по лестнице, крепко сжимая сокровище в руках.

    — Мам! Пап! Тетя Бриттани забыла свои драгоценности!

    Джимми устало улыбнулся.

    — Думаю, ты спокойно можешь их носить. Тете Бриттани это было бы только приятно.



    Дом Ронни Майлса напоминал кучу мусора совершенно случайно вывалившуюся из мусоровоза прямо на берег реки. Ничего нового — он и двадцать лет назад выглядел ровно так же. Сейчас в доме светилось единственное окошко на первом этаже надо полагать, на второй уже давно никто не рисковал лазить.

    Бриттани заглушила мотор и вышла из машины. Ни волнения, ни страха она не испытывала, только тоскливое нетерпение. Поднялась на крыльцо, повернула ручку двери…

    Из дома пахло смешанными ароматами виски, табак, подгоревший бекон, дешевый одеколон, мокрые тряпки, дым из камина… В целом неплохо, могло быть и хуже. Бриттани торопливо и бесшумно вошла в маленькую захламленную прихожую, прикрыла дверь. Из гостиной доносился невнятный бубнеж радиоприемника.

    За столом спиной к двери сидел мужчина в джинсах и полотняной рубахе навыпуск. Перед ним стояла большая кружка с пивом и несколько бутылок в ряд. Бубнил, оказывается, не приемник, а маленький телевизор, на экране которого бегали крошечные футболисты, пинавшие микроскопический мячик. Мужчина реагировал на происходящее живо — вскрикивал, взмахивал руками, нервно хватал кружку и отпивал из нее, затягивался сигаретой…

    Бриттани вошла в комнату и негромко окликнула:

    — Эй! Гостей принимают?

    — Заходи!

    Мужчина обернулся не сразу, приветливо помахав рукой. Лица его Бриттани не видела, разглядела лишь небольшую, но заметную лысину и довольно длинные светлые волосы, собранные в хвост.

    — Скажите, а Эл Дэвис…

    Мужчина развернулся вместе со стулом и с интересом посмотрел на Бриттани. Она застыла, превратилась в каменное изваяние…

    Светлые густые волосы, челка, падающая на бровь, голубые смеющиеся глаза… Рубаха вечно расстегнута на несколько пуговиц, под ней — широкая волосатая грудь… Узкие бедра, красивые руки. Невысокий, но пропорционально сложенный парень — Эл Дэвис… Приятный голос, душевный смех, постоянные шутки-прибаутки — и теплый обволакивающий взгляд, когда он на тебя смотрит…

    Длинноносый мужичок с заметным пивным брюшком растерянно почесал седую волосатую грудь и неуверенно поставил кружку с пивом на стол. Поднялся, шагнул к Бриттани. Она подавила неуместное, но сильное желание сбежать только по одной причине.

    С постаревшего, небритого лица на нее смотрели голубые глаза Эла Дэвиса.

    — Добро пожаловать, мисс, только я что-то… Вы, наверное, к Ронни, но его нет…

    — Я не к Ронни. Я к тебе, Эл.

    — Дай вспомню… Элли? Нет. Джил… погоди…

    — Может, Бриттани?

    Мужичок хлопнул себя по лбу рукой и расплылся в счастливой улыбке. Пьяным он не был, но и трезвым не выглядел.

    — Вот черт! Малышка Бриттани Кларк! Я потрясен, мэм! Выглядишь на сотку баков. Сколько ж лет-то прошло, а? Все-таки вы, женщины, ухитряетесь держаться дольше нас. Тебе сколько? Сороковничек есть, да? Нипочем не дашь. Проходи, садись, чего мы в дверях-то…

    Она прошла в комнату, села возле стола. Мысль о том, чтобы броситься Элу на шею с поцелуями, как-то не приходила в голову. Он засуетился, достал из тумбочки еще одну кружку и поставил перед Бриттани.

    — Пиво будешь? Или ты теперь совсем важная дама, пиво не пьешь?

    — Почему же. Буду. Наливай.

    — Отлично! Выпьем за встречу. Твое здоровье!

    Он торопливо допил свое пиво, налил себе еще. Бриттани спокойно пригубила пенистый напиток. Пиво было хорошее.

    Эл Дэвис уставился на нее блестящими шальными глазами.

    — Ну, рассказывай. Как оно, ничего? Где ты, что ты? Ты ведь уехала уйму лет назад, так ни разу и не появилась…

    — Училась. Работала. Живу… жила в Нью-Йорке.

    — Да уж, оттуда не наездишься. Да и незачем сюда ездить, если уж честно. Городок — дрянь, работы нет. Но ты пропала конкретно — ничего про тебя не было слышно.

    — А ты спрашивал?

    — Ну, у нас в городе, сама понимаешь, спрашивать необязательно. Если есть что — сами расскажут, да еще и наплетут с три короба.

    — Что ж ты не уехал?

    — Да кому я нужен? Так, работаю помаленьку, денежка капает — мне много не надо.

    — Развелся? Женился?

    — С моей разведешься! Нет, конечно. Но живу сейчас в другом месте.

    — С Белиндой Клей?

    — А! Все-таки донесли?

    — А это тайна?

    — Нет, абсолютно. Просто… я особо Илси не рассказывал — она же чокнутая. Примчится отношения выяснять…

    — Вообще-то она в курсе. Это не очень большой город.

    — Ну да, ну да…

    — Как сын?

    — Отличный парень! Маленький такой Эл Дэвис. Очень позитивный ребенок.

    — Келли с ним общается?

    — Они не очень ладят с Белиндой. Потом Келли уже взрослая, что ей… Ты чего приехала-то?

    Бриттани вдруг стало смешно. Так смешно, что она с трудом удерживалась от смеха, всерьез опасаясь, что это истерика. Еще вчера утром… и все предыдущие двадцать лет… она была уверена, что въедет в город на белом кабриолете, возьмет Эла Дэвиса за руку и увезет в новую жизнь…

    Когда не знаешь, что сказать, говори правду — принцип Ван Занда, правда, в бизнесе. Возможно, сработает и тут.

    — Я приехала за тобой, Эл.

    — В каком смысле? Нет, я рад тебя видеть, ты не думай, просто мы завтра с Белиндой собирались на ярмарку…

    — Я приехала, чтобы забрать тебя с собой.

    Он замолчал, словно его заткнули. Медленно отпил пиво, поставил кружку на стол, наклонился вперед, пряча глаза. Бриттани поняла: вспомнил. Все вспомнил.

    — Малышка Бриттани, надо же… Славные были денечки. Ты была совсем другой, не такой, как остальные девчонки.

    Бриттани закинула ногу на ногу, потянулась за сигаретой, прикурила, по-мужски впустила дым из ноздрей.

    — Вряд ли. Ты был моим первым мужчиной, так что я вряд ли могла тебя чем-то удивить.

    — Ну… у тебя был характер… Помнишь, как мы с тобой в кино…

    — Мы никогда не ходили с тобой в кино, Эл. Мы всегда встречались на сеновале. Ты прятался от Илси, я от всех остальных. Еще ходили на вечеринки к твоим друзьям, но редко. Мне не всегда удавалось вырваться из дому.

    — Да. Сейчас точно вспомнил. Смешно…

    — Смешно?

    — В смысле хорошее время было. Беззаботное. Сейчас все изменилось. Дела, заботы… Ты надолго к нам?

    Она затушила сигарету и подалась вперед, стараясь заглянуть ему в глаза.

    — Эл, я же сказала, я за тобой.

    — Да ну, перестань. Хватит шутить. Ты вон какая стала… важная, а я уже старенький. Лысина вот. Где работаешь?

    — В издательстве. Журналы о моде.

    — Ясно. Пишешь колонки?

    — Нет. Я вице-президент издательского холдинга.

    — Ого! Муж, дети?

    — Нет.

    — Развелась?

    — Нет, просто нету.

    — Ясно. Ну и правильно. С нами, мужиками, одна морока. Вот Илси, дура, столько лет меня терпела…

    — Теперь терпит Белинда?

    — Ну… нет. Вроде как у нас все нормально. Знаешь, я ведь приутих с годами-то. Захотелось пожить по-человечески, в доме, с семьей…

    — Так у тебя же были и дом, и семья.

    — Ну… Келли выросла, я ей уже не нужен. Илси… сама понимаешь. Я с ней не развожусь чисто из жалости — для нее важен статус. Белинда вроде не настаивает, но я на самом деле уже подумываю… Заслужил я хоть немножко счастья, а, Бриттани? Все-таки я не самый плохой человек в этом задрипаном городе…

    Она встала, отошла к окну и заговорила монотонным, усталым голосом:

    — Эл, я так тебя любила… Мне казалось — с тобой рядом я могу все. Я упивалась звуками твоего голоса, твои шутки казались мне самыми остроумными на свете, ни одна кинозвезда не могла сравниться с тобой по красоте. Тебе достаточно было коснуться моей руки — я уже была на вершине блаженства. Никаких сплетен и плохих слов о тебе я не слушала — ты был для меня всегда непогрешим и прав. Даже когда я забеременела…

    — Ох! Что ж ты не сказала-то…

    — Заткнись! Так вот, даже тогда я не испытывала ничего, кроме любви к тебе. А потом я дала себе клятву. Я уеду из этого города и добьюсь всего самого лучшего. Стану красивой, богатой, успешной…

    — Вот! Характер у тебя всегда был, Брит! Я тебя за это уважаю. Ты смогла справиться, как-то пережила эту свою детскую влюбленность, добилась многого…

    Она обернулась, посмотрела на Дэвиса. Усмехнулась и покачала головой.

    — Ты не понял ничего. И не слышишь, что я говорю. А возможно — ведь ты же не тупица — просто делаешь вид, что не слышишь. Я дала себе ту клятву, чтобы в один прекрасный день приехать и увезти тебя с собой. Я точно знала: никто и никогда не будет любить тебя так, как я. Никто и никогда!

    Эл Дэвис потер небритую щеку, судорожно зевнул.

    — Ты извини, в сон чего-то клонит… Я тебя тоже… ты мне нравилась. Очень.

    — Вот в этом все и дело, Эл. Только, видишь ли, теперь у меня просто не осталось другого выхода. Я обязана забрать тебя с собой. Иначе что же, все зря?

    Эл испуганно уставился на нее.

    — Брит, ты пойми, я завтра на ярмарку с Белиндой, а потом она обещала пристроить меня водителем на фирму… цветы развозить… деньги не бог весть какие, но все же деньги…

    Бриттани запрокинула голову и рассмеялась — весело, звонко, до слез, как в юности. Потом посмотрела на перепуганного и растерянного Дэвиса и неожиданно хлопнула его по плечу.

    — Не бойся, не трону. Поедешь на свою ярмарку. Давай выпьем на прощание? Только не пива.

    Эл немедленно оживился, в глазах появился хорошо знакомый ей масленый блеск. Странно, тогда он казался ей необыкновенно сексуальным…

    — Сейчас принесу вискарик. Ты будешь виски?

    — Буду.

    — Ох, Брит, пташка ты моя экзотическая… Давно со мной такие женщины не выпивали!

    Он сбегал куда-то в недра мусорного домика, принес початую бутылку «Джонни Уокера» и два стакана, разлил янтарную жидкость. Бриттани выпила свою порцию залпом, зажмурилась, потрясла головой. Ею овладело шальное, безудержное веселье. Она открыла глаза, шагнула к Элу, закинула ему руки на плечи и шепнула:

    — А не хочешь прогуляться до нашего сеновала, а?

    — Ну ты что! Холодно же…

    — Тогда нам холодно не было.

    Глаза Эла вновь воровато забегали.

    — Брит, ты это… если негде остановиться, то я могу тебе постелить наверху, там у Ронни даже диван новый… Мне просто вставать завтра рано, Белинда же на ярмарку собралась…

    Бриттани улыбнулась, наклонилась и звонко чмокнула Эла Дэвиса прямо в лысину.

    — Отдыхай, Эл. В самом деле, не буду тебя задерживать. Я поеду.

    — Ты на машине, да… Что я, конечно, на машине. Ты осторожнее на шоссе — давно не ремонтировали…

    — Конечно. Счастливо тебе.

    — Ага. Ты тоже… в общем, всего тебе. Здорово, что навестила. Расскажу Белинде…

    — Правильно, а то узнает от других — выгонит.

    — Чего?

    — Ничего, это я так. Шутка.

    — А… понятно. Ну…

    — Прощай. — Бриттани Кларк повернулась и выбежала из дома Ронни Майлса.

    Эл Дэвис подошел к окну и с завистью окинул взглядом белый кабриолет. Потом почесал в затылке — и уселся обратно за стол. «Чикаго буллс» безнадежно проигрывали…

    Шаг седьмой

    Белый кабриолет промчался через сонный Мисчиф-Крик и вылетел на шоссе. Бриттани вцепилась в руль, как в последнюю надежду. Глаза у нее были сухие, дыхание ровное — но где-то внутри пойманной птицей билось несчастное, оказавшееся таким слабым и глупым сердце.

    Она довольно быстро поняла, что в таком состоянии просто не доедет… никуда! Припарковала машину на обочине, откинулась на спинку сиденья — и провалилась в черное забытье.

    Разбудили ее, как ни странно, птицы. Рассвет был морозным и ясным, но птахи голосили, как будто весной. Бриттани потянулась, помассировала затекшую шею, взглянула на часы… Что ж, вот теперь можно ехать. Вопрос — куда?

    События вчерашнего дня не потускнели, не стали ни смешными, ни мелкими. Бриттани закусила губу, зажмурилась и застонала.

    Может, надо было гнать машину прямо ночью? На каком-нибудь повороте ее занесло бы, один хороший удар и все. Конец разочарованиям, унижению, злости, отчаянию — всему тому, что сейчас переполняет ее душу.

    Бриттани медленно тронулась с места, глядя на дорогу перед собой. Потом что-то привлекло ее внимание справа, она остановила машину и вышла — в основном, чтобы размять ноги.

    Это было то самое поле, на котором они с отцом прощались двадцать лет назад. Вон там, где по-прежнему торчит пугало, она в последний раз видела своего папу живым. Бриттани перелезла через канаву, побежала по стерне, подворачивая ноги и спотыкаясь. Морозный воздух обжигал легкие, из глаз сами собой текли злые, отчаянные слезы.

    Она добежала до пугала и вцепилась в него обеими руками — словно вырвать хотела его из земли. Задрала голову к небу — и из искусанных губ вырвался вопль:

    — Папа-а-а! Мама!!! Простите меня, пожалуйста-а-а!

    Она с рыданием опустилась на твердые комки промерзшей перепаханной земли и начала говорить — сбивчиво, торопливо, то сбиваясь на шепот, то переходя на крик…

    — Папа, я такая дура! Я и тогда была дурой, и сейчас не лучше! Все, все испортила сама себе, всю жизнь исковеркала! И что взамен? Ты мне сказал тогда: если будет плохо, доча, просто позови. Вот мне и плохо, па. Так плохо, что хуже и не бывает, — но только звать больше некого. Я осталась одна. И все эти мои замки ледяные, все крепости и бастионы — зачем я их строила всю жизнь? От кого отгораживалась? От жизни? Придумала себе девочка сказочку, поверила в нее и дожила до глубокой старости… идиотка!

    Клер, Джимми, даже Салли — они живут, они любят, они знают, что нужны кому-то, они умрут друг за друга, а я? Кто умрет за меня? И за кого умирать мне?

    Мам, я любила его. Я так его любила… Я дышать не могла, я живой себя чувствовала только рядом с ним. И всего только надо было — остановиться, выдохнуть и просто поговорить с ним хоть о чем-нибудь, кроме секса на сеновале и вечеринок. А я вбила себе в голову, что он один такой прекрасный и что непременно надо мне его завоевать — да нечего там завоевывать!!! Нечего!

    И я летела по жизни, перешагивая через людей и принципы собственные, презирала всех, кто, на мой взгляд, проявлял слабость или глупость, ибо себя-то я мнила самой умной и самой сильной! Я спала с мужчинами, мама, ничего к ним не чувствуя. Я с Ван Зандом поехала в гостиницу, ни секунды не раздумывая, потому что это казалось мне правильным и чертовски полезным.

    Страсть, семья, привязанность, зависимость — ничего не позволяла себе. Я даже имен их не помню, мама! Лиц не помню. Ничего не было. Просто тело в темноте… ритуальные телодвижения. А перед глазами — только его лицо, его руки, его плечи…

    Я вбила его в себя, как железный штырь, я сама себя заразила лихорадкой по имени Эл Дэвис и не желала лечиться — неудивительно, что я сейчас от нее умираю.

    И вот это вот стояло вчера передо мной. Вот это — старое, глупое, пошлое, пахнущее пивом. Никого не любивший, всех предавший, ни к чему не пригодный скучный человечек — это мой Прекрасный Принц? Это ради него все мои победы и потери, все достижения, все ограничения… Все равно как положить полжизни на достижение мирового рекорда — а в награду получить мятную карамельку в рваном фантике.

    И что мне делать-то теперь, а? Зачем, что, где — у меня ничего нет! Дом на берегу океана — да хоть бросайся прямо с балкона вниз! Зачем мне дом? В четырех стенах метаться и головой биться? Зачем мне все мои таланты в бизнесе? Кому я отдам все заработанное? Джимми без ног — но он счастливее меня. Клер работает учительницей в заштатной школе маленького городка, для нее сотня баков — большие деньги, но она счастливее меня! Илси Дэвис ходит в церковь и разговаривает с Богом — она счастливее меня! Даже Салли…

    У меня нет ребенка. У меня нет мужчины. У меня нет вас. У меня нет ничего!

    Папа! Ты говорил — просто позови, когда будет плохо… Папа!!!



    И в этот момент разошлась сизая утренняя дымка и прямо в лицо Бриттани ударил ослепительный золотой луч солнца. Бриттани запнулась на полуслове, замерла, машинально вытирая грязными руками слезы.

    Солнце вставало над полем, над дымящейся лентой шоссе, над сонным городком Мисчиф-Крик — над всем миром. Бриттани Кларк протянула к солнцу руки и прошептала:

    — Спасибо, па! Я поняла!



    Сибилла Ван Занд резко выдохнула и плавно опустила мускулистые руки вдоль тела. Постояла немного — и сошла с войлочного коврика, на котором выполняла упражнения. Ирландский волкодав, изнывавший от калифорнийской жары в тенечке, сделал попытку приподняться и пойти за хозяйкой, но Сибилла раздраженно прикрикнула, и громадный пес с облегчением рухнул обратно.

    Сибилла прошла на террасу, уселась за плетеный стол и резким мужским движением поддернула кверху рукава шелковой блузы. Симпатичный молодой мужчина в белой рубашке почтительно налил ей зеленого чаю в хрупкую пиалу. Сибилла с неодобрением посмотрела на него.

    — Тони! Иногда мне начинает казаться, что твое призвание — официант.

    — Метрдотель, ма, не меньше. Редкий официант знает столько сортов виски.

    — Какого дьявола ты торчишь здесь уже пятый день?

    — Я думал, ты соскучилась.

    — Я и соскучилась! Но почти неделя — этого ни одна мать не выдержит. У тебя есть свой дом…

    — Ма, перестань жадничать. Мой дом, твой дом… в конце концов, они все папины. Кроме того, мне пока лучше у себя не появляться. Я же тебе говорил: возможны эксцессы.

    Сибилла фыркнула и поднесла пиалу к губам.

    — Эксцессы! Очередная блондинка? Или на этот раз брюнетка — я сбилась со счета.

    — Я ни при чем. Она сама возомнила бог знает что. Вообрази: я должен на ней жениться! Это же смешно!

    — Это не смешно, Тони. Тебе тридцать восемь лет, в этом возрасте…

    — У тебя еще не родился я, я помню. У меня тоже.

    — Что тоже?

    — Не родился. Никто. Наверное.

    — Тони, ты должен отдавать себе отчет: я страшно рискую, укрывая тебя здесь. Если отец узнает, а он узнает, то сотрет меня в порошок…

    — Ему не удавалось это сделать последние пятьдесят два года, хотя поводов наверняка было больше. Обойдется и на этот раз.

    — Какого черта ты наобещал этой девице?

    — Я ничего ей не обещал. Пойми, она же будущая великая актриса, как и все в этом городе. У них чрезвычайно развито воображение — просто диву иногда даешься, чего они себе могут напридумывать.

    — Но она жила в твоем доме!

    — Мало ли кто жил у меня в доме. Томми Морган жил, Фред Лиотта… Это же не значит, что я должен на них жениться?

    — Тони, ты балабол!

    — А ты злючка. Нет, чтобы порадоваться приезду сына…

    — Я тебе радовалась. В тот день, когда ты родился, и еще в день вашего с Моникой развода. Причем во второй раз я в основном радовалась за нее.

    — Мама, не начинай. Моника — это сладостная, но все же ошибка моей молодости. Папа меня достаточно за нее наказал, сделав Монику своим пожизненным доверенным лицом. Теперь путь в большой бизнес мне заказан…

    — Моника — прекрасный человек.

    — А кто спорит? Я сам ее очень люблю, но невозможно же всю жизнь смотреть в глаза тому, кого все окружающие считают твоей невинной жертвой? Кроме того, у нее очень ревнивый муж. Сама видишь, кольцо вокруг меня сжимается. Алчные брюнетки, бывшие жены, злые отцы и черствые матери…

    — Трепло! Сгинь с моих глаз.

    — Не могу, там очень жарко.

    — У тебя в машине кондиционер!

    — Я не дойду до машины, сгорю. Очень плохо переношу жару.

    — Для человека, родившегося в Южной Африке, несколько рискованное замечание.

    — О, там совсем другое дело. Ветер саванны, шорох диких трав…

    —Тони! После занятиями цигун мне нужно расслабиться и медитировать! Вместо этого я только злюсь. Надо пить зеленый чай — а мне при виде тебя сразу хочется хлопнуть виски.

    — Главное — не борись с собой, ма! Это очень вредно для печени.

    — Все, не могу больше. Отравил мне утро. Пойду в комнату.

    — Я тоже тебя люблю, мама!



    Дерек Ван Занд отложил газету и с интересом уставился на Монику.

    — Меня к телефону кто?

    — Сибилла. Она очень взволнована.

    — Что она, с ума сошла? А вдруг я бы спал?

    — Но вы же не спите.

    — Неважно, ты спала. Кстати, как спится на новом месте?

    — Отлично, спасибо. Морис сегодня заблудился в поисках ванной.

    — Привыкнет, он парень цепкий. Давай телефон. Сиби? Старушка, что случилось?

    — Дерек, это невыносимо. У меня нервы на пределе. Он здесь!

    — Кто именно, любимая?

    — Твой сын!

    — Дай подумать… Сиби, их немножко многовато, дай наводочку.

    — Не смешно. Я говорю о нашем с тобой сыне, об Энтони.

    — В принципе я так и подумал. Что на этот раз?

    — Нарушение брачных обязательств.

    — О господи… и не надоело ему?

    — Он клянется, что на этот раз ни при чем.

    — Не верь, гони в шею.

    — Не могу, он милый. Похож на тебя в молодости.

    — Я что, был таким же оболтусом?

    — Гораздо хуже, но это мне в тебе и нравилось. Вернемся к Тони. Сделай что-нибудь.

    — Что именно? Выгнать его из твоего дома?

    — Нет. Пристрой его к делу.

    — К какому?! Солнышко, я уже не так молод, как хотелось бы.

    — Дерек! Это наш с тобой сын. Более того, он в некотором смысле твой наследник…

    — Ни за что! Все — внукам.

    — Пусть внукам. Это сейчас не главное. Если он останется в Лос-Анджелесе, либо его окрутят эти профурсетки, либо я убью его собственными руками.

    — Сиби, любимая, но если я возьму его к себе, тогда он падет от руки не матери, но отца.

    — Дерек, ты игрив и весел, потому что у тебя впереди ночь спокойного и здорового сна и рядом нет Тони. А у меня — раннее утро, Тони под боком и его алчные девки под забором. Мне не до шуток.

    — Хорошо. Я подумаю. Только учти, если у меня что-то и придумается, то Тони отправится далеко… и надолго. Соскучишься — полетишь к нему сама.

    — Спокойной ночи, мой повелитель!

    — Доброго дня, моя королева.

    Моника, улыбаясь, приняла из рук Дерека телефон. Магнат покосился на нее.

    — Чего смеешься?

    — Нравится, как вы с Сибиллой разговариваете. Там что-то с Энтони?

    — Ничего нового. Бабы, вечеринки, коктейли. Надо его срочно изымать и отправлять на галеры.

    — Энтони способен потопить любую галеру…

    — Но-но, это мой сын! Кровинушка… Я пошлю его в Южную Африку.

    — Он расстроится.

    — Южная Африка вообще будет в ужасе, а что делать?

    — Вы хотите поставить его на управление рудниками?

    — Только общее руководство. Там он принесет меньше всего вреда. Но это еще не все. Я намерен дать ему наставника.

    Моника вздрогнула.

    — Только не смотрите на меня так, Дерек. Я не гожусь!

    — Я даже и не думал. У меня совсем иные устремления… Скажи, а наша мятежная мисс Кларк не оставила адреса или телефона, по которому ее можно найти?

    — У нее осталась прежняя электронная почта, телефон, возможно, знает Майра, а адрес… она купила домик в пригороде Лос-Анджелеса. Я занималась оформлением документов, могу посмотреть…

    — Посмотри. Завтра напомни мне. Все, спать! Спокойной ночи, девочка.

    — Спокойной ночи, Дерек.



    В Остине Бриттани сдала кабриолет, а вместо него присмотрела не слишком красивый, но надежный и мощный «форд». Потом, в гостинице, сделала несколько звонков, аннулировала заказанные билеты на самолет и завалилась спать. Вечером пошла в кино, потом погуляла по городу и вернулась в гостиницу.

    На нее снизошло странное спокойствие. Слишком бурно она провела последние несколько дней, непривычно бурно…

    Ранним утром в холл гостиницы спустилась симпатичная молодая женщина в джинсах, кожаной куртке и высоких шнурованных ботинках. Портье не без труда признал в ней вчерашнюю ослепительную платиновую блондинку. Сегодня она выглядела… несколько человечнее, и портье даже осмелился завязать с ней разговор:

    — Уезжаете от нас, мэм?

    — Да. Дорога будет дальней.

    — Возвращаетесь в Нью-Йорк?

    — Нет. Еду на запад. Калифорния ждет.

    — Ого! Серьезное путешествие. А почему не самолет?

    — Ненавижу летать. Кроме того… я довольно давно здесь не была. Хочется проехать по стране. Посмотреть на людей. Поесть в придорожных кафе.

    — М-да… интересно, конечно. Но путь неблизкий.

    — У меня много времени. Вся жизнь впереди.

    — Наверное, работаете по свободному графику? Это большое преимущество. А я все время высчитываю, когда лучше взять отпуск. У меня мама живет в Монтане…

    — Я вообще не работаю. Совершенно свободна. Представляете? Оказывается, это тоже может быть счастьем.

    — Что ж, удачи вам, мэм.

    — Спасибо. До свидания.



    Она ехала по пустынным и оживленным трассам. Останавливалась в дешевых отелях, обедала в придорожных кафе. Осматривала маленькие городки, бросая машину на стоянке и гуляя по тихим улицам, золотым от опавшей листвы.

    Душа оттаивала, исходила слезами — но это больше не были слезы отчаяния. Снежная королева возвращалась к жизни, становясь теплой, живой, радующейся и удивляющейся…

    Становилось все теплее, куртка и ботинки перекочевали в багажник. По ночам Бриттани видела сны про белый дом на высоком берегу океана. Дом манил ее светлыми занавесками, но она во сне точно знала, что ей не надо в этот дом. Там слишком пусто — и гулкое эхо, хорошо знакомое ей и по прошлой жизни, бродит по нагретым солнцем комнатам…

    Еще снились мама и папа — они махали ей руками и улыбались, после этих снов Бриттани просыпалась счастливой.

    Снились щекастые близнецы в разноцветных шапках, собаки, широкоплечий спокойный мужчина в инвалидном кресле и светловолосая энергичная женщина, с любовью склонившаяся над ним. Красные грозди бересклета. Резной мостик через небольшую, но говорливую речку. Старый дом на окраине маленького города…

    Эл Дэвис не приснился ни разу.



    Калифорния встретила Бриттани Кларк неприличной для конца ноября жарой, кактусами абсолютно кинематографического вида и неуловимым запахом океана, реющим в теплом воздухе. В одном из мотелей Сан-Бернардино Бриттани осталась на несколько дней — все-таки дорога ее изрядно вымотала, да и въехать в сияющий Лос-Анджелес хотелось в приличном виде.

    Она выспалась, посетила косметический салон, нашла изумительный мексиканский ресторанчик, где улыбчивые белозубые официанты учили ее правильно пить текилу… Послала Клер и Джимми открытки с видами Сан-Бернардино, Бриттани-младшей — шикарное домотканое пончо, а близнецам — три набора маракасов.

    Наконец после долгого путешествия перед ней раскинулся океан. Белоснежные виллы, лазурные волны, пушистые пальмы… теперь здесь будет ее дом. Бриттани прибавила газу — и вскоре уже ставила машину на стоянку позади своего нового жилища.

    Агент подкатил одновременно с ней, вручил ей ключи и документы, после чего распрощался и отбыл. Она вошла в дом, с наслаждением скинула кроссовки и отправилась на экскурсию.

    Все было так, как во сне. Пустые светлые комнаты, белые невесомые занавески, неумолчный рокот прибоя — и одиночество. Вероятнее всего — на всю жизнь. Теперь Бриттани понимала это совершенно ясно. Не то чтобы это ее пугало… скорее она уже смирилась с этой мыслью.

    Она стояла посреди комнаты, в которой, наверное, стоит устроить спальню… когда у нее в руке грянул звонкой трелью телефон.

    Бриттани ойкнула, уронила телефон, и он бодро попрыгал в сторону открытого окна, продолжая рассыпать звонкие трели. Бриттани кинулась вдогонку, подобрала резвый аппарат и нажала кнопку приема вызова — почему-то руки у нее страшно дрожали.

    Голос Ван Занда в трубке прозвучал совершенно нереально — словно привет из прошлого:

    — Кларк! Куда тебя занесло? Мы сбились с ног, разыскивая тебя.

    — Мистер Ван Занд…

    — Где ты находишься, мерзкая упрямица?

    — Я дома. В своем новом доме, в Лос-Анджелесе. Стою, как дура, посреди пустой комнаты…

    — Кларк! Ты мне не нравишься! В твоем голосе слишком много… человеческого. И хочется тебя обидеть — и боюсь.

    — Мистер Ван Занд… я ужасно рада вас слышать!

    — Даже не думай, обратно не возьму. Майра прекрасно справляется.

    — Я не об этом.

    — А я вот как раз по делу. Слушай, мисс Кларк, если ты уже отдохнула — не замутить ли нам с тобой одно дельце в Южной Африке?

    Эпилог

    Ван Занд приехал вместе с Моникой — это немного удивило Бриттани, но задумываться на эту тему она не стала. Просто была очень рада видеть обоих.

    Вообще, вся ситуация немного смахивала на дежавю. Разве что сад был не зимний, а обычный, открытый, залитый солнцем. Снова столик, на нем чайник с зеленым чаем, три чашки, бутылочка минеральной воды… и Ван Занд, заполняющий собой все пространство — огромный, седовласый, загорелый, мощный и умиротворенный.

    Моника выглядела прекрасно — впрочем, как и всегда. Загадочно мерцали зеленые глаза, легкая улыбка играла на нежных губах.

    Бриттани поднялась им навстречу, плюнув на правила хорошего тона. Расцеловалась с Моникой, робко остановилась перед Ван Зандом — и была удостоена мощного объятия. Потом охранник удалился на дежурство, а трое собеседников остались одни на открытой террасе ресторана «Копакабана» на одной из набережных Лос— Анджелеса.

    Ван Занд пристально взглянул на Бриттани и сурово покачал головой.

    — Совершенно никуда не годится! Выглядишь прекрасно, Кларк, но что-то неуловимое… Где сталь во взоре? Где чистый блеск алмаза и льда? Откуда эта робкая и трепетная улыбка? Неужели ты хочешь меня расстроить, сообщив, что нашла себе мужика и намерена посвятить себя семье?

    Бриттани рассмеялась.

    — Нет, мистер Ван Занд. С этой стороны все в порядке. Я одинока и свободна как ветер.

    — Отлично! Тебе наверняка интересно, почему Моника прилетела вместе со мной. Отвечаю: как ни противно, но приходится признать, что ты сдала Майре дела практически в идеальном порядке. Помощница ей не нужна — а вот я определенно сдаю, стал стар, забываю, куда положил очки…

    — Вы же не носите очки!

    — Вот потому и не ношу! Найти не могу. Короче, я взял Монику к себе, личным секретарем. Моя бирманская кобра бесится — ей не к чему придраться. Не ревновать же к собственной невестке, хоть и бывшей.

    — Поздравляю. А как же Морис?

    — А что Морис? Отличный парень, руки золотые, веселый, насвистывает все время, изводит моего бухгалтера. Заведует моим гаражом. Не о Морисе речь, зачем ты меня сбиваешь?

    — Простите. Очень рада вас видеть. Обоих.

    — Ладно. Взаимно. Скажи мне вот что: чем ты сейчас занята?

    — Хожу гулять. Выбросила всю мебель, которую привезла из Нью-Йорка. Сплю на полу — ужасно удобно.

    — Глупость какая! А что дома? Съездила?

    — Съездила. Получила массу впечатлений. Кстати, у меня там дом разваливается, подумываю о ремонте.

    — Очередная глупость. Ты что, собираешься там жить?

    — Нет. Но я выяснила, что мне есть к кому ехать. Это приятно.

    — Так. Полный раздрай. Всего месяц как не работает — и до чего опустилась! Значит, к делу. Ты как относишься к бриллиантам?

    — Я их люблю.

    — Слава богу! В связи с твоим новым имиджем я опасался сентенций в духе ранних христиан. Идем дальше. Ты еще помнишь, как работала на Ханса? Ну, когда я тебя соблазнил и увел?

    — Помню.

    — Про бухучет не спрашиваю, это у тебя в крови. Дело в следующем: у меня в Южной Африке имеется один рудничок… Совершенно небольшой, скромный, в живописном месте, вокруг чистый заповедник, львы рычат по ночам… в общем — рай на земле.

    — Честно говоря, никогда не знала, что вы занимаетесь добычей алмазов.

    — Это хорошо. Раз не знала даже ты, значит, и недруги об этом не знают. Между тем этот рудничок дает мне треть всей моей прибыли, так что не хотелось бы утратить его по собственной глупости и нерадивости.

    — Я слушаю, мистер Ван Занд.

    — Зная тебя, Кларк, я бы запросто назначил тебя управляющей, но Южная Африка — страна консерваторов. Там не принято, чтобы женщины занимали… некоторые должности. Поэтому управляющим там будет другой человек… очень достойный и вполне симпатичный, но несколько… легкомысленный. Он полагает, что управлять месторождением алмазов так же просто, как, скажем, компанией по продаже сотовых телефонов. Ему нужно помочь. Другими словами, ему нужен такой же компетентный и грамотный помощник, каким в свое время стала для тебя Моника.

    — Хм… Один нюанс — Моника как раз прекрасно разбиралась в вопросе. А я в этой области никогда не работала.

    — Вопрос времени, причем недолгого. Ты вникнешь за неделю, потом встретишь моего управляющего и введешь его в курс дела.

    — В чем подвох?

    — Узнаю Бриттани Кларк! Ты права, подвох имеется. Во-первых, для тебя это явное понижение. Ты больше не вице-президент, не глава и вообще не самостоятельная единица. Просто помощник.

    — Это не проблема. Я уходила из холдинга сознательно и в здравом уме. Начальником я больше быть не хочу.

    — В этом и кроется второй подвох. Потому что на самом деле ты как раз и станешь начальником. Причем по степени ответственности — гораздо более крутым, чем вице-президентишка какой-то гламурной дряни.

    — Уже запуталась. Так помощник или начальник?

    — Кларк, у меня к тебе слабость, ты же знаешь. Я предлагаю тебе мою любимую должность — серого кардинала. Причем таковым ты будешь не только для окружающих, но и для самого твоего подопечного. Он будет думать, что действует самостоятельно, — на самом деле все нити будут в твоих руках.

    — За что вы его так? Взяли бы другого…

    — Не могу. Долг чести. Одна знакомая попросила — старинная подруга. Нужно пристроить ее сына. Она сама — умница, муж у нее — красавец, мой друг детства, а вот сынок подгулял. Парень добрый, но безвольный, умный, но работать не любит. К тому же на него тут слегка наезжают… криминальные группировки, так что надо ему отсидеться где-нибудь в тихом месте. Южная Африка — отличный вариант.

    — Как называется место?

    — Колонкванен. Учти, если запомнишь, это военная тайна.

    — Что будет входить в мои обязанности?

    — Бухучет. Общий менеджмент. Аудит не реже раза в три месяца. Контроль над сотрудниками. Тесный контакт с мастерами. Обеспечение безопасности перевозок. Сеть дилеров. Крупные фирмы. Грамотный пиар. Реклама. Продолжать или ты уже испугалась?

    — Я не испугалась. Просто подсчитываю, сколько мне понадобится времени на то, чтобы войти в курс дела.

    — С этим проще простого. Я тебе скажу точно — две недели, от силы три.

    — Это же невозможно!

    — Ну? Берешься?

    — Да!

    Ван Занд повернулся к Монике и восхищенно цокнул языком.

    — Вот что я называю классом! Какую девочку я вырастил! Что ж, запирай свой дом, собирай чемодан…

    — Минуточку! У меня есть парочка условий.

    — Валяй.

    — Во-первых, я должна получить прямой ответ — что должен и чего не должен знать мой… начальник.

    — Это просто. Знать он может все, я ему доверяю. Может даже принимать решения — но ты должна их тщательно проверять. Любые подписи — только в твоем присутствии. А вот ты можешь обойтись и без него, право подписи я тебе дам.

    — Хорошо. Во-вторых, я хочу иметь возможность раз в полгода летать в Штаты на короткий отпуск. Две недели.

    — В первые полгода — не гарантирую, потом — без вопросов.

    — В-третьих, могу ли я советоваться лично с вами в случае возникновения… спорных моментов?

    — Иными словами, можно ли на него ябедничать? Можно. Дозволяю. Доступ к моему телу в любое время суток тебе обеспечит Моника.

    — Тогда все. Да… можно вылететь в ближайшее время?

    — Нужно, моя дорогая.

    — А как зовут моего начальника?

    — О, он обожает сам знакомиться с красивыми женщинами. Пока просто не думай о нем. Работай, вникай, осваивайся. Прививки не забудь сделать.

    — Хорошо.



    По дороге домой, в машине, Ван Занд склонился к Монике и спросил негромко:

    — Как ты думаешь, ничего, что мы ей не сказали?

    — Думаю, так лучше. О Тони у Бриттани сложилось превратное впечатление — по нашим же рассказам. Пусть познакомятся на месте, сформируют собственное впечатление…

    — Ты тоже змея, моя девочка. А что насчет Тони? Он будет сильно страдать?

    Моника рассмеялась.

    — Знаете, Дерек, я думаю, вы оказываете своему сыну неоценимую услугу. В сущности, именно в такой спутнице он и нуждается — умной, властной, безупречной. Бриттани достаточно умна и тактична, чтобы не показывать своего превосходства — таким образом, Тони сможет продолжать валять дурака, будучи при этом искренне уверенным, что работает.

    — Ох… перестань, он мне все-таки сын…

    — Насколько я помню, вы собирались объявить ему свое отцовское решение именно сегодня?

    — Да. Бедный малыш! Хотя в Африке ему должно понравиться. Он там родился.

    — Вот и придет конец вашим с Сибиллой волнениям…

    Ван Занд посмотрел в окно и задумчиво протянул:

    — Возможно, возможно… Либо — начало новым…



    Энтони Ван Занд покрутился перед зеркалом и остался вполне доволен собой. Льняные брюки, шелковая белая рубашка, замшевые мокасины песочного цвета и — чтобы позлить маму — вызывающе алый шейный платок.

    Все это необыкновенно шло к иссиня-черным густым волосам и смуглой коже Пирата — так называли Энтони Ван Занда друзья и восхищенные поклонницы. По большей части поклонницы — друзья предпочитали кличку Морячок Папай.

    Тони нахмурился и постарался придать лицу зверское выражение. Очень удачно, что вчера не побрился — щеки покрылись синеватой дымкой будущей щетины, подчеркнув и резкость скул, и красивую линию рта…

    Энтони Ван Занд, самый младший из детей Сибиллы и Дерека Ван Занд, был зачат и рожден в любви, рос в обожании, мужал, так сказать, в восхищении — и лишь в последнее время начал чувствовать некоторое… охлаждение со стороны окружающего мира. Большинство обитателей этого самого мира все больше склонялись к мысли, что великовозрастным оболтусом тоже можно быть до определенного предела. Плейбой в тридцать и даже тридцать пять лет может вызывать восхищение стойкостью своих холостяцких и тунеядских убеждений — тридцативосьмилетнего бездельника начинают потихоньку подозревать в умственной неполноценности.

    Умственно неполноценным Энтони не был. Душа у него была добрая, нрав покладистый, любил он в этой жизни самые простые человеческие радости: хорошую еду, хорошее вино, красивых женщин, катание на яхте, автомобиле и верхом… да и все, пожалуй. Бизнес Тони не любил категорически. Уважал старшего брата, обожал мать и сестер, отца побаивался, но тоже очень любил.

    Сегодняшнее утро беды не предвещало — с океана дул легкий ветерок, солнце сияло с умеренной яростью… лучше погоды и не придумаешь, особенно для романтического приключения.

    Романтическое приключение Тони обдумывал давно, со вчерашнего вечера. Дело в том, что вчера они с друзьями проехались в Пасадену, а на обратном пути, как обычно, устроили гонки на горной дороге… ну и Тони проколол колесо. Вероломные друзья тут же умчались вперед, а Тони провозился с запаской минут пятнадцать — и мог уже никуда не торопиться.

    Он и не торопился, поехал медленно, наслаждаясь открывавшимся по правую руку видом. Океан искрился всеми оттенками голубого и зеленого, кудрявые пальмы бросали вызов ноябрю и грядущему декабрю… райский край — Калифорния.

    Тони здесь нравилось. Если бы не эти неуместные напоминания мамы о папе и папы о работе…

    Белый дом на самом краю обрыва он заметил не сразу — настолько естественно это изящное строение вписывалось в окружающий ландшафт. Заметив же, немедленно съехал на узкую дорожку, ведущую от трассы к берегу океана. Тони хотелось рассмотреть приятный домик поближе — и при случае купить его. Может сын Ван Занда позволить себе загородную резиденцию?

    Увы, у дома уже имелся хозяин. Вернее хозяйка. При виде ее волос Тони мысленно поджался, нахмурился и приказал себе быть сильным. Блондинки — его вечное проклятие…

    Впрочем, эта блондинка на Барби не тянула. Насколько Тони мог судить — а он мог судить, будьте покойны! — женщине было за тридцать, она была состоятельна, красива, подтянута — но отнюдь не модельной внешности. Стало быть, профессию «ходячей вешалки» и начинающей актрисы отметаем сразу. Секретарши, менеджеры и средней руки продюсеры тоже не годятся — домик только кажется невесомым и воздушным, а с точки зрения рынка потянет на тяжеленький мешочек пиастров…

    Остаются топ-менеджеры, успешные продюсеры… и любовницы мафиози. Со всеми ними сложнее, потому что… ну мафиози вообще не обсуждаем, а первые два уровня… они, скорее всего, умные. К сожалению.

    Умные женщины рядом с Тони долго не задерживались, чем обычно и подтверждали глубину своего интеллекта. Даже отличница Моника в ранней юности (ее) и просто юности Тони бросила его! И ведь не прогадала — папа все равно взял ее на работу, зато женой «обалдуя» она быть перестала…

    Короче говоря, к неизвестной блондинке требовался подход — и Тони планировал начать сегодня же, после завтрака.



    Напевая, словно птица, Тони весело сбежал по витой лесенке — и наткнулся на невысокую зеленоглазую женщину в голубом кимоно. Женщина была симпатичная, но Тони отреагировал на нее странно — выпучил глаза и начал часто-часто дышать.

    Моника улыбнулась.

    — Привет, Тони.

    — Нет! В смысле привет. Я не сплю? Это то, о чем я думаю?

    — Если ты о папе, то да. Мы прилетели ночью.

    — Вот черт! Завтракать охота…

    — Ну, так и иди.

    — Ага! И что за радость? Папа громыхнет, метнет молнию…

    — Тони, когда ты повзрослеешь?

    — Перед смертью. Заходи ко мне, когда я буду на смертном одре. Увидишь сурового и скорбного старца…

    — Иди, балабол.

    Тони со вздохом обогнул бывшую жену и потащился на веранду. Завтрак стремительно терял всякую привлекательность…

    Дерек Ван Занд оторвался от газеты и посмотрел на младшего сына. Хмуро бросил:

    — Уж и не думали дождаться вашу светлость… садись, кофе стынет.

    — Привет, пап! Мама, ты как всегда божественно выглядишь.

    Несколько минут завтрак проходил в молчании. Тони хмуро таращился на спортивную страницу еженедельника, Сибилла демонстративно смотрела на океан, Ван Занд — на Тони.

    Уже много лет Дерек Ван Занд не уставал поражаться причудливой игре природы. Энтони Ван Занд, родись он в эпоху флибустьеров, вполне сгодился бы на роль капитана Блада. Синие глаза, черные волосы, смуглая от природы кожа, телосложение атлета — и пираты, и прекрасные пленницы почли бы за честь служить под началом такого молодца. Однако в последний момент мать-природа спохватилась — и наградила Тони мягким, почти женским характером. Хотя… что еще считать женским характером. Душенька Сибилла стреляет без промаха и на скаку останавливает лошадей. Бриттани Кларк запросто берется руководить одним из самых бандитских рудников Южной Африки. Майра Ривз уволила уже троих заместителей и с треском выгнала проворовавшегося пиар-директора, который ухитрялся долгие годы обманывать самого Ван Занда…

    Нет, дело не в половой принадлежности, со вздохом подумал Дерек Ван Занд. Мы с Сиби сами виноваты… ну и теща, разумеется. Надо было забрать мальчика с собой — а он до девяти лет жил с бабкой, которая в нем души не чаяла…

    — Тони!

    — Ай! Папа, нельзя ж так, я чуть не подавился.

    — Нервный какой… извини. Нам надо поговорить.

    — Не сомневаюсь. Если про горничную, то это не я. Она беременна от своего парня и выходит за него замуж…

    — Клоун, утихомирься.

    — Зачем? Все равно ты меня размажешь по стенке и докажешь мне мою ничтожность. Что я теряю?

    — Уровень звука. Я могу сделать это тихо и спокойно — а если ты меня доведешь, то громко и нецензурно.

    — Принимается. Молчу.

    — Кстати о горничных. Что там с иском от брюнетки?

    — Мама, ты ябеда.

    — Вовсе нет. Я волнуюсь за тебя, как и всякая мать.

    — И поэтому направо и налево делишься моими секретами?

    — Так что с брюнеткой?

    — Понятия не имею. Вероятно, сидит сейчас в моем доме, пьет мое шампанское и жалуется подружкам на то, какой я деспот и тиран.

    — Ты сбежал от бабы?

    — Фи, папа. От девушки! От прелестной, как утренняя заря, девушки, которая одним своим появлением способна осиять… озарить… слушайте, а может, мне уйти в творчество? Я бы мог писать колонку для твоих журналов, па. Нечто вроде «Что нынче носят мачо». Или эти, письма читательниц. Кто лучше меня знает женскую извилистую психологию? Над этими письмами будут рыдать, тиражи взлетят до небес…

    — Пошли в кабинет.

    — Ясно. Колонки не будет. Пошли.

    Дерек с тайным удовольствием следил за тем, как этот великовозрастный оболтус легко и непринужденно подтягивается одной рукой и перемахивает через мраморную балюстраду второго этажа. Сильный, крепкий, здоровый, красивый…

    Никому на свете, даже обожаемой Сибилле, Дерек Ван Занд не признался бы в том, как сильно и болезненно ревниво он любит именно этого своего сына. Непутевого, веселого и доброго, как котенок, Тони. В Тони воплотилось все то, чего сам Дерек уже давно себе не позволял. Азарт, любовь к скорости и удовольствиям, умение наслаждаться красотой женщины, океана, дикого животного — все это когда-то было присуще и молодому Дереку Ван Занду, но годы в бизнесе приучили его к железной дисциплине, почти солдатскому распорядку жизни. Из удовольствий Дерек оставил себе только женщин — да и их рассматривал в качестве потенциальных деловых партнеров.

    Тони не способен вести дела, это совершенно очевидно. Лучшее, на что он годится, это должность смотрителя в Национальном парке, да и то долго не продержится. Но Тони никогда не предаст, не подставит ногу, не ударит в спину… он не умеет причинять боль.

    Ван Занд очнулся от невеселых дум и пихнул любимого сына в спину.

    — Проходи, чего встал…

    Тони уселся в кресло и тут же выудил из высокой плетеной корзины отполированный бивень слона с отверстиями — африканскую флейту. Принялся крутить в сильных пальцах, примеривался, куда бы дунуть…

    Ван Занд присел на край стола.

    — Вот что, со всем этим надо заканчивать. Тони, тебе скоро сорок…

    — Пап…

    — Помолчи. Тебе почти сорок, ты ничем не занимаешься, носишься на «феррари» по горам, рискуя сломать себе шею в компании таких же, как ты, обалдуев. Мать стала плохо спать…

    —…и громче храпеть…

    — Замолчи! Тебе этого не понять! У тебя нет ни семьи, ни привязанности, ни детей…

    Тони вскинул на отца доверчивый и спокойный взгляд синих глаз.

    — Вот именно. Я одинок — и потому позволяю себе гонять на машине и забираться в горы без страховки. Не работаю… ты сам прекрасно знаешь, что ни на одной работе меня дольше месяца никто терпеть не будет. Затевать собственное дело на твои деньги — несерьезно и нечестно. Кстати, я думал, что семья у меня есть. Это вы.

    Ван Занд яростно фыркнул.

    — Заболтать ты можешь до смерти, это правда. Я подумаю о твоей политической карьере, но политиками становятся в более зрелом возрасте. А сейчас…

    — Папа! Я вот только что понял: мне надо жениться!

    — Что?!

    — Ну, а чего? Невеста уже готова, сидит у меня дома, пьет шампанское… ах, я уже говорил…

    — Шут гороховый!

    Тони встал, сунул флейту на место, посмотрел отцу в глаза. Роста они были одинакового, только Ван Занд выглядел более массивным.

    — Да, пап. Я — шут гороховый. Вы все ко мне так и относитесь. Потому и вертите мною, как хотите. А после этого еще и напоминаете, что мне скоро сорок. Раз сорок — отстаньте от меня, дайте мне жить так, как я живу. Деньги мне твои не нужны, ты прекрасно знаешь, что я за ними никогда не гнался…

    — Очень патетично. Для колонки в журнале — сойдет, но здесь нет рыдающих читательниц. Слушай меня, малыш. Денег ты не просил никогда, это верно. Ты их просто тратил. Жениться… одной девушке ты уже крови попортил.

    — Слушай, ну сколько можно, а? Моника счастлива в браке, работает на тебя, получает бешеные деньги — и все благодаря мне, между прочим. Если бы я с ней не развелся…

    — Значит, так! Женитьба отменяется. Лос-Анджелес отменяется. «Феррари», девки и шампанское отменяются.

    Оробевший Тони с восхищением смотрел на разбушевавшегося отца. Истинный громовержец!

    — Я даю тебе последний — слышишь?! — последний шанс себя реабилитировать. Нет, подвигов в бизнесе я не жду — просто раз в жизни поведи себя как нормальный мужик. Прими мое поручение и выполни его.

    — Папа, я…

    — Ты летишь в Южную Африку. Через две недели. На несколько лет. Если все пойдет гладко — на два-три года, не больше. За это время здесь про тебя забудут, скандалы улягутся, и у тебя появится шанс начать нормальную жизнь психически здорового мужчины.

    — Два года на рудниках — и психически здоровый мужчина? Не смеши меня!

    — Откуда ты знаешь про рудники?

    — Что значит откуда? Пап, я же не совсем идиот. В смысле не клинический же? Ван Занды в Африке никогда не занимались ни разведением павлинов, ни обводнением Сахары — только бриллиантами. Бриллианты строгают из алмазов, алмазы выкапывают из земли. Большая яма, в которой копаются те, кто ищет алмазы, называется рудник. Или копь.

    — Смотри-ка, прям специалист!

    — Отнюдь нет, и не горю желанием им стать. Это кровавый и не всегда законный бизнес, мы оба об этом…

    — Не волнуйся, всю грязную работу за тебя сделает баба. Мое доверенное лицо. Ты будешь просто вывеской…

    Тони Ван Занд отшатнулся, словно от удара. Смуглое лицо посерело, синие глаза потемнели от гнева.

    — Хватит. С меня хватит, отец. Я — не вывеска. Я — твой сын. Моя фамилия Ван Занд, мне почти сорок лет, и я не позволю никаким твоим бабам использовать меня в качестве вывески! Я полечу в Южную Африку и выполню твое поручение. После этого я вернусь — или останусь там. Возможно, уеду в Гималаи. Возможно, в Антарктиду. В любом случае, после выполнения твоего поручения я буду совершенно свободен, и ни ты, ни мама больше никогда — ты слышишь, отец! — никогда не будете распоряжаться моей жизнью!

    Тони Ван Занд повернулся и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь. Заросли олеандра на балконе взволнованно шевельнулись. Дерек произнес негромко, даже не повернув головы:

    — Сиби, когда-нибудь любовь к промышленному альпинизму тебя погубит.

    Кусты олеандра презрительно фыркнули.

    — Здесь всего лишь второй этаж, внизу полянка, а я не могла бросить любимого сына на растерзание старому льву…

    Сибилла Ван Занд выпуталась из ветвей и вступила в комнату. Дерек улыбнулся и поправил застрявший в ее седых кудрях цветок олеандра.

    — Он — сын этого льва и одной бирманской кобры. Он бы вывернулся.

    — Как же он похож на тебя, Дерек…

    — Да, жена моя, ты родила мне хороших детей.

    — Слушай, а что за женщина?..

    — Это секрет. Бриттани Кларк. Сегодня утром мы с Моникой встретились с ней и обо всем договорились. Один нюанс: она не знает про Тони, а Тони лучше не знать про нее.

    — Почему?

    — Мне кажется, так будет лучше. Не могу объяснить, просто предчувствие.

    — Оно редко тебя подводило, Дерек. Когда Тони летит?

    — Через две недели. Я дал это время Бриттани на то, чтобы осмотреться и войти в курс дел.

    — Значит, Колонкванен… Сколько воспоминаний!

    — О да! Именно там, на берегах Курумби, одна крайне взбалмошная особа влепила мне заряд дроби в… верхнюю часть бедра!

    — Ты злопамятный, это нехорошо. Прошло пятьдесят два года.

    — А зад до сих пор болит! Ладно, простил уже. Я улечу сегодня вечером. Ты не проговоришься?

    — Ни за что. Дерек…

    — Что, Сиби?

    — Возвращайся поскорее. Я стала бояться спать в одиночестве.

    — Я вернусь, Сиби. Что-то я и вправду устал…



    Вечером Тони поехал к белому дому на высоком обрыве. Окна не горели и были закрыты, занавески задернуты, ни одной живой души…

    Тони толкнул калитку, и она неожиданно открылась. Он вошел, испытывая легкую неловкость, — все же чужая собственность.

    — Хелло! Есть кто-нибудь?

    Никто не ответил. Тони послонялся по двору, заглянул в гараж — и со всей очевидностью понял, что блондинка его мечты здесь больше не живет. Жизнь окончательно утратила свою прелесть. Тони Ван Занд вернулся в дом своих родителей, отвез в аэропорт отца и Монику, после чего с чистой совестью отправился в прощальный тур по увеселительным заведениям Города Грехов.

    Сибилла уехала успокаивать нервы в Мексику.

    Через неделю отец прислал все бумаги по руднику Колонкванен.

    Тони написал матери прощальную записку — и утром следующего дня вылетел в Кейптаун.



    До счастья, как обычно, оставалось всего несколько шагов…


    Оглавление

  • Шаг первый
  • Шаг второй
  • Шаг третий
  • Шаг четвертый
  • Шаг пятый
  • Шаг шестой
  • Шаг седьмой
  • Эпилог

  • создание сайтов