Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15

    Исчезла любимая (fb2)


    Дей Кин
    Исчезла любимая

    Глава 1

    Шагая под дождем, Карсон находил эту дорогу бесконечной. Когда он, наконец, добрался до сто первой Национальной, он был близок к сумасшествию от страха, ведь прошло уже слишком много времени с тех пор, как эти двое юношей заставили Шеннон влезть в их машину. Он опасался, что эти хулиганы могут избить ее.

    Устремившись вперед по мокрому от дождя шоссе, Карсон пытался остановить проходящую машину, потом вторую, третью… Но удобно устроившись в теплом и сухом салоне автомобилисты, чьи лица проносились мимо него в темноте ночи белыми пятнами, сигналили ему, чтобы он посторонился, и проносились не останавливаясь. В том месте, где маленькая горная дорожка вливалась в Национальную, находился небольшой пост. Карсон, хромая, прошел по бетонной платформе и прищурил глаза, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь через залитое дождем окно. Ему казалось, что там висит телефонный аппарат. Он схватил лежавший неподалеку ящик и швырнул его в толстое дверное стекло.

    Выло ровно три часа сорок пять минут утра, когда после вызова Карсона Уэнси, помощник шерифа Лос-Анджелеса, повернул к Национальной, чтобы остановиться перед постом. После того, что ему сообщил Карсон, помощник шерифа предпочел позвонить своему шефу и оповестить его о случившемся. Он передал ему это по рации.

    Его рапорт был коротким и резким.

    — На нас свалилось непростое дело. Немедленно объявить о розыске Джеймс А. Карсон Шеннон. Двадцать лет… рост пять с лишним футов, семьдесят два килограмма… синие глаза… светлая шатенка… Никаких особых примет. Очень красивая. По последним сведениям, она совершенно обнаженная. Ее засунули в багажник старой машины. Марка, выпуск и номер машины неизвестны, и это затрудняет преследование. Машину ведет один из двух негодяев. На вид они несовершеннолетние.

    — Вы смеетесь? — резко осведомился начальник патруля.

    — Не сейчас, капитан, — запротестовал Уэнси, вытирая с лица капли дождя. — Дело очень серьезное. — Он передал приметы юношей, которые сообщил ему Карсон, и продолжил: — Вот, что сказал тип, вызвавший нас. — Он взглянул на водительские права Карсона и проговорил: — Джеймс А. Карсон, проживает в доме четыреста пятьдесят по Палас Верд. Он ошибся дорогой на юге Вентури и кончил тем, что очутился на сто первой Национальной. Он возвращался из свадебного путешествия. У его машины был трейлер. Короче, когда он заметил, что ошибся, то попробовал вернуться по сто первой Национальной, для чего сделал поворот со старой дороги через Мур-парк, чтобы не разворачиваться на Национальной. Эти малолетки заставили их выйти из машины и залезть в трейлер. «Чтобы не стоять под дождем» — так сказали они. Но как только они оказались внутри трейлера, они взяли бумажник и часы Карсона. Потом негодяи решили, что женщина в достаточной степени аппетитна. Тогда, пока один держал Карсона, угрожая ножом, другой раздел его молодую жену и изнасиловал. Затем то же самое проделал и другой парень. Точно, капитан, один после другого. И они заставляли мужа смотреть на это. Но и этого им, этим ублюдкам, оказалось недостаточно. Когда они получили удовольствие, то решили увезти милашку с собой. Они оглушили мужа, и он потерял сознание. Последнее, что он запомнил, что его жена оказывала сопротивление этим двум мерзавцам, тащившим ее из трейлера.

    Прикрыв рукой трубку, Уэнси спросил Карсона, правильно ли он изложил случившееся.

    — Все точно, — ответил Карсон.

    — Так вот, капитан, — продолжал Уэнси. — Трейлер остался там, в горах. Карсон не смог отцепить от него машину и пошел пешком. Около трех миль от этого места… Все ясно, капитан, мы подождем наших коллег.

    В помещении этого маленького поста стояли вращающееся кресло и письменный стол. Карсон упал в кресло и обхватил голову руками. У него пересохло в глотке и сильно болела голова. Он поранил себе руку, разбивая стекло в двери, но все это не имело для него ни малейшего значения. После того что случилось в трейлере у него на глазах, он сомневался, что сможет, как прежде, ходить с высоко поднятой головой.

    Происшествие, как ни посмотри, казалось ему невероятным. Карсон с трудом верил в этот кошмар. Такие вещи хороши были для других, но не для него. Про такие случаи интересно читать в журналах и газетах, но такого не должно случаться на самом деле, и именно с ним.

    Уэнси повесил трубку, сел на край стола и вновь обратился к Карсону:

    — Итак, парень, дела идут неважно, не так ли?

    Карсон, не отрывая рук от головы, ответил молчаливым, но отчаянным жестом. Помощник шерифа на минутку вышел и возвратился с медицинским пакетом первой помощи.

    — Займемся пока вашей рукой. Кровь течет на пол, а это не дело. — Немного подумав, он добавил: — Говорить вам о вашей жене, как я понимаю, совершенно не хочется. На вашем месте я бы терзался не меньше. Но в настоящее время все необходимые сведения переданы по радио и полиция трех округов принялась за поиски машины.

    Не зная, что на это ответить. Карсон прошептал:

    — Я вам очень благодарен.

    Наступило продолжительное молчание. Пахло горелым маслом. Снаружи доносился шум дождя, барабанившего по крыше, да иногда с шумом проносились запоздавшие автомобили.

    Перевязывая руку Карсона, Уэнси спросил:

    — Но прежде всего скажите, каким образом и за каким чертом вы очутились на сто восемнадцатой Национальной? Ведь поворот, который ведет на сто первую Национальную, отлично обозначен. Я проезжал там сотни раз.

    — Не знаю, — пробормотал Карсон.

    Он попытался размышлять логически. Неприятности начались в Вентури. Он остановился, чтобы залить в бак бензин. Было уже поздно. Шеннон устала, он — тоже. Шел дождь, и они торопились побыстрее вернуться домой. Пока служащий наполнял бак бензином; Карсон с Шеннон довольно оживленно поспорили относительно того, убрали ли препятствие на дороге, проходившей около Малибу и Санта-Моники. Шеннон уверяла, что дорога абсолютно свободна, а он в этом сомневался. Что же касается служащего, то он ничего не знал.

    Несмотря на протесты Шеннон, Карсон все же настоял на своем: медовый месяц кончился. На следующий день он должен был выйти на работу. И это в первый раз он поехал с трейлером. Беспокоясь о том, что ему придется сделать поворот и что проезд все еще будет загроможден, Карсон хотел выехать на сто первую Национальную и поручил Шеннон следить за знаками, чтобы не проскочить поворот. Когда жена сказала ему об указателе, он повернул.

    Карсон объяснил Уэнси, как это произошло.

    — Ясно, — буркнул помощник шерифа.

    Карсон добавил:

    — Как только мы повернули, я понял, что мы ошиблись дорогой.

    Он попытался вспомнить… Холодная черная ночь, тяжелая от дождя, превратившего поля в болота, и намокшие оливковые деревья, окаймлявшие дорогу. После потока машин, фургонов, грузовиков, направляющихся на юг или на север, после дороги с весьма интенсивным движением и множеством кафе и мотелей, отлично освещенных, они очутились в темноте и тишине, нарушаемой только ритмическим шумом машины. В свете фар Карсон заметил один из редко поставленных указателей: «Национальная 118». Но перемена декораций пришлась ему по душе. Чуть опустив стекла, чтобы не дать дождю проникнуть в машину, он почувствовал, как тепло и уютно внутри. И как это ни глупо звучит, но только в первый раз после такого серьезного шага, как женитьба, Карсон почувствовал себя по-настоящему наедине с женой. Ему было приятно осознавать, что достаточно протянуть руку, чтобы встретить манящее тело жены.

    Уэнси продолжал обрабатывать рану, задавая вопросы:

    — Вы знали, что ошиблись дорогой? Но почему же вы продолжали ехать в том же направлении, вместо того чтобы развернуться? Почему?

    Карсон вытер губы здоровой рукой. Почему он не развернулся? Теперь это трудно объяснить. Он вспомнил, как тихонько посвистывал за рулем. Без этого трейлера, прикрепленного к машине жестким соединением, который он купил против своей воли, он чувствовал бы себя совсем счастливым. Но с этим придатком в двадцать футов длиной он ощущал себя очень стесненным в движениях. Без этого балласта он, вероятно, развернулся бы и выехал на освещенную дорогу.

    «А радости жизни в трейлере? А другие удобства?» — думал Карсон.

    Что касается его самого, то он был городским жителем. Он любил чувствовать тротуар под ногами. В общем, Карсон был совершенно доволен своей судьбой. И если он иногда и ссорился с молодой женой или, наоборот, тащил ее в постель, то всегда хотел ощущать добрые стены, отделяющие его от соседей.

    Карсон был точен. Этот медовый месяц в общем оказался превосходным, он это признавал. Но если он рассчитывал найти уединенный уголок, то такового он не обнаружил. Потому что трейлер и буксиры не могли себе позволить остановиться где-нибудь, кроме специально отведенных для этого мест. Например, в кемпингах, где все и так забито автомобилями и малейшие детали частной жизни делались достоянием окружающих. Все знали, принимаете ли вы душ, ходите по-маленькому или развлекаетесь с женой.

    В небольших дозах это занимательно, но супруги частенько боялись, что соседи могут услышать шум их любовных игр. Или в самый неподходящий момент раздавался стук в дверь: их приглашали принять участие в пикнике или какой-нибудь рыбак звал половить рыбку. В общем, жители кемпинга общительны и любят проводить время в компании, не думая о том, что некоторым парам это может не понравиться.

    Тем не менее, Карсон и Шеннон умудрялись уединяться для интимного времяпровождения. При воспоминании об этом Карсон невольно испытывал трепет. И после скромности и недоступности Шеннон во время их досвадебного периода молодая женщина, надев на руку обручальное кольцо, безраздельно отдала себя мужу. Каждый раз, когда он хотел этого, независимо от того, было это днем или ночью.

    «Может, я ошибаюсь, но, по моему мнению, было бы гораздо меньше разбитых браков, если бы женщина проводила столько времени в постели, сколько она проводит на кухне», — заявила как-то Шеннон.

    Карсон думал, что это были две самые счастливые недели его жизни, конечно, за исключением происшествия на горе… Такие недели должны длиться вечно… А теперь? Что теперь?.. Тут он понял, что испытывает терпение помощника шерифа.

    — Послушайте, мой друг, — говорил Уэнси. — Вы провели гнусные четверть часа, я это знаю, и это еще не кончилось. Но я вам задал вопрос. Вы сказали мне, что знали, что ошиблись дорогой, но почему же вместо того, чтобы развернуться, вы продолжали путь по этой незнакомой и неудобной дороге? Почему?

    — По правде говоря, я и сам этого не знаю. К тому же, я чувствовал себя неуверенно при езде с трейлером. Я ехал с ним в первый раз. Потом мне не хотелось огорчать жену, упрекая ее в том, что она виновата в этой ошибке.

    — Выехав на сто восемнадцатую, до какого места вы доехали?

    — До перекрестка дорог, который находился приблизительно в тысяче футов от Мур-парка. По крайней мере так было написано на дорожном указателе: «Мур-парк», и ниже «Национальная сто один, десять миль», и еще стрелка указывала на пересекающую дорогу.

    — Эти места я отлично знаю. Дальше…

    — Мы остановились, чтобы обдумать, что нам делать дальше. Лично я хотел повернуть обратно, но Шеннон, после того как изучила карту, посчитала глупым делать двадцать миль зря, чтобы достичь Вентури, когда мы находились лишь в десяти милях от сто первой Национальной дороги.

    — Следовательно, вы продолжали ехать по старой горной дороге, не так ли?

    — Да.

    В конторе стало холодно, ветер задувал в открытую дверь, но, вспомнив происшедшее, Карсон вспотел. Раньше ему никогда не бывало холодно. Он работал на пляжах. Работал под дождем, работал изо всех сил и наконец получил место начальника в нефтяной компании в Эль Секундо.

    Но эта шоссейка ужаснула его. Дождь усилился. Карсон вспомнил, как он с трудом разбирал дорогу. Менее чем через полторы мили после поворота, шоссе стало подниматься в гору. К концу четвертой мили оно превратилось в кошмар. Кругом огромные лужи. Во время спуска он не стал тормозить из боязни, чтобы трейлер не наехал на машину и не раздавил ее. Во время подъемов машина тащила за собой ужасный груз.

    Потом развернулись эти трагические события.

    — Откуда появилась машина напавших на вас людей? — поинтересовался Уэнси.

    — Я ничего не знаю… В какой-то момент я бросил взгляд в зеркало заднего вида и увидел ее.

    — Вы заметили ее марку или год выпуска?

    — Нет. Сперва я увидел лишь фары в нескольких десятках футов от себя. Когда я замедлил ход, они сделали то же самое. Я прибавил газ, они также. Они все время держались от нас на одной и той же дистанции.

    Тут Карсон вспомнил, что ничего не сообщил об этом жене, не желая ее пугать.

    Помощник шерифа продолжил допрос:

    — Эта машина показалась вам подозрительной?

    — И да, и нет.

    — Как это?

    — Вначале я старался убедить себя, что это какой-то пьяница, у которого чердак поехал. Вы только представьте — ехать вплотную за трейлером по такой дороге! Или это могла быть парочка, искавшая уединения и поэтому не прибавлявшая скорости. Но, — сознался Карсон, — интуитивно я все время ощущал какую-то грядущую опасность.

    Он поднес ко рту забинтованную руку и почувствовал, что она дрожит. Какой же он дурак! Любой негодяй за несколько долларов мог достать себе револьвер или складной нож. Но честный человек не имел права носить оружие для защиты собственности и себя. Он принужден обращаться за помощью к специальным органам. Итак, полное одиночество в два часа ночи… И что самое смешное, Карсон, будучи начальником и кассиром нефтяной компании в Эль Секундо, имел разрешение на ношение оружия. Но это разрешение он использовал только когда ему приходилось иметь дело с крупными суммами денег. Уэнси закрыл медицинский пакет и спросил:

    — И сколько это продолжалось? Долго они вас преследовали?

    — Более двух миль. После этого дорога перестала подниматься. Мы находились на прямом участке. И тогда эти типы прибавили газу и перерезали нам путь.

    Уэнси, который собирался отнести аптечку в полицейскую машину, застыл на пороге и осведомился:

    — Они обогнали вас на большой скорости? А когда они заставили вас остановиться и съехать с дороги?

    — Это случилось не совсем так. Все произошло после того, как мы проехали щит с указанием объезда.

    — В каком месте? — пробурчал Уэнси.

    — На возвышении, откуда виднелась Национальная. Несмотря на проливной дождь, я сделал большой крюк и увидел в трех милях от себя фары машин, мчащихся по сто первой Национальной. Потом я доехал до объявления, прибитого к столбу посередине дороги: «Ремонт моста. Объезд по сто первой Национальной». Мне не оставалось иного выхода, как следовать указаниям стрелки. Но это оказалась ловушка! Это не было дорогой. Через девяносто футов от стрелки я совсем завяз и вышел из машины, чтобы посмотреть, куда двигаться дальше, и тогда я заметил машину, которая следовала за нами и недавно нас обогнала. Она загораживала путь, который вывел бы нас на верную дорогу. — Невольно вспомнив эти ужасные события, Карсон ощутил, как сжалось его горло. С большим трудом, он продолжил: — С этого момента оба парня, а им не больше восемнадцати, вышли из своей машины и направились к нам, точнее, ко мне. На них были надеты кепочки, белые трикотажные брюки и куртки из черной кожи с надписью на спине: «Драгун египетский».

    — Продолжайте.

    — Само собой разумеется, я забеспокоился, но не за себя, конечно, а за жену. Я спросил у них, что им нужно. Тот, который находился ближе, ответил: «Руки вверх!» и приставил лезвие ножа к моему животу, вероятно, чтобы показать, что они не шутят.

    — А потом?

    — Я отпрянул несколько назад и ударил его кулаком по морде. Он покатился по земле и выронил нож. Пока мы с ним дрались, я крикнул Шеннон, чтобы она закрыла окна и заперла двери в машине. Но прежде чем она успела это сделать, другой молодчик вытащил ее из автомобиля и приказал открыть трейлер и зайти в него, если она не хочет, чтобы он разделался с ней и со мной.

    — И она послушалась?

    — Да.

    — Продолжайте.

    — Так мы все оказались в трейлере. Один из негодяев зажег фонарь, который работал у меня от батареи, и велел мне отдать ему бумажник.

    — Потом?

    — Он взял из бумажника деньги, что-то около сорока долларов, и я подумал, что из-за такой малости они потратили слишком много усилий, — Карсон вздохнул и продолжил: — Другой заявил ему, что это ерунда, но что девицу он находит достаточно аппетитной, и положил руку на воротник ее платья, прибавив, что раз они зря потратили свое время и силы ради несчастных нескольких долларов, они заберут с собой «курочку» в качестве компенсации. Моя жена громко зарыдала и сказала тем типам, что мы проводили свадебное путешествие, и умоляла оставить ее в покое. Но это на них не подействовало. Один из них разорвал на Шеннон платье, бросил ее на кровать и проговорил, обращаясь к напарнику, что он ей покажет, что значит лечь в постель с настоящим мужчиной.

    Уэнси все еще стоял на пороге.

    — А что делали вы в это время?

    — Я стоял с приставленным к горлу ножом и смотрел на все это.

    — Вы даже не пытались сопротивляться?

    — Я не мог.

    — Почему?

    Карсон попытался объяснить, почему он поступил именно так, хотя это казалось ему не требующим объяснений. Это не было страхом перед смертью. Ему было гораздо легче умереть, чем присутствовать при такой сцене. Но его смерть не помешала бы изнасилованию Шеннон. И Карсон боялся, что если он вынудит негодяев убить себя, то они потом прикончат и Шеннон, чтобы не оставлять свидетелей преступления. Правда, то, что они сделали до этого, тоже было достаточно скверным, но тогда дело квалифицировалось бы только как вооруженный грабеж. Сейчас бандиты достаточно хитры. Они знают, что если не пролилась кровь, то суд может ограничиться небольшим сроком. Вот по этой причине он и не боролся с этими гаденышами.

    Но когда они забрали с собой Шеннон, Карсон убедился, что ошибся в них. Все то время, пока он с ножом у горла смотрел, как насиловали его жену, он говорил себе, что главное — это остаться в живых. Потом он сделает все, чтобы Шеннон позабыла этот позор, и обязательно найдет этих насильников… и… голыми руками…

    В течение нескольких секунд ночь, потонувшая в дожде, оживилась. Где-то вдалеке послышались гудки сирен.

    Когда полицейская машина остановилась перед постом, дождь неожиданно прекратился. Ночь мгновенно наполнилась шумом и движением. Стало слышно, как резко нажали на тормоза, раздался визг шин по мокрому асфальту. Со стуком открывались и закрывались дверцы машин. Дюжина фар и прожекторов осветила полицейский пост, и около двадцати рослых, одетых в форму и хорошо вооруженных человек вышли из машин.

    Раздался шум быстрых шагов по бетонной платформе поста, и инспектор Филипс спросил:

    — Ну, так где же он? Где этот тип, жена которого позволила себя изнасиловать?

    Еще никогда в жизни Карсон не испытывал более жгучего стыда. В этот момент он задавал себе вопрос, жива ли еще Шеннон?

    — М-м-м, — промычал он.

    Что касается его, то он предпочел бы быть сейчас трупом.

    Глава 2

    Затишье длилось недолго. Как только цепочка полицейских машин заняла возвышение и поворот на встречную дорогу, вновь хлынул дождь.

    Карсон просил, чтобы его не заставляли сидеть в трейлере, в котором специалисты и техники-лаборанты снимали отпечатки пальцев и искали другие следы преступников. Его посадили в одну из замыкающих полицейских машин, в которой помощник шерифа Гидаш снимал с него официальные показания и печатал их на пишущей машинке.

    Карсон повторил ему то, что раньше объяснил Уэнси, и добавил, побагровев:

    — Когда второй покончил с Шеннон, они собирались покинуть трейлер, но потом, посоветовавшись, решили увезти с собой мою жену.

    — Почему? — осведомился инспектор Филипс.

    Через залитое дождем окно Карсон смотрел на освещенный многочисленными прожекторами подъем. Солидные люди с серьезными лицами, в плащах, блестящих от дождя, двигались туда и сюда по небольшому пространству земли. Слышались разговоры по радио и передаваемые распоряжения.

    Машина сорок два получила распоряжение обследовать участок до такого-то поста, машина тридцать восемь должна была встретиться с ней, а машине девяносто один нужно было остановить старую машину, которая, как они думали, везла двух молодчиков и молодую женщину и которую заметили на основной магистрали по дороге в Хермозу. Полиция зашевелилась. Теперь, когда было уже, по-видимому, поздно!

    — Я вам задал вопрос, — напомнил Филипс.

    — Я не понял.

    — Ваша жена продолжала плакать?

    — Да.

    — Они позволили ей одеться?

    — Нет.

    — Когда они стали тащить ее из трейлера, что сделали вы?

    — Я освободился от типа, который угрожал мне ножом и чем-то ударил. — Карсон провел рукой по лицу и продолжил: — Мне кажется, что это была кофеварка. Мы позабыли ее упаковать.

    — А что потом?

    — Парни вынули ножи и набросились на меня. Они били меня какими-то тяжелыми предметами, пока я почти потерял сознание. Эти предметы показались мне сделанными кустарным способом.

    — А почему вы думаете, что они сделали их сами?

    — Просто догадка… Я вспоминаю, что мне сразу показалось, что эти предметы сделаны любителями. Вероятно, они вырезали куски кожи, сшили их и наполнили песком или дробью.

    — Продолжайте.

    — Шеннон пыталась их остановить: она умоляла не убивать меня. Наконец они перестали меня лупить и вытащили жену из трейлера. Приподнявшись, я последовал за ними, ползя на четвереньках. Я видел, как они принудили Шеннон влезть в багажник их машины. В тот момент, когда мне наконец удалось встать, эти ублюдки снова накинулись на меня и снова начали избивать. Когда я пришел в себя, я лежал под дождем, а они исчезли.

    — Это произошло около двух утра?

    — Около того.

    — Сколько времени, вы, по-вашему, находились без сознания?

    — Я ничего не знаю. Но если верить часам, то было ровно три часа сорок пять минут, когда помощник шерифа, которого я вызвал по телефону, вошел на станцию.

    Прекратив печатать, Гидаш заметил:

    — С таким запасом времени они могут находиться сейчас в Сан-Диего или Сан-Обиспо.

    — Вполне возможно, — подтвердил инспектор Филипс и добавил: — Но я все же не понимаю, зачем они увезли с собой миссис Карсон. В сущности, после грабежа они должны были удрать. — Он повернулся к Карсону и уточнил: — Вы говорили, что они оба воспользовались ею в трейлере?

    — Да.

    — И вы даже не пытались ей помочь? — негодующим тоном и с издевкой проговорил Филипс. — А когда они захотели увезти ее вы попробовали им помешать?

    — Да.

    — Пресса не очень-то будет к вам расположена. Вы это понимаете?

    — К черту прессу! — взорвался Карсон. — Я сделал для жены все, что в моих силах. Вы не представляете, как тяжело было оставаться там, все видеть и не быть в состоянии оказать ей помощь.

    Инспектор Филипс не спускал с него тяжелого, испытующего взгляда.

    — Я сомневаюсь в этом, мистер Карсон. Сколько вам лет?

    — Тридцать шесть.

    — Вы были на войне?

    — Это старая история.

    — Я задал вам вопрос.

    — Да, был.

    — В каких войсках?

    — В морской пехоте, и если вы думаете, что я не начал действовать раньше, потому что струсил, то вы глубоко ошибаетесь. Я не трус! Я могу показать вам следы раны, которую нанес мне в живот выстрел японского солдата, не говоря уже о медали за храбрость.

    Инспектор Филипс был немолодым человеком, со сдержанными манерами и сединой на висках.

    — Никто не упрекает вас в трусости, — мирно произнес он. — Но у вас все же существовала возможность выбирать, и вы сделали свой выбор, мистер Карсон. Как по-вашему, эти парни наркоманы?

    — Я так думаю.

    — Почему?

    Карсон пожал плечами.

    — По правде говоря, я не эксперт по наркотикам, но я много читал о действии наркотиков и эффекте, который они вызывают. И мне кажется, что они хватили тогда добрую дозу. Потом они вели себя так, будто находились в трансе. Словно для них не существовало времени. Все казалось им очень забавным. Пока один возился с Шеннон, другой отпускал дикие шутки, которые вызывали у них приступы идиотского смеха.

    — Хорошо. Теперь скажите мне, пожалуйста, мистер Карсон, какая у вас профессия?

    — Я главный бухгалтер и начальник финансового отдела нефтяной компании в Эль Секундо.

    — Хорошее дело?

    — Неплохое.

    — Я думаю, что через ваши руки проходят, вероятно, огромные суммы денег, так?

    — Совершенно верно, — подтвердил Карсон. — Но я не вижу никакой связи между моей профессией и исчезновением Шеннон.

    — Я просто поинтересовался, не ограбили ли вас случайно эти два подонка. Вы утверждаете, что содержание вашего бумажника разочаровало их?

    — Да.

    — Теперь объясните, и хорошенько подумайте, прежде чем ответить, вы совершенно уверены, что никогда не видели ни того, ни другого молодчика на заводах вашей компании или у вашего офиса? Короче, у места вашей работы? Вы совершенно убеждены, что они у вас не работали?

    — Абсолютно уверен.

    — А миссис Карсон?

    — Что?

    — Она никого из них не узнала?

    — Нет.

    — И они напали на вас совершенно неожиданно среди гор?

    — В четырех милях отсюда, чтобы быть точным. Столько до того места, с которого они стали следить за нами.

    Инспектор Филипс попросил помощника шерифа, сидящего на переднем сиденье машины, передать ему две первые странички показаний Карсона и бросил на них беглый взгляд, после чего продолжал:

    — Теперь о другом. Эта доска с объявлением: «Ремонт моста. Объезд по сто первой национальной», которую, как вы утверждаете, вы видели…

    — Как это «я утверждаю», — оборвал его Карсон. — Я ее великолепно видел!

    — Это обычное официальное объявление?

    — Во всяком случае, я принял его за таковое.

    — И оно было освещено?

    Карсон напряг память.

    — Да, — ответил он после некоторого раздумья. — С каждой стороны висело по красному фонарю.

    — Но доска с объявлением и оба красных фонаря исчезли, когда вы пришли в себя и спустились на большую дорогу, чтобы вызвать полицию, да?

    — Действительно, я не помню, чтобы видел их еще раз, — честно признался Карсон.

    Филипс вернул оба листка Гидашу и продолжал:

    — Теперь скажите, мистер Карсон, с какого времени у вас имеется трейлер? Мне это необходимо знать для большей ясности.

    — Недели две… Я оплатил его стоимость накануне свадьбы и забрал его в день свадьбы.

    — Следовательно, вы купили его с расчетом провести в нем ваш медовый месяц во время путешествия?

    — Совершенно верно, — произнес Карсон и с горечью добавил: — Вот о чем я теперь сожалею. Зря я купил его! Если бы мы отправились в свадебное путешествие без него и жили бы в отеле «Кэрмел» или даже в Лас-Вегасе, как я предполагал раньше, то ничего такого бы не случилось! Но это Шеннон хотела приобрести трейлер, и она даже на этом настаивала. Она говорила, что первые две недели хочет провести вдали от людей.

    — И вы были вдали от всего и от всех?

    — На площадках кемпингов, — Карсон обхватил голову руками. — Это не испортило наш медовый месяц, он был восхитителен. Если бы только, — воскликнул он, ударив раненой рукой по переднему сиденью, — я не поверил Шеннон, когда она сказала мне, что необходимо повернуть! Едва только мы повернули, как я сразу смекнул, что ошибся дорогой.

    — Когда вы оказались на сто восемнадцатой Национальной, на юге Вентури?

    — Да.

    Импозантная фигура Уэнси появилась в свете прожекторов. Помощник шерифа в блестящем от дождя плаще подошел к дверце автомобиля и стукнул в окно.

    Инспектор Филипс опустил стекло.

    — Что случилось?

    — Я хочу сказать вам пару слов, инспектор.

    — Сейчас, — Филипс открыл дверцу и вышел из машины.

    Пока дверца была открыта, Карсон не без иронии обратился к Уэнси:

    — Только не рассказывайте мне, что какой-то бдительный полицейский уже задержал машину с обоими прохвостами.

    — Мы тут не дурака валяем, — спокойно парировал Уэнси.

    — Во всяком случае, двое малолетних гангстеров с голой женщиной в багажнике разъезжают по штату в пять часов утра и это не обращает на себя внимания. Разве это не так?

    — Безусловно, — холодно подтвердил Уэнси. — Но старых машин очень много, и трудно выловить из них нужную. Ведь патрулирующие автомобили не знают ни номера, ни марки, ни года выпуска машины бандитов.

    Помощник шерифа закрыл дверцу и направился вместе с Филипсом к трейлеру.

    Гидаш перестал печатать на машинке и закурил сигарету. Немного погодя, он предложил сигарету Карсону.

    — Да, тяжкое дело, парень, — констатировал Гидаш. — Это ужасно для всякого. Я ставлю себя на ваше место, и меня бросает в дрожь.

    Карсон взял сигарету и закурил.

    — Спасибо.

    — Прошло всего лишь пятнадцать дней, как вы женаты?

    — Да.

    — А вы давно познакомились с женой?

    — Не особенно, не больше трех месяцев назад.

    — Любовь с первого взгляда?

    — Если хотите…

    — Где же вы с ней встретились?

    — На пляже.

    — Эти истории так обычно и начинаются.

    «Возможно», — подумал Карсон. Но не его идиллия с женой. Их встречи не походили ни на одну из тех, что случались у него раньше. Между ними ничего не было, абсолютно ничего, до самой свадьбы. Шеннон была против всякой близости до женитьбы.

    «Это унизительно для женщины, — объясняла она ему. — Когда мы поженимся, я буду принадлежать вам, где вы захотите и когда вы захотите. Но это в будущем. До этого времени, мой дорогой, об этом не может быть и речи».

    — А ее семья?

    — Что семья?

    — Хорошо бы предупредить их, — продолжал Гидаш. — На вашем месте я постарался бы как можно быстрее поставить их в известность. Если ей удастся ускользнуть от этих поганцев, то возможно, что стесненная всем происшедшим, она направится прямо к родственникам, а не к вам.

    — Это не в характере Шеннон, — возразил Карсон. — Если ей удастся освободиться от них, она немедленно даст знать именно мне. К тому же она должна быть страшно обеспокоенной моей судьбой. Ей ведь ничего неизвестно, и она не знает, не убили ли меня бандиты.

    — Весьма вероятно, — согласился Гидаш.

    — К тому же, у нее нет ни отца, ни матери, — продолжал Карсон. — У нее есть только сестра.

    — Моложе или старше ее?

    — Старше на два года. Я с ней не знаком, но знаю, что ее зовут Чирли. Мне кажется, что Шеннон с ней не в очень хороших отношениях. Из того, что она мне рассказывала, видно, что ее сестра… ну, в общем, не велика штучка, вы понимаете… Шеннон немного стыдится ее, потому что та поет в одном заведении со стриптизом, заведении не слишком высокого класса, на Лонг-Бич.

    — Почти в каждой семье найдется такая, — заметил Гидаш, передернув плечами. Он быстро пробежал глазами написанное и прибавил: — Лонг-Бич? Это далеко от вас?

    — Миль восемь.

    — На вашем месте я бы сразу позвонил ей, как только вернулся домой.

    — Собственно, я так и собираюсь сделать.

    Шеннон и ее сестра не очень ладили друг с другом, но Карсон решил, что Чирли имеет право знать о случившемся. И будет лучше, если она узнает это от него, а не из газет.

    Карсон взглянул в окно: пресса была уже здесь. При тусклом свете прожекторов, пробивавшемся сквозь дождь, Карсон видел, как журналисты разговаривали с шерифом, с техническими работниками полиции и делали снимки. А Шеннон в это время находилась в руках негодяев, и бог знает, увидит ли он ее когда-нибудь? В любой момент к нему могли подскочить журналисты для интервью.

    — Я должен бороться, — заявил он. — Я поступил неверно, так как обязан был попытаться убить их, даже если это грозило бы мне смертью!

    Гидаш скептически взглянул на него.

    — Опасное дело. С месяц тому назад у нас было дельце, в котором парень рассуждал так же, как и вы. И вы бы видели, как они разукрасили его девицу. Разве только не вырезали инициалы на ее заднице.

    Карсон едва успел наклониться к двери, как его стошнило. В тот момент, когда он вытирал рот, появились инспектор Филипс и Уэнси и влезли в машину.

    — Устройте так, чтобы журналисты не беспокоили нас некоторое время, Том, — распорядился Филипс, обращаясь к Гидашу.

    — Слушаюсь, инспектор.

    Когда Гидаш исчез, Филипс спросил Карсона:

    — У вас есть разрешение на ношение оружия, Карсон?

    — Да.

    — Почему же, в таком случае, вы не воспользовались револьвером, когда вам стало ясно, что затевают эти типы?

    — Потому что… потому, — торопливо начал Карсон, — потому что револьвер находится у меня дома в нижнем ящике комода.

    Уэнси развернул засаленную тряпку.

    — В таком случае, вы мне можете объяснить, что это такое?

    Карсон взглянул на предмет, лежавший на тряпке. Если бы он не был уверен в противном, он бы поклялся, что это «Смит и Вессон» тридцать восьмого калибра, который он купил, когда занял ответственный пост в компании Эль Секундо.

    — Можно подумать, что это мой револьвер, — растерянно пробормотал он, — но это невозможно…

    — Почему же?

    — Я вам уже сказал, что мой находится в комоде.

    Но сейчас Карсон не был в этом уверен на сто процентов. Он попытался вспомнить. В то утро произошло так много событий и он так спешил остаться с Шеннон наедине, что воспоминания о других вещах стерлись из его памяти. Так как Шеннон настаивала на очень скромной церемонии, то они зарегистрировались в мэрии в Редондо. Потом они сразу направились за трейлером, после чего вернулись домой за провизией и экипировкой для кемпинга, которую они купили накануне. И Шеннон сдержала свое слово. Они были женаты, и ничто не препятствовало им принадлежать друг другу!

    Затем, торопясь скорее в путь, они оделись, и радостные, направились снаряжать в дорогу трейлер. Вполне возможно, что он взял револьвер из ящика, но этого Карсон совершенно не помнил.

    — Ну, так что же? — ледяным тоном продолжал Уэнси. — Это ваш револьвер или нет?

    — Он очень похож на мой, — признался Карсон. — Где вы его обнаружили?

    — В ящике для перчаток в вашей машине. Вы уверены, что не хотите изменить свое заявление? Вы твердо убеждены, что не стреляли в этих подонков?

    Карсон глубоко затянулся сигаретой.

    — Абсолютно уверен! — твердо заявил он. — Я даже не знал, что оружие находится в машине. Если бы я это знал, то прикончил бы этих сопляков.

    Некоторое время Карсон оставался почти парализованным. Если бы он знал, что у него под рукой находится оружие, то ничего такого не случилось бы. Он подумал, что, может, Шеннон, желая быть полезной при сборах в дорогу и не зная ничего, как и муж, о жизни в кемпинге, по собственной инициативе взяла и спрятала револьвер в коробку для перчаток. Он уже хотел сказать об этом инспектору Филипсу, но тут же передумал. Его предположение не выдерживало никакой критики. Если Шеннон знала, где находится оружие, она бы обязательно сообщила ему об этом.

    — Как вы себя чувствуете? — осведомился Филипс.

    — Плохо, — уныло произнес Карсон.

    — Слишком плохо, чтобы поехать в Лос-Анджелес посмотреть некоторые фотографии?

    — Это в полицию?

    — Вы угадали.

    — Конечно, конечно… Если это поможет спасти Шеннон.

    — Отлично! — заключил Филипс. — Полиция Лос-Анджелеса охотно вам поможет. Вы проводите его, Уэнси. За это время я проделаю все необходимое. Он может бросить взгляд на ночлежку в депо. Ведь пока ничего не известно. Потом, когда он просмотрит фотографии и попытается узнать своих знакомых, вы отвезете его домой. Ясно?

    — Да.

    — Но, — запротестовал Карсон, — почему я не могу взять свою машину?

    — Вам тут нечего делать, — объяснил помощник шерифа. — По крайней мере в настоящее время. К тому же мы должны поставить вашу машину и трейлер на осмотр. Обыкновенная формальность…

    Уэнси открыл дверцу машины и подозвал Гидаша и другого помощника шерифа. Четверка мужчин окружила Карсона и отделила его от журналистов с короткой репликой: «Никаких комментариев и фото!» После этого они проводили Карсона до машины Уэнси, стоявшей на дороге. Карсон почувствовал себя неловко. Сейчас он вполне был готов к беседе с газетчиками. У него сложилось впечатление, что ему не все сказали, и он был немного похож на человека, которого после приговора ведут на казнь.

    Влезая в машину Уэнси, он поинтересовался:

    — Что же все-таки происходит?

    — Ровно ничего, — уверил его инспектор Филипс.

    Но Карсон упрямо настаивал:

    — Вы нашли ее? Нашли Шеннон? Нет? Она жива? Вы ведь приказали подчиненным остановить старую машину с двумя молодыми людьми и с молодой девушкой!

    — Ее действительно остановили, — сухо проронил Уэнси. — Девица была полностью одета, и все трое страшно удивились задаваемым вопросам. Молодая девушка, ее жених и брат направлялись в Нью-Йорк, где они вместе с другими наняли судно для рыбной ловли и подводной охоты. В подтверждение своих слов они показали свои билеты, гарпуны и снаряжение.

    — Все ясно, — прошептал Карсон.

    Неожиданно он ощутил такую усталость, что был не в состоянии больше размышлять. Больной рукой он судорожно ухватился за спинку сиденья.

    «Если бы я только мог знать, что револьвер находится в машине в ящике для перчаток!» — подумал он.

    — Перед тем как везти его в архив, — проговорил инспектор Филипс, обращаясь к Уэнси, — остановитесь сначала у какого-нибудь госпиталя, чтобы его осмотрели врачи. Это в порядке вещей. Лично я не нахожу в нем ничего особенного, но после перенесенного ни в чем нельзя быть уверенным.

    — Понятно, — согласился Уэнси, — хорошая идея.

    Теперь Карсон был уже совершенно уверен, что случилось что-то непонятное и очень плохое. Филипс и Уэнси больше не обращались к нему, а разговаривали словно поверх его головы.

    — Что же все-таки произошло? — вновь поинтересовался он. — Что вообще происходит? Я хочу это знать. Вы что-то от меня скрываете, да?

    — Что же, например? — вкрадчиво осведомился Филипс.

    — Шеннон мертва? — с отчаяньем продолжал задавать вопросы Карсон. — Наверное одна из машин полиции обнаружила ее труп, да?

    — Ничего подобного не случилось, мистер Карсон, — уверил его Филипс. — Клянусь вам, что мы ничего не нашли.

    — Вы клянетесь?

    — Клянусь. Между тем… — Филипс задумался.

    Карсон повторил дрожащим голосом:

    — Между тем…

    — По логике вещей, она должна быть мертва, — продолжал инспектор. — Во всяком случае, вы сами это сказали. Эти двое получили от нее все, что хотели, там, в трейлере. Это понятно…

    — Как это?

    После того как они получили от нее все, что хотели, им больше нечего с ней делать.

    Карсон не мог поверить в такой исход. Нет, эти два бандита не могли убить Шеннон. Это невозможно. Шеннон жива!

    Он не мог поверить в ее смерть.

    Глава 3

    Был уже час дня, когда Карсон закончил просматривать последний альбом с фотографиями. Перед этим ему пришлось долго ждать, сперва в госпитале, затем в архиве. Потом вместо того чтобы показать ему лишь несколько фотографий, как этого хотел Филипс, Уэнси продемонстрировал ему всех подозреваемых, которые проходили по разным делам в Лос-Анджелесе и его окрестностях. Потом ему показали еще несколько снимков из отдела, занимавшегося малолетними преступниками.

    Два или три раза Карсону показалось, что он опознал молодых преступников, и он останавливался на фотографиях, похожих на тех типов, которые увезли Шеннон. Но, к сожалению, оказалось, что один из них убит во время драки между двумя бандами на юге Лос-Анджелеса, что же касается двух других, то, достигнув совершеннолетия, они отбывали наказание в тюрьме Сен-Квентина.

    В довершение всех бед Карсона погода изменилась. Стало очень жарко и сухо. Карсону казалось, что его одежда села, высыхая. Раненую руку дергало. Прошло больше суток его вынужденного бодрствования.

    Карсон старался сосредоточиться на фотографиях, но это ему плохо удавалось. В его глазах все молодые преступники походили один на другого. Карсон никогда не думал, что слишком длинные волосы, причесанные на манер утиного хвоста, блузы из черной кожи и белые облегающие трико могут служить чем-то вроде формы. Он закрыл последний альбом и отодвинул его от себя, протирая глаза.

    — Будет лучше, если я прекращу это, — заявил он. — Они у меня все перепутались.

    — В таком случае, конечно, лучше прекратить, — согласился Уэнси. — Но вы уверены, что узнаете их, если столкнетесь с ними лицом к лицу?

    — Я никогда не забуду их гнусных физиономий.

    Уэнси проводил Карсона к лифту, потом к гаражу полицейских машин.

    — Вы голодны? — спросил Карсона помощник шерифа.

    — Нет, — качнул головой Карсон.

    Немного спустя они отправились позавтракать. Но Карсон сумел проглотить только чашку кофе. Он сомневался, чтобы завтрак принес ему больше пользы, чем отдых. Больше всего он ощущал настоятельную потребность в стакане виски. Но он воздержался от подобной просьбы.

    — Никаких новостей от Шеннон?

    — Никаких, — насупился Уэнси.

    Пока они ехали в Редондо, Карсон пытался рассуждать, но все его мысли вертелись только в одном направлении, и он не мог себе представить, чем же он сможет помочь полиции в поисках жены. Чуть позже девяти он позвонил по телефону вице-президенту компании в Эль Секундо и как можно короче изложил ему происшедшие события. Томсон был весьма любезен. Когда он пришел в себя после рассказа Карсона, то объявил ему, что тот может располагать всем своим временем и не беспокоиться о работе. Один из его коллег займется его делом. Кроме того, компания предлагает ему свои услуги, если ему что-либо понадобиться. Это был единственный светлый луч в этом кошмаре. Теперь Карсон пожалел, что послушался Шеннон, которая и слышать не хотела о приеме гостей. Она мечтала, чтобы их свадьба произошла тихо и без свидетелей. Но после всего того хорошего, что для Карсона сделала компания, было необходимо, конечно, организовать небольшой прием с шампанским, пригласить мистера Томсона, мистера Горса, не считая Тони, Джо и других коллег. Но нет! Им понадобилось немедленно пуститься в путь, таща за собой этот мерзкий трейлер, чтобы провести с неудобствами пятнадцать дней в заполненном людьми кемпинге. И вот к чему это привело… Что касается Шеннон…

    — Я забыл вас спросить, что вам сегодня утром сказали врачи? — поинтересовался Уэнси.

    — Мне сообщили, что я скоро поправлюсь, — хмуро ответил Карсон. — Всего несколько ссадин и контузия. И теперь я совершенно уверен, что дубинки этих двух ублюдков были сделаны ими самими. Они их наполнили песком. Если бы там находилась дробь, то я был бы трупом.

    — Возможно, — проворчал Уэнси. — Лица, которые вы видели на фотографиях, вам действительно незнакомы?

    — Я вам это уже сказал.

    — Да, конечно, как и про тех парней, которых, как вам показалось, вы опознали.

    Карсон не мог больше выносить присутствия Уэнси. Без всякой на то причины помощник шерифа, казалось, все время старался поиздеваться над ним. Так продолжалось все утро. Карсону казалось, что он понимает, почему Уэнси смешивает его с дерьмом.

    — Послушайте, — с яростью заговорил он, — я уже достаточно пережил и без ваших издевок. Я ошибся, сознаюсь. Я должен был драться этой ночью с самой первой минуты. Теперь-то мне все ясно, но тогда я думал лишь о Шеннон.

    — Естественно, — согласился Уэнси. — Если бы мы так хорошо рассуждали до происшествия, как после него, мы все бы стали миллиардерами.

    Но Карсон крепко ухватился за свою мысль. Он настаивал:

    — Если вы считаете, что я трус, то немедленно остановите машину на обочине. Я готов драться с вами на кулаках, ножах или револьверах, на всем, на чем вам будет угодно.

    — Нет, я знаю, что вы не трус. Вы нам об этом сказали. У вас есть медаль за храбрость и следы раны, чтобы подтвердить ваши слова. Но сражаясь с вами на кулаках, мы не продвинем дело вперед. Это я приехал к вам, когда вы призвали полицию на помощь. Помните?

    — В таком случае, оставьте меня в покое, — проворчал Карсон.

    Он с облегчением вздохнул, когда полицейская машина остановилась перед его домом. Здесь, по крайней мере, он находился в знакомой обстановке. Дом, который он занимал, был в один этаж, подобно многим другим, принадлежавшим одному хозяину. Дома здесь хорошо содержались, и лужайки перед ними были зелеными и отлично ухоженными. Они располагались на вершине холма, в двух кварталах от пляжа. В хорошую погоду удавалось видеть берег, который тянулся на сорок миль от Дюмы до высот Палас Верда. Даже из подъездной аллеи вид был восхитительным.

    — Вы живете в хороших условиях, — констатировал Уэнси. — Миссис Карсон наверняка нравится эта панорама.

    — Да, нравилась, — согласился Карсон, который не мог себе представить, что Шеннон мертва.

    Он был вынужден пригласить полицейского выпить стаканчик вина, хотя и был по горло сыт его присутствием.

    — Когда полиция найдет жену, меня информируют? — обратился Карсон к Уэнси.

    — Вас обязательно известят, — ответил Уэнси с непроницаемым видом.

    Аллея поднималась к площадке. Карсону было трудно подняться на несколько ступенек, и ему пришлось собрать все силы, чтобы подняться по лестнице в первый этаж, где находились его комнаты. Окна не раскрывались в течение нескольких недель. Внутри было жарко, пахло затхлостью. Его первым желанием было открыть ящик комода и посмотреть, там ли находится револьвер. Так он и поступил, но оружия на месте не оказалось. Револьвер, который обнаружил Уэнси в ящике для перчаток в машине, действительно принадлежал ему.

    Карсон открыл несколько окон, а также дверь на балкон, с которого виднелось море. Он постоял там несколько минут, вспоминая слова Шеннон, когда она впервые любовалась этим видом: «Это прекрасно, Джеймс! — сказала тогда она. — Кажется, что ты на небе и смотришь оттуда на землю. Здесь я буду счастлива!»

    А теперь Шеннон исчезла и, может, уже мертва. Карсон много бы дал за возможность заплакать. Его горе было настолько глубоким, что сдавливало ему грудь. И всюду, куда бы он ни смотрел, он видел Шеннон. Кресло, где она сидела, когда смотрела телевизор. Диван, на котором он в первый раз познал ее. Спальня… Кухня, где она выказывала свои кулинарные способности. Карсон взял большой стакан, наполнил его наполовину виски и залпом выпил. Алкоголь мало помог ему. Потом он освободился от пиджака и рубашки, испачканных кровью и засохшей грязью, и бросил все это на пол. Потом, чтобы сделать что-нибудь, он опять позвонил в нефтяную компанию и вызвал начальника гаража, которого попросил прислать ему одну из машин и поставить ее перед дверью его дома.

    Затем Карсон повесил трубку и направился в ванную, где побрился и наполнил ванну водой. Рассматривая свои увечья, он удивился, что на нем осталось так мало следов происшествия. Он никогда не был тем человеком, которого называют «красивым парнем». Черты его лица были резкими и мужественными. Ему было тридцать шесть лет, и на лице его начали появляться морщины, а волосы стали редеть. Но несмотря на пять лет, проведенных им за канцелярским столом, он сумел сохранить физическую форму. Его восемьдесят килограммов были чистыми мускулами. В тот день, когда он вновь окажется лицом к лицу с негодяями, ему не потребуется ничья помощь, чтобы разделаться с ними.

    Побрившись, Карсон принял ванну и переоделся во все чистое. На комоде стояла увеличенная фотография Шеннон на пляже, и он смотрел на нее, пока застегивал пуговицы рубашки. В купальном костюме молодая женщина казалась семнадцатилетней девушкой: ей никто бы не дал двадцати лет. Только высокая грудь и пышная прическа из каштановых волос, немного вышедшая из моды, делали ее взрослой.

    Эта фотография напомнила ему разговор с Гидашем. Был один шанс на тысячу, что, если негодяи направились на юг и если Шеннон удалось высвободиться от них, она может попытаться увидеться с сестрой. Но тут Карсон вспомнил, что не знает ни адреса, ни номера ее телефона. Он знал о ней только то, что она живет в отеле поблизости от бара, в котором выступает в качестве певицы. Но Шеннон никогда не называла этого бара.

    Потом он вспомнил о бумагах, которые доверила ему Шеннон одновременно с брачным свидетельством и чековой книжкой.

    «Мы теперь муж и жена, — заявила она. — Так как у меня нет другого дома, возьми мои бумаги и положи их в свой сейф в банке».

    Это произошло в утро их свадьбы. Он спросил ее, есть ли в конверте деньги, и поскольку она ответила, что нет, то он, чтобы не задержать их отъезда, сунул конверт в маленький сейф, в котором держал не очень ценные бумаги. Карсон достал конверт. У Шеннон было восемьсот шестьдесят долларов на счету в южном агентстве Сити Националь банка и чековая книжка, но на счетах везде стояло лишь ее имя. Неожиданно он обнаружил бумажку, прикрепленную к чековой книжке, — завещательное распоряжение, в котором говорилось, что некая Чирли Гри получит сумму в тысячу сто долларов, если Шеннон умрет.

    Чирли Гри проживала в Крещенс Арм отеле на Лонг-Бич. И никакого номера телефона. Карсон нашел его вместе с адресом отеля в справочной книге. Предстоящая миссия не сулила ничего приятного, но он был обязан увидеться с Чирли. Карсон воспользовался тем, что держал в руке истрепанный справочник. Он нашел номер телефона комиссариата и немедленно позвонил туда. Он назвал свое имя дежурному и объяснил причину звонка. О Шеннон до сих пор не было никаких известий, но он попросил: в случае, если ее найдут в то время, как он будет у Чирли, пусть ему позвонят по телефону «ЖЕНЕВА 9-33-27».

    — Ясно, — ответил полицейский. — Если у нас появятся новости, мы позвоним вам туда.

    Карсон повесил трубку и взглянул в окно. Начальник гаража компании сдержал слово. У тротуара стояла машина, последняя модель «форда», белая, на дверце которой золотыми буквами было написано: «Нефтяная компания Эль Секундо».

    Карсон сунул в карман бумажник, который вытащил из брюк, валявшихся на полу, и вдруг вспомнил, что у него нет ни цента. Прежде чем отправиться в Лонг-Бич, ему придется заехать в банк и взять там несколько сотен долларов. Они могли ему понадобиться.

    Крещенс Арм отель находился в окружении зданий. Отель не был ни шикарным, ни дорогим. Это был тот род жилья, где могла проживать певица из бара невысокого пошиба. Холл был украшен искусственными растениями и обыкновенными креслами из дешевой кожи. Служащий в приемной читал отчет о результате бегов в Голливуд-парке в последнем номере спортивного «Миррор Ньюс».

    — Комната четыреста пятнадцать, — пробурчал он, отвечая Карсону и не отрывая глаз от журнала. — Четвертый этаж… во дворе… в глубине коридора…

    Карсон собирался попросить служащего позвонить миссис Гри, чтобы предупредить ее о визите, но тут его взгляд упал на первую страницу журнала. У него перехватило дыхание…

    Крупным шрифтом было напечатано:

    «ДВА МОЛОДЫХ ХУЛИГАНА ИЗНАСИЛОВАЛИ НОВОБРАЧНУЮ, А ПОТОМ УВЕЗЛИ ЕЕ С СОБОЙ».

    «ПРЕСТУПНИКИ НАХОДИЛИСЬ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ НАРКОТИКОВ»

    И тут же, почти таким же крупным шрифтом было напечатано:

    «МУЖ, КОТОРОМУ УГРОЖАЛИ НОЖОМ, ВЫНУЖДЕН БЫЛ ПРИСУТСТВОВАТЬ ПРИ ЭТОМ И ВИДЕЛ, КАК ИЗНАСИЛОВАЛИ ТУ, КОТОРАЯ БЫЛА ЕГО ЖЕНОЙ ВСЕГО ЛИШЬ ДВЕ НЕДЕЛИ».

    Фотография Карсона, которого репортер умудрился снять через стекло дверцы автомобиля инспектора Филипса, завершала это сообщение. Карсон обнаружил, что вцепился обеими руками в стойку. Служащий положил свою газету и внимательно посмотрел на Карсона.

    — Что-то не так, мистер? — с беспокойством осведомился он.

    — Нет, нет, все в порядке, — поспешил уверить его Карсон.

    — Когда я прочел это, — служащий ткнул пальцами в газету, — это произвело на меня такое же впечатление, как и на вас. Это ужасно, да?

    — Ужасно… — подтвердил Карсон.

    — Трудно себе представить, что за тип этот муж, который выдержал это зрелище не шевелясь. С другой стороны, — философствовал служащий, — он был хитер, и его нельзя упрекать. Что такое женщина? Ее можно возместить, в женщинах нет недостатка. Но когда вы мертвы, то это надолго.

    На столике лежало несколько газет. Карсон бросил монетку и взял одну из них. Затем он направился к лифту и поднялся на четвертый этаж. Может, газета смягчит удар, который он собирался нанести Чирли, а может, наоборот. Все зависело от личности Чирли.

    Он тихонько постучал в дверь комнаты, но не получил ответа. Постучал сильнее. Женский голос, похожий на голос Шеннон, но более резкий, ответил:

    — Убирайтесь! Оставьте меня в покое! Я не просила будить меня в четыре утра.

    Карсон постучал в дверь в третий раз.

    — Извините меня, мисс Гри. Но мне обязательно надо вас увидеть. Это крайне необходимо.

    Послышался скрип мебели в дальнем конце комнаты, затем Карсон услышал шлепанье босых ног по полу и блондинка, одетая в короткую распашонку, открыла дверь. Она внимательно уставилась на Карсона, молча жуя резинку.

    — Откуда вы выскочили? — наконец спросила она. — Я вам что-то должна? Что вы хотите получить? Если мою машину, то вы ошибаетесь: я отправила по почте требуемые документы вчера вечером.

    Карсон намеревался объяснить ей, кто он, но воздержался. От девицы несло виски. Она легла спать, не сняв грима, и это придавало ей неприятный и неряшливый вид. Но, несмотря на светлые волосы и на размазанную помаду своих слишком красных губ, она удивительно походила на Шеннон.

    — Ну вот, вы все-таки добились своего — вы меня разбудили, — угрюмо продолжала она. — Не стойте истуканом! Говорите… Чего вам от меня надо?

    — Я — Карсон, Джеймс Карсон. Я хотел бы зайти к вам на минутку, если позволите.

    Имя Карсона не вызвало у девицы никаких эмоций. Она резко возразила:

    — Вы не первый. Открою вам один секрет, парень. Ни мой номер в кабаре, ни моя распашонка не должны вызывать в вас надежд на что-то большее. Когда мне нравится какой-нибудь тип, я говорю прямо. Но не за деньги. Дошло? Итак, если вы ищете большого и светлого чувства, то вы ошиблись адресом. Я не позволю использовать себя для своих удовольствий первому встречному. Идите и стучите в комнату триста шесть. Там живет одна рыженькая, которая будет в восторге оказать вам эту услугу.

    — Вы меня не поняли. Я — Джеймс Карсон, — повторил он.

    На этот раз его имя что-то пробудило в мозгу девицы и она удивленно воскликнула:

    — Глупец, который женился на моей сестренке Шеннон?

    — Да.

    Блондинка сделала шаг в сторону и раскрыла перед ним дверь.

    — В таком случае, почему вы там стоите? Заходите! Мужья Шеннон — мои друзья.

    Окна закрывали старомодные зеленые шторы. В комнате стоял запах сна и дешевых духов. Верх комода заполняли фотографии артистов и куклы, которых выигрывают в тире. На единственном стуле лежало нижнее белье весьма сомнительной свежести.

    Карсон повернулся и взглянул на девицу. Она заперла дверь и прислонилась к косяку, не отдавая себе отчета в том, что ее короткая и прозрачная ночная рубашка поднялась слишком высоко — так, что Карсон понял, что имеет дело с настоящей блондинкой.

    Чирли цинично спросила:

    — Итак, что же произошло со святой недотрогой? Вы же пришли сюда не для того, чтобы сообщить мне, что она собирается родить и пригласить меня на крестины?

    — Нет.

    Еще никогда в жизни Карсон не испытывал подобного стыда. Несмотря на беспокойство, которое внушала ему судьба Шеннон, он с трудом, чисто по-мужски, болезненно реагировал на присутствие Чирли, может быть, из-за сходства между сестрами. С другим цветом волос и более резким голосом, Чирли походила на Шеннон, но была более взрослой и знающей жизнь. У Карсона осталось лишь одно желание: чтобы она побыстрее надела на себя хоть какой-то пеньюар или что-нибудь в этом духе.

    Как будто прочитав его мысли, блондинка подобрала какое-то платье, валявшееся в ногах кровати.

    — Простите меня, Джеймс, что я так плохо приняла вас, — произнесла она, натягивая платье. — Но я провела ужасную ночь, и мне кажется, что у меня до сих пор сухая глотка. — Слегка шатающейся походкой она приблизилась к комоду, взяла бутылку и налила себе приличную порцию спиртного. — Но ведь не каждый же день моя сестра выходит замуж за типа, у которого такое хорошее место в нефтяной компании. — Свой диалог она продолжила после того, как проглотила виски, скорчив гримасу. — В сущности, с тех пор как вы поженились, я праздновала это каждый вечер. Вы не желаете последовать моему примеру?

    — Нет, благодарю.

    Чирли легко приняла его отказ разделить компанию.

    — Не извиняйтесь… Существует множество мужчин, которые чувствовали бы себя значительно лучше, если бы поступали подобно вам. — Она снова наполнила стакан и уселась на кровать. — А чем я вам обязана? Этот ваш визит… И почему вместе с вами не пришла Шеннон?

    Карсон мучительно размышлял, как ему следует ввести ее в курс дела, но ничего не придумал.

    — Ну, не стойте истуканом, — проговорила она и переложила нижнее белье со стула на кровать. — Садитесь.

    Чирли взбила подушку и удобно устроилась в кровати, уставившись на Карсона поверх стакана, который держала на полусогнутом колене.

    — Итак, вы Джеймс Карсон. Должна признаться, что моя сестра выбрала себе хорошего парня. Святоша, недотрога; такая, как она, могла выбрать и слюнтяя. Но вы кажетесь мне мужчиной, настоящим мужчиной. Ничего удивительного в том, что малышка была так довольна.

    Она обследовала кучу беспорядочно лежащих на ночном столике бумаг и, продолжив свои поиски, нашла среди пачек писем то, что искала. Это оказалась почтовая открытка, на которой был изображен кемпинг с пляжем, где они провели свой медовый месяц.

    — Послушайте-ка! — повелительным тоном произнесла она, надевая очки:

    «Моя дорогая Чирли!

    На этой открытке изображен пляж, на котором мы проводим наш медовый месяц. Нашего трейлера нет среди тех, которые видны на этой карточке, но он совершенно похож на тот, который находится справа…

    Я тебя очень прошу, Чирли, не будем больше ссориться. Мой Джеймс настолько хорош со мной, настолько великодушен, что я даже не знаю, о чем бы я могла еще мечтать.

    Твоя очень счастливая Шеннон».

    И так как Карсон не отреагировал, Чирли посмотрела на него поверх очков.

    — Но что же с вами случилось? Вы не хотите быть друзьями?

    Карсон развернул газету.

    — Вы не читали вечерней газеты? — осведомился он.

    Ответ был заранее известен, но Чирли нужен был повод, и она выпила еще глоток.

    — Даже утренних… — заявила она. Потом она сняла очки и, наморщив брови, выпрямилась. — Скажите же наконец! — воскликнула она. — Для молодожена вы ведете себя довольно странно. С Шеннон ничего не случилось? Я знаю, она немного презирала меня, и вполне возможно… — Чирли спустила ноги на пол, и голос ее зазвучал еще резче: — Но послушайте, что я вам скажу, Карсон! Если вы причинили Шеннон зло, я вырву все ваши волосы!

    Карсон ограничился тем, что протянул ей газету. Чирли потратила немного времени на то, чтобы прочитать необходимое.

    — О, нет! Только не Шеннон! Только не моя младшая сестренка!

    Глава 4

    Это произошло так быстро, что Карсон не успел опомниться. Только что сидевший на стуле, секундой позже он оказался распростертым на полу возле опрокинутого стула, а девица, сидя верхом на его груди, царапала его ногтями и пыталась ударить пустым стаканом.

    — И в это время вы смотрели на все происходящее и ничего не делали?! — всхлипывала Чирли. — Я вас предупредила. Я вас убью, большой дурень! Я вас убью!

    Прежде всего, Карсон постарался обезопасить лицо и глаза. Он надеялся, что девица скоро успокоится. Затем, поняв, что драчка затягивается, он схватил Чирли за руки, уложил ее на пол и силой удерживал в таком положении. Но прежде чем добиться этого, ему пришлось повозиться с ней, и это привело к тому, что, вырываясь, она опрокинула ночной столик. Лампа, стоявшая на нем, упала на пол и разбилась.

    Положив ладонь на ее рот, Карсон жестко проговорил:

    — Теперь вы выслушаете меня! Полицейские третировали меня в течение долгих часов, смешивая с грязью. Они считают меня последним трусом, но если вы полагаете, что я намерен переносить что-нибудь подобное от вас, то вы глубоко ошибаетесь. Если я не высек вас, то лишь потому, что вы сестра Шеннон. Да, я не сопротивлялся этим бандитам, потому что опасался за жизнь жены.

    Чирли продолжала на него смотреть с яростью и презрением, но не предпринимала попыток вырваться. Он подробно объяснил ей, как все произошло, и раскрыл мотивы своего поведения. Потом он встал и подошел к окну, чтобы поднять штору. Карсон долго смотрел наружу, после чего добавил:

    — Теперь, когда я сказал вам все, что считал нужным, вы можете делать со мной что угодно.

    Он услышал, как девушка встала, и через несколько секунд ощутил на своем плече ее руку.

    — Я прошу у вас прощения, Джеймс, — смиренно вымолвила Чирли. — Я вам верю. Вы не хотели делать того, что могло бы принести вред Шеннон. Только… — она развела руками с безнадежным видом.

    — Понимаю, — проронил Карсон. — Этот факт удручает меня, и я все время об этом думаю.

    Он присел на подоконник, а Чирли на край кровати напротив него. Во время их ожесточенной схватки светлые волосы девушки рассыпались прядями по ее лицу. Она резким движением головы откинула их назад, поправила руками и спросила:

    — Шеннон до сих пор в руках этой мрази?

    — Да.

    — А что делает полиция?

    — Кажется, все, что может.

    Карсон поискал в карманах сигареты и обнаружил, что там их нет. Из кучи предметов, свалившихся со столика, Чирли взяла пачку сигарет и протянула их Карсону.

    — Возьмите. Где-то здесь должна валяться зажигалка, если эта проклятая горничная не замела ее куда-нибудь в угол.

    Карсон зажег две сигареты и протянул одну Чирли, которая глубоко затянулась. Это отличало сестер, ведь Шеннон почти не затягивалась. Это было как галлюцинация: сходство между двумя сестрами было столь поразительным, что Карсон был ошеломлен.

    Одернув платье на коленях, Чирли выпустила тонкую струйку дыма и задала Карсону несколько вопросов:

    — Теперь скажите мне, Джеймс, зачем вы пришли ко мне? Вы не возражаете, что я зову вас Джеймсом?

    — Конечно, нет. Причина моего посещения? Так вот… вы сестра Шеннон, и мне показалось, что я должен ввести вас в курс дела. Потом, я думал, что если Шеннон удастся от них ускользнуть, то она, может быть, подаст вам весточку.

    — Понимаю… — Чирли встала и принялась ходить по маленькой комнатке. — А теперь что вы собираетесь делать?

    — Пока не знаю, — признался он.

    Блондинка собралась было задать еще несколько вопросов, но тут в дверь постучали. Она пошла открывать дверь и, открыв ее, очутилась перед служащим бара, немного обалдевшим от такого краткого ожидания.

    — Слушайте, Чирли! Мы были терпеливы с вами, но существуют же границы. А у вас в это время такая иллюминация, как в баре Сан Педро во время пребывания там флота. Вам уже посылали предупреждение. — Он увидел опрокинутый столик, беспорядочно раскиданные предметы и ужаснулся. — Боже мой! Посмотрите на лампу! Лампу, которая обошлась нам в пятнадцать долларов!

    Чирли кинула быстрый взгляд на Карсона и, не вынимая изо рта сигарету, прыгающую в уголке рта, произнесла:

    — Дайте этому типу пятнадцать долларов, Джеймс, хорошо? Пока он окончательно не потерял голову, этот чокнутый.

    Карсон протянул служащему две банкноты по десять долларов.

    — Остальное оставьте себе за беспокойство, — заявил он.

    Служащий немного подобрел.

    — Ну, ладно, все хорошо. Но это в последний раз, — предупредил он. — Вы предупреждены, Чирли. Если вы заставите меня подняться еще раз, чтобы прекратить этот базар, вы вылетите вон. Вы знаете правила. Дирекция не интересуется, что вы делаете в вашем номере, до тех пор, пока это не переходит границы дозволенного.

    Чирли указала ему пальцем на дверь.

    — Вы получили ваши бабки и проваливайте! И в следующий раз стучите потише, а если этого не сделаете, я расскажу вашей толстухе, сколько раз в неделю вы заходите в триста шестой номер, чтобы проверить в нем состояние проводки.

    — Как вы смеете! — возмутился служащий.

    — Именно смею, — улыбнулась Чирли и вытолкнула его из комнаты. Закрыв за ним дверь, она потушила сигарету о полированную поверхность комода. — Поверьте мне, — обратилась она к Карсону, — что жить тут до отвращения тошно. Нет ничего удивительного, что Шеннон пошла другим путем, нежели я. Так у полиции нет никакого следа?

    — Двадцать минут назад, когда я туда звонил, у них ничего не было.

    — Бедная девочка! Я думаю…

    — Что?

    — Не подключить ли к этому делу нескольких полезных парней? В моей работе я общаюсь со многими людьми, далеко не ангелами, но они никогда не позволили бы себе подобной выходки. Все это случилось в нескольких милях отсюда. Если ублюдки из этих мест, они вынуждены будут остановиться, чтобы запастись провизией, а я знаю несколько продавцов. Дайте мне время привести себя в порядок и одеться, а потом доставьте меня в мой бар. Во всяком случае, если у вас нет никакого другого намерения…

    — Ничего у меня нет.

    Чирли вынула из комода пару чулок, комбинацию и чистый бюстгальтер, но никак не могла найти трусики.

    — Ба, — философски заметила она, — да на что мне нужны эти трусики?

    Она унесла свое белье в ванную и прикрыла за собой дверь. Через минуту Карсон услышал журчание воды. В ожидании девушки он поставил на место стол, подобрал кусочки лампы и, как мог, убрал комнату. Когда он покончил с этим, он стал убивать время, рассматривая фотографии, украшавшие комод. Большинство из них были большого размера, блестящие, и изображали даже не второразрядных актеров и дирижеров оркестров. Все они были с автографами.

    Карсон поискал фотографию Чирли и наконец нашел ее. Девица была снята в сценическом костюме, если можно назвать костюмом две вишни и микроскопическое прикрытие нижней части живота фальшивыми бриллиантами. Она была хорошо сложена, но все же не так, как ее сестра. Чирли одевалась слишком вызывающе. Стыдливость имела свою предерзкую смелость. Карсону больше нравилась фотография Шеннон в соблазнительном купальнике, но достаточно закрытом.

    Для женщины Чирли (может быть, по причине своего ремесла) потратила весьма мало времени на купание и наведение красоты. Она вышла из ванной в комбинации и направилась к шкафу, откуда вынула кораллового цвета костюм, шикарный, но слишком бросающийся в глаза. Белая блузка с многочисленными оборками, пара туфель на очень высоком каблуке и белый мех неизвестного происхождения докончили этот ансамбль.

    — У меня была горжетка из настоящей куницы, — объяснила она. — С ней у меня был вид настоящей папиной дочки, но я немного повздорила с типом, который мне ее подарил, и он отобрал ее у меня.

    — Вы прекрасно выглядите, — заверил ее Карсон.

    Это, может быть, было не очень благородно, но он посылал к небу молитвы, чтобы только не встретить кого-нибудь из знакомых, пока он шел под руку с Чирли. С ее плотным гримом и платиновыми волосами, падающими на плечи, она казалась именно тем, чем была на самом деле.

    Бар, в котором она пела и который называла коробкой, находился совсем недалеко от ее дома на той же улице. Заведение было явно известного сорта. Над дверью располагалась большая неоновая вывеска в настоящее время не светящаяся; надпись гласила: «Кафе-Концерт». Под вывеской и с боков двери можно было узнать из афиш, что ожидает посетителя внутри. На одной из афиш была изображена во весь рост Чирли — в таком же костюме, что и на фото на комоде в ее комнате.

    Выходя из машины, Чирли бросила любовный взгляд на афишу.

    — Потрясающе, не правда ли? У него голова хорошо варит, у Слима, он не надоедливый патрон… С момента вашей женитьбы я пила все время.

    — Почему?

    — Думаю, из зависти, — честно призналась Чирли. — Было множество людей, которые предлагали мне много разных вещей, но они никогда не думали о женитьбе. Я — «эта славная девчонка Чирли», и этим все сказано. Когда мужчине нравится женщина, он хочет, чтобы она сказала «да», а когда она это говорит, то все отлично.

    Чирли первой вошла в бар. После улицы там казалось темно и прохладно. В этот час после полудня бармен был один. Он расставлял бутылки по полкам, вынимая их из ящика, стоящего на эстраде, где каждый вечер местные звезды исполняли свои номера.

    — Ты имела дерзость вернуться! — воскликнул толстяк, увидев Чирли. — Так не исчезают! Патрон был в бешенстве. Когда я думаю о том, что он о тебе думает, то я думаю…

    — Но Чарли… — запротестовала Чирли.

    — Не хочу тебя слушать! — оборвал ее бармен голосом, дрожащим от бешенства и презрения. Он вытащил конверт из ящика и положил его на прилавок. — Слим сказал, чтобы я отдал тебе это, если ты вернешься. А ты даже не удосужилась прийти за деньгами в день получки. А теперь убирайся! Я не знаю, что ты о себе воображаешь, но в твоем стриптизе нет ничего такого, чего нет у других девиц, насколько я в курсе.

    Карсон инстинктивно попытался смягчить обстановку.

    — Скажите мне, пожалуйста, добрый человек, что заставляет вас разговаривать с Чирли подобным тоном?

    — Не расстраивайтесь, Джеймс, — прервала его Чирли. — Во всяком случае, это было грязное место, и с меня довольно. — Она улыбнулась Карсону и добавила: — Неплохо бы освежиться. Я надеюсь, у вас еще осталась выпивка?

    — Если у вас есть бабки, — проворчал бармен.

    — Если у нас есть, — пошутил Карсон и положил банкноту на стойку.

    Они выпили по двойному бурбону. Потом Чирли слезла с табурета и, виляя бедрами, направилась к машине, сопровождаемая Карсоном.

    — Я очень огорчен, — произнес Карсон.

    — Бросьте! — Чирли передернула плечами. — Лонг-Бич напичкан коробками со стриптизом. Рай для полудюжины других прибрежных городов. Мне ничего не стоит получить ангажемент. Единственное, что меня тревожит, это то, что я хотела провернуть это дело и надеялась на помощь Слима и Чарли.

    — Вы хотите, чтобы я проводил вас в другое место?

    Блондинка несколько секунд размышляла, потом покачала головой.

    — Если вы не возражаете, немного позже. Я отправлюсь туда на собственной машине, но в настоящее время бары мертвы. В это время после полудня там можно найти только тех, кто забежал по дороге залить последнюю рюмочку за галстук, прежде чем направиться домой. А что если мы направимся в центральное отделение полиции и немного потормошим фликов? Как вы думаете, это к чему-нибудь приведет?

    — Сомневаюсь. На мой взгляд, они делают все, что в их силах.

    — Они обещали известить вас при получении новостей?

    — Да, они немедленно сообщат мне.

    — В таком случае, я вам скажу, что нам нужно делать, — проговорила Чирли, одергивая юбку на коленях. — Отправимся к ним и подождем до девяти часов. До этого времени бесполезно что-либо предпринимать в барах и кабаре. Если до этого часа флики ничего не найдут, вы сводите меня в несколько коробок, где я смогу закинуть удочку.

    Предложение стоило принять. Карсону не хотелось оставаться одному, в особенности в своем доме, где все напоминало ему о Шеннон. Во время поездки по дороге вдоль побережья по направлению к Редондо он спрашивал себя, сколько же времени человек может находиться без сна и еды, и удивился, что не ощущает ни голода, ни усталости после всех передряг. Ничто не имело сейчас значения, кроме Шеннон.

    Положив руку на руку Карсона, Чирли поинтересовалась:

    — А где вы с ней встретились, Джеймс?

    — С Шеннон?

    — Да.

    — На пляже.

    — В Редондо?

    — Да. Я живу в двух кварталах от океана.

    — Там, должно быть, прекрасно летом?

    — Да.

    — Что она делала?

    — Сидела на песке. Вот так и произошло наше знакомство. После того как я несколько раз увидел ее на пляже, я заметил, что она никогда не залезала в воду, и спросил ее об этом. Она ответила, что не любит плавать и что приходит сюда исключительно для того, чтобы погреться на солнышке. Я сказал ей, что такие продолжительные солнечные ванны без купания могут быть вредны. Вот таким образом мы и познакомились.

    Чирли покачала головой и проронила:

    — Не то… Я хотела знать, чем она зарабатывала себе на пропитание?

    — О, она продавала энциклопедии для детей.

    — Она ходила от двери к двери?

    — Нет. Предприятие, для которого она работала, выпускало проспекты и заранее обзаводилось клиентурой. Шеннон говорила, что работа ей нравится. Это было не то, чтобы каждый день приходить ровно в восемь на службу. Ее не ограничивали временем. Я был уверен, что у нее все шло хорошо. Разыскивая ваш адрес, я обнаружил выписку с ее банковского счета: у нее более восьмисот долларов на текущем счету. И во время нашего знакомства у нее была хорошенькая маленькая квартирка.

    — У нее «была»?

    — Да, она покинула ее, когда мы поженились.

    — Да, конечно. Вы знаете, я очень рада, что малышка преуспевала. Видите ли, вот уже больше двух лет, как мы потеряли друг друга из виду, и я даже не знала, находится ли она все еще в Лос-Анджелесе. Вплоть до вечера, когда три недели тому назад она позвонила мне и сообщила, что выходит замуж за некоего Джеймса Карсона, который занимается нефтью. Она попросила меня быть подружкой на свадьбе. Но в последний раз, когда мы виделись, у нас случилась отчаянная ссора, и я не забыла те упреки, которыми она меня осыпала, хотя, без сомнения, она была права. Ну, я ей ответила, что… что она может обратиться в другое место, и повесила трубку. И я немедленно пожалела об этом, но не знала, куда ей звонить… — Чирли заплакала. — Вот поэтому я стала пить. А потом получила от нее эту милую открытку, и на меня нашло еще больше, и я стала пить еще сильнее. А теперь, возможно, я не увижу ее больше, мою малышку!

    — Замолчите! — резко оборвал ее Карсон.

    — Больше не буду, — пообещала Чирли, прикладывая к глазам платок. — Я буду повторять себе, что все образуется.

    — Это то, что стараюсь делать я.

    — Разрешите взять у вас носовой платок.

    — Пожалуйста.

    Она уже собралась положить платок в свою сумочку, когда обнаружила, что все еще держит в руке конверт, который отдал ей бармен. Чирли хотела спрятать его, но передумала и вскрыла.

    — Восемьдесят… девяносто… сто… сто десять… О, вонючие шакалы! — заорала она.

    — Что случилось?

    — Мне опять не повезло. Они обсчитали меня на сорок долларов. Правда, я разбила зеркало, когда выступала в последний раз, но зеркало никогда не стоило таких денег. Вы мне не верите? Правда, оно было большое…

    — Как это вы умудрились его разбить?

    Чирли положила платок и сумочку на сиденье и ответила:

    — Я выполняла спецномер. Вы знаете его? Тот, который я танцую не на сцене, нагишом, а на стойке бара. Я вертелась там вовсю, когда один моряк, совершенно пьяный, протянул руку, чтобы пошлепать меня по мягким местам. Это меня так разозлило, что я хотела ударить его ногой по голове, но удар пришелся по бутылке, которую он держал в руке. Она пролетела через весь зал и разбилась о зеркало, висевшее на стене. — Чирли с удовлетворением заметила: — Я бы хотела, чтобы вы видели морду этого моряка, когда он понял, что вместо бутылки я могла размозжить его череп! Вот это, вероятно, и обошлось мне в сорок долларов.

    Карсон не нашел что ей ответить. По всем признакам, сестра Шеннон не считалась с деньгами, но у нее был неукротимый темперамент. Жалко, что не ее похитили бандиты. Он остановил машину перед своим домом и открыл дверцу Чирли. Блондинка с безразличным видом посмотрела вокруг, но ничто ее не обрадовало.

    — Здесь много воды, — скривилась она.

    С таким же недовольным видом она прошла внутрь дома. Тогда как Шеннон восторгалась обстановкой и помещением, Чирли лишь поинтересовалась тем, где находится ванная и есть ли в доме виски. Карсон наполнил два стакана и подал ей один. Потом он позвонил в комиссариат в Норуолк.

    На этот раз агент говорил с ним гораздо более холодным тоном. Этого Карсон никак не мог объяснить.

    — Ничего нового нет, — заявил он. — Откуда вы звоните, мистер Карсон?

    — Из своего дома.

    — Отлично, — сухо закончил агент и повесил трубку.

    Карсон со стаканом в руке пересек комнату. Чирли расположилась как у себя дома. Она положила кофточку и свой дешевый мех на диван и сняла туфли.

    — Любопытно, — произнес Карсон.

    — Что?

    — Тон агента, с которым я разговаривал по телефону.

    — Что же это был за тон?

    — Он говорил со мной так, как будто делал мне большое одолжение, отвечая на мой вопрос.

    — Кроме шуток?

    — Я вас уверяю, тон был откровенно неприязненным.

    — Таковы все флики, — не раздумывая согласилась Чирли.

    — При публике они ведут себя, как святые, а на самом деле у них коровья кожа. Я помню время, когда я работала в Сан-Диего…

    Ее повествование прервал неожиданный звонок во входную дверь. Карсон взял стакан и пошел открывать. Взволнованный, он смотрел на полицейских, стоящих на пороге. Одновременно послышался треск: это взломали черный ход. Чирли закричала со своего лежбища:

    — Боже мой! Нашествие полиции! Только не очень-то распускайтесь, парни!

    Карсон увидел револьверы, которые наставили на него инспектор Филипс и помощник шерифа Уэнси. Карсон медленно поднялся в гостиную. Он почувствовал, как человек, вошедший через черный ход, обшаривает его карманы.

    — Он не вооружен, инспектор, — доложил полицейский.

    Спрятав свое оружие, Уэнси повернулся к Чирли, сидящей на диване.

    — Логично, — спокойно констатировал он.

    — Что логично? — уточнил Карсон. — О чем это вы?

    — Вы не знаете?

    — Нет.

    — Тогда я вам вот что скажу, — произнес помощник шерифа.

    — Вы менее ловки, чем воображаете, Карсон. Ваша история сразу же показалась мне неправдоподобной. Теперь у нас есть подтверждение. Мы знаем, что как только вы позвонили, чтобы предупредить полицию, вы убили свою жену и закопали ее в горах.

    — Вы нашли ее? Вы нашли тело Шеннон? — закричал Карсон.

    — Нет, — признался инспектор Филипс, — пока еще нет. Но мы подумали, что, может быть, вы будете расположены подсказать нам, где вы ее закопали.

    Глава 5

    Допрос Карсона происходил в большом пустом зале, обшитом панелями. Карсон, сидевший на указанном ему стуле, курил сигарету за сигаретой.

    — Нервничаете? — спросил его Уэнси.

    — Нет, нисколько…

    Теперь, когда миновал первый шок от этого абсурдного обвинения, брошенного ему в лицо, Карсон испытывал меньше гнева. Его охватило чувство злорадства. Его мозг и тело настолько измучились, что он уже почти ничего не ощущал. И что особенно трагично, так это то, что полиция теряла время, задавая эти идиотские вопросы, когда нужно было употребить все силы на розыски двоих негодяев и Шеннон. Ведь кошмар все еще продолжался. Если, конечно, предположить, что бандиты еще не прикончили Шеннон.

    Люди в форме и технические работники приходили и уходили. Инспектор, который сменил Филипса, казался поглощенным рапортом, который ему передал Филипс. Загорелый, почти пятидесятилетний инспектор Розенкранц больше походил на воспитателя в лицее или колледже, чем на охотника за людьми. Наконец, вполне удовлетворенный прочитанным, он развернул кресло и бросился в атаку на Чирли.

    — Вы заявили, что вас зовут мисс Гри, — начал Розенкранц. — Вы сестра миссис Карсон?

    — Точно, мой голубок, — Чирли послала ему идиотскую улыбку.

    — Вы певица из бара «Желтый кот» в Лонг-Бич?

    — Была, — поправила его Чирли. — Сегодня днем меня выставили за дверь.

    — Я вижу… И что же вы делали в квартире мистера Карсона, когда туда нагрянула полиция?

    Еще более хриплым голосом Чирли ответила, не меняя выражения каменного лица:

    — Я лежала плашмя на кровати, одетая только в костюм Евы, и старалась заменить свою сестру у своего зятя.

    Большинство полицейских рассмеялись. Уже и без того красное лицо Розенкранца стало багрово-пурпурным.

    — Не стройте из себя дурочку! — возмутился Розенкранц. Он кинул взгляд на бумаги в руке и продолжил: — Задержавшие вас люди сообщили, что вы сидели на диване одетая, держа в одной руке стакан с вином, а в другой сигарету.

    — Значит, вы все знаете, — усмехнулась Чирли.

    Инспектор размышлял, как ему лучше взяться за эту штучку, чтобы продолжить допрос. Он спросил после некоторого раздумья:

    — Вы по-прежнему утверждаете, что вы сестра миссис Карсон?

    Чирли долго не думала.

    — Во всяком случае, во мне есть изюминка. Вы бы очень удивились, если бы я сообщила, где она находится, но я ничего не скажу, чтобы не смущать вашу девственность.

    На этот раз никто не засмеялся. Повернувшись к инспектору Филипсу, Розенкранц осведомился:

    — Вы проверяли ее данные по нашей картотеке?

    — Этим занимаются, — проронил Филипс.

    — Теперь вы, мистер Карсон, — продолжал Розенкранц. — Вы не хотите, чтобы при вашем допросе присутствовал адвокат. Вы действительно в этом уверены?

    — Абсолютно, — уверил его Карсон. — У меня нет ни малейшей необходимости в адвокате. Я никогда не слышал ни от кого ничего более дикого. Зачем мне было убивать жену? Я любил ее, и прошло всего лишь две недели после свадьбы.

    — Таким образом, вы подтверждаете свое первое заявление?

    — Безусловно.

    — Чья это была идея провести медовый месяц в кемпинге?

    — Шеннон, моей жены.

    — Вы в этом уверены?

    — Без сомнения.

    Розенкранц повернулся к Уэнси.

    — Билл, распорядитесь, чтобы вошел продавец трейлеров.

    Продавец вошел, но на его лице не отражалось ни капли энтузиазма. Это, разумеется, присуще каждому гражданину, когда тому приходится иметь дело с полицией. Он невольно ступал на цыпочках. Инспектор Розенкранц спросил его, не узнает ли он кого-нибудь из присутствующих здесь, и тот указал на Карсона, которому продал трейлер.

    — Теперь скажите мне, — продолжал Розенкранц, — кто, по-вашему, был инициатором покупки — муж или жена?

    — Скорее муж… Во всяком случае, он не стал торговаться, как делают большинство покупателей. Он сразу выбрал его и на следующий день забрал.

    — Благодарю вас, это все, — заявил Розенкранц.

    Чирли взяла сигарету из пачки на столе инспектора и закурила.

    — Понятно, что мой зять торопился получить трейлер, — констатировала она. — Он должен был жениться на следующее утро и хотел отправиться в спокойное местечко, чтобы делать то, что делают все молодожены Америки. Потому что, насколько я знаю свою сестру, а я знаю ее двадцать лет, мой зять должен был оставаться весьма воздержанным до того момента, когда они пройдут через мэрию.

    Розенкранц опять повернулся к Уэнси.

    — Уведите мисс Гри, — зловеще процедил он сквозь зубы, — и держите ее где-нибудь, пока не принесут ее досье и я не кончу с Карсоном.

    — Слушаюсь, инспектор, — произнес Уэнси и взял Чирли за руку, добавив при этом: — Пошли, мисс!

    — Послушайте, флик, без фамильярностей! — запротестовала она, вырываясь. — Когда берут товар, то платят!

    Она направилась к двери и, проходя мимо Карсона, положила руку ему на плечо.

    — Не давайте себя запугивать этим типам, Джеймс, — посоветовала она. — Вместо того чтобы тратить время на нас, они бы лучше занялись поисками Шеннон и этих двух монстров. Но ведь это паршивые флики! Они настолько тупы, что не смогли бы воспользоваться и зубочисткой, если бы не было инструкций.

    Уэнси уже вышел, когда Розенкранц крикнул ему:

    — Если сторож Карпинтери и служащий из Вентури прибыли, то пусть войдут.

    — Как вам будет угодно.

    Когда Чирли ушла, Карсон заявил:

    — Я уже пытался объяснить вам нормальным языком, но готов повторить все сначала. Думаю, что вам бесполезно говорить, что вы теряете драгоценное время. Я не знаю, на чем основана ваша версия, но она глубоко ошибочна.

    Розенкранц пожал плечами.

    — Она основана исключительно на фактах, мистер Карсон. Честно говоря, факты не вяжутся с вашим заявлением.

    — Какие факты? — удивился Карсон.

    Вместо ответа инспектор повернулся к двоим людям, которых впустил Уэнси. Один из них был в форме, к нему и адресовался инспектор.

    — Вы Нейл Хенсон, сторож озер и лесов, расположенных на территории Карпинтери? Там, где кемпинг, да?

    — Да.

    — Узнаете ли вы кого-нибудь из присутствующих здесь?

    — Да, мистер инспектор, я узнаю мистера Карсона. Последние две недели он провел на моем участке вместе с миссис Карсон. Во время сезона пребывание в кемпинге ограничивается одной неделей. Но так как это было их свадебное путешествие, для них сделали исключение.

    — Отлично, — заявил Розенкранц. — В течение этих двух недель вы что-нибудь заметили?

    — Ни в коем случае, — возразил сторож, покачивая головой.

    — Все, что я о них узнал, было с чужих слов.

    — Например?

    — Некоторые отдыхающие утверждали, что находят мужа несколько хмурым. А одна из женщин объявила, что, по ее мнению, он просто груб.

    — Боже мой! — воскликнул Карсон. — Ведь у нас было свадебное путешествие. Все, что мы хотели, так это немного уединения и чтобы нас оставили в покое.

    — Благодарю вас, — обратился Розенкранц к сторожу, и, повернувшись к другому субъекту, спросил: — Вас зовут Роберт Дудли?

    — Да.

    — Вы начальник почтового отделения в Вентури?

    — Управляющий… Мой пост находится на юге города.

    — Вы узнаете этого человека? — инспектор указал на Карсона.

    — Узнаю, сэр, но не знаю его имени. Во всяком случае, я его не знал, пока не прочел в газете об этом происшествии. Но он останавливался вчера вместе со своей женой у моего отделения. Дело было вечером. Вернее утром, около часу ночи. Они остановились, чтобы решить вопрос.

    — И как, вам показалось, они вели себя?

    — Ну, мне кажется, что они спорили, если вас это интересует. Женщина настаивала, чтобы объехать Вентури стороной, по сто первой Национальной, а муж не хотел. Он опасался, что дорога все еще блокирована между Малибу и Санта-Моникой. Он утверждал, что это заставит их сделать объезд по горной дороге. Он еще сказал, что при таком дожде и с таким прицепом, к которому он не привык, это рискованно, а он не желал рисковать.

    — Каким образом случилось, что вы так хорошо все слышали?

    — Они и меня втянули в этот спор. Они спросили меня, не в курсе ли я, свободна или нет для проезда сто первая Национальная.

    — И вы говорите, что они спорили?

    — Безусловно, мистер инспектор.

    — Дискуссия протекала в доброжелательном тоне?

    — Ну, они не кидались громкими и бранными словами, не били друг друга по щекам, ничего такого они не делали. Но, тем не менее, спор казался довольно серьезным. И когда муж оплатил мою справку, то его последние слова были, что уже очень поздно, что он устал, что завтра он должен явиться на работу и, следовательно, он предпочитает внутреннюю дорогу. И он объявил жене: «Если тебе это не нравится, ты можешь вернуться поездом».

    Карсон совершенно забыл об этом инциденте. Сейчас он окончательно потерял терпение.

    — Но, боже мой! — воскликнул он. — Ведь я шутил, и Шеннон это отлично понимала. Если я и настаивал, то лишь потому, что не желал очутиться на горной дороге с этим проклятым трейлером.

    Розенкранц вынул из досье две фотографии большого формата и, расположив их перед Карсоном, осведомился:

    — Вы узнаете это, мистер Карсон?

    — Безусловно… Это поворот, где сто первая Национальная уходит от побережья и углубляется внутрь страны.

    — Точно узнаете, мистер Карсон?

    — Точно.

    Розенкранц положил перед ним другое фото.

    — А теперь вы можете мне сказать, что означает вот это?

    — Это указатель, согласно которому мы поехали по сто восемнадцатой Национальной.

    — Нельзя сказать, что эти повороты похожи друг на друга, не так ли?

    — Нельзя.

    — А между тем, если я вас правильно понял, миссис Карсон их спутала.

    Карсон понял, куда клонит инспектор, и постарался ему все объяснить:

    — Было поздно, и мы устали. Шел дождь… Шеннон плохо соображала, что происходит. Но, как я уже раньше объяснял, не успели мы повернуть, как я сразу понял, что мы ошиблись поворотом.

    — И тем не менее вы продолжали ехать по этой дороге еще двадцать миль, — холодно возразил Розенкранц. — До тех пор, пока не добрались до перекрестка на Мур-парк. Там, вопреки вашему заявлению о нежелании тащиться с трейлером по горной дороге, вы сами направились на одну из самых крутых и опасных горных дорог.

    — Не по собственному желанию, — возразил Карсон. — Во-первых, я не знал, что дорога будет настолько плоха. Во-вторых, вы же понимаете, что мужчина в первые дни после женитьбы не любит обнаруживать перед женой трусость. Когда Шеннон, после того как посмотрела на карту местности и заметила, что было бы идиотизмом ехать обратно эти двадцать миль, в то время как мы сможем выбраться на Национальную, сделав намного меньше, я рискнул двигаться дальше.

    — Это то, что вы заявили инспектору Филипсу. Поговорим теперь об этом объявлении, освещенном фонарями. Как вы утверждаете, вы видели, что на нем было написано: «Ремонт моста. Объезд по сто первой Национальной».

    — Я его действительно видел.

    — А если я вам скажу, что на этой дороге вообще нет никакого моста?

    — Я несказанно удивлюсь. Объявление было освещено и прикреплено так, что его нельзя было не заметить.

    — Таким образом, вы свернули с хорошо асфальтированной дороги и поехали по проселочной, настолько узкой, что вскоре колеса начали буксовать. Тогда вы сразу поняли, что это ловушка?

    — Да, сразу понял.

    — Хотите, я вам скажу, что думаю обо всем этом, Карсон? Ну, так вот… Я считаю, что все ваши заявления — сплошная ложь. Это не похоже на мужчину, да к тому же прошедшего войну в морской пехоте и работавшего под нефтяным фонтаном, на мужчину из общества, способного спокойно смотреть и тереть себе лоб, пока два бандита насилуют его жену. Любой попытался бы протестовать каким угодно образом, даже рискуя получить нож в брюхо… Хотите, чтобы я высказал вам свое мнение, Карсон? — продолжал Розенкранц, склоняясь к нему. — Вы придумали всю эту историю от «А» до «Я», Оба эти грабителя существовали лишь в вашем воображении. После пятнадцати дней свадебного путешествия с вас было достаточно миссис Карсон. Вы убили ее в горах и хотите свалить вину на двоих несуществующих грабителей.

    Карсон действовал инстинктивно. Прежде чем Филипс и Розенкранц успели пошевелиться, он изо всех сил ударил Розенкранца по физиономии.

    — Вы с ума сошли! — заорал он. — Вы совершенно ненормальный! Я не убивал жену, я ее люблю! Я ничего не выдумал!

    Филипс и Розенкранц были вынуждены привязать его к стулу, чтобы он не вздумал вновь пустить в ход кулаки. Розенкранц вытер кровь с губ и заявил:

    — Очень хорошо, Карсон. Каждый раз, когда мы сталкиваемся с подобным насилием, мы его подтверждаем вещественными доказательствами. Предположим существование этих двух мерзких насильников, которые друг за другом насиловали вашу жену на кровати вашего трейлера. В таком случае, как же случилось, что мы не обнаружили ни малейших следов содеянного? И, — прибавил он, постукивая пальцем по одному из рапортов на столе, — технические работники уверяют, что они тоже ничего не обнаружили. Абсолютно ничего!

    — Я плюю на то, что они там утверждают! — завопил Карсон.

    — Я там был и отлично видел, что произошло!

    — И другое, — продолжил Розенкранц. — Трейлер застрял в глине, а между тем на нем нет никаких следов глины. Еще более важная деталь: там не нашли никаких отпечатков пальцев, даже ваших, ни одного! Вы следите за моей мыслью, Карсон? Там даже нет отпечатков пальцев вашей жены. И я скажу вам, почему это так. Потому что после того, как вы убили ее, перед тем, как позвонить в полицию, вы вытерли пол, дверь и все предметы масляной тряпкой. Вы решили, что будет лучше, если не останется никаких отпечатков, кроме ваших и миссис Карсон. Потому что при всем вашем воображении невозможно сделать отпечатки пальцев несуществующих насильников.

    — Какие глупости… — простонал Карсон. — Эти гангстеры существуют! И если вы не обнаружили в трейлере никаких следов, значит, они вернулись, чтобы стереть все следы преступления, пока я добирался до поста.

    Инспектор Розенкранц ехидно ухмыльнулся.

    — Вот это правдоподобно! Я отлично вижу, как два бандита, накачанные наркотиками, которые только что ограбили человека и изнасиловали его жену, вернулись к месту преступления и, надев опрятные фартуки, стали менять простыни на кровати, вымыли пол и стерли все свои следы со всех предметов в трейлере. Вы сказали, что они отобрали у вас деньги, не так ли?

    — Да, они взяли у меня сорок долларов. Точнее, сорок два.

    — А часы-браслет?

    — Да, и часы-браслет.

    Розенкранц вскрыл один из конвертов на столе и высыпал из него часы-браслет и стопку банковских билетов.

    — Это ваши часы, мистер Карсон?

    — Мне кажется, да.

    — Теперь пересчитайте, пожалуйста, деньги.

    Карсон пересчитал. Там оказалось три билета по десять долларов, два по пять и два по одному.

    — Где вы это нашли? — поинтересовался Карсон.

    — Один из моих людей нашел часы в закоулке вашего трейлера, а деньги лежали на одной из полок холодильника.

    Ситуация была ясна, и инспектор Розенкранц резко спросил:

    — Вы можете нам объяснить, как они туда попали?

    Прижавшись спиной к спинке стула, Карсон обхватил голову руками.

    — Непостижимо! Я ничего не понимаю и начинаю думать, что я ничего не знаю. Но где бы вы их не нашли, это не я положил их туда. И оба негодяя существуют, что бы вы ни говорили. Они действительно изнасиловали Шеннон и увезли ее с собой.

    Розенкранц цинично улыбнулся.

    — И вы бы были в восторге, если бы мы продолжали их поиски. Пока время и дождь не смоют следы на том месте, где вы закопали миссис Карсон. Слушайте, Карсон, почему бы вам не признаться? Такие вещи случаются ежедневно. Почему вы заставляете нас отправить вас в газовую камеру раньше, чем вы смогли бы представить смягчающие вашу вину объяснения? Вы спорили с женой. Может, она даже угрожала уйти от вас после двухнедельного замужества? Вы потеряли голову и, раньше чем отдать себе в этом отчет, схватились за револьвер. Не желая этого, вы выстрелили и… так далее.

    Карсон поднял голову и посмотрел Розенкранцу в глаза.

    — Нет, я не убивал Шеннон ни случайно, ни каким-либо другим образом. И я никогда ей не угрожал.

    Допрос продолжил инспектор Филипс.

    — В таком случае, как же произошло, что мы нашли ваш револьвер, наличие которого в трейлере вы отрицали? Револьвер с двумя стреляными гильзами в барабане? Он лежал в ящике для перчаток, завернутый в промасленную тряпку, которой, по всей вероятности, вы стирали следы в трейлере. В чемодане, в вашем трейлере, нашли лопату, которую недавно вымыли. Но вымыли недостаточно хорошо, потому что наши техники обнаружили на ней следы той почвы, которая окружала трейлер. Почвы на горе… А вот это?

    Открыв коричневый бумажный пакет, инспектор вытащил оттуда разорванные трусики, лифчик и платье, похожие на те, которые носила Шеннон в тот момент, когда они покидали Карпинтери. Все эти предметы были в пятнах засохшей крови.

    — А вот это? — повторил Филипс. — Как вы объясните то, что мы нашли эти предметы в зарослях алоэ, в ста футах от вашего трейлера? Я сообщаю вам это потому, что это может вас заинтересовать. Кровь, находящаяся на одежде, принадлежит к третьей группе, то есть к той, которая обозначена на карточке в сумочке миссис Карсон.

    Джеймс долго смотрел на эти вещи, обхватив голову руками. Эти вещи действительно принадлежали Шеннон. Выходит, она мертва. Ничего больше нельзя было подумать. Карсон был уверен, что не убивал своей жены ни из револьвера, ни каким-либо другим образом и что не зарывал ее тело в землю на горе. И он помнил, что в последний раз видел разорванные трусики и лифчик на полу трейлера.

    — Ну, что? — спросил инспектор Филипс.

    — Не знаю, — Карсон поднял к нему опечаленное лицо. — Я не могу ответить ни на один из заданных вами вопросов. Но я должен заявить одну вещь. Если Шеннон мертва, то меня мало интересует, что меня ожидает. Но несмотря на то что вы задали мне кучу вопросов, на которые я не в состоянии ответить, позвольте мне в свою очередь поинтересоваться у вас, может, мне повезет больше, чем вам. Какая у меня была причина убивать Шеннон? Предположение, высказанное инспектором Розенкранцем, не стоит и выеденного яйца. Как она могла надоесть мне через две недели? Шеннон молода и очень красива. Я такой же мужчина, как и все в моем возрасте. Брачная жизнь мне нравится, и мне определенно нравилось быть с Шеннон, в этом нет сомнений. Я надеялся, что это продлится долгие годы, всю жизнь. Тогда почему же я убил Шеннон? Скажите мне это? Скажите!

    — Если бы мы это знали, то ничего бы у вас не спрашивали, мистер Карсон, — ответил Розенкранц. — Вы сидели бы в камере по обвинению в убийстве. Но если мы позволим вам уйти сегодня вечером, что мы, к сожалению, вынуждены сделать, вы все же не глядите оптимистично на будущую жизнь. Вы сможете обмануть одного инспектора, одного помощника шерифа, двадцать детективов, но не систему. Лично я уверен, что вы убили свою жену, и собираюсь доказать этот факт. Во всяком случае, есть один шанс на тысячу, что мы ошибаемся, и в настоящем случае мы учитываем его. Поэтому все наши люди продолжают поиски миссис Карсон, живой миссис Карсон. И у нас есть намерение обшарить гору, чтобы найти ее труп. И когда мы выясним, что за причина у вас была для ее убийства, то мы…

    — Будьте добры послать мне открытку, — оборвал его Карсон, вставая. — Меня это интересует, как это ни покажется вам странным.

    В комнату вошел один из агентов и положил перед Розенкранцем рапорт.

    — Досье девицы Гри, — доложил он. — Два ареста. Один за приставание к мужчинам — десять суток. Второй — за неприличное поведение во время проверки полицией их заведения. Ее действительно зовут Чирли Гри, и ей двадцать два года.

    — Хорошо, она тоже свободна, — распорядился Розенкранц. — Если ее и привели сюда, то лишь потому, что застали ее у Карсона.

    — А я? — спросил Карсон.

    — В настоящий момент можете уматывать, но вы вернетесь сюда, это я вам обещаю.

    Чирли ждала его в вестибюле. Карсон, выйдя от Розенкранца, нашел ее причесывающейся. Доставая из сумочки губную помаду, она поинтересовалась:

    — Чего они хотели?

    — Вы же слышали, что они говорили у меня, — в бешенстве ответил Карсон. — И что они говорили здесь! Они полагают, что я прикончил Шеннон.

    Чирли намазала губы, размазала помаду пальцем и лишь потом спросила:

    — А это правда?

    — Нет.

    Чирли долго смотрела в лицо Карсону, после чего решительно заявила:

    — Я вам верю!

    Глава 6

    Карсон никогда не представлял, что существует такое множество летних станций между Санта-Моникой и Лонг-Бич. Океан-парк, Венеция, Илей дел Рей, Манхэттен-Бич, Сан-Педро, Уиллингтон… В большинстве из них имелись кабаре, и сестра Шеннон выразила пожелание проделать путешествие по всем этим местам. Во всяком случае, после посещения первых шести она заявила, что сама будет вести машину.

    — Нам только не хватает, чтобы вас задержали за превышение скорости, — заметила она. — Это обойдется вам в тридцать дней тюрьмы и доставит сумасшедшую радость всем этим инспекторам с щечками новорожденных. Они будут в диком восторге, затянув вас в дыру. А раз я веду машину и сижу за рулем, то пить больше не стану.

    Ночь не обещала отдохновения от дневной жары. Обычно у берега океана бывало прохладно, но не в этот вечер. Несмотря на бессонную ночь, на физическое и моральное напряжение, Карсон чувствовал себя не очень плохо. Сразу после того, как они вышли из полиции, Чирли настояла, чтобы он проглотил бифштекс, толстый, как рука.

    Чем больше он приглядывался к Чирли, тем больше симпатий она у него вызывала. Что же касается ее манеры вызывающе одеваться, то он не видел в этом ничего особенного, ничего такого, чего можно было бы стыдиться, как это делала Шеннон. Чирли действовала и говорила не задумываясь — она была искренна.

    Насколько Карсон мог судить, Чирли не была совершенно аморальна. Она просто смотрела на вещи и, чтобы существовать в этом мире прокуренных и проспиртованных, причастных к артистическому кругу людей, употребляла единственное оружие, которым обладала, — натуру. К тому же ей, как и Шеннон, была присуща необыкновенная преданность.

    В каждом баре и кабаре, которое они посещали, Чирли описывала обоих грабителей со слов Карсона. Свой рассказ она обыкновенно заканчивала следующей фразой: «Девица, у которой были неприятности на горе, — моя сестра. Я хочу ее видеть, и как можно скорее. Сделайте так, чтобы этот момент настал. Что случилось, то случилось, тут уж ничего нельзя поделать. Но если эти два маленьких засранца дорожат своей шкурой, пусть выпустят ее, да поскорее».

    Карсон не мог утверждать, что все эти угрозы Чирли производили на людей впечатление. Но то, что она делала, было лучше, чем если бы она просто сидела у него и вместе с ним ждала бы звонка от людей, которые не только думали, что Шеннон мертва, но и были убеждены, что ее прикончил муж.

    Чирли некоторое время вела машину молча, а потом спросила:

    — У вас есть поручители, Джеймс?

    — Как это?

    — Наличность в банке, ценности, акции?

    Он мысленно произвел инвентаризацию своего состояния.

    — Около двадцати тысяч в банке и, может, около десяти тысяч сбережений дома. Почему вы об этом спрашиваете?

    — Я только подумала, зачем эти двое увезли с собой Шеннон. Может, они считают себя настолько ловкими, что рассчитывают на безнаказанность и барыш?

    — Вы хотите сказать, что они надеются получить с меня хороший выкуп?

    — Да. А вы станете платить?

    — Конечно. Все, что угодно, все, что у меня есть, только бы освободить Шеннон. Но мне это представляется невозможным. Вы считаете, что они пойдут на такой риск из-за той малости, что я смогу им выдать?

    — Тридцать тысяч долларов? Это малость? Послушайте меня, голубчик, любой из этих типов, которых мы с вами видели в коробках, перережет вам глотку и за две тысячи. Но это лишь мое предположение и больше ничего, поймите это. Правда, оно стоит того, чтобы его заранее обдумать.

    — Совершенно верно, — согласился Карсон. — Но я убежден, что они не пойдут на такой риск. Напасть на человека в надежде получить от него выкуп — это слишком отчаянный поступок.

    — Насилие тоже, — сухо проронила Чирли.

    Она припарковала машину перед кабаре, над дверью которого висела большая неоновая вывеска: «Саргассово море». Под вывеской были прибиты традиционные фотографии полуобнаженных девиц, а небольшая афиша объявляла:

    «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ КАФЕ-КОНЦЕРТА, НАЧИНАЯ С 21 ЧАСА».

    Ливрейный швейцар знал Чирли. Казалось, все знали Чирли. Клиентура тесной толпой окружила стойку, сделанную в виде лошадиной подковы. Кабаре было декорировано принадлежностями для ловли рыбы, развешанными по стенам, поплавками из цветного стекла и макетом корабля над кассой.

    Когда Чирли и Карсон вошли в зал, он был погружен в темноту, а прожектор освещал упражнения упитанной девицы, одетой в два розовых бутона и в кружевное бикини. Упражнения производились под оркестр. Чирли сразу же отвоевала у бара два табурета.

    — Один двойной виски для моего друга, — обратилась она к бармену. — И ничего для меня, Сэм, я веду машину.

    Бармен был рад ее встретить.

    — Давненько я вас не видел, Чирли, — улыбаясь, произнес китаец, обслуживая Карсона.

    — Я представляю вам своего зятя, Джеймса Карсона. Джеймс, представляю тебе Сэма Ли.

    Бармен поспешил пожать руку Карсону и произнес:

    — Зять Чирли — мой друг. Вот возьмите, теперь моя очередь, — он протянул Карсону стакан.

    Карсон поблагодарил его за выпивку, в которой он не нуждался, но которую пришлось принять, чтобы не обижать Сэма.

    Бармен собрался поставить на место бутылку, как вдруг неожиданно обернулся.

    — Джеймс Карсон! — воскликнул он. — Вы не тот мужчина, жену которого…

    — Именно тот, — оборвала его Чирли. — И его жена является моей сестрой.

    И она повторила бармену описание грабителей, что она уже проделывала в предыдущих шести барах.

    — Вы можете на меня рассчитывать, Чирли, — пообещал китаец, склонив голову. — А если я что-нибудь узнаю, где я смогу вас застать?

    — Позвоните по телефону Джеймсу, так будет лучше. Я задолжала за две недели за квартиру, и вампир, который управляет домом, может заставить меня ночевать на улице. Какой номер вашего телефона, Джеймс?

    Карсон сообщил номер телефона, и бармен тут же записал его на полях своей регистрационной книги. Взяв один из банковских билетов, лежащих перед Карсоном, Чирли протянула его через прилавок.

    — Это последний бар, который я знаю, — заявила она. — Или, во всяком случае, последний, где меня знают. Думаю, что нам лучше посидеть здесь сегодня вечером. Теперь и я желаю угоститься стаканом винца за счет зятя.

    — Почему бы и нет? — не возражал Карсон.

    Рыжая упитанная девица закончила свой номер под бурные аплодисменты зала, и ее место немедленно заняла другая — худенькая и темная.

    — У нее талант, — проговорила Чирли, посмотрев несколько минут на выступление. — И она отлично сложена.

    — Поддерживаю ваше мнение, — согласился Карсон.

    Девица на эстраде уже разделась до дозволенного предела, установленного законом. Ее костюм составляли три кружевные бабочки, порхающие вокруг плоти во время быстрых ритмичных движений.

    — Лично я предпочитаю закрывать эти места, — продолжала Чирли, подавая знак бармену вновь наполнить ее стакан. — Но в моем деле это не имеет значения. У меня нет необходимости вертеть ягодицами, чтобы зарабатывать свои бабки. Я пою.

    Карсон подыскивал подходящее замечание, но ничего путного не придумал. Чирли залпом осушила свой стакан и резко поставила его на стойку.

    — Большущей шишкой, — бросила она, — вот чем я мечтаю быть. Чем-то вроде Дины Порс, если вы ее знаете, или Пегги Дю. Но я никогда дальше этого не продвинусь, — с горечью добавила она, указывая на эстраду.

    — Вы еще молоды.

    — Что вы хотите этим сказать? То, что необходимо иметь, это талант, и большой талант. Я могла бы изучить ремесло: стенографию и прочее. Тогда бы я заняла место у какого-нибудь богатого адвоката или другого дельца. Если бы я ему понравилась, он, может быть, женился бы на мне. И тогда я, вместо того чтобы выступать с этим паршивым стриптизом в одной из коробок, жила бы в роскошном отеле Беверли-Хиллз, ела бы черную икру, пила бы шампанское и давала бы распоряжения своему метрдотелю получше настроить телевизор с экраном во всю стену.

    Несмотря на всю симпатию, которую внушала ему Чирли, Карсон не мог удержаться от смеха.

    — Вы очаровательны, — заметил он, — и очень красивы. И кто знает? Никто не говорит, что у вас не может быть собственного отеля на Беверли-Хиллз.

    — Вы находите меня красивой? — спросила польщенная Чирли.

    — Очень красивой!

    — Такой же, как Шеннон?

    — Такой же… Если бы она не была брюнеткой, вас можно было бы принять за близнецов. Но вы блондинка и намного лучше знаете жизнь.

    Красные губы Чирли сложились в загадочную улыбку.

    — Не надо, все это глупости, мечты… Скажите мне, Джеймс, Шеннон много сообщила вам о нашей семье?

    Карсон немного подумал и с сожалением понял, что очень мало осведомлен о родных Шеннон. До этого времени он как-то не размышлял о подобных вещах. Молодая пара была слишком занята своим настоящим и планами на будущее, чтобы думать о прошлом.

    — Немного, — сказал он.

    — Я ее понимаю, наше генеалогическое древо не слишком-то значительно. Нам нечем особенно гордиться, Джеймс.

    Глава 7

    Потягивая виски, к которому испытывал уже почти отвращение, Карсон ждал продолжения. Чирли, со своей стороны, внимательно смотрела на дно своего пустого стакана, как будто желала увидеть там прошедшие годы.

    — Я никогда точно не знала, откуда мы появились. Может, из Оклахомы, а может, из Арканзаса или Аризоны… Но мне было четыре года, когда наш отец обосновался в этой стране. Это произошло во время второй мировой войны. Он начал работать на постройке деревянных судов. Отец мечтал накопить достаточно денег, чтобы вернуться в родную страну, купить там ферму и спокойно дожить остаток жизни. Но он никогда туда не вернулся. Все его деньги улетучились табачным дымом. Пока мы были маленькими, это казалось не так страшно, на жизнь всегда оставалось. Но после войны, когда бизнес стал сворачиваться… Однажды, когда мне было девять лет, он пошел купить спички…

    — И он бросил вас, Шеннон и мать?

    — Да… кинул в бездну нищенского существования… — Чирли взяла сигарету у Карсона, закурила и продолжила: — Мать тоже не была ангелом, поймите это. После исчезновения мужа любой мужчина стал для нее хорош: лишь бы платил и можно было купить бутылку вина. Так продолжалось около семи лет. И однажды ночью она умерла, и тип, который жил с ней в это время, решил, что, если я заменю ее, он не много потеряет. Я сложила свои пожитки и вещи Шеннон, и мы ушли. Я стала работать. Я танцевала с другими девицами в одном из заведений.

    — В шестнадцать лет?

    — Совершенно точно. Заметьте, это меня мало смущало. Мне было необходимо переменить обстановку. О, конечно, я тоже мечтала стать настоящей дамой. Большая мечта — стать настоящей дамой, жить в красивом доме или в отеле, иметь много красивых вещей и мужа. Шеннон добилась этого, а я нет. Я танцевала тогда в кордебалете. Через две недели ко мне подошел хозяин и предложил мне кроме этого заниматься кастрюлями или убираться вон, — Чирли энергично затянулась. — Мне надо было думать о Шеннон, и, кроме того, мы уже привыкли как следует есть. Я выбрала кастрюли. И вот чего я достигла. — Рукой, в которой она держала сигарету, она сделала широкий жест, как бы показывая себя. — Но хватит об этом… лучше поговорим о ваших родных. Какие они были?

    — Хорошими, очень хорошими. Но я был гораздо старше вас, когда их лишился. Они оба погибли во время несчастного случая.

    — И у вас нет больше родственников?

    — Никого.

    Чирли плохо перенесла последний стакан виски.

    — Мы с вами не что иное, как пара бедненьких сиротинок, — промолвила она хриплым голосом. Затем, вытерев слезы рукавом платья и размазав косметику, она обратилась к бармену: — Понимаешь, Шеннон прислала мне открытку, Сэм. С фотографией, на которой был изображен кемпинг, где они с Джеймсом проводили медовый месяц. Она писала, что жаждет спокойствия.

    — Это очень мило, — сказал Сэм, похлопывая ее по плечу.

    — Теперь мистер Карсон проводит вас, и все устроится, вы увидите.

    Опираясь на Карсона, Чирли слезла с табурета и обратилась к бармену, еле стоя на ногах:

    — Вы хорошо записали номер телефона Джеймса, Сэм?

    Китаец повторил на память этот номер, и Чирли успокоилась. Очутившись на свежем воздухе, она быстро оправилась.

    — Извините меня, Джеймс. Вероятно, спертый воздух в баре на меня плохо подействовал. Был момент, когда мне показалось, что я упаду в обморок.

    — Я тоже выпил немного больше положенного, — признался Карсон. — Честно говоря, мне кажется, что я пьян. А как вы сейчас себя чувствуете? Вы в состоянии вести машину?

    — Я совершенно в форме, — убежденно сказала Чирли, усаживаясь за руль.

    Некоторое время она сидела молча, не включая мотор.

    — Но если наша поездка и даст результаты, то их придется ждать довольно долго. Нам лучше быть вместе. У вас большая квартира? Я видела только гостиную и ванную комнату.

    — У меня пять комнат.

    — А сколько спален?

    — Две.

    — Отлично, — заметила Чирли, включая мотор. — Это мне по душе. Я приглашаю себя, это одно из удобных качеств моей профессии: я не обращаю внимания на свою репутацию.

    Карсон попытался слабо протестовать, но не из-за соблюдения приличий, а из личных соображений. Потом, пожав плечами, он сдался. Есть ли в этом необходимость? Шеннон придерживалась бы мнения Чирли. Она послала ей открытку и предложила помириться. К тому же, он не хотел оставаться один. Уже наступила полночь, когда Карсон открыл дверь. Воздух был горячим, и было очень душно. Карсон указал Чирли на бар, если ей захочется немного выпить, а сам направился открывать окна в комнате для гостей. Там он достал для Чирли пижаму.

    — Спасибо, Джеймс, — промурлыкала Чирли. — Вы отличный парень, и вы мне очень нравитесь.

    — Вы мне тоже приятны, — немного смутился Джеймс. — Если вам что-нибудь понадобится, вы мне только скажите.

    — Ясно. Итак, Джеймс, в котором часу вы завтра должны быть на работе?

    Карсон объяснил, что обычно он приходит на работу к восьми часам, но утром он позвонил на службу и его босс заявил, что он может пользоваться своим временем столько, сколько ему понадобится для розыска жены.

    Чирли на миг задумалась, после чего произнесла:

    — Слушайте, я знаю, что это меня не касается. Вы женаты на моей сестре, а не на мне, но на вашем месте, Джеймс, я бы пошла завтра на работу. Может случиться, что вся эта история быстро не закончится. И я не знаю, отдаете ли вы себе отчет в том, что вы находитесь на грани нервного срыва. Во всяком случае, подумайте об этом. Мне лично кажется, что вместо того, чтобы оставаться дома и смотреть на меня до боли в глазах, для вас было бы лучше очутиться в привычной обстановке, среди ваших коллег и заняться знакомым делом.

    — Это идея, — согласился Карсон. Он протянул ей руку и решительно сказал: — Доброй ночи, Чирли. Я рад, что мне пришлось с вами познакомиться. Вы отличная девочка!

    Чирли пожала ему руку.

    — Всегда к вашим услугам. Вы позволите мне принять ванну перед сном?

    — Ну конечно!

    — Может, я и не добродетельна, но всегда слежу за личной гигиеной, — пояснила Чирли. — Идите в ванну первым. Мне понадобится больше времени, чем вам.

    Карсон, действительно, долго в ванной не задержался и вскоре прошел в комнату, которая служила бы спальней для него и Шеннон. Он закрыл дверь. Было слишком жарко, чтобы спать в пижаме. С закрытой дверью в комнате можно было задохнуться. Карсон разделся, выключил свет и приоткрыл дверь на несколько футов. Затем он растянулся на кровати и немедленно об этом пожалел.

    Его опьянение вызывало головокружение. Ему казалось, что его кровать качается вместе с ним. Темнота выхватила из его сознания неясные картины. Чирли права: его нервы напряжены до предела. Слишком многое случилось за такой короткий срок. Накануне, в это самое время, он заметил фары следящей за ними машины там, на горе.

    Чтобы не думать об этом, он стал прислушиваться к шуму в ванной. Блудница Чирли была ему симпатична.

    «Она сидит в ванной, — думал он. — Теперь она моется… Она выходит из ванной и вытирается… Она открывает дверцу аптечного голубого шкафчика… Она, вероятно, ищет тальк или одеколон… Она пудрится…»

    Карсон неожиданно выпрямился, негодуя на себя. Что он за человек? Нетрезвое состояние не оправдывало его: приличный человек не раздумывает о таких вещах по отношению к сестре своей жены. Он снова лег и закрыл глаза. Напрасно… Видение сестры Шеннон, очаровательно растрепанной, светловолосой и почти обнаженной в неубранной комнате отеля, вновь возникло в его памяти. Карсон ощутил облегчение, когда Чирли вышла из ванной и стремительно проследовала мимо его комнаты в комнату для гостей. Может, теперь ему удастся заснуть? Он старался вовсю. Через несколько секунд Карсон вновь услышал, как Чирли открыла дверь своей комнаты, а потом отворила дверь в гостиную и приоткрыла дверцу бара.

    Карсон повернулся спиной к свету, который проникал к нему из гостиной, и вновь попытался заснуть, но, несмотря на полуоткрытую дверь, в комнате висела невыносимая жара. Карсон был счастлив, когда Чирли открыла дверь, ведущую из гостиной на балкон. И он услышал, как от небольшого дуновения ветерка дверь его комнаты приоткрылась чуть больше.

    — Это лучше, гораздо лучше, — пробормотал он, взбивая подушку.

    Затем он снова закрыл глаза, но сразу понял, что свет из гостиной мешает ему заснуть. Он чувствовал его даже через закрытые веки. Скатившись с кровати, он подошел к двери, чтобы закрыть ее, и увидел на пороге Чирли.

    — Я никак не могу заснуть, — пожаловался он.

    — Вижу…

    Чирли вошла в комнату и села на кровать рядом с ним, после чего протянула ему стакан.

    — Может быть, это вам поможет? — предложила она.

    — Сомневаюсь, — вяло признался Карсон.

    Чирли поставила стакан на ночной столик.

    — Мне это тоже не помогает, — призналась она. — Скажите, Джеймс, вы находитесь в таком состоянии с того момента, как вошли в мою комнату сегодня после полудня?

    — Да, и мне стыдно за себя.

    — Из-за Шеннон?

    — Да.

    Чирли встала, расстегнула куртку пижамы, слишком широкой для нее, и бросила ее на пол.

    — Я думаю, это наверняка вам поможет прийти в себя после таких тяжелых испытаний, что выпали на вашу долю, — обыденно сказала она. — Может, в первый раз в жизни мое тело пригодится для стоящего дела.

    И так как Карсон все еще колебался, она опрокинула его на кровать. Карсон попытался высвободиться, но не смог сделать этого: он желал ее.

    Если бы он не был уверен, что женщина, которую он сжимал в своих объятиях, была сестрой Шеннон, он мог бы поклясться, что держит в руках саму Шеннон. Чтобы успокоить совесть, он попытался представить себе Шеннон на месте Чирли. Но потом он все же пришел к выводу, что это все-таки Чирли — женщина, которой ему в настоящее время было достаточно, даже больше чем достаточно.

    Глава 8

    Ночью жара постепенно спала. Долгие минуты после пробуждения Карсон продолжал лежать с закрытыми глазами, вдыхая запах свежего кофе и поджаривающейся ветчины, который проникал в спальню.

    Он почти боялся повернуть голову, но когда все же решился это сделать, то обнаружил, что Чирли исчезла. И только углубление в подушке и золотистый волосок указывали на то место, где находилась ее головка. Это было почти так, будто ничего и не произошло. К несчастью… Карсон опустил ноги на пол и взглянул на будильник, стоявший у изголовья кровати. Было без двадцати семь.

    Может быть, это действительно неплохая мысль — пойти поработать, как посоветовала ему Чирли? Он не собирался проводить целый день наедине с сестрой Шеннон. Нет, лучше сразу утопиться. Но виновата ведь не только Чирли. По-своему, она желала помочь ему, утешить его после исчезновения Шеннон.

    — Это в первый и последний раз, — пообещал он, обращаясь к фотографии Шеннон на комоде.

    Потом он достал чистое белье. В тот момент, когда Карсон натягивал трусы, он ощутил, что в комнате кто-то есть. Он повернулся и увидел Чирли, стоявшую в дверях. Даже в этот ранний час Чирли уже сильно намазалась, что старило ее, делало грубее и больше похожей на карикатуру Шеннон. А ведь она была его любовницей в эту ночь!

    Действительно, можно было удивляться, глядя на толстый слой пудры на носу. Ее юбка была прикрыта тряпкой на манер фартука. Чирли проговорила довольно хриплым голосом:

    — Вот как! Вы уже встали? А я пришла разбудить вас. Пока вы побреетесь, ваш завтрак будет готов.

    — Спасибо, — недовольно пробурчал Карсон. — Будет лучше, если я сразу же позвоню в полицию.

    — Я не стала вас ждать и уже позвонила. Они нашли две машины, которые подходят к описанию, данному вами. Одна брошена в Санта-Монике, на Третьей улице, а другая в Лонг-Бич. Но ни малейших следов тех двоих типов и Шеннон.

    — Плохо, очень плохо…

    — Когда вы оденетесь, все будет готово, — повторила Чирли, выходя из отделанной деревянными панелями спальни.

    Карсон натянул брюки и пошел бриться. Затем он надел чистую рубашку и направился на кухню. Это оттуда исходил запах ветчины и кофе. Ветчина оказалась пережаренной, яйца тоже. Но кофе был хорош. Обслуживая его, Чирли извинилась:

    — Нет тостов. Булок тоже не было, и я попыталась сделать бисквит. Но тесто не захотело подниматься. Да, из меня никогда не выйдет хороший кулинар.

    — Все отлично, — уверил ее Карсон. — Но вам не следовало с этим возиться.

    — Это доставило мне удовольствие.

    Злость Карсона, которую он ощутил, когда Чирли вошла к нему в комнату, уступила место жалости. Он хотел сказать об этом, но не знал, как лучше это сделать. Что может сказать мужчина, который провел ночь с сестрой жены, когда та находится еще в руках бандитов, может, в агонии, а может, уже мертвая.

    Нарушив это томительное молчание, Чирли бодро произнесла:

    — Слушайте, Джеймс. Не будем же мы говорить друг другу любезности, как два школьника, удравшие из школы. Так же как и вы, я жалею о том, что произошло ночью. Не то чтобы меня грызла совсем уж грязная совесть — мне было хорошо с вами. Я никогда не встречала человека, с которым мне было бы так хорошо, как с вами, и об этой ночи я буду помнить до самой смерти. Но то, что это случилось, действительно достойно сожаления, я это отлично понимаю. Мы были немного пьяны и в очень скверном состоянии. Нам необходимо было найти возможность немного успокоиться. Это мы и сделали, совершенно непроизвольно. Но это никогда больше не повторится, Джеймс.

    — Ладно, — облегченно произнес Карсон. — Я придерживаюсь того же мнения.

    — Хорошо, но не будем больше об этом говорить и думать. Еще немного кофе?

    — Пожалуй… Спасибо.

    — В котором часу вы сегодня вернетесь? — поинтересовалась Чирли.

    — Вероятно, что-то около пяти, если меня снова не подловит инспектор Розенкранц. А вы собираетесь находиться тут весь день?

    — Мне так же хочется быть здесь, как и в своем номере в отеле. С другой стороны, кому-то ведь надо сидеть здесь на случай телефонного звонка.

    — Согласен, — пробурчал Карсон и написал для Чирли номер телефона компании Эль Секундо, а также номер своего личного телефона на старом листке справочника. — Вот по этим номерам вы сможете меня поймать, если возникнет необходимость.

    Чирли сложила бумагу и спрятала ее в кармашек.

    — Будет отлично, если у меня появятся для вас хорошие новости.

    Карсон пошел за своим пиджаком, проверив, на месте ли его бумажник и ключи от машины, после чего направился к выходу в сопровождении Чирли. Она протянула ему на прощание руку, ласково улыбаясь.

    — Мы — друзья, да?

    — Друзья, — уверил ее Карсон, пожимая руку Чирли, потом вынул носовой платок и вытер пудру у нее на носу.

    Он влез в машину и тронулся с места. В этот же момент автомобиль, стоявший в сорока футах от него, тоже медленно выехал на дорогу. Карсон посмотрел в зеркало. В этом автомобиле не было ничего необычного. Двое мужчин, сидевших в машине, были одеты в штатское, но с таким же успехом они могли бы быть и в форме. Это были Уэнси и агент, который раньше принес досье Чирли.

    Инспектор Розенкранц ничего не упускал из виду. Вероятно, он распорядился, чтобы за домом велось наблюдение всю ночь.

    «Как жаль, что стены не из стекла, — иронически подумал Карсон. — Флики слишком рано выпустили меня из поля зрения. Они могли бы обвинить меня, что я прикончил жену после пятнадцати дней супружества для того, чтобы переспать с ее сестрой».

    Карсон покачал головой и поехал в сторону завода. Он думал: какие все-таки разные женщины. Например, сестры Гри… Шеннон вошла в его жизнь за три месяца, а Чирли проникла в нее, так или иначе благодаря своему темпераменту, за какие-нибудь восемь часов.

    При входе на завод Карсона радостно приветствовал сторож.

    — Очень рад, мистер Карсон, что вы нашли в себе достаточно мужества, чтобы прийти на работу, — заявил он, закрывая за ним ворота. — Все знают, что вы невиновны, и все вас поддерживают.

    — Как это?

    — Разве вы еще не читали утренних газет?

    — Нет.

    — Ввиду того что эти флики слишком глупы, чтобы найти двоих негодяев, они пытаются засунуть вас в кутузку. Они утверждают, что это вы убили миссис Карсон.

    — Да, я в курсе. Они заставили меня пережить отвратительные четверть часа вчера вечером.

    Карсон продолжил свой путь по территории завода и остановился на месте, отведенном для стоянки машин служащих компании. Он решил повидаться с Томсоном, для чего ему было необходимо позвонить по внутреннему телефону. У вице-президента было доброе сердце, но это был старый болтун, и он потребовал, чтобы Карсон рассказал ему всю историю с мельчайшими подробностями. Затем Карсон с головой погрузился в работу. Ведь его не было тут целых две недели.

    Карсон собирался проверить счета, суммы, полученные по договору за новые земли близ Хемета, которые теперь эксплуатировались фирмой. Крупные и мелкие фермеры были по этому пункту непримиримы. Они хотели сдать свою землю для бурения, но так как их уже в прошлом неоднократно надували, соглашались сделать это лишь за наличные деньги. Сам Карсон не видел в этом ничего страшного, но административный совет мог возражать против эксплуатации земель Хемета. Если бы так случилось, Карсон предпочел бы вынуть эту сумму из своего несгораемого шкафа и отправить ее в банк. Он не хотел нести ответственность за эти деньги. И он спрашивал себя, лежат ли еще они в его сейфе. Этот вопрос беспокоил его в продолжение всего свадебного путешествия.

    Помещение было одноэтажным. Карсон вошел через боковой ход и по дороге в свое бюро никого не встретил, кроме Хени, который понял, что Карсон не расположен говорить о своих делах, и ограничился таким же заявлением, какое сделал сторож: весь коллектив завода был на стороне Карсона и будет поддерживать его до конца. Карсон еще более оценил доверие своих коллег, когда мисс Венсон положила на его письменный стол одновременно с почтой утреннюю газету.

    Вероятно, после того как Карсон вместе с Чирли был отпущен, Розенкранц, под давлением прессы, предал гласности все детали истории. Спор молодоженов после выезда из кемпинга возле почтового отделения, обнаружение у него денег и часов, которые, по словам Карсона, были у него украдены. Револьвер, обнаруженный в ящике для перчаток, которым пользовались, найденная лопата со следами земли, полное отсутствие отпечатков пальцев и других следов в трейлере, одежда, запачканная кровью, разорванное платье Шеннон, обнаруженное в кустарнике.

    Мисс Венсон была возмущена.

    — Закон должен запретить публикацию подобных ужасов, — произнесла она. — Я бы на вашем месте, мистер Карсон, привлекла их к судебной ответственности.

    — Это можно, — заметил Карсон, складывая газету и кидая ее в корзину для бумаг, — но это не вернет мне жену.

    Сделав над собой усилие, чтобы сосредоточиться над делами, он открыл шкаф и стал заниматься платежными документами. Все деньги, предназначенные в уплату за разработку земель Хемета, были на месте, аккуратно связанные в пачки. Он положил деньги обратно в несгораемый шкаф. Карсон только было собрался снять трубку внутреннего телефона, чтобы позвонить Томсону, как раздался звонок городского аппарата. Карсон поспешно снял трубку.

    — Карсон слушает.

    — Вас спрашивает какая-то женщина, — сообщила телефонистка. — Она отказывается назвать свое имя, но настаивает на срочном разговоре с вами. Можно подумать, что она плачет.

    Одно мгновение Карсон надеялся, что это Шеннон, но услышал голос Чирли.

    — Будет лучше, если вы сейчас же вернетесь, Джеймс, — и она заплакала.

    Карсон с такой силой сжал трубку, что его раненая рука заболела.

    — В чем дело? Что случилось, Чирли? Полиция нашла Шеннон?

    На другом конце линии Чирли пыталась взять себя в руки.

    — Нет.

    — Тогда что происходит?

    — Я не могу сказать вам этого по телефону. Возвращайтесь, пожалуйста, Джеймс. Я вас умоляю! Поскорее…

    Обычно Карсону требовалось двадцать минут на дорогу от завода до дома. Сейчас он покрыл это расстояние почти за десять минут в сопровождении машины с двумя людьми, которые не отставали от него, но и не остановили его за превышение скорости.

    Чирли ждала его. Она открыла ему дверь раньше, чем он успел достать ключ. Затем она закрыла дверь и опустила засов. Карсон нервно прошел в гостиную.

    — Ну, что? — осведомился он.

    Вместо ответа Чирли взяла с низенького столика грязный конверт и протянула его Карсону.

    — Это принес нарочный, и я вам сразу же позвонила по телефону. Послание адресовано вам, но я позволила себе вскрыть конверт. Я подумала, что вы не рассердитесь на меня за это.

    — Что там такое?

    — Взгляните сами.

    Конверт содержал кусок плотной бумаги или картона. Карсон дал ему выпасть из конверта и немедленно пожалел об этом. Это была фотография Шеннон в цвете, довольно благопристойная. Шеннон, обнаженная, лежала на кровати, которая была в полном беспорядке… В стыдливом порыве она пыталась отвернуть лицо и прикрыть наготу обеими руками, но сквозь ее спутанные волосы можно было рассмотреть полные ужаса глаза.

    — Мерзавцы! — выдохнул Карсон. — Гнусные мерзавцы! Я их уничтожу! — он направился к двери.

    — Куда вы идете? — спросила Чирли умоляющим голоском.

    — Показать это Уэнси. Он сидит в машине вместе с другими людьми возле дома. Может, теперь они перестанут терять время зря и примутся за поиски. Разве вы этого не понимаете? Эта фотография оправдывает меня, она доказывает, что я не убивал Шеннон.

    Тем же умоляющим голоском Чирли проговорила:

    — Посмотрите на обороте карточки.

    Карсон быстро перевернул фото. Послание, нацарапанное и частично наклеенное из газетных букв, гласило:

    «Это для того, чтобы сообщить, что миссис Карсон еще жива. Но не показывайте это письмо фликам, чтобы не ускорить ее конец. Если вы хотите увидеть ее живой, соберите все деньги, которые вы сможете достать, в мелких купюрах и ждите, пока не получите сигнала. Мы не шутим. Если вы покажете это письмо фликам или бородатому, мы сдерем кожу с вашей жены. Нет надобности говорить, как мы это сделаем».

    — Теперь вы понимаете, почему я не могла сказать вам этого по телефону?

    — Понимаю…

    — По-моему, нужно выбирать: или вы доказываете, что не убивали Шеннон, или следуете указаниям бандитов, если надеетесь найти Шеннон живой.

    Глава 9

    Совершенно ошеломленный, Карсон налил себе стакан виски и сделал то же самое для Чирли, ни о чем у нее не спрашивая.

    — Вы говорите о выборе… — пробормотал он.

    — Да, — подтвердила Чирли. — Что же вы намерены предпринять в данной обстановке, Джеймс?

    Он удивленно посмотрел на нее.

    — У меня нет выбора. Шеннон моя жена. Я соберу все, что смогу, и буду молить бога, чтобы этого хватило. Потом буду ждать, что скажут похитители.

    — Это как раз то, на что я надеялась. Но что они имели в виду, написав о бородатом?

    — Похищение относится в данном случае к делам, которыми занимаются агенты Федерального бюро расследований, — пояснил Карсон. — «Бородатый» — это прозвище агентов ФБР.

    Он поставил стакан, до которого даже не дотронулся губами, и приблизился к окну, чтобы раздвинуть шторы и посмотреть на улицу. Теперь, когда Уэнси и его коллеги были обнаружены, они даже не пытались скрываться. Их машина стояла перед домом. Карсон продолжил:

    — В подобных случаях всегда советуют обращаться в полицию или немедленно известить ФБР, понятно? Пять случаев из десяти, что когда члены семьи получают требование о выкупе, то похищенная особа уже мертва. Но когда дело происходит с вами, это совсем иное. Во всяком случае, мы знаем, что Шеннон пока жива. Была жива, когда ее фотографировали.

    — Бедная крошка, — вздохнула Чирли, беря фото. — Несмотря на все то, что ей пришлось перенести, она не потеряла красоты. И бесполезно спрашивать себя о том, что они хотели сказать нам. «Нет надобности говорить, как мы это сделаем». Вероятно, они пригласят всех гангстеров города и…

    Рука Карсона закрыла ей рот.

    — Замолчите! — закричал он. — Замолчите! — проведя дрожащей рукой по ее лицу, он тут же извинился. — Я сожалею, но я…

    — Все ясно, вы ее любите.

    — Да.

    — Я тоже, — она присела на край дивана, скрестила руки на коленях с безнадежным видом и спросила: — Что же нам делать теперь?

    — Сейчас я попытаюсь выбраться из дома, не возбуждая вопросов фликов, расположившихся напротив. Они способны разрушить мои планы.

    — А я разве не могу пойти вместо вас?

    — Не можете, — возразил Карсон. — Акции у вас не те… После публикации в газете, даже если я напишу директору банка, что это я послал вас, и попрошу его держать это в секрете, он станет подозревать неладное и предупредит полицию.

    — И мы больше никогда не услышим об этих двоих негодяях, — добавила Чирли, поворачивая фотографию.

    — Что-то в этом духе…

    — Итак, что мы будем делать?

    — Пока не знаю.

    Взяв конверт, в котором находилась фотография, он посмотрел на почтовый штемпель. Конверт был проштемпелеван накануне в Лонг-Бич в 23 часа 30 минут. Это мало что давало. Письмо могло быть положено в ящик в любое время дня и ночи. Во всяком случае, Шеннон была пленницей и находилась на расстоянии не менее восьми миль. Это было утешением, но очень малым.

    — Может, вам лучше поручить получить деньги одному из ваших коллег, которому вы доверяете? — предложила Чирли.

    — Сомнительное дело, — ответил Карсон, который уже думал об этом варианте. — Я не смогу собрать тогда достаточную сумму.

    — Хотите чашечку кофе, Джеймс? — спросила Чирли, вставая. Она смотрела на стакан виски, который ее зять, не тронув, поставил на стол.

    — Пожалуй, да.

    Чирли приготовила кофе на кухне. Усаживаясь за стол, Карсон думал о силе привычки и об инстинкте самосохранения. Несмотря на переживаемую им трагедию, жизнь продолжалась. Он оставался чувствителен к жаре, голоду и жажде. Все это должно было что-то означать. Вероятно, мужчины действительно жуткие натуры, и переживания не влияют на их общие потребности. Допущенная им слабость этой ночью еще больше понуждала Карсона сделать все возможное для освобождения Шеннон и удовлетворить, в чем бы оно ни выражалось, требование бандитов.

    Что угодно, лишь бы ему вернули Шеннон. Чирли сделала глоток кофе, и на ее личике возникла недовольная гримаса.

    — Что с вами? — поинтересовался Карсон.

    — Ничего… В холодильнике не оказалось молока, а я не привыкла пить черный кофе.

    Карсон рассуждал. Если память ему не изменяет, то в утро их отъезда, пока он возился с трейлером, Шеннон спросила его, предупредил ли он молочника, чтобы тот ничего не приносил в течение двух недель, пока они будут отсутствовать. И так как Карсон ответил, что он ничего не сделал, Шеннон решила написать молочнику записку, чтобы тот продолжил снабжение их молочными продуктами только через две недели.

    — А вы смотрели с черного хода? — осведомился он.

    — Нет, я об этом не подумала.

    Карсон открыл дверь кухни. Шеннон, видимо, действительно написала записку, и две недели уже истекли, потому что там стояли два бидона с молоком и горшочек со сметаной. Наклонившись, чтобы взять молоко, Карсон заметил сложенный конверт. Сперва он подумал, что это послание от молочника, но затем, убедившись в ошибке, стал ругаться сквозь зубы.

    — Что там происходит? — спросила Чирли, сидя за столом.

    Освободив конверт из-под бидонов, Карсон принес его на кухню.

    — Перед нашим носом и перед нашим бородатым, — проворчал он. — Перед глазами фликов… Вероятно, один из бандитов подходил к черной лестнице.

    — Вторичное требование выкупа?

    — Похоже на то.

    Он с трепетом вскрыл конверт. Послание, как и в первый раз, содержало фотографию Шеннон. Но на этот раз отправители не стали утруждать себя вырезанием букв из газет. Они написали письмо от руки, но измененным почерком.

    — Ради бога, Джеймс, не стойте так с выпученными глазами! — воскликнула Чирли. — Это ведь касается моей сестры! Чего они там требуют?

    Карсон громко прочел:

    — «Мы видели, как специальный человек принес вам письмо с полчаса назад, а это письмо доказывает вам, что мы не спим и наблюдаем за вами. Вы теперь знаете, что вам надо делать. Если вы хотите видеть вашу жену живой, то действуйте соответственно. Положите 50 000 долларов мелкими купюрами в кожаный бювар и поезжайте сегодня вечером к своему бюро в Эль Секундо. Точно в девять часов. А в девять часов восемь минут принесите бювар к шахте № 1 и суньте его под бревно, нет, лучше под брезент, прикрывающий оборудование. Потом пешком вернитесь к стоянке машин служащих. Если вы в точности выполните инструкцию, то найдете миссис Карсон.

    Драгуны египетские.

    Постскриптум: Вам понравилась фотография?»

    Карсон перевернул фото и взглянул на фотографию, которая мало чем отличалась от первой. Потом он протянул ее Чирли. Она качнула головой и заявила:

    — Они, вероятно, отлично знают место, где вы работаете. Там есть шахта номер один?

    — Да, это первая шахта, которую использовала компания. Находится на другом конце территории.

    — А место для стоянки служебных машин?

    — Также существует.

    — Значит, это просто случайность, но весьма удачно задуманная. Может, эти негодяи когда-нибудь работали или просто нанимались на работу в вашу компанию?

    Закрыв глаза, Карсон без труда представил себе лица обоих негодяев, ограбивших его и изнасиловавших Шеннон. У него было впечатление, что он увидел их в первый раз в ту ночь. Карсон был уверен в этом. Если они и работали на компанию, то их служба не была связана с ним. Карсон пошел на кухню и закрыл входную дверь. Потом он осмотрел соседние помещения. В послании говорилось, что негодяи присутствовали во время появления первого послания. Это означало, что по крайней мере один из них находился за окном соседнего дома, но которого? Карсону еще больше захотелось сообщить обо всем этом Уэнси, но страх потерять Шеннон удержал его от этого шага.

    Он с силой ударил кулаком по подоконнику. Еще никогда в жизни он не ощущал себя таким беспомощным. Вероятно, ему только и оставалось делать, что следовать указаниям гангстеров, но ничто не давало ему уверенности, что он найдет жену живой.

    — Вы бы лучше отошли от окна, — заметила Чирли. — Если они наблюдают за вашим домом, что весьма возможно, то лучше выказать спокойствие, потому что они могут увеличить сумму выкупа.

    Карсон закрыл окно.

    — Но ведь я совершенно не способен дать им то, что они просят, — признался он с рассеянным видом.

    Карсон вернулся в спальню и попытался продолжить размышления. Если он решит отправиться в банк, он сможет взять оттуда двадцать пять тысяч долларов. У него был еще полис на пятьдесят тысяч, на которые он застраховал свою жизнь. Он должен был выплачивать их в течение десяти лет. Карсон не знал, сколько он сможет получить по полису сейчас, но надеялся, что ему дадут семь или восемь тысяч. Семь и двадцать пять тысяч, да еще что-нибудь. Получается не больше тридцати пяти тысяч.

    Может, гангстеры согласятся на эту сумму? Но даже если предположить, что ему удастся пойти в банк и снять все свои сбережения, он подвергнется двойному риску. Или парни Розенкранца проследят его до назначенного негодяями места и их присутствие спугнет бандитов, или они задержат его с деньгами и это послужит уликой, подтверждающей, что он убил свою жену и теперь взял все свои деньги, чтобы убежать куда-нибудь подальше.

    Правда, фото Шеннон могло убедить их в противном, но ведь бандиты его серьезно предупреждали, что случится, если он покажет фото полиции. С другой стороны, необходимо подумать и о психике Шеннон. Та Шеннон, которую увезли от него, и та, которая вернется к нему (если вернется), это будут две разные женщины. Карсон понимал, что со временем, при помощи любви и нежности, Шеннон физически и нравственно окрепнет. И все же морально… Насколько сильна моральная устойчивость женщин в подобной ситуации? После таких переживаний и испытаний останется ли Шеннон психически нормальной? Будет ли их совместная жизнь навсегда запятнанной? В особенности если он покажет фото полиции? Шеннон всю жизнь будет помнить, что все ее неприятности известны тысячам людей, благодаря широкой информации в газетах.

    Чирли пришла к нему в гостиную. Она села на диван и проговорила, обняв коленки руками:

    — Долго раздумывая, мы ничего не сделаем. Из второго послания я поняла, что бандиты знают расположение вашего предприятия в Эль Секундо. С другой стороны, им особенно важно получить деньги. Для них это главнее, чем задерживать у себя вашу жену. Если бы вы могли достать деньги…

    — Пятьдесят тысяч долларов? Где? Даже если мне удастся добраться до банка и вернуться сюда, самое большее, что я смогу достать, это тридцать пять тысяч долларов.

    — Я думаю не о деньгах! — выпалила Чирли. — Я думаю о том, что если…

    — Что, если?

    — Если вы сделаете вид, что следуете их инструкции… Вы положите деньги в то место, о котором они писали. В тот момент, когда они придут за деньгами, вы застигнете их врасплох, и не только вернете Шеннон, но и жестоко отомстите этим подонкам.

    — Каким же образом?

    — Об этом у меня нет ни малейшего представления. Это вам следует найти такую возможность. Ведь вы мужчина!

    Карсон принялся обдумывать этот вариант. Шахта номер один находилась на краю огороженной территории, в плохо освещенном месте. Оно было отделено от его конторы дюжиной других таких точек. После того как он положит бювар под брезент, ему ничего не стоит найти укромное местечко, откуда он сможет наблюдать за шахтой. Если вместо того, чтобы шагать на стоянку машин, он поручит сделать это Чирли? Он подождет, пока один из бандитов или оба вместе придут за выкупом и… тогда он выйдет из прикрытия с револьвером в руке.

    — Ну что? — не выдержала Чирли.

    — Вы согласитесь пойти на риск, чтобы помочь мне высвободить Шеннон?

    — Я пойду на любой риск и сделаю все, что в моих силах.

    — Вы умеете обращаться с револьвером?

    — Я никогда не держала его в руках, но могу попробовать.

    — И вы будете стрелять, если понадобится?

    — Конечно.

    — Тогда решите для себя следующий вопрос. Сегодня вечером мы отправляемся на завод. Я прячу вас в своей конторе, которая располагается в пятнадцати ярдах от стоянки машин. Вы даже сможете увидеть ее из окна.

    — А дальше?

    — Предположим, что бандиты сдержат слово и один из них приведет Шеннон к стоянке машин. Вы сможете угрожать револьвером и даже стрелять из него, если возникнет необходимость, в то время как я буду занят гангстером, который придет за деньгами.

    — Отличная идея. А если их задержит сторож у ворот?

    — Исключено… Сторож покидает пост в шесть вечера. В течение дня он занимается проверкой въезжающих на территорию автомашин, а ровно в шесть его сменяет служащий, работающий в ночную смену. Но он не следит за входящими, у него другие обязанности. Он должен следить за выходящими.

    — Идея неплоха, — согласилась Чирли. — Мне это нравится, за исключением двух деталей.

    — Каких?

    — Где вы достанете два револьвера, ведь ваш полиция оставила у себя?

    — Да, но в отделе эксплуатации нет недостатка в револьверах. Инженеры и геологи частенько вынуждены вооружаться при разработке новой зоны. Мне стоит лишь потихоньку войти в отдел и взять там два револьвера.

    — Отлично. А как с деньгами?

    — А если я изготовлю «куклу»? Бумага, сложенная во много раз, будет похожа на настоящую банковскую пачку.

    — Эта идея мне не нравится. Из этого ничего не выйдет, Джеймс. Они сильны, эти подлецы, и они предупредили нас. Кто вам сказал, что приведший Шеннон не будет ждать условленного сигнала от другого гангстера, который пойдет за деньгами? Например, пересчитав деньги, он должен будет зажечь три раза фонарик или еще что-нибудь в этом роде.

    — Чистая правда, — согласился Карсон, — но я вам уже объяснил, почему я не могу пойти в банк.

    Чирли немного подумала, а затем спросила:

    — Каковы ваши основные обязанности в компании, Джеймс?

    — Я главный кассир.

    — И что вы делаете?

    — Я ведаю в основном денежными средствами для оплаты жалованья и счетов по договорам.

    — И компания держит деньги в конторе?

    — Когда как… Как раз сейчас у меня в несгораемом шкафу находится приличная сумма денег.

    — А вы можете взять их оттуда?

    — Нет.

    — Почему?

    — Потому что это не мои деньги.

    Чирли передернула плечиками.

    — Мне что, вам виднее, — заметила она. — Шеннон только моя сестра, но если бы я была ее мужем, я сделала бы бог знает что, чтобы вернуть ее живой и невредимой. Все что угодно. — Чирли вынула обе фотографии и сунула их под нос Карсону. — Вы видели это! По-вашему, что произошло между этими двумя снимками?

    — Мой бог! — воскликнул Карсон. — В какую игру вы играете, Чирли? Перестаньте мучить меня всяческими предположениями! Я иду доставать деньги.

    — А как вы это сделаете? Пойдете в банк, где вас немедленно задержат? Но ведь это может привести к непредсказуемым последствиям. Это может уничтожить все шансы на освобождение Шеннон.

    — Нет, туда я не пойду. Вы подали мне неплохую идею. Можно попробовать…

    Карсон подумал о деньгах, предназначенных для платежей по найму в Хемете и лежащих в пачках в его несгораемом шкафу. Карсон мог взять оттуда пятьдесят тысяч долларов, и никто не узнает об этом. Потом, как только он поймает этих двоих негодяев и вернет свободу Шеннон, он положит эти деньги обратно в сейф. Это будет не воровство, а временный заем. Если бы он посмел довериться Томсону или мистеру Горсу, то они, безусловно, дали бы ему эти деньги взаймы. И если дело повернется не так, как он рассчитывает, то он сможет заткнуть эту «дыру» из собственных средств.

    Чирли вновь не выдержала длительных размышлений Карсона и упрямо осведомилась:

    — Какого же рода ваша идея?

    — Я знаю, где смогу найти пятьдесят тысяч долларов, не выходя отсюда ранее назначенного гангстерами времени.

    — Вот и хорошо! — обрадовалась Чирли.

    Карсон печально вздохнул и отправился на кухню выпить кофе.

    Глава 10

    Без часов Карсону стало совсем плохо. Всякий раз, когда ему было необходимо уточнить время, он вынужден был ходить на кухню, чтобы взглянуть на будильник, висевший на стене. За пять часов он проделал это путешествие не менее пятидесяти раз.

    Он был недоволен. Люди шерифа нашли его часы и деньги, но не возвратили их ему. Другая деталь: если бандиты хотели сорвать с него выкуп, зачем им тогда понадобились часы и сорок два доллара наличными? И почему после кражи они подкинули свою добычу назад? Чтобы бросить на него тень подозрения в убийстве?

    Все это совершенно ни с чем не вязалось…

    Не считая Чирли, в настоящее время его раздражала вода, которая все время текла и текла. У Шеннон не было особого пристрастия к воде. Это он понял с первых дней их знакомства. Ее сестра, наоборот, чувствовала себя настоящей сиреной. Если один кран был закрыт, значит открыт другой. Кажется, ее мучила жажда, и она оставляла кран открытым, чтобы вода стала похолоднее. Потом Чирли мыла голову шампунем и стирала чулки или белье. Остаток времени она тратила на влажную уборку. В настоящий момент она принимала ванну и было слышно, как спускалась вода по стоку, в то время как горячий кран действовал на полную мощность. Что-то постоянно булькало и лилось…

    — Я прошу вас, Джеймс! — прокричала Чирли через неплотно прикрытую дверь. — Перестаньте бродить, как душа без покаяния. Не думаете ли вы, что это успокаивающе действует мне на нервы?

    — Я ничего не могу с собой поделать.

    — Флики все еще стоят у дома?

    Он еще раз подошел к окну и приподнял штору.

    — Да, но мне кажется, что Уэнси с напарником сменили другие флики.

    — А как мы сможем их обмануть?

    — Мне кажется, что я нашел способ избавиться от них.

    — Какой?

    — Я сообщу об этом позже, когда вы кончите мылиться.

    Карсон старался успокоиться. Он взял обе фотографии, положил их на низкий столик и принялся старательно изучать. На стройном теле своей жены ему не удалось разглядеть ни синяков, ни царапин. На одной из фотографий у Шеннон были немного припухшие глаза, как будто она недавно плакала. Эти бандиты, видимо, не решались ее избивать. Их дьявольский садизм изыскивал другие способы, более действенные. В каком виде он найдет Шеннон?

    — Как жаль, что все это случилось не с Чирли, — пробормотал он.

    Он сравнивал женщину, лежавшую на фотографии на беспорядочно смятой кровати, с той, которая в настоящий момент полоскалась в ванной. Чирли была платиновой блондинкой, в то время как даже на фотографии волосы Шеннон были темно-каштанового цвета. Но помимо этого видимого различия, сестры были необыкновенно похожи друг на друга. Только по капризу природы они не родились близнецами. У них были одинаковые ноги, одинаковый рост, такая же талия и такие же серые глаза. Но на этом сходство заканчивалось.

    Чирли красила ногти на руках и ногах очень яркими цветами. Шеннон находила это вульгарным. Она пользовалась духами очень умеренно и употребляла одеколон. Чирли же обливалась духами с сильным запахом. Одна лишь слегка использовала косметику, другая мазалась очень сильно.

    Он сунул фотографии обратно в конверты и положил их во внутренний карман своего пиджака. Карсон решил, что делать дальше. Надо постараться обмануть фликов, но если ему это не удастся, он покажет им эти фотографии и послания, написанные вырезанными из газет буквами и измененным почерком, чтобы доказать, что Шеннон жива. Потом он будет умолять их позволить ему войти в контакт с похитителями.

    Вода из крана в ванной перестала течь, теперь она сливалась через выпускную трубу. Через несколько секунд появилась Чирли в одной комбинации. Она вытирала волосы полотенцем.

    — А как насчет обеда? — поинтересовалась она. — В холодильнике только банка артишоков.

    — Поедем обедать в город, — проворчал Карсон.

    — Отлично. В силу обстоятельств у меня не должно быть аппетита, но все же я испытываю волчий голод, — она снова направилась в ванную. — Я вернусь к вам, как только наведу макияж.

    Было почти половина девятого, когда Карсон и Чирли покинули дом и влезли в машину, стоявшую рядом с полицейской. Люди шерифа не сделали ни малейшей попытки задержать их, но фары их автомобиля были отлично видны на некотором расстоянии от них, хотя Карсон старался слиться с потоком машин на шоссе. Движение в тот вечер было таким же интенсивным, как и всегда. У подножия холма дорога раздваивалась, но вместо того, чтобы взять налево к центру Ривьеры, Карсон круто повернул к океану.

    — Что вы делаете? — запротестовала Чирли. Она была в дурном настроении. — Ведь ваш завод с другой стороны. Что случилось? Вы же обещали отвезти меня пообедать… а теперь для этого слишком поздно.

    Карсон не удосужился ей ответить. Он проехал с полмили, а потом повернул направо, чтобы втиснуться на почти заполненную стоянку машин. Громадная неоновая вывеска гласила, что заведение открыто всю ночь. Он нашел свободное место неподалеку от двери и остановил машину, которая своей позолоченной надписью выделялась среди других.

    — Какая же у вас программа? — осведомилась Чирли.

    — Мы пообедаем.

    — Неужели? — недовольно проронила она, следуя за ним в ресторан.

    Неподалеку от двери находился буфет, в котором продавались сандвичи и безалкогольные напитки. Держа Чирли за локоток, Карсон провел ее до кассы, где заказал сандвичи и две чашки кофе.

    — Вы же говорили об обеде! — возмутилась Чирли.

    — Замолкните и кушайте! — сухо приказал Карсон. — Я знаю, что делаю. По крайней мере, я на это надеюсь.

    Он взялся за сандвич без всякого аппетита и небрежно глянул через плечо. Один из полицейских вглядывался в окно ресторана, приложив руку ко лбу. Удовлетворив любопытство, он растворился в ночи.

    «Вероятно, он направился к форду, стоящему возле двери», — подумал Карсон.

    — Отправимся и мы, — сказал он. — Возьмем сумку и запасемся провизией. Надо, чтобы они подумали, что мы ее набираем на целую неделю.

    — Вы не будете доедать сандвич, Джеймс? — поинтересовалась Чирли, глядя на почти нетронутый сандвич Карсона.

    — Нет.

    — Тогда я возьму его, — и завладев сандвичем, она принялась его уничтожать. А поскольку официантка рассмеялась, она заявила: — Может, я ему помогаю и ем за двоих…

    С самым естественным видом Карсон взял маленькую тележку и принялся толкать ее по аллее, где располагались различные лавки с продуктами. Время от времени он протягивал руку и клал в сумку консервы и другие продукты. Его наполовину заполненная тележка подъехала ко входу в магазин. Он кинул быстрый взгляд через плечо, чтобы убедиться, что за ним не следят, и, бросив тележку, быстро миновал двойную дверь, увлекая Чирли в лавчонку позади магазина, а оттуда выскочил на соседнюю улицу.

    — Скорей! По этой улочке мы обогнем магазин.

    В конце улочки находилось почтовое отделение, а возле него — стоянка такси. Карсон открыл дверцу ближайшего такси, втолкнул туда Чирли, влез сам и обратился к шоферу:

    — Поезжайте, сейчас я назову вам адрес.

    Шофер закрыл дверцу, включил мотор и отъехал. Чирли откинулась на кожаном сиденье и выронила горчицу из пальцев. Ее дурное настроение улетучилось.

    — Я беру назад все слова, что ранее говорила, — промолвила она. — Все было проделано отлично. Вы блестяще обманули фликов, но вы не дали мне допить кофе.

    — Они сказали в девять часов, — думая о чем-то своем, заметил он.

    Карсон опустил стекло, отделявшее их от водителя, и дал ему адрес нефтяной компании.

    Они подъехали туда ровно в девять часов. Карсон велел остановиться перед дверью. Как он и объяснял Чирли, у входа не было никакого сторожа. Очарованная, Чирли во все глаза смотрела на все это великолепие.

    — Первый раз в жизни я вижу вблизи такое здание, — призналась она. — Пышность без обмана. Можно подумать, что это изображены цыплята, собирающие маис.

    — Тонко подмечено, — согласился Карсон.

    На стоянке стояло с полдюжины машин. Вероятно, их владельцы являлись работниками лабораторий, которые оставались на заводе до позднего вечера. Стало довольно темно, на землю опустился густой туман. Когда они подошли к стоянке, любопытство Чирли сменилось чувством страха.

    — Здесь как-то жутко, — произнесла она дрожащим голоском.

    — Немного безлюдно, это правда, — согласился Карсон, открывая дверь своей конторы. — Останьтесь здесь, а я возьму револьверы.

    — А если сюда кто-нибудь придет?

    — Никого не будет, — заверил ее Карсон. — Ни один из служащих не заглядывает сюда, даже сторож. Им хватает дел наверху. А бригада уборщиков приходит только в четыре утра.

    Карсон вошел в коридор, который вел в отдел эксплуатации. Оружие находилось там, где он и ожидал: в ящике письменного стола Менделсона. Карсон взял кольт 38-го калибра для себя, а для Чирли подыскал «Смит и Вессон» 32-го калибра, Затем он потратил немного времени на розыски патронов и, зарядив оба револьвера, вернулся в свое бюро. Ему понадобилась всего пара минут, чтобы открыть сейф. Он взял пятьдесят тысяч из суммы, отложенной для платежей по найму в Хемете.

    — А что будет, если вы не сможете вернуть эту сумму? — поинтересовалась Чирли, поглядывая на остаток денег. — Сколько там внутри? Миллион?

    — Нет, около ста тысяч, — пробурчал Карсон, укладывая пачки в кожаный бювар. — И эти деньги лягут на свое место, как только мы освободим Шеннон.

    На его письменном столе стояли мраморные часы в виде человечка, внутри которого налито виски. Но человечек был пуст уже давно. Часы ходили точно и в настоящее время показывали девять часов семь минут.

    Карсон закрыл бюро.

    — Вы помните, что вы должны делать? — спросил он Чирли.

    Она повторила данные им ранее инструкции.

    — Я жду возле окна, но так, чтобы меня не заметили. Когда появится машина, если они приедут на автомобиле, я посмотрю на происходящее. Если один из них покинет машину, чтобы идти за деньгами, я дождусь вашего возвращения. Если они выйдут оба, я выбегаю, освобождаю Шеннон из плена и привожу ее в вашу контору, то есть сюда.

    Карсон вынул из кармана фонарик и выключил верхний свет в помещении.

    — А если вы окажетесь в затруднительном положении? Или если они попытаются скрыться, не освободив Шеннон?

    — Я выстрелю в воздух два раза. Во всяком случае, я не буду стрелять по машине из боязни ранить Шеннон.

    Это было все, и этого было очень мало. Он пожалел, что не обратился к Розенкранцу. Его план, когда он беседовал с Чирли, казался простым, но теперь он уже так не думал. Карсону хотелось находиться одновременно в двух местах.

    — Может будет лучше, если я останусь здесь, — сказал он Чирли, которая уже уселась на подоконник и смотрела вниз.

    — Почему?

    — Потому что это то место, на которое обещали привезти Шеннон. Что дает нам уверенность думать, что ничего не случится? Что может помешать им уехать так же, как они приехали?

    — Ничего, — согласилась Чирли, — но в такой операции, как эта, есть много спорных моментов. Откуда вы можете знать, приедут ли они вообще на машине? Кто нам может это сказать? А может, они уже здесь? Может, они совсем близко от нас? Они же вам сказали, чтобы вы лично отнесли деньги к шахте номер один. К тому же, я даже не представляю, где находится эта шахта. Для меня они все похожи между собой.

    Карсон вытер рукавом пиджака потное лицо.

    — Вы правы. Но как только я сведу счеты с парнем, который заявится за деньгами, я немедленно вернусь сюда.

    — Хорошо. Я вас подожду, не беспокойтесь.

    После того как Карсон оставил позади себя освещенные окна лаборатории, он очутился в полной темноте. Земля позади домов была неровной, кроме того, она была скользкой от нефти и частых дождей. Освещая пост, он поскользнулся.

    Верный инструкции, данной бандитами, он приподнял брезент, прикрывающий оборудование, сунул туда бювар и вновь опустил брезент. Затем он сделал несколько шагов назад и закричал:

    — Я исполнил ваше требование! Сделайте то же самое. Я возвращаюсь на стоянку. Горе вам, если там не окажется моей жены!

    Его голос утонул в густом тумане. Он не услышал отклика. Слышался лишь приглушенный шум насосов и ритмичные удары волн о берег, находящийся отсюда на некотором расстоянии. С того места, где притаился Карсон, он видел снопы света от фар машин, движущихся потоком по дороге, которая проходила совсем близко от него. Он увидел пару фар, отделившихся от вереницы автомобилей, затем машина проехала через ворота. Она приблизилась к стоянке машин, и ее фары погасли.

    Карсон с трудом подавил возникшее у него в этот момент желание побежать со всех ног к стоянке. Но он не мог рисковать сейчас жизнью Шеннон. Лучше придерживаться задуманного плана. Он хотел не только разыскать Шеннон, но и прикончить насильников, которые так измывались над ней. Карсон осторожно придвинулся к стоянке, потом, сделав полукруг, спрятался позади склада утиля, откуда мог все хорошо видеть.

    Так как его глаза уже привыкли к темноте, он стал различать окружающие его предметы, затем услышал шорох и понял, что это поднимают брезент, под который он спрятал выкуп.

    «Все идет по плану», подумал Карсон и вышел из укрытия.

    Он включил фонарик и направил его луч на вымогателя, одетого в полинялую желто-голубую куртку и трикотажные брюки. Это был, действительно, один из подонков, которые напали на Шеннон в трейлере. Карсон холодно произнес:

    — Один лишний жест или крик о помощи и я продырявлю тебе башку.

    У вымогателя был вид крысы, угодившей в капкан.

    — Я ведь говорил Пату, что вы сыграете с нами штуку. Но нет, он всегда все знает! Легко, как поздороваться, так он сказал.

    Уверенный в себе, Карсон сделал два шага вперед и тут же услышал, что позади него кто-то шевелится. Ударом дубинки по руке у него вышибли фонарь. Яркий свет вспыхнул в мозгу Карсона, и он упал, словно парализованный, но с ясной головой. Сейчас он стоял на коленях в грязи.

    Благодаря случаю, фонарь упал на землю таким образом, что его свет освещал лицо нападавшего: это оказался второй негодяй.

    — Итак, парень, вот тебе маленький сюрприз, — с мерзкой усмешкой прогнусавил тот.

    Руки Карсона были погружены в грязь. Он пытался встать на ноги, когда услышал два выстрела и голос Чирли, отчаянно кричавшей:

    — На помощь, Джеймс! На помощь!

    Негодяй с бюваром ударил Карсона ногой в живот и с издевкой обратился ко второму гангстеру:

    — Чего ты ждешь? Разве не видишь, как страдает этот хороший парень? Еще один приличный удар пойдет ему на пользу! Давай!

    Карсон попытался защитить голову руками, испачканными в глине, чтобы ослабить удар, но у него ничего не получилось. Он снова получил удар дубинкой по затылку.

    — Салют, покойничек! — выпалил ударивший с гнусной ухмылкой. — Будь здоров!

    Глава 11

    Карсон никак не мог вздохнуть полной грудью. Он судорожно барахтался, чтобы освободиться. Наконец с огромным трудом, порвав одежду, ему удалось выкарабкаться из глины. Он поднялся и неподвижно простоял некоторое время.

    Гангстеры исчезли. Слышался лишь шум машин на шоссе и шуршание прибоя. Карсон постоял еще, потом, шатаясь, побрел к конторе. Придя туда, он включил свет. Чирли неподвижно лежала перед окном. В ее руке был судорожно зажат револьвер. Карсон намочил салфетку в умывальнике и попытался приподнять Чирли, но лишь измазал ей лицо глиной. Он вернулся к умывальнику, снова намочил салфетку и приложил ее к затылку Чирли.

    — Чирли, — умолял он, — послушайте меня… — она открыла глаза, и он продолжил: — Скажите мне, где Шеннон?

    — Я ничего не знаю, — пробормотала она. — Я ее не видела. Я заметила приближающуюся машину, потом услышала позади себя какой-то шум в темноте. Там кто-то был… Мне стало страшно, я выстрелила два раза, как вы меня учили, и позвала вас.

    — А что потом?

    — Кто-то меня оглушил.

    Карсон протянул ей руку, чтобы помочь встать, но она покачала головой.

    — Ваши руки все в глине. Пойдите умойтесь…

    С помутившимся разумом и избитым телом, он стал напускать в умывальник воду. Чирли приподнялась и, шатаясь, приблизилась к нему.

    — Но ведь вы не отдали весь фрик без выкупа Шеннон?

    Слишком измученный, чтобы произнести хотя бы слово, Карсон вяло качнул головой.

    — Проклятый дурак! — с презрением в голосе воскликнула Чирли, но потом уже более спокойно добавила: — Извините меня, Джеймс. Они вас тоже оглушили?

    — Да. Вероятно, они наблюдали за нами с момента нашего прихода. Я уверен, что они не привозили с собой Шеннон.

    — Тогда где же она?

    — Я ничего не знаю.

    — И они унесли деньги?

    Карсон опять качнул головой.

    — Один из них держал деньги, а другой в это время ударил меня, — пояснил он.

    В глубине сознания Карсон понимал, что здесь что-то не так. Его смущала последовательность событий, но что именно, понять он не мог. Единственная вещь, которая сейчас его удручала, — это то, что он не сумел спасти Шеннон.

    — Ну, как? — спросил он Чирли.

    — Так себе, — ответила она, массируя себе затылок.

    — Вы не разглядели того, кто вас ударил?

    — Нет. А вы? Это были парни из трейлера?

    — Безусловно!

    Карсон постепенно смыл с лица и рук остатки глины. Что же касается одежды, то тут он ничего не мог поделать. Он уронил салфетку на пол и сел за письменный стол. Потом он попытался припомнить номер телефона Розенкранца.

    Чирли склонилась над столом и спросила:

    — Что вы собираетесь делать?

    — То, что я должен был сделать с самого начала, предупредить полицию.

    Он уже хотел снять телефонную трубку, но Чирли остановила его.

    — Нет, Джеймс, теперь вы не сможете этого сделать. Особенно теперь…

    — Почему?

    — Деньги, — показала Чирли на сейф. — Эти пятьдесят тысяч вам не принадлежали.

    Он совсем забыл об этом. В настоящий момент он не смог улучшить положения жены, а сам очутился в ужасной ситуации. Карсон был уверен лишь в одном: мистер Томсон и мистер Горс хорошие люди, но они должны считаться с акционерами, а те, без сомнения, весьма косо посмотрят на кассира, который «занял» из кассы компании такую сумму.

    — Да, эти деньги мне не принадлежали.

    — В таком случае, будет лучше, если вы… если мы поскорее уберемся отсюда, — посоветовала Чирли. — Вы знаете, как я переживаю за Шеннон, ведь это моя младшенькая. Но если вас отправят в тюрьму, это не улучшит дела. А что если улететь на первом же самолете в Мексику или Гватемалу?

    Но Карсон не собирался паниковать.

    — Нет, я никогда не показывал спину опасности. А с другой стороны, не можем же мы бросить Шеннон. Теперь этим должны заняться в полиции.

    Карсон поднял телефонную трубку и назвал номер телефона комиссариата, когда какая-то машина въехала в ворота завода и резко затормозила под окнами его конторы. За этой машиной следовала вторая, третья и четвертая. Неожиданно вестибюль заполнился вооруженными людьми в форме.

    Подняв глаза, Карсон увидел помощника шерифа Уэнси, который направил на него револьвер.

    — Отлично, — произнес Карсон. — Я как раз звонил вам.

    — Очень в этом сомневаюсь, — Уэнси отодвинулся немного в сторону, чтобы дать пройти Розенкранцу и лейтенанту Вильямсу.

    Последний сразу спросил:

    — Итак, новая жертва, Карсон?

    — Нет, — с безнадежным видом ответил Карсон. — Я очень сожалею, поверьте. Только сейчас я вынужден был отдать пятьдесят тысяч долларов.

    — Интересно, если поверить, что вы не лжете, — заметил Розенкранц. Взглянув на Чирли, которая все еще стояла, склонившись над краем стола, он продолжил: — Скажите мне, мисс Гри, почему всякий раз, когда мы имеем дело с Карсоном, мы обнаруживаем вас рядом с ним? Это не кажется вам странным?

    — Не вижу в этом ничего странного, — отрезала Чирли. — Во всяком случае, я его невестка.

    — Действительно, — сухо признал этот факт инспектор. — Об этом вы сообщили мне уже давно. Вы даже сообщили, что вы сделали, чтобы утешить его. И если судить по тому, что мы узнали за последние полчаса, это, должно быть, одно из ваших любимых времяпровождений. Но вернемся к этому чуть позже. Кто выстрелил два раза?

    — Откуда вы узнали, что стреляли два раза? — удивилась Чирли.

    — Здесь я задаю вопросы.

    — Хорошо. Это я стреляла.

    — По кому?

    — Ни по кому. Я стреляла, чтобы позвать Джеймса, только и всего. Ясно?

    — А где он был?

    — Там, наверху… Выплачивал выкуп тем двум подонкам, которые похитили мою сестру.

    — Я же говорил вам, что она выдумает хорошенькую историю, — заметил Вильямс.

    — Это не «хорошенькая история», а чистая правда, — возмутилась Чирли. — И если вы такие умные, то почему вы не приехали на четверть часа раньше?

    — Мы приехали, как только нас предупредили, — ответил Вильямс, пожимая плечами.

    — И что же вам сказали? — осведомился Карсон.

    — Что вас видели в вашей конторе, что слышали два выстрела и крик женщины, зовущей на помощь.

    — И вы приехали с другого конца Лос-Анджелеса всего за четверть часа? — недоверчиво поинтересовался Карсон.

    — Нет, — возразил Розенкранц, — из вашей квартиры.

    — Из моей квартиры?

    — Совершенно верно. Мы приехали туда через несколько минут после того, как вы обманули ваших стражей у ресторана. Закон разрешает нам входить без приглашения, если в этом есть необходимость. Это факт. И там мы сделали интересные открытия.

    У Карсона не было ни малейшего желания знать, что еще они у него обнаружили. Он предпочел бы, чтобы флики, вместо того чтобы пытаться обвинять его в убийстве жены, занялись ее розысками. Он и заявил им об этом.

    — Прежде чем обсуждать это, — возразил Розенкранц, — меня волнует, что вы придумаете на этот раз? Что вы тут делали?

    Карсон не успел даже разомкнуть губ, как за него стала отвечать Чирли.

    — Это началось утром с экстренного письма. Я позвонила Джеймсу, чтобы он поскорее возвращался домой. Я знала, что это срочное письмо.

    — Каким образом вы это определили?

    — Я вскрыла его.

    — Вы всегда вскрываете корреспонденцию, человека, с которым только что познакомились?

    — Да, — Чирли поняла тайную мысль инспектора и воскликнула: — Идите вы к черту! Я не буду вам больше отвечать. Во всяком случае, не раньше, чем посоветуюсь с адвокатом.

    — Вам необходим адвокат?

    — Ей он совершенно не нужен, — вмешался в перепалку Карсон. — Она ошеломлена, вот и все. Возможно, мне понадобится адвокат, но никак не ей. Она не имеет ничего общего с этой историей с деньгами.

    Схватив один из стульев в кабинете, Розенкранц плюхнулся на него и проговорил:

    — Вот что мне нравится в моем ремесле. Хоть и платят нам мало, но зато очень интересная работа. О каких деньгах вы толкуете, мистер Карсон?

    — О пятидесяти тысячах долларов, которые я взял из несгораемого шкафа.

    — Вы хотите сказать, что в вашем сейфе сейчас зияет дыра на эту сумму?

    — Да.

    — Вы меня буквально ошеломили. И когда вы взяли эти деньги?

    — Сегодня вечером, несколько минут назад.

    — Вы в этом уверены?

    — Абсолютно! Если я и взял деньги компании, то лишь потому, что боялся идти в банк, чтобы взять там свои сбережения. Я понимал, что эти типы, похитившие жену, наблюдают за домом, потому что в письме, в котором они требовали от меня выкуп, они предупредили, что, если я обращусь в полицию, они прикончат Шеннон.

    Розенкранц и Вильямс обменялись быстрыми взглядами.

    — Немного туманно, но ошеломляюще, — оценил обстановку Вильямс. — Продолжайте, мистер Карсон. Когда вы получили требование выкупа?

    — Сегодня утром. Вернее, в первом послании еще не содержалось требования. Там сообщалось, что они держат у себя Шеннон, что она жива и что она вернется ко мне. Но если я покажу это послание полиции, точнее фотографию моей жены, они убьют ее.

    — Фотографию? — еще более удивленно спросил Розенкранц.

    Карсон рассказал полицейским все более детально. Он сообщил про первую фотографию, затем про вторую, про требование выкупа, про условия, выдвинутые бандитами.

    — Эти послания подписаны? — осведомился Розенкранц.

    — Да. Последнее было подписано «Драгуны египетские».

    — Ах, да! Это же название, как вы утверждаете, вы прочли на блузах похитителей.

    — Совершенно верно.

    — Интересно, — заметил Розенкранц, — очень интересно.

    В настоящий момент, должно быть, что-то около полутысячи полицейских разыскивают вашу жену, а также обоих похитителей, о которых вы дали подробные сведения. Если не правдивые, то, во всяком случае, детальные. Кроме того, несмотря на то, что за вашим домом наблюдали два моих человека, эти юные «драгуны» не старались скрыться где-нибудь, а свободно разъезжали по городу и отправляли срочные письма. Они легко проникли на черную лестницу вашего дома и сами, лично, подсунули под молоко послание с требованием выкупа. Это письмо вы случайно обнаружили, потому что эта молодая особа не любит пить кофе без молока.

    Эпизод, рассказанный инспектором, действительно казался неправдоподобным, но, вместе с тем, все так и произошло. Карсон сознавал это.

    Инспектор тем временем продолжал:

    — Потом, после получения письма, вы, вместо того чтобы незамедлительно сообщить об этом в полицию, оставались вместе с мисс Гри в квартире почти до половины девятого вечера. Что вы за это время делали?

    — Я мыла голову и принимала ванну, — сообщила Чирли, — и еще немного постирала.

    — Так-так, — саркастически заметил Розенкранц. — Возникла необходимость вымыть свое грязное фамильное белье!

    Карсон резко выпрямился.

    — Я протестую против подобных заявлений! Придержите свой язык за зубами, — зло произнес он.

    — Я думаю, что теперь вы захотите заставить меня поверить, что вы никогда не были любовником мисс Гри? — усмехнулся инспектор.

    — Я… — начал Карсон. — Послушайте, вы ничего не понимаете. То, что произошло между мной и Чирли, не имеет ничего общего с Шеннон. Я не выдумывал ни фотографий, ни требований о выкупе. Так же как и тогда в трейлере, я действовал только в интересах жены. Вы должны мне поверить, инспектор. Почему вы отказываетесь выслушать меня?

    — Я только тем и занимаюсь, что слушаю ваши бредни, — возразил инспектор, поднимаясь с места. Затем он обратился к Уэнси: Не принесете ли нам ящичек, который мы обнаружили у мистера Карсона.

    Уэнси вышел и через некоторое время вернулся, неся какой-то ящичек. Розенкранц показал его Карсону и осведомился, узнает ли он его.

    — Безусловно, — не стал возражать Карсон. — Он принадлежит мне.

    — И я так думаю, — сказал инспектор, покачивая головой. Он открыл металлический ящичек и вынул оттуда конверт, который Шеннон доверила Карсону, после чего инспектор принялся последовательно вытаскивать и переписывать все документы, которые находились в конверте, кладя их один за другим на стол.

    — Удостоверение о свадьбе… выписка из счета в банке на имя Шеннон Гри… удостоверение о гражданской безопасности… полис на страхование жизни Шеннон Гри на сумму в тысячу сто долларов в пользу ее сестры Чирли Гри.

    Прежде чем положить этот документ на стол, Розенкранц долго держал его в руке и внимательно изучал.

    — Немного маловато для красивой девушки, как вы считаете, мистер Карсон? К счастью, имеется еще вот это, — прибавил он, вынимая последний документ и кладя его на стол. — Страхование на время путешествия, составленное на имя миссис Шеннон Карсон в пользу ее мужа Джеймса Карсона на сумму в пятьдесят тысяч долларов. Этот документ был составлен две недели назад. Он действителен в течение тридцати дней.

    Пока инспектор говорил, в комнате воцарилась мертвая тишина. Розенкранц спокойно закончил:

    — Для нас этого достаточно, Карсон. Вот основание для преступления. Вы не ждали сегодняшнего вечера, чтобы украсть деньги нефтяной компании Эль Секундо. Это случилось несколько месяцев назад. Вы пытались упростить себе ситуацию, прикончив жену в конце двухнедельного путешествия. Но вам стало страшно. Вы поняли, что вам не удастся обмануть нас, и придумали историю с двумя бандитами, выкупом и прочим, чтобы скрыть то, что вы сотворили на горе. Ну, теперь сознавайтесь, что вы проиграли игру, и скажите нам, где вы зарыли труп миссис Шеннон.

    Карсон почувствовал, что весь позеленел. Ноги перестали держать его.

    — Нет, — прошептал он. — Я даже не знал, что Шеннон застрахована. И я не убивал ее. Я любил ее.

    — Ну да, — вмешался Уэнси. — Вы так сильно ее любили, что не успела ваша жена покрыться трупными пятнами, как вы переспали с этой шлюхой.

    Чирли яростно откинула назад прядь волос, которая падала ей на лоб. В этот момент ее сфотографировал какой-то репортер.

    — Я вам совершенно не верю, — злобно прошипела она. — Джеймс Карсон не убивал мою сестру. И это не он виновен в том, что произошло ночью. Виновата я! Если бы я не вошла в его комнату, ничего бы не произошло. — Ее глаза наполнились слезами, и она добавила: — И я знаю, что он не лгал, когда говорил о бандитах.

    — Вы их видели? — полюбопытствовал Розенкранц.

    — Нет, — призналась Чирли. — Но я видела другое. — Ее лицо осветилось. — Кое-что, что доказывает, что вы просто шайка идиотов. Я видела фотографии Шеннон и требование выкупа. Ну, Джеймс, — обратилась она к Карсону, — покажите-ка им доказательства, что Шеннон жива.

    — Фотографии! — воскликнул Карсон. Он сунул руку во внутренний карман пиджака и побледнел.

    — Что с вами, Джеймс? — испуганно спросила Чирли.

    — Фотографии исчезли. Мерзавцы, вероятно, захватили их вместе с выкупом, когда один из них оглушил меня.

    Глава 12

    Несмотря на то что были открыты все окна, в машине лейтенанта Вильямса царила жара. Слышалось завывание сирены, ритмичный шум мотора и шелест шин по асфальту. Карсон ощущал крепкое бедро Чирли, прижатое к нему. Время от времени она похлопывала его по колену или сжимала ему руку, чтобы доказать, что она — единственное человеческое существо, сохранившее в него веру. Устремив тяжелый взгляд на дорогу, которая освещалась фарами машин, Карсон как бы застыл. У него было такое чувство, что все это он уже когда-то видел. Сколько времени может продолжаться этот кошмар? Где предел человеческого терпения и выносливости?

    «Я, Шеннон Гри, принимаю в мужья Джеймса Карсона… в радости и горе…»

    А теперь… Ему очень хотелось, чтобы Чирли перестала сжимать его ногу. Это производило весьма плохое впечатление на лейтенанта Вильямса и на Уэнси. Если она будет продолжать, то ее признательность и «доверие» приведут его прямо в газовую камеру. Карсона интересовало, куда его везет лейтенант Вильямс. Он узнал одну из улиц, которая через каньон плавно переходила в прибрежную аллею Сан-Фернандо. Они обогнули гору и взяли направо, по направлению к Вентури. Карсон понял, где они находятся и куда направляются. Его везли на север мимо тиссов, дубов и холмов, к месту, где произошла трагедия. Теперь, когда полиция решила его задержать, его тащили на место преступления в надежде, что шок при виде трейлера заставит его выдать себя. Признаться в преступлении, которого он не совершал!

    А в это время агония Шеннон продолжалась. Теперь у бандитов была Шеннон и пятьдесят тысяч долларов. И он ничего не мог поделать, абсолютно ничего! Его даже не слушали, когда он выкрикивал им в лицо слова правды. Поворот на вершину показался ему совершенно иным, чем тогдашней ночью. В ту ночь шел дождь, и это уединенное место было погружено во тьму. А теперь местность освещалась полудюжиной прожекторов.

    Лейтенант остановил свою машину между двумя другими фургонами полиции. К дверце автомобиля сразу же подошел помощник шерифа.

    — Ничего нового, — сообщил он. — Хотя склон прочесывали весь день. Уже слишком поздно для поисков. Местность достаточно уединенная, и так как неизвестно, в каком направлении искать, труп может лежать здесь до скончания века.

    — Карсон осветит нам этот вопрос, — заверил его Вильямс, выходя из машины. — Не правда ли, Карсон?

    — Весьма сожалею, но ничем не могу вам помочь, — ответил Карсон, глядя ему прямо в лицо.

    — Почему?

    — Потому что я не убивал жену!

    — Вы знаете, что я думаю, — начал Уэнси, открывая дверцу машины. — Выходите, Карсон. Я намерен провести небольшой эксперимент. Говорят, что жизнь состоит из больших разочарований.

    Карсон осмотрелся по сторонам. Все здесь изменилось. Поворот, совершенно пустынный в обычное время, был наполнен людьми: журналистами, фотографами и полицейскими. В тот момент, когда Чирли влезала в трейлер против своего желания, ее успели сфотографировать многие репортеры. Один из журналистов настырно приставал к Карсону:

    — Одно небольшое интервью для газеты, — предложил он. — Обычная история… Меня интересует, как вы убили жену, ваши ощущения при этом, и вообще поподробнее. Наша газета хорошо вам заплатит.

    Карсон заставил себя воспользоваться этим случаем.

    — Историю вы знаете. Два негодяя напали на мою жену. Затем заставили ее влезть в трейлер, изнасиловали, посадили в свою машину и увезли. А сегодня утром я получил две ее фотографии и требование выкупа за нее… Когда я попробовал отдать этот выкуп, меня избили и отняли деньги.

    Журналист отвернулся в сторону, потеряв к Карсону всякий интерес. Теперь трейлер показался Карсону небольшим. В нем присутствовали не только полицейские, но и как бы его воспоминания о случившемся. Инспектор Розенкранц сидел на лавочке. Он дал знак Карсону и Чирли, чтобы они устроились напротив него за маленьким столиком.

    — Чтобы не было никаких проволочек, — проронил он, — мы быстро приступим к освещению деталей происшествия.

    Карсон пришел в ярость и нервно проговорил:

    — Я не могу запретить вам делать то, что вы хотите, но я должен еще раз предупредить вас, что вы зря теряете время. Я не убивал жену, и я совершенно обескуражен вашей уверенностью в этом.

    — Но ведь купить трейлер ваша идея?

    — Нет, такое пожелание высказала миссис Карсон.

    — Это не совсем то, что сообщил продавец.

    — Мне наплевать на то, что там болтал этот торгаш!

    — Миссис Карсон ранее ездила в трейлере?

    — Нет. Для нее это было так же ново, как и для меня.

    — Но вместо того чтобы отправиться в отличный отель в Палм Спрингс или Лас-Вегасе; она захотела во что бы то ни стало приобрести трейлер, в котором пришлось бы делать то, что обычно не нравится молодым женщинам: кухня, посуда, уборка… Это не кажется вам несколько необычным, мистер Карсон?

    — Кажется мне это странным или нет, но все так и было.

    — Дальше… — продолжал Розенкранц, как будто озаренный новой идеей. — Как насчет хозяйства? Скажите, миссис Карсон была хорошей хозяйкой?

    — Отличной.

    — Во время вашего двухнедельного путешествия она содержала все в образцовом порядке, да?

    — В прекрасном.

    — Она вытирала стены, двери, мебель и прочее каждый день?

    — Нет, до этого дело не доходило.

    — Тогда как же вы объясните отсутствие каких-либо отпечатков пальцев?

    — Возможно, бандиты вернулись, — уверенно предположил Карсон. — Они решили все уничтожить, чтобы после них не осталось никаких следов.

    — Бандиты оказались весьма предусмотрительными, — согласился Розенкранц. — Это уже не черные блузы, а белые передники. Мне в первый раз приходится сталкиваться с подобным случаем. А может, им помогла миссис Карсон? Между двумя… физическими упражнениями… скажем?

    Чирли сразу же встала на защиту Карсона.

    — Ради бога! — воскликнула она. — Когда вы перестанете мучать бедного парня? Вы не считаете, что он и так достаточно пострадал? Разве вы не видите, что он на грани потери рассудка?

    — На вашем месте, мисс Гри, я бы не вмешивался в эту грязную историю, — заметил инспектор Розенкранц, глядя на Чирли без всякой симпатии. — В настоящий момент я хочу верить, что вы не замешаны в эту историю. Зная ваше прошлое — а я смотрю на вещи так, как я их вижу, — я уверен, что ваша амбиция не продлится дольше определенного времени, ведь вам нужна дешевая реклама в прессе. Но я обязан вас предупредить, что, если вы будете подтверждать версию Карсона, что видели эти два снимка вашей сестры, мы быстро причислим вас к подозреваемым. Ваша сестра исчезла. По нашему мнению — она мертва, а вы располагаетесь у человека, которого мы считаем виновником ее гибели.

    Чирли открыла рот, чтобы возразить… но передумала.

    — Он прав, Чирли, — сказал Карсон. — Не вмешивайтесь. Если я не найду Шеннон, остальное не имеет для меня никакого значения. Даже смерть в газовой камере.

    — Очень трогательно, — сухо проронил Розенкранц. — Вот что должно произвести хорошее впечатление на судей и присяжных. Но сперва сделаем то, что может убедить судей. — Он вытащил из кармана маленькую полураздавленную коробочку и положил ее на столик. — Мы обнаружили это в глубине одного из шкафов. Вы знаете эту коробочку, мистер Карсон?

    Карсон внимательно посмотрел на этот предмет. На глаз она была не более двух с половиной дюймов. Она содержала, как это оказалось на ней написало крупными буквами, краску. Внизу указывался и ее цвет — каштановый.

    — Да, эта коробочка мне знакома, — честно признался Карсон. — Однажды я принял приглашение одного парня из кемпинга, и мы пошли с ним удить рыбу. Когда я вернулся, Шеннон разводила немного этого порошка в воде. Помню, я спросил ее, что она собирается делать, и она мне пояснила, — продолжал Карсон, указывая на занавески, — что эти занавески слишком пачкаются и надо покрасить их в более темный цвет, тогда они дольше прослужат. Но потом она передумала и вылила воду.

    — Вы знаете, что это за краска, вы ее узнаете?

    — Ну да, — ответил Карсон, который никак не мог понять, куда клонит инспектор Розенкранц.

    — Люди, разбирающиеся в химии, объяснили мне, что это очень непрочная и легко смывающаяся краска. Некоторые женщины употребляют ее, чтобы подкрашивать волосы, — Розенкранц склонился вперед. — Вы не собирались краситься сами, мистер Карсон? В то время когда вы замышляли это преступление, не подумали ли вы случайно о том, что, если ваша история с насилием и похищением не оправдает себя, вам было бы неплохо изменить внешность для удачного бегства?

    Карсон потерял остатки самообладания.

    — Но, боже мой! — вскричал он. — Разве я похож на совершенного идиота? Не замышлял я никакого преступления! — завопил он, поднимаясь с места и ударяя кулаком по столу. — Я ничего не придумал, я сказал вам чистую правду, я…

    Уэнси толкнул его обратно на банкетку с такой силой, что трейлер закачался.

    — Сидите спокойно, Карсон! — приказал он.

    Розенкранц продолжал как ни в чем не бывало:

    — Начнем снова, Карсон, вернемся к Вентури. Вы настаиваете…

    Розенкранца остановил лейтенант Вильямс, который похлопал его по плечу и дал знак следовать за ним к дверце трейлера, где каких-то два человека оживленно беседовали с третьим, недавно появившимся полицейским. Все трое разговаривали так тихо, что ни Карсон, ни Чирли ничего не расслышали.

    — Что происходит? — осведомилась Чирли.

    Карсон пожал плечами. Его раненая рука и ушибленная голова причиняли ему страдания. Все его тело ныло от усталости. Никогда ему не приходилось переживать подобного ужаса. Как можно разговаривать с инспектором Розенкранцем? С таким же успехом можно попробовать влезть на стеклянную стену или кричать в пустыне. Судя по началу, эта пытка могла продолжаться до бесконечности. А в это время… Карсон старался не думать о том, что должна была переживать Шеннон в руках гангстеров. Но полиция ничего не желала слушать, уперевшись в заданную версию.

    Когда инспектор закончил разговор с коллегами, он повернулся к Карсону.

    — Мне необходимо посовещаться с лейтенантом. Уэнси, уведите мистера Карсона и мисс Гри. Пусть подождут меня несколько минут. И постарайтесь держать журналистов на приличном расстоянии от них. А не то адвокат мистера Карсона заявит, что его клиент был заранее осужден в газетах и что его процесс велся неправильно.

    — Все ясно, — ответил Уэнси.

    Машина Карсона все еще оставалась прикрепленной к трейлеру. Уэнси открыл дверцу и сделал знак, чтобы Карсон и Чирли сели на заднее сиденье. Потом, хлопнув дверцей, он повернулся, чтобы отогнать журналистов, буквально облепивших машину.

    — Весьма сожалею, парни, но распоряжения начальства совершенно четки: Карсон не даст интервью до окончания допроса.

    Машина стояла на краю канавы. Журналисты и фотографы могли подходить к ней только с одной стороны.

    — Но, — с энтузиазмом продолжал Уэнси, — я буду рад сообщить вам то, что мне известно. Это я первый ввязался в это дело. Мое имя Уэнси, У-э-н-с-и, Билл Уэнси.

    Карсон в это время повернулся к Чирли и проговорил:

    — Я очень огорчен.

    — Чем? — безразличным тоном поинтересовалась Чирли.

    — Что вы втянуты в это дело.

    Чирли закурила сигарету.

    — Обо мне можете не беспокоиться. Все, что имеет сейчас значение, — это Шеннон. И я начинаю верить, что у малышки был счет в банке. Флики не желают нас даже слушать. Вы знаете, что произойдет потом? Они отвезут вас в город, чтобы предъявить обвинение и посадить вас за решетку. А вы — последняя надежда Шеннон.

    — Понимаю. Еще никогда я не ощущал себя таким беспомощным.

    — Я думаю… нет, это слишком рискованно, — прошептала она.

    — Что вы думаете? — подхватил Карсон. — Что слишком рискованно?

    Девушка посмотрела ему прямо в глаза.

    — Что вы попробуете удрать, пока этот болван рассказывает прессе, какой он герой! Если вам удастся ускользнуть от фликов, вы, может, сумеете поймать бандитов.

    Карсон принялся размышлять. Идея Чирли была невероятно сумасшедшей. Такие вещи происходят только в романах, но у него нет иного выбора. Чирли права: он — последняя надежда Шеннон.

    — А потом, — продолжала Чирли, — это ведь может и выгореть. Флики ожидают всего, только не этого. Если вам удастся выбраться на дорогу и забрать машину какого-нибудь журналиста…

    Карсон дернул ручку дверцы, выходящей к канаве. Он мог совершенно свободно открыть ее.

    — Рискнем наудачу, — решился он. — Все лучше, чем оставаться здесь и знать, что существует настоящая правда, но я не могу доказать ее.

    — Желаю удачи, — прошептала Чирли. — Но подождите, я попробую отвлечь их внимание.

    Открыв со своей стороны дверцу, она поставила ногу на землю. В этот же момент, согнув голову и втянув плечи, чтобы не быть замеченным через стекло, Карсон выскользнул через противоположную дверцу и кинулся в канаву. Он слышал, как Чирли проговорила:

    — Сожалею, что должна прервать ваши дела, шериф. Но у женщины бывают моменты, когда она должна уединиться. Если необходимо, чтобы при этом присутствовал флик, не хотите ли вы составить мне компанию?

    Журналисты стали бросать довольно нескромные реплики, но Карсон уже не услышал ответа Уэнси. Он уже находился довольно далеко от машины и слишком был занят тем, чтобы выбраться на дорогу через заросли алоэ. Затем он услышал, что хлопнула дверца машины и раздался возглас:

    — Он убежал! — кричал Уэнси. — Карсон сбежал! Перекройте дорогу, а я отрежу ему путь в другую сторону!

    В то время как Карсон продолжал расчищать себе путь через заросли, он услышал возгласы в разных направлениях, и желтые лучи прожектора осветили местность. Один раз луч прожектора поймал Карсона, когда тот перебегал дорогу. На миг он застыл, но сразу же бросился бежать. Чирли вопила:

    — Бегите, Джеймс, бегите!

    Если Уэнси и приказывал ему остановиться, то Карсон ничего не слышал. Звук выстрела потонул в страшной боли. Пуля, вонзившаяся в его тело, прижала его к дверце автомобиля, к которому он бежал. Он попытался приподняться, опираясь на хромированную ручку дверцы, но не смог. Его глаза задернула белая пелена, а уши наполнились звоном. Он совершенно обессилел и не ощущал своего тела, да и было ли это его телом? Карсон безмолвно скользнул по дверце автомобиля и упал на землю.

    Он проиграл. Он отдавал себе отчет в том, что с первой минуты не верил в возможность успешного побега, но хотел попытать счастья для Шеннон. Сознание быстро покидало его.

    «Выходит, это смерть?» — промелькнула мысль в его мозгу.

    Потом он погрузился в серое и ледяное безмолвие.

    Глава 13

    Смерть оказалась вихрем, в котором господствовала боль. Огромное количество опытных и умелых рук и хаос распоряжающихся голосов, металлических зондов и резиновых пальцев. Странные запахи, белые силуэты и совершенно невыносимая боль.

    И из всех этих призрачных теней все время возникала обнаженная блондинка, вопящая: «Бегите, Джеймс, бегите!»


    Джеймс Карсон пришел в себя в госпитале Веллея. Было четверть первого ночи. Если это действительно так, то ад переместился в квадратную комнату, окрашенную в зеленый цвет, обставленную жесткой мебелью, жесткой кроватью, узкой и такой высокой, что у Карсона сложилось впечатление близости к потолку. Затем потолок начал медленно отступать и кто-то, находящийся в комнате, спросил женским голосом:

    — Его надо привязывать к кровати, доктор?

    — Не думаю, чтобы в этом была необходимость, мисс Келли, — ответил мужской голос. — С его ногой у него не скоро появится желание прогуляться. Если вам придется трудно, то в коридоре расположился агент.

    — Все понятно, доктор.

    Карсон лежал неподвижно и удивлялся тому, что не ощущает никакой боли. Наоборот, он чувствовал себя посвежевшим и легким, как пушинка. Сейчас он понял, что его кровать совсем не такая высокая, как ему показалось сначала. Лицо какой-то незнакомой девушки склонилось над ним. Карсону понравилось это личико. Он заметил веснушки на ее носике и беспокойство, промелькнувшее в ее синих глазах. Ее ярко-рыжие волосы покрывала кокетливая косынка.

    — Ну, вот и отлично, — улыбнулась сиделка. — Но что заставило доктора солгать мне? Вы должны были очнуться лишь через час.

    Карсона охватил безотчетный страх, и он попытался заговорить с девушкой. Наконец это ему удалось.

    — У меня что-то серьезное?

    — Нет, — девушка все еще улыбалась. — Пуля прошла сквозь правое бедро, не задев кости. Когда вас привезли, вы очень страдали от боли. — И прежде чем Карсон успел задать следующий вопрос, она его предупредила: — Вы лежите в комнате, отведенной для заключенных в госпитале Веллея. Меня зовут мисс Келли, и я буду дежурить возле вас этой ночью.

    Карсон почувствовал, как быстро восстанавливаются его силы. Мисс Келли пустила в ход рычаги кровати, и он смог приподняться немного повыше. Ему не причинило ни малейшей боли движение тела. Но бедро немного болело. Карсон откинул одеяло и увидел толстенную повязку.

    — Что это такое и зачем это? — раздраженно осведомился он.

    Девушка пожала плечиками и терпеливо пояснила:

    — Ну, знаете, пуля тридцать восьмого калибра делает приличную дырочку. А вы что думали? Доктору пришлось повозиться с вами и наложить повязку с болеутоляющим средством.

    Карсон с удивлением услышал собственный смех. Эта сиделка была ему очень симпатична. Ему всегда нравился такой тип девушек, чистых и здоровых. Ему нравились ее манера разговаривать, ее доброжелательность. Не зная почему, Карсону показалось, что он избавился от какого-то наваждения и вновь ступил на твердую землю, где отношения между мужчиной и женщиной были нормальными. Несмотря на подчеркнутую чистоту Шеннон до их женитьбы, она, сделавшись миссис Карсон, показала себя достойной Чирли, как только победила стыдливость. Он пожалел, что опять вспомнил о своей жене, и вновь обратился к сиделке с вопросом:

    — О моей жене еще нет новостей?

    — Ничего…

    — Вы знаете, флики уверены, что ее убил я.

    Мисс Келли поправила одеяло и спокойно заметила:

    — Сейчас не время думать об этом и расстраиваться. Вы находитесь здесь, чтобы поправиться и оправдаться.

    Карсон закрыл глаза и принялся размышлять.

    «Выздороветь и оправдаться… Выздороветь для того, чтобы они могли меня судить и приговорить к смертной казни за преступление, которого я не совершал…»

    Он слышал шум, доносящийся к нему через окно. Движение возле госпиталя стало весьма оживленным: санитарные машины, полицейские джипы и другие машины ездили туда-сюда. Карсон вновь открыл глаза, услышав стук в дверь. Он увидел, как вошел молодой человек в госпитальной форме — в ослепительно белых брюках и блузке-рубашке.

    — Салют, Келли! — оживленно произнес он. — Что, принес один из этих идиотов-фликов одежду и бумаги Карсона?

    — Да. Я повесила и разложила его вещи в шкафу, а бумажник положила на комод.

    Служащий взял бумажник Карсона, достал свою авторучку и приготовился заполнять какой-то бланк.

    — Я должен постараться найти тут возможно больше сведений, которые мне необходимы, — заметив, что на него смотрит Карсон, он добавил: — Итак, убийца, они все-таки поймали вас, а?

    Карсон не стал отвечать этому олуху, в разговор вмешалась мисс Келли:

    — Не напирай на него так сильно, Джонсон. Он ведь только что пришел в себя.

    Джонсон разложил на столике удостоверение личности и водительские права Карсона.

    — Я не собираюсь тут ночевать, — заверил он мисс Келли. И он стал заполнять бланк, сопровождая записи громкими репликами: — Имя… адрес… место работы… пол… приметы… вещи, найденные при нем. Бумажник и сто шестьдесят долларов в нем… — Потом он вновь обратился к Карсону: — Кстати, убийца, вы должны мне помочь. Если вы неожиданно отправитесь в преисподнюю, кто наследует ваш дом и ваше добро?

    Карсон никогда не задавал себе подобного вопроса, но сейчас он задумался над этим. У него не было наследников и родственников. Если Шеннон мертва, если все-таки негодяи прикончили ее, чтобы спасти свою шкуру, то… вероятно, Чирли, сестра Шеннон, станет наследницей. Но Карсон до сих пор отказывался верить в смерть жены.

    — Я жду! — напомнил ему молодой человек.

    — Шеннон Карсон.

    — Степень родства?

    — Жена.

    Джонсон сделал пометку в бланке и передернул плечами.

    — Вы представляете себе жизнь, состоящую из одних удовольствий, — заметил он. — Так-то, парень. — Потом, обращаясь к сиделке, он добавил: — Я приду за его вещами и бумажником, когда вернусь из пятого кабинета. — Он пересек комнату, вытащил из кармана ночной выпуск газеты и кинул его на кровать Карсону. — Возьмите и ознакомьтесь в ожидании газовой камеры. Читайте на здоровье, господин убийца. Там есть кое-что о вас…

    Когда служащий вышел, Карсон вытянул раненую ногу, развернул газету и пробежал глазами первую страницу.

    Один из репортеров добыл фото Шеннон в купальном костюме. Но что еще бросалось в глаза, так это фотография Чирли в весьма соблазнительной позе. Улыбаясь во весь рот и показывая в улыбке красивые зубы, она поднималась в трейлер, задрав юбку до самых бедер. Карсон внимательно рассматривал снимок. У него сложилось впечатление, будто он в первый раз с холодным любопытством смотрит на эту блондинку. Она была не естественной, а только крайне вульгарной девицей.

    Во всяком случае, все, что она делала, было в интересах Шеннон и никого больше. Может, участь сестры и внушала ей опасения, но она хорошо это скрывала. А что там сказал инспектор Розенкранц этой блондинке: «Я уверен, что ваша амбиция не продлится дольше определенного времени, пока вы не получите дешевую рекламу».

    Шли ли амбиции Чирли дальше? Карсон чувствовал, что он весь в поту, что он задыхается. Мысль, пришедшая ему в голову, казалась ужасной, но не невозможной.

    Чем больше он над этим раздумывал, тем больше это представлялось ему реальным. Кто знает, что творится в головке молодой женщины? А если все это было заранее задумано? Кто может утверждать, что Чирли не завязла в этом деле с головой? И не только для того, чтобы устроить себе рекламу… но и отомстить, или из-за жадности… Для получения выкупа, например. Не считая каких-то тридцати с лишним тысяч, которые были у него в банке. Затем страховка Шеннон в пятьдесят тысяч долларов… и столько же его собственная… Все это составляло кругленькую сумму! И еще имелась машина и трейлер, а также дом из пяти комнат, содержащий на шесть тысяч обстановки.

    В тот день, когда будет окончательно доказано, что Шеннон мертва и что Карсон виновен в ее смерти, Чирли явится законной наследницей.

    Забирая у него газету, мисс Келли опустила изголовье кровати.

    — Вы слишком нервничаете, — констатировала она. — Будет лучше, если вы постараетесь заснуть. Вы должны хорошенько выспаться. Ведь сон — лучшее лекарство.

    Карсону не нужна была газета для дальнейших размышлений. И он отдавал себе отчет, что в первый раз после свершившегося трагического события… он стал размышлять здраво. Это не он завладел Чирли, это она вторглась в его жизнь. Она хотела переспать с ним и добилась желаемого. Это она вошла в его комнату.

    — Но почему? — вслух спросил он.

    Потому что она тоже находилась на грани истощения нервной системы? Маловероятно и неправдоподобно! Потому что она захотела по-своему утешить его? А не для того ли, чтобы лишить его остатков здравого смысла и поколебать к нему всякое доверие со стороны полиции? В тот момент, когда Розенкранц узнал, что произошло между ними в ту ночь, он был так поражен, что сразу же переменился к нему. Кроме того, Чирли призналась, что видела фотографии и требование выкупа, и инспектор уверился, что Карсон лгал ему с самого начала.

    И потом еще было это бегство, когда Чирли кричала ему: «Бегите, Джеймс, бегите!» И этот вопль мог стоить ему жизни. Чирли была убеждена, что Карсон послушается ее. Может, она надеялась, что он получит пулю в спину?

    «Если вы неожиданно отправитесь в преисподнюю, кто наследует ваш дом и ваше добро?» — пронеслось у него в голове. Карсон вытер лицо рукавом ночной рубашки и стал вспоминать свою первую встречу с Чирли. Она тогда заявила, что провела очень плохую ночь. От нее несло алкоголем, но она не была настолько пьяна, чтобы не осознавать, что делает, когда откинула рукава и приподняла подол своей рубашки. Происходил ведь еще и разговор в баре «Саргассово море». Чирли как бы наивно заметила: «О, конечно, я тоже хотела бы стать дамой! Это большая мечта — стать дамой из общества, жить в красивом доме или в большом отеле, иметь много красивых вещей и мужа… Шеннон добилась этого, а я нет».

    Жизнь Чирли проходила в маленьком номере сомнительного отеля, в номере, украшенном куклами, где мужчины следовали один за другим. После того как сестры не виделись два года и каждая шагала своей дорогой, в один прекрасный день Шеннон позвонила ей и от чистого сердца сказала: «Я выхожу замуж, дорогая сестра. Не хочешь ли быть моей подружкой на свадьбе?»

    Существа, живущие в джунглях современного мира, чем-то походят на диких зверей, и это объясняется их образом жизни. И в этом аду алкоголиков и наркоманов Чирли могла встретить немало людей, готовых на все за несколько долларов и щепотку наркотиков.

    А если Чирли не только знала об этих мерзавцах, но и сама подговорила их совершить нападение? Ей это было особенно легко сделать, благодаря письму Шеннон. Она знала, где молодожены собираются провести свой медовый месяц. Она могла следить за ними до Карпинтери. Может, именно она вела ту старую машину, предвидя сладость мести, и пряталась снаружи, когда эти подонки насиловали Шеннон.

    Мисс Келли вытерла ему лицо салфеткой.

    — Вы очень ослабели, — заметила она.

    Но Карсон не ощущал себя слабым. Если не считать тупой боли в правом бедре, чувствовал он себя хорошо. Теперь состояние его здоровья не имело никакого значения. Если его гипотеза верна, то оставалось девяносто девять шансов из ста, что Шеннон еще жива.

    После проявленной заботы мисс Келли убрала салфетку и подтянула звонок к изголовью Карсона.

    — Я отлучусь ненадолго перекусить, — сказала она. — Если я сейчас не схожу поесть, то до завтрашнего дня мне это не удастся сделать. Если вам что-нибудь понадобится, то в коридоре расположился агент.

    Как только сиделка ушла, Карсон откинул одеяло и опустил ноги на пол. Боль в правом бедре стала невыносимой, когда он перенес тяжесть тела на эту ногу. Карсон акал зубы, чтобы не заорать. Но понемногу боль поутихла, и он смог подойти к окну. Комната располагалась на первом этаже, но на окнах были крепкие решетки, и если бы он задумал удрать, то это удалось бы осуществить лишь через дверь. Ему не стоило особого труда снять госпитальную рубашку и заменить ее своим нижним бельем. Его пиджак был в приличном состоянии, но брюки выглядели ужасно. Они были покрыты пятнами крови, а правая штанина разорвана снизу доверху. Даже если ему и удалось бы улизнуть отсюда, в таких брюках он привлек бы внимание окружающих и его задержал бы первый же флик.

    Тогда Карсон вспомнил о молодом служащем, который собирался на обратном пути завернуть к нему в комнату. Он был примерно такого же роста и такого же сложения, а главное — он предупредил, что вернется. Карсон нашел свои ботинки и надел их. Затем, сунув бумажник в карман и перекинув пиджак через руку, он, хромая, добрался до двери и немного приоткрыл ее. Около двери действительно стоял стул, но агент, который должен был его охранять, отлучился. Находился агент приблизительно в шестидесяти футах отсюда, в глубине плохо освещенного коридора. Облокотившись о стол ночной дежурной, он был занят приятным разговором. Карсон ощутил дуновение свежего воздуха и посмотрел в другом направлении. Менее чем в двадцати футах от него большая двустворчатая дверь, ведущая к площадке приема санитарных машин, была открыта настежь. Карсон снова повернул голову и увидел служащего, который подходил к его двери с развязным видом. Карсон закрыл дверь и прижался к стене. Он обязан был добиться своего с первого удара. Если у агента появится хоть малейшее подозрение, Карсон рисковал получить вторую пулю, но на этот раз могли стрелять не в ноги.

    Служащий вошел и поднял голову на сигнал, который горел над дверью.

    — Эй, Келли! — позвал он. — Как это получилось?

    Перед опустевшей кроватью он замолк.

    Так как служащий собирался повернуться, Карсон сделал шаг вперед и, вспомнив о том, чему его учили в морской пехоте, ударил изо всех сил. Этот прием дзюдо парализовал молодого человека, оставив его не только в полном сознании, но и в полной невозможности позвать кого-либо на помощь или даже шевельнуться. Карсон раздел его, натянул на себя его брюки и блузу из белого трикотажа. Эта операция показалась ему чрезвычайно тяжелой. Он опасался возвращения мисс Келли или агента. Когда он закончил переодевание, то был весь в поту. Его руки были мокрыми до такой степени, что он с огромным трудом смог вытащить из кармана пачку сигарет и с еще большим трудом закурил одну из них.

    Теперь на счету была каждая секунда. Карсон не знал, удастся ли ему задуманное, но нужно было рискнуть… Он глубоко затянулся, чтобы придать себе храбрости, и с пиджаком, свернутым под мышкой, открыл дверь, стараясь не хромать, пересек в облаке дыма то короткое расстояние, которое отделяло его от площадки для санитарных машин. Спустившись с парадной лестницы, Карсон бесследно исчез в ночи.

    Глава 14

    Энрико Монтец, шофер такси патент № 216375, был доволен проходящей сменой. Далеко не каждый день встретишь в два часа ночи такую удачу: клиента, который приказал везти себя почти через весь город. Счетчик показывал уже 14 долларов 50 центов, а высокий тип в белых брюках еще не достиг нужного места.

    «Клиент, — рассуждал Монтец, — вероятно булочник или шахтер, беспокоится за свою жену, которую захотел прихватить с поличным, и поэтому спешит к месту встречи».

    Он еще более убедился в этой версии, когда Карсон, приехав в Редондо, попросил его медленно проехать мимо Палас Верд, дом 450. Пока они двигались, Карсон внимательно присматривался к дому. Возле него, как обычно, припарковалось множество машин, но было совершенно невозможно различить среди них полицейские. Ни одно из окон дома не было освещено, и Карсон понял, что Чирли не вернулась к нему домой.

    — Может, вы хотите, чтобы я проехал мимо еще раз? — любезно осведомился шофер.

    — Нет. Теперь отвезите меня в Лонг-Бич, Крещенс Арм отель, — и, предупреждая вопрос водителя, добавил: — Перед отелем не останавливайтесь. Сделайте это немного поодаль.

    Лонг-Бич находился на порядочном расстоянии от того места, где они сейчас находились, — около девяти миль на юг. Монтец казался чем-то обеспокоенным.

    — Скажите мне, вы уверены, что у вас хватит наличности, чтобы расплатиться со мной по счетчику?

    — Больше чем уверен, — ответил Карсон, подтвердивший свои слова тем, что сунул шоферу двадцать долларов.

    Карсон откинулся на кожаное сиденье: его раненая нога давала о себе знать. Но эта боль была вполне переносимой, особенно если подумать о том, что сейчас он рисковал головой. Врач отлично позаботился о ране и великолепно перевязал ее. До сих пор повязка крепко держалась на месте. Он попытался вспомнить, выходит ли окно Чирли на пожарную лестницу. У Карсона создалось именно такое впечатление. Он вспомнил, что заметил стоянку машин через чугунные перила лестницы. Приехав на место, он убедился, что его предположения оказались верными.

    Карсон попросил шофера подождать его, прошел по улице, пересек стоянку и стал рассматривать южный фасад дома. Несколько окон оказались освещенными, но они не выходили на пожарную лестницу. Все другие окна были погружены во мрак, так же как и окно на четвертом этаже. Карсон надеялся, что его нога выдержит это тяжелое испытание. Чуть разбежавшись, он вскочил на нижнюю ступеньку лестницы. Первые ступени были из круглого железа и находились друг от друга на приличном расстоянии. Это было самое тяжелое место. Затем ступени стали плоскими, и лестница сделала поворот, чтобы обогнуть угол дома.

    Когда Карсон наконец достиг четвертого этажа, нога его невыносимо болела, он весь вспотел и с трудом переводил дыхание. Долгое время он оставался неподвижным перед полуоткрытым и темным окном, чтобы немного отдохнуть и прислушаться. Убедившись, что комната пуста, он проскользнул в нее, задвинул штору и включил свет.

    Постель была застелена, а разбитая лампа убрана. Кроме этого в номере ничего не изменилось. Он по-прежнему был пропитан едким запахом дешевых духов, столь милых сердцу Чирли. Поверхность комода была так же уставлена портретами и куклами. Горничная не распространила своего рвения на дальнейшую уборку номера. Тут Карсон с ужасом обнаружил, что по его белым брюкам расползается темное пятно крови. Все его руки оказались в ссадинах и мелких царапинах. Он пошел в ванную, вымылся и, вернувшись в комнату, открыл первый ящик комода. Он не мог бы сказать, что ищет, но если его гипотеза верна, он смел надеяться найти здесь что-нибудь, что доказывало бы связь между сестрой Шеннон и двумя насильниками.

    Карсон обнаружил в нижнем ящике комода завернутый в бумагу и находившийся под кучей тряпья предмет, который можно было рассматривать как улику. В течение нескольких секунд он разглядывал фотографический аппарат. Конечно, фотоаппараты не являются редкостью, но этот был совершенно новым. Это улика, маленькое звено в цепи расследования. Во всяком случае, Карсон еще не уверился в ценности этой улики.

    Инспектор Розенкранц откажется принять это как улику. Ведь он не видел фотографий и не верил в их существование.

    Карсон убедился, что аппарат заряжен, поставил соответствующую выдержку, отошел подальше и сфотографировал кровать. Минута ожидания, пока фотография проявится и отпечатается, показалась ему вечностью. Он потратил это время на дальнейшие поиски в номере, но ничего более не обнаружил. Наконец фотография проявилась, и он стал ее рассматривать. На ней получилась кровать и больше ничего, а стенка позади кровати была не та. Здесь она была выкрашена в белый цвет, а в помещении, где томилась Шеннон, она была закрыта рваной бумагой.

    Карсон был в отчаянии. Он измучился, он страдал. Увы, он не был детективом и даже не знал основ этой профессии. Поле его деятельности цифры. В таком деле, как это, нормальный гражданин в нормальных условиях должен был бы обратиться в полицию, которая не признала бы его лжецом. А Чирли устроилась отлично! Его же не только подозревали в убийстве собственной жены, но он еще создал себе репутацию нечестного кассира и труса. До этого момента, насколько он мог судить, Чирли предусмотрела все до мельчайших деталей. Карсон был страшно доверчив и угодил в ловушку.

    «Бегите, Джеймс, бегите!»

    Бегите в объятия смерти. Он должен был умереть за преступление, которого не совершал. И все доказывали, что Шеннон мертва, в то время как она наверняка еще жива. Перестав плакать над своей судьбой, Карсон начал оплакивать участь Шеннон. Он старался не думать о том, что она пережила. И это все потому, что Шеннон хотела жить прилично. Карсон стал раздумывать над тем, как ему лучше спуститься: через дверь и лифт или снова по пожарной лестнице, когда услышал осторожный стук в дверь.

    — Чирли, дорогая, — послышался немного хрипловатый женский голос. — У тебя не найдется бутылки джина? Или даже полбутылки… Тебе завтра ее вернут, честное слово. Мы совсем сухие, а все кабаки закрыты.

    Пока продолжали стучать, Карсон медленно отступал к окну. В конце концов он уже встал на ступеньку пожарной лестницы. Девица же продолжала клянчить:

    — Скажи, Чирли, ты хорошо себя чувствуешь? Я знаю, что ты не спишь — сквозь щели виден свет. Почему ты мне не отвечаешь? Ты не хочешь показываться, потому что твое фото напечатали во всех газетах?

    Когда Карсон наконец достиг земли, он так ослаб, что с трудом держался на ногах. Он сделал над собой огромное усилие, чтобы пройти то небольшое расстояние, где его дожидалась машина. Неожиданно он понял, что унес с собой фотоаппарат.

    Несмотря на все увеличивающееся количество долларов на счетчике, Монтец уже не радовался своему клиенту. С такими парнями можно нажить крупные неприятности. Он откашлялся и проговорил:

    — Послушайте! Я не могу сказать, что я всем сердцем с вами. Вы нашли жену и сфотографировали ее? Понятно… Но кто сможет меня заверить, что вы не потеряли головы и покинули вашу милую вместе с тем типом, который был с ней? Что будет со мной в таком случае? А если вы их действительно убили? Я стану свидетелем и могу потерять одну или две недели работы, проведя это время в суде.

    — Что такое вы фантазируете? — сухо проронил Карсон.

    — Вы ищете свою жену, да?

    Действительно, признался Карсон, спрашивая себя, как мог шофер об этом догадаться.

    — Но…

    — Да ладно. Скажите мне, куда вас отвезти? Если это не очень далеко, я отвезу вас. Прибыв на место, вы оплатите проезд, и мы расстанемся. В конце концов, я не так уж много заработал. Чем дальше я удаляюсь от центра, тем больше мне придется ехать вхолостую.

    Карсон считал, что ему остается сделать лишь одну вещь: найти Чирли.

    — Договорились, — сказал он. — Отвезите меня в кабаре «Желтый кот». Это недалеко отсюда на этой же улице, примерно с полмили. После этого я вас отпущу.

    Кабаки, может, были и закрыты, но не кабаре. Перед «Желтым котом» Карсон расплатился с шофером и дал ему солидные чаевые. Дела в «Желтом коте» шли плохо. Три четверти табуретов оказались незанятыми, и все столики, за исключением двух, тоже пустовали.

    Что же касается освещения, то оно состояло из небольшого прожектора, освещавшего блондинку, которая с видом сомнамбулы раздевалась под музыку, льющуюся из радиолы. Девица была недурна, но клиенты не пялили на нее глаза. Карсон в полутьме пробрался к бару и кое-как влез на табурет. Никто, за исключением толстого бармена, который тогда вручил Чирли конверт с ее заработком, не мог бы его опознать. Репортеры в основном снимали Чирли, а те редкие снимки, которые сделали с него, были очень мало похожи на Карсона.

    Знакомого бармена на месте не оказалось. Вместо него за стойкой расположился очень тощий типчик.

    «Вероятно, это Слим, хозяин коробки», — подумал Карсон, когда тот приблизился к нему и спросил, что он будет пить. Хозяин был приятно удивлен, когда Карсон заказал ему двойной бурбон.

    — Пиво… пиво… вот все, что я слышу в течение вечера, — ворчал он, обслуживая Карсона. — Можно подумать, что слово «виски» запрещено законом. — Затем он добавил с недовольным видом: — Ну, спрашивайте!

    — Что спрашивать?

    — Где платиновая блондинка, которая тут работала…

    — А почему я должен об этом спрашивать?

    — Значит, вы приехали сюда не для этого?

    — Нет, — решительно солгал Карсон.

    — Тем лучше, — одобрил его хозяин, весьма довольный этим обстоятельством. — Но вы первый в этот вечер не расспрашиваете о ней. Видите ли, эта девица работала здесь. Приятный голос, неплохое шасси, которое она умела показывать. В некоторые вечера, по крайней мере… Эта девчонка как будто совмещала в себе двух, вы меня понимаете? В один вечер она была на все согласна, вплоть до плотских утех. На другой день она становилась настолько манерной, что казалось, приехала на международную конференцию. Короче, прошло две недели, как она выполняла свой номер, и один пьяный моряк захотел ее пощупать. Одним ударом ноги она отправила бутылку пива в зеркало, а потом удрала, хлопнув дверью.

    Карсон придвинул стакан к бармену за следующей порцией. Чирли ему объяснила, что начала пьянствовать с того момента, как Шеннон вышла замуж. Во всяком случае, она не сказала ему, что это продолжалось две недели. Всего того, что сообщил хозяин кабаре, было достаточно для вывода — эта вспышка явилась реакцией на сообщение Шеннон о своем замужестве. Блондинка все тщательно продумала. В компании с двумя негодяями она следила за молодоженами от Лос-Анджелеса, и, может, вся тройка расположилась в одном из соседних мотелей на пляже Карпинтери, поджидая удобного случая, который и представился им на обратном пути, когда Шеннон ошиблась в выборе поворота.

    Хозяин бросил беглый взгляд на сцену, где раздевалась девица, и проворчал:

    — Нельзя разрешать это делать кому попало, вы меня понимаете? Это портит репутацию коробки. Итак, мы потеряли девицу. Вы думаете, она разбогатела? Ее не видели целых пятнадцать дней. Затем, пару дней назад, она заявилась за своим жалованьем и пришла с типом, которого обвиняют в убийстве ее сестры, ее маленькой сестры, о которой она говорила со слезами в голосе. И заметьте, — продолжал хозяин, оживленно качая головой, что она сможет снова занять свое место. Вы понимаете, ведь ее пропечатали во многих газетах! Около часу назад люди прибывали дюжинами в надежде увидеть ее. Когда же я говорил им, что ее нет на афише, то они удалялись, даже не выпив стакана вина.

    — Почему же вы не предложили ей вернуться? — поинтересовался Карсон. — Дайте ей выгодный ангажемент.

    — Вы полагаете, что я об этом не думал? О! Я звонил в ее отель дюжину раз.

    — А вы разве не знаете, где она обычно может находиться?

    — Обычно ее находили здесь. Может, сейчас она живет на квартире своей сестры?

    — Выходит, вы не знаете, где она сейчас прячется?

    — Ни малейшего представления, ответил хозяин и направился к другому концу стойки налить пива одному из редких клиентов.

    Карсон почувствовал, что его оптимистическое настроение, вызванное порцией бурбона, быстро улетучивается. Ему хотелось плакать над собой, над Шеннон, над всем миром… Из жалости он единственный стал аплодировать блондинке, когда та закончила номер.

    Блондинка поблагодарила Карсона улыбкой и, подобрав свои одежды, сброшенные на эстраду, ненадолго покинула ее. Очень скоро она вернулась и села на табурет с Карсоном. Девушка успела надеть юбку в цветах и блузку, открывавшую ее плечи.

    — Благодарю вас, сэр, мрачно вымолвила она. Вам не кажется, что с подобной публикой чувствуешь себя по меньшей мере лишней?

    — Что вы… — учтиво произнес Карсон. Он уже собирался уходить, но на всякий случай, если девица знает что-нибудь о Чирли и ее привычках, он остался и спросил: — Не хотите ли вина?

    — Не откажусь, — ответила та с прояснившимся личиком. — И еще раз спасибо. — Девушка поправила прическу на голове и критически взглянула на свой бюст. — Я уже начала думать, что мне недостает чего-нибудь.

    — Вы прелестны, — заявил Карсон и, чтобы укрепить свои позиции, отпустил еще один комплимент. — Просто тут грубая публика.

    Опустив бретельку, девица погладила его по руке.

    — Я нахожу вас симпатичным. Вы шикарный тип. Глядя на этих ублюдков в зале, можно подумать, что все женщины перестали быть женщинами с тех пор, как работавшая здесь платиновая блондинка больше не приходит сюда и не выступает перед ними, раскорячив ноги.

    — Тип из бара сообщил мне, что это как раз та девица, чьи фотографии помещены в газетах, — безразлично произнес Карсон.

    — Да, это так.

    — Как ее зовут? Чирли Гаризе?

    — Чирли Гри, — поправила его блондинка, прихлебывая из бокала вино. — Вообще-то она весьма странная девушка. Нельзя удержаться, чтобы ее не полюбить. У нее есть все: талант, красота, все! Но можно сказать, что в ней сидят два человека. Вот вы приходите к ней, и она очень мила, но на следующий день она делает вашу жизнь невыносимой.

    — Вы знали ее? Вы вместе с ней выступали? — спросил Карсон, чтобы подбодрить ее и поощрить продолжать рассказ.

    — Мы много раз гуляли вместе. Однажды мы отправились с двумя типами, у которых что-то не ладилось. В другой раз ходили смотреть бега в Калиенто. Но в последний раз у нас получилось отлично. Не знаю, где она их подобрала, этих двух молодых моряков, и если я говорю «молодых», значит, они действительно были молодыми! Они нарушили свое одиночество и расположились на пляже Хермозы. Это в Кале Руйял, в павильоне, который находится ближе всего к морю, Чирли мне объяснила: «Мы утроим пикник на берегу моря. Будет очень занятно и весело». Но придя туда, она не пожелала даже выкупаться. Она ничего не хотела делать, кроме как разговаривать о своей сестре и пить. И умница-то Шеннон, и умеет-то вести себя, и прекрасные манеры… Она ее младшая сестра, ей двадцать лет и она собирается замуж, и ни один мужчина ни разу не дотронулся до нее даже пальцем и так далее и тому подобное… Короче говоря, вы представляете себе, что думали молодые парни и чего им хотелось. О Чирли не было и речи. Она годилась лишь для того, чтобы пить и разглагольствовать о своей сестре. Так что осталась только я, чтобы уладить дело. Когда оба парня расплатились за угощение, я подумала, а что будет дальше? Я вошла в комнату с одним из типов, но когда я увидела кровать и стену, с которой свисала бумага… — ее голос возвысился до патетики. — Женщина не должна допускать такие вещи. И я быстренько убежала.

    — Вы говорите, что со стен свисала бумага?

    — Да. Глядя на кровать, можно было подумать, что ее не убирали несколько месяцев.

    — Ну что ж, благодарю за компанию, — проронил Карсон. — Последний павильон в глубине Кале Руйял, вы сказали?

    — Совершенно верно.

    — А когда приблизительно произошла эта встреча?

    — Вчера вечером исполнилось три недели. Я помню об этом, потому что был день рождения Слима и он хотел, чтобы Чирли пошла с ним, — неожиданно девушка забеспокоилась. — Скажите, мистер, вы случайно не из полиции?

    — Нет, — заверил ее Карсон. — Можете не беспокоиться, я не из полиции.

    Он сунул десятидолларовый билет в сумочку девушки и осторожно спустится со своего табурета.

    Сейчас он очень жалел, что он не из полиции. Чем глубже он вникал в эту странную историю, тем больше осложнялась ситуация, в которой он пытался разобраться.

    Его свадьба с Шеннон произошла семнадцать дней назад. Это он знал точно. Но если Шеннон находилась в ссоре со своей сестрой в продолжение двух последних лет, то как Чирли могла знать, что ее сестра Шеннон собирается выйти замуж, приблизительно за неделю до ее телефонного звонка.

    Да, тут было над чем задуматься!

    Глава 15

    Район оказался не из блестящих. Кале Руйял была скорее переулком, чем улицей, заполненным повозками и имеющим с каждой стороны по семь павильонов.

    Существовало лишь одно объяснение всему. Но оно содержало слишком много странных фактов. Вся эта история походила на гигантский фарс. Карсон начал кое о чем догадываться. Сцена изнасилования в трейлере, похищение Шеннон походили больше на фарс, чем на трагедию. Двое молодых парней без малейших моральных устоев отлично исполняли свою роль, заставив его быстро продвинуться к электрическому стулу. А это бы принесло сестрам Гри приличную сумму, равную годовому заработку Президента Соединенных Штатов Америки. Богатство, и вполне реальное…

    Шофер, которого он нанял при выходе из «Желтого кота», оказался ангелом терпения.

    — Послушайте, парень, — проронил он наконец. — Если вы собираетесь оставаться здесь всю ночь и любоваться небом, я не возражаю. Но вы просили доставить вас в Кале Руйял, вот мы и приехали по адресу.

    Карсон расплатился с водителем и вышел из машины.

    «Последний павильон, — сказала блондинка. — Самый близкий к морю».

    Павильон оказался деревянным и старым. Некоторые павильоны пытались обновить, но ничего не могло вытравить из них запах заплесневелых бревен.

    На половине дороги Карсон остановился и спросил себя, не следует ли позвонить инспектору Розенкранцу и рассказать всю правду, каковой она представляется ему самому. Шеннон, Чирли, да и он сам дают много сведений для размышления полиции. И в этот момент, может, целая свора полицейских машин прочесывает Лос-Анджелес в надежде наложить на него лапу.

    И Карсон принял решение самому заняться этим делом. Он продолжил свой путь. В конце концов, дело было семейным: между Карсоном, Шеннон, Чирли и двумя молодыми дезертирами. Он хотел бы знать, сколько сестры заплатили морякам за сыгранную роль.

    Деревянный павильон около океана был довольно низким. Открытое окно давало возможность убедиться, что там горел свет и раздавались голоса, но закрытые ставни мешали видеть происходящее внутри.

    Прижав лицо к ставням, Карсон смог через щель увидеть угол комнаты. Все еще одетый в желто-синий выгоревший костюм из трико, один из бандитов расхаживал по половику, который служил тут ковром. На переднем плане в платье, которое носила Шеннон во время свадебного путешествия, сидела за столом Чирли и раскладывала пасьянс.

    Напрасно искал глазами Карсон Шеннон и второго бандита. Зато он увидел закрытую дверь, ведущую, вероятно, в спальню — в комнату, в которой были сделаны те фотографии. Кровь бросилась ему в голову.

    Моряк наконец перестал бродить по комнате.

    — Десять минут это все, что я ему дам, — заявил он. — Если через десять минут Шик не вернется, я их положу.

    Голос Чирли показался Карсону незнакомым. Он перестал быть похожим на голос Шеннон. Не поднимал головы, Чирли лениво ответила:

    — Ладно, клади их.

    — Как, так?

    — Вот так… — ровно проговорила она.

    Входная дверь была заперта на ключ. Стараясь не шуметь, Карсон стал обходить павильон. По ходу движения он поднял с земли какой-то кусок железа фунтов в десять, который валялся в стороне. Задняя дверь не была заперта, но держалась на крючке. Эта дверь, по предположению Карсона, вела на кухню. Он с силой нажал на дверь, и гнилое дерево не выдержало.

    Карсон тихо проник в кухню, бесшумно пересек ее и мрачную столовую и застыл в темноте.

    Молодой моряк снова стал расхаживать по комнате.

    — Ну, не сиди так, сделай что-нибудь! — заорал он вне себя. — Или скажи мне, что еще надо сделать. Повторяю тебе, если флики наложили лапу на Шика, он может не выдержать и «запеть»…

    Блондинка открыла черного туза и положила на его место красного короля.

    — И что тогда? — спросила она. — Почему это я должна интересоваться тем, что может случиться с вами двумя, скажите мне, пожалуйста?

    — Три недели назад ты так не говорила!

    — Так ведь это было три недели назад.

    Парень остановился перед ней и похотливым жестом попытался засунуть руку в вырез ее платья.

    Она остановила его очень сухим «Нет!», и он немедленно отдернул руку назад.

    — И это тоже, — продолжал юноша. — Ты обещала: «Мы страшно позабавимся». Но где же эти забавы? Немного порошка и две-три бутылки… Было понятно, когда мы делали фотографии и еще раньше, в трейлере… Ты думаешь, что мужчина может так долго ждать?

    — Почему ты не задашь эти вопросы мужчине, а обращаешься ко мне? — возразила она, продолжая раскладывать пасьянс.

    — К Карсону, да? Ты хочешь заставить меня поверить, что ты изменилась из-за этого подлеца? И это после того, как ты его так ловко разыграла?

    Смешав карты и держа их в руке, девушка встала. Глаза ее сверкали, на лице горела ярость.

    — Перестань морочить мне голову! — приказала она. — Я думаю… Я же тебе сказала, что нам перебежали дорогу. Конечно, сегодня вечером флики меня упустили. Но не воображай, что они отступятся и исчезнут, как первые капли дождя. На первый взгляд дело должно было обязательно выгореть, но возникло слишком много деталей, которых мы не предусмотрели. И если я не ошибаюсь, инспектор Розенкранц и его агенты могут появиться здесь с минуты на минуту. Скоро мы услышим со всех сторон вой сирены, и тогда ты пропал.

    Кивком головы парень указал на кожаный бювар, лежащий на диване. Карсон сразу узнал его. Там лежали банкноты, связанные в пачки.

    — В таком случае, — сказал он, — кто нам помешает взять деньги и помахать всем на прощанье ручкой?

    — И куда мы отправимся? И как? Это совсем не то, что должно произойти. Чтобы получить максимум, нужно, чтобы я…

    Она мгновенно умолкла и облокотилась с побледневшим лицом на край стола, чтобы не упасть. В комнату медленно входил Джеймс Карсон.

    — Здравствуйте, Чирли, — выдохнул он.

    Юноша вытащил из-за пояса автоматический пистолет.

    — Вот как! — воскликнул он. — Висельник собственной персоной! Легок на помине… Как же вам удалось все-таки здесь возникнуть?

    — Слишком долго объяснять, — проронил Карсон.

    С лицом, дергающимся от тика, бандит наставил на Карсона оружие.

    — Ладно, вы нас поймали, можете выкинуть свой кусок железа.

    — Ну, уж нет. У вас не хватит пуль, чтобы заставить меня плясать под вашу дудочку. Если я позволил вам порезвиться в трейлере, то не воображайте, что я боюсь умереть. Я не собираюсь умирать, но намерен рискнуть. И если я лопну, то вы лопнете вместе со мной.

    Тик на физиономии юнца усилился. К Чирли же медленно возвратилось хладнокровие.

    — Советую вам его послушаться, мистер Карсон, — спокойно произнесла она. — Это наркоман, и он нуждается в новой порции, поэтому не осознает, что делает, хотя он все же вас боится.

    — Только не сейчас, — запротестовал подонок, как бы подбадривая себя.

    — В таком случае, нас двое, — заметил Карсон. — Мне тоже нечего терять. Вы все помните? Полиция убеждена, что я убил Шеннон и зарыл ее труп. — Он пересек комнату и замер перед закрытой дверью, проговорив: — Нужно разбудить ее, чтобы посмотреть, какая сложилась ситуация.

    — Он так еще все и не уразумел! — усмехнулся бандит.

    — Чего это я не уразумел? — осведомился Карсон и открыл дверь.

    Комната действительно была той, что на фотографии, и со стен свешивались лохмотья бумаги. Эту деталь невозможно было спутать… Но Шеннон на кровати не оказалось, не было ее и в комнате. Карсон повернулся, чтобы осведомиться у Чирли, где же ее сестра, как неожиданно почувствовал спазмы под ложечкой. Это от стыда и отвращения! Наконец-то он понял все!

    Совершенно ясно, что никакой другой девицы не было с самого начала. Не существовало никаких сестер. Шеннон и Чирли составляли единое целое. И сразу же многое, непонятное до сих пор, получило объяснение.

    То, что Карсон сразу же увлекся Чирли… Ее невероятное сходство с той, которую он считал своей женой… Коробочка с краской в трейлере… Отказ Шеннон купаться в Карпинтери. «Краска очень нестойкая и легко смывается… некоторые женщины пользуются ею для подкрашивания волос…» Потом превращение темной Шеннон в блондинку Чирли. И очень быстро, в первый же день после полудня, в комнате отеля, когда девица все устроила так, чтобы Карсон поверил, что перед ним другая.

    — Фантастично, не правда ли, мистер? — заметил бандит, которого все это весьма забавляло. — Представляете себе, как можно заставить работать воображение мужчины при помощи небольшого количества краски, запаха духов и голоса, пропитанного коньяком?

    Карсон прислонился к притолоке двери. Он ощутил себя обманутым, но не смешным. Удар был мастерски задуман и исполнен. Его приучили к мысли, что у Шеннон есть сестра-блондинка, которая вовсе не бог весть что. Эту сестру он нашел. Больше того, блондинка все время старалась поддерживать эту идею в сознании Карсона.

    — Зачем вам все это? — прошептал он.

    — Все из-за денег, — спокойно призналась Чирли. — Я не желала до конца своих дней существовать в этой вонючей коробке. И, может быть, потому, — прибавила она более мягко, — потому, что я хотела, чтобы Шеннон существовала. Я не считаю, что полностью выдумала Шеннон. Это частица меня самой.

    Бандит хлопнул себя по ладони дулом автоматического револьвера. Жест его показался непроизвольным.

    Карсон был менее уверен в себе. Между тем невозможно было представить, что девица совершенно лишилась разума. Но нормальная женщина была бы неспособна проделать подобное. С другой стороны, сумасшедшая она или нет, от этого она не становилась менее опасной для окружающих.

    Чирли со вкусом закурила сигарету. Сложившаяся ситуация ее явно забавляла. Карсон, которому раненая нога причиняла страдания, присел на ручку кресла.

    — Итак, — сказал он, вы создали из себя двух девиц?

    — Точно… В течение трех месяцев я раздевалась перед публикой вечером, в то время как днем я пыталась продавать детские энциклопедии. И у меня это получалось совсем неплохо, — с гордостью прибавила она. — Днем я была Шеннон и ни за что на свете не могла бы отдаться мужчине. Только после свадьбы! Потому что, видите ли, — доверительно промолвила она, понизив голос, — если не обращать на это внимания, то могут появиться дети.

    Без всякого сомнения, молодой подонок был прав: она определенно сумасшедшая, но Карсон хотел прояснить для себя некоторые детали.

    — Вот отчего я отказывалась спать с вами до свадьбы, — произнесла Чирли дрожащим голоском.

    Карсон перевел дух. Он узнал то, что хотел, но это еще не все.

    — Понятно, — проронил он. — Вы придумали все это дело и выбрали меня для достижения определенной цели. Той ночью в горах, пока я бегал в поисках полиции, вы вернулись с этими салагами к машине?

    — Да, они плохо вели себя с Шеннон, но Чирли не позволила им продолжать. Она очень хитрая девушка. Она переменила простыни и все вытерла, чтобы никто не поверил тому, что вы сообщите. Да, Чирли все предусмотрела. Она должна была получить выкуп, а вы — попасть в кастрюлю за убийство Шеннон. Тогда Чирли наследует страховку, как вашу, так и Шеннон.

    — Все ясно. Последний вопрос…

    — О чем?

    — Как там с фотографиями?

    Чирли с удовольствием полюбовалась своим декольте и тихонько засмеялась.

    — Мы сделали эти фото за два дня до вашей свадьбы с Шеннон. И они лежали в моей сумочке во время нашего свадебного путешествия. Чирли отправила одну из них в тот день, когда вы приходили повидаться с ней в отеле, а Шеннон сунула другую сама под бутылку с молоком.

    Слушая ее, Карсон чувствовал, как по его телу бегают мурашки. Ему очень хотелось узнать, действительно ли она сошла с ума или только притворяется такой, чтобы избежать наказания за содеянное.

    Теперь тик распространился по всему лицу молодого негодяя. Казалось, что он вот-вот потеряет сознание.

    — Теперь можно с уверенностью сказать, что флики все-таки подобрали Шика. И у меня нет причин оставаться здесь с этим болваном и совершенно сумасшедшей девкой. Я удираю в Мексику, — заявил он, завладевая пакетом с деньгами.

    Обойдя стол, Чирли застыла между дверью и парнем.

    — Нет! — задыхаясь, проговорила она. — Я слишком много работала, чтобы получить эти деньги. Мы слишком много сделали для этого, Шеннон и я. Деньги принадлежат нам и только нам!

    Ударив ее по лицу, парень попытался оттолкнуть ее от бювара с деньгами. Он заметил, что к нему приближается Карсон, и не раздумывая выстрелил, почти не целясь. Один за другим прозвучали два выстрела. С такого расстояния промахнуться было трудно, но это случилось. Карсон вырвал у него из рук оружие и собрался было оглушить парня, когда заметил кровь на груди бандита.

    — Грязная шлюха! — заорал он. — Ты подтолкнула меня под руку, чтобы я выстрелил в себя!

    Чирли взяла у него пакет и направилась к двери, но внезапно остановилась с округлившимися глазами. На пороге хибары стояли люди в форме.

    — И вот, миссис Карсон, — заявил Розенкранц извиняющимся голосом, — так всегда бывает с фликами и такси. Когда в них нуждаются, их никогда нет, а когда их не хотят видеть, они тут как тут.

    В первую минуту Карсон подумал, что сейчас Чирли заплачет. Но нет! Она попятилась и села на диван, прижимая к груди бювар с деньгами, как будто это был ее ребенок.

    Карсон повернулся к Розенкранцу и осведомился:

    — Вы давно находитесь здесь с вашими людьми?

    — Да, уже порядочное время. Собственно, мы следили за вашим такси, начиная от «Желтого кота». Так уж полагается в нашей работе. В течение длительного времени ничего не происходит, а потом все решается в один момент. Один из шоферов такси сообщил нам о клиенте, который показался ему несколько подозрительным. Второго бандита мы подобрали раньше, и он без конца что-то молотил своим поганым языком. И, — закончил Розенкранц, бросив зоркий взгляд на Чирли, — один из помощников шерифа вспомнил, что в ночь трагедии они остановили девицу с двумя молодцами, очень походившими по описанию на разыскиваемых. И еще одна деталь. Та, что сидела в машине, имела светлые волосы.

    Лейтенант Вильямс, который занимался раной юного бандита, встал и стряхнул пыль с колен.

    — Рана серьезная, но не смертельная, — сообщил он. — Он проживет достаточно долго, чтобы предстать с сообщниками перед судом.

    Карсон попытался отыскать в себе какое-нибудь, хоть малейшее, чувство благодарности к Чирли за то, что она спасла ему жизнь, ударив по руке бандита в момент выстрелов, но не находил его. У этой девицы не было других забот и желаний, кроме мыслей о деньгах, которые она пыталась приобрести нечестным способом.

    Розенкранц присел на диван рядом с Чирли и насмешливо произнес:

    — Ну что ж, моя дорогая дамочка, в вашем плане было много выдумки и сообразительности! Во всяком случае, вы водили за нос не только Карсона, но и всю полицию.

    Открыв с невинным видом свои большие серые глаза, Чирли еще крепче прижала к груди деньги.

    — Ш-ш-ш… — зашипела она, — вы разбудите моего ребенка.

    Затем она посмотрела на Карсона.

    Что было в этом взгляде? Мольба? Обещание? Просьба?

    Карсон вздохнул и покинул комнату, устремляясь в ночь. К его большому удивлению, за ним последовал Уэнси.

    — Да, тяжелое дело, — вздохнул помощник шерифа, и в его голосе слышалось сочувствие и симпатия.

    — Да, слишком тяжелое, — согласился Карсон.

    — Как по вашему мнению, — продолжал Уэнси, предлагая ему сигарету, — она делает вид, что сошла с ума? Или вы думаете, что она продолжает играть комедию?

    — Я ничего не знаю.

    Может, он этого так никогда и не узнает. Во всяком случае, все кончено. В его жизни еще будут женщины. Он на это надеялся. Но лишь после того, как зарубцуются все душевные раны, нанесенные его любви.

    Возможно, позже он снова женится. Но он никогда не сможет забыть Чирли. С ее фантазией и выдумкой, с ее любовью к нему, когда она была Шеннон. Что-то изменилось в Карсоне и изменилось навсегда.

    — Прощай, моя любовь… — прошептал Карсон.

    — Что вы сказали? — не расслышал Уэнси.

    — Нет, я ничего не сказал. Во всяком случае, ничего такого, что могло бы быть для вас интересным…


    Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15