Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • Глава первая ВТОРАЯ ПЯТИЛЕТКА — ЗАВЕРШАЮЩИЙ ЭТАП СОЗДАНИЯ МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ БАЗЫ СОЦИАЛИЗМА
  •   1. Задачи второго пятилетнего плана, принципы и организация его разработки
  •   2. Основные итоги второй пятилетки. Завершение построения материально-технической базы социализма
  • Глава вторая СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ И ЕГО ПЛАНИРОВАНИЯ
  •   1. Перестройка системы планового управления народным хозяйством и предприятиями
  •   2. Развитие хозяйственного расчета во второй пятилетке. Отмена государственных дотаций в тяжелой и лесной промышленности и реформа цен
  • Глава третья ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА И ПОДГОТОВКА КАДРОВ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  •   1. Обеспечение промышленности рабочей силой
  •   2. Подготовка рабочих и инженерно-технических кадров
  •   3. Развитие социалистического соревнования. Рост производительности труда
  • Глава четвертая ТЕМПЫ РОСТА И СТРУКТУРА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  •   1. Рост социалистического накопления
  •   2. Темпы роста и структура промышленного производства
  • Глава пятая ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ. РАЗВИТИЕ ЕЕ ОСНОВНЫХ ОТРАСЛЕЙ
  •   1. Капитальное строительство и воспроизводство основных фондов в промышленности СССР
  •   2. Машиностроение
  •   3. Электроэнергетика
  •   4. Топливная промышленность
  •   5. Металлургическая промышленность
  •   6. Химическая промышленность
  •   7. Легкая промышленность
  •   8. Пищевая промышленность
  • Глава шестая НОВОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  •   1. Основные направления рационального размещения промышленности
  •   2. Изменения в размещении важнейших отраслей промышленности
  •   3. Промышленное освоение восточных районов
  • Глава седьмая ИНДУСТРИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК 
  •   1. Темпы индустриального развития и создание многоотраслевой структуры промышленности
  •   2. Итоги социалистической индустриализации союзных республик
  • Глава восьмая ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЛНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ СССР
  •   1. Завоевание технико-экономической независимости
  •   2. Внешняя торговля и ее роль в обеспечении полной экономической независимости СССР
  • Глава девятая ЗАВЕРШЕНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
  •   1. Укрепление колхозного строя
  •   2. Развитие совхозов во второй пятилетке
  • Глава десятая СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В ЭКОНОМИЧЕСКИ ОТСТАЛЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ РАЙОНАХ
  •   1. Завершающий этап коллективизации и его особенности
  •   2. Колхозный строй — экономическая основа выравнивания уровней развития сельского хозяйства советских республик
  • Глава одиннадцатая СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО ВО ВТОРОЙ ПЯТИЛЕТКЕ 
  •   1. Новая техническая база и механизация основных работ в сельском хозяйстве
  •   2. Производство продуктов земледелия и животноводства
  •   3. Общие итоги сельскохозяйственного производства во второй пятилетке
  • Глава двенадцатая ТРАНСПОРТ ВО ВТОРОЙ ПЯТИЛЕТКЕ
  •   1. Развитие материально-технической базы транспорта
  •   2. Мероприятия Советского государства по организации работы транспорта
  •   3. Перевозочная работа транспорта в 1933—1937 гг.
  • Глава тринадцатая СОВЕТСКАЯ ТОРГОВЛЯ
  •   1. Отмена карточной системы, переход к развернутой торговле
  •   2. Развитие розничного товарооборота
  •   3. Оптовая торговля
  • Глава четырнадцатая СОВЕТСКИЕ ФИНАНСЫ И КРЕДИТ
  •   1. Основные черты финансовой программы второй пятилетки
  •   2. Финансирование и кредитование народного хозяйства
  •   3. Финансирование социально-культурных мероприятий. Финансирование обороны
  •   4. Развитие бюджетной системы
  • Глава пятнадцатая ПОДЪЕМ НАРОДНОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ
  •   1. Победа социализма и ликвидация эксплуатации человека человеком
  •   2. Рост доходов и потребления рабочего класса
  •   3. Улучшение материального положения колхозного крестьянства
  • Глава шестнадцатая ВТОРАЯ ПЯТИЛЕТКА — ВАЖНЫЙ ЭТАП КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СССР
  •   1. Развитие народного образования
  •   2. Советская наука в годы второй пятилетки
  •   3. Развитие учреждений культуры
  • Глава семнадцатая ЗАВЕРШЕНИЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА. ПОБЕДА СОЦИАЛИЗМА В СССР

    Завершение социалистического преобразования экономики. Победа социализма в СССР (1933—1937 гг.) (fb2)


    ПРЕДИСЛОВИЕ

    В настоящем томе рассматривается вторая пятилетка (1933—1937 гг.) — последний этап переходного от капитализма к социализму периода. В эти годы трудящиеся нашей страны под руководством Коммунистической партии победоносно решали важнейшие вопросы, связанные «с самой главной и самой сложной задачей социалистической революции — созидательной»1. Построив в первой пятилетке фундамент социалистической экономики, Советский Союз в годы второй пятилетки завершил социалистическое преобразование всех отраслей народного хозяйства, была ликвидирована многоукладность экономики. В Стране Советов, рожденной Великой Октябрьской революцией, была создана материально-техническая база социализма, в основном построено социалистическое общество без эксплуататорских классов, его прочной экономической основой стала социалистическая (государственная и колхозно-кооперативная) собственность на средства производства. В книге обобщается опыт СССР в воплощении в жизнь ленинского плана построения социалистического общества, охватывающего создание социалистической системы экономики и другие основные сферы жизни общества, показывается, как преодолевались трудности, которые вставали перед страной, прокладывающей во враждебном окружении путь к социализму, освещается всемирно-историческое значение победы социализма в СССР.

    В итоге осуществления второй пятилетки СССР превратился в могущественную индустриально-колхозную державу, самостоятельно обеспечивающую народное хозяйство страны и ее обороноспособность всем необходимым.

    В главах, посвященных социалистической промышленности, характеризуется капитальное строительство и воспроизводство основных фондов, анализируются важнейшие пропорции и темпы развития промышленности, рост промышленного производства в годы второй пятилетки. Большое внимание уделено вопросам организации социалистического производства, управления промышленностью, освоения техники, подготовки кадров, развития социалистического соревнования. Исследуются изменения в размещении производительных сил и сближение уровней индустриального развития национальных республик.

    Главы по сельскому хозяйству посвящены завершению коллективизации и укреплению колхозного строя, социалистическому преобразованию сельского хозяйства ранее отсталых национальных окраин, росту сельскохозяйственного производства в стране в 1933—1937 гг.

    В отдельных главах рассматриваются вопросы развития советского транспорта, финансовой системы, товарооборота, подъема материального благосостояния и культурного уровня жизни советского народа.

    В книге раскрываются преимущества социализма как общества освобожденного труда, как «пример самой справедливой организации общества в интересах трудящихся»2.

    В написании этого тома принимал участие коллектив авторов: доктор экономических наук И. А. Гладков (главы 1, 17), доктор экономических наук А. Д. Курский (глава 1), кандидат экономических наук А. И. Коссой (главы 2, 17), кандидат экономических наук В. Д. Калинин (глава 3), кандидат экономических наук Н. Д. Лелюхина (глава 5, § 1, 2, 6), кандидат экономических наук Л. Н. Камушер (глава 5, § 7; глава 15), кандидат экономических наук Е. А. Поспелова (глава 5, § 8), старший научный сотрудник Л. В. Фомина (глава 5, § 3), научный сотрудник И. П. Скородумова (глава 5, § 4), научный сотрудник 3. Н. Строева (глава 5, § 5), доктор экономических наук Ю. Ф. Воробьев (главы 6, 7), доктор исторических наук В. Н. Касьяненко (глава 8), старший научный сотрудник С. Н. Лапина (глава 10), научный сотрудник Л. И. Дубов (глава 11), кандидат экономических наук А. Н. Маркова (глава 12), кандидат экономических наук Р. А. Локшин (глава 13), член-корреспондент АН СССР К. Н. Плотников (глава 14), доктор экономических наук В. А. Жамин (глава 16). Главы 4 и 9 подготовлены коллективом сектора обобщения опыта развития советской экономики и экономической политики.

    В подборе материалов и подготовке рукописи тома принимали участие научные сотрудники сектора Р. В. Гуральник, Н. Н. Попович, Е. Ф. Попова, Н. Л. Довбненко, А. А. Скробов, Л. П. Желтякова, Е. К. Павлова.

    В настоящем томе использованы материалы коллективного труда Института экономики «Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933—1940 гг.». М., Изд-во АН СССР, 1963.

    Глава первая
    ВТОРАЯ ПЯТИЛЕТКА — ЗАВЕРШАЮЩИЙ ЭТАП СОЗДАНИЯ МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ БАЗЫ СОЦИАЛИЗМА

    1. Задачи второго пятилетнего плана, принципы и организация его разработки

    После построения фундамента социалистической экономики в течение 1926—1932 гг. Советскому государству предстояло завершить социалистическое преобразование всего народного хозяйства, создание материально-технической базы социализма, построить в основном социалистическое общество. Эта историческая задача была решена советским народом под руководством Коммунистической партии в годы второй пятилетки (1933—1937 гг.).

    Социалистическое строительство в СССР развертывалось в этот период в сложной международной обстановке, которая характеризовалась обострением противоречий в капиталистическом мире, нарастанием военной опасности. Мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 г., перешел в 1933 г. в длительную депрессию; с 1929 по 1937 г. промышленность капиталистических стран топталась на месте, а в 1937 г. наступил очередной экономический кризис, охвативший США и ряд других государств. Экономические затруднения, обостряемые неравномерностью развития капиталистических стран, усилили империалистическую борьбу за передел мира. В то же время в капиталистических странах углублялись противоречия между буржуазией и пролетариатом. Буржуазия этих стран надеялась путем войны разрешить проблемы передела мира и заглушить социально-экономические противоречия, подавить с помощью фашизма рабочее движение. Вместе с тем империалисты рассчитывали направить главный удар агрессивных сил фашистских государств — Германии и Италии, а также милитаристской Японии против Советского Союза, чтобы уничтожить страну строящегося социализма.

    Советский Союз последовательно проводил борьбу против военной опасности, против фашизма. На XVII съезде ВКП(б), состоявшемся в январе — феврале 1934 г., указывалось, что в условиях «предвоенной свистопляски, охватившей целый ряд стран, СССР продолжал стоять за эти годы твердо и непоколебимо на своих мирных позициях, борясь с угрозой войны, борясь за сохранение мира, идя навстречу тем странам, которые стоят так или иначе за сохранение мира, разоблачая и срывая маску с тех, кто подготовляет, провоцирует войну»3. В трудной борьбе за мир СССР опирался на свою экономическую и политическую мощь; на моральную поддержку мирового пролетариата; на прогрессивные силы, заинтересованные в сохранении мира и развитии торговых отношений с Советским Союзом4.

    В этих условиях в обстановке враждебного капиталистического окружения развернулась во второй пятилетке деятельность советского народа по завершению социалистического преобразования экономики, завершению строительства материально-технической базы социализма.

    Это было сопряжено с большими трудностями, которые усугублялись сопротивлением остатков эксплуататорских классов внутри страны. Капиталистические элементы — бывшие промышленники, торговцы, кулаки и их приспешники, лишившиеся материальной базы (средств производства), поступив на работу на государственные предприятия и новостройки, на транспорт, в хозяйственные ведомства и учреждения, зачастую вели там подрывную работу, расхищали государственное и колхозное имущество. Внутренние и внешние враги социализма пытались использовать в своих целях пережитки капитализма в сознании людей.

    XVII съезд Коммунистической партии определил в качестве основной политической задачи второй пятилетки окончательную ликвидацию капиталистических элементов, полное уничтожение причин, порождающих деление общества на классы и эксплуатацию человека человеком. Для решения поставленной задачи надо было не только завершить социалистическое переустройство всего народного хозяйства, но и обеспечить дальнейший подъем социалистической экономики.

    Коммунистическая партия, определяя задачи второй пятилетки, указывала, что победа социализма во всем народном хозяйстве, ликвидация эксплуататорских классов и общий рост национального дохода, целиком используемого в интересах трудящихся, обеспечат значительно более быстрый подъем благосостояния рабочих и крестьян, повышение уровня народного потребления, развертывание культурной революции.

    Материальной основой решения этих задач должно было явиться завершение технической реконструкции народного хозяйства. Коммунистическая партия так определила главную хозяйственную задачу второй пятилетки: необходимо было создать новейшую техническую базу для всех отраслей народного хозяйства, освоить новую технику и новые производства. Ведущая роль в развертывании технической реконструкции принадлежала советскому машиностроению; важнейшим элементом реконструкции явилось создание мощной энергетической базы. Задания второй пятилетки по всемерному развитию машиностроения и электрификации были дальнейшей конкретизацией и развитием принципов ленинского плана ГОЭЛРО в новой обстановке. Вторая пятилетка — важнейший этап на пути перевода всего народного хозяйства на новую техническую основу.

    Таким образом, второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР предусматривал единство политических, экономических и технических задач, возможность постановки которых определялась достигнутым уровнем производительных сил, социалистического обобществления производства и назревшими материальными потребностями общества. Намечаемые пятилетним планом социально-экономические преобразования и дальнейшее движение по пути технического прогресса обеспечивали решение крупных задач в области подъема общественного производства и социально-культурного строительства.

    *

    Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР создавался в ходе огромной и напряженной работы Коммунистической партии и Советского правительства, хозяйственных и плановых организаций, научных учреждений страны, коллективов предприятий.

    Главные проблемы плана второй пятилетки и основные направления его разработки определялись директивами XVII конференции ВКП(б) (январь — февраль 1932 г.). Важнейшую роль в подготовке второго пятилетнего плана выполнил Госплан СССР, который направлял работу по объединению союзных наркоматов, составлявших отраслевые планы; помогал республиканским и местным плановым органам, которые разрабатывали пятилетние планы по республикам, областям и районам. Партия и правительство рекомендовали Госплану СССР широко привлечь к составлению плана республиканские плановые органы, научные учреждения, созвать с этой целью в течение 1932 г. общесоюзные конференции и совещания для обсуждения межотраслевых проблем по размещению производительных сил, электрификации, топливу, химии и химизации народного хозяйства, развитию геологических работ и ряду межведомственных проблем.

    В 1932 г. Госпланом СССР были изданы «Основные указания к составлению второго пятилетнего плана народного хозяйства СССР (1933—1937 гг.)»5, разъяснявшие основные направления его научной разработки — в целом и по отдельным отраслям. В указаниях подчеркивалось, что основные политические и экономические задачи второго пятилетнего плана, пути и методы, которыми эти цели должны быть достигнуты, определены решениями XVII партконференции.

    В начале составления плана выявлялись и учитывались основные данные о естественных богатствах и ресурсах, на основе которых проектировалось развитие производительных сил данной отрасли или района; выявлялись трудовые ресурсы, которые привлекались к выполнению плана; определялись основные направления технической политики, исходя из новейших достижений науки и техники, и их влияние на развитие производительных сил, устанавливался общий масштаб этого развития, вытекающий из ориентировочно рассчитанных потребностей страны в целом и каждого района. На основе запроектированных на этом этапе вариантов развития производительных сил осуществлялась комплексная разработка проекта пятилетнего плана. Она должна была установить взаимозависимость и связи внутри данной отрасли и района, а также между отдельными отраслями, районами и экономикой страны в целом. Затем определялся окончательный вариант плана данного района или отрасли с цифровыми показателями всех элементов этих планов. Отраслевые планы и планы развития районов должны были войти составной частью в народнохозяйственный план второй пятилетки.

    В Указаниях Госплана СССР признавалось необходимым использование метода вариантных приближений в целях более обоснованной экономической проработки и окончательной сводки плана данной отрасли района, народного хозяйства в целом.

    В процессе работы над планом второй пятилетки были составлены два варианта. Первый вариант был рассмотрен на XVII партийной конференции (январь — февраль 1932 г.), второй — значительно отличный от первого — был представлен XVII съезду ВКП(б) в январе — феврале 1934 г. и принят им с отдельными поправками.

    Значительные трудности представляло определение общих темпов развития народного хозяйства. В первом варианте плана, рассмотренном на XVII партконференции, предусматривалось, что среднегодовой темп прироста промышленной продукции на 1933—1937 гг. должен быть не менее 20%, т.е. выше, чем в первой пятилетке (19,2%). Вместе с тем вторая пятилетка имела свои особенности и значительно отличалась от первой, на что указывалось в резолюции объединенного Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) в январе 1933 г. «В отличие от первой пятилетки вторая пятилетка будет по преимуществу пятилеткой освоения новых предприятий в промышленности, пятилеткой организационного укрепления новых предприятий в сельском хозяйстве — колхозов и совхозов, что, конечно, не исключает, а предполагает дальнейшее развитие нового строительства… Из этого следует, что в период второй пятилетки преобладающая роль в области роста промышленной продукции будет принадлежать уже не старым предприятиям, а новым, технику которых нужно еще освоить, что не может не повлечь за собой некоторое уменьшение темпов роста промышленной продукции в сравнении с темпами первой пятилетки»6. Поэтому Пленум предложил принять для второй пятилетки более низкий среднегодовой прирост промышленной продукции, но не менее 13—14%. В проекте второго пятилетнего плана темпы роста были установлены на уровне 18,9%. В дальнейшей работе над планом второй пятилетки многие задания в области производства и капитального строительства были уточнены; основные показатели приведены в соответствие с реальными возможностями и требованиями пропорционального развития народного хозяйства, а также особенностями развития экономики СССР этого периода. На XVII съезде партии было решено установить среднегодовой прирост промышленной продукции на 1933—1937 гг. в размере 16,5%, т.е. ниже, чем намечалось в проекте, и ниже, чем фактически было достигнуто в первой пятилетке7.

    Вместе с тем по масштабам в целом второй пятилетний план на 1933—1937 гг., разработанный Госпланом Союза, принятый ЦК ВКП(б) и СНК СССР, утвержденный XVII съездом Коммунистической партии, намного превосходил первый пятилетний план. Об этом свидетельствует сопоставление основных показателей развития народного хозяйства (табл. 1)8.

    Таблица 1

    Основные задания второй пятилетки
      1932 г. 1937 г. 1937 г., % к 1932 г.
    Национальный доход, % 100 220
    Валовая продукция промышленности, % 100 214
    Производство электроэнергии, млрд. квт-ч 13,5 38,0 283
    Добыча угля, млн. т 64,3 152,5 237
    Добыча нефти и газа, млн. т 22,3 46,8 210
    Чугун, млн. т 6,2 16,0 260
    Сталь, млн. т 5,9 17,0 289
    Прокат черных металлов, млн. т 4,3 13,0 303
    Мощность тракторного парка в сельском хозяйстве, млн. л. с. 2,2 8,2 373
    Коллективизация сельского хозяйства (по числу крестьянских дворов), % 61,5 Полное завершение коллективизации

    Одной из отличительных особенностей плана второй пятилетки была установка на опережающие темпы развития промышленной продукции группы «Б» по сравнению с группой «А». Достижения в области развития тяжелой промышленности делали возможным проектировать увеличение народного потребления в 2—3 раза по сравнению с первой пятилеткой. Чтобы обеспечить возможность такого роста, намечались более высокие среднегодовые темпы роста промышленного производства предметов потребления (18,5%) по сравнению с темпами роста производства средств производства (14,5%). Планом предусматривались соответствующие изменения соотношений в распределении национального дохода. Намечалось увеличить долю потребления в 2,4 раза при росте национального дохода в 2,2 раза. Материальной основой такого перераспределения должны были стать увеличение промышленной продукции группы «Б» в 2,3 раза, сельского хозяйства — в 2 раза, розничного товарооборота — в 2,5 раза, а также значительное развитие социально-культурного строительства.

    При удвоении промышленного производства средств производства второй пятилетний план намечал крупные сдвиги в его структуре. Ведущим звеном в решении главной экономической задачи второй пятилетки явилось форсированное развитие машиностроения. Второй пятилетний план намечал резкое увеличение снабжения народного хозяйства машинами, значительно опережающее темпы прироста капитальных работ. При этом особое внимание уделялось повышению вооруженности самого машиностроения, других отраслей тяжелой индустрии, транспорта, сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности, форсировалось производство машин, инструментов и деталей, которые в первой пятилетке импортировались, развертывалось массовое производство металлических изделий широкого потребления.

    Планом второй пятилетки намечалось ликвидировать отставание черной металлургии от общих темпов развития народного хозяйства. При увеличении продукции машиностроения и металлообработки более чем в 2 раза выплавка стали должна была возрасти в 2,9 раза и проката — более чем в 3 раза. Необходимым условием завершения технической реконструкции народного хозяйства явилось развитие химической промышленности, продукцию которой намечалось увеличить за пятилетие в 2,8 раза.

    Продолжая линию плана ГОЭЛРО и первой пятилетки, второй пятилетний план предусматривал всестороннее развитие энергетической базы народного хозяйства. XVII съезд партии поставил задачу во второй пятилетке создать мощную энергетическую базу для завершения реконструкции всех отраслей народного хозяйства, предусмотреть во всех энергетических узлах образование резервов мощностей, которые должны обеспечивать бесперебойное снабжение народного хозяйства электроэнергией.

    План второй пятилетки исходил из необходимости привести в действие интенсивные факторы расширенного воспроизводства. Рост общественного производства в первой пятилетке базировался главным образом на использовании экстенсивных факторов — расширении ввода в действие новых производственных фондов и мощностей, увеличении численности работников. Во второй пятилетке повышение производительности труда (на 63% в промышленности) должно было стать решающим фактором выполнения намеченной программы роста производства, а снижение себестоимости (на 26% в промышленности) — важнейшим источником увеличения накоплений.

    Поставленная во второй пятилетке задача завершения технической реконструкции народного хозяйства и намеченная программа роста производства определили необходимость дальнейшего расширения масштабов и изменения структуры капитальных вложений в народное хозяйство. Общий объем капитальных работ за пятилетку должен был увеличиться в 2,6 раза по сравнению с первой пятилеткой при значительном повышении удельного веса отраслей, обеспечивающих рост материального благосостояния. Почти в 5 раз возрастала программа строительства в отраслях группы «Б», в 3 раза — жилищное, коммунальное и культурно-бытовое строительство.

    Строительная программа второго пятилетия характеризовалась широким развертыванием нового строительства, удельный вес которого в общей сумме капитальных вложений повышался по основным промышленным наркоматам до 58,9% против 42,4% в первой пятилетке.

    Во второй пятилетке освоение новых производственных мощностей сопровождалось развертыванием капитального строительства, что определялось требованиями технического прогресса, необходимостью поддержания высоких темпов расширенного социалистического воспроизводства и ускорения роста народного благосостояния.

    Производственная программа в области промышленности, сельского хозяйства и транспорта подкреплялась конкретно разработанным планом капитальных работ, который включал задания по объему капитальных работ, вводу в действие объектов по отраслям и отдельным наркоматам, динамике основных фондов, росту производственных мощностей, жилищному, коммунальному, культурно-бытовому строительству, по подготовке кадров и развитию научных учреждений по наркоматам и ведомствам. Составной частью плана капитальных работ явился титульный список основных строек по отраслям с указанием сроков начала и окончания строительства, его сметной стоимости и вводимых мощностей. Были определены районы и в большинстве случаев точки строительства объектов. Ввод в действие крупных строек проектировался, как правило, отдельными очередями и цехами в целях повышения эффективности строительства.

    Вторая пятилетка отражала более высокий уровень планирования народного хозяйства по сравнению с предыдущим периодом. «Победа социализма, — отмечал В. В. Куйбышев, — значительно расширила базу планирования. Второй пятилетний план показывает, что дело планирования мы продвинули настолько вперед, что буквально не оставляем ни одного участка хозяйственной, культурной и научно-исследовательской работы вне плана и планирования»9. Именно это определило ряд важных методологических особенностей разработки второго пятилетнего плана в отличие от первого. Дальнейшее повышение уровня планирования во второй пятилетке выразилось прежде всего в более полном охвате государственным планом отраслей народного хозяйства. Второй пятилетний план устанавливал задания для всей промышленности — не только крупной, но и мелкой — по 120 отраслям, в то время как в первой пятилетке детальные плановые задания были определены примерно по 50 отраслям крупной промышленности. Такое расширение показателей было необходимо в связи со значительными структурными сдвигами промышленного производства, развитием новых отраслей и освоением большого числа новых видов продукции. План второй пятилетки включал натуральные показатели по 36 отраслям машиностроения, а первой пятилетки — всего по 5. Во второй пятилетке плановые задания получили 15 отраслей пищевой промышленности, а в первой пятилетке — всего 610.

    Полнота охвата вторым пятилетним планом всего народного хозяйства нашла особо яркое выражение в конкретных плановых заданиях по развитию сельского хозяйства. В плане первой пятилетки, когда развертывался процесс коллективизации, сельскохозяйственная программа не могла еще включать прямые плановые задания и сводилась главным образом к мерам экономического регулирования крестьянских хозяйств и подготовке материальных условий для их производственного кооперирования. Вторая пятилетка в области сельского хозяйства составлялась при преобладании социалистического сектора и поэтому включала конкретные государственные задания по росту колхозного и совхозного производства, его технической реконструкции, развитию животноводства. По мере социалистической реконструкции развивалась система планирования сельского хозяйства. Начиная с 1930 г. стали разрабатываться государственные годовые посевные планы, с 1932 г. — планы тракторных работ МТС, а с 1935 г. — государственные планы развития животноводства, которые включали плановые задания по росту поголовья скота в совхозах и колхозных животноводческих фермах, покупке и контрактации скота у колхозников, расширению кормовой базы. Все это дало возможность подойти в итоге второй пятилетки к составлению сводных государственных планов развития сельского хозяйства.

    Программа повышения материального и культурного уровня, намеченная на второе пятилетие, охватывала задания в области развития товарооборота, государственной и кооперативной торговли, жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, просвещения.

    Одной из центральных задач плана капитальных работ, неразрывно связанной с завершением технической реконструкции народного хозяйства, было коренное улучшение размещения производительных сил. Эта проблема была разработана во втором пятилетием плане в более широких масштабах, чем в плане первой пятилетки, что предопределялось значительно возросшим объемом капитального строительства. «Широкая программа строительства во втором пятилетии, — говорил в докладе на XVII съезде партии В. В. Куйбышев, — предполагает коренные сдвиги в промышленной и сельскохозяйственной географии страны, являющиеся составной частью плана завершения технической реконструкции»11.

    В основу социалистического размещения производительных сил было положено их более равномерное распределение по всей стране, приближение промышленности к источникам сырья и энергии, к районам потребления. С развертыванием социалистического строительства в новых районах, продвижением промышленности на Восток выдвигалась задача комплексного развития основных экономических районов, изживания экономической и культурной отсталости национальных республик и областей. Особенность социалистического размещения производительных сил во второй пятилетке заключалась в постановке ряда крупных комплексных проблем, таких как развитие Урало-Кузнецкого комбината, освоение Севера, Ангарстрой, освоение Курской магнитной аномалии и др. В районы Урало-Кузнецкого комбината, Восточную Сибирь, Дальневосточный край, Закавказье и Среднюю Азию направлялось 40% общих капитальных вложений в народное хозяйство. Это давало возможность обеспечивать более полную органическую увязку планов развития и размещения отраслей с комплексными планами по республикам, краям и областям.

    Второй пятилетний план определил задачи каждой республики, области и края в выполнении единого народнохозяйственного плана. Продолжая новое размещение производства — движение промышленности на Восток, второй пятилетний план наряду с дальнейшим развитием основных индустриальных районов намечал создать новые опорные базы энергетики, организовать производство металла и машиностроение в новых районах, ускорить подъем экономики национальных республик и областей. В связи с завершением коллективизации и успехами технической реконструкции сельского хозяйства план предусматривал также изменения в специализации районов по производству сельскохозяйственных продуктов, превращение потребляющих районов в производящие.

    Одним из достоинств второго пятилетнего плана явилась более глубокая взаимная увязка всех его разделов и показателей развития отраслей народного хозяйства, конкретность и адресность заданий по сравнению с планом первой пятилетки.

    Более совершенной по сравнению с планом первой пятилетки была структура второго пятилетнего плана. Она определялась следующими основными разделами: 1) план завершения технической реконструкции народного хозяйства и программа роста производства; 2) программа капитального строительства; 3) план по труду и кадрам; 4) программа повышения материального и культурного уровня трудящихся; 5) районный разрез плана по отраслям, союзным республикам, краям и областям.

    Особо следует подчеркнуть качественно новый уровень планирования во второй пятилетке, повышение его научной обоснованности. «Второй пятилетний план, — отмечал В. И. Межлаук, — знаменует собой новую веху, новый, более высокий этап в истории планирования. Вторая пятилетка отличается от первого пятилетнего плана широтой охвата планируемых объектов, большей разработкой технических проблем, большей научной обоснованностью»12.

    К разработке плана второй пятилетки были привлечены широкие научные силы. В составлении плана участвовали Академия наук, 200 научно-исследовательских институтов, сотни крупнейших ученых страны. Важнейшие проблемы второй пятилетки разбирались на совместных заседаниях Госплана и Академии наук СССР. Для подготовки и научного обоснования конкретных проблем и заданий второго пятилетнего плана Госплан СССР за 1932/1933 г. провел 24 общесоюзных научно-технических конференции и совещания13. Наркоматы, республики и области в свою очередь организовали многочисленные совещания и конференции.

    В подготовке плана второй пятилетки активно участвовали широкие массы трудящихся: повсюду — на заводах, в колхозах и совхозах — рассматривались и обсуждались плановые задания второй пятилетки. Все это позволило определить в ряде отраслей перспективные направления технического прогресса, наметить правильное решение сложных экономических и технических проблем (получение синтетического каучука, гидролиз древесины, механизация сельского хозяйства и др.).

    При разработке второго пятилетнего плана Госплан СССР, отраслевые и республиканские плановые органы, научно-исследовательские институты много внимания уделяли проблемам технической реконструкции народного хозяйства. Исходным явилось ленинское положение о необходимости соединить последнее слово науки и техники, достигнутое человечеством, с массовыми объединениями сознательных рабочих, творящих крупное социалистическое производство. Во второй пятилетке необходимо было в основном ориентироваться на освоение последних достижений советской и зарубежной науки и техники с учетом наметившихся путей дальнейшего технического прогресса. В Советской стране открывались возможности создания новой социалистической техники на базе всесторонней электрификации производства, максимальной механизации и автоматизации производственных процессов, широкого развития химизации, коренного изменения типа и роли работника производства. Разработка проблем технической реконструкции позволила всесторонне обосновать решающую хозяйственную задачу второй пятилетки — завершение реконструкции всего народного хозяйства, создание новейшей технической базы для всех отраслей хозяйства.

    Второй пятилетний план намечал значительно большие по сравнению с первой пятилеткой масштабы технического вооружения. В связи с этим была запроектирована широкая система технико-экономических показателей, положенных в основу принятых заданий по объему, качеству и себестоимости продукции. В плане была разработана система мероприятий по освоению техники; технико-производственные показатели обеспечивали высокий уровень технико-экономического обоснования планов и имели директивный характер как прямые плановые задания.

    Обоснование производственных заданий технико-экономическими показателями означало, что второй пятилетний план сочетал в себе и производственный и технический планы. Планировались коэффициенты использования оборудования по доменным и мартеновским печам, расходные коэффициенты по сырью и топливу, номенклатура машиностроительной промышленности с указанием количества новых типов машин по каждой отрасли хозяйства, подлежащих освоению в период второй пятилетки, задания по механизации трудоемких работ в промышленности и сельском хозяйстве и др.14 Разработка такой системы показателей соответствовала основной экономической задаче второй пятилетки — завершению технической реконструкции народного хозяйства и освоению новой техники.

    Второй пятилетний план включал также развернутые синтетические показатели работы промышленности, отражающие качество их работы: рост производительности труда и снижение себестоимости продукции. Качественным показателям второй пятилетний план придавал «значение основных и важнейших звеньев народнохозяйственного плана»15, и они были разработаны по каждой отрасли промышленности и каждому наркомату. План снижения себестоимости был увязан со всей системой намеченных количественных показателей. По отраслям тяжелой индустрии намечались наиболее высокие темпы снижения себестоимости и роста производительности труда, поскольку основным источником накопления в социалистической промышленности становилась тяжелая индустрия. Наиболее высокий среднегодовой темп снижения себестоимости намечался по Наркомату тяжелой промышленности — 7,3 (по Наркомату легкой промышленности — 3,5, по Наркомату лесной промышленности — 4,4)16. Это относится также к темпам роста производительности труда. За пятилетие планировалось повышение производительности труда по всей крупной промышленности на 63%, в тяжелой промышленности этот процент составлял 75% (в том числе по машиностроению — 85%), а по Наркомлегпрому — 52%, в пищевой и лесной промышленности — 60%17.

    Качественным показателям придавалось особо важное значение, поэтому во втором пятилетнем плане показатель себестоимости продукции был разработан отдельно по его элементам, его структуре: экономии сырья и вспомогательных материалов, топлива и электроэнергии, правильном соотношении роста производительности труда и заработной платы, сокращению непроизводственных расходов.

    Все разделы пятилетнего плана были увязаны в единый народнохозяйственный план через систему тщательно разработанных синтетических и частных материальных балансов, которые широко охватывали народнохозяйственные связи. «Если материальные балансы вскрывают внутри- и межотраслевые связи и зависимости, то балансы синтетические определяют единство различных сторон расширенного социалистического воспроизводства»18.

    Всестороннее балансовое обоснование второго пятилетнего плана экономически диктовалось тем, что планирование охватывало большой круг отраслей народного хозяйства и включало комплексное развитие республик и экономических районов. Весьма существенными были сдвиги в размещении производительных сил; шел глубокий процесс дифференциации промышленности, рост ее специализации и разностороннего кооперирования ее отдельных отраслей и предприятий. Все это требовало более широкого и глубокого применения балансового метода в планировании для обоснования запроектированных соотношений между отдельными отраслями, районами, пропорций в народном хозяйстве в целом.

    Балансовые расчеты применялись и при разработке первого пятилетнего плана. Тогда были разработаны основные материальные и отдельные стоимостные балансы. Но они во многом носили еще ориентировочный характер, базировались на приблизительных расчетах, поскольку в сельском хозяйстве до сплошной коллективизации преобладало еще частное мелкое товарное производство, частный капитал не был еще вытеснен полностью из сферы товарооборота, недостаточно развита была статистическая база планирования. Балансы второго пятилетнего плана базировались на обобществленном народном хозяйстве, они опирались на проверенные фактические данные и реальные соотношения.

    Особенно важное значение во второй пятилетке получила система материальных балансов, которая охватывала важнейшие виды промышленной продукции: баланс металла, топливный баланс, баланс электроэнергии и т.д. В связи с решением задач технической реконструкции народного хозяйства важное значение при обосновании плана имели балансы машин, оборудования и металла. Твердую основу на базе социалистического обобществления сельского хозяйства получили балансы сельскохозяйственной продукции.

    Одной из центральных проблем плана второй пятилетки явился баланс металла. В годы первой пятилетки распределение металла проводилось с целью максимального обеспечения развития машиностроения. Во втором пятилетии черная металлургия смогла удовлетворить и все увеличивающуюся потребность в металле машиностроения и нужды других отраслей народного хозяйства, в первую очередь железнодорожного транспорта. Рост потребления металла вызвал необходимость создания нового производственного аппарата. Эта задача решалась путем завершения строительства мощной металлургической базы (Урало-Кузнецкий комбинат) и развертывания новых металлургических районов (Восточная Сибирь, Дальний Восток).

    В плане второй пятилетки была поставлена задача обеспечить устойчивый топливный баланс не только за счет количественного роста добычи, но и качественных сдвигов в потреблении топлива. Особенно быстро возрастало потребление топлива на нужды коксования, что было связано с намеченным развитием черной металлургии. Значительно увеличился расход топлива на электростанциях и железнодорожном транспорте. Для покрытия потребности и накопления необходимых резервов намечалось увеличить общую добычу топлива за пятилетие в 2 раза при повышении удельного веса угля.

    Важную роль играла разработка баланса электроэнергии, что определялось задачами развертывания технической реконструкции всех отраслей народного хозяйства. Общая потребность народного хозяйства в электроэнергии на конец пятилетия была определена в размере 38 млрд. квт-ч, что в 2,8 раза превышало расход электроэнергии в 1932 г. Учитывалось значительное увеличение электроемких производств, дальнейшее внедрение электропривода в промышленности, перевод на электрическую тягу наиболее грузонапряженных участков железных дорог, увеличение электроснабжения сельскохозяйственного производства, рост потребления электроэнергии на коммунальные нужды.

    В связи с решением крупных задач в области народного потребления большое внимание при подготовке плана второй пятилетки уделялось балансам предметов потребления и прежде всего соотношению рыночных и внерыночных фондов промышленных и продовольственных товаров. Удельный вес рыночных фондов государственной и кооперативной торговли намечалось увеличить до 83,8% в 1937 г. против 73,4% в 1932 г.

    В плане по труду были разработаны ориентировочный баланс трудовых ресурсов и баланс использования рабочей силы в городах. В отличие от первой пятилетки, когда центральной проблемой труда была ликвидация безработицы и скорейшее вовлечение излишних трудовых ресурсов деревни («аграрное перенаселение») в общественное производство, во второй пятилетке решающее значение приобрели вопросы более эффективного использования рабочей силы. В соответствии с этим планирование численности рабочих производилось в соответствии с намечаемым ростом производительности труда.

    Финансовый баланс планировался с целью укрепления финансовых связей в народном хозяйстве, усиления роли финансов в деле перераспределения национального дохода в соответствии с основными задачами второго пятилетия.

    При составлении отраслевых и районных пятилетних планов и для проверки каждого их варианта широко использовался балансовый метод. Вследствие того, что размещение производительных сил требовало перераспределения накоплений в пользу новых районов, Госплан СССР дал указание подсчитать общий баланс накопления в каждом районе и отрасли и установить, какие части необходимых вложений могут быть покрыты собственными накоплениями, какие могут быть переданы государственному фонду или должны быть из него получены. Особое внимание обращалось на баланс строительных материалов, учитывая необходимость максимального покрытия потребностей капитального строительства местными ресурсами. При проверке районных планов разрабатывались балансы рабочей силы и кадров, особенно в новых районах, балансы продовольственного и товарного покрытия. Все эти балансы должны были служить средством установления правильной экономической зависимости между отдельными отраслями промышленности внутри данного района и по отношению к народному хозяйству страны в целом.

    Дальнейшее развитие получила разработка баланса народного хозяйства как метода анализа и синтетической увязки основных показателей плана. В отчетном балансе народного хозяйства определилась система показателей и балансов общественного продукта и национального дохода, которые использовались в последующих работах по балансу. Наиболее полно были охвачены проблемы баланса производства, потребления и накопления общественного продукта, которые исходили из балансов отдельных продуктов промышленности и сельского хозяйства. Одновременно с формированием отчетного баланса народного хозяйства развивались работы по плановому балансу. Со времени первого пятилетнего плана в практику работы Госплана было введено исчисление национального дохода и его использования на накопление и потребление. При подготовке второго пятилетнего плана вопросы планирования национального дохода рассматривались в специальных комиссиях Госплана по производству, распределению национального дохода, накоплению и потреблению. Проектировки в области планирования национального дохода, как отмечалось в материалах по второй пятилетке, играли роль высшего синтеза в деле планирования для обобщения частных проектировок и общей проверки отдельных разделов плана. Была поставлена задача превратить эти отдельные балансы по производству и распределению национального дохода в систему баланса народного хозяйства с использованием работы по отчетному балансу.

    В целом разработка системы плановых балансов во второй пятилетке позволила осуществить всесторонний социально-экономический анализ важнейших количественных и качественных связей в народном хозяйстве, факторов развития общественного производства, проверить основные пропорции расширенного социалистического воспроизводства, распределения и перераспределения национального дохода.

    Балансовый метод повышал эффективность и научную обоснованность планирования и вместе с этим уровень пропорциональности в развитии всего народного хозяйства.

    В широком применении балансового метода выразилось совершенствование методологии планирования во второй пятилетке и значительное повышение научной обоснованности планов.

    2. Основные итоги второй пятилетки. Завершение построения материально-технической базы социализма

    В ходе выполнения плана второй пятилетки реализовался принцип сочетания перспективного и текущего планирования народного хозяйства. Годовые планы, составляемые в соответствии с требованием основных заданий пятилетки, решали конкретные задачи, выявляли и намечали использование новых производственных резервов, обеспечивали преодоление диспропорций и узких мест в народном хозяйстве.

    Одновременно с завершением составления второго пятилетнего плана был подготовлен народнохозяйственный план первого года второй пятилетки. Январский (1933 г.) объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б), рассмотрев итоги первой пятилетки, принял основные задания на 1933 г., исходя из того, что «главный упор должен быть сделан не на количественный рост продукции, а на улучшение качества продукции и рост производительности труда в промышленности, не на расширение посевных площадей, а на рост урожайности в земледелии и улучшение качества работы в сельском хозяйстве»19.

    Последующие годовые планы исходили из этой установки на интенсификацию развития советской экономики и обеспечивали решение главной хозяйственной задачи второй пятилетки — завершение технической реконструкции народного хозяйства. Народнохозяйственные планы учитывали особые задачи и условия данного года и были направлены на реализацию и перевыполнение основных заданий пятилетнего плана. Коренное техническое перевооружение социалистической промышленности, повышение ее роли в экономике, победа социалистической системы во всем народном хозяйстве дали возможность во второй пятилетке достигнуть более высокого уровня выполнения второго пятилетнего плана по сравнению с первой пятилеткой.

    Большое значение для выполнения второго пятилетнего плана имели мероприятия по использованию производственных резервов, выявленные в ходе развертывания стахановского движения и рекомендованные декабрьским Пленумом ЦК ВКП(б) 1935 г. Стахановское движение — новая, более высокая форма социалистического соревнования, возникшая в годы второй пятилетки, массовое движение новаторов производства за высокую производительность труда явилось результатом победы социализма, коренного технического перевооружения народного хозяйства, роста культурно-технического уровня рабочего класса, достигнутых в итоге успешного осуществления первой пятилетки. Стахановцы творчески изменяли условия производства, применяя правильное разделение труда, совмещение операций, добиваясь рациональной расстановки рабочей силы и оборудования, улучшения организации рабочего места. По мере развития стахановского движения выявились более глубокие производственные резервы, основанные не только на изменениях характера труда и работы оборудования, но лежащие в области изменения технологических процессов и орудий труда.

    Решающее воздействие на ход выполнения пятилетнего плана стахановское движение оказывало тогда, когда осуществлялся переход от отдельных рекордов к массовым достижениям. В результате движения новаторов производства были далеко превышены технические нормы и производственные мощности, заложенные в расчетах второго пятилетнего плана. Например, в добыче угля при норме 6—7 т на отбойный молоток передовые бригады дали 100 т и более. В черной металлургии, где установленный средний коэффициент использования объема доменных печей был равен 1,2, был достигнут коэффициент 0,87. Это относилось ко всем предприятиям и цехам, где работа была организована по-новому. Г. К. Орджоникидзе на Всесоюзном совещании стахановцев в ноябре 1935 г. говорил, что борьба за освоение новой техники, в которую были вовлечены массы рабочих, дала возможность опрокинуть устарелые нормы, которые в лучшем случае брались из опыта капиталистических стран20.

    Во всех отраслях промышленности на протяжении 1936 г. проводилась работа по установлению новых технических норм, производственных мощностей и норм выработки. В широких масштабах разрабатывались вопросы планирования производственных мощностей и их использования. Декабрьский (1935 г.) Пленум ЦК ВКП(б) указал на необходимость положить в основу пересмотра технических норм новые, повышенные нормы на основе проверенного опыта лучших стахановцев21.

    В отдельных отраслях промышленности и на железнодорожном транспорте были проведены отраслевые конференции с участием новаторов производства и инженерно-технических работников, где определялись новые нормы использования оборудования и производственные мощности. Так, средний коэффициент использования полезного объема доменных печей (0,92), установленный отраслевыми конференциями черной металлургии, превышал показатели, применяемые в те годы в капиталистических странах. Для сталелитейного производства отраслевые конференции определили среднюю норму съема стали с 1 м² пода мартеновских печей в 6,6 т, в то время как мартеновские печи в Германии давали от 4,5 до 6,5 т. Сменная производительность тяжелой врубовой машины была определена решением отраслевой конференции в пределах от 3700 до 10300 т угля (в зависимости от крепости пластов) вместо 3500—4000 т по старым нормам.

    Проведенный пересмотр производственных мощностей показал возможность выполнения пятилетнего плана по промышленности при значительно меньших капитальных затратах, чем это намечалось. Вскрытые резервы улучшения использования оборудования и расширения мощностей, однако, не удалось использовать в полной мере. Средние показатели, достигнутые рабочими в целом по отдельным предприятиям и отраслям, были ниже достижений новаторов производства. В этом сказался недостаточный уровень квалификации технических кадров и недостатки в области организации производства и труда, наблюдавшиеся на многих предприятиях. Вместе с тем частичное использование производственных резервов, выявленных в результате активной творческой деятельности трудящихся масс, явилось крупным фактором успешной реализации заданий второй пятилетки.

    В сложной обстановке капиталистического окружения, преодолевая громадные трудности, партия и народ успешно решили грандиозные задачи развертывания индустриализации страны, завершения коллективизации сельского хозяйства, проведения культурной революции, воплотили в жизнь ленинский план построения социализма.

    Итоги осуществления второго пятилетнего плана показали, что замысел пятилетки, ее основные задачи и важнейшие задания были выполнены успешно. Главная экономическая задача второй пятилетки — завершение технической реконструкции народного хозяйства — была в основном решена. Это видно прежде всего из данных о коренном обновлении производственного аппарата отраслей народного хозяйства. Более 80% всей промышленной продукции в 1937 г. получено с новых и полностью реконструированных предприятий. За годы второй пятилетки производство металлорежущих станков составило больше половины всего их парка, а выпуск тракторов и комбайнов — около 90% их наличия в сельском хозяйстве. Железнодорожный транспорт был оборудован новыми мощными типами паровозов и вагонов. Таким образом, все отрасли народного хозяйства были переведены на рельсы новой для того времени индустриальной техники.

    Во второй пятилетке наряду с освоением новых предприятий, созданных в годы первой пятилетки, была осуществлена обширная строительная программа. По своим масштабам она значительно превосходила масштабы первой пятилетки. Всего в течение второй пятилетки было построено и введено в эксплуатацию 4500 новых промышленных предприятий против 1500 в первой пятилетке. Социалистическая промышленность располагала мощным производственно-техническим аппаратом.

    Выполнение второго пятилетнего плана характеризуют данные табл. 2.

    Таблица 2

    Основные показатели темпов развития народного хозяйства во второй пятилетке (в млрд. руб.)*
      1932 г. 1937 г. 1937 г., % к 1932 г.
    план итоги план итоги
    Национальный доход (в ценах 1926/27 г.) 45,5 100,2 95,5 200 212
    Капитальные работы в народном хозяйстве 50 (4,5 года) 120,0 (5 лет) 137,5 238 272
    Валовая продукция промышленности (в ценах 1926/1927 г.) 43,3 92,7 95,5 214 220
    В том числе
    группа «А» 23,1 43,5 55,2 197 240
    группа «Б» 20,2 47,2 40,3 237 200
    Валовая продукция сельского хозяйства (в ценах 1926/27 г.)** 13,0 26,2 20,1 200 154
    В том числе
    земледелие 9,8 18,1 15,1 285 154
    животноводство 3,2 7,1 5,0 223 154
    Численность рабочих и служащих в народном хозяйстве, млн. чел. 22,9 28,9 27,0 126 118
    Производительность труда выработки на 1 рабочего
    в промышленности, % 100 163 182
    в строительстве » 100 175 183

    * «Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР (1933—1937 гг.)» т. 1, стр. 427—435; «Итоги выполнения второго пятилетнего плана развития народного хозяйства Союза ССР». М., Госпланиздат, 1939, стр. 13, 70, 73, 92.

    ** В последующие годы валовая продукция сельского хозяйства и планировалась и учитывалась в сопоставимых ценах более поздних лет (в среднем за год), что изменило темпы ее роста по пятилеткам.

    В итоге осуществления второй пятилетки было достигнуто увеличение валовой продукции промышленности в 2,2 раза, продукции сельского хозяйства — в 1,5 раза, что дало возможность увеличить национальный доход страны более чем в 2 раза. В 1937 г. сложилось такое соотношение между накоплением и потреблением в общем объеме национального дохода (в %)22:

      1932 г. 1937 р.
    Национальный доход (в ценах 1932 г.) 100,0 100,0
    В том числе
    Фонд накопления 26,9 27,1
    Фонд потребления 73,1 72,9

    Такая динамика потребления и накопления определялась необходимостью завершения технической реконструкции народного хозяйства, усиления обороноспособности страны и обеспечения масштабов и темпов воспроизводства. При этом уровень потребления увеличился примерно в 2 раза.

    Второй пятилетний план был выполнен по продукции крупной промышленности к 1 апреля 1937 г., т.е. за четыре года и три месяца. К концу 1937 г. промышленная пятилетка была значительно перевыполнена, особенно в области тяжелой промышленности. За годы второй пятилетки производство средств производства возросло в 2,4 раза. Среднегодовой темп прироста промышленной продукции составил 17,1% против 16,5% по плану.

    Намеченные пятилетним планом темпы и масштабы промышленного производства были превзойдены. Однако запланированного опережения темпов роста II подразделения достигнуть не удалось. Причины этого заключались прежде всего в том, что обеспечение обороноспособности страны и развернутое техническое перевооружение народного хозяйства потребовали значительно больших ресурсов по сравнению с теми, которые намечались пятилетним планом. Это определило необходимость более высоких темпов роста машиностроения по сравнению с запроектированными вторым пятилетним планом. В то же время невозможность достигнуть намеченных темпов производства средств потребления была связана с недостаточными темпами роста сельскохозяйственного производства.

    Соотношение темпов роста двух подразделений промышленного производства показывают приводимые данные (в %):

      Первая пятилетка (1932 г. к 1928 г.) Вторая пятилетка (1937 г. к 1932 г.)
    Валовая продукция всей промышленности 202 220
    группа «А» 273 239
    группа «Б» 156 199
    Соотношение темпов роста группы «А» и группы «Б» 175 120

    Если в первую пятилетку производство предметов потребления росло значительно медленнее производства тяжелой промышленности (почти в 2 раза), то во второй пятилетке произошло довольно значительное сближение темпов роста этих групп. В 1928—1932 гг. темпы роста промышленности группы «А» превышали темпы роста группы «Б» на 75%, а в 1933—1937 гг. — лишь на 20%. Разрыв значительно сократился и по отношению к достигнутым темпам роста I подразделения; темпы роста II подразделения ускорились. Среднегодовые показатели этих подразделений составили соответственно 19% и 14,8%23.

    Важным достижением второй пятилетки было значительное превышение плана по росту машиностроения. Валовая продукция машиностроения и металлообработки увеличилась в 1937 г. в 2,9 раза по сравнению с 1932 г. вместо 2,1 раза, предусмотренных пятилетним планом. Это еще более подняло роль машиностроения в реконструкции всего народного хозяйства. Орудия производства, направленные в народное хозяйство за годы второй пятилетки, составляли к концу пятилетки 50—60% всего количества действующих орудий производства в народном хозяйстве.

    Перевыполнение пятилетнего плана по машиностроению потребовало ускоренного развития металлургической промышленности и преодоления ее отставания от темпов роста всего народного хозяйства. Эта труднейшая задача в целом была выполнена. При возрастании продукции всей промышленности в конце второй пятилетки в 2,2 раза выпуск стали и проката утроился.

    Валовая продукция химической промышленности должна была возрасти за пятилетие в 2,8 раза. Фактически она увеличилась в 1937 г. более чем в 3 раза по сравнению с 1932 г. Большое развитие получили новые отрасли химической промышленности: азотная, производства искусственного волокна, синтетического каучука и пластмасс.

    В годы второй пятилетки был достигнут значительный рост электроэнергетики, что неразрывно связано с широким техническим перевооружением отраслей народного хозяйства. Выработка электроэнергии увеличилась в 2,7 раза, а установленная мощность — в 1,7 раза. Высокие темпы развития электроэнергетики позволили значительно изменить структуру энергетического баланса страны. Наряду с дальнейшей электрификацией силовых процессов в промышленности возросло использование электроэнергии на технологические цели и значительно увеличилось потребление электроэнергии на железнодорожном транспорте и в сельском хозяйстве.

    На основе использования преимуществ крупного социалистического производства вторым пятилетним планом намечался большой рост продукции сельского хозяйства, объем которой должен был вдвое превысить уровень, достигнутый к 1932 г. Фактически валовая продукция сельского хозяйства, как отмечалось, возросла в 1,5 раза при одинаковых темпах роста продукции земледелия и животноводства. Более медленное развитие сельскохозяйственного производства в значительной мере было связано с трудностями реконструкции сельского хозяйства и организационно-хозяйственного укрепления колхозов. Социалистическое обобществление сельского хозяйства создало условия для массового оснащения его современной техникой. Во второй пятилетке в сельское хозяйство было направлено тракторов, комбайнов и грузовых автомашин в несколько раз больше, чем в годы первой пятилетки.

    Наряду с перевыполнением второго пятилетнего плана по капитальным вложениям, промышленному производству и грузообороту железнодорожного транспорта во второй пятилетке были перевыполнены задания по производству зерна и хлопка. Эти успехи явились результатом социалистического переустройства сельского хозяйства и победы социалистической системы во всем народном хозяйстве. Они свидетельствовали о повышении уровня пропорциональности развития советской экономики.

    В процессе осуществления второй пятилетки значительно усилилась роль интенсивных факторов расширенного социалистического воспроизводства. В то время как намеченные показатели по увеличению численности рабочих и служащих в народном хозяйстве не были выполнены (прирост на 18% вместо 26%), были превышены задания по росту производительности труда, что видно из следующих данных (1937 г. в % к 1932 г.):

      План Выполнение
    Промышленность 63 82
    Железнодорожный транспорт 43 47,9
    Строительство 75 83

    Увеличение производительности труда во второй пятилетке — результат не только повышения уровня технического оснащения производства, но и крупных успехов в освоении новой техники. В этой связи представляют интерес данные табл. 3.

    Таблица 3

    Технико-экономические показатели во втором пятилетии*
      1932 г. 1937 г.
    план выполнение
    Электрификация
    Удельный вес районных станций в общей выработке электроэнергии, % 67,9 78,3 75,1
    Годовое использование установленной мощности, час. 3100 3800 4730
    Электровооруженность труда в промышленности, квт-ч на 1 рабочего 2100 4670 4370
    Механизация трудоемких работ
    Уголь (зарубка), % 65,4 93,0 89,6
    Лес (вывозка механизированными дорогами), % 4,4 28,3 32,2
    Сельское хозяйство
    Механизация полевых работ
    Пахота, % 19,0 80,0 71,0
    Уборка зерновых, % 10,0 60,0 43,8
    Молотьба, % 40,0 85,0 94,0
    Использование оборудования и машин
    Коэффициент использования полезного объема доменных печей 1,75 1,20 1,11
    Среднесуточный съем стали с 1 м² площади пода мартеновских печей, т 2,12 4,12 4,35
    Выработка на 1 усл. 15-сильный трактор МТС, га 367 470
    Среднесуточный пробег товарного локомотива, км 146 180 227
    Среднесуточный пробег товарного вагона, км 97,3 125,0 139,8

    * «Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР (1933—1937 гг.)», т. 1, стр. 485—502. «Итоги выполнения второго, пятилетнего плана развития народного хозяйства Союза ССР», стр. 88—99.

    Высокие темпы роста производительности труда и улучшение технико-экономических показателей дали возможность добиться существенного снижения себестоимости в отраслях тяжелой промышленности и машиностроения и значительно расширить здесь источники внутрипроизводственного накопления. Если в итоге первой пятилетки себестоимость промышленной продукции увеличилась на 2,3%, то во второй пятилетке она уменьшилась на 10,3%. Это позволило перевести многие отрасли тяжелой промышленности на работу без дотаций из госбюджета. За исключением добывающей промышленности отрасли тяжелой промышленности к концу пятилетки стали получать прибыль. Все это свидетельствовало о повышении экономической эффективности производства. Поэтому не выдерживают критики утверждения многих буржуазных «советологов» о том, что индустриальное развитие Советской страны во второй пятилетке осуществлялось за счет деревни. В действительности индустриальная мощь СССР создавалась совместными усилиями всех трудящихся города и деревни. При этом достоверные данные показывают, что основную часть (¾—4/5) средств, необходимых для индустриализации во второй пятилетке, создал своим героическим трудом рабочий класс24.

    Успехи в области освоения новой техники и повышении экономической эффективности во второй пятилетке явились результатом трудового героизма народа, массового социалистического соревнования, осуществления широкой программы подготовки кадров специалистов и рабочих высокой квалификации. К концу пятилетки в стране насчитывались сотни высших учебных заведений, где обучалось 550 тыс. студентов, тысячи техникумов и других средних учебных заведений по подготовке кадров, которые охватывали 860 тыс. учащихся.

    В ходе выполнения второй пятилетки советскому народу пришлось преодолеть немалые трудности. Они были связаны прежде всего с грандиозностью поставленных хозяйственных задач, которые могли быть решены лишь на основе использования внутренних ресурсов и возможностей Советского государства, в условиях сложной международной обстановки, нарастания агрессивных сил империализма, необходимости неуклонного укрепления обороноспособности страны. Как показано в отраслевых главах, немалые трудности требовалось преодолеть и в связи с освоением новых предприятий, новой техники.

    *

    В результате выполнения второй пятилетки СССР стал передовой индустриальной страной и уже в 1936 г. вышел на первое место в Европе и второе в мире по объему промышленной продукции. По темпам роста социалистическая промышленность давно заняла первое место в мире. Социалистическая система хозяйства дала возможность в невиданно короткий срок переоборудовать всю промышленность на новой технической базе.

    В итоге осуществления двух пятилеток Советский Союз превратился в независимую в технико-экономическом отношении страну, способную самостоятельно производить все виды технического вооружения для народного хозяйства и обороны.

    Во второй пятилетке произошли дальнейшие изменения основных пропорций народного хозяйства СССР. В промышленном производстве стала преобладать продукция тяжелой индустрии: удельный вес производства средств производства в 1937 г. составил 57,8%. Однако имелись еще существенные несоответствия, отдельные отрасли отставали в своем развитии. Так, пятилетний план по производству электроэнергии был выполнен на 96%, а по строительству электростанций — на 75%. Производство металла отставало от темпов роста других отраслей промышленности. В металлургической промышленности выпуск стали превысил плановые задания пятилетнего плана, а производство чугуна отставало на 1,5 млн. т от плана. Не был выполнен план по развитию добычи нефти в новых районах страны.

    В связи с обострением международной обстановки в последние годы второй пятилетки были усилены меры по укреплению обороны страны. Известная часть средств, предназначавшихся ранее для легкой промышленности, была переключена на оборонную промышленность, валовая продукция которой во второй пятилетке выросла в 2,8 раза. В результате социалистической индустриализации страны была создана мощная оборонная промышленность, способная производить в необходимом количестве вооружение и боевую технику25.

    Во второй пятилетке была завершена коллективизация сельского хозяйства: в колхозах было объединено 93% всех крестьянских хозяйств; колхозы охватывали более 99% всех посевных площадей. Укрепился колхозный строй. Таким образом, была решена труднейшая после завоевания власти задача социалистической революции. Окрепли и совхозы. Укрепилась материально-техническая база сельского хозяйства: в колхозах и совхозах работали сотни тысяч тракторов, комбайнов, других сложных машин, грузовых автомобилей. Механические двигатели (тракторы, автомобили и др.) составляли в 1937 г. свыше 66% энергетических ресурсов сельского хозяйства. В 1937 г. колхозы страны обслуживались 5818 машинно-тракторными станциями.

    Коренное переустройство сельского хозяйства потребовало известного времени. Неизбежны были значительные издержки и потери, связанные с трудностями организации и «освоения» новых форм хозяйства. Все это отразилось на темпах роста сельскохозяйственного производства. Оно еще отставало от растущих потребностей народного хозяйства и населения.

    В годы второй пятилетки проведена большая работа по развитию всех видов транспорта. Чтобы ликвидировать выявившуюся в начале пятилетки диспропорцию между развитием народного хозяйства и транспорта, Советское государство укрепило его материально-техническую базу. Железнодорожный транспорт превратился в передовую отрасль народного хозяйства. Задания второй пятилетки по железнодорожным перевозкам были выполнены за четыре года.

    Победа социализма и быстрое развитие производительных сил за годы второй пятилетки явились основой успешного разрешения поставленной пятилетним планом задачи ускорения подъема материального благосостояния и культурного уровня жизни трудящихся. Увеличение национального дохода более чем в 2 раза дало возможность увеличить заработную плату и доходы колхозников, возросла более чем в 2 раза среднегодовая заработная плата рабочих и служащих, еще более увеличилась заработная плата рабочих важнейших отраслей промышленности и ведущих профессий. Валовой доход колхозников за четыре года (1934—1937 гг.) увеличился более чем в 2 раза, выросли денежные доходы, распределяемые по трудодням.

    Государственная и кооперативная торговля в 1937 г. более чем в 3 раза превысила уровень 1932 г. Значительный рост товарной продукции, производимой промышленностью и социалистическим сельским хозяйством, дал возможность отменить карточную систему распределения продовольственных и промышленных товаров. С 1 января 1935 г. была отменена карточная система на хлеб, крупу и муку, с 1 октября 1935 г. — на все остальные продовольственные товары, а с 1 января 1936 г. — на все промышленные товары.

    Во второй пятилетке производство предметов потребления в промышленности увеличилось почти в 2 раза, а по сравнению с 1913 г. — почти в 6 раз. Важным фактором повышения материального и культурного уровня трудящихся явились государственные расходы на культурно-бытовое обслуживание населения города и деревни. Расходы государственного бюджета СССР на социально-культурные мероприятия по сравнению с первой пятилеткой увеличились более чем в 4 раза.

    Вторая пятилетка ознаменовалась глубокой культурной революцией в стране, показателем которой стало всеобщее начальное обучение детей на языках народов СССР. К концу второй пятилетки в СССР удалось почти полностью ликвидировать неграмотность. Одно из важнейших достижений второй пятилетки — создание кадров для всех отраслей социалистического народного хозяйства: выпуск специалистов с высшим и средним образованием увеличился более чем в 2 раза по сравнению с первой пятилеткой.

    Главным и решающим итогом второй пятилетки было завершение социалистической реконструкции всего народного хозяйства, социалистических преобразований, начавшихся после победы Великой Октябрьской революции. Уже в годы первой пятилетки (1929—1932 гг.) в СССР был построен фундамент социалистической экономики — крупная современная промышленность и социалистическое коллективное хозяйство в деревне. В промышленности были полностью вытеснены капиталистические элементы, социализм стал единственной формой хозяйства. В результате сплошной коллективизации социализм стал господствующей силой в сельском хозяйстве. В итоге осуществления второй пятилетки (1933—1937 гг.) была полностью ликвидирована многоукладность советской экономики, социализм стал единственным способом производства в СССР. Было завершено создание материально-технической базы социализма в виде крупного машинного производства, охватывающего все народное хозяйство, вооруженного передовой техникой, основанного на общественной собственности на средства производства.

    Таким образом, в нашей стране завершился переходный период от капитализма к социализму, был воплощен в жизнь ленинский план построения социалистического общества, победила экономическая политика, рассчитанная на соревнование социализма с капитализмом, на решение в пользу социализма вопроса «кто — кого». В нашей стране в основном было построено социалистическое общество. Законами жизни советского общества стали принципы социализма «кто не работает, тот не ест» и «от каждого по его способности, каждому по его труду».

    Победа социализма нашла свое отражение в новой Конституции СССР, принятой на Всесоюзном съезде Советов в декабре 1936 г. «Экономическую основу СССР, — гласила ст. 4 Основного закона страны, — составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека человеком»26.

    Социалистическая собственность (государственная и кооперативно-колхозная) стала полностью господствовать в народном хозяйстве СССР. В 1937 г. в производственных фондах страны она занимала 98,7%. Капиталистическая частная собственность, составлявшая 2,6% в 1928 г., была полностью вытеснена. Мелкая частная собственность единоличника-крестьянина и некооперированного кустаря стала ничтожной величиной. Социалистический способ производства господствовал во всем народном хозяйстве. Удельный вес социалистической формы хозяйства в валовой продукции всей промышленности в 1937 г. составил 99,8%, а в продукции сельского хозяйства — 98,5%. К концу второй пятилетки 99,1% национального дохода давало социалистическое хозяйство города и деревни27.

    В результате социалистического обобществления средств производства была разрешена великая социальная проблема — ликвидированы эксплуататорские классы и причины, порождающие деление общества на классы и эксплуатацию человека человеком. В советском социалистическом обществе остались два дружественных класса — рабочий класс и крестьянство — и тесно связанная с ними трудовая интеллигенция. В 1937 г. более 1/3 (36,2%) всего населения страны составляли рабочие и служащие с их семьями; почти 58% — колхозное крестьянство и кооперированные кустари; лишь менее 6% населения — крестьяне-единоличники и некооперированные кустари28. Победа социализма укрепила союз рабочих и крестьян и дружбу народов — основу политического и военного могущества социалистического государства.

    Величайшим завоеванием социализма явилась ликвидация экономического и культурного неравенства народов, унаследованного от буржуазно-помещичьего строя. Победа Октябрьской социалистической революции, уничтожив всякий национальный гнет, обеспечила добровольное объединение свободных равноправных наций и народностей в едином многонациональном государстве. При взаимной поддержке народов во всех национальных республиках были созданы современная промышленность и крупное социалистическое сельское хозяйство, выросли национальные кадры рабочего класса и интеллигенции, развивалась социалистическая по содержанию и многообразная по своим национальным формам культура. Социализм был построен дружными усилиями всех народов СССР.

    Многие ранее отсталые народы нашей страны пришли к социализму, минуя капиталистическую стадию развития. Таким образом, на практике подтвердилось ленинское положение о том, что при диктатуре пролетариата открывается возможность для перехода отсталых народов и стран от патриархальных и феодальных отношений к социализму, если этим народам и странам будет оказана всемерная помощь со стороны более развитых социалистических наций.

    Победа социализма в СССР убедительно подтвердила гениальные ленинские идеи о возможности победы социализма в одной стране. Жизнь опровергла критиков ленинского плана построения социализма. Достигнутая в весьма короткий срок победа социализма в СССР — яркое свидетельство величайшей прогрессивности нового общества, его превосходства над капитализмом.

    Итоги первых двух советских пятилеток имели огромное международное значение. Они укрепили уверенность рабочего класса и трудящихся всего мира в их борьбе за демократию, за социальный прогресс, за революционное обновление общества.

    Глава вторая
    СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ И ЕГО ПЛАНИРОВАНИЯ

    1. Перестройка системы планового управления народным хозяйством и предприятиями

    Главная особенность второй пятилетки состояла в том, что задача нового строительства дополнялась новой, более сложной и трудной задачей — освоением новых предприятий и новой техники. Это являлось основным звеном в дальнейшем развитии социалистической экономики, узловой задачей нового периода социалистического строительства. Оно означало завершение создания материально-технической базы социализма. Процесс освоения новой техники в нашей стране был во всех отношениях неизмеримо сложнее, чем в какой-либо капиталистической стране, так как капитализм не знал во всей своей истории такого стремительного перехода от отсталой техники к самой передовой.

    Задача освоения новой техники была одновременно задачей усиления элементов интенсификации производства, повышения всех качественных показателей работы промышленности и прежде всего повышения производительности труда и снижения себестоимости продукции.

    Создание новых крупных предприятий, освоение новых производств неразрывно связаны с улучшением организации производства, его рационализацией. Новые огромные производственные мощности требовали новых методов управления, высокого качества руководства, способного охватить технику, экономику и финансы крупных предприятий. Особое значение при этом приобретало овладение технологическим планированием как базой оперативного технического руководства производством, что выдвигалось во второй пятилетке на первое по важности место в организации внутризаводского планирования.

    Усиление процесса концентрации и специализации, производства в связи с созданием многих новых отраслей промышленности усложнили связи и взаимозависимости между отдельными частями и звеньями народного хозяйства, что требовало более четкой координации планов, более конкретного и оперативного руководства из центра и более высокой государственной плановой дисциплины. Иными словами: вслед за изменением в производительных силах необходимо должны были последовать изменения в системе управления.

    Уже в ходе выполнения первой пятилетки партия осуществила ряд серьезных мер по перестройке органов управления применительно к новым задачам реконструктивного периода. Наиболее крупные из них: дальнейшее совершенствование районирования страны, ликвидация округов, разукрупнение многих областей и краев, создание новых районов; разукрупнение Высшего Совета Народного Хозяйства и ряда наркоматов, разукрупнение профсоюзов для усиления роли Центральных комитетов производственных союзов; постановления партии и правительства о работе угольной промышленности Донбасса и железнодорожного транспорта, в центре которых была ликвидация функциональной системы управления и борьба с канцелярско-бюрократическими методами руководства.

    XVII съезд партии (1934 г.) вновь с особой силой подчеркнул резкое возрастание требований к качеству хозяйственного руководства, уровню всей организационно-практической работы. «Настоящий период социалистического строительства характеризуется еще большим усложнением задач, еще большим повышением требований, предъявляемых к руководству. Основные задачи второй пятилетки… ставят со всей остротой вопрос о повышении качества работы во всех отраслях, в первую очередь качества организационно-практического руководства»29.

    Организационно-практическое руководство понимается партией в его политическом и народнохозяйственном значении, как практическое проведение в жизнь принятой политики, намеченных планов хозяйственного развития. Через систему организационно-практического руководства реализуются экономическая роль социалистического государства и его хозяйственно-организаторские функции. Экономическая цель всей организационно-практической работы Коммунистической партии и Советского государства состоит в том, чтобы открыть простор для действия экономических законов социализма и творчества масс, для всестороннего использования экономических рычагов в развитии и совершенствовании социалистического производства. И чем глубже планирование охватывает все стороны экономической жизни и шире масштаб планирования, чем сложнее внутрихозяйственные связи и техника производства — тем большую экономическую роль играет качество организационно-практического руководства хозяйством. В этом и состоит смысл приведения в каждый новый период форм организационно-практического руководства и системы управления в соответствие с новыми условиями. Совершенствование управления и организационно-технического руководства охватывает все элементы механизма социалистического хозяйствования, включая и хозяйственный расчет, в котором наиболее полно выражается планомерное использование материальных стимулов развития производства и стоимостных методов учета и контроля.

    Между тем, как указывалось в решениях XVII съезда партии, организационно-практическая работа все еще отставала от требований политических директив и не отвечала гигантски возросшим запросам нового периода30. Это выражалось прежде всего в том, что канцелярско-бюрократическая система руководства, со всей остротой вскрытая и решительно осужденная партией и правительством на примере угольной промышленности Донбасса и железнодорожного транспорта31, не была преодолена во многих областях советской и хозяйственной работы. В этих решениях отмечалось, что главной причиной неудовлетворительной работы Донбасса и железнодорожного транспорта были недостатки руководства, недостатки организационного характера. Руководители угольных трестов Донбасса и Главтопа Наркомата тяжелой промышленности не поняли «коренного изменения в условиях добычи угля при ее механизации», когда «шахта превратилась уже в настоящий завод со сложными механизмами, требующими серьезного труда и серьезного отбора людей для освоения новой техники». Главным показателем отсталости руководства было организационное построение органов управления по функциональному принципу.

    При функциональной системе управления каждая «функция» в руководстве находилась в ведении специального работника, который был ответственным исполнителем в данной отрасли деятельности (функции). Как показала практика, функциональное построение аппарата породило ряд недостатков в системе управления. Оно означало рассредоточение руководства, создание множества нередко излишних отделов и секторов, нагромождение всякого рода подсобных органов управления, что исключало возможность живого, конкретного оперативного руководства низовыми звеньями и неизбежно порождало обезличку управления и обезличку ответственности, канцелярско-бюрократические методы руководства как на предприятиях, так и в объединениях и наркоматах. Функциональная система вела к разбуханию штатов центрального и среднего звеньев, отвлечению с производства в канцелярии значительного количества инженеров и техников, лучших технических и организаторских сил. В то же время непосредственно на производстве отдельными участками руководили, как правило, практики — вчерашние рабочие, не имевшие достаточных технических знаний.

    Порочность функциональной системы в планировании выражалась в распылении и расчленении планирования между множеством планирующих инстанций, между синтетическими и отраслевыми секторами, при этом одни планировали только синтетические технико-экономические показатели, а другие — только объем производства и капитальные вложения по отраслям. Между тем необходим был переход к комплексному планированию, охватывающему все показатели по отраслям.

    Все это мешало освоению и эффективному использованию новой техники, успешному развитию производства, повышению рентабельности и темпов накопления в социалистической промышленности.

    Серьезные недостатки наблюдались в организации труда и производства. Из-за ряда неполадок в организации производства рабочий день на многих предприятиях был загружен фактически не в течение всех 7 часов, а в течение 4—5 часов32. В ряде отраслей промышленности недостаточной была загрузка оборудования. Так, в Донбассе в 1933 г. врубовые машины использовались на 76%, а отбойные молотки — на 68%33. Такое же положение было в Дальневосточном угольном районе. В результате слабого освоения техники и нарушения технологического процесса больших размеров достигал брак. Много неполадок было в организации технико-экономического планирования и нормирования, увеличилась дробность норм выработки. Так, например, на заводе «Заря» (Ленинград) количество норм выработки достигало 50 тыс.34 Чтобы овладеть техникой, повысить темпы и качество работы промышленности, необходимо было коренным образом улучшить систему управления и методы руководства.

    Основные меры по совершенствованию системы управления и повышению качества руководства, намеченные XVII съездом партии и — в развитие его решений — Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 марта 1934 г. «Об организационных мероприятиях в области советского и хозяйственного строительства»35, состояли в ликвидации функциональной системы построения аппарата во всех советских и хозяйственных органах и перестройке их на производственно-территориальной основе, в организации главных производственных или производственно-территориальных управлений, входящих в Народные комиссариаты. Усиливались права и обязанности местных органов в области развития местной промышленности; в их ведение передавалась часть предприятий, подчиненных союзным и республиканским органам. В главных управлениях Народных комиссариатов сосредоточивалось руководство только предприятиями действительно союзного значения. Признано было необходимым ликвидировать промышленные объединения, сократить число трестов, расширить непосредственную связь центральных хозяйственных органов с крупнейшими предприятиями. Осуществлялось передвижение инженерно-технических работников из аппаратов непосредственно на производство, повышалась зарплата работникам, занятым на производстве, в сравнении с работниками аппарата управления.

    Важное значение имело укрепление единоначалия и усиление личной ответственности руководителей за состояние производства, переход от «общих» указаний к конкретному оперативному руководству, основанному на знании техники дела и тесной живой связи с низовыми звеньями производства и управления.

    Проведение в жизнь указанных мер означало дальнейшее развитие ленинского принципа демократического централизма в управлении хозяйством применительно к новым условиям. Практически это выразилось: в разукрупнении наркоматов и приближении руководства к жизни предприятий, к низовой производственной единице, сокращении многозвенности в руководстве производством на предприятии и в управлении промышленностью в целом; расширены были права и обязанности местных хозяйственных органов как в области управления производством, так и в области снабжения и сбыта; одновременно повышалась роль низовых командиров производства — начальников цехов, мастеров; разукрупнялись профсоюзы, им были переданы функции ликвидированного Наркомтруда и низовых отделов РКИ. Все это способствовало развитию новых форм участия масс в управлении производством, широкому развертыванию социалистического соревнования, участию рабочих в составлении техпромфинпланов.

    Такая перестройка усиливала хозяйственную инициативу низовых звеньев хозяйства при одновременном усилении централизации планирования и руководства центра в основных вопросах и повышении плановой дисциплины.

    Проблема разукрупнения наркоматов для совершенствования и конкретизации оперативно-технического руководства промышленностью встала вместе с ростом объема производства и его специализации. Уже в конце первой пятилетки была проведена реорганизация ВСНХ и создание на его основе ряда наркоматов. В дальнейшем, с возникновением новых высокоспециализированных отраслей и производств, с ростом объема производства, развивался и процесс разукрупнения наркоматов, их специализации, создавалась разветвленная система промышленных наркоматов как «технико-производственных штабов» руководства промышленностью. Так, в 1934 г. Наркомснаб СССР был разделен на два наркомата: Наркомвнуторг СССР и Наркомпищепром СССР; в 1936 г. из Наркомтяжпрома был выделен Наркомат оборонной промышленности, а в 1937 г. — Наркомат машиностроения.

    Основными функциями наркоматов были: управление соответствующей отраслью промышленности, руководство работой по составлению и выполнению производственных и финансовых планов, планов капитального строительства, утверждение отчетов и балансов предприятий, организация материально-технического снабжения и сбыт продукции подведомственных предприятий.

    Одновременно расширялись права и повышалась роль местных органов по руководству промышленностью. В августе 1934 г. в союзных и автономных республиках были образованы наркоматы местной промышленности для управления предприятиями местной промышленности, а в составе краевых и областных исполкомов Советов были образованы управления местной промышленности36. В последующем, наряду с общесоюзными наркоматами пищевой, легкой и лесной промышленности, были созданы соответствующие наркоматы в союзных республиках37. Создание этих наркоматов и управлений диктовалось необходимостью как развития местной промышленности, выявления и использования местных ресурсов, усиления ответственности и повышения инициативы местных органов в развитии производства, так и обеспечением возможности союзным наркоматам сосредоточить свое внимание на управлении ведущими отраслями промышленности и ведущими крупными предприятиями союзного подчинения.

    Чтобы приблизить наркоматы к низовой производственной единице, ее нуждам, ликвидировались лишние промежуточные звенья между наркоматом и предприятиями — объединения и часть трестов, благодаря чему была установлена прямая связь между наркоматами и крупными предприятиями.

    Согласно решениям XVII съезда партии, основными органами наркоматов стали главные производственные или производственно-территориальные управления38. Это означало, что среднее звено в управлении — объединение — трест — сокращалось и начался переход от четырехзвенной системы управления (наркомат — объединение — трест — предприятие) к трехзвенной системе (главк — трест — предприятие) или двухзвенной (главк — предприятие). Двухзвенная система управления нашла применение в основном в машиностроении и станкостроении, а трехзвенная — в металлургической, химической, топливной и некоторых других отраслях. Таким образом, крупные предприятия передавались в ведение главков и непосредственная связь наркоматов с крупными предприятиями усилилась. Тресты сохранялись там, где большое количество предприятий было разбросано территориально и главк не мог обеспечить конкретное руководство ими.

    В результате проведенной перестройки системы управления к началу 1936 г. Наркомат тяжелой промышленности руководил непосредственно 355 крупными предприятиями вместо 32 на начало 1933 г. В 1936 г. больше половины продукции тяжелой промышленности было выпущено на предприятиях, подчиненных непосредственно Наркомату39. Переход к трехзвенной и прежде всего двухзвенной системе управления повышал роль предприятий в системе управления промышленностью, как это предусматривалось постановлением ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г. «О реорганизации управления промышленностью»40.

    Ликвидация функциональной системы управления, повышение качества организационно-практического руководства привели к значительным изменениям в структуре аппаратов управления промышленностью. Существенно уменьшено было число структурных подразделений в наркоматах, главках и заводоуправлениях. Например, в аппарате Наркомлегпрома было 409 структурных подразделений, уже в начале перестройки осталось только 160; в Наркомлесе вместо 262 подразделений осталось 150; аппарат Наркомпути был сокращен в первые полтора года после постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О работе железнодорожного транспорта» на 50%, а аппарат Наркомзема — на 54%41.

    В ходе выполнения постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О работе угольной промышленности Донбасса» были значительно сокращены штаты трестов, рудоуправлений и шахт. Например, по тресту Кадиевуголь было сокращено 1092 человека, или 32,0% работников аппарата, по Лугануглю — 447 человек, или 24,4%, по тресту Донбассантрацит — 1541 человек, или 23,7%42.

    Вновь созданные главки промышленных наркоматов строились по производственному или производственно-территориальному признаку. Главки отвечали за подчиненный им участок работы в целом, обладали правами и обязанностями по всем без исключения вопросам руководства подчиненными им организациями43.

    Основной задачей главков в годы второй пятилетки было конкретное, оперативное руководство предприятиями, прежде всего в области техники. В центре их внимания были вопросы технической политики, освоения техники, борьбы за качество продукции, за освоение передовых технических нормативов. В работе главков сочетались техническое и плановое организационно-хозяйственное руководство отраслью и предприятиями. В их распоряжении находились все ресурсы отрасли — и финансовые и материальные. Полноправными хозяевами становились основные подразделения главков — производственно-распорядительные отделы, отвечавшие за производство не по частям, а в целом. Другими важнейшими отделами главков в соответствии с их основными функциями были: технический отдел для определения путей овладения новой техникой, разработки всех вопросов технического развития отрасли и технико-экономических показателей, отдел капитального строительства, отдел снабжения и сбыта. Оставшиеся некоторые функциональные секторы наркоматов — плановый, финансовый и другие — были ограничены в правах и не могли руководить низовыми звеньями через голову главных управлений. Они превращались в подсобный аппарат Наркомата и его главных управлений.

    Главки создавались по принципу узкой специализации, хотя и сохранялись еще некоторые комбинированные главки, как, например, Главное управление металлопромышленности (ГУМП), объединявшее черную металлургию, железорудную, коксохимическую, огнеупорную промышленность и промышленность редких металлов. Эти отрасли были тесно связаны между собой и подчинялись задачам развития черной металлургии. Но такие комбинированные главки являлись исключением44.

    Разукрупнение главков, их специализация способствовали усилению конкретного руководства предприятиями. Постановлением Совнаркома СССР от 31 августа 1933 г.45 «О специализации и разукрупнении главных управлений Наркомата тяжелой промышленности и ликвидации ряда объединений и трестов» из Главного управления машиностроительной промышленности были выделены Главстанкоинструмент, Главсельмаш, Главторгмаш, Главметиз. Одновременно были ликвидированы объединения «Союзинструмент», «Станкообъединение», «Союзсельмаш», Союзхозметиз и другие, а также тресты. Подобная реорганизация была проведена в цветной металлургии, электротехнической и химической промышленности. Были организованы также специализированные машиностроительные главные управления в системе Наркомата тяжелой промышленности (Главные управления горного, легкого, среднего машиностроения)46, а всего в системе Наркомтяжпрома было утверждено 33 главка47; разукрупнены были также главные управления Наркомата легкой промышленности48.

    Перестройка внутренней структуры наркоматов повысила руководящую роль главных производственных управлений. При их организации в 1934 г. они не были хозрасчетными единицами, не имели своих оборотных средств. Значение главков как руководящих органов всей хозяйственной деятельностью подчиненных им предприятий и трестов значительно увеличилось после постановления ЦИК и СНК СССР от 15 июля 1936 г. «О хозрасчетных правах главных управлений промышленных народных комиссариатов»49. Этим постановлением главкам наряду с производственными были приданы также сбытовые и снабженческие функции на основе хозяйственного расчета. Существовавшие хозрасчетные конторы по сбыту и снабжению были преобразованы в отделы главков. Главкам было предоставлено право заключения генеральных и прямых договоров по сбыту и снабжению, иметь собственные оборотные средства и самостоятельный баланс по операциям сбыта и снабжения, пользоваться банковским кредитом, а также право перераспределения оборотных средств, прибылей и амортизационных отчислений подчиненных им хозяйственных органов и предприятий. Этим решением значительно расширились возможности главков (а через них и наркоматов) активно направлять все стороны хозяйственной деятельности предприятий и отрасли в целом.

    Существенным изменениям подверглись также структурное построение аппарата на предприятиях и система управления на них. В эти годы усиливался процесс укрупнения предприятий и концентрации промышленности. Вступили в строй гиганты индустрии. Уже к началу 1932 г. больше половины рабочих и служащих в машиностроительной промышленности было занято на крупных заводах с числом рабочих свыше 5 тыс. (53,3% всех рабочих и служащих этой отрасли работали на 7,7% общего числа заводов)50. Более сложными стали производственный процесс, внутризаводское планирование, организация снабжения и сбыта. Все это диктовало необходимость сосредоточения на предприятиях лучших организаторских и технических сил.

    После постановлений партии и правительства о передвижении инженерно-технических кадров из аппарата на производство только в 1933 г. по системе Наркомтяжпрома было направлено на заводы свыше 9 тыс. инженеров и техников, освобожденных из аппаратов управлений. На ряде крупнейших домен (ММК, КМК, завод «Азовсталь») инженеры были направлены не только на командные должности бригадиров и мастеров, но и непосредственно на рабочие места, что сыграло важную роль в ускорении освоения новой техники. Одновременно были расширены права низовых командиров производства — начальников цехов, мастеров; укрепилось единоначалие.

    В улучшении управления производством на предприятии большое значение имела ликвидация значительного числа производственных единиц — отделов, цехов, которые затрудняли непосредственное руководство низовыми звеньями предприятия, всем процессом производства. Эти промежуточные звенья ликвидировались, и трехступенчатая система управления на предприятии: директор — отдел — цех заменилась двухступенчатой системой: директор — цех.

    Примером перестройки низового аппарата может служить новая схема управления шахтой. Заведующий шахтой и его заместитель — главный инженер — полностью сосредоточивали теперь все руководство шахтой и несли полную ответственность за выполнение производственной программы. В основу организации подземных работ в шахте был положен участок — самостоятельная территориально-производственная единица. Начальник участка ведал всеми горными работами на участке, и ему подчинялись все рабочие. Повышалась роль десятника и бригадира производственных бригад. Одновременно цехи разгружались от излишней отчетности и канцелярской переписки, технический персонал цехов освобождался от всего, что не имело непосредственного отношения к техническому руководству.

    На примере Московского завода «Шарикоподшипник» можно видеть, как шел процесс реорганизации управления и технического руководства на предприятиях. Цеховая отчетность была сведена к 13 видам вместо 33 до реорганизации управления. Вместо 11 структурных единиц осталось 6. Командный состав в цехах в результате этого приблизился к руководству. Должности помощников директора по функциональным признакам ликвидировались, и директор связывался с цехами непосредственно.

    На Ленинградском заводе «Электросила» до реорганизации управления было 44 отдела, которые были сведены к 16, что дало возможность передвинуть значительное количество инженеров и техников на производство. Вместо 43 мелких цехов было организовано 14 крупных, связанных непосредственно с директором завода, который получил возможность конкретно-оперативно руководить цехами и отдельными участками. В результате реорганизации управления число инженерно-технических работников в цехах увеличилось на 95 человек, места мастеров-практиков заняли мастера-инженеры51.

    На Московском автозаводе были упразднены 4 отдела, 32 бюро и секции, 28 цехов были укрупнены, отменена была 101 форма учета и отчетности и упрощена 51 форма. В результате ликвидации функциональной системы на Подольском заводе вместо 34 цехов стало 11, на Тульском заводе № 1 вместо 114 цехов — 15, на ХЭМЗ вместо 96—18, на «Красном путиловце» вместо 34 стало 22 цеха52.

    Наряду с перестройкой структурных форм управления в наркоматах и на предприятиях неотложной необходимостью стало повышение качества планирования. Возрастание и усложнение задач планового руководства потребовали перестройки плановых органов, их приспособления к новым задачам. Надо было прежде всего усилить разработку синтетических проблем развития народного хозяйства, методологию составления балансовых расчетов, как отраслевых, так и народного хозяйства в целом; необходимо было также усилить конкретное руководство отдельными отраслями народного хозяйства и наблюдение за ходом выполнения планов. Плановые органы должны были также обобщать опыт низового планирования на предприятиях.

    Исходя из этих новых задач планирования постановлением ЦИК. и СНК СССР Государственная плановая комиссия СССР была в начале 1935 г. реорганизована53. В ее состав вошли руководящие работники Госплана и плановых органов на местах, а также выдающиеся деятели науки, техники и культуры (всего 70 человек). Основными органами Государственной плановой комиссии стали:

    отделы (и самостоятельные секторы) синтетического планирования, которые разрабатывали соответствующие разделы единого народнохозяйственного плана, основные межотраслевые и межрайонные проблемы народного хозяйства, вопросы методологии планирования и осуществляли наблюдение за выполнением плана;

    отделы (и самостоятельные секторы), которые планировали отдельные отрасли народного хозяйства и осуществляли наблюдение за ходом выполнения плана в этих отраслях.

    К числу отделов синтетического планирования относились: сводный отдел производства, отдел капитальных работ, отдел районного планирования, отдел материальных балансов и снабжения материалами и отдел финансового плана.

    Планирование отраслей народного хозяйства осуществляли 16 отделов по отраслям, а в состав каждого отдела входили секторы по отдельным видам данной отрасли. Так, например, в состав отдела горной и металлургической промышленности входили секторы черной металлургии, цветной металлургии, редких элементов и сектор нерудных ископаемых. В отдел машиностроительной промышленности входили секторы транспортного машиностроения, электропромышленности, общего и тяжелого машиностроения, сельхозмашиностроения, сектор балансов и распределения оборудования.

    Эти принципы организации аппарата Государственной плановой комиссии сохранялись в основном и главном на всем протяжении второй пятилетки. Реорганизациями аппарата Госплана, проведенными в 1936 и 1937 гг.54, вносились некоторые изменения в его построение, ее затрагивавшие его основной структуры.

    Важным мероприятием в области укрепления общегосударственных органов экономического управления и планирования было создание к концу второй пятилетки Экономического совета при СНК СССР (ноябрь 1937 г.). На Экономический совет возлагалось рассмотрение годовых и квартальных народнохозяйственных планов с внесением их на утверждение Совета Народных Комиссаров Союза ССР; утверждение планов материально-технического снабжения, а также планов снабжения товарами широкого потребления; рассмотрение вопросов цен, заработной платы. Экономический совет издавал постановления и распоряжения по хозяйственным вопросам, обязательные для всех народных комиссариатов СССР, Совнаркомов союзных республик и местных советских органов55.

    В годы второй пятилетки были проведены меры по совершенствованию районирования страны — разукрупнению краев, областей и районов. Эти изменения в районировании Советского Союза, явившиеся результатом роста экономики страны и нового социалистического размещения производительных сил, облегчали организацию и планирование народного хозяйства, обеспечивали более полное развертывание демократического централизма и способствовали дальнейшему развитию национальных республик и областей. Вместе с тем повышалась также роль Госплана в организации планирования народного хозяйства. В Положении о Госплане при СНК СССР, утвержденном в феврале 1938 г., указывалось: «Главнейшей задачей Государственной плановой комиссии является обеспечение в плане народного хозяйства Союза ССР правильных соотношений в развитии различных отраслей и необходимых мероприятий по недопущению диспропорций в народном хозяйстве». На Госплан возлагалась «задача увязки в плане народного хозяйства Союза ССР работы смежных отраслей социалистического производства, добывающей и обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства и индустрии, транспорта и народного хозяйства, увязки роста производства и роста потребления, финансирования производства и его материального обеспечения, осуществления правильного районного размещения предприятий, исходя из необходимости ликвидации дальних и встречных перевозок, приближения предприятий к источникам сырья и к районам потребления их продукции»56.

    В соответствии с Положением на Госплан СССР и его уполномоченных на местах возлагались систематическая проверка и активная помощь по выполнению народнохозяйственного плана, устранение неувязок в развитии отдельных отраслей и обеспечение неуклонного соблюдения общегосударственных интересов.

    Важное значение для укрепления планового руководства всем народным хозяйством и совершенствования методов планирования имели проведенные в 1930—1932 гг. кредитная и налоговая реформы. Ликвидация коммерческого кредита (взаимного товарного кредитования, не поддающегося плановому учету и контролю) означала переход к планомерному кредитованию в соответствии с выполнением планов производства и реализации продукции. Сосредоточение всех ресурсов краткосрочного кредитования в Госбанке сделало возможным экономически обоснованно и планомерно распределять кредиты по отраслям и превратить Госбанк в единый кредитный и расчетный центр страны. Кредитный план становился важной составной частью общехозяйственного плана, что укрепляло централизованное планирование.

    Усилилась также роль государственного бюджета в централизованном планировании. Поскольку государственный бюджет стал почти целиком опираться на накопления социалистического хозяйства, расширилась и укрепилась непосредственная связь бюджетного планирования с планированием народного хозяйства и повысилась реальность бюджетного плана. Установленный налоговой реформой принцип прямого и непосредственного отчисления части чистого дохода государственных предприятий в централизованный чистый доход государства дал возможность широко использовать экономические рычаги в исполнении доходной части государственного бюджета.

    Одним из выражений качественно нового уровня планирования во второй пятилетке было существенное улучшение низового внутризаводского планирования и рост производственной активности рабочих масс, их широкое участие в составлении планов освоения новой техники и повышения экономической эффективности производства.

    Еще в ходе подготовки второго пятилетнего плана В. В. Куйбышев в докладе на пленуме Госплана СССР (май 1931 г.) «Об организации планирования» указывал, что «центральным вопросом перестройки плановой работы является несомненно проблема включения широчайших рабочих масс в дело планирования». Наиболее действенной формой участия рабочих масс в борьбе за выполнение и перевыполнение планов, за мобилизацию всех внутренних ресурсов промышленности был встречный план, который показал высшую степень политической и хозяйственной зрелости рабочего класса. «…Задача плановых органов сверху донизу, — говорил В. В. Куйбышев, — включить эту плановую работу масс во всю систему плановой работы»57. Суть перестройки плановой работы, к которой призывал В. В. Куйбышев накануне второй пятилетки, состояла в том, чтобы встречное планирование включалось как органическая часть, как органическое звено в единую систему народнохозяйственного планирования. «Мы должны стремиться к тому, чтобы не было двух потоков, чтобы был единый план, включающий заводское встречное планирование, обеспечивающее творческую проработку проектировок на основе собственного опыта участников производства»58.

    Новой формой низового планирования на предприятиях, соответствовавшей задачам освоения новой техники, совершенствования производства, явился техпромфинплан. Это была более высокая ступень планирования, новая ступень в организации всего производственного процесса на предприятиях.

    Промфинплан первых лет индустриализации зачастую базировался ка среднестатистических данных и расчетах, не связанных с реальным технологическим процессом. Качественные показатели не имели технико-экономического обоснования, себестоимость не определялась конкретно элементами и факторами, влиявшими на нее. Переход к техвромфинплану явился серьезным сдвигом в планировании. В его основе лежали технико-экономические показатели, основанные на передовых прогрессивных технических нормативах и детально разработанном технологическом процессе производства.

    Если исходными данными для составления техпромфинплана были плановые задания вышестоящих хозяйственных органов, то конечными являлись данные встречных планов. Таким образом, проработка техпромфинплана проходила «сверху-вниз», а затем «снизу-вверх», что обеспечивало как централизованное руководство его составлением, так и активное участие в нем широких масс рабочих. Творческая активность рабочих масс в ходе составления техпромфинплана органически включалась в самый процесс планирования, в систему планирования как его неотъемлемая и важнейшая часть.

    В техпромфинплане вопросы техники, экономики и финансовое положение предприятия органически увязывались воедино, рассматривались как единое неразрывное целое. Техпромфинплан одинаково исключал как игнорирование технических показателей, так и уход в технику и забвение экономически обоснованных расчетов, так как технические показатели (надлежащее использование мощностей машин, соответствующие скорости технологического процесса и т.д.) составляют материальную основу определяющих экономических показателей себестоимости продукции и производительности труда.

    Техпромфинплан доводил плановые задания до каждого станка, агрегата, рабочего места. Он не ограничивался общими рамками предприятия в целом, а детализировался по каждому цеху, а внутри цеха — по бригадам, определяя задачи каждого цеха, бригады, отдела и связь между ними. Непосредственное активное участие рабочих масс в разработке технико-экономических показателей техпромфинплана являлось хорошей школой овладения техникой основными массами рабочих. «Техпромфинплан, — писала «Правда», — задевает каждого рабочего, каждую бригаду, мастера, инженера, ибо речь идет о мощности его станка, пролета, цеха, речь идет о сокращении лишних операций и об упрощении остальных; речь идет о технических нормах; речь идет о действительной рационализации; речь идет о планировании не мертвых абстрактных категорий, а о живой ткани предприятий»59.

    Техпромфинплан включал систему организационно-технических и хозяйственных мероприятий по обеспечению выполнения планов, а также конкретные задания всем звеньям предприятия и календарно-установленные сроки для их выполнения. Это делало его орудием конкретно-оперативного руководства повседневной деятельностью предприятия и отдельных его частей, создавало целеустремленность в работе всех органов управления и всех звеньев производства. Базируясь на единстве и взаимной обусловленности технических, экономических и финансовых показателей, техпромфинплан создавал основу для внедрения хозрасчета, для контроля рублем. Раньше, когда финансовый план не разрабатывался на основе единой системы производственно-технических норм, а плановая калькуляция составлялась без строгого технического обоснования (с явным стремлением создавать финансовые резервы), многие предприятия оказывались часто в хорошем финансовом состоянии и не выполняя плана, имея перерасход по элементам себестоимости. Другое дело при техпромфинплане, когда финансовый план, как и техническое и экономическое планирование, опирается на единую систему технико-экономических показателей: тогда создается здоровая основа для укрепления хозрасчета и контроля рублем за деятельностью предприятия.

    Партия придавала большое значение внедрению техпромфинплана в практику. На предприятиях развертывалась большая массово-политическая работа по подготовке техпромфинпланов; созывалась областные конференции по вопросам методики их проработки в различных условиях производства и учета опыта их применения. Уже в 1932 г. по указанию Наркомтяжпрома был проведен конкурс на лучшую систему техпромфинплана предприятия. Одновременно Наркомтяжпром совместно с ВЦСПС провели Всесоюзный смотр низового планирования, обобщивший ценный материал по его организации60. На этой основе были разработаны типовые указания для техпромфинплана применительно к различным отраслям промышленности.

    С внедрением техпромфинплана отпала необходимость в межцеховых договорах, которыми до этого регулировались отношения между цехами, поскольку техпромфинпланы предприятия и цехов по существу определяли все стороны производственно-хозяйственных связей между ними. Отпала также необходимость в нарядах-заказах, которыми раньше определялись задания цеху, вся его производственная деятельность, так как техпромфинплан исчерпывающе определял все стороны работы цеха на основе конкретных технико-экономических показателей.

    Развитие и внедрение бригадного техпромфинплана содействовали развитию бригадного хозрасчета. Техпромфинплан, обоснованный в технико-экономическом отношении, четко определял нормативы по использованию каждого станка, расходованию материалов, выпуску продукции, указывал пути ликвидации узких мест. Бригадный техпромфинплан доводил план до каждого рабочего места, включал систему организационно-технических мероприятий, необходимых для выполнения и перевыполнения плановых заданий. Связь бригадного техпромфинплана и бригадного хозрасчета обнаруживалась в том, что охват рабочих бригадным хозрасчетом был выше там, где выше был уровень техпромфинплана.

    Бригадный техпромфинплан требовал от командиров производства творческого подхода к его организации. Для каждой бригады, в зависимости от особенностей технологического процесса и условий производства, требовалась своя система планирования и учета показателей, зависящих от нее элементов затрат, чтобы обеспечить возможность оценивать результаты работы бригады не только по выпуску продукции, но и по качественным показателям, по уровню затрат.

    Внедрению техпромфинплана предшествовала обычно большая работа по созданию прочной нормативной базы. На Московском автозаводе уже в 1933 г. было внедрено 7715 технически обоснованных норм выработки. Лимиты расхода материалов устанавливались на основе подетальных норм и технических расчетов. На базе новых технически обоснованных норм строились новые расчеты потребности в рабочей силе. Были разработаны также новые нормативы затрат на вспомогательные материалы, мероприятия по снижению брака, по организации рабочего места и т.д. Рабочими, инженерами и техниками было внесено около 4 тыс. предложений, из них около 3 тыс. были включены в техпромфинплан. Проведение хозрасчета, основанного на техпромфинплане, помогло значительно снизить себестоимость автомашин: с 5845 руб. в 1932 г. до 4898 руб. в июне 1934 г.

    Массовое участие рабочих в подготовке и составлении техпромфинплана было характерным для всех предприятий и было органически связано с его внедрением, так как проработка всех элементов техпромфинплана по существу носила характер встречного планирования и составляла единое целое со всей системой народнохозяйственного планирования.

    На заводе «Красная Заря» (Ленинград) при составлении техпромфинплана на 1934 г. было проведено 1233 бригадных собрания и 187 цеховых и общезаводских совещаний, поступило 6851 рационализаторское предложение. Одних встречных норм поступило 2603, что давало 562 767 трудочасов экономии, или 9,25% общего фонда трудочасов, необходимых для выполнения программы61.

    В обсуждении техпромфинплана на Ярославском автозаводе приняли участие 90% всех рабочих. Особое внимание было уделено техническому нормированию — основе основ техпромфинплана. Решительно были отброшены устаревшие опытно-статистические нормы, расчеты по укрупненным показателям, «по опыту прошлых лет». В результате в процессе подготовки техпромфинплана были внедрены в производство на 70% технически обоснованные нормы. Это снизило затраты времени на выпуск одной машины почти вдвое (на 41,6%). По-новому была рассчитана потребность в рабочей силе. Строго предопределено было прикрепление операций обработки деталей по станкам. Были составлены ценники деталей автомобиля для внутризаводских расчетов и сметная калькуляция себестоимости62.

    Нередко в результате внедрения техпромфинплана и совершенствования технологического процесса производства улучшались расстановка оборудования и режим его работы. Так, на заводе «Светлана» на основе принятого техпромфинплана была изменена организационная структура цехов и бригад по принципу создания замкнутых производственных единиц. Соответственно была изменена расстановка оборудования и рабочей силы и пересмотрены действовавшие нормативы.

    Обеспечивая мобилизацию внутренних резервов производства, снижение себестоимости продукции и увеличение социалистического накопления, техпромфинплан создавал здоровую основу для укрепления хозрасчета, для повышения его действенности.

    Важной предпосылкой повышения эффективности производства было улучшение технического нормирования, которое в социалистическом хозяйстве, благодаря непосредственно общественному характеру труда, является основой его плановой организации. Техническое нормирование является также важным связующим звеном между производительностью труда и заработной платой. Оно связывает воедино ряд крупных проблем совершенствования социалистического производства и укрепления хозяйственного расчета. Поэтому вопросам технического нормирования Коммунистическая партия всегда уделяла большое внимание.

    Пересмотр устаревших норм выработки и внедрение новых прогрессивных технических норм, новых технико-экономических коэффициентов использования оборудования на опыте стахановского движения, стахановских методов организации труда означал революцию в техническом нормировании. Опрокидывались жизнью устаревшие представления о возможностях нашей промышленности, вооруженной новейшей техникой, создавалась новая база планирования научно обоснованных технико-экономических показателей, которые обусловливали всестороннюю рационализацию производства, повышение производительности труда и снижение себестоимости продукции, решение по-новому всего комплекса проблем повышения экономической эффективности производства, его рентабельности.

    Декабрьский Пленум ЦК ВКП(б) 1935 г., обсуждавший вопрос о задачах промышленности и транспорта в связи со стахановским движением, сосредоточил внимание партии и всех профсоюзных и хозяйственных организаций на необходимости пересмотра технических норм и строго осудил как несостоятельные существовавшие тогда систему и практику установления норм выработки, не соответствовавшие достигнутому уровню передовой техники СССР и не отвечавшие дальнейшему подъему производительности труда.

    Постановление Пленума ЦК ВКП(б) положило начало развернутой работе по техническому нормированию. По всем отраслям промышленности проводились отраслевые конференции, заседания созданных для обсуждения крупных проблем хозяйственного руководства Советов при наркомах с участием ведущих хозяйственных работников и лучших стахановцев по пересмотру норм выработки, технических норм использования оборудования и мощностей предприятия.

    Как показала практика, повышенные нормы выработки быстро перевыполнялись основными массами рабочих, что говорило о значительных резервах, имеющихся на предприятиях. Поэтому пересмотр технических норм, начатый в 1936 г., проводился систематически, по мере улучшения технического оснащения промышленности и освоения новых норм основными массами рабочих. Это был непрерывный процесс мобилизации резервов производства, освоения новой техники, повышения производительности труда.

    Крупные успехи промышленности в освоении новой техники, новых, прогрессивных норм выработки и повышении производительности труда создали прочную основу для снижения себестоимости продукции и повышения рентабельности производства. Это позволило поставить вопрос об отмене государственных дотаций отраслям тяжелой индустрии, что имело первостепенное значение для внедрения действенного хозрасчета в работу промышленности.

    *

    В системе мер по совершенствованию управления и планирования народного хозяйства важное место занимали меры по использованию в этих целях стоимостных рычагов воздействия.

    История социалистического строительства и практика социалистического хозяйствования свидетельствуют о необходимости использования товарно-денежных инструментов, показывают, что по мере укрепления позиций социализма, усиления планового начала во всех сферах народного хозяйства и углубления планирования повышается качество использования товарно-денежных отношений, степень воздействия стоимостных рычагов на экономическое развитие, на выполнение количественных и качественных показателей плана. На разных этапах социалистического строительства изменялись задачи, которые решались с помощью товарно-денежных инструментов, и в то же время сами товарно-денежные отношения все более наполнялись новым социальным содержанием, качественно изменялись.

    Если в первые годы нэпа в условиях многоукладной экономики товарно-денежные отношения имели еще двойственный характер и использовались также капиталистическими и спекулятивными элементами для эксплуатации чужого труда и для наживы, то в годы второй пятилетки, когда социалистические формы хозяйства становились единственными во всех сферах хозяйства, они включались как органический элемент в систему социалистических производственных отношений.

    В 20-е годы при наличии мелкотоварного и капиталистического укладов не был и не мог быть преодолен стихийный характер товарно-денежных отношений, прежде всего в указанных укладах хозяйства; в новых же исторических условиях, когда многоукладность экономики была ликвидирована, товарно-денежные отношения приобретали в основном планомерный характер, поскольку они включались в непосредственно обобществленное, планомерно организованное хозяйство, а их формы использовались как инструмент планового управления общественным производством.

    До построения фундамента социалистической экономики товарно-денежные отношения использовались прежде всего для налаживания и укрепления экономической смычки крупной социалистической промышленности с мелкими крестьянскими хозяйствами, для овладения рынком, для ограничения и вытеснения капиталистических элементов из экономики страны, для подготовки постепенного перевода мелкокрестьянских хозяйств на путь социализма через кооперацию всех видов. Применение стоимостных инструментов в управлении и хозяйственной деятельности социалистической промышленности, развитие хозяйственного расчета в соответствовавших тому периоду формах призваны были восстановить промышленность, сделать ее ведущей силой в экономике страны, в построении социалистического общества.

    На новом этапе социалистического строительства товарно-денежные отношения служили укреплению производственной смычки с крестьянством, планомерному руководству организованным рынком, укреплению планового руководства народным хозяйством и прежде всего социалистической промышленностью.

    В годы первой и особенно второй пятилеток, после победы социалистических форм хозяйства как в промышленности, так и в сельском хозяйстве и преодоления в основном и главном анархии частного рынка, открылась возможность для прямого директивного планирования, прямого планового руководства всем народным хозяйством. Вместе с тем в качестве важной части механизма централизованного планового руководства хозяйством шаг за шагом совершенствовалась система использования товарно-денежных отношений для экономического стимулирования производства и усиления системы контроля рублем. Первостепенное значение при этом имели кредитная и налоговая реформы 1930—1932 гг., а также постановления партии, в которых столь же решительно подчеркивалась необходимость укрепления советского рубля, хозяйственного расчета и развертывания советской торговли. Эти вопросы обсуждались на Пленуме ЦК ВКП(б) в сентябре — октябре 1932 г., на XVII партийной конференции (1932 г.), на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в январе 1933 г.63

    Эти важные постановления, а также разработка принципов кредитной и налоговой реформ и их осуществление составляли единое целое. По своему значению они выходили далеко за рамки практических вопросов улучшения дела кредитования и отчислений в бюджет. В комплексе они составляли механизм сознательного использования объективных экономических законов социализма. В этом их большое принципиальное значение.

    Общеметодологическое значение этих решений партии и экономических реформ 1930—1932 гг. не могло быть сразу осмыслено экономической теорией социализма.

    В советской литературе продолжало тогда господствовать мнение, что причиной сохранения товарно-денежных отношений в экономике переходного периода была многоукладность хозяйства, после же вступления СССР в период развернутого строительства социализма условия для товарно-денежных отношений, действия закона стоимости будто отмирают. Деньги, кредит и другие товарно-денежные рычаги признавались инструментами учета.

    XVII партийная конференция (1932 г.), XVII съезд партии (1934 г.) не только осудили «левацкие» теории об отмирании торговли и денег на том этапе социалистического строительства, о превращении денег в простые расчетные знаки. XVII съезд партии в своих решениях выдвинул положение большого теоретического и практического значения: деньги и торговля останутся еще долго, вплоть до завершения первой стадии коммунизма — социалистической стадии развития. Это было новое слово в теории научного социализма. Поэтому в годы второй пятилетки под влиянием потребностей практики социалистического строительства, требовавшей дальнейшего развития и совершенствования советской торговли, укрепления рубля, всей денежной системы, начался процесс переоценки укоренившихся экономических концепций. Решающую роль в постепенном вытеснении (подрыве) системы взглядов на деньги, кредит и другие товарно-денежные инструменты как формально-учетные категории сыграли соответствующие решения партии и правительства64. Практика и принципы кредитной реформы и прежде всего принцип акцепта означали, что движение денег реально выражало и отражало движение общественного продукта, а не формальную бухгалтерскую операцию. Точно так же движение расчетных счетов предприятия в Госбанке должно было соответствовать реальному движению продукции данного предприятия. Пересмотр уровня цен на продукцию тяжелой промышленности в 1936 г. в сторону приближения их к действительной стоимости означал признание того, что в основе цены лежат затраты общественного труда, что цена не является простой учетной категорией.

    Все это сказалось положительно на практике социалистического хозяйствования и, в частности, на развитии хозяйственного расчета во второй пятилетке.

    2. Развитие хозяйственного расчета во второй пятилетке. Отмена государственных дотаций в тяжелой и лесной промышленности и реформа цен

    Центральное место в ряде мероприятий по укреплению хозрасчета и улучшению работы промышленности принадлежит проведенной с 1 апреля 1936 г. отмене государственных дотаций в тяжелой и лесной промышленности и пересмотру уровня отпускных цен на их продукцию. Этой радикальной мерой был по-новому поставлен вопрос о рентабельности промышленности и прежде всего так называемых планово-убыточных отраслей, подчеркнута решающая роль стоимостных рычагов в совершенствовании социалистического производства.

    Дотации из государственного бюджета отдельным отраслям промышленности представляли собой оплату разницы между плановой себестоимостью и отпускной ценой на продукцию этих отраслей Они были экономически необходимы на том этапе социалистического строительства, когда осуществлялась индустриализация страны и решалась задача освоения новой техники и новых производств. В течение первой и в начале второй пятилетки отпускные цены на уголь, металл, лес, химические продукты оставались на неизменном уровне; их себестоимость в течение этих лет в основном не снижалась, а в некоторых случаях даже повышалась. Повышение себестоимости в добывающих и некоторых других отраслях тяжелой промышленности объяснялось, с одной стороны, трудностями, связанными со строительством массы новых сложных предприятий и освоением новой техники. В добывающих отраслях промышленности процесс освоения техники начался значительно позднее, чем в отраслях машиностроения, которые первыми прошли период реконструкции и начали снижать себестоимость уже в годы первой пятилетки. С другой стороны, повышение себестоимости в угольной, металлургической, нефтяной и лесной промышленности объяснялось значительным повышением заработной платы рабочих и служащих в этих отраслях. За годы первой и второй пятилеток уровень зарплаты в этих отраслях был повышен не менее чем в 2,5 раза65. Промышленности в эти годы приходилось расходовать большие средства на подготовку кадров для множества новых предприятий; высоки были расходы на гужевой транспорт, на фураж и т.д. Таким образом, объективных условий для снижения себестоимости еще не было. Повышать же цены на средства производства было нецелесообразно, так как в тех условиях это замедлило бы процесс освоения новой техники и мобилизацию внутренних ресурсов. Установление же цен на уровне высокой себестоимости подорвало бы всю систему цен в народном хозяйстве и устойчивость рубля. Укреплению экономики отраслей тяжелой индустрии и техническому перевооружению других отраслей народного хозяйства способствовала тогда политика стабильных цен на средства производства за счет компенсации разницы между плановой себестоимостью и отпускной ценой дотацией из государственного бюджета. Политика сохранения низкого уровня цен на уголь, металл, лес и другую продукцию трудоемких отраслей тяжелой промышленности давала возможность локализовать систему дотаций, не распространять ее на другие отрасли промышленности и создать условия для снижения себестоимости в этих отраслях и, в частности, в машиностроении66.

    Вот почему система дотаций была наиболее целесообразной в годы создания новых пропорций в народном хозяйстве и освоения новой техники. Общество (в лице социалистического государства) поддерживало и развивало в определенный период отрасли производства или предприятия, которые были необходимы для решения основных задач социалистического строительства, но которые в течение известного времени не могли еще производить прибавочный продукт и даже являлись нерентабельными, убыточными. Общество восполняло дефицит в данных отраслях промышленности за счет прибавочного продукта, созданного в других отраслях народного хозяйства, обеспечивая таким образом расширенное социалистическое воспроизводство в народном хозяйстве в целом.

    С точки зрения ускорения развития производительных сил и роста производительности общественного труда в ближайшем будущем, применение новой техники рентабельно даже и в тех случаях, когда в период ее освоения предприятия требуют государственных дотаций. Освоение новой техники и есть борьба за рентабельность. В социалистическом обществе подход к экономическому критерию рентабельности принципиально отличается от капиталистического. Но перераспределение прибавочного продукта для поддержания и развития необходимых обществу временно нерентабельных отраслей не может оставаться постоянным принципом воспроизводства. И в социалистическом обществе требование закона стоимости о расходовании общественного труда на производство продукта лишь в пределах общественно необходимого рабочего времени сохраняет свою силу. Постоянное или длительное нарушение этого требования неизбежно приводит к нарушению процесса воспроизводства в других отраслях народного хозяйства и, следовательно, к нарушению процесса воспроизводства в целом. Поэтому, когда ранее убыточные отрасли тяжелой промышленности добились известных успехов в освоении техники и снижении себестоимости продукции, было признано нецелесообразным дальнейшее сохранение системы дотаций.

    Отмена дотаций и приближение цен на продукцию тяжелой промышленности к ее стоимости имели большое значение для определения действительного уровня затрат общественного труда на единицу изделий, а значит, и для укрепления хозрасчета. Практика отклонения цен на продукцию тяжелой промышленности вниз от ее стоимости приводила к тому, что калькуляция производственных затрат в отраслях, где эти средства производства применялись, скрывала действительные размеры себестоимости, и денежное выражение материальных затрат в себестоимости уменьшало их фактические затраты. При системе государственных дотаций и заниженных цен ценовая структура затрат неизбежно отклонялась от трудовой структуры. Занижались амортизационные отчисления, цена в этих условиях не могла выполнить свою роль мощного рычага борьбы за экономию. Все эти явления начали изживаться, когда промышленные предприятия стали сниматься с государственных дотаций, а уровень цен стал приближаться к действительной стоимости продукции. Эти меры свидетельствовали о том, что Советское государство все полнее овладевало товарно-денежными отношениями как орудием планомерного функционирования социалистической экономики.

    1935 г. явился рубежом, подготовившим перелом, качественные сдвиги в работе тяжелой промышленности. Этот год ознаменовался началом массового стахановского движения за высшую производительность труда. Производительность труда начала повышаться нарастающими темпами после 1931 и 1932 гг., когда производительность труда в тяжелой промышленности повышалась (соответственно) на 5,7 и 6,7%; в 1933 и 1934 гг. рост производительности труда составлял уже 11,1 и 14,5%. Если до 1931 и 1932 гг. себестоимость тяжелой промышленности еще повышалась (в 1931 г. на 8% и в 1932 г. — на 6,5%), то с 1933 г. начался процесс снижения себестоимости67.

    За 2,5 года второй пятилетки производительность труда в каменноугольной промышленности выросла на 48%, а в черной металлургии — на 58%. Производительность труда в отраслях машиностроения превышала в середине второй пятилетки уровень 1928 г. в 2,5 раза. В черной металлургии в первой половине 1935 г. производительность труда выросла на 18,4%, в цветной металлургии — на 46,2, в основной химии — на 31%. А это были отрасли, ранее отстававшие по росту производительности труда. Серьезно улучшились технико-экономические показатели работы тяжелой промышленности — коэффициент использования доменных печей, съем стали; снизились затраты труда на 1 т чугуна и т.д.68 Внутрипроизводственные накопления в тяжелой индустрии за 1933—1935 гг. достигли почти 5 млрд. руб. Новым в работе тяжелой промышленности было еще и то, что в круг отраслей, увеличивавших, накопления, были втянуты и трудоемкие отрасли добывающей промышленности (уголь, руда, торф), которые в первой пятилетке отличались высокой себестоимостью. В 1936 г. прирост промышленной продукции стал заметно обгонять прирост основных фондов, что отражало успехи в овладении техникой, в улучшении использования основных фондов (табл. 1)69.

    Таблица 1

    Темпы роста основных фондов и продукции крупной промышленности СССР (в % к предыдущему году)
    Год Вся крупная промышленность В том числе производство средств производства
    годовой прирост валовой продукции годовой прирост фондов за предыдущий год годовой прирост валовой продукции годовой прирост фондов за предыдущий год
    1933 +8,3 +30,2 +10,2 +38,3
    1934 +20,3 +28,2 +24,7 +33,7
    1935 +21,8 +22,1 +25,0 +24,7
    1936 +30,0 +23,3 +33,3 +24,7

    В 1933 г. темпы роста производственных фондов в наибольшей степени превышали темпы роста продукции. Это был трудный период освоения новой техники при высоких темпах увеличения основных фондов. В 1935 г. годовой прирост фондов и валовой продукции почти сравнялся, а в 1936 г. прирост продукции обогнал прирост основных фондов. Это свидетельствовало об успехах в освоении техники и увеличении загрузки основных фондов. В металлообрабатывающей промышленности уже в 1935 г. годовой прирост валовой продукции составил 30%, а прирост основных фондов за предшествующий год — 19,4%, в 1936 г. соответствующие цифры составляли 40,9 и 26,8%70.

    Большое значение имело также повышение степени использования оборотных фондов (сырья, материалов, топлива и т.д.). Экономия от улучшения использования кокса в черной металлургии за 1934 г. и первую половину 1935 г. составила примерно 1,2 млн. т кокса, что на 20% превышало среднемесячную выработку всех коксовых установок в первом полугодии 1935 г.; столь же заметным было снижение норм расхода руды на 1 т чугуна71.

    Эти качественные сдвиги в работе тяжелой промышленности повысили ее рентабельность и по-новому поставили вопрос о ценах и себестоимости ее продукции и об отношениях между тяжелой промышленностью и государственным бюджетом. Выявились возможность и необходимость перейти к работе без плановых государственных дотаций.

    Инициатором отказа от государственных дотаций выступил Макеевский металлургический завод им. С. М. Кирова, который обязался работать без дотаций. В 1934 г. завод получил дотаций на 32 млн. руб., а за 8 месяцев 1935 г. он уже получил прибыли около 3 млн. руб. Завод им. Петровского получил в октябре 1935 г. 345 тыс. руб. чистой прибыли; сталинградский металлургический завод «Красный Октябрь» дал в октябре 1935 г. 3187 тыс. руб. прибыли; завод им. Коминтерна — 1016 тыс. руб.72 Таких же качественных сдвигов добились и другие передовые предприятия тяжелой промышленности. Завод тяжелого машиностроения им. Ленина (Ленинград) получил в первом квартале 1936 г. прибыли 1435 тыс. руб. Завод «Электросила» им. Кирова дал за этот период свыше 6 млн. руб. накоплений, завод «Светлана» — свыше 5600 тыс. руб.73 Коллектив завода «Серп и Молот» поставил перед собой в 1934 г. задачу отказаться от плановой дотации в 1 млн. руб. и добиться рентабельной работы74. Объединение «Сталь» взяло на себя обязательство сэкономить в 1935 г. 100 млн. руб. На всех заводах рабочие и инженерно-технические работники изыскивали резервы снижения себестоимости и их предложения обсуждались на общезаводских конференциях, посвященных этому вопросу. В результате уже к 1 ноября 1935 г. объединение «Сталь» выполнило свои обязательства по экономии 100 млн. руб. и отказалось от государственных дотаций75.

    Учитывая новые условия работы тяжелой промышленности, партия провозгласила курс на переход к бездотационной, безубыточной работе. В конце 1934 г. Г. К. Орджоникидзе издал приказ о переводе Макеевского завода на работу без дотации. По приказу завод должен был «добиться такого снижения себестоимости, которое позволило бы заводу целиком уложиться в отпускные государственные цены без плановых дотаций»76. Пример Макеевского завода явился началом движения за отказ от государственной дотации других заводов тяжелой индустрии. Вскоре примеру Макеевского завода последовали металлургические заводы Юга — заводы им. Дзержинского и им. Коминтерна. С октября 1935 г. отказался от дотаций трест качественных сталей «Спецсталь» и трест «Трубосталь». Отказались от дотаций все предприятия, входившие в состав Главлегмаша; частично перешли на работу без дотации предприятия цветной металлургии, основной и органической химии, среднего машиностроения, Главметиз и др. Предприятия автотракторной промышленности, Химмаштреста обязались увеличить накопления сверх плана на 600 млн. руб. Предприятия синтетического каучука в результате успешного освоения техники стали получать десятки миллионов рублей экономии77.

    В этих изменившихся условиях бюджетное финансирование предприятий тяжелой промышленности, необходимое ранее, стало ненужным. Оно затрудняло внедрение хозрасчета, питало иждивенческие настроения, подрывало хозяйственную заинтересованность в рентабельности производства. Поэтому с 1 апреля 1936 г. постановлением СНК СССР была отменена дотация из государственного бюджета каменноугольной, рудной промышленности, предприятиям черной металлургии и лесной промышленности, некоторых отраслей химии, частично торфяной промышленности и цветной металлургии и др. Одновременно по этим отраслям промышленности были повышены отпускные цены, которые создавали условия для рентабельности работы78.

    Отмена государственных дотаций и установление на продукцию тяжелой промышленности новых цен, базой которых был средний уровень себестоимости продукции, явилась наиболее эффективной мерой укрепления хозрасчета. Отпали расчеты многих руководителей предприятий на «государственный кошелек», ответственность каждого предприятия за состояние своего финансового хозяйства резко повысилась. Теперь каждый хозяйственный руководитель обязан был сосредоточить свое внимание на экономике и финансах предприятия, на вопросах снижения себестоимости и увеличения рентабельности. Установленный уровень цен, хотя и приближался к своей базе — стоимости, не обеспечивал автоматической рентабельности: коллективам предприятий и их руководителям предстояло выполнить план снижения себестоимости, использовав имевшиеся резервы производства, чтобы добиться высокой рентабельности при новом уровне цен. Теперь рентабельность стала основным показателем действительного осуществления хозрасчета, финансы каждого предприятия стали более непосредственно, более полно отражать состояние материального производства. Отмена государственных дотаций привела к повышению качества хозрасчета в промышленности, потому что себестоимость стала действительна отражать величину затрат общественного труда.

    Важной составной частью и основой осуществленной реформы в области отношений тяжелой и лесной промышленности с государственным бюджетом (снятие этих отраслей промышленности с государственных, дотаций) явилась реформа цен. В организации хозрасчета и повышении его действенности особо важное место занимает ценообразование, которое связано с финансово-кредитным механизмом, с планированием технико-экономических показателей, т.е. со всем комплексом проблем организации хозрасчета. В апреле 1936 г. был пересмотрен уровень цен в отраслях тяжелой и лесной промышленности. Уровень цен на продукцию этих отраслей был повышен, чтобы создать условия для рентабельной работы. Новые отпускные цены были построены на уровне средней себестоимости продукции в данной отрасли и с учетом запланированного снижения себестоимости на 1936 г., обеспечивая безубыточную, рентабельную работу предприятий. Потребители соответствующего сырья, топлива и оборудования, на которые были повышены отпускные цены, получили дополнительные оборотные средства, а по отраслям легкой промышленности (потребителям этой продукции) произведено было некоторое снижение налога с оборота с тем, чтобы весь процесс изменения цен был ограничен рамками хозяйственного оборота между предприятиями. Розничные же цены не были повышены.

    Пересмотр цен в сторону их повышения не означал перехода от политики снижения цен как генеральной линии, постоянной и неизменной основы политики в области планового ценообразования, к политике высоких цен, к созданию искусственных условий для рентабельной работы тяжелой промышленности. В тех конкретных условиях, когда цены на средства производства исторически сложились на уровне ниже их стоимости и даже себестоимости, известное повышение цен, приближение их к своей основе — общественной стоимости, явились экономически необходимой предпосылкой для укрепления хозрасчета.

    В какой мере назрела необходимость в повышении уровня цен, показывают данные о разрыве между плановой себестоимостью и отпускной ценой, который наблюдался до реформы цен в 1936 г. на некоторые виды продукции (за 1 т, в руб.)79:

      Плановая коммерческая себестоимость (1935 г.) без налога с оборота* Действовавшая отпускная цена
    Каменный уголь 19,12 9,65
    Торф 20,28 11,04
    Руда железная 10,20 6,70
    Кокс 28 16
    Чугун передельный 75 50
    » литейный 79 59
    Сталь литая 120 83
    Цемент 46,31 27,13

    * Из этих данных видно, насколько плановые отпускные цены отставали от уровня себестоимости.

    Реформа цен призвана была ликвидировать этот разрыв, причем ведущей политикой в области цен по-прежнему оставалась политика систематического снижения цен в меру снижения стоимости. Иными словами: политика снижения цен не противоречит принципу приближения цен к их базе — общественной стоимости, а исходит из этого принципа. Она обязывает промышленность постоянно изыскивать резервы для снижения общественно необходимых затрат на единицу продукции. В этом состоит прогрессивное значение этой политики. Что политика снижения цен осталась в качестве определяющей, главной основы в ценообразовании видно из того, что уже в начале 1937 г., когда выявились резервы снижения себестоимости в некоторых отраслях тяжелой промышленности, было проведено снижение отпускных цен на их продукцию. Общая сумма снижения цен составила почти 1 млрд. руб., в том числе около 900 млн. руб. по продукции Наркомтяжпрома.

    Пересмотр уровня цен в тяжелой промышленности выдвигал на первый план качественные показатели работы, открывал новые пути увеличения источников накопления, повышения качества хозяйственной деятельности, стимулировал борьбу с бесхозяйственностью за укрепление хозрасчета, достижение всеми предприятиями общественно необходимых показателей использования материалов, оборудования и рабочей силы. Прибыль становилась более точным измерителем качества работы предприятий.

    Новые отпускные цены были установлены путем прибавления к плановой себестоимости 4% прибыли. Кроме того, при реформе цен были учтены и другие принципы80, имевшие большое значение для укрепления хозрасчета, для планового руководства хозяйством. Плановая себестоимость предусматривала освобождение ее от элементов, не имеющих прямого отношения к издержкам производства. Так, например, расходы на подготовку кадров были отнесены в основном на счет бюджета, а предприятия стали покрывать только часть этих расходов (от 1 до 0,75% от фонда заработной платы).

    При установлении новых отпускных цен учитывалась необходимость создания экономически обоснованной системы цен, чтобы отпускная цена на данный вид продукции находилась в экономически правильном соотношении с отпускными ценами на другие виды продукции, чтобы система цен способствовала экономному расходованию сырья и материалов, применению заменителей, местных видов топлива, сырья и материалов. Новые отпускные цены были построены таким образом, что они стимулировали производство продукции более высоких сортов и более высоких марок (в частности, заменяющих импортную продукцию), а также дефицитных материалов и экономное их расходование. Более низкие цены устанавливались на продукцию, которая нуждалась в поощрительных ценах, как, например, торф, чтобы сохранить конкурентоспособность этой продукции с аналогичной продукцией других отраслей (торф в отношении углей)81. Поэтому для торфяной промышленности временно были сохранены бюджетные дотации, что должно было помочь ей улучшить работу и в ближайшее время достигнуть безубыточности. Эти примеры показывают, как использовались цены для стимулирования народнохозяйственной экономии.

    Одним из руководящих принципов установления новых цен был принцип единых отпускных цен в каждой отрасли промышленности. Для обеспечения нормальных условий хозяйственной деятельности отдельных предприятий отрасли, находящихся в разных хозяйственных условиях и различающихся по технической вооруженности, наркоматы устанавливали особые — расчетные цены за сдаваемую продукцию отраслевым сбытовым организациям с обязательным сохранением единых отпускных цен при реализации продукции сбытовыми органами.

    Отсутствие единых отпускных цен тормозило внедрение хозрасчета, подрывало стимул к улучшению производства на отстающих предприятиях, затрудняло рациональное кооперирование в промышленности, так как предприятия-потребители отказывались кооперироваться с теми предприятиями-поставщиками, цены на продукцию которых были относительно выше, чем цены на других предприятиях. Рентабельность работы предприятий-потребителей часто зависела не от качества их работы, а от уровня цен на приобретаемую продукцию. Вот почему так важно было ликвидировать множественность цен и установить единую отпускную цену на одинаковую продукцию для всей отрасли.

    Насколько резко различались цены на одну и ту же продукцию, показывает следующее: вследствие различных условий работы отдельных предприятий — различный уровень технического оснащения и освоения техники, различное состояние кадров и условий снабжения и т.д. — себестоимость чугуна колебалась от 47 р. 32 к. за 1 т на Макеевском заводе до 75 р. 37 к. на Керченском заводе и 94 р. 04 к. на Кабаковском заводе Востокстали. Себестоимость 1 т суперфосфата колебалась от 42 руб. на Чернореченском химзаводе до 75 руб. на Пермском заводе Востокхима82. Завод «Красный Октябрь» отпускал металл определенной марки для заводов Главного управления автотракторной промышленности по 215—232 руб., другим потребителям — по 238 руб., а завод «Серп и Молот» — по 470 руб.83

    Единая отпускная цена на одинаковую продукцию, независимо от условий производства на отдельных предприятиях, способствовала укреплению хозрасчета, была важным стимулом для снижения себестоимости в отстающих предприятиях; она содействовала рациональной организации системы кооперирования и снабжения.

    Вместе с установлением единой отпускной цены на одинаковую продукцию всей отрасли большое значение приобретало планомерное перераспределение оборотных средств между предприятиями внутри отрасли. В каждой отрасли были предприятия, получавшие повышенные прибыли (себестоимость их продукции была ниже средней по отрасли), и предприятия с более высокой, чем среднеотраслевая, себестоимостью, которые оставались убыточными. Эта задача была решена тогда, когда главкам промышленных наркоматов были предоставлены хозрасчетные права и им были присвоены наряду с производственными также и сбыто-снабженческие функции с правом перераспределения оборотных средств в порядке текущей работы, чтобы своевременно обеспечивать временно нерентабельные предприятия внутри отрасли необходимыми средствами за счет средств отрасли. Отраслевые сбытовые организации осуществляли также централизованные расчеты предприятий отрасли, покрывая задолженность временно убыточных предприятий, чтобы не допустить разрыва цепи расчетов взаимосвязанных предприятий.

    Поскольку единая цена — это среднеотраслевая цена, в основе которой лежат планомерно устанавливаемые общественно необходимые затраты на производство единицы продукции независимо от индивидуальных условий производства (индивидуальная себестоимость), вопрос о рентабельности решался применительно к отраслям в целом, а внутри отрасли неизбежны были различия в уровне рентабельности — выше и ниже среднеотраслевой, в зависимости от индивидуальной себестоимости. Временно сохранялись и убыточные предприятия, которые нуждались во внутриотраслевой дотации. В этом состояла одна из основных особенностей хозрасчета во второй пятилетке.

    Временное сохранение внутриотраслевой дотации, перераспределение главками оборотных средств внутри отрасли в определенной мере ослабляли действенность хозрасчета на отдельных предприятиях. Но на данном этапе развития промышленности это было неизбежно, так как неизбежны были значительные различия в техническом уровне производства на разных предприятиях.

    Вместе с тем опыт показывает, что уже во второй пятилетке был достигнут весьма высокий уровень организации хозрасчета на тех передовых предприятиях тяжелой промышленности, в отношении которых уже осуществлялось в основном решение партии о предприятиях как основном звене в управлении промышленностью и которые способны были работать на основе оперативно-хозяйственной самостоятельности.

    Это подтверждает прежде всего осуществление хозрасчета на таких предприятиях, как Макеевский металлургический завод им. С. М. Кирова и др.

    Опыт Макеевского металлургического завода, инициатора движения за отказ от государственных дотаций, его достижения имели принципиальное значение, так как они показывали пути осуществления подлинного, действенного хозрасчета и решения важнейшей народнохозяйственной задачи, поставленной XVII съездом партии, — ликвидировать отставание черной металлургии. К концу 1934 г. благодаря перестройке всей своей работы завод по уровню себестоимости продукции вплотную приблизился к отпускным прейскурантным ценам и смог взять на себя — первым в черной металлургии обязательство полностью отказаться в 1935 г. от государственной дотации, добившись безубыточной работы. Уже в первом квартале 1935 г. завод дал 372 тыс. руб. прибыли, доказав на практике, что металлургия может работать рентабельно84.

    Эти успехи были достигнуты благодаря коренной перестройке структуры управления на заводе, внедрению агрегатно-бригадного хозрасчета и изменению системы заработной платы руководящему техническому персоналу. Были сокращены непроизводственные расходы, резко уменьшены сверхнормативные запасы материалов и осуществлены меры строжайшей экономии на всех стадиях производства.

    Структура управления на заводе была перестроена таким образом, что она облегчала непосредственную связь с цехами, агрегатами и рабочими местами; были ликвидированы все промежуточные звенья в управлении, порождавшие обезличку и безответственность. Основой хозяйственного руководства стало единоначалие и строгая хозяйственная и технологическая дисциплина сверху донизу.

    Агрегатно-бригадный хозрасчет явился основной формой внутризаводского хозрасчета и основой хозрасчета вообще. Суть этой формы хозрасчета состояла в том, что работа бригады, ее зарплата связывалась непосредственно с работой агрегата; исключался тот копеечный, «хозрасчет», который сводился к экономии на спецодежде, смазочных материалах и т.д. Такой «хозрасчет» был оторван от самого главного — от техники производства. Агрегатно-бригадный хозрасчет означал, что работа бригады оценивалась по коэффициенту использования агрегата, по качеству обслуживания агрегата бригадой. Для каждой бригады были точно определены специальной технической инструкцией круг ее обязанностей по отношению к производственному процессу, к агрегату. Нарушение хотя бы одного из требований технической инструкции вело к снижению оценки работы бригады и соответственно уровня зарплаты и премий. Такая система организации труда и зарплаты заинтересовывала работников в овладении техникой и достижении высокой производительности труда.

    Перестройка системы зарплаты на заводе явилась тем рычагом, который повлиял коренным образом на уровень его производственной деятельности. До этого зарплата руководящего персонала завода определялась общим выполнением плана. При старой системе зарплаты не учитывались качество продукции и эффективность использования производственных мощностей (коэффициенты использования доменных печей, съем стали с площади пода мартеновской печи). Мастер часто получал меньше подчиненных ему рабочих.

    Новая система зарплаты состояла в том, что она строго дифференцировалась по цехам и профессиям и всесторонне учитывала качественные показатели работы агрегатов. При повышении уровня снижения себестоимости 50% экономии поступали начальнику цеха для поощрения отличившихся работников. Превышение же планового уровня себестоимости влекло за собой снижение заработка работников соответствующего агрегата. Система заработной платы конкретизировалась также применительно к особенностям вспомогательных цехов, которые дают воду, газ, пар, электроэнергию и т.д. К каждому из них, как и к отдельным участкам производства, применялись свои показатели выполнения планов. Так, в доменном цехе размер зарплаты зависел от коэффициента использования доменной печи и себестоимости чугуна; в железнодорожном цехе — в зависимости от простоев вагонов, своевременной отгрузки готовой продукции и себестоимости тонно-километра перевозок; в отделе снабжения — от состояния контокоррентного счета, от хозяйственного подхода к приобретению необходимых запасов, чтобы не было затоваривания и омертвления средств.

    При этой системе зарплата заметно повысилась, но ее доля в себестоимости снижалась, так как рост производительности труда значительно обгонял рост зарплаты. Так, например, в доменном цехе выработка на одного рабочего поднялась с 52 т в месяц в 1933 г. до 95,3 т в июле 1935 г.

    Заработная плата мастера была перестроена таким образом, что ее уровень зависел от коэффициента использования порученного ему оборудования и от производительности на одного рабочего в его бригаде. Мастер, таким образом, был заинтересован в овладении техникой всеми рабочими его бригады, в максимальном уплотнении рабочего дня, в освобождении бригады от излишних рабочих.

    Цеховой хозрасчет занимал важное место в общей системе управления на заводе. Каждому цеху разрабатывались твердые позиции, исходя из общих заданий заводу, составлены были расчетные цены на электроэнергию, воду, воздух, сырье и всего потребного для производства. Были открыты результативные счета по каждому цеху, исходя из плановых расчетных цен на его продукцию.

    Благодаря всей перестройке работы — внедрению хозрасчета и эффективной системы заработной платы, завод получил за три квартала 1935 г. прибыли в размере 5 млн. руб. В конце 1935 г. себестоимость продукции была снижена по сравнению с концом 1934 г. на 20,9%85.

    Опыт внедрения хозрасчета на Макеевском заводе, применение им эффективной системы заработной платы и материального стимулирования роста производительности труда заслуживает внимания и в современных условиях.

    На Московском автозаводе вместе с бригадным хозрасчетом применялся дополнительно «хозрасчет мастеров». Это была форма вовлечения мастера в систему хозрасчета с целью сделать его подлинным организатором всего производственного процесса на его участке. При этой форме хозрасчета мастер, объединяя в своем пролете несколько бригад, получал дополнительные к лимитам бригад лимиты по элементам, связанным только с его производственным участком, и уровень его заработной платы, как и премии, определялись качеством работы хозрасчетных бригад. До введения этой системы хозрасчета уровень зарплаты мастеров и их премирование за лучшую работу зависели от работы цеха в целом. Поэтому даже при перевыполнении плановых заданий их бригадами, но неудовлетворительной работе цеха в целом мастера премий не получали. При новой системе хозрасчета мастер был заинтересован в улучшении работы хозрасчетных бригад своего участка путем проведения ряда технических мероприятий и правильной организации труда во всех бригадах. Результаты этого мероприятия сказались очень быстро. Если экономия в хозрасчетных бригадах составляла в 1933 г. в среднем за месяц по 85 тыс. руб., то в феврале 1934 г. она достигла 114 тыс. руб. Значительно сократились простои из-за ремонта. Благодаря энергичной борьбе мастеров за качество продукции уменьшился брак86.

    На заводе им. Дзержинского для снижения себестоимости продукции и отказа от дотации были детально выявлены резервы на каждом участке производства и способы их использования. Все операции агрегатов и цехов были выражены в стоимостной форме. Благодаря этому рабочие смогли представить все составные элементы себестоимости единицы продукции, а не только себестоимость в целом. После перехода на хозрасчет начальники доменного и мартеновских цехов стали отказываться от излишних паровозов, которые обслуживали эти цехи, уменьшились заявки на технические материалы, число заявок главному механику (цехи стали лучше использовать возможности цеховых мастерских); началось использование отходов; много паровых котлов стали работать на доменном газе. Система зарплаты была перестроена с учетом качества продукции. Если в июле 1935 г. (на второй месяц работы без дотации) завод получил 127 тыс. руб. чистой прибыли, то в августе — 861 тыс. руб.

    Таким образом, внедрение хозрасчета на Макеевском заводе и других крупных предприятиях тяжелой промышленности, реформа цен и другие меры, направленные на развитие хозрасчета и его укрепление, показывают, что в годы второй пятилетки шли интенсивные поиски и широко применялись на практике различные формы и методы осуществления хозрасчета, которые доказали на практике свою действенность. Этот опыт нельзя игнорировать и теперь.

    Образование фонда директора. Помимо реформы цен и снятия предприятий тяжелой промышленности с государственных дотаций в годы второй пятилетки был сделан также шаг и в материальном стимулировании предприятий — этом весьма существенном элементе хозяйственного расчета. В апреле 1936 г. одновременно с отменой государственных дотаций и пересмотром уровня цен постановлением ЦИК и СНК СССР на всех производственных предприятиях был установлен единый фонд директора за счет прибылей предприятий87.

    Фонд директора заменял всю ранее существовавшую систему специальных фондов и отчислений на премирование и улучшение быта рабочих (ФУБР). Эта система не была в достаточной мере упорядочена и не соответствовала более новым условиям работы промышленности. Так, с 1931 г. фонд улучшения быта рабочих был централизован в главках и объединениях и распределялся между предприятиями независимо от выполнения ими производственных планов. Это ослабляло его стимулирующее значение. С 1927 г. фонд директора образовывался за счет экономии по снижению себестоимости, размер его определялся трестом. Существовал фонд социалистического соревнования, фонд экономии начальника цеха. Но и плохо работавшие предприятия выделяли средства на премирование, включая их в общую массу издержек производства.

    С 1936 г. единственным источником фонда директора стала фактически полученная плановая и сверхплановая прибыль (4% от плановою прибыли и 50% от сверхплановой прибыли предприятия). Тем самым создавался реальный стимул для борьбы за высокую рентабельность, производства. Целевое направление фонда директора увеличивало заинтересованность коллектива предприятия в высоком уровне накопления. Не менее 50% фонда подлежало использованию на улучшение жилищных условий. Остальные 50% должны были расходоваться на улучшение культурно-бытового обслуживания рабочих предприятия, на дополнительные капитальные работы, рационализаторские мероприятия и техническую пропаганду. Определенная часть фонда директора выделялась на индивидуальное премирование особо отличившихся работников предприятия. Таким образом, при высокой рентабельности производства фонд директора становился серьезным источником коллективного материального стимулирования. Предприятиям, в которых по государственным планам не была предусмотрена прибыль, в 1936 г. правительство разрешило производить отчисления в фонд директора в размере 3% от экономии, полученной от заданного им по плану снижения себестоимости, и дополнительно 50% от сверхпланового снижения себестоимости88.

    В 1936 г., первом году образования фонда директора, отчисления в этот фонд составили: по Наркомтяжпрому — 171 млн. руб., по Наркоммашу — 149 млн. руб., по Наркомлесу — 81 млн. руб., по Наркомлегпрому — 142 млн. руб. и по Наркомпищепрому — 407 млн. руб.89

    Значение фонда директора в организации хозрасчета состояло в том, что он формировался не только за счет сверхплановой, но и плановой прибыли, и предприятия получали возможность осуществлять дополнительные капитальные вложения даже при выполнении плана, а не только при его перевыполнении. В известной мере это означало восстановление элементов самофинансирования капитальных вложений, что столь важно для укрепления хозрасчета. Кроме того, фонд директора, мог служить источником поощрения работы особо отличившихся работников90.

    Но в принципах образования директорского фонда наблюдались, известные недостатки. При благоприятной структуре и уровне цен предприятие, выполнявшее все плановые показатели, получало большие суммы в фонд директора; предприятия, цены на продукцию которых не обеспечивали рентабельности производства или давали небольшую рентабельность, оказывались в неблагоприятных условиях в смысле возможности образования фонда директора. Как видно из приведенных выше данных, существовал большой разрыв между размерами отчислений в фонд директора по различным наркоматам. Это объясняется тем, что не была учтена зависимость размеров отчислений и уровня плановой рентабельности отдельных отраслей промышленности. Вследствие этого фонд директора в среднем на одного работника в промышленности Наркомпищепрома превышал более чем в 5 раз фонд директора на предприятиях Наркомтяжпрома. В пересчете на одного работника фонд директора в ряде отраслей тяжелой промышленности колебался от 2 р. 09 к. до 63 р. 73 к., а по Главэнерго он доходил до 427 руб.91 Фонды, незначительные по размеру, не могли играть сколько-нибудь заметной роли в личном материальном стимулировании. В этом существо недостатков установленного порядка отчислений в фонд директора. В годы второй пятилетки социалистическое общество не располагало еще такой экономической возможностью, чтобы существенно увеличить фонды личного материального стимулирования.

    Но несмотря на указанные недостатки в принципах образования и использования фонда директора значение образования этого фонда в организации хозрасчета и его укреплении несомненно. В системе мер по укреплению хозрасчета и широкому внедрению в практику хозяйственного руководства ленинского принципа личного материального стимулирования важное место занимало совершенствование заработной платы92.

    Контроль рублем по линии банков и хозяйственных договоров. Развитие товарно-денежных отношений, их использование для укрепления хозрасчета и совершенствования социалистического производства в промышленности в эти годы выразилось прежде всего в усилении всестороннего контроля рублем работы промышленности по линии кредита на основе принципов кредитной реформы и по линии хозяйственных договоров.

    Усиление банковского контроля стало возможно благодаря развитию кредитных связей Госбанка с промышленностью. В общей сумме краткосрочных кредитов, вложенных в народное хозяйство, удельный вес Госбанка составлял (в млн. руб.)93:

    Год Всего В том числе Госбанк Удельный вес Госбанка, %
    на 1.1.1933 10 692 10 452 97,8
    на 1.1.1938 40 895 40 698 99,5

    После кредитной реформы Госбанк стал почти единственным институтом краткосрочного кредита, обслуживающим народное хозяйство и прежде всего промышленность (табл. 2).

    Таблица 2

    Кредитование промышленности из ресурсов Госбанка (в млрд. руб.)*
      На 1 января 1933 г. На 1 января 1938 г.
    всего в % ко всем кредитам в народном хозяйстве всего в % ко всем кредитам в народном хозяйстве
    Вся промышленность 4,3 41,0 21,9 53,8
    Тяжелая, включая лесную 1,4 13,3 6,0 14,7
    Легкая, пищевая и местная 2,9 27,6 15,9 39,1

    * «Финансы СССР за XXX лет», стр. 127.

    Данные табл. 2 показывают, что возросли масштабы участия Госбанка в пополнении оборотных средств хозяйственных организаций. На 1 января 1938 г. все оборотные средства по всему народному хозяйству равнялись 86,4 млрд. руб., из которых собственные оборотные средства составляли 45,7 млрд. руб., вложения Госбанка — 40,7 млрд. руб., т.е. удельный вес заемных оборотных средств достигал 47,1%94. Выросли также суммы на расчетных счетах хозяйственных органов. За 1933 г. на расчетные счета хозяйственных органов поступило 337,7 млрд. руб., а за 1938 г. — 683,7 млрд. руб.95 Такое значительное расширение связей Госбанка с промышленностью как по линии кредитования, так и по расчетным счетам увеличили его ВОЗМОЖНОСТИ осуществлять И Кредитный И расчетный контроль над деятельностью предприятий, причем расчетный контроль при обязательности акцептной формы расчетов шире и универсальнее кредитного контроля.

    Одновременно с усилением контроля рублем по линии банков усилился контроль за счет хозяйственных договоров, значение которых заметно выросло, потому что с ростом новой техники все большее развитие получали процессы специализации и кооперирования и сотни предприятий оказывались связанными между собой единым сложным технологическим процессом. Оба эти вида контроля связаны друг с другом. Поскольку договорные отношения между социалистическими предприятиями реализуются не непосредственно, а только через банковскую систему, хозяйственные договоры становятся основой кредитных отношений хозрасчетной организации с банком и формой использования стоимостных рычагов для контроля рублем хозяйственной деятельности предприятий со стороны банка и для взаимного контроля самих хозрасчетных предприятий как поставщиков и потребителей. Благодаря этой системе контроля устанавливается прямая связь между выполнением планов и финансовыми результатами работы, которые должны отражать выполнение производственных планов. Значение хозяйственных договоров в том и состоит, что в них наилучшим образом сочетаются реализация народнохозяйственных планов и принципы хозрасчета.

    Плановые договорные отношения между хозрасчетными предприятиями представляют прежде всего непосредственные планомерные производственные связи отдельных социалистических предприятий как отдельных звеньев единой системы общественного разделения труда. В то же время договорные отношения — это также планомерно организованный процесс товарного обмена (обмен продуктами как товарами) между социалистическими предприятиями в рамках и на основе единого народнохозяйственного плана. Через эту специфическую форму обмена осуществляется контроль соответствия количественных и качественных показателей работы каждого предприятия общественно необходимым (плановым) затратам на производство продукции.

    В постановлении СНК СССР «О заключении договоров на 1936 г.» указывается, что «в условиях огромного роста товарооборота и широко развертывающейся борьбы за рентабельность возрастает значение договора для дальнейшего укрепления планово-хозяйственной дисциплины и хозяйственного расчета во всех отраслях народного хозяйства»96. Хозяйственные договоры, на основе которых осуществлялась вся система снабжения и сбыта, заключались на основе утвержденных планов, в пределах плановых заданий, в соответствии с выделенными предприятию фондами, кредитами и установленными ему нормами запасов.

    Учитывая значение хозяйственных договоров, осуществлялись меры по укреплению договорной дисциплины как основы планово-финансовой дисциплины и обязательного условия хозрасчета. Специальными постановлениями правительства определялись задачи по заключению хозяйственных договоров на каждый год97. Особое внимание при этом уделялось повышению качества договоров, тщательной разработке условий, обеспечивающих надлежащее качество продукции, ассортимент и комплектность сдачи, строго установленные сроки поставок и нормы материальной ответственности за нарушение условий договора (уплата пени, неустоек, штрафов и убытков). Правительство требовало, чтобы в договорах были детально обусловлены цены на поставляемую продукцию в точном соответствии с решениями партии и правительства98, чтобы хозяйственные организации не допускали «взаимной амнистии», взаимного освобождения от ответственности за невыполнение договоров, а в обязательном порядке использовали предусмотренные договорами материальные санкции за нарушение договорных условий, что должно было способствовать повышению договорной дисциплины.

    Для укрепления хозяйственной дисциплины внедрялся принцип недопустимости нарушения договоров: односторонним отказом от выполнения условий договоров, их изменением без санкции вышестоящей организации. Укреплению договорной дисциплины, повышению качества продукции должен был содействовать также Закон от 8 декабря 1933 г. об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции99. Совершенствовалась система договорных отношений путем применения в каждой отрасли хозяйства или в каждом отдельном случае наиболее отвечающей конкретным условиям формы договора (генерального, локального, прямого или разового). Но при этом указывалось, что основной формой договоров должны быть прямые договоры, заключаемые по преимуществу низовыми и серединными звеньями хозяйственных систем. Этим подчеркивалось значение оперативно-хозяйственной самостоятельности предприятий. Большую роль в укреплении договорной дисциплины играл государственный арбитраж.

    Товарная продукция, как показатель оценки работы предприятий. В годы второй пятилетки были предприняты шаги по совершенствованию показателей выполнения планов, которые стимулировали бы выполнение планов по качеству и ассортименту. Так, в 1934 г. при утверждении плана по стекольной промышленности запрещена была практика планирования производственной программы в тоннаже и предложено было перейти к планированию и учету в натуральных показателях (штуках и метрах) и в ценностном исчислении100. Важное значение имело решение о переходе от планирования выполнения планов по валовой продукции к планированию выполнения планов по товарной продукции, т.е. завершенной на данном предприятии комплектной продукции, готовой к дальнейшему производственному потреблению на других предприятиях или к личному потреблению. Учет выполнения планов по валовой продукции, как известно, не дает точной картины качества работы предприятия. Иногда видимость выполнения плана и порождает условия для превышенной оценки степени его выполнения.

    Вот почему еще в 1936 г. Г. К. Орджоникидзе говорил: «…пора нам отказаться от планирования выполнения плана по валовой продукции. Надо планировать выполнение программы не по валовой продукции, а по товарной. Сколько готовой продукции мы выпустили для нашего населения, для нашего народного хозяйства»101. Постановлением ЦИК и СНК СССР «О народнохозяйственном плане СССР на 1936 г.» было установлено, «что выполнение плана предприятием должно оцениваться не по валовой продукции, а по выпуску готовой и комплектной продукции»102.

    При планировании и учете выполнения планов по товарной продукции неизбежно обнажаются недостатки в выполнении планов, усиливается действенный контроль над осуществлением хозрасчета, создаются условия для более полного установления балансовых связей между отраслями народного хозяйства и предупреждения диспропорций. Планирование и учет выполнения планов по товарной продукции должны были непосредственно повлиять на усиление контроля по линии хозяйственных договоров, так как этот показатель предполагает учет выполнения планов не только по срокам, но и по ассортименту, качеству и комплектности.

    Значение этих постановлений состоит в том, что они в принципе отвергают показатель «вала» в его различных формах и устанавливают по существу показатель выполнения плана, близкий в своей основе к показателю «реализация продукции», принятому постановлением сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС о новой системе планирования и экономического стимулирования, осуществляемой ныне в народном хозяйстве СССР. Но они не получили практического применения как вследствие обострения международной обстановки и необходимости переключения значительных сил и средств на развитие оборонных отраслей промышленности, так и ввиду ухудшения общих условий хозяйствования.

    Но несмотря на это, принципиальное значение этих решений о переходе к планированию выполнения планов по показателю товарной продукции должно быть отмечено как исключительно важный шаг в системе предпринятых во второй пятилетке мер по развитию и укреплению хозрасчета.

    Таковы практические меры, которые осуществлялись в годы второй пятилетки для проведения хозяйственного расчета и повышения его роли как действенного метода планового руководства и экономического стимулирования борьбы за высокую рентабельность производства. В совокупности эти меры представляют серьезный шаг в развитии хозрасчета, его углублении, совершенствовании его форм и содержания103.

    *

    Историческое место хозрасчета в годы второй пятилетки. Правильная оценка хозрасчета на каждом этапе социалистического строительства требует исторического подхода, поскольку хозрасчет как экономическая категория и как метод планового руководства не остается неизменным во все времена, а развивается и совершенствуется вместе с развитием и совершенствованием социалистической экономики. Бесспорно также, что развитие хозрасчета связано с развитием экономической теории социализма, так как хозрасчет связан с сознательным использованием всего комплекса экономических законов. Поскольку в 30-е годы в экономической теории еще преобладало отрицание необходимости товарно-денежных отношений и действия закона стоимости при социализме, теоретическая разработка проблем хозрасчета велась от случая к случаю и серьезно отставала от потребностей практики хозяйственного строительства. Но было бы неправомерно только этим объяснить недостаточное развитие хозрасчета в 30-х годах. Надо иметь в виду, что основы социалистического хозяйствования, вытекавшие из принципов кредитной и налоговой реформы, многочисленные решения партии о безусловной необходимости укрепления хозрасчета и его развития вширь и вглубь фактически исходили из признания необходимости планомерного использования товарно-денежных инструментов в управлении и плановом руководстве хозяйством. Но эти решения, как уже указывалось, не были еще теоретически осмыслены экономической наукой, что, естественно, сдерживало темпы внедрения хозрасчета. Следует также подчеркнуть, что формы хозрасчета, уровень, степень его зрелости, масштабы и методы его внедрения исторически обусловлены. Они определяются основными задачами экономической политики каждого данного периода, достигнутым уровнем планирования, зрелостью социалистических производственных отношений, ростом специализации и концентрации производства, материальными ресурсами государства и рядом других факторов. Поэтому хозрасчет во второй пятилетке, как и на других этапах развития народного хозяйства, надо рассматривать прежде всего в свете конкретных условий того периода.

    Как показывает опыт внедрения новой системы планирования и экономического стимулирования, внедрение полного хозрасчета во все отрасли промышленности и строительство требует многих лет. Тем более сложной была эта задача в 30-е годы. Надо также учитывать специфические условия развития хозрасчета во второй пятилетке.

    Предприятия как основное звено в системе управления промышленностью (вместо трестов) тогда не могли еще получить необходимой оперативно-хозяйственной самостоятельности, так как она не могла быть в одинаковой мере распространена на крупные и мелкие предприятия (а последних было еще немало). Поэтому хозрасчет во второй пятилетке получил распространение прежде всего на крупных предприятиях тяжелой промышленности.

    Система государственных дотаций, которая в начале второй пятилетки была еще необходима, не способствовала последовательной реализации такого важного принципа хозрасчета, как самоокупаемость и использование экономических инструментов стимулирования. Поэтому развитие хозрасчета в середине 30-х годов было непосредственно связано с отменой государственных дотаций предприятиям тяжелой промышленности, которая (отмена) явилась рубежом в развитии хозрасчета.

    Формирование фондов экономического стимулирования в годы второй пятилетки не могло в полной мере способствовать развитию и широкому применению принципа материальной заинтересованности во всех звеньях производства. Сколько-нибудь заметного индивидуального премирования не было ввиду общих экономических условий того времени. В условиях второй пятилетки еще практиковалось перераспределение в централизованном порядке внутри отрасли ресурсов предприятий — части амортизационного фонда и части прибыли для капитального строительства и пополнения оборотных средств одних предприятий за счет Других.

    Эти объективные условия развития хозрасчета во второй пятилетке в определенной мере ограничивали сферу его действия, его глубину и действенность.

    Но было бы неправильно делать из этого вывод, что хозрасчет не играл роли в решении основных хозяйственных задач второй пятилетки, носил чисто формальный характер и что его опыт не заслуживает внимания.

    С отпадением связи хозрасчета с чисто рыночными формами хозяйствования, которые были необходимы на предшествовавших этапах нэпа, получали все большее развитие плановые основы хозрасчета, а качественные изменения в уровне планирования во второй пятилетке оказывали прямое влияние на его дальнейшее совершенствование. Сложная система технико-производственных показателей, разработанная в плане второй пятилетки, показывает, насколько повысился уровень планирования, которое уже охватывало не только объем производства, но и его технологию, экономику и организацию. Точные плановые задания по снижению себестоимости по отдельным ее элементам, повышению производительности труда, социалистическому накоплению, нормам использования оборудования и т.д. определяли в то же время конкретные задачи хозрасчета в каждой отрасли промышленности и отдельных предприятиях. Народнохозяйственные планы сами по себе наполняли хозрасчет новым содержанием, ставили перед ним новые, более сложные задачи, одновременно указывая пути их решения. Таким образом, хозрасчет еще теснее непосредственно связывался с планами развития народного хозяйства. Большое значение в повышении качественного уровня хозрасчета имели техпромфинпланы, в разработке которых принимали активное участие широкие массы рабочих и которые сочетали в себе производственные и технические планы.

    Изложенное выше показывает, что хозрасчет на крупных предприятиях являлся основным методом реализации плановых заданий, выявления и использования скрытых резервов осуществления режима экономии и повышения на этой основе рентабельности производства. Этот опыт показывает также высокую эффективность внутризаводского хозрасчета — хозрасчета в бригадах, — который сочетал передовые формы организации труда и личную заинтересованность рабочих в результатах работы, когда создавалась неразрывная связь хозрасчета с поощрительной системой зарплаты и премирования.

    Важнейшими предпосылками развития хозрасчета были разделение оборотных средств на собственные и заемные, новая система снабжения, основанная на плановых договорных отношениях между предприятиями, предоставление в распоряжение предприятий части плановой и сверхплановой прибыли.

    Таким образом, в 30-х годах, в годы второй пятилетки, был сделан значительный шаг в освоении методов хозрасчета. Осуществлялись важные меры, которые призваны были создать экономические и организационные предпосылки для развития хозрасчета. Но необходимо подчеркнуть, что эти меры являлись в то же время мерами интенсивных поисков путей приведения в действие всего сложного механизма хозрасчета. Опыта, на который можно было бы опереться в этой области, не было. Приходилось идти непроторенными путями, искать, экспериментировать, проверять каждый шаг на практике. Поэтому полного хозрасчета в нынешнем его понимании в 30-х годах не могло быть. Тем не менее заслуживает внимания и изучения комплекс экономических и организационно-технических мер по развитию хозрасчета, осуществленных в этот период и доказавших на практике свою эффективность.

    Глава третья
    ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА И ПОДГОТОВКА КАДРОВ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ

    Вступление Советской страны в период завершения социалистической реконструкции народного хозяйства, освоение новых предприятий и повышение качественных показателей в их работе требовало дальнейшего совершенствования организации общественного труда, подготовки квалифицированных кадров, развертывания социалистического соревнования. Коммунистическая партия во втором пятилетнем плане наметила конкретные задачи в этом отношении. Вторым пятилетним планом предусматривалось увеличение численности рабочих и служащих во всех отраслях народного хозяйства на 26%, в том числе в крупной промышленности на 29%104.

    Особое значение партия придавала ускорению темпов роста производительности труда — в конечном счете самого важного, самого главного, как учил В. И. Ленин, для победы нового общественного строя. За второе пятилетие предполагалось увеличить выработку рабочих промышленности на 63% против 41% в первой пятилетке путем улучшения организации труда и технологии производства на основе новейших достижений науки и техники, подъема культурно-технического уровня рабочего класса. Производительность труда должна была стать «решающим фактором выполнения намеченной программы увеличения продукции во втором пятилетии»105. Был взят курс на усиление интенсификации всего общественного производства и повышение его эффективности на основе ускорения внедрения и освоения новой техники, улучшения организации производственных процессов.

    Решающим условием осуществления социалистической реконструкции, освоения техники и повышения производительности труда, указывалось в резолюции XVII съезда ВКП(б) о втором пятилетием плане, «является подготовка квалифицированных рабочих, техников и инженеров, разрешение проблемы создания собственной пролетарской производственно-технической интеллигенции»106. Намечалось подготовить 5 млн. работников массовых квалификаций, в том числе 2,5 млн. человек в школах ФЗУ, 340 тыс. специалистов с высшим и 850 тыс. со средним специальным образованием107.

    Повышение культурно-технического уровня и уровня квалификации работников, расширяя возможности развития производительных сил, вместе с тем обусловливает необходимость подъема народного благосостояния. В этом партия усматривала одно из важнейших условий развития способностей и творческой инициативы трудящихся масс, одну из основных предпосылок быстрого роста самого производства. Поэтому во втором пятилетием плане предусматривалось дальнейшее совершенствование организации заработной платы, и прежде всего искоренение элементов уравниловки в оплате труда, повышение материальной заинтересованности рабочих и ИТР в быстром освоении современной техники и технологии производства. Планировался рост реальной заработной платы рабочих и служащих в 2 раза108.

    Первостепенной задачей в период завершения технической реконструкции промышленности являлось укрепление трудовой дисциплины; преобладающую часть нового пополнения рабочего класса составляли выходцы из деревни, которые не могли сразу освободиться от мелкобуржуазных привычек. Необходимо было воспитать широкие массы в духе социалистического отношения к труду и общественной собственности.

    Успешное осуществление второго пятилетнего плана было невозможно без трудовой и политической активности трудящихся, всемерного развития социалистического соревнования.

    Решение поставленных задач полностью соответствовало курсу Коммунистической партии на завершение социалистической реконструкции народного хозяйства и поэтому получило одобрение и поддержку советских людей. В этот период, как никогда ранее, наглядно раскрылась могучая преобразующая сила свободного социалистического труда. Рабочий класс нашей страны проявил беспредельную преданность идеям коммунизма, сплоченность и самоотверженность в построении социалистического общества.

    1. Обеспечение промышленности рабочей силой

    Необходимым условием для дальнейшего развития экономики страны в годы второй пятилетки была проблема обеспечения промышленности рабочей силой, ее правильное распределение между отраслями народного хозяйства.

    Во второй пятилетке источники и формы обеспечения народного хозяйства рабочей силой оставались теми же, что и в период первой пятилетки, но их соотношение изменилось. В 1933—1937 гг. промышленность получала рабочие кадры за счет вовлечения женщин, не занятых в общественном производстве, молодежи, вступающей в рабочий возраст, с помощью отраслевого и территориального перераспределения рабочей силы и прежде всего между промышленностью и сельским хозяйством. Некоторую роль в разрешении проблемы кадров в промышленности сыграл переход кустарей, ремесленников, мелких торговцев на крупное производство.

    Важной формой обеспечения промышленности рабочей силой во второй пятилетке являлась система организованного ее набора. Через систему оргнабора Советское государство осуществляло перераспределение рабочей силы между сельским хозяйством и индустриальными отраслями. Городское население привлекалось на работу в промышленность непосредственно предприятиями. Часть молодежи приходила на производство из школ ФЗУ и различных курсов. Определенную роль в комплектовании рабочих кадров играл «общественный призыв», особенно в формировании новых предприятий.

    Излишки рабочей силы села, появлявшиеся в связи с ростом механизации и улучшением организации труда в колхозах, по-прежнему вовлекались в растущую промышленность путем заключения договоров хозяйственных организаций с колхозами и индивидуальных трудовых соглашений с колхозниками и единоличниками.

    Вместе с тем эта система нуждалась в улучшении, так как следовало учитывать сезонность производства (и в промышленности, и в сельском хозяйстве), не допускать самовольного ухода колхозников из села в город в период сельскохозяйственных работ. Поэтому Советское государство осуществило ряд мероприятий, направленных на совершенствование системы организованного набора, более четкое и целенаправленное регулирование трудовых ресурсов. Еще в конце первой пятилетки в стране была введена паспортная система и прописка по месту жительства для населения городов109. 17 марта 1933 г. было принято постановление ЦИК и Совнаркома СССР «О порядке отходничества из колхозов», устанавливавшее, что льготами, предусмотренными законами, впредь должны пользоваться только те колхозники-отходники, которые уходили в город на основе специально зарегистрированного в правлении колхоза договора с хозорганами. Правлениям колхозов вменялось в обязанность исключать из сельхозартелей колхозников, самовольно ушедших на постоянную и временную работу, и лишать права на колхозные доходы летунов, которые перед севом самовольно оставляли колхоз, а перед уборкой урожая возвращались110. Постановление было направлено против дезорганизаторов производства, нарушителей трудовой дисциплины в колхозах и на промышленных предприятиях. Все это полностью отвечало жизненным интересам нашей страны и поэтому получило одобрение и поддержку советского народа.

    В то же время совершенствование системы хозяйственного управления в рассматриваемые годы, перевод производства на индустриальную основу сократили сезонность производства, вследствие чего сроки вербовки в порядке оргнабора увеличились, что в целом уменьшило потребность промышленности в притоке на временные работы сельского населения. Необходимы были постоянные, овладевшие техникой, кадры. Кроме того, значительное повышение материального благосостояния колхозников сократило их потребность в дополнительных заработках. Поэтому во второй пятилетке отток трудовых ресурсов из сельского хозяйства уменьшился. Если в 1932 г. в порядке оргнабора было привлечено в индустриальные отрасли народного хозяйства 3642 тыс. человек, то в 1937 г.— 1570 тыс. человек. Всего за годы второй пятилетки путем организованного набора было завербовано и направлено в промышленность, на строительство и транспорт около 13 млн. человек — преимущественно колхозников111.

    Огромное значение имело усиленное вовлечение женщин в социалистическое строительство. Учитывая это, партия и правительство прежде всего осуществляли широкий комплекс мероприятий, способствовавших планомерному вовлечению женщин в народное хозяйство и гарантирующих реальное осуществление их равного права на труд и его вознаграждение.

    Интенсивное использование женского труда в промышленности и других индустриальных отраслях народного хозяйства, начатое в период создания фундамента социалистической экономики, продолжалось в годы второй пятилетки. Численность женщин, занятых во всех отраслях труда, выросла с 6007 тыс. человек в 1932 г. до 9357 тыс. в 1937 г., в том числе в крупной промышленности — с 2043 тыс. до 3298 тыс. человек. В результате этих изменений удельный вес женского труда в народном хозяйстве возрос с 27,4% в 1932 г. до 35,4% в 1937 г., в том числе в крупной промышленности с 32,2% до 39,8%112.

    Столь высокий удельный вес женщин, занятых в индустриальных отраслях народного хозяйства, был вызван не только растущими потребностями народного хозяйства в трудовых ресурсах. Речь идет и о гарантированном обеспечении работой всех женщин в соответствии с их желанием, способностями, профессиональной подготовкой. Массовое вовлечение женщин в общественное производство стало возможным благодаря значительному расширению сети детских садов, яслей и других бытовых учреждений. Так, численность детей в постоянных яслях увеличилась за вторую пятилетку с 600 тыс. до 750 тыс., число коммунальных прачечных возросло с 65 до 153, число консультаций по охране материнства и младенчества — с 3260 до 4380113.

    С ростом техники и механизации производства повышалась квалификация женщин-работниц, раздвигались границы использования женского труда в различных отраслях промышленности. Советские женщины овладевали новыми профессиями, считавшимися до этого мужскими. В 1936 г. удельный вес женщин поднялся в горной и горнозаводской промышленности до 26,9 против 6,8% в 1928 г. и 4% в 1913 г., в обработке металлов и машиностроении — до 26,9% против 8,9% в 1928 г. и 4,2% в 1913 г., в обработке дерева — до 39% против 17,2% в 1928 г. и 9,9% в 1913 г.114 Женщины составляли значительную часть инженерно-технических работников. В 1937 г. в крупной промышленности было занято около 100 тыс. женщин-инженеров и техников, что составляло 14% от всех работающих специалистов115. Социалистический строй открыл для советских женщин возможности свободного выбора и овладения профессиями квалифицированного труда. Активное участие женщин во всех областях деятельности явилось одной из важнейших предпосылок победы социализма в нашей стране.

    В годы второй пятилетки значительное применение нашел труд молодых рабочих, хотя приток молодежи в промышленность и сократился по сравнению с первой пятилеткой. Удельный вес молодых рабочих в возрасте до 23 лет среди всех рабочих промышленности снизился с 41,3% в 1933 г. (на 1 января) до 32,3% в 1935 г. (на 1 января). Объясняется это, во-первых, сокращением общего прироста численности индустриальных рабочих; во-вторых, в годы второй пятилетки начали свою трудовую деятельность лица, родившиеся в 1917—1921 гг., когда рождаемость в стране была низкой; в-третьих, в общей численности трудоспособного населения возросла доля учащейся молодежи трудоспособного возраста (с отрывом от производства).

    Более высоким был удельный вес молодежи среди рабочих тех отраслей промышленности, которые претерпели коренную реконструкцию или практически создавались заново. По данным ВЦСПС о составе рабочих и служащих на 1 января 1935 г., молодежь в возрасте до 23 лет составляла в тракторной промышленности 38,9% всех рабочих и служащих, в станкоинструментальной — 38,6, в транспортном машиностроении — 37,7, в сельскохозяйственном машиностроении — 37% и т.д.116 Особенно важная роль принадлежала молодым рабочим в формировании коллективов новых предприятий. Так, удельный вес молодежи на Краматорском машиностроительном заводе достигал в 1935 г. 41%, на Московском шарикоподшипниковом заводе — 42, на заводе «Калибр» — 46, на Челябинском тракторном — 47, на Сталиногорском химическом — 60%117. Советская молодежь внесла большой вклад в создание материально-технической базы социализма, в превращение нашей Родины в мощную индустриальную державу.

    Пополнение промышленности рабочими кадрами происходило в большой мере и за счет перераспределения трудовых ресурсов между сельским хозяйством и промышленностью, строительством и промышленностью. Механизация и улучшение организации труда в колхозах, помощь промышленных предприятий и участие в колхозном производстве женщин позволили одновременно с увеличением объема производства сельскохозяйственной продукции высвободить значительную часть работников для растущей социалистической индустрии. За вторую пятилетку деревня дала народному хозяйству свыше 4 млн. человек, что составило примерно 54% всех пополнений рабочих и служащих118. Однако удельный вес крестьянства в качестве источника комплектования рабочих кадров постепенно понижался. Реконструкция народного хозяйства, социалистическая индустриализация вызвали значительный рост городского населения, а следовательно, и его трудовых ресурсов. Воспроизводство рабочего класса в возрастающей мере обеспечивалось за счет молодежи из рабочих семей и в целом за счет городского населения. Это обстоятельство, а также завершение социалистической реорганизации деревни обусловило увеличение удельного веса выходцев из города среди новых пополнений рабочего класса с 32% в первую пятилетку до 46% во вторую.

    Большую роль в разрешении проблемы кадров сыграл переход рабочих-строителей непосредственно в промышленное производство. В течение второй пятилетки за счет этого контингента промышленность и другие отрасли народного хозяйства получили не менее 2 млн. человек119. Переход рабочих со строительства в индустрию объясняется рядом причин: лучшие материальные и культурные условия жизни работников промышленности, более широкие возможности выбора профессии и повышения квалификации. Кроме того, в результате повышения производительности труда значительно сократилась потребность строительства в рабочей силе, что также способствовало перемещению высвобождаемых работников в промышленность.

    Особенности индустриализации страны в годы второй пятилетки определили масштабы и темпы роста численности рабочего класса — главной силы строительства социализма. За эти годы произошли серьезные изменения в роли факторов, определявших рост общественного производства. Прежде этот рост достигался в значительной мере путем увеличения числа занятых в материальном производстве. Во второй пятилетке основная часть прироста промышленной продукции обеспечивалась за счет роста фондовооруженности, энерговооруженности и производительности труда при относительно невысоком увеличении рабочей силы. Если в течение первой пятилетки в промышленность ежегодно вливалось более 1 млн. человек, то в годы второй пятилетки — в среднем только 400 тыс. Изменение численности рабочих и служащих в 1932—1937 гг. показывают следующие данные (среднегодовая численность в млн. человек)120:

      1932 г. 1933 г. 1934 г. 1935 г. 1936 г. 1937 г.
    Все народное хозяйство 22,6 22,0 23,4 24,4 25,5 26,8
    В том числе промышленность 8,0 7,8 8,2 8,8 9,5 10,1

    В первом году пятилетки, в связи с более четким регулированием трудовых ресурсов, со значительным усилением трудовой дисциплины и разгрузкой предприятий от излишней рабочей силы, немного уменьшилась общая численность рабочих и служащих в стране. С 1934 г. численность работников вновь начинает возрастать. В 1937 г. численность рабочих и служащих была уже на 18% больше, чем в 1932 г. (планировался рост на 26%), в том числе в промышленности — на 26% (намечался рост на 29%). В итоге доля промышленно-производственного персонала в общей численности рабочих и служащих в народном хозяйстве увеличилась с 35% в 1932 г. до 38% в 1937 г.

    Рост численности рабочих и служащих в исследуемый период шел исключительно за счет социалистического сектора народного хозяйства. Уже в 1935 г. на долю обобществленного сектора приходилось 99,96% всех рабочих и служащих и лишь 0,04% лиц наемного труда было занято в частном секторе. В годы второй пятилетки было полностью ликвидировано использование рабочей силы на частнокапиталистических предприятиях. В народном хозяйстве утвердился свободный социалистический труд. «В результате успешного выполнения второго пятилетнего плана (1933—1937 гг.), — говорилось в резолюции XVIII съезда партии (1939 г.), — в СССР разрешена основная историческая задача второй пятилетки — окончательно ликвидированы все эксплуататорские классы, полностью уничтожены причины, порождающие эксплуатацию человека человеком и разделение общества на эксплуататоров и эксплуатируемых»121.

    Произошли дальнейшие сдвиги в распределении труда между различными отраслями промышленности, изменения в структуре промышленных рабочих. В годы второй пятилетки при росте численности промышленно-производственного персонала на 26% численность рабочих увеличилась на 32%, инженерно-технических работников — на 72%, а численность служащих сократилась почти на 7%. В результате в составе промышленно-производственного персонала удельный вес рабочих увеличился с 75 до 78%, инженерно-технических работников — с 5 до 7%, а удельный вес служащих сократился с 9 до 6%. Этот процесс способствовал увеличению темпов роста производства и повышению его эффективности.

    В годы второй пятилетки численность рабочих в отраслях II подразделения возрастала быстрее, чем в отраслях I подразделения. Так, за 1933—1937 гг. численность рабочих (включая рабочих на дому) в отраслях, производящих средства производства, возросла на 22,9%, а в отраслях, производящих предметы потребления, — на 39,2%. В этом нашло отражение сближение темпов развития двух подразделений общественного производства, осуществленное во второй пятилетке. Если современная тяжелая индустрия была создана и обеспечена рабочей силой уже в годы первой пятилетки, то важнейшие предприятия легкой и пищевой промышленности были в основном построены или коренным образом реконструированы в течение второй пятилетки. Некоторые отрасли группы «Б» по темпам развития превосходили наиболее быстро растущие отрасли группы «А». Из отраслей легкой промышленности за 1933—1937 гг. наиболее высокими темпами увеличивалась занятость в швейной промышленности (на 39,2%), в текстильной (на 33,5%), в пищевкусовой (на 30,7%), в кожевенно-меховой и обувной промышленности (на 30%)122. На изменении численности рабочих отразились также разные темпы роста производительности труда в различных отраслях промышленности. В годы второй пятилетки наиболее быстро росла выработка на одного рабочего в тяжелой индустрии, в которой процессы технической реконструкции были наиболее глубокими и где уже сказывались результаты освоения новой техники и повышения культурно-технического уровня кадров.

    Изменение численности рабочих в отраслях тяжелой индустрии отражало преимущественное развитие тех ее отраслей, которые определяли технический прогресс и техническое перевооружение всего народного хозяйства. В исследуемый период наибольший прирост численности рабочих происходил в металлообрабатывающей промышленности (на 46,4%), в электроэнергетике (на 45,9%), химической промышленности (на 31,6%)123.

    В годы второй пятилетки были достигнуты серьезные сдвиги в размещении производительных сил. Претворение в жизнь ленинской национальной политики привело к быстрому индустриально-техническому развитию ранее отсталых национальных республик, что повлекло за собой рост местных рабочих кадров.

    В связи с созданием новой индустриальной базы в восточных районах страны здесь происходил ускоренный рост численности рабочих и служащих. Если в старых промышленных районах численность рабочих и служащих крупной промышленности с 1932 по 1937 г. увеличилась на 22,2%, то на Урале, в Сибири и Казахстане — на 36—48%, а в Среднеазиатских республиках — почти на 60%124.

    Во всех союзных республиках формировались национальные кадры рабочего класса, успешно овладевавшие новой техникой. К концу второй пятилетки в промышленности Украинской ССР было занято около 60% украинцев, в Белорусской ССР — 63,5% белорусов, в Армянской ССР — 89% армян. В Казахской ССР в 30-х годах число рабочих-казахов увеличивалось в 2—3 раза быстрее, чем число всех рабочих, занятых в промышленности республики. В 1936 г. удельный вес казахов среди рабочих и служащих промышленности республики равнялся 43%125.

    Создание национальных кадров рабочего класса вело к ликвидации фактического неравенства отсталых в прошлом народов; оно имело важнейшее значение для укрепления диктатуры пролетариата — Советской власти в национальных районах.

    На завершающем этапе технической реконструкции промышленности особую остроту приобрела проблема создания устойчивых постоянных кадров, преодоления текучести рабочей силы. Без этого невозможно было освоение передовой техники, развитие новых производств и серьезное повышение производительности труда. В начале второй пятилетки текучесть рабочей силы в крупной промышленности была значительной, что явствует из приведенных данных (в % к среднесписочному числу рабочих)126:

    Год Принято Выбыло Год Принято Выбыло
    1932 127,1 135,3 1935 91,5 86,1
    1933 124,9 122,4 1938 95,3 87,6
    1934 100,5 98,7  

    В последние годы пятилетки наметилась тенденция снижения текучести рабочей силы. Развертывание социалистического строительства, большая массовая работа, проводимая партийными, профсоюзными и комсомольскими организациями среди рабочих, способствовали преодолению текучести, созданию постоянных рабочих кадров на предприятиях. В устранении основных причин, ее вызывающих, важнейшую роль сыграли мероприятия партии и правительства по совершенствованию организации труда и заработной платы, по улучшению снабжения, жилищных и культурно-бытовых условий трудящихся. На предприятиях была усилена политико-воспитательная работа и широко развернулось социалистическое соревнование. Все это содействовало закреплению рабочих на производстве.

    Огромное значение в осуществлении наиболее рационального использования трудовых ресурсов имеет укрепление трудовой дисциплины на предприятиях, которая, по определению В. И. Ленина, «есть гвоздь всего хозяйственного строительства социализма»127. В. И. Ленин неоднократно отмечал, что новая дисциплина труда не придет самотеком, воспитание и укрепление ее — дело трудное, сложное, требующее времени и большой работы партии, государства, профсоюзов и других общественных организаций. Руководствуясь этими ленинскими положениями, партия и правительство осуществили огромную организаторскую и идейно-воспитательную работу, направленную на укрепление социалистической дисциплины труда. Важную роль сыграло постановление ЦИК и Совнаркома СССР «Об увольнении за прогулы без уважительных причин», опубликованное 16 ноября 1932 г. В борьбе за проведение этого закона в жизнь Коммунистическая партия и Советское правительство опирались на общественные организации, на передовую, наиболее сознательную часть рабочих. Широкое распространение на предприятиях страны к началу второй пятилетки получили товарищеские суды, которые действовали довольно эффективно. Огромную роль в деле воспитания социалистической дисциплины труда сыграли социалистическое соревнование и меры материального и морального поощрения работников за хорошее отношение к труду. В результате произошло сокращение прогулов по неуважительным причинам в среднем на одного рабочего с 5,96 человеко-дня в 1932 г. до 0,93 человеко-дня в 1933 г. и 0,25 человеко-дня в 1936 г. Если в 1932 г. потери от прогулов составляли более 3% от объема чистой продукции, то в 1936 г. они составляли лишь 0,25%, или сократились в 12 раз128.

    Таким образом, Советское государство в рассматриваемые годы, используя преимущества социалистической системы, плановой экономики, сумело обеспечить промышленность рабочей силой и выполнить задания второго пятилетнего плана по выпуску валовой продукции при меньшем росте численности работников, чем планировалось. Коммунистическая партия провела большую организаторскую и политическую работу по воспитанию нового пополнения рабочих и служащих, сокращению текучести и созданию постоянных кадров на предприятиях. Все это обеспечило укрепление социальной базы диктатуры пролетариата и дальнейшее усиление ведущей роли рабочего класса в жизни советского общества.

    2. Подготовка рабочих и инженерно-технических кадров

    В годы второй пятилетки особо важное значение приобрело расширение и ускорение подготовки рабочих и специалистов и повышение их квалификации. Это было обусловлено двумя основными причинами: быстрым насыщением промышленности современной техникой и значительным притоком на производство необученной рабочей силы. Рабочие и инженерно-технические работники должны были не только освоить передовую новую технику, но и двигать ее вперед, добиваться на ее основе высокой производительности труда, являющейся залогом победы социалистической системы хозяйства.

    Серьезные трудности в разрешении проблемы подготовки квалифицированных рабочих и специалистов давали повод противникам социализма рисовать мрачные перспективы развития Советской страны. Так, лондонская «Таймс» в 1933 г. утверждала, что «Россия не будет в состоянии эффективно овладеть своей вновь созданной промышленностью»129.

    Социалистическая система хозяйства, плановая экономика и происходившая в стране культурная революция создали объективные предпосылки для ускоренного решения задачи подготовки рабочих и инженерно-технического персонала. Вместе с тем размеры подготовки квалифицированных кадров все же были недостаточны. Поэтому Коммунистическая партия и Советское правительство выдвинули лозунг «Кадры, овладевшие техникой, решают все» и осуществили целый комплекс мероприятий по расширению масштабов подготовки квалифицированных рабочих, техников и инженеров.

    Одной из главных форм подготовки квалифицированных рабочих кадров являлись школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), о которых Советское государство проявляло большую заботу. С целью расширения масштабов и ускорения сроков подготовки квалифицированных кадров осенью 1933 г. они были реорганизованы в профессиональные учебные заведения для подготовки (из лиц, окончивших семилетку) квалифицированных рабочих массовых специальностей. За счет сокращения общеобразовательных предметов сроки обучения уменьшались с 2 лет до 6 месяцев, а по наиболее сложным специальностям — до года. Это дало возможность увеличить пропускную способность школ ФЗУ.

    Однако эти меры были целесообразны на короткий период, лишь для ликвидации особенно острой нехватки обученных рабочих в промышленности. Школы ФЗУ с сокращенным сроком обучения не обеспечивали подготовки квалифицированных рабочих по целому ряду специальностей, требовавших более высоких технических знаний и более длительного практического производственного обучения. Поэтому постановлением Совнаркома СССР в августе 1935 г. для учащихся, овладевавших в школах ФЗУ тяжелой индустрии особо сложными и ответственными специальностями, срок обучения был продлен до 1,5—2, а затем и 3 лет. Вскоре таким же образом была перестроена работа школ ФЗУ и других отраслей промышленности.

    Система фабрично-заводского ученичества сыграла огромную роль, являясь основной формой подготовки квалифицированных кадров из подростков. За годы второй пятилетки она подготовила 1,4 млн. квалифицированных рабочих — втрое больше, чем в первой пятилетке. Однако школы ФЗУ не могли полностью обеспечить потребности промышленности в технически грамотных кадрах. Кроме того, освоение новой техники могло произойти только в процессе ознакомления с нею, т.е. на производстве. Обучение непосредственно на производстве хотя и было связано с известными издержками, но оно было наиболее эффективно в отношении сроков, что в тот период было особенно важно. Поэтому большинство квалифицированных рабочих готовилось без отрыва от производства.

    Подготовка рабочих кадров в процессе производства осуществлялась через различные кружки, курсы и индивидуально-бригадное ученичество на предприятиях. Во второй пятилетке продолжались поиски наиболее рациональных и эффективных форм и методов обучения рабочих непосредственно на производстве. С целью улучшения качества технической подготовки и ускорения сроков обучения производственно-политехнические курсы и рабочая техническая школа в 1933 г. были преобразованы в производственно-технические курсы I и II ступени, просуществовавшие до конца 1935 г. Производственно-технические курсы I ступени с шестимесячным сроком обучения готовили кадры рабочих массовых профессий; производственно-технические курсы II ступени, где обучение было рассчитано на 10 месяцев, готовили рабочих средней и высшей квалификации. Только за 1933 г. этой системой было подготовлено 178 тыс. квалифицированных рабочих для тяжелой промышленности130.

    Совершенствовалось индивидуально-бригадное ученичество, шефство кадровых, передовых рабочих над новичками, главным образом молодежью. В целом по промышленности численность учеников, получивших квалификацию таким путем, за 1933—1937 гг. составила около 1,6 млн. человек131.

    В период широкой реконструкции народного хозяйства и массового овладения новой техникой нельзя было ограничиваться только обучением новых кадров. Необходимо было вооружить знаниями передовой техники всех работающих на производстве. Основной формой повышения квалификации рабочих в годы второй пятилетки явился техминимум, введенный еще в первом пятилетии. Сдача его, обязательная сначала для рабочих металлургической, машиностроительной, угольной и химической промышленности, была постепенно распространена и на другие отрасли индустрии. Техминимум включал изучение ряда хозяйственно-политических, общеобразовательных и специально-технических вопросов, техники безопасности и хозрасчета.

    В 1933 г. на предприятиях страны по инициативе комсомола развернулось движение за сдачу общественно-технического экзамена на право управления механизмами, а в 1935 г. был введен государственный технический экзамен для рабочих, изучающих техминимум. Целью гостехэкзамена была проверка навыков, знаний и соответствия каждого экзаменуемого выполняемой им работе. Не выдержавшие экзамена отстранялись от обслуживания сложных агрегатов и механизмов, переводились на менее квалифицированную работу до повторной сдачи. Под руководством ИТР на предприятиях была создана широкая сеть курсов, школ, кружков технического просвещения, где рабочие изучали машины, технологические процессы, совершенствовали свою квалификацию. Среди рабочих развернулось соревнование за сдачу гостехэкзамена на «хорошо» и «отлично». За короткое время большинство рабочих сдали экзамены по техминимуму. Так, в 1935 г. в системе Наркомата тяжелой промышленности государственные экзамены по техминимуму сдали 815,9 тыс. человек, или 91,3% всех рабочих, обязанных сдать экзамены, по промышленности Наркомлегпрома — 177,3 тыс. человек, или 88% всех обязанных его сдать132. Многие рабочие, успешно сдавшие гостехэкзамен, были переведены на более ответственные должности или повышены в разрядах. Это был новый шаг в повышении культурно-технического уровня рабочего класса. Декабрьский (1935 г.) Пленум ЦК ВКП(б) отмечал, что усвоение программы техминимума и сдача гостехэкзамена привели к большим успехам в освоении новой техники.

    Насыщение промышленности современной техникой и стахановское движение вызвали дальнейшее расширение и совершенствование системы производственно-технического обучения рабочих, в ходе которого особое место отводилось распространению и изучению опыта новаторов. Для ознакомления с опытом передовых рабочих-стахановцев и для повышения мастерства рабочих, имеющих квалификацию, но не выполняющих норм выработки из-за недостатка технических знаний и практических навыков, с осени 1935 г. стали организовываться стахановские школы. Инициатором создания первой в стране такой школы был стахановец-орденоносец фабрики «Парижская Коммуна» С. Яшин. Уже в ноябре 1935 г. на фабрике работало 19 стахановских школ, в которых насчитывалось более 300 слушателей133. Их примеру последовали многие предприятия страны.

    Декабрьский (1935 г.) Пленум ЦК ВКП(б) вынес решение о перестройке системы технической учебы рабочих без отрыва от производства. В соответствии с решениями Пленума был расширен контингент рабочих, проходящих обязательный техминимум, повышались требования, усложнялись программы. Устанавливалась единая система технического образования рабочих: курсы техминимума I и II ступеней, стахановские школы и курсы для рабочих, сдавших гостехэкзамен; курсы мастеров социалистического труда с двух-трехлетним сроком обучения для рабочих-новаторов производства.

    На основе решений декабрьского Пленума ЦК ВКП(б) техническая учеба рабочих без отрыва от производства приобрела особенно широкий размах. За последние два года второй пятилетки техминимум I ступени изучали 6 млн. человек, свыше 2,5 млн. посещали занятия техминимума II ступени и более 0,5 млн. — курсы мастеров социалистического труда. В общей сложности учебой по техминимуму за годы второй пятилетки было охвачено около ¾ рабочих промышленности и транспорта134.

    Повышению культурно-технического уровня рабочего класса способствовала также производственно-техническая пропаганда. С этой целью широко использовались печать, радио, выставки, технические конференции, технические бои, диспуты и т.д. Намного увеличилось издание специальной литературы, в том числе общедоступных учебников по основам техники и технологии производства, периодических журналов. По выпуску технической литературы СССР занял первое место в мире. Важную роль в распространении технических знаний сыграло добровольное общество «За овладение техникой», объединявшее к ноябрю 1934 г. 1,5 млн. человек.

    В период второй пятилетки рабочий класс имел более высокую производственную подготовку, чем в годы первой пятилетки. Стаж рабочих всех отраслей промышленности увеличился, улучшился квалификационный состав. Опытными мастерами стали люди, пришедшие на предприятия в начале реконструктивного периода. Они составили основной костяк высококвалифицированных опытных кадров всех отраслей народного хозяйства.

    В исследуемый период значительно увеличился удельный вес квалифицированного труда в промышленности. Этому способствовали развитие механизации, создание и внедрение новой техники, подготовка рабочих и повышение их технического уровня. Удельный вес высококвалифицированных и квалифицированных рабочих увеличился в промышленности с 18,5 в 1925 г. до 40,5% в 1937 г., или в 2,2 раза. Доля малоквалифицированных и неквалифицированных рабочих уменьшилась за эти годы в 1,4 раза135. Повышение удельного веса квалифицированных кадров не только обеспечивало рост производительности труда в промышленности, но и повлекло за собой повышение заработной платы, улучшение жизненных условий рабочих.

    В годы технической реконструкции народного хозяйства происходила планомерная замена ручного труда машинным, ликвидация многих профессий, связанных с тяжелым физическим трудом, появились новые профессии. Например, в угольной промышленности не стало зарубщиков, отгребальщиков, коногонов; в машиностроении — клепальщиков и т.д. Существенно возросла численность рабочих важнейших профессий квалифицированного труда, что заметно сказалось на повышении уровня развития производства. С 1926 по 1939 г. численность токарей увеличилась в 6,8 раза, фрезеровщиков — в 13 раз, станочников — в 14 раз, буровых мастеров — в 5,7 раза, инструментальщиков — в 12,3 раза, число прессовщиков и штамповщиков — в 6,3 раза, механиков — в 9,5 раза, шоферов — в 40 раз, трактористов — в 215 раз136.

    Таким образом, в течение второй пятилетки были достигнуты значительные успехи в подготовке квалифицированных рабочих кадров, в овладении основными массами рабочих современной техникой и технологией производства и в целом в повышении культурно-технического уровня рабочего класса. Ярким подтверждением этого служит возникновение и быстрое распространение стахановского движения, основным содержанием которого явилось массовое соревнование рабочих за высокую производительность труда на базе овладения новой техникой и эффективного ее использования, улучшения организации производственных процессов.

    *

    Другой первостепенной задачей Коммунистическая партия считала обеспечение промышленности и всего народного хозяйства высококвалифицированными специалистами, способными эффективно использовать новую технику, освоить новейшие достижения науки. В решениях XVII партийной конференции и XVII съезде ВКП(б) уделялось исключительное внимание вопросам создания квалифицированных кадров технической интеллигенции из среды рабочих и крестьян. Решение этой задачи расценивалось как часть общего плана построения социализма в СССР.

    Наряду с увеличением числа подготавливаемых инженерно-технических работников партия указала на необходимость повышения уровня их теоретической и практической подготовки. XVII партконференция (1932 г.) подчеркнула, что «количественный рост технических кадров в Советском Союзе ни в какой мере не должен умалять значения вопроса об их научной квалификации, об обязательности соответствующего усвоения ими всех основных достижений мировой науки и техники»137.

    Пути дальнейшего развития высшего и среднего специального образования в СССР, повышения качества обучения и воспитания будущих специалистов были определены в ряде директивных документов партии и правительства. В их числе постановление ЦИК СССР от 19 сентября 1932 г. «Об учебных программах и режиме в высшей школе и техникумах» и постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 23 июня 1936 г. «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой»138. Партия и правительство наметили основные направления повышения идейно-теоретической и практической подготовки специалистов: обеспечение высших и средних специальных учебных заведений квалифицированными кадрами преподавателей, укрепление их материальной и научно-производственной базы; совершенствование учебно-воспитательного процесса, усиление связи институтов и техникумов с производством; развертывание научно-исследовательской работы в вузах и особенно во втузах.

    Во второй пятилетке существенно возросла роль средней школы в комплектовании вузов, что улучшило качество подготовки специалистов. Повысилась требовательность к поступающим в институты и техникумы: были введены вступительные экзамены по основным дисциплинам, что помогло учебным заведениям отбирать наиболее подготовленных и способных людей. Отменялись ограничения при приеме в вузы и техникумы, связанные с социальным происхождением лиц, поступающих в эти учебные заведения, или с ограничением в правах их родителей. Теперь двери высших и средних специальных учебных заведений были открыты для всех граждан СССР, окончивших школу и сдавших вступительные экзамены.

    В целях повышения качества подготовки специалистов было уделено большое внимание укреплению и специализации вузов и техникумов. Была упорядочена сеть высших и средних специальных учебных заведений, был устранен параллелизм в подготовке кадров, ликвидированы мелкие учебные заведения, не обеспеченные квалифицированным профессорско-преподавательским составом и учебным оборудованием, объединялись родственные институты и техникумы. В результате число вузов сократилось с 832 в 1932/33 учебном году до 683 в 1937/38 учебном году, а число средних специальных учебных заведений — с 3509 до 3496. Однако это не сопровождалось сокращением числа учащихся. За годы второй пятилетки число учащихся вузов и техникумов выросло соответственно на 8,5 и 19,2% по сравнению с первой пятилеткой. Если в 1932/33 учебном году на один вуз приходилось 606 студентов, а на один техникум — 206 учащихся, то в 1937/38 учебном году среднее число обучавшихся в высших и средних специальных учебных заведениях составляло соответственно 801 и 247 человек.

    Более высокими темпами возрастали контингенты высших и средних специальных учебных заведений в союзных республиках в соответствии с задачей ускоренной подготовки национальных кадров (таблица). Число учащихся вузов увеличилось в Белоруссии в 1,4 раза, а техникумов в 1,7 раза, в Армении — соответственно в 1,4 и 1,3 раза, в Казахстане — в 2,1 и 2 раза, в Таджикистане — в 2,2 и 2,5 раза, в Киргизской ССР — в 6 и 2,2 раза. Кроме того, система преимущественного предоставления мест для национальных кадров при приеме в высшую школу старых культурных центров обеспечивала дополнительные возможности подготовки национальных кадров.

    Высшие и средние учебные заведения в 1932/33 и 1937/38 учебных годах по союзным республикам*
      1932/33 г. 1937/38 г. 1932/33 г. 1937/38 г.
    число высших учебных заведений численность студентов в них, тыс. число высших учебных заведений численность студентов в них, тыс. число средних специальных учебных заведений численность учащихся в них, тыс. число средних специальных учебных заведений численность учащихся в них, тыс.
    СССР 832 504,4 683 547,2 3509 723,7 3496 862,5
    РСФСР 498 333,3 435 356,5 2083 464,5 2205 552,6
    Украинская ССР 203 111,8 123 114,4 709 154,6 576 159,1
    Белорусская ССР 31 10,6 23 15,2 104 19,7 96 33,2
    Узбекская ССР 31 12,2 31 15,6 92 12,6 86 17,4
    Казахская ССР 10 2,7 18 5,7 95 11,0 113 22,0
    Грузинская ССР 20 17,7 19 20,2 204 32,4 210 33,2
    Азербайджанская ССР 19 10,6 12 10,6 85 14,8 74 23,5
    Киргизская ССР 2 0,2 4 1,2 14 1,2 17 2,7
    Таджикская ССР 4 0,6 5 1,3 16 1,3 28 3,3
    Армянская ССР 9 3,5 8 4,9 65 7,6 57 10,1
    Туркменская ССР 5 1,2 5 1,6 42 4,0 34 5,4

    * «Культурное строительство СССР», 1940, стр. 106, 108.

    В дореволюционной России в вузах и техникумах обучалось 148 тыс. человек. В 1937/38 учебном году в СССР численность учащихся высших и средних специальных учебных заведений составляла свыше 1,4 млн. человек, или в 9,5 раза больше, чем в 1914/15 учебном году.

    До Октябрьской революции в Белоруссии, Азербайджане, Армении, Средней Азии и Казахстане вузов не было. В 1937/38 учебном году в 23 вузах Белорусской ССР обучалось 15,2 тыс. студентов, в 12 вузах Азербайджанской ССР — 10,6 тыс. студентов, в 8 вузах Армянской ССР — 4,9 тыс. студентов, в 45 вузах республик Средней Азии — 19,7 тыс. студентов и в 18 вузах Казахской ССР — 5,7 тыс. студентов. В период построения социализма в союзных республиках сформировались национальные кадры интеллигенции.

    В результате увеличения числа учащихся высших и средних специальных учебных заведений в годы второй пятилетки более чем в 2 раза вырос выпуск специалистов высшей и средней квалификации. Высшие учебные заведения выпустили 370 тыс. (вместо 340 тыс. по плану) специалистов для народного хозяйства — на 200 тыс. больше, чем в предыдущее пятилетие. Число выпускников техникумов и других средних специальных учебных заведений составило 623 тыс. (против 850 тыс. по плану) и увеличилось более чем вдвое по сравнению с первой пятилеткой. Выпуск специалистов высшей и средней квалификации в среднем за год во второй пятилетке увеличился в 1,7 раза по сравнению с 1929—1932 гг. В 1937 г. высшая школа выпустила 104,8 тыс. специалистов — в 9,8 раза больше по сравнению с 1914 г. За тот же период средние специальные учебные заведения подготовили 155,9 тыс. человек (в 32 раза больше, чем до революции). Всего за годы второй пятилетки было подготовлено и направлено в народное хозяйство СССР 993 тыс. человек с высшим и средним специальным образованием вместо 461 тыс. человек за предыдущее пятилетие139.

    В то время как в Советском Союзе постоянно и неуклонно возрастало число учащихся вузов и техникумов, увеличивался выпуск специалистов, в капиталистических странах происходило сокращение подготовки инженерно-технических кадров. Так, в Англии, Германии, Франции, Италии, Японии с 1932/33 по 1937/38 г. число студентов сократилось с 453,6 тыс. человек до 420,7 тыс., или на 7,3%140.

    Крайне тяжелым было положение студенчества в капиталистических странах. После окончания высших учебных заведений большинство молодых специалистов не могли получить работу по специальности и вынуждены были устраиваться чернорабочими, официантами и т.д. Американский публицист Мексайн Дэвис в книге «Погибшее поколение» в 1936 г. писал: «Около 8 миллионов молодых людей, окончивших высшую школу, не имеют работы — не работают не по их вине»141. Об этом же писал и профессор Оксфордского университета Вальтер Котшинг в своей книге «Безработица среди ученых профессий»: «Вопрос безработицы среди выпускников высшей школы становится все более трагичным и представляет большую угрозу для общества»142. Капиталистическая система неспособна обеспечить будущим специалистам средств к существованию. Так, на Парижском международном конгрессе по высшему техническому образованию в 1937 г. в резолюции было записано следующее: «Надо внушить студентам, что полезнее для них будет меньше стремиться к университетской деятельности…, что получение высшего образования — это бескорыстная задача»143.

    Социалистическое государство последовательно увеличивало ассигнования на образование, а в капиталистических странах они регулярно сокращались. Вот данные о расходах на образование в СССР и Японии: с 1928 по 1935 г. эта статья расходов госбюджета СССР увеличилась с 643 до 8310 млн. руб. (почти в 13 раз), в Японии с 1933/34 г. по 1936/37 г. бюджетные расходы на образование сократились на 7%.

    К исходу второй пятилетки Советский Союз вышел на первое место в мире как по числу учащихся, так и по темпам и объему подготовки специалистов. Число учащихся в высших учебных заведениях на 100 жителей в СССР было почти в 2 раза больше, чем в Англии и в Италии, и в 3 раза больше, чем в фашистской Германии. В США за 1933—1937 гг. было подготовлено 56,9 тыс. специалистов высшей квалификации; втузы СССР выпустили за этот же период 134,4 тыс. инженеров для народного хозяйства144.

    Многочисленные инженерно-технические кадры готовились из практических работников предприятий и квалифицированных рабочих без отрыва от производства в вечерних и заочных вузах, в институтах повышения квалификации хозяйственников и инженерно-технического персонала, а также на различных курсах. Если в 1928—1932 гг. центральной задачей всей системы технического образования на предприятиях была подготовка инженеров и техников, то во второй пятилетке основное внимание сосредоточивается на повышении их квалификации. В период технической реконструкции, освоения новой техники и новых производств требовалось, чтобы каждый инженерно-технический работник пополнял и совершенствовал свои знания. В результате накопленного опыта сложилась система повышения квалификации технического персонала без отрыва от производства, в основном через институты повышения квалификации инженерно-технических работников. В 1936 г. только в системе Наркомтяжпрома функционировало 35 институтов, которые были размещены во всех районах страны. Возникли специализированные и межотраслевые институты повышения квалификации инженерно-технических работников. В 1934 г. — первой половине 1936 г. в тяжелой промышленности повысили квалификацию 228,8 тыс. специалистов145.

    Немаловажную роль в деле научно-теоретического роста кадров производственно-технической интеллигенции сыграли научные инженерно-технические общества (НИТО), созданные в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) «О реорганизации НТО и общества «Техника — массам» от 19 ноября 1931 г.146 В 1934 г. обществами НИТО было организовано и работало 3836 курсов, семинаров и кружков, которые охватывали более 70 тыс. человек; было проведено 648 командировок на передовые предприятия и в научно-исследовательские институты, в экскурсиях участвовало около 13 тыс. инженерно-технических работников147.

    Советское государство проявляло большую заботу о подготовке и повышении квалификации командных кадров промышленности. Руководящие хозяйственные работники обучались в промышленных академиях как с отрывом, так и без отрыва от производства. В системе промакадемий в одной лишь тяжелой промышленности в 1933 г. обучалось 3010, а в 1934 г. — 3341 человек. В последующие годы число промакадемий и контингенты учащихся в них сократились. В 1934 г. в крупных индустриальных центрах были организованы институты повышения квалификации хозяйственников. На 1 января 1936 г. в тяжелой промышленности имелся 21 институт с 8047 учащимися, из них по техминимуму обучалось 5150 и по повышенной программе (II курс) — 2897 человек. В 1935 г. — первой половине 1936 г. институты повышения квалификации хозяйственников окончили 5807 человек, из них 448 прошли обучение по повышенной программе148.

    В годы второй пятилетки общее число специалистов, занятых в промышленности, значительно увеличилось по сравнению с предыдущим пятилетием. В 1932 г. в промышленности было 492 тыс. инженерно-технических работников, а в 1937 г. — 830 тыс. Повысилась насыщенность отраслей народного хозяйства специалистами. Число инженерно-технических работников в промышленности, приходящихся на 1000 рабочих (включая учеников), в 1932 г. составляло 64, а в 1937 г. увеличилось до 87149. «Крупнейшей победой второй пятилетки, — отмечал XVIII съезд партии, — является создание значительных, нужных для всех отраслей социалистического строительства кадров советской интеллигенции и широкое выдвижение новых руководящих работников из партийных и непартийных большевиков во всех отраслях народного хозяйства»150.

    Быстрый рост кадров квалифицированных рабочих и специалистов стал важнейшим фактором строительства социализма. Все отрасли народного хозяйства в основном были ими обеспечены. За годы второй пятилетки была успешно выполнена директива XVII съезда ВКП(б) об увеличении численности квалифицированных работников народного хозяйства: вместо 5 млн., предусмотренных планом, было подготовлено около 6 млн. человек151. Жизнь опровергла утверждения буржуазных «пророков» о том, что СССР не сможет справиться с задачей технической реконструкции промышленности из-за нехватки квалифицированных кадров.

    3. Развитие социалистического соревнования. Рост производительности труда

    В борьбе за завершение технической реконструкции промышленности и освоение новой техники Коммунистическая партия, как и всегда, опиралась на растущую политическую и производственную активность рабочего класса, на социалистическое соревнование — движущую силу экономического развития советского общества. «Здесь, — говорил Л. И. Брежнев на XVI съезде профессиональных союзов СССР, — великое преимущество социализма. Здесь один из тех его главных «секретов», которые на протяжении нашей истории позволяли добиваться, казалось бы, невозможного, поражать весь мир темпами развития нового общества, его жизненной силой и динамизмом»152. XVII съезд партии указал, что решающим условием успешного осуществления задач второй пятилетки является дальнейшее развитие творческой инициативы трудящихся масс, «поднятие дела социалистического соревнования, особенно в целях лучшего освоения новой техники и новых производств»153. Партия видела в нем могучий фактор создания материально-технической базы социализма, совершенствования производственных отношений, воспитания нового человека.

    Особенность соревнования в исследуемый период состоит прежде всего в том, что оно происходило в период завершения социалистической реконструкции народного хозяйства, а потому все теснее связывалось с повышением эффективности производства за счет его интенсификации, более широкого использования научно-технических достижений. Формы и методы соревнования еще активнее, чем прежде, служили мобилизации внутренних резервов производства, рачительному ведению хозяйства, распространению передового опыта.

    Соревнование за лучшее овладение новой техникой, за рост производительности труда, экономию материальных, финансовых и трудовых ресурсов с начала второй пятилетки приобрело всенародный характер. На 1 ноября 1933 г. из 4,5 млн. рабочих, занятых в крупной промышленности, свыше 3 млн. участвовали в социалистическом соревновании. Коммунистическая партия проявляла постоянную заботу о дальнейшем развертывании трудового соревнования и направляла эту величайшую силу на осуществление грандиозной программы социалистического строительства. Широкому размаху соревнования способствовала огромная работа, проведенная партией, профсоюзами, комсомолом, по внедрению основных ленинских принципов организации соревнования: гласности, конкретизации и сравнимости результатов, стимулирования соревнующихся, обобщения и распространения передового опыта, взаимопомощи соревнующихся.

    Большую роль в овладении и рациональном использовании новой техники, улучшении организации производственных процессов, повышении квалификации и технического образования рабочих сыграли изотовское движение и техпромфинплан, возникшие еще в годы первой пятилетки. Во второй пятилетке эти формы социалистического соревнования быстро распространялись по всей стране. Новым в изотовском движении было сочетание борьбы за высокую производительность труда с системой передачи новым и отстающим рабочим опыта и знаний передовиков производства. Сам Н. А. Изотов вырабатывал в 1932 г. по пять норм за смену и обучил более 100 шахтеров высокопроизводительным методам труда. Старший мастер Калининского вагоностроительного завода Л. И. Ширяев, поддержавший почин Н. А. Изотова, подготовил к середине 1934 г. для своего цеха 45 квалифицированных молодых рабочих. Прессовщик швеллерного цеха этого же предприятия Г. И. Зайцев обучил своей специальности 12 человек, вновь пришедших на производство154.

    Большие масштабы приобрело применение техпромфинпланов. Техпромфинплан в первые годы второй пятилетки был одновременно формой планирования и формой социалистического соревнования. Он обобщал передовые виды и методы организации труда и производства. В 1933—1935 гг. техпромфинплан служил основой развертывания встречного планирования и соревнования как внутри каждой бригады и цеха, так и между ними. Прежде чем выдвигать количественные и главным образом качественные встречные показатели бригадных и цеховых техпромфинпланов, коллективы проводили работу по выявлению резервов, сбору предложений изобретателей и рационализаторов, определению системы организационно-технических мероприятий для совершенствования техники и технологии производства. Обобщая первые успехи в распространении начинания, в котором органически соединялись вопросы техники, экономики и финансов предприятия, С. М. Киров на бюро ЛК ВКП(б) в мае 1933 г. говорил: «Техпромфинплан — это как раз то, что нам нужно сейчас для улучшения руководства предприятиями и полного использования всех имеющихся у нас резервов. Это и есть образец действительно социалистической организации труда, это подлинный кусок социализма»155.

    Соревнование масс по разработке и выполнению техпромфинпланов охватило в первую очередь предприятия машиностроения, приборостроения, электротехники, где первостепенное значение имело использование последних достижений науки, внедрение совершенной техники. К апрелю 1934 г. только в ленинградской промышленности было вовлечено в работу по составлению бригадных техпромфинпланов около 58% всех рабочих156. Рабочие предложения, включенные в техпромфинплан, давали промышленности большой экономический эффект, обеспечивали досрочное выполнение планов. Один лишь завод им. Лепсе в результате выполнения техпромфинплана за три квартала 1933 г. получил экономию 637,5 тыс. руб. и на замене импортного материала отечественным — 10 775 золотых руб. Предложения, внесенные в техпромфинпланы 1933—1934 гг. рабочими заводов «Амо», Шинного и Ижорского, оценивались по полумиллиону условно-годовой экономии. Включенные в техпромфинплан 1935 г. заводом «Красная Заря» 3840 рационализаторских предложений дали 1,5 млн. руб. экономии. Встречный техпромфинплан позволил заводам «Промтехника», «Красный инструментальщик», «Светлана» и другим выполнить программу 1933 г. за 11 месяцев157. Использование техпромфинпланов оказало значительное влияние на рост производительности труда, снижение себестоимости, на выполнение производственных программ 1933 и 1934 гг.158

    Работа по составлению техпромфинплана повышала организационно-техническую культуру предприятий, стимулировала качественный рост кадров. Большинство предприятий, внедривших техпромфинплан, стали очагами пропаганды массовой технической и экономической учебы. На многих фабриках и заводах создавались курсы бригадиров техпромфинплана, посещаемые широким кругом рабочих. Борьбе за внедрение техпромфинплана способствовало прикрепление инженеров и техников к производственным бригадам в порядке общественной работы. Общественные технические руководители оказывали действенную помощь в развертывании передовых форм организации труда и производства.

    Техпромфинплан как форма социалистического соревнования явился крупным шагом в дальнейшем вовлечении масс в управление производством: рабочие, участвуя в планировании и пересмотре норм, в передаче передового опыта, принимали активное участие в управлении не только цехом и заводом, но также отраслью и народным хозяйством в целом.

    Овладению новой техникой и поднятию технической грамотности рабочих способствовала новая форма социалистического соревнования — движение за сдачу общественно-технического экзамена. Оно зародилось по инициативе комсомольцев и молодежи Уралмашзавода в феврале — марте 1933 г. Почин уралмашевцев был подхвачен на многих предприятиях страны. Общественно-технический экзамен помогал подготовить молодых рабочих к управлению сложными станками, механизмами и агрегатами.

    Коммунистическая партия уделяла большое внимание созданию условий для всемерного развития новой творческой инициативы масс. Уже в январе 1934 г. (по неполным данным ЦК ВЛКСМ, охватившим 18 областей) в подготовку к экзамену включилось свыше 500 тыс. человек и более 250 тыс. уже сдали его на «хорошо» и «отлично»159. Движение за сдачу общественно-технического экзамена приняло широкий размах и превратилось в важное средство дальнейшего развертывания технической учебы рабочих.

    Новым толчком к дальнейшему освоению техники и ее совершенствованию послужило соревнование за выпуск изделий только отличного качества, за полную ликвидацию брака. Повышение качества продукции является непременным условием нормального функционирования и дальнейшего развития производства, показателем его технического совершенствования. Вот почему так важен был этот участок борьбы за рост эффективности общественного производства. Инициаторами соревнования за отличное качество выпускаемой продукции выступили передовые рабочие Московского машиностроительного завода им. В. Р. Менжинского. Обращаясь ко всем ударникам тяжелой промышленности с призывом поддержать их почин, они писали в ноябре 1934 г.: «Еще в начальный период освоения мы могли довольствоваться тем, что ценой любых затрат времени, энергии и материалов, ценой любых усилий производили новые машины. Пусть эти машины были неказисты на вид, — один тот факт, что они сделаны нашими руками, что мы их научились делать, был источником огромного удовлетворения. Но мы достаточно выросли, чтобы не пользоваться меркой вчерашнего дня… Высокое качество — вот что теперь служит у нас наиболее точным, наиболее верным выражением подлинного освоения новой техники»160. К концу апреля 1935 г. на этом заводе насчитывалось свыше 300 отличников-рабочих, сдающих продукцию только высокого качества161.

    Почин рабочих завода им. В. Р. Менжинского нашел многочисленных последователей. На 1 июля 1935 г. половина промышленных предприятий была охвачена этим движением, а процент отличников среди рабочих составлял 2,8, в том числе в черной металлургии соответственно 58 и 2,4, тяжелом машиностроении — 85 и 1,6, хлопчатобумажной — 59 и 5, авиационной промышленности — 63 и 3,7, электроэнергетике — 100 и 3,5 и т.д.162 Соревнование за высокое качество продукции к концу второй пятилетки получило еще более широкий размах.

    Большое значение имело патриотическое движение передовых производственных коллективов за рентабельную работу, за внутрипромышленные накопления, за отказ от государственных дотаций. Инициатором этого движения стал Макеевский металлургический завод им. C. М. Кирова, коллектив которого отказался от запланированной ему на 1935 г. государственной дотации. В 1935 г. предприятие получило прибыль, среднемесячная заработная плата работников выросла с 155 до 250 руб., а производительность труда повысилась вдвое163. Примеру макеевцев последовали рабочие и ИТР других предприятий. Уже к 1 сентября 1935 г. сверхплановые накопления по 66 ленинградским предприятиям составили 24 млн. руб.164 Московский станкоинструментальный завод им. С. Орджоникидзе за счет выявленных резервов и более полного использования имеющихся механизмов выполнил годовой план с уменьшением капиталовложений на 8 млн. руб., а Электрозавод — на 15 млн. руб. и взял обязательство выполнить пятилетку за 4 года и 10 месяцев165. С учетом успехов начавшегося движения предприятий за рентабельность производства, а также за повышение производительности труда и снижение себестоимости продукции в апреле 1936 г. были отменены дотации из государственного бюджета в тяжелой и лесной промышленности.

    Во второй половине 1935 г. социалистическое соревнование за максимальное повышение производительности труда на основе овладения новой техникой и наиболее эффективного ее использования вступило в новый, высший для того времени этап. Начало движению новаторов социалистического производства положил забойщик шахты «Центральная-Ирмино» в Донбассе А. Г. Стаханов, вырубивший в ночь на 31 августа 1935 г. за одну смену 102 т угля, перекрыв техническую норму в 14 раз. Новое движение и было названо стахановским.

    Сразу почин новатора производства был подхвачен рабочими различных отраслей промышленности. Зачинателями внедрения в производство передовых, высокопроизводительных методов организации труда выступили кузнецы А. X. Бусыгин, Ф. К. Великжанин и С. А. Фаустов в автостроительной, фрезеровщик И. И. Гудов — в станкостроительной, обтяжчик обуви Н. С. Сметанин — в обувной промышленности, ткачихи Е. В. Виноградова и М. И. Виноградова — в текстильной промышленности, машинист паровоза П. Ф. Кривонос — на транспорте. Так зародилось стахановское движение, которое оказало революционизирующее воздействие на развитие экономики, позволило сделать крупный шаг по пути ликвидации противоположности между умственным и физическим трудом. Оно отразило активный процесс формирования творческого отношения к труду, соединения общественных и личных интересов трудящихся.

    Сущность стахановского движения заключалась, во-первых, в массовом превышении плановых нормативов — прежних технических норм и проектных мощностей, установленных в годы первой пятилетки и ориентированных на слабое знание техники, которое было характерно для большинства рабочих; во-вторых, в массовой организации обмена передовым опытом — предпосылки дальнейшего поднятия культурно-технического уровня рабочего класса; в-третьих, в творческом участии передовиков производства в техническом прогрессе. Наиболее распространенными направлениями стахановской работы были: освоение новой техники, коренное усовершенствование производственных процессов, улучшение организации труда. «Стахановское движение означает, — отмечалось в постановлении декабрьского (1935 г.) Пленума ЦК партии, — организацию труда по-новому, рационализацию технологических процессов, правильное разделение труда в производстве, освобождение квалифицированных рабочих от второстепенной подготовительной работы, лучшую организацию рабочего места, обеспечение быстрого роста производительности труда, обеспечение значительного роста заработной платы рабочих и служащих»166.

    Возникновение стахановского движения было неразрывно связано с коренными социально-экономическими преобразованиями в Советской стране, с утверждением социалистических производственных отношений.

    Ликвидация частной собственности на средства производства, эксплуататорских классов и всех условий, порождающих эксплуатацию человека человеком, вызвали новые стимулы к труду как к источнику общественного богатства и роста могущества Советского государства.

    Значительное улучшение материального положения трудящихся, уничтожение безработицы и ликвидация неуверенности в завтрашнем дне среди рабочих создали реальные условия для систематического подъема благосостояния рабочего класса. Национальный доход возрос с 28,9 млрд. руб. в 1929 г. до 65,7 млрд. руб. в 1935 г. Годовой фонд заработной платы рабочих и служащих по всему народному хозяйству вырос с 9735,2 млн. руб. до 56200,0 млн. руб., в том числе в крупной промышленности с 3222,4 млн. руб. до 16779,5 млн. руб. Среднемесячная заработная плата рабочих крупной промышленности, составлявшая в 1928 г. 70 руб., поднялась до 185 руб. в 1935 г. Государственные ассигнования по бюджету на социально-культурные мероприятия увеличились с 416,1 млн. руб. в 1928/29 г. до 3240,9 млн. руб. в 1934 г.167 Успехи сельского хозяйства и промышленности, производящей товары народного потребления, позволили улучшить снабжение рабочих промышленными и продовольственными товарами. В 1935 г. была отменена карточная система снабжения.

    Наличие новой техники послужило основой для неуклонного повышения производительности труда. К середине 30-х годов вооруженность одного рабочего основными средствами производства повысилась по сравнению с 1929 г. в промышленности в 2 раза, в том числе в черной металлургии — в 2,5 раза, в угольной промышленности — в 1,9 раза, в химической — в 1,8 раза, в металлообрабатывающей промышленности — в 1,5 раза168.

    Создание новых квалифицированных кадров, овладевших этой техникой, также изменило отношение людей к трудовой деятельности. Труд в нашей стране стал единственным источником материального благосостояния, священным правом и почетной обязанностью всех членов общества, делом чести, славы, доблести и геройства. Об огромных сдвигах во взглядах миллионов людей на труд ярко свидетельствовал тот факт, что к середине 1935 г. в социалистическом соревновании участвовали ¾ промышленных рабочих СССР. Таковы были условия, породившие и двинувшие вперед стахановское движение.

    Коммунистическая партия и ее Центральный Комитет всячески поддерживали и добивались всемерного развития движения новаторов производства, открывавшего новые перспективы ускоренного развития социалистической экономики. Газета «Правда» писала 17 сентября 1935 г.: «Сила творческой инициативы масс состоит не только в блеске ее отдельных проявлений, но и в широте ее распространения. Поощрение развития творческой инициативы масс составляет одну из важнейших задач руководства на всех участках социалистического строительства». Были приняты все меры, чтобы придать патриотическому движению массовый характер, сделать опыт новаторов производства достоянием всех трудящихся. Особенно большое значение для развития стахановского движения имело первое Всесоюзное совещание стахановцев, состоявшееся в ноябре 1935 г., в котором участвовало 3000 передовиков производства. Оно подвело первые итоги движения новаторов, раскрыло его огромное значение для ускорения темпов социалистического строительства. Совещание определило задачу развития стахановского движения вширь и вглубь: от рекордов отдельных лиц — к стахановским методам работы коллективов, распространение этой формы социалистического соревнования на все отрасли народного хозяйства и все районы страны. Участники совещания выдвинули лозунг «Выполнить пятилетку в 4 года».

    Слеты и совещания способствовали более широкому распространению движения новаторов. В тяжелой промышленности, например, число стахановцев с 20 октября по 1 декабря 1935 г. увеличилось в 4,7 раза. Наряду с ростом движения новаторов производства наметился переход от индивидуальных рекордов к коллективным формам стахановского труда: стахановским сменам и суткам. Инициатива проведения стахановских смен и суток принадлежала шахте им. Дзержинского в Донбассе, которая 30 ноября 1935 г. организовала первую стахановскую смену. Было добыто 1970 т угля вместо обычных 900 т, производительность труда забойщиков увеличилась вдвое169. Новые формы стахановской работы нашли затем широкое распространение на многих предприятиях страны, что способствовало повышению производительности труда, подъему всех отраслей промышленности.

    В результате трудового подъема масс в 1935 г. были достигнуты значительные успехи в повышении производительности труда, снижении себестоимости промышленной продукции. В этом году темпы роста производительности труда в промышленности составили 12,9% против 10,7% в 1934 г. Рекордной цифры в 18,5% достиг рост выработки на одного рабочего в тяжелой индустрии. Задание по снижению себестоимости промышленностью в целом было выполнено, а по группе «А» перевыполнено на 3%170. Стахановское движение помогло мобилизовать неиспользованные резервы во многих отраслях промышленности.

    Как и всякое новое начинание, стахановское движение развертывалось в борьбе со старым. Отдельные рабочие не сразу поняли смысл и политическое значение этого движения, а потому относились к его инициаторам настороженно. Они боялись, что высокие нормы выработки повлекут за собой снижение заработной платы. На пути стахановского движения стояли также консерватизм и бюрократизм некоторых хозяйственников и инженерно-технических работников, которые цеплялись за старые опрокинутые передовиками производства порядки и нормы, мешали подлинно массовому развороту нового движения. Были и факты извращения сути и основ движения новаторов производства. На ряде предприятий к стахановцам причисляли подчас всех рабочих, перевыполнявших нормы, что не могло не привести к дискредитации самой идеи нового движения. Иногда руководители вместо массового внедрения передовых методов вставали на путь организации отдельных рекордов в специально для этого созданных идеальных условиях. Все это мешало развитию трудовой активности трудящихся, отрицательно сказывалось на выполнении государственных планов. Движение новаторов производства выявило заниженность существовавших норм выработки и проектных мощностей новых предприятий, которые равнялись на техническую отсталость промышленности предыдущих лет, низкую квалификацию рабочих, недостаток инженерно-технических работников. Между тем в результате развернувшегося стахановского движения почти все рабочие значительно перевыполняли эти нормы. Многие новаторы, показывая замечательные образцы высокой производительности труда, перекрывали наиболее высокие нормы передовых в техническом отношении капиталистических предприятий. Быстро осваивались и далеко перекрывались производственные мощности новых предприятий. Все эти проблемы, вставшие перед промышленностью в связи со стахановским движением, требовали быстрого решения.

    Для обсуждения назревших вопросов промышленности в связи со стахановским движением в декабре 1935 г. был созван Пленум ЦК ВКП(б), решения которого сыграли первостепенную роль в дальнейшем развертывании движения новаторов, способствуя поднятию его на качественно новую ступень.

    В работе Пленума приняло участие до 3 тыс. партийных и хозяйственных работников, инженеров, техников и рабочих-новаторов. В его решениях была дана яркая характеристика сущности стахановского движения, его роли и значению в экономическом развитии СССР. Это движение, как указывалось в резолюции Пленума, являлось результатом развития страны на путях к социализму. Высоко оценивая стахановское движение, Пленум подчеркнул, что «движение подымает культурно-технический уровень рабочего класса, ломает старые технические нормы, перекрывает в ряде случаев производительность труда передовых капиталистических стран, обеспечивает быстрый рост производства предметов потребления и их удешевление, обеспечивает превращение нашей страны в наиболее зажиточную страну и укрепляет таким образом позиции социализма во всемирном масштабе»171. Пленум подверг резкой критике тех хозяйственников, которые оказывали сопротивление новому движению, не сумели возглавить его, и предложил снять все преграды с его пути. Были выработаны меры по вовлечению в ряды стахановцев еще более широких масс трудящихся. Главной предпосылкой массового развития стахановского движения явилась ликвидация преобладавших в практике нормирования так называемых опытно-статистических норм при сохранении прогрессивной сдельщины и увеличении фонда заработной платы. Опытно-статистические нормы, ориентированные на рабочих, слабо владеющих техникой, не могли быть регулирующей силой, призванной организовать вокруг новаторов производства широкие массы трудящихся. Пленум рекомендовал заменить существующие нормы более высокими, пересмотреть в сторону повышения технические нормы оборудования и производственные мощности предприятий. Было признано необходимым при установлении норм выработки и производственных мощностей широко привлекать стахановцев, исходить из строгой проверки производственных возможностей каждого предприятия и прежде всего учета передового опыта новаторов.

    Чтобы обеспечить максимальную эффективность стахановского движения, были определены конкретные задачи для каждой отрасли промышленности с учетом состояния экономики, объективных возможностей и специфики различных отраслей. Развертывание движения новаторов по линии улучшения количественных и качественных показателей рекомендовалось провести в первую очередь во всей добывающей и тех отраслях тяжелой, легкой и пищевой промышленности, где обилие сырьевых ресурсов и техническая реконструкция создавали благоприятные условия для быстрого роста выпуска продукции. В отраслях, перерабатывающих дефицитное сырье (машиностроение, отдельные химические производства и др.), встречное планирование роста производительности труда должно было быть направлено на экономию сырья и материалов, изыскание более дешевых заменителей, а также на борьбу с производственными потерями. Выполнение поставленных Пленумом задач позволило обеспечить досрочное выполнение плана второй пятилетки.

    Решения декабрьского Пленума ЦК ВКП(б) и обсуждение их на предприятиях вызвали дальнейший подъем стахановского движения. Число передовиков на предприятиях всех отраслей промышленности интенсивно росло, совершенствовались формы социалистического соревнования. Менее чем за год, с ноября 1935 г. по август 1936 г., удельный вес стахановцев среди рабочих в основных отраслях промышленности вырос в 3—4 раза: в металлообрабатывающей промышленности с 7,5 до 27,7%, в основной химии — с 7,0 до 26,7%, в черной металлургии — с 6,6 до 26,2%, в текстильной промышленности — с 7 до 19,7% и т.д.172 Отчетливо обозначалась тенденция к переходу от отдельных рекордов к увеличению выпуска продукции в масштабе всего предприятия. От стахановских смен и суток был сделан новый шаг вперед: возникли стахановские пятидневки, декады, месячники, в течение которых коллективы добивались высокой выработки. С 20 января 1936 г. Магнитогорский комбинат провел первую стахановскую пятидневку, а затем — стахановскую декаду. Апрель 1936 г. вошел в историю социалистического строительства как месяц стахановской работы тяжелой промышленности. Новые формы коллективной стахановской работы способствовали вскрытию и реализации производственных возможностей и резервов предприятий, вовлечению новых групп рабочих в движение новаторов, резкому повышению производительности труда. В ходе стахановской декады новаторы завода им. Ленина доказали возможность выполнения годового плана по паровозам за 7 месяцев. Больше половины месячного плана выполнили за декаду заводы Ленинграда: им. Войкова, им. Куйбышева, им. Кирова и др. Хлопчатобумажная промышленность Ленинграда выпустила за декаду сверх плана 46 т пряжи, 147 300 м тканей, и свыше 1 млн. катушек ниток. Однако новые формы коллективной стахановской работы имели и слабую сторону, так как даже лучшим предприятиям обычно не удавалось закрепить достигнутую общую высокую производительность труда. Наступал спад в работе. Это отрицательно сказывалось на ритмичной работе предприятий, на вовлечении рабочих масс в повседневную борьбу за выполнение производственных заданий.

    Стахановские смены, сутки, пятидневки и декады стали ступенью в деле пересмотра проектных мощностей предприятий и устаревших норм выработки. В первом полугодии 1936 г. в Москве, Ленинграде, на Урале и Украине состоялись отраслевые конференции по пересмотру технических нормативов и норм выработки. В них участвовали директора, инженерно-технические работники, новаторы производства, представители наркоматов, научно-исследовательских, проектных и конструкторских учреждений. Конференции разрабатывали конкретные организационно-технические мероприятия, обеспечивающие максимальное повышение производительности труда на каждом рабочем месте. Учитывая опыт работы стахановцев и передовых рабочих, устанавливались нормы выработки и расценки работ для рабочих различных профессий по отрасли промышленности в целом и для каждого предприятия в отдельности. Нормы выработки были повышены: в каменноугольной промышленности на 22—27,5%, в нефтяной — на 27—29%, в черной металлургии — на 13—20%, в химии по различным производствам — от 24,0 до 47,2%, в машиностроении — на 30—40% и т.д.173 Новые нормы были закреплены на 1936 г. Они давали возможность подтягивать отстающих работников до уровня передовых и обеспечивали при правильной организации труда выполнение всеми добросовестными рабочими установленных норм выработки.

    С первых дней введения новых норм выработки развернулось соревнование за их освоение и перевыполнение. Такой массовый интерес способствовал быстрому освоению новых норм, снижению затрат рабочего времени на единицу изделия. К концу 1936 г. новые нормы выработки были успешно освоены уже 75—90% всех рабочих промышленности174. В марте 1937 г. в основной химии нормы в среднем были выполнены на 130,5%, в черной металлургии — на 137,9%, в машиностроении и металлообработке — на 138,7%, в бумажной промышленности — на 113,7% и т.д.175 Значительно понизилось число рабочих, не выполнявших норм.

    В результате массового освоения новых норм и их перевыполнения весной 1937 г. был произведен дополнительный пересмотр норм в отдельных отраслях промышленности и некоторое их повышение. Так, в алюминиевой промышленности нормы выработки были повышены на 13,3%, энергетической — на 15,6%, горном машиностроении — на 18,1%, основной химии — на 14,7% и т.д. Но и эти нормы были быстро освоены176. Пересмотр норм выработки в 1936—1937 гг. имел важное значение для укрепления трудовой дисциплины и роста производительности труда, для дальнейшего развертывания стахановского движения.

    Наряду с нормами выработки рабочих серьезному пересмотру подверглись и технические нормы оборудования, проектные мощности предприятий и цехов. Новаторы производства, участвуя в работе отраслевых конференций, внесли огромный вклад в создание новой нормативной базы отраслевого и народнохозяйственного планирования. Анализ установленных в дальнейшем мощностей показывает, что расчеты, проведенные конференциями, во многом предопределили плановые задания на 1936, 1937 гг. и третью пятилетку. Так, общие мощности черной металлургии, подсчитанные по установленным конференциями новым техническим нормам, превысили первоначальный план 1936 г. (с учетом вновь вступающих в работу агрегатов) по чугуну в натуре на 35%, по стали — на 56%, по прокату (без труб и поковок) — почти в 2 раза. В химической промышленности конференции наметили удвоение производства в 1938 г. серной кислоты (по сравнению с планом 1936 г.) без ввода новых объектов. Расчеты, проведенные конференциями машиностроителей, также вскрыли большие резервы мощностей. Например, новаторы станкоинструментальной промышленности доказали, что возможно повысить использование оборудования на 72% по сравнению с 1935 г. Расчеты мощностей предприятий, как правило, сопровождались разработкой детальных планов организационно-технических мероприятий.

    Уже в процессе выполнения плана 1936 г. подтвердилась обоснованность решений отраслевых конференций. Предприятия, приближаясь к достижению намеченного конференциями уровня производственных мощностей, значительно превышали плановые задания177. Преодоление стахановцами старых норм технических мощностей, планов, балансов означало новый шаг в развитии социалистической индустрии, открыло новые пути развития науки и техники.

    Широкий размах творческой активности советского рабочего класса сопровождался постоянными поисками новых форм и совершенствованием социалистической организации труда. В 1936 г. возникли такие формы коллективной стахановской работы, как сквозные стахановские бригады и комсомольско-молодежные бригады, которые имели большое значение для дальнейшего развития движения новаторов и вовлечения в него широких масс. Первая сквозная стахановская бригада, охватившая весь цикл производства продукции, была организована на Калининской прядильной фабрике по почину ватерщицы К. А. Шевалевой. Вскоре такие бригады появились во многих отраслях промышленности и способствовали выявлению и реализации производственных резервов, повышению производительности труда.

    В 1936 г. возникло движение «двухсотников» (рабочих, систематически выполняющих по две нормы за смену). Основой этого движения стала рационализаторская и изобретательская работа передовых производственников. Оно получило на отдельных предприятиях значительное распространение. Так, на ленинградском заводе «Электросила» 250 рабочих выполняли норму в августе 1936 г. на 200% и более. А всего в ленинградской промышленности к началу 1937 г. примерно 20 тыс. человек выполняли по две нормы. Среди шахтеров Донбасса 12,6 тыс. человек систематически выполняли по 2—3 нормы за смену178. На фабриках и заводах, в шахтах и рудниках постоянно увеличивалось число рабочих, которые благодаря новой организации труда и полному использованию техники добивались высокой производительности труда, перевыполняли в несколько раз нормы выработки, обеспечивали быстрый рост производства.

    Большое распространение на передовых предприятиях страны получило соревнование по профессиям. В металлургической промышленности по инициативе известного всей стране сталевара-новатора Мариупольского завода им. Ильича М. Н. Мазая развернулось движение за максимальный съем стали с 1 м² пода печи, за скоростные плавки. Впервые в мировой истории металлургии бригада М. Н. Мазая 29 октября 1936 г. сняла 15 т стали с 1 м² пода печи179. Передовые рабочие прокладывали новые пути в технике, в организации производства и труда, позволявшие увеличивать выпуск продукции без дополнительных капиталовложений.

    Росли ряды участников социалистического соревнования и передовиков производства. К исходу второй пятилетки в промышленности насчитывалось 2,8 млн. стахановцев и ударников. Число стахановцев (в отношении к общему числу рабочих на учтенных предприятиях) достигло 24,9%, а ударников — 18,9%180. На многих предприятиях эти показатели были значительно выше. По мере укрепления социалистической экономики и новых производственных отношений все полнее и шире проявлялась трудовая активность и творческая инициатива рабочего класса СССР. Стахановское движение стало массовым, всенародным, что сыграло огромную роль в досрочном выполнении второго пятилетнего плана, в решении важнейших задач строительства социализма. Оно вошло в историю социалистического строительства как один из ярких и героических этапов. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии отмечал: «Победа социализма в нашей стране породила невиданные ранее в истории человечества проявления массового трудового энтузиазма — такие, как стахановское движение, движение за коммунистическое отношение к труду и другие»181.

    Большое значение для возникновения и массового развития движения новаторов производства имело изобретательство и рационализаторство, которые получили широкий размах в годы второй пятилетки. Коммунистическая партия всемерно поддерживала и поощряла творческую инициативу трудящихся, направляла ее на завершение социалистической реконструкции народного хозяйства и решительно искореняла бюрократизм и волокиту, технический консерватизм, вела постоянный поиск новых эффективных средств материального и морального стимулирования труда изобретателей и новаторов.

    Благодаря огромным масштабам реконструкции, росту культурно-технического уровня рабочего класса, политической работе партии в массах значительно увеличилось число изобретателей и рационализаторов, количество внесенных и внедренных в производство предложений, заметно повысилась их экономическая эффективность. В 1934 г. в рядах общества изобретателей насчитывалось 675 тыс. человек182. Только за один 1935 г. в целом по СССР от рабочих поступило 23,6 тыс. заявок в организацию, ведавшую изобретательским делом. Среди них было зарегистрировано 3 тыс. крупных изобретений в химической промышленности, 3 тыс. — по обработке металлов и машиностроению, более 5 тыс. — в области электротехники и транспорта, свыше 2 тыс. — в области производства измерительных инструментов и приборов183. Изобретатели и рационализаторы выступали творцами новых конструкций машин, инструментов и механизмов, новой технологии. Общая экономическая эффективность от внедрения их предложений в течение второй пятилетки исчислялась многими миллионами рублей. Подъем творчества и изобретательства в эти годы способствовал успешному решению ряда назревших задач технического перевооружения производства, совершенствованию его техники, росту технических знаний рабочих, повышению производительности труда.

    Стахановское движение стало объектом пристального внимания и изучения не только в СССР, но и за границей. Империалистическая пропаганда использовала тогда и пускает в ход в наши дни всякие вымыслы о творческой инициативе масс в борьбе за высокую производительность труда, за досрочное выполнение плана второй пятилетки. Буржуазные газеты, особенно фашистские, в то время распространяли клеветнические измышления о том, что стахановское движение будто бы основано «на принудительном труде», «на мускульной силе рабочих» и т.д. А орган швейцарских лавочников «Нейе цюрихер цейтунг» дошел и до такой выдумки, будто система Стаханова — это «новая мистика», что «весь рабочий класс Советского Союза охвачен глубоким равнодушием к производственному процессу», который-де «не только не оправдал астрономических ожиданий планового хозяйства, а, наоборот, обнаружил движение вспять»184. В изображении буржуазных фальсификаторов истории стахановское движение и ударничество до сих пор предстают как акции, навязанные «сверху» в целях повышения производительности труда, чуждые интересам рабочего класса. «Стахановский метод, — утверждает западногерманский экономист А. Вебер, — называемый так по имени рабочего, подавшего пример, был призван стимулировать отдельных рабочих к необычной производительности, которая позволяла бы вновь увеличивать нормы»185.

    Буржуазные идеологи всеми силами пытаются исказить тот факт, что стахановское движение было рождено природой нового общества, энтузиазмом строителей социализма. Так, например, троцкист И. Дейчер пытается объяснить движение новаторов влиянием крестьянской психологии. Он связывает со стахановским движением развитие «неравенства» в среде советского рабочего класса, рост «рабочей аристократии»186.

    Однако многочисленные делегации иностранных рабочих, в годы второй пятилетки приезжавшие в СССР, разоблачали эту ложь. Прогрессивная общественность за рубежом справедливо рассматривала движение новаторов производства как «новую фазу социализма»187. «Это, очевидно, колоссальное пробуждение человеческого сознания в области труда, — писал французский писатель Ромен Роллан. — Оно возможно только в настоящем социалистическом обществе, где рабочий чувствует себя хозяином…»188

    Техническое перевооружение отраслей хозяйства, совершенствование организации производства и труда, повышение культурно-технического уровня трудящихся, развитие социалистического соревнования обеспечили исключительно высокие темпы роста производительности труда. В 1937 г. выработка на одного рабочего в крупной промышленности СССР увеличилась по сравнению с 1932 г. на 82% (вместо запланированных 63%). При этом каждый процент прироста производительности труда давал 500 млн. руб. дохода, в то время как в первой пятилетке он составлял 310 млн. руб. В отраслях тяжелой индустрии выработка на одного рабочего повысилась на 109,3%, в том числе в машиностроении — на 111,2, в черной металлургии — на 126,3, в каменноугольной промышленности (без промышленности местного значения) — на 65,4%. В пищевой промышленности производительность труда возросла на 65,7%, а в легкой — на 35,9%189. Среднегодовой прирост производительности труда за 1933—1937 гг. достиг 12,7% вместо 8,9% за первое пятилетие. В капиталистических же странах за 1929—1936 гг. он составлял менее 0,5%. В итоге производительность труда в СССР выросла к 1937 г. по сравнению с 1913 г. в 3,2 раза, в США — соответственно прирост составил 46%, а в Англии — лишь 19%. Благодаря этому по уровню производительности промышленного труда Советский Союз приблизился к Англии и Германии, но еще значительно отставал от США.

    При оценке изменений в производительности труда за вторую пятилетку нельзя упускать из виду, что наряду с количественным ростом выработки было введено в действие большое число новых предприятий, освоены новые отрасли производства. Советские рабочие овладели современными сложнейшими машинами, станками, агрегатами, и это освоение новой техники было наглядным показателем роста производительности социалистического труда.

    Повышение производительности труда явилось основным источником увеличения промышленного производства и обеспечило значительную экономию рабочей силы. За счет роста производительности труда было получено в первой пятилетке 51%, а во второй пятилетке — 79% (против намеченного планом 68,3%) всего прироста промышленной продукции. Если бы производительность труда в крупной промышленности оставалась в 1937 г. на уровне 1932 г., то для выполнения производственной программы ей потребовалось бы дополнительно 7,4 млн. рабочих. Вытеснение экстенсивных методов развития производства являлось отличительной чертой исследуемого периода.

    Рост производительности труда осуществлялся по следующим направлениям: техническое перевооружение промышленности и механизация трудоемких процессов; создание квалифицированных кадров, сумевших освоить современную технику и новые производства; совершенствование организации труда и производства; лучшая расстановка рабочей силы; изживание обезлички и функционалки, перестройка заработной платы на основе ликвидации уравниловки; уменьшение текучести рабочей силы, укрепление трудовой дисциплины; повышение материального и культурного уровня жизни рабочих. Важную роль сыграло развернувшееся на основе освоения новой техники стахановское движение.

    За три года движения новаторов (1935—1937 гг.) производительность труда по отдельным отраслям промышленности увеличилась, на что указывают приводимые данные (в %)190:

    Электростанции 45,2 Черная металлургия 66,3
    Каменноугольная 49,1 Машиностроение и металлообработка 49,2
    Химическая 68,6 Бумажная 64,5

    Социалистический способ производства открыл безграничный простор для развития производительных сил и роста общественной производительности труда.

    В борьбе за повышение производительности труда большое значение приобрела работа по улучшению организации заработной платы в целях более полного и последовательного осуществления принципа распределения по труду. Необходимо было повысить материальную заинтересованность рабочих и инженерно-технических работников в быстром освоении современной техники и технологии производства.

    Задача совершенствования организации заработной платы состояла в том, чтобы:

    ликвидировать элементы уравниловки в заработной плате квалифицированных и неквалифицированных рабочих, обеспечить более последовательное осуществление социалистического принципа равной оплаты за равный труд;

    усилить материальную заинтересованность работников в росте производительности труда, повышении квалификации и овладении новой техникой, улучшении экономических показателей работы;

    обеспечить более высокую заработную плату передовикам производства, работникам ведущих профессий и лицам, занятым тяжелым трудом.

    Начало практическому разрешению этой задачи положило постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 21 мая 1933 г. «О заработной плате рабочих и инженерно-технических сил угольной промышленности Донбасса», которое послужило основой для организации заработной платы во всех отраслях промышленности. Для ликвидации уравниловки в заработной плате устанавливались более высокие расценки на подземных работах, расширялась система сдельной и прогрессивно-премиальной оплаты труда, сверхплановая выработка оплачивалась в прогрессивно возраставшем размере. Создавался специальный премиальный фонд для поощрения постоянно работающих высококвалифицированных рабочих. Для инженерно-технических работников устанавливались повышенные оклады, создавалась материальная заинтересованность у них в переходе из управлений в шахты191.

    Новая организация заработной платы способствовала преодолению многих элементов уравниловки, усилила заинтересованность рабочих в повышении производительности труда. Дальнейшее развитие получила сдельная оплата труда и прежде всего сдельно-прогрессивная система, в наибольшей степени способствующая росту выработки рабочих. На 31 декабря 1937 г. на сдельно-прогрессивную систему оплаты труда было переведено 31,8% всех рабочих крупной промышленности, в том числе в каменноугольной — 46,2%, в нефтедобывающей — 36,3, в черной металлургии — 41,7, в металлообрабатывающей — 21,6, в химической — 16,3, в текстильной — 45,2, в пищевкусовой — 44,2% всех рабочих192.

    В целях повышения стимулирующей роли заработной платы постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 марта 1934 г. устанавливалось, что при невыполнении нормы выработки по вине работника оплата производится по количеству и качеству выработанной им продукции. При невыполнении нормы не по своей вине работник получает не менее 2/3 тарифной ставки. Систематически невыполняющий установленной нормы в нормальных условиях работник может быть уволен или переведен на другую работу193.

    Процесс ликвидации уравнительности в оплате труда сопровождался резким повышением уровня заработной платы во всех отраслях труда. Во всем народном хозяйстве средняя годовая заработная плата увеличилась за 1932—1937 гг. с 1427 руб. до 3038 руб., или в 2,1 раза. В промышленности среднегодовая заработная плата выросла с 1434 руб. в 1932 г. до 3447 руб. в 1938 г., или в 2,4 раза194. Выше этого уровня поднялась заработная плата рабочих важнейших отраслей промышленности, а также рабочих ведущих профессий, высокой квалификации, стахановцев — новаторов производства. Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих в нефтедобывающей промышленности в 1937 г. увеличилась по сравнению с 1932 г. в 2,4 раза, в каменноугольной — в 2,5 раза, в металлообрабатывающей — в 2 раза, в черной металлургии — в 2,1 раза195. Благодаря межотраслевому регулированию заработной платы ведущие отрасли промышленности переместились на первые места по уровню средней заработной платы. Так, к концу 1937 г. на первые места по данному показателю вышли нефтедобывающая промышленность, каменноугольная, металлообрабатывающая, черная металлургия. Поскольку в этих отраслях промышленности были сосредоточены в основном наиболее тяжелые работы, повышение заработной платы обеспечило одновременно и повышение оплаты тяжелого физического труда. Обеспечение за ведущими отраслями промышленности первых мест по уровню заработной платы способствовало более быстрому развитию I подразделения общественного производства, что полностью отвечало задачам социалистической индустриализации страны.

    Ускоренными темпами росла также заработная плата рабочих ведущих профессий. Так, дневной заработок забойщика на отбойном молотке в Донбассе вырос с 12 руб. 72 коп. в 1934 г. до 29 руб. 63 коп. в 1938 г., машиниста врубовой машины — с 12 руб. 96 коп. до 29 руб. 17 коп., сталевара в металлургической промышленности — с 19 руб. 11 коп. до 28 руб. 42 коп., старшего вальцовщика — с 18 руб. 62 коп. до 32 руб. 73 коп. и т.д.196

    Существенное значение имела система материального поощрения рабочих и инженерно-технических работников. Было введено дополнительное премирование рабочих за улучшение качественных показателей: экономию электроэнергии, топлива, сырья, материалов, уменьшение простоев оборудования, за сохранность механизмов, улучшение качества ремонтов, повышение сортности выпускаемой продукции и др. Для поощрения выполнения и перевыполнения норм выработки рабочими создавались специальные фонды социалистического соревнования или, как их еще называли, премиальные фонды. В целом премированием, включая сдельно-прогрессивную систему, в 1936 г. было охвачено около 40% рабочих197. Инженерно-технические работники получали премии за выполнение плана, снижение себестоимости, выпуск продукции повышенного качества. Размеры премий достигали 2—3 дополнительных окладов в месяц. Материальное поощрение передовиков производства не ограничивалось денежными премиями. Лучшие стахановцы и ударники награждались ценными подарками, бесплатными путевками в санатории, дома отдыха и экскурсионные поездки, абонементами в театры и т.д. Премирование рабочих и ИТР служило важной формой материального стимулирования высокопроизводительной работы.

    Как уже отмечалось, постановлением ЦИК и СНК СССР в апреле 1935 г. был учрежден фонд директора предприятия. Не менее 50% этого фонда должно было идти на улучшение культурно-бытового обслуживания работников предприятия, на индивидуальное премирование, на дополнительные капитальные работы, рационализацию и техническую пропаганду, остальные 50% — на улучшение жилищных условий198. Эта мера значительно повысила материальную заинтересованность рабочего коллектива в результатах деятельности своего предприятия.

    За высокие производственные показатели устанавливались также различные моральные поощрения: переходящие Красные знамена, занесение на доску почета, в книгу почета и т.д. В ноябре 1937 г. были учреждены переходящие Красные знамена Наркомтяжпрома и ЦК профсоюзов для вручения передовым заводам, шахтам, цехам и агрегатам, добившимся в соревновании лучших показателей работы и обеспечившим подъем стахановского движения. Кроме того, вводился значок «Отличник социалистического соревнования тяжелой промышленности» и «Похвальный лист» для выдачи ударникам и стахановцам, отличившимся в соревновании199.

    Однако в годы второй пятилетки в организации заработной платы были и недостатки, например во многих отраслях промышленности рост заработной платы опережал рост производительности труда. Это сказывалось на экономике предприятий, тормозило снижение себестоимости продукции и приводило к перерасходу фондов заработной платы.

    Повышение производительности труда содействовало улучшению структуры себестоимости промышленной продукции. За годы второй пятилетки вырос удельный вес материальных затрат и снизился удельный вес заработной платы. В общей сумме затрат на производство в промышленности доля материальных затрат составляла в 1937 г. 71,3% против 60% в 1932 г. В 1932—1937 гг. доля заработной платы с начислениями в себестоимости крупной промышленности снизилась с 35,6 до 21,7%. Затраты человеко-дней на 10 руб. валовой продукции сократились в 1937 г. против 1932 г. по всей промышленности с 3,4 до 1,9, в каменноугольной — с 12,6 до 6,55, в черной металлургии — с 5,5 до 2,2, в машиностроении — с 4,1 до 2,05.

    Вместе с тем отмечалось снижение затрат овеществленного труда на единицу промышленной продукции. За 1932—1937 гг. нормы расхода условного топлива на выработку 1 квт-ч электроэнергии снизились на 19%. Фактические затраты кокса на 1 т чугуна в среднем по всем заводам были в 1936 г. почти на 20% ниже 1932 г. Общая экономия топлива на электростанциях и в черной металлургии по сравнению с кормами расходования 1932 г. составила за вторую пятилетку 27,5 млн. т условного топлива, что равно почти всей добыче каменного угля в России в 1913 г. Существенно снизились затраты металла в продукции машиностроения. Нормы расходования металла в отраслях машиностроения в 1936 г. снизились на 4—5% по сравнению с 1935 г., а в 1937 г. — дополнительно на 3—4%. В эти годы экономия от снижения норм расходования металла в отраслях машиностроения составила более 1 млрд. руб. Заметно улучшилось использование средств производства в легкой и пищевой промышленности. Экономия от использования материальных ресурсов в промышленности за 1933—1937 гг. составила 6—7 млрд. руб., т.е. примерно 50% всего объема производства 1913 г.

    Рост производительности труда в основном обеспечил снижение себестоимости промышленной продукции. Без учета влияния изменения цен на сырье, материалы и топливо себестоимость продукции в промышленности снизилась на 10,3%, в том числе в тяжелой индустрии — на 27%. Причем себестоимость продукции машиностроения стала ниже на 45,7%, черной металлургии — на 20,7, основной химии — на 30,9, мясной промышленности — на 11, сахарной — на 14, консервной — на 6%. Существенную роль в снижении себестоимости сыграло также сокращение управленческих и сбытовых расходов с 7,4% в 1932 г. до 5,1% в 1937 г. Удельный вес всех накладных расходов союзной промышленности в 1937 г. был в 2,5—3 раза ниже, чем в капиталистической промышленности200.

    Очевидные преимущества социалистической системы хозяйства позволили Советскому государству обеспечить промышленность рабочей силой, осуществить в широких масштабах подготовку квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников. Создание постоянных, овладевших техникой кадров, всемерное развитие социалистического соревнования, усиление экономического и морального стимулирования труда, повышение его производительности обеспечили выполнение производственной программы второй пятилетки при меньшей численности работников, чем планировалось. Рост производительности общественного труда явился решающим фактором увеличения объема выпускаемой продукции.

    Огромный трудовой энтузиазм народных масс, их неисчерпаемая инициатива, мужество, самоотверженность, преданность Советской Родине, мудрое руководство Коммунистической партии обеспечили завершение технической реконструкции, досрочное (к 1 апреля 1937 г.) выполнение второго пятилетнего плана. В СССР в основном было построено социалистическое общество.

    Глава четвертая
    ТЕМПЫ РОСТА И СТРУКТУРА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

    Социалистическая промышленность является ведущей силой советской экономики на всех этапах ее развития. Промышленность выступает как основной источник расширенного социалистического воспроизводства во всем народном хозяйстве, обеспечивая все отрасли средствами производства и прежде всего орудиями труда. Ведущая роль промышленности в решении народнохозяйственных задач обусловливается ее социальной структурой, подавляющим преобладанием государственных предприятий, основанных на общенародной форме социалистической собственности. Здесь трудится рабочий класс — главная производительная сила общества.

    Уже в итоге осуществления первой пятилетки в крупной промышленности безраздельно господствовал социалистический способ производства. Неизмеримо возросла производственная мощь промышленности, коренным образом изменилась структура производства. Промышленно-производственные фонды в 1932 г. превысили уровень 1913 г. в 3,2 раза, валовая продукция — в 2,7 раза201. По объему промышленного производства Советский Союз выдвинулся на второе место в Европе и третье место в мире202. Удельный вес валовой продукции крупной промышленности в сумме валовой продукции промышленности и сельского хозяйства вырос за пятилетку с 48% до 70%203. Социалистическая промышленность располагала квалифицированными кадрами рабочих и специалистов.

    К началу второй пятилетки Советский Союз стал страной развитой тяжелой индустрии. Удельный вес отраслей группы «А» составил 53,4% продукции всей крупной промышленности. По структуре промышленности Советский Союз сравнялся с такими развитыми капиталистическими странами, как Англия и Германия. Было создано всесторонне развитое машиностроение, заводы массового и крупносерийного производства дали к началу второй пятилетки ¾ всей машиностроительной продукции204. Осуществлена была важнейшая директива XIV съезда партии: превратить СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую машины и оборудование205. Укрепив технико-экономическую независимость, Советский Союз занял второе место в мире по производству машин.

    Развитие машиностроения опиралось на резко возросшую черную металлургию. Старые металлургические заводы подверглись коренной реконструкции, заново была создана вторая — Урало-Кузнецкая — металлургическая база. Основные фонды черной металлургии увеличились к концу первой пятилетки в 2 раза206. Выпуск качественного проката, необходимого для производства современных машин, оборудования и средств обороны, вырос почти в 8 раз207.

    Продолжая успешное осуществление плана ГОЭЛРО, Советский Союз добился больших успехов в области электрификации — ведущем звене технической реконструкции народного хозяйства. На территории страны действовало 46 районных электростанций мощностью 2,6 млн. квт, ряд окольцованных энергетических систем, выработка электроэнергии увеличилась с 1,9 млрд. квт-ч в 1913 г. до 13,5 млрд. квт-ч в 1932208.

    Укрепилась и расширилась топливная база страны, осуществлялась минерализация топливного баланса. Большая часть добычи угля производилась механизированным способом. Были созданы основы современной химической промышленности, продукция которой в первой пятилетке увеличилась более чем в 3 раза209. Созданная за годы первой пятилетки тяжелая промышленность стала базой для технической реконструкции всего народного хозяйства. На основе крупных комбинатов, построенных в новых районах, развертывались отрасли пищевой индустрии и легкой промышленности. Оснащалось техническими средствами сельское хозяйство, развертывалось транспортное строительство. Таким образом, построив в первой пятилетке фундамент социалистической экономики, Советское государство к началу второй пятилетки располагало реальными возможностями для завершения создания материально-технической базы социалистического общества.

    1. Рост социалистического накопления

    Вторая пятилетка явилась продолжением курса на социалистическую индустриализацию страны и обобществление производства во всех подразделениях экономики, проводившихся в первой пятилетке.

    Интенсивный процесс обобществления производства привел к тому, что к концу второй пятилетки 99,8% всей промышленной продукции и 98,6% валовой продукции сельского хозяйства производилось на социалистических предприятиях. Государство и кооперация сосредоточили в своих руках 100% розничного товарооборота; социалистические предприятия располагали 98,7% основных производственных фондов210.

    Социалистические предприятия к концу второй пятилетки производили 99,1% национального дохода страны211. Личное подсобное хозяйство, хотя и играло еще некоторую роль, особенно в сельском хозяйстве, определялось общим развитием плановой экономики. Составляя часть социалистического расширенного воспроизводства, подсобное хозяйство рабочих, служащих, колхозников производило продукты главным образом для личного потребления самих производителей. Правда, некоторая доля создаваемых в нем продуктов шла на рынок. Однако эта доля была незначительной и не могла существенно отразиться на уровне накопления. Она лишь служила одним из факторов повышения уровня потребления трудящихся.

    С завершением обобществления ведущих подразделений экономики процесс расширенного воспроизводства стал осуществляться на единой основе — социалистической собственности на средства производства.

    Созданная в первой пятилетке мощная тяжелая промышленность и социалистические формы хозяйствования позволяли ускорить процесс индустриализации страны, обеспечить высокие и устойчивые темпы развития всех других отраслей народного хозяйства.

    Прежние источники социалистического накопления уже не могли полностью обеспечить потребностей бурно развивающейся промышленности. Для успешного завершения технической реконструкции народного хозяйства, построения материально-технической базы социализма во второй пятилетке потребовалось расширить источники накопления, изыскать возможности их более эффективного использования, превратить все отрасли экономики в рентабельные.

    Социалистическое преобразование экономики на базе общественной собственности позволило увеличить размеры прибавочного продукта, обеспечило высокие темпы его роста. Это дало возможность поддерживать высокие темпы накопления, необходимые для индустриального развития страны. В годы первой и второй пятилеток норма социалистического накопления находилась примерно на одном уровне и составляла 26—27% национального дохода. В 1932 г. удельный вес накопления в национальном доходе достигал 26,9%, в 1937 г. он был равен 26,4%212.

    Однако источники накопления имели свои особенности. Так, если в первой пятилетке главными источниками накопления были легкая промышленность, сельское хозяйство, финансирование из госбюджета, а также привлеченные средства населения, то во второй пятилетке такого перераспределения доходов было уже недостаточно для развития промышленности, в особенности ее тяжелых отраслей. Так, в 1928/29 г. отрасли группы «Б» давали более 70% всей суммы прибылей промышленности. Перераспределяемая через госбюджет чистая продукция отраслей группы «Б» совместно с чистой продукцией сельского хозяйства была главным источником финансирования всех отраслей экономики СССР и в первую очередь тяжелой промышленности. Отрасли же, производящие средства производства, почти целиком находившиеся на государственных дотациях, давали менее 1/3 чистой продукции промышленности213.

    Поэтому вторым пятилетним планом перед социалистическими предприятиями была поставлена задача резко повысить качественные показатели, такие, как рост производительности труда, снижение себестоимости и накладных расходов в самой тяжелой промышленности, строительстве, на транспорте (железнодорожном).

    Фактически проблема поддержания высоких темпов накопления переносилась в область повышения эффективности производства, лучшего использования двух его основных факторов — живого и овеществленного труда.

    В числе мер повышения эффективности производства были рационализация производства, ускоренное освоение новой техники и технологии, совершенствование форм оплаты труда и других форм материального поощрения, укрепление социалистической дисциплины труда, организация соревнования. Одной из экономических мер обеспечения эффективности производства явилось повышение темпов развития отраслей, производящих товары народного потребления, т.е. развития легкой и пищевой промышленности.

    Естественно, что результаты принятых мер сказались не сразу. Примерно до 1935 г. темпы снижения себестоимости в тяжелой промышленности колебались в пределах 4—9% ежегодно, в том числе в машиностроении — от 9 до 14%, черной металлургии — от 7,5 до 11%, основной химии — от 7,5 до 10,6%214.

    Наибольших успехов, как видим, добилось машиностроение. Только за первые три года второй пятилетки оно дало 2,5 млрд. руб. экономии, что в 6 раз превысило уровень этого показателя за все предыдущие 5 лет215. Машиностроение стало первой отраслью тяжелой промышленности, перешедшей на работу без дотаций из госбюджета.

    Начиная с 1935—1936 гг. впервые почти все отрасли тяжелой промышленности, за исключением добывающих (каменноугольной, рудной, торфяной), начали получать прибыль, что позволило к 1936 г. большинству отраслей тяжелой промышленности отказаться от дотаций государственного бюджета.

    В целом за годы второй пятилетки вся тяжелая промышленность снизила себестоимость на 27%, значительно обогнав показатели роста внутрипроизводственных накоплений в легкой и пищевой отраслях. Особенно больших успехов в экономии сырья, материалов добились: промышленность синтетического каучука, снизившая себестоимость на 2/3, основной химии — на 30%, черной металлургии — на 20 и машиностроения, удешевившее производство на 45%216. Тяжелая промышленность превратилась в источник финансирования народного хозяйства. Сумма прибылей отраслей группы «А» благодаря высоким темпам роста внутрипромышленного накопления за 1931—1937 гг. увеличилась в несколько раз. В 1937 г. отрасли тяжелой промышленности дали 40% всей прибыли социалистической промышленности союзного подчинения217.

    В результате роста внутрипромышленного накопления доля собственных средств в общей сумме капитальных вложений в промышленности возросла с 25,3% в 1933 г. до 58,7% в 1937 г. В 1933—1937 гг. доходы социалистической индустрии, поступившие в госбюджет, на 85,1 млрд. руб. превышали расходы госбюджета по промышленности и направлялись уже на финансирование других отраслей народного хозяйства218.

    Победа социализма привела к качественным изменениям в сфере расширенного воспроизводства СССР. Если в годы первой пятилетки расширение производства достигалось преимущественно за счет использования экстенсивных методов, т.е. увеличения численности рабочей силы и материальных ресурсов, то во второй пятилетке увеличение производства стало достигаться в большей степени благодаря использованию интенсивных факторов — роста производительности труда, экономии трудовых и материальных ресурсов, ускорения оборачиваемости оборотных средств и т.д.

    Основными факторами повышения производительности труда явились: во-первых, развитие и совершенствование орудий, других средств труда и технологии производства; во-вторых, изменение структуры энергетических ресурсов, применяемых в процессе производства; в-третьих, развитие общественного характера производительных сил (концентрация, специализация и кооперирование производства); в-четвертых, повышение квалификации и расширение опыта работников производства, улучшение организации труда на предприятиях.

    В результате освоения новой техники улучшалось использование оборудования и производственных мощностей в промышленности. В черной металлургии коэффициент использования полезного объема доменных печей (по номинальному времени работы) составил в 1937 г. 1,11 против 1,75 в 1932 г.; среднесуточный съем стали с 1 м² площади пода мартеновских печей (по календарному времени работы) повысился с 2,12 т в 1932 г. до 4,35 т в 1937 г. Более чем в 4 раза возросла скорость бурения в нефтяной промышленности219. Одновременно снизилась материалоемкость промышленного производства; сократились нормы расходования сырья и материалов, уменьшились потери в производстве. Отрасли промышленности значительно продвинулись по пути механизации трудоемких процессов. В 1937 г. почти 90% зарубки угля осуществлялось механизированным способом, механизация доставки угля в шахтах достигла 84%, откатки — 48, поверхностных работ — 67%220. Повысился уровень механизации лесной и других трудоемких отраслей промышленности.

    Одним из обобщающих показателей технического уровня промышленности является фондовооруженность труда (стоимость основных фондов на 1 рабочего). За годы второй пятилетки фондовооруженность труда в черной металлургии возросла в 2,8 раза, в угольной промышленности — в 2,4 раза, в химической — в 1,9 раза, в консервной промышленности — в 2,7 раза, в мясной — в 2,4 раза221.

    В целом по промышленности фондовооруженность труда выросла за 1933—1937 гг. в 1,9 раза, что в 1,5 раза превысило темпы роста этого показателя в первой пятилетке. Изменения показателей экономического роста промышленности иллюстрируют следующие данные (в %)222.

      1932 г., % к 1928 г. 1937 г., % к 1932 г. Коэффициент опережения
    Основные производственные фонды 242 245 +1
    Численность рабочих 182 129 -1,4
    Вооруженность рабочих основными фондами, основные фонды на 1 рабочего 131 191 +1,5
    Энерговооруженность рабочего 123 188 +1,5
    Производительность труда, годовая выработка рабочего 141 182 +1,3

    При значительно меньшем увеличении рабочей силы по сравнению с первой пятилеткой энерговооруженность труда выросла в 1,9 раза, а электровооруженность — более чем в 2 раза. Это позволило увеличить производительность труда на 82% против 41% в первой пятилетке. Такой высокий рост производительности труда был достигнут при увеличении численности рабочих всего на 30% против ее удвоения в 1929—1932 гг. Соответствие темпов роста энерговооруженности и производительности труда (соответственно 89 и 82%) указывает на высокие показатели освоения новой техники и новый качественный ее уровень.

    Особенно высокий рост производительности труда был достигнут в черной металлургии (2,3 раза), машиностроении и металлообработке (2,1 раза). В целом в отраслях тяжелой промышленности за годы второй пятилетки производительность труда увеличилась в 2 раза223.

    Высокими темпами роста производительности труда отличались все основные отрасли тяжелой промышленности. Однако лишь в машиностроении они были равномерными на протяжении всех лет пятилетки. В остальных отраслях промышленности наблюдались значительные колебания погодовой динамики производительности труда, что объяснялось различиями в темпах технической реконструкции отдельных отраслей. Из общего прироста продукции промышленности за второе пятилетие в 51 млрд. руб. (в ценах 1926/27 г.) прирост за счет производительности труда составил 30,5 млрд. руб., почти 60%224.

    Если бы в крупной промышленности производительность труда осталась в 1937 г. на уровне 1932 г., то ей потребовалось бы дополнительно 7,4 млн. рабочих225.

    Высокие и устойчивые темпы социалистического накопления позволили развернуть грандиозное капитальное строительство в целях индустриализации всех отраслей народного хозяйства страны, достижения ее технико-экономической независимости.

    Высокие темпы накопления, а также повышение эффективности в использовании накопленных средств обусловили быстрые темпы роста капитальных вложений. Так, несмотря на то, что практически норма накопления во второй пятилетке не увеличилась, капитальное строительство в этот период приобрело колоссальный размах. Приводим сравнительные данные о капитальных вложениях государственных и кооперативных организаций (без колхозов) по отраслям народного хозяйства СССР (в млрд. руб.; в ценах на 1 июля 1955 г.)226:

      Первая пятилетка Вторая пятилетка
    Капитальные вложения в народное хозяйство, всего 64,9 147,6
    В том числе
    Промышленность, всего 27,7 61,6
    Группа «А» 23,3 50,9
    Группа «Б» 4,4 10,7
    Сельское хозяйство 9,0 12,0
    Транспорт и связь 12,1 31,8
    Жилищное строительство (без индивидуального) 7,6 15,0
    Строительство торговых и коммунальных предприятий, учреждений науки, культуры, просвещения, здравоохранения 8,5 27,2

    По сравнению с первой пятилеткой в годы второй пятилетки капитальные вложения возросли более чем вдвое, а в промышленности и по группе «А» в 2,2 раза. Капитальные вложения в тяжелую промышленность только лишь в одном 1936 г. были равны сумме всех вложений в эту отрасль за четыре года первой пятилетки, а среднегодовые вложения составили половину всех вложений за всю первую пятилетку. Особое внимание по-прежнему уделялось развитию машиностроения, как отрасли, обеспечивающей технический прогресс во всех других производствах. В плане капитального строительства это выразилось в повышении удельного веса затрат для дальнейшего расширения и совершенствования материальной базы машиностроения. Доля капитальных вложений в эту отрасль составила 29,5, что в 1,6 раза превысило соответствующий показатель в первой пятилетке227.

    Другой особенностью промышленного развития во второй пятилетке явилось ускорение темпов отраслей группы «Б».

    Повышение темпов производства предметов потребления подкреплялось расширением капитальных вложений в легкую и пищевую промышленность в 2,4 раза, что превышало темпы роста во всех других отраслях, в том числе и в отраслях группы «А». Были построены и введены в действие крупнейшие фабрики, заводы, комбинаты по переработке хлопка, льна, шелка, шерсти, выпуску трикотажных изделий, выпуску обуви. Новое строительство, расширение и переоборудование старых предприятий резко увеличило производственные фонды в легкой промышленности.

    Для развития транспорта и связи выделялось более 1/5 всех капитальных вложений. Это в 2,6 раза превышало объем вложений первой пятилетки. Было осуществлено строительство автомобильных и железных дорог, обновлен подвижной состав, началось внедрение электровозной тяги.

    Значительные капитальные работы были осуществлены в сельском хозяйстве. Объем капитальных вложений в эту отрасль был повышен по сравнению с первой пятилеткой в 1,3 раза. Центральной задачей социалистического строительства в деревне являлось развитие его технической базы, создание сети машинно-тракторных станций с целью охватить МТС всю посевную площадь колхозов, завершение организационно-хозяйственного устройства совхозов и превращения их в образцовые, оснащенные по последнему слову техники сельскохозяйственные предприятия. Из выделенных на капитальное строительство в сельском хозяйстве средств 41% направлялся на строительство МТС и около 37% — на организацию совхозов. Насколько большое значение придавалось созданию тракторно-машинного парка для обслуживания колхозов показывает пятикратное увеличение средств для строительства МТС по сравнению со средствами, выделенными для этих целей в первой пятилетке228.

    Огромные средства, отпущенные на капитальное строительство, позволили перейти к расширению мощностей за счет строительства новых предприятий. О размахе промышленного строительства говорят данные о стоимости нового строительства в отдельных отраслях промышленности по плану второй пятилетки (в млрд. руб.; цены плана 1933 г.)229:

      Вся сумма капитальных вложений В том числе новое строительство Затраты на новое строительство, % к общей сумме вложений
    Наркомтяжпром 46,76 28,36 60,6
    В том числе
    Каменноугольная пр-ть 3,50 1,17 33,4
    Черная металлургия (без руды) 8,18 5,37 65,6
    Машиностроение 8,06 5,63 62,1
    Химическая пр-ть 4,77 3,54 74,3
    Электростроительство 5,35 3,69 69,0
    Наркомлегпром 9,20 5,37 58,4
    Наркомснаб 5,34 2,82 52,8
    Наркомлес 3,45 1,60 46,4

    В большинстве отраслей народного хозяйства новое строительство было преобладающим. Исключение составляли лесная и угольная отрасли, где полным ходом шел процесс реорганизации и модернизации существующих предприятий.

    Рост социалистического накопления позволил увеличить долю капитальных вложений на развитие непроизводственной сферы (капитальные вложения в жилищное строительство и строительство торговых и коммунальных предприятий, учреждений науки и культуры, просвещения и здравоохранения), которая возросла во второй пятилетке до 28,5% против 24,8% в 1929—1932 гг. Соответственно капитальные вложения в производственную сферу (в производственные мощности промышленности, сельского хозяйства, транспорта и связи) в % к общей сумме вложений уменьшились с 75,2% в 1929—1932 гг. до 71,5% в 1933—1937 гг. Это не означало уменьшения размеров средств на производственное строительство, так как снижение доли капиталовложений в производственную сферу компенсировалось высокими темпами и увеличением среднегодового прироста национального дохода. Повышение доли непроизводственной сферы способствовало росту благосостояния советского народа.

    Все возрастающие объемы капитального строительства при той же норме накопления свидетельствовали о том, что выделенные средства использовались более эффективно.

    Об интенсификации процесса использования средств производства в эти годы свидетельствует также рост вводимых в действие основных фондов по сравнению с увеличением капитальных вложений. Так, если в течение первой пятилетки в промышленности ввод в действие основных фондов составил 63%, то за 1933—1937 гг. он вырос до 91%. Ввод в действие основных фондов промышленности за вторую пятилетку в 3,8 раза превысил соответствующий показатель за предыдущее пятилетие230.

    В результате высоких темпов расширенного воспроизводства основных производственных фондов в промышленности СССР большая часть их была обновлена. По данным Госплана СССР, в 1937 г. более 2/3 основных производственных фондов народного хозяйства были введены в действие в годы второй пятилетки.

    Значительно обновились фонды в сельскохозяйственном производстве.

    В торговле и общественном питании ввод новых основных фондов достиг к концу пятилетки 85%231. В 1937 г. 80% всей промышленной продукции получено с вновь построенных и реконструированных предприятий232.

    Рост накоплений происходил и за счет увеличения средств, привлеченных от населения в форме сборов на жилищное и культурно-бытовое строительство, займов, вкладов в сберегательные кассы. Но эти средства занимали второстепенное место.

    Анализ источников социалистического накопления помогает понять, как и за счет каких средств росло капитальное строительство новых фабрик и заводов в СССР. Он опровергает домыслы буржуазных апологетов, специализирующихся на «изучении» советской экономики, показывает неосновательность их идей. В среде буржуазных ученых до сих пор имеет хождение теория о «принудительном» характере накопления в СССР. Так, известный деятель белой эмиграции С. Прокопович, издавший в начале 50-х годов книгу по экономической истории СССР, пишет, что «во время нэпа народное накопление происходило в больших масштабах как в крестьянских хозяйствах, так и в частных промышленных и торговых предприятиях. Когда с нэпом было покончено, это накопление прекратилось». Советская власть, утверждает автор, решила проблему формирования общественного капитала «путем принудительного сокращения потребления рабочим и крестьянским населением».

    Тезис о «принудительном накоплении» повторяют и другие западные экономисты (Беттхер, Клифф, Хоффман, Лора и др.). Подобные утверждения критиков социализма не соответствуют действительности. Главным источником образования новых масштабов накопления в СССР явились, как было показано выше, растущие доходы социалистических предприятий.

    Фальсификаторы истории социалистического строительства твердят о том, что советская экономика характеризуется «подчинением потребления накоплению»233, расписывают трудности, связанные с индустриализацией, но умалчивают о том, что трудности индустриализации СССР были обусловлены прежде всего враждебным капиталистическим окружением, необходимостью для Советского Союза в кратчайший срок и собственными силами создать мощную индустрию как базу технической реконструкции народного хозяйства и надежную основу обороны страны. Индустриализация потребовала немалых жертв от советских людей. Помня заветы В. И. Ленина о создании крупной промышленности как основы социализма, советский народ добровольно шел на эти жертвы. Однако временное сокращение потребления, действительно имевшее место в годы ускоренной индустриализации страны, сопровождалось величайшими достижениями в социальной области. Социалистическая индустриализация обусловила бурный рост общественного производства для народа, неуклонный подъем народного благосостояния в СССР.

    Это нашло отражение в высоких темпах роста национального дохода, валовой продукции промышленного производства предметов потребления. Нельзя игнорировать и такие важные факторы, как ликвидация безработицы, рост культуры и медицинского обслуживания населения. Во второй пятилетке капитальные вложения в строительство торговых и коммунальных предприятий, учреждений науки, культуры, просвещения и здравоохранения были увеличены более чем в 3 раза по сравнению с первой. В результате культурной революции в СССР была полностью ликвидирована неграмотность (в царской России неграмотные составляли 75% всего населения). Все блага культуры стали достоянием народных масс. Вследствие подъема благосостояния и роста медицинского обслуживания в СССР почти наполовину снизился показатель смертности населения (по сравнению с царской Россией).

    Несмотря на факторы, затруднявшие развитие производства предметов потребления, уровень жизни советского народа в самый трудный период индустриализации повысился. В этом одно из главных преимуществ социалистической индустриализации по сравнению с капиталистической. Построение материально-технической базы социализма, создание условий для постоянного роста общественного производства и повышения уровня народного потребления — вот главные экономические итоги социалистического строительства, которые не в состоянии опровергнуть враги социализма.

    Несостоятельность измышления относительно «падения» жизненного уровня советского народа вследствие индустриализации СССР вынуждены признать и зарубежные ученые, объективно подходящие к анализу социально-экономических преобразований в СССР. В конечном счете в СССР, пишет Французский экономист Пьер Патэ, именно устранение расточительства капиталистической системы свободного предпринимательства высвободило большую часть ресурсов для необходимых капиталовложений. Здесь и в других коммунистических странах никогда не предпринимались попытки снизить жизненный уровень масс. Американский экономист Абрам Бергсон в книге, посвященной анализу национального дохода и общественного продукта СССР, также отмечает, что «жизненный уровень советского народа в 1937 г., вероятно, был выше, чем в любом году после принятия первого пятилетнего плана, и по некоторым показателям даже превышал соответствующие показатели 1928 г.»234. Эти слова принадлежат одному из наиболее реакционных американских экономистов; он называет «курьезными» расчеты тех буржуазных экономистов, которые обосновывали тезис о «падении» жизненного уровня советского народа235.

    Действительно, высокие темпы социалистического расширенного воспроизводства позволили создать материальную базу для развития отраслей, обеспечивающих рост жизненного уровня трудящихся. О закономерной связи между быстрыми темпами прироста основных производственных фондов и ростом общественного продукта и национального дохода говорят следующие данные (в млрд. руб.)236:

      1928 г. 1932 г. 1937 г. 1932 г., % к 1928 г. 1937 г., % к 1932 г.
    Основные фонды 10,6 25,5 68,2 240,5 267,4
    Национальный доход 25,0 45,5 96,3 182,0 211,6
    В том числе
    фонд накопления 5,4 12,2 25,4 226,0 208,2
    фонд потребления 19,6 33,3 70,9 169,8 213,0

    За годы второй пятилетки национальный доход увеличился в 2,1 раза против 1,82 раза в первой пятилетке. В том числе фонд потребления вырос в 2,1 раза, тогда как в первой пятилетке он увеличился в 1,7 раза. Темпы его роста превышали не только темпы роста национального дохода, но и фонды накопления. Фонд заработной платы рабочих и служащих увеличился более чем в 2,5 раза, а денежные доходы колхозников только за четыре года второй пятилетки увеличились в 4,5 раза237.

    Реальные цифры убедительно показывают, что социалистическая экономика представляла собой слаженный механизм, направленный к единой цели — более полному развитию всех отраслей народного хозяйства, прямо или косвенно влияющих на рост жизненного уровня трудящихся.

    Таким образом, процесс индустриализации в годы второй пятилетки существенно отличался от первой, что нашло отражение в высоких темпах внутрипромышленного накопления за счет увеличения интенсивных факторов, в более высоких темпах капитальных вложений во II подразделение общественного производства по сравнению с I, в повышении ввода в действие основных производственных фондов.

    2. Темпы роста и структура промышленного производства

    Социальная и экономическая политика Коммунистической партии, направленная на победу социалистических производственных отношений во всех звеньях народного хозяйства, обеспечение экономической независимости нашей страны, повышение уровня благосостояния народа, позволила в короткий исторический срок построить материально-техническую базу социализма в СССР.

    В результате осуществления политики индустриализации, развертывания технической реконструкции народного хозяйства во всех решающих областях развития экономики главенствующую роль заняла промышленность: в основных производственных фондах, в валовом общественном продукте, в национальном доходе. В 1913 г. удельный вес промышленности в совокупной продукции промышленности и сельского хозяйства был меньше половины — 42,1%, а сельского хозяйства — 57,9%. В 1937 г. доля промышленности в совокупной продукции промышленности и сельского хозяйства повысилась до 77,4%238. Удельный вес промышленности в национальном доходе СССР увеличился с 41,7% в 1929 г. до 53,1% в 1937 г.239 С учетом транспорта и строительства удельный вес этих трех важнейших индустриальных отраслей в образовании национального дохода увеличился с 53,5% в 1929 г. до 61,9% в 1937 г.

    Преобладание в образовании национального дохода индустриальных отраслей, с их устойчиво высокими темпами прироста чистой продукции, явилось основой постоянных и равномерных поступлений в государственный бюджет средств, необходимых для развития экономики, и служило надежной гарантией от всякого рода случайностей. Быстрый рост продукции индустриальных отраслей способствовал сохранению высоких темпов роста национального дохода, достигнутых в первой пятилетке. В первой пятилетке национальный доход вырос на 82%, или на 16,2% в среднем за год, во второй — 112%, или на 17,0% ежегодно.

    В самой промышленности в годы второй пятилетки формировалась прогрессивная для развития советской экономики структура. В период построения социализма решающее значение для формирования структуры промышленности имело осуществление задач развития материально-технической базы социалистического общества и более полного удовлетворения потребностей советского народа. Именно эти задачи определили во второй пятилетке пропорции между производством средств производства и предметов потребления в промышленности, структуру группы «А» (производство средств производства — орудий и предметов труда, — структуру тяжелой промышленности и машиностроения) и структуру группы «Б». Удельный вес производства средств производства в валовой продукции всей промышленности вырос с 53,4% в 1932 г. до 57,8% в 1937 г.240

    Преимущественное направление капитальных вложений в отрасли производства средств производства (82% вложений во всю промышленность) предопределило и наиболее интенсивный рост их основных производственных фондов. Если в целом по промышленности основные производственные фонды выросли за 1933—1937 гг. в 2,5 раза, то в I подразделении — в 2,8 раза. В результате такой динамики удельный вес основных производственных фондов отраслей группы «А» увеличился до 78% от фондов всей промышленности.

    Указанные сдвиги в структуре промышленности определялись следующими основными факторами: изменением потребностей народного хозяйства и обороны страны в промышленной продукции; влиянием научно-технического прогресса, вызывающего необходимость изменения сложившихся пропорций между отраслями и подразделениями промышленного производства, а также создания и развития системы новых отраслей; изменением показателей эффективности общественного производства — трудоемкости, фондоемкости и материалоемкости, влияющих на соотношение между различными отраслями промышленности. В итоге осуществления второй пятилетки отраслевая структура промышленности стала более разносторонней как в части обеспечения производственных нужд народного хозяйства и обороны страны, так и потребностей населения.

    В процессе расширенного воспроизводства продукция группы «А» играет различную роль, выступая в качестве орудий труда, предметов труда, обеспечивает экономику топливом, энергией. При этом различные виды средств производства могут быть предназначены для использования в I или II подразделении. Завершение технической реконструкции народного хозяйства определило необходимость новых сдвигов в структуре производства средств производства. В их составе увеличилось производство орудий труда, особенно машин и оборудования для выпуска средств производства для самой промышленности, а также транспорта и сельского хозяйства.

    Соотношение капитальных вложений по отдельным отраслям промышленности изменилось в итоге второй пятилетки следующим образом (в % к итогу; в сопоставимых ценах)241:

      Первая пятилетка Вторая пятилетка
    Промышленность, всего 100 100
    В том числе
    черная металлургия 15,2 13,0
    химическая промышленность 7,9 5,2
    нефтяная и газовая промышленность 7,1 7,5
    угольная промышленность 7,5 4,8
    электростанции 8,7 6,9
    машиностроение 18,1 29,5
    промышленность строительных материалов 4,7 3,0
    лесная, бумажная и деревообрабатывающая промышленность 6,0 4,7
    легкая промышленность 7,6 7,7
    пищевая промышленность 8,1 9,6

    Таким образом, в общем объеме капитальных вложений в промышленность во второй пятилетке значительно возрос удельный вес вложений в машиностроение. Одновременно повысилась доля вложений в нефтяную и газовую промышленность, обеспечивающих прогрессивные изменения в структуре топливного баланса. Существенно повысился в общих капитальных вложениях удельный вес пищевой и легкой промышленности.

    Результатом такой инвестиционной политики явилось изменение отраслевой структуры промышленности.

    В валовой продукции промышленности повысился удельный вес электроэнергетики, черной металлургии, химической промышленности и особенно машиностроения и металлообработки. Это иллюстрируют следующие данные (в %)242:

      1933 г. 1938 г.
    Вся промышленность 100 100
    В том числе
    электростанции 1,9 2,1
    угольная 1,8 1,4
    черная металлургия 3,5 3,8
    машиностроение и металлообработка 24,7 31,7
    химическая 5,0 6,4
    текстильная 13,2 10,1

    Машиностроение и металлообработка превратились в итоге завершения второй пятилетки в доминирующую отрасль экономики Советского Союза.

    Машиностроение явилось основой технического перевооружения всех отраслей народного хозяйства. План второй пятилетки по машиностроению был выполнен со значительным превышением, что имело важное значение для обеспечения высоких темпов развития производства и повышения производительности труда. Продукция машиностроения и металлообработки увеличилась в 1937 г. по сравнению с 1932 г. почти в 3 раза. Рост продукции машиностроения и металлообработки за эти годы характеризуются следующими данными243:

      1932 г. 1937 г. 1937 г., в % к 1932 г.
    Машиностроение и металлообработка (в ценах 1926/27 г.), млрд. руб. 9,4 27,5 292
    Станки металлорежущие, тыс. шт. 19,7 48,5 246
    Металлургическое оборудование, тыс. т 6,9 18,4 266
    Турбины паровые и газовые, тыс. квт 298 1156 389
    Дизели, тыс. л. с. 95,8 259,7 271
    Тракторы в пересчете на 15-сильные, тыс. шт. 50,8 77,2 152
    Комбайны зерновые, тыс. шт. 10,0 43,9 439
    Автомобили, тыс. шт. 23,9 200,0 838
    Прядильные машины, шт. 39 884 22 раза
    Экскаваторы, шт. 85 522 613

    В итоге выполнения второй пятилетки была в основном реализована директива XVII съезда партии о достижении таких масштабов выпуска орудий производства, чтобы он составил 50—60% всего действующего парка машин в народном хозяйстве. Значительную роль в технической реконструкции народного хозяйства и развитии самого машиностроения сыграло станкостроение, которое резко увеличило выпуск продукции и значительно улучшило ее структуру. Производство металлорежущих станков (без мелких станков простого типа) возросло в 2,5 раза. Из всего наличного на конец пятилетки парка станков более 50% было произведено за годы второй пятилетки244. Был освоен выпуск высокопроизводительных специальных, многоорудийных и автоматизированных станков, предназначенных для крупного серийного и массовопоточного производства, станков тяжелого типа; стали выпускаться мощные ковочные и штамповочные молоты, парогидравлические прессы с высоким давлением, предназначенные для заводов металлургического и транспортного машиностроения. Планом второй пятилетки намечалось освоить выпуск на советских заводах до 200 типоразмеров новейших станков, а фактически заводами Главстанкопрома было освоено 270 типоразмеров станков, причем 172 из них было освоено в последние два года второй пятилетки.

    Советское машиностроение сыграло огромную роль в техническом перевооружении сельского хозяйства. Наряду с увеличением выпуска тракторных плугов, сеялок, культиваторов советская промышленность резко увеличила производство зерновых комбайнов. Тракторные заводы полностью перешли на производство мощных гусеничных тракторов. Развитие тракторного и сельскохозяйственного машиностроения позволило увеличить поставки техники селу. Достаточно сказать, что поступление тракторов в сельское хозяйство за годы второй пятилетки увеличилось по сравнению с первой пятилеткой в 3,2 раза, комбайнов — в 8,6 раза, грузовых автомобилей — почти в 10 раз245. Тяжелая промышленность обеспечила сельское хозяйство СССР новейшей техникой, что позволило упрочить материально-техническую базу этой важнейшей отрасли экономики.

    Дальнейшее развитие получило транспортное машиностроение, где высокими темпами росло производство магистральных электровозов и тепловозов, хотя абсолютные размеры его были еще небольшими. Почти удвоилось производство грузовых вагонов. Исключительные успехи были достигнуты в автомобилестроении, где выпуск автомобилей возрос более чем в 8 раз.

    Высокими темпами развивалась электротехническая промышленность и производство энергетических машин, что позволило обеспечить высокие темпы роста энерговооруженности труда, о чем уже говорилось.

    Широкое развитие получило строительное и дорожное машиностроение. Наряду с высокими темпами роста выпуска экскаваторов были созданы такие отрасли, как производство тракторных скреперов и бульдозеров.

    Исключительно высокими темпами увеличивалось производство прядильных машин.

    Таким образом, во второй пятилетке СССР одержал новую победу в развитии не только общих масштабов машиностроения, но и в формировании его разнообразной структуры в целях удовлетворения потребностей различных подразделений экономики — промышленности, транспорта, сельского хозяйства, строительства.

    Вторая пятилетка, как и первая, продолжала линию ГОЭЛРО в области электрификации народного хозяйства. К концу 1935 г. план ГОЭЛРО был перевыполнен более чем в 2 раза. Вместе с тем потребности в электроэнергии возрастали. Поэтому XVII съезд партии поставил задачу «создать новую энергетическую базу для завершения реконструкции всех отраслей народного хозяйства и образовать во всех энергетических узлах резервы мощностей, обеспечивающие бесперебойное электроснабжение народного хозяйства»246. Годы второй пятилетки характеризовались дальнейшим ростом электрификации.

    Общая выработка электроэнергии выросла за этот период с 13,5 до 36,4 млрд. квт-ч — в 2,7 раза. Основная ее часть (32 млрд. квт-ч) производилась на тепловых электростанциях, а 4,2 млрд. квт-ч — на гидростанциях. К концу второй пятилетки существенно повысился коэффициент централизации производства электроэнергии — с 67,4% в 1932 г. до 81,4% в 1937 г. Основная масса электроэнергии вырабатывалась районными электростанциями и блокстанциями. Высокий уровень централизации производства электроэнергии определил рост использования мощности электростанций. При меньших темпах ввода мощностей выработка электроэнергии повысилась. Число часов использования среднегодовой установленной мощности районных электростанций увеличилось с 3260 в 1928 г. до 3514 в 1932 г. и 5497 в 1937 г.247

    Во второй пятилетке выросло потребление электроэнергии в промышленности и изменился характер ее применения. Механизация производственных процессов все в большей мере осуществлялась путем замены механических приводов электрическими; значительно увеличилось потребление электроэнергии на технологические цели. Этому способствовало развитие энергетической мощности промышленных электростанций, обслуживающих производственный аппарат. В 1937 г. энергетическая мощность промышленных предприятий составила 13,7 млн. квт, в том числе мощность электромоторов — 10,2 млн. квт. Потребление электроэнергии на технологические нужды (электроплавка, электролиз, электросварка) возросло за 1933—1937 гг. почти в 7 раз. Расход электроэнергии на эти цели в 1937 г. составил 17% общего ее потребления в промышленности248. По ряду отраслей промышленности СССР коэффициент электрификации производства в конце второй пятилетки был выше соответствующих показателей развитых капиталистических стран. Вместе с тем задания второго пятилетнего плана по вводу новых мощностей электростанций не были выполнены, поэтому электроэнергетика еще отставала от общего роста промышленности, на что обратил внимание XVIII съезд партии. В качестве одной из важнейших задач на третью пятилетку XVIII съезд определил обеспечение опережающего роста электростанций и создание значительных резервов электрических мощностей.

    Во второй пятилетке была успешно решена поставленная XVII съездом партии задача развития химической промышленности. В резолюции съезда было записано: «Добиться решающих сдвигов в развитии химической промышленности, обеспечивающих широкую химизацию всех отраслей народного хозяйства и укрепление обороноспособности страны»249. Несмотря на то, что относительное значение этой отрасли в суммарных капитальных вложениях промышленности во второй пятилетке снизилось, ее удельный вес в валовой продукции существенно возрос. Валовая продукция химической промышленности в 1937 г. увеличилась по сравнению с 1932 г. более чем в 3 раза, превысив задания пятилетнего плана. Были созданы и получили широкое развитие такие отрасли химической промышленности, как азотная, промышленность искусственного волокна, синтетического каучука, пластмасс. Высокими темпами росло производство минеральных удобрений. Особенно высокими темпами развивалось производство азотных удобрений — их было произведено в 1937 г. в 18 раз больше, чем в 1932 г. Значительно расширилось производство каустической соды, серной кислоты и многих других химикатов.

    Таким образом, и в этой отрасли промышленности были созданы и развивались производства, могущие удовлетворить самые различные потребности: самой тяжелой промышленности, сельского хозяйства, бытового потребления, легкой промышленности.

    В первой пятилетке высокие темпы производства средств производства были достигнуты главным образом за счет электроэнергетики, машиностроения и химической промышленности. Сырьевые и добывающие отрасли (черная металлургия, угольная, нефтяная) отставали в развитии от общего темпа прироста первого подразделения и от роста всей промышленности. Так, если в 1929—1932 гг. среднегодовые темпы развития промышленности достигали 19,2%, то добыча угля увеличивалась на 16%, нефти — на 16,5%, производство чугуна и цемента — на 17,1%, а стали — на 8,7%. Эти темпы были недостаточными для развития социалистического хозяйства.

    Для того чтобы обеспечить бесперебойное функционирование экономики, необходимо было сблизить темпы развития добывающей и обрабатывающей промышленности. Первая из них, поставляя второй материалы, сырье, топливо и энергию, служит естественной основой и предпосылкой для ее дальнейшего развития. В свою очередь обрабатывающая промышленность, обеспечивая добывающую промышленность машинами и инструментами, является необходимым условием ее эффективного роста. Во второй пятилетке была достигнута большая равномерность в развитии отраслей группы «А». Более высокими темпами развивались в 1933—1937 гг. по сравнению с годами первой пятилетки металлургия, угольная, горнодобывающая отрасли промышленности, создающие базу для последующего развития промышленности и всего народного хозяйства. Если в первой пятилетке топливная и металлургическая промышленность развивалась значительно медленнее, чем вся промышленность, то в 1933—1937 гг. их развитие опережало рост как всей промышленности в целом, так и в ряде случаев даже развитие всего производства средств производства.

    Опорой для высоких темпов развития машиностроения во второй пятилетке стал быстрый рост металлургической промышленности. Преодоление отставания этой отрасли хозяйства явилось одним из самых значительных достижений второй пятилетки. Если продукция всей промышленности за 1933—1937 гг. выросла в 2,2 раза, то продукция стали и проката утроилась. Это повысило роль металлургии в структуре промышленности.

    Были достигнуты не только высокие темпы развития этой отрасли, но и ликвидировался разрыв, существовавший между производством чугуна и стали. Большое значение для развития машиностроения и оборонной промышленности имели сдвиги в сортаменте черных металлов. Производство качественного проката увеличилось в 4,5 раза, достигнув в 1937 г. 2,5 млн. т. Особенно большие успехи были достигнуты в производстве электролитической стали, выпуск которой увеличился в 1937 г. в 8,4 раза по сравнению с 1932 г. В 1937 г. по размерам выплавки электростали СССР занял первое место в мире250. Далеко продвинулось производство ферросплавов. К концу второй пятилетки СССР не только прекратил импорт ферросплавов, но стал их экспортировать. Высокие темпы развития металлургии явились материальной базой для железнодорожного строительства, сооружения трубопроводов и т.д.

    Во второй пятилетке некоторые отрасли топливной промышленности, например добыча нефти и торфа, развивались медленнее, чем в первой. Вместе с тем было достигнуто существенное повышение темпов угледобычи. Если в первой пятилетке среднегодовые темпы роста добычи каменного угля составили 16%, то во второй пятилетке они выросли до 19,6%. Общая добыча угля увеличилась за период второй пятилетки почти в 2 раза, что повысило интенсивность минерализации топливного баланса страны.

    Вторая пятилетка характеризовалась существенным продвижением угледобычи в восточные районы, где общие размеры производства каменного угля росли быстрее, чем по стране в целом. В 1933—1937 гг. в соответствии с указаниями XVII съезда партии более широко применялись местные виды топлива, особенно на электростанциях (торф, малокалорийный уголь).

    Несмотря на то, что нефтяная промышленность отставала от общих темпов развития, Советское государство сумело добиться повышения удельного веса в общей нефтедобыче новых районов. Наибольший прирост добычи нефти обеспечили Башкирская АССР, а также Казахская ССР. Это повысило долю новых районов в общесоюзной добыче нефти с 2,5% в 1932 г. до 9,1% в 1937 г.251

    Таким образом, концентрация усилий и средств на развитии ключевых отраслей народного хозяйства позволила СССР в короткий исторический срок существенно улучшить соотношение различных функциональных групп отраслей промышленности. Доля средств производства поднялась в 1937 г. до 57,8% валовой продукции промышленности против 53,4% в 1932 г. В 1937 г. изготовление орудий труда в СССР составляло 20% общего промышленного производства и около 40% производства средств производства. В группе средств производства наибольший удельный вес заняло изготовление машин и механизмов. Распределение выпускаемых машин и механизмов было примерно таким: более 50% их количества направлялось на развитие транспорта и связи; 30% — в промышленность и строительство; около 20% поступало в сельское хозяйство.

    Удельный вес предметов труда занимал в 1937 г. 35,8% общего промышленного производства и 60% производства средств производства. В группе предметов труда основная доля приходилась на сырье и материалы (22,2%), а также топливо и энергию (8,7%). Большая часть предметов труда потреблялась в промышленности и на транспорте.

    За годы второй пятилетки в области машиностроения и тяжелой индустрии были осуществлены крупные количественные и качественные сдвиги, отражающие требования технического прогресса и обеспечивающие решение задачи завершения технической реконструкции всего народного хозяйства.

    Вместе с тем освоение новых предприятий и преобладающая их роль в приросте промышленной продукции СССР привели к некоторому снижению темпов роста во второй пятилетке по сравнению с первой. Среднегодовые темпы прироста валовой продукции промышленности составили во второй пятилетке 17,1% против 19,2% в первой, при значительно более высоких абсолютных приростах многих видов промышленной продукции. Среднегодовые темпы прироста валовой продукции промышленности показывают следующие данные (в %)252:

      Первая пятилетка Вторая пятилетка
    Валовая продукция всей промышленности 19,2 17,1
    В том числе
    Группа «А» 28,5 19,0
    Группа «Б» 11,7 14,8
    Валовая продукция машиностроения и металлообработки 41,3 23,1
    Электроэнергия
    Среднегодовой абсолютный прирост, млрд. квт-ч 2,1 4,5
    Среднегодовой темп прироста 28,2 21,7
    Размер 1% прироста, млн. квт-ч 50 135
    Уголь
    Среднегодовой абсолютный прирост, млн. т 7,2 12,7
    Среднегодовой темп прироста 16,0 14,7
    Размер 1% прироста, тыс. т 355 644
    Нефть
    Среднегодовой абсолютный прирост, млн. т 2,4 1,4
    Среднегодовой темп прироста 16,5 5,9
    Размер 1% прироста, тыс. т 116 214
    Сталь
    Среднегодовой абсолютный прирост, млн. т 0,4 2,4
    Среднегодовой темп прироста 8,7 24,5
    Размер 1% прироста, тыс. т 43 59

    Таким образом, расширенное воспроизводство общественного продукта во второй пятилетке при меньших среднегодовых темпах прироста отмечалось значительным увеличением абсолютных размеров производства во всех решающих отраслях экономики. Даже в нефтяной промышленности, которая отставала от потребностей народного хозяйства, размер 1% прироста во второй пятилетке почти в 2 раза превышал показатель первой пятилетки.

    Задачи более полного удовлетворения растущих потребностей народа и их разнообразие требовали высоких темпов развития отраслей группы «Б», а также соответствующих изменений в ее структуре.

    Выше отмечалось, что особенностью индустриализации во второй пятилетке являлось ускорение темпов развития производства средств потребления (группы «Б») при дальнейшем повышении доли группы «А» в производстве продукции. Высокие темпы социалистического накопления позволили увеличить капитальные вложения в промышленность группы «Б» с 4,4 млрд. руб. в первой пятилетке до 10,7 млрд. руб. во второй пятилетке (в ценах 1955 г.). Тем самым было достигнуто сближение темпов прироста двух подразделений промышленного производства. Если в первой пятилетке коэффициент опережения темпов группы «А» по сравнению с группой «Б» составлял 2,4, то во второй пятилетке этот коэффициент снизился до 1,3, т.е. темпы прироста производства предметов потребления значительно ускорились253. Производство предметов потребления за годы пятилетки выросло в 2 раза. Если в первой пятилетке среднегодовой темп роста второго подразделения промышленного производства составлял 11,7%, то во второй — 14,8%. Таким образом, проводимый Коммунистической партией курс на преимущественный рост производства средств производства обеспечивал быстрое развитие отраслей II подразделения. Создание современной тяжелой индустрии обусловливало ускоренное развитие легкой, пищевой промышленности и сельского хозяйства.

    Наиболее высокими темпами в эти годы возрастало производство изделий культурно-бытового назначения, далее шла пищевая промышленность, затем легкая промышленность.

    Увеличение производства изделий культурно-бытового назначения иллюстрируют следующие данные (в тыс. шт.)254:

      1932 г. 1937 г. 1937 г. в % к 1932 г.
    Радиоприемники 29,3 200 689
    Фотоаппараты 29,6 353,2 12 раз
    Мотоциклы 0,1 13,1 131 раз
    Велосипеды 125,6 540,7 430
    Патефоны 57,7 675,1 12 раз
    Бумага, тыс. т 471 832 176

    Приведенные данные показывают, что вторая пятилетка была периодом не только высоких темпов развития производства изделий культурно-бытового назначения, но и значительного их разнообразия. Такие предметы потребления, как фотоаппараты, радиоприемники, патефоны в дореволюционной России не производились вообще, а в первой пятилетке они выпускались еще в небольшом количестве.

    В легкой промышленности, удельный вес которой в распределении капитальных вложений увеличился (см. стр. 119), наиболее высокие темпы развития принадлежали производству трикотажных изделий, шелковых и льняных тканей, кожаной обуви.

    Во второй пятилетке темпы роста отдельных отраслей производства предметов потребления опережали не только темпы роста всей промышленности (17,1%), но даже наиболее быстро растущие отрасли I подразделения (19% в год).

    Как видно из данных таблицы, к таким отраслям относились во второй пятилетке производство шелковых тканей, сахара-песка, масла и молочных продуктов. Большие успехи были достигнуты в этих отраслях и по увеличению абсолютных размеров производства. Так, абсолютный прирост хлопчатобумажных тканей вырос за вторую пятилетку почти в 47 раз, шелковых тканей — в 3,1 раза, кожаной обуви — 3,3 раза.

      Среднегодовой абсолютный прирост Среднегодовые темпы, %
    1929—1932 гг. 1933—1937 гг. 1929—1932 гг. 1933—1937 гг.
    Ткани хлопчатобумажные, млн. м 4 151 0,1 5,1
    Ткани шелковые, млн. м 3 7,5 22,3 22,4
    Обувь кожаная, млн. пар 7,2 19,2 10,6 16,0
    Сахар-песок, тыс. т Прироста не было 319 Прироста не было 23,9
    Масло животное и молочные продукты, тыс. т* Прироста не было 611 Прироста не было 20,9

    * В пересчете на молоко.

    Среди отраслей II подразделения высокими темпами развивалась пищевая индустрия. Существенное повышение абсолютных и относительных размеров капитальных вложений в эту отрасль позволило осуществить коренную реконструкцию и превратить ее в одну из передовых в технико-экономическом отношении отраслей промышленности СССР. Задания второго пятилетнего плана были выполнены пищевой индустрией в 4 года, ее основные фонды возросли в 2 раза255. Были построены десятки новых и реконструированы сотни старых предприятий. Наибольшие успехи в этой отрасли были достигнуты в производстве колбас и копченостей (увеличение почти в 5 раз), сахара-песка (увеличился в 3 раза), масла животного (увеличилось в 2,6 раза).

    В результате социалистической индустриализации к концу второй пятилетки сложилась прогрессивная структура производства предметов потребления, составлявшего более 41,4% производства крупной промышленности. Большую часть производства предметов потребления занимало производство продуктов питания и изготовление одежды и обуви (соответственно 17,6 и 17,5%). Около 3% производства предметов потребления приходилось на производство предметов культурно-бытового обихода и 3,3% — на изготовление предметов хозяйственно-бытового обихода256. Однако, как показывают эти данные, доля отраслей коммунального и культурного обслуживания была еще недостаточной.

    В условиях гигантского строительства и грандиозных социально-экономических преобразований в период довоенных пятилеток не удалось ликвидировать отставание всех отраслей промышленности. Серьезные недостатки были в развитии нефтяной промышленности; темпы роста мощностей электростанций отставали от общего развития промышленного производства; в текстильной отрасли еще наблюдались диспропорции между развитием прядения и ткачества; из-за ограниченности средств недостаточно развивались отрасли, изготовляющие предметы культурного и хозяйственного обихода, и т.д. Однако в целом были достигнуты огромные успехи в создании передовой структуры промышленности, необходимой для социалистического расширенного воспроизводства. В кратчайший срок была создана всесторонне развитая, передовая в техническом отношении система отраслей индустрии, обеспечивающая дальнейший прогресс всего народного хозяйства.

    Достижение высоких темпов воспроизводства в промышленности как ведущей отрасли народного хозяйства и коренное изменение ее структуры были неразрывно связаны с изменением размещения промышленности. Размещение промышленности во второй пятилетке, как и в первой, осуществлялось в соответствии с принципами более равномерного ее размещения по всей стране, приближения производства к источникам сырья и топлива. Все это определяло продвижение промышленности на Восток и соответствовало задаче индустриализации ранее отсталых национальных окраин.

    За годы второй пятилетки были созданы новые опорные базы индустриализации на Востоке, значительно повысилась роль восточных районов в промышленности. В 1937 г. районы Урало-Кузбасса вместе с Казахской ССР дали почти 15% всей электроэнергии, вырабатываемой станциями Главэнерго, около ¼ добычи угля, 5% добычи нефти и газа, 28% выплавки чугуна, 74% выплавки меди257. На основе строительства мощных предприятий-комбинатов в районах производства технических и продовольственных культур были достигнуты значительные сдвиги в приближении пищевой и легкой промышленности к сырьевой базе. Новые индустриальные центры развивались более быстрыми темпами, чем старые промышленные районы, структура которых изменялась с учетом специализации республик и областей Советского Союза.

    *

    Буржуазные «советологи» умаляют исторические достижения довоенных советских пятилеток, в основу которых была положена политика социалистической индустриализации страны, определившая победу социализма. Вопреки реальным фактам они твердят об одностороннем характере советской индустриализации, направленной якобы только на развитие тяжелой индустрии, о стремлении к автаркии258. Буржуазные экономисты стараются преуменьшить успехи социалистической экономики, особенно в области промышленности, одержанные во второй пятилетке. Делая акцент на недовыполнении некоторых заданий второго пятилетнего плана, они (например, французский экономист Л. Лора) замалчивают его перевыполнение по валовой продукции промышленности и важнейшим показателям в натуральном выражении.

    Концентрация усилий и средств на развитии ключевых отраслей народного хозяйства позволила СССР, с одной стороны, добиться высоких темпов экономического развития, а с другой — решить основные задачи индустриализации в небывало короткие исторические сроки. Тем самым была подтверждена правильность экономической стратегии Коммунистической партии, возможности и преимущества социалистической системы хозяйства.

    В итоге осуществления второй пятилетки был значительно поднят технический уровень отраслей промышленности и коренным образом обновился ее производственный аппарат. В соответствии с требованиями технического прогресса в структуре промышленно-производственных фондов и валовой продукции выросла доля отраслей машиностроения, электроэнергетики и химической промышленности.

    Особенностью индустриализации во второй пятилетке явилось ускорение развития производства средств потребления в промышленности (группа «Б») при дальнейшем повышении доли группы «А» в производстве продукции. Несмотря на то, что намеченных вторым пятилетним планом опережающих темпов роста группы «Б» достигнуть не удалось, что объяснялось обострением международной обстановки, потребовавшей увеличения расходов на оборону, темпы развития групп «А» и «Б» во второй пятилетке сблизились по сравнению с первой. Таким образом, дальнейшее развертывание процесса индустриализации осуществлялось при более пропорциональном развитии отраслей народного хозяйства, что обеспечивалось, как было показано, расширением капитальных вложений в производство средств потребления, сельское хозяйство и транспорт.

    Индустриализация в годы второй пятилетки проходила при усилении интенсивных факторов развития производства и характеризовалась дальнейшим индустриальным развитием восточных районов и национальных республик.

    В результате социалистической индустриализации Советский Союз ликвидировал унаследованную от дореволюционной России технико-экономическую отсталость, добился завоевания экономической независимости СССР. В 1937 г. доля импортного оборудования в общем потреблении СССР составила всего 2—3%; в общем количестве установленных станков импортные станки занимали лишь 10%. Успехи металлургической промышленности позволили снизить удельный вес импорта в сортовом железе до 1% общей его потребности, а алюминии — до 6,1%. Достижение технико-экономической независимости СССР явилось важнейшим фактором укрепления обороноспособности страны и сыграло огромную роль в победе советского народа в Великой Отечественной войне.

    Преимущества социалистической системы хозяйства обусловили создание в кратчайшие сроки промышленности, по техническому уровню равной промышленности Англии, Германии, Франции и других развитых в технико-экономическом отношении капиталистических стран. И хотя Советский Союз еще отставал от наиболее развитых капиталистических стран по выпуску продукции на душу населения, он занял одно из первых мест в ряду индустриальных держав.

    В итоге первых двух пятилеток со всей очевидностью были доказаны преимущества социалистической промышленности в темпах развития по сравнению с промышленностью капиталистических стран, что имело большое международное значение.

    Экономическое соревнование социализма с капитализмом проходило в условиях, когда Советский Союз был единственной страной в мире, строившей социалистическое общество. Советское государство начало развертывать хозяйственное строительство после империалистической и гражданской войн, превративших в руины многие фабрики и заводы. Советская страна в 1920 г. имела лишь 14% крупного промышленного производства от уровня 1913 г., 7% производства машиностроения, 2% выплавки чугуна, 16% промышленного производства продуктов питания. Это составляло примерно 1% объема промышленной продукции США. Капиталистические страны имели тогда развитую промышленность, большие запасы сырья и промышленных материалов, широкий внешний и внутренний рынок, миллионы дешевых рабочих рук, миллиардные суммы накоплений, получаемых из колоний и отсталых стран.

    Однако благодаря преимуществам социалистической системы хозяйства Советская страна в короткий срок ликвидировала разруху. В результате огромной созидательной работы советского народа примерно к 1926 г. была восстановлена промышленность СССР. За это время капиталистические страны, в частности США, ушли вперед, и разрыв между уровнем промышленного производства в СССР и США увеличился.

    Благодаря преимуществам плановой социалистической системы хозяйства советский народ осуществил индустриализацию страны. За две пятилетки СССР преодолел былую технико-экономическую отсталость. В 1937 г. производство промышленной продукции СССР составило 23% от уровня США, 117,3% — от уровня Германии и 146,4% от уровня Англии. СССР обогнал Германию по производству продукции машиностроения, топлива, приблизился к германскому уровню производства стали, чугуна и проката. Советская промышленность производила больше Англии электроэнергии, чугуна, стали, проката и приблизилась к ней по производству топлива. Таким образом, СССР по объему производства важнейших промышленных продуктов догнал и обогнал самые развитые в промышленном отношении страны Европы.

    СССР обогнал многие развитые капиталистические страны и по степени обновления оборудования. Так, в США к 1937 г. 61% всего металлообрабатывающего и 60—75% основного силового оборудования было установлено до 1927 г.259 По данным обследования 1935 г., после 1925 г. было установлено только 10% всех паровых машин, 53% генераторов. В СССР, по данным на 1 января 1936 г., 79,5% турбин и 77% генераторов было установлено за 1929—1935 гг., в США обновление оборудования составляло: турбины — 51%, генераторы переменного тока — 47%, генераторы постоянного тока — 32%.

    СССР обогнал развитые страны капиталистической Европы по ряду показателей, характеризующих технический уровень промышленности. СССР вышел на передовые позиции по электровооруженности труда, электрификации промышленности, уровню механизации добычи и доставки угля.

    Производительность труда рабочих СССР в каменноугольной промышленности превышала уровень Англии, в черной металлургии — уровень Германии и Англии, в химической — уровень Англии. Однако как во всей промышленности в целом, так и в важнейших отраслях производительность труда советского рабочего была еще намного ниже, чем в промышленности США.

    Вместе с тем по темпам развития экономики в 1926—1936 гг. Советский Союз превосходил США. Сравнение динамики промышленности СССР и США показывает, что темпы роста советской промышленности в 1926—1936 гг. превышали более чем в 3 раза американские темпы «просперити» 1869—1889 гг., были в 3,5 раза выше темпов 1889—1914 гг. и более чем в 7 раз — темпов 1914—1929 гг. Преимущества социалистической системы хозяйства обусловили и более высокие темпы роста силового аппарата: соответствующие темпы для СССР составили 7,5% в год, а для США — 4,4% (в 1914—1929 гг.), а следовательно, высокие темпы энерговооруженности (СССР в 2,4 раза больше, чем США) и производительности труда (СССР за 1926—1936 гг. — 11% в год, США в 1914—1929 гг. — 1,6% в год).

    В буржуазной экономической литературе предпринимаются различные попытки фальсифицировать темпы развития социалистической промышленности в исследуемый период. Так, в выпущенном в 1956 г. сборнике статей по советской экономике английский экономист Колин Кларк утверждает, будто среднегодовой темп роста производительности труда в промышленности СССР за 1928—1938 гг. составил всего 1,6%. Английский экономист Питер Уайлс определяет этот рост в размере 0,2% в год. Эти показатели роста производительности труда в советской промышленности рассчитаны буржуазными экономистами на основе фальсифицированных данных о росте промышленного производства260.

    Реальные факты показывают, что темпы роста производительности труда в годы социалистической индустриализации СССР не имели себе равных в мире. Даже в США, где процесс индустриализации был более интенсивным, чем в других капиталистических странах, темпы роста выработки в этот период были по меньшей мере в 3—3,5 раза меньше, чем в СССР.

    Таким образом, в результате социалистической индустриализации Советский Союз по уровню производства важнейших промышленных продуктов, степени оснащенности народного хозяйства машинной техникой, уровню производительности труда догнал и перегнал промышленно развитые страны Европы, стал могучей индустриальной державой.

    Глава пятая
    ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ. РАЗВИТИЕ ЕЕ ОСНОВНЫХ ОТРАСЛЕЙ

    Успешное выполнение первого пятилетнего плана обеспечило переход к новому важнейшему этапу социалистического строительства и создания материально-технической базы социализма.

    Хозяйственные задачи второй пятилетки в области промышленности заключались в том, чтобы «пафос нового строительства» дополнить «пафосом освоения новых заводов и новой техники»261, завершить техническую реконструкцию всего народного хозяйства на новейшей технической базе, продолжить промышленное развитие восточных районов страны, обеспечить более высокий темп роста производства предметов потребления.

    Решение этих задач было связано с определенными трудностями. Созданные в первом пятилетии огромные производственные мощности не могли быть освоены в короткий срок. Вследствие недостатка квалифицированных кадров и опыта руководства возможности предприятий использовались неполностью. Однако в целом к началу второй пятилетки сложилась более благоприятная обстановка, чем в период первой пятилетки. Закончилось строительство многих крупных предприятий, продукция которых шла на нужды технического перевооружения народного хозяйства. Были достигнуты определенные успехи в деле подготовки кадров инженеров, техников, квалифицированных рабочих. Освоение многих видов производств позволило сократить импорт. Ввозились лишь сложные станки, высококачественная сталь, цветные и редкие металлы, каучук.

    Выполнение экономических задач второй пятилетки было неразрывно связано с дальнейшим развертыванием нового промышленного строительства и реконструкции предприятий.

    1. Капитальное строительство и воспроизводство основных фондов в промышленности СССР

    Капитальные затраты в промышленность СССР увеличились в годы второй пятилетки по сравнению с первой в 2,20 раза, в том числе в отрасли, производящие средства производства, — в 2,16 раза, и в отрасли, производящие предметы потребления, — в 2,41 раза (табл. 1).

    Таблица 1

    Капитальные вложения в промышленность (в сопоставимых ценах)*
    Отрасль промышленности Первая пятилетка Вторая пятилетка Вторая пятилетка, в % к первой
    млн. руб. % к итогу млн. руб. % к итогу
    Вся промышленность 2897 100,0 6377 100,0 220,1
    Группа «А» 2441 84,2 5276 82,8 216,1
    Черная металлургия 440 15,2 829 13,0 188,4
    Химическая 230 7,9 335 5,3 145,7
    Нефтяная и газовая 207 7,1 477 7,5 230,4
    Угольная 217 7,5 305 4,8 140,6
    Электростанции, электрические и тепловые сети 251 8,7 443 6,9 176,5
    Машиностроение 524 18,1 1879 29,5 858,6
    Промышленность строительных материалов и строительная индустрия 135 4,7 191 3,0 141,2
    Лесная, бумажная и деревообрабатывающая 174 6,0 299 4,7 171,8
    Группа «Б» 456 15,8 1101 17,2 241,4
    Легкая 222 7,7 487 7,6 219,4
    Пищевая 234 8,1 614 9,6 262,4

    * «Капитальное строительство в СССР». М., Госстатиздат, 1961, стр. 66.

    Выполнение решения XVII съезда партии об обеспечении более высоких темпов развития отраслей, производящих предметы потребления, и их техническом перевооружении, обусловило повышение доли группы «Б» в капитальных вложениях с 15,8% в первой пятилетке до 17,2% во второй. Строилось много предприятий легкой и пищевой промышленности. Машиностроительные заводы увеличили выпуск оборудования для этих отраслей. Существенно изменилось распределение капитальных вложений не только между группами «А» и «Б», но и по отраслям промышленности.

    Машиностроение, играющее ведущую роль в техническом перевооружении народного хозяйства, в рассматриваемый период значительно повысило свой удельный вес в капитальных затратах в промышленность: с 18,1% до 29,5%. Несколько выросла доля пищевой, нефтяной и газовой промышленности. Удельный же вес таких отраслей тяжелой промышленности, как черная металлургия, угольная и химическая промышленность, даже энергетика, снизился.

    Для этого были объективные причины. В частности, производилось перераспределение капитальных вложений между отраслями вследствие обострения международной обстановки и необходимости резко увеличить выпуск оборонной продукции. Расходы на оборону в 1937 г. возросли, в 12 раз по сравнению с 1933 г.262 В то же время, к примеру, удельный вес капиталовложений в черную металлургию в начале пятилетки составлял 8,5% всех капитальных затрат в народное хозяйство, а в конце ее — 3,8%263.

    Целевое назначение капитальных затрат отражало особенности воспроизводства основных фондов в годы второй пятилетки. Наибольшая часть их направлялась на новое строительство, расширение и реконструкцию основных фондов, т.е. на создание новой материально-технической базы промышленности. Доля этих затрат в общей сумме капитальных вложений в промышленность еще более возросла по сравнению с первой пятилеткой и составила 93,3%, в том числе по группе «А»— 93,8% и по группе «Б» — 91,3%.

    Резко вырос удельный вес нового строительства в капитальных работах в машиностроении.

    Значительное место занимало сооружение новых заводов в металлургии. Оно особенно интенсивно велось в восточных районах страны, где началось возведение заводов черной металлургии «Амурсталь» и Халиловского, предприятий цветной металлургии, в их числе никелевых заводов на базе норильских месторождений.

    Продолжали нарастать темпы строительства крупных электростанций.

    В угольной промышленности наряду с основными центрами угледобычи — Донбассом и Кузбассом — закладывались и осваивались десятки новых шахт в Карагандинском и Подмосковном угольных районах.

    Наряду с интенсивным использованием старых районов разведывались и вводились в эксплуатацию новые нефтяные месторождения. Значительно увеличилось количество скважин в Башкирии.

    В химической промышленности капиталовложения предназначались прежде всего для строительства новых объектов.

    Изменилась доля расходов на капитальный ремонт. Если за годы первой пятилетки их удельный вес в капитальных вложениях в промышленность снизился с 9,3% в 1928/1929 г. до 4% в 1932 г.264, во второй пятилетке доля этих затрат возросла с 5,8% в 1933 г. до 8,9% в 1937 г.265 Это объяснялось тем, что оборудование промышленных предприятий, вступив в строй в годы первой пятилетки, уже подверглось износу и требовало увеличения расходов на реновацию.

    Необходимо отметить также, что к середине 30-х годов, благодаря оснащению предприятий новой техникой, освоение которой шло полным ходом, накоплению необходимых оборотных средств в отраслях группы «А», создались реальные условия, позволившие в 1936 г. снять предприятия тяжелой индустрии с государственной дотации266. Они стали источником накопления. К концу второй пятилетки финансирование промышленности из собственных средств (в % к сумме затрат) выросло по сравнению с 1933 г. более чем вдвое.

    *

    За годы первой пятилетки был накоплен немалый опыт в организации строительства, созданы кадры квалифицированных работников, расширена сеть проектных организаций. Во второй пятилетке продолжалась техническая реконструкция строительства и освоение строительной техники. В большинстве случаев строительство велось без иностранной технической помощи, в значительной части на оборудовании, изготовленном в СССР.

    Увеличение объема работ потребовало дальнейшего организационно-технического развития строительной индустрии. Капиталовложения в нее за годы второй пятилетки составили 111 млн. руб.267 Основные фонды этой отрасли за 1932—1937 гг. повысились в 3,8 раза — с 500 млн. руб. до 1887 млн. руб., в том числе стоимость парка строительных механизмов, главным образом для земляных, бетонных работ и дробления щебня, и строительного транспорта, возросла в 3,6 раза — с 200 млн. руб. до 717 млн. руб.268 Рост парка механизмов и в особенности его качественное содержание еще отставали от запросов строительного производства. Для осуществления крупных земляных и бетонных работ, внедрения сборного строительства нужны были мощные машины: экскаваторы, бетономешалки, краны различных систем. Однако развитие машиностроения тех лет не позволяло полностью удовлетворить эти требования. Среди экскаваторов значительную часть составляли маломощные машины с емкостью ковша 0,75—1,4 м³. Преобладали бетономешалки емкостью 75—375 м³. и т.д. Кроме того, механизмы еще плохо использовались вследствие преждевременного завоза их на стройки и перебоев с материалами.

    Несмотря на это, укрепление материально-технической базы строительства, бесперебойность финансирования и улучшение снабжения строек материалами и техническими средствами улучшили строительное дело.

    Начались работы по типизации зданий и сооружений, строящихся Наркомтяжпромом. Так, в Главэнерго были разработаны три типовых компоновки машинного зала и котельной, ряд типовых схем нефтеснабжения и пр. В черной металлургии создан проект типовой доменной печи 1300 м³ и т.д. Стали внедряться новые методы организации работ, в частности скоростное строительство.

    Создание хозрасчетных подрядных строительных организаций позволило улучшить проектирование и ведение строительных работ. Оно сопровождалось повышением доли специализированных трестов, строительных и монтажных управлений, контор и других организаций, выполняющих, как правило, один вид работ (монтаж стальных или железобетонных конструкций, выполнение земляных работ). Это способствовало повышению производительности труда в строительстве, улучшению его организации, повышению коэффициента использования механизмов и сокращению сроков сооружения промышленных предприятий.

    Централизация управления государственными строительными организациями, находившимися ранее в ведомственном подчинении, впоследствии позволила сосредоточить ресурсы на ведущих стройках и ускорить ввод в действие наиболее важных предприятий. Почти повсеместно осуществлялся переход к централизованным бетонным заводам и арматурным дворам (Стройгаз, ЗИС и др.), камнедробильным заводам, ремонтно-механическим мастерским и т.д.

    Были достигнуты существенные сдвиги в улучшении проектно-сметного дела. Запаздывание с составлением проектов и смет, рабочих чертежей, нарушение установленных норм и цен, отсутствие в отдельных случаях точных технических и финансовых планов дезорганизовывали строительные работы. С целью устранения этих недостатков СНК СССР постановлением от 3 сентября 1934 г. запретил производить строительно-монтажные работы по объектам, которые не имели утвержденных в установленном законом порядке технических проектов и смет к ним269.

    Огромный размах строительства требовал индустриализации производства металлических и железобетонных конструкций, строительных деталей и т.п. Переход к сборке и монтажу сооружаемых объектов представлял важный резерв повышения производительности труда, снижения стоимости строительства и улучшения качества строительных работ. Так, себестоимость изготовления окна на заводе составляла 5 р. 43 к., а на стройплощадке — 8 р. 84 к., себестоимость двери, соответственно, 13 руб. и 22 руб.270 Производство стандартных строительных деталей заводским путем способствовало и ускорению процесса строительства.

    Ликвидация сезонности позволила значительно снизить издержки в строительстве и улучшить его организацию. Осваивались новые индустриальные методы выполнения работ: применение свободных железобетонных конструкций (Сталинградский тракторный завод, Станкострой и др.), крупноблочного строительства (Краммашстрой и др.), деревянного сборного каркасного строительства, внедрение пропаривания бетона, электронагрева железобетона во время зимних работ и т.п.

    Расширилось производство строительных материалов. С 1933 г. по 1938 г. выпуск цемента, кирпича, извести, алебастра, черепицы, шифера увеличился в 2 с лишним раза. За пятилетку было введено в действие шесть новых цементных заводов271 (в Московской области, Белоруссии, на Украине, в Армении, Сибири и на Дальнем Востоке). Промышленность строительных материалов из кустарной превращалась в механизированную отрасль советской индустрии.

    Однако от потребностей строительства еще отставало производство многих важных строительных материалов: бута, гравия, щебня, а их себестоимость удорожала строительство. Недостаточно производилось железобетонных конструкций. Значительную роль играло и существовавшее в те годы несоответствие географического расположения предприятий, производящих стройматериалы, размещению центров крупного капитального строительства, неудовлетворительное планирование перевозок, отставание в создании новых сырьевых и производственных баз, особенно на местных материалах, недооценка их и малое использование. Все это обусловило удорожание строительных материалов и их перевозок.

    Дорого обходилось привлечение наемного транспорта (колхозного и единоличного). Первичная стоимость материалов тонула в транспортных расходах. Естественно, что при имевшейся тогда напряженности с транспортом и рабочей силой наибольший рост стоимости приходился на самые трудоемкие по добыче и нетранспортабельные материалы: песок, гравий, щебень и т.п., спрос на которые в то же время возрос в связи с форсированием производства пемзобетона, внедрением новых материалов и увеличивающимся удельным весом инженерных сооружений в общем комплексе строительства.

    Внедрение строймеханизмов в строительстве, возраставшее из года в год, увеличение его механо- и энерговооруженности, улучшение организации работ предопределили резкое повышение производительности труда в рассматриваемый период. При плане 75% ее рост составил 76,8%. Этому способствовало увеличение норм выработки на строительно-монтажных работах в среднем на 55% по сравнению с 1932 г.

    Однако имелись еще крупные резервы дальнейшего роста производительности труда за счет использования резервов рабочего времени, сокращения простоев и прогулов. Рост производительности труда сдерживался также отсутствием надлежащего руководства, плохой организацией работ, текучестью рабочих272, затруднявшей освоение новой техники, простоями из-за перебоев с материалами и т.д.

    Отрицательно влияла и некомплексность механизации отдельных работ. Так, выемка земли была механизирована, а выгрузка, разравнивание и уплотнение насыпей, очистка производились вручную. Еще слабо механизированы были малярные, штукатурные, плотничьи работы и даже отрасли производства строительных материалов, такие, например, как кирпичная и стекольная.

    В отличие от промышленности, себестоимость продукции которой систематически снижалась, строительные работы велись не всегда экономично. На вторую пятилетку намечалось снижение себестоимости чистого строительства на 40% (1937 г. к 1932 г.), фактически же она выросла на 5,6%. Основными причинами этого были рост (на 36,5%) цен на материалы и значительное увеличение заработной платы. Особенно выросли цены на металлы и метизы (повышение оптовых цен с 1 апреля 1936 г.). Сохранились высокими цены на местные материалы (на уровне 1932—1933 гг.)273.

    Следует отметить, что, несмотря на принимавшиеся меры по улучшению состояния капитального строительства, план второй пятилетки в области промышленного строительства не был выполнен. По промышленности в целом он был реализован на 81,2%, в том числе по промышленности, производящей средства производства, — на 87,7% и по промышленности, производящей предметы потребления, — на 59,7%. Темпы роста капитального строительства как по объему работ, так и по вводу в действие отставали от темпов, намеченных пятилетним планом274.

    Нередко новые и реконструируемые предприятия, в частности металлургические, вступали в строй с недоделками, что вызывало простои оборудования и аварии. В ряде случаев завершение строительства промышленных объектов затягивалось и удорожалось из-за недовыполнения плана строительно-монтажных работ, распыления капитальных вложений, перепроектировок, некомплектного снабжения строек оборудованием, недостаточного использования ресурсов для сооружения внеочередных объектов, консервации начатого строительства и т.д.

    Особенно значительным было недовыполнение плана ввода в действие предприятий в отраслях группы «Б». Из намеченных планом второй пятилетки к окончанию строительства 17 мясокомбинатов, начатых сооружением еще в первой пятилетке, завершено 6. В результате на долю мясокомбинатов приходилось всего около 30% продукции в общей выработке мяса. Из 12 запроектированных предприятий шерстяной промышленности приступили к постройке лишь двух суконных комбинатов, а из 12 льнокомбинатов, намеченных планом, было введено в действие два и начато строительство четырех, и т.п.

    Недочеты в планировании и организации строительных работ обусловили рост объема незавершенного строительства (табл. 2)275. Увеличение его объема было вызвано не только дефектами в организации строительного дела, но и расширением объема нового строительства, созданием промышленных гигантов с длительным циклом строительства.

    Таблица 2

    Незавершенное строительство на 1 января каждого года (без внелимитных затрат и капитального ремонта, по фактической стоимости заказчика)276
    Год Объем незавершенного строительства Изменения к предшествующему году
    млн. руб. %
    1933 11323
    1934 12156 +833 107,3
    1935 14991 +2835 123,3
    1936 14483 —508 96,6
    1937 19859 +5376 137,1

    На все эти недостатки указывалось в постановлениях ЦК ВКП(б) и Советского правительства «Об улучшении строительного дела и об удешевлении строительства» и «Об удешевлении производства строительных материалов и строительных деталей»277, принятых в 1936 г. и определивших пути ускоренного развития строительства в соответствии с потребностями страны. В постановлениях отмечалось, что одним из основных недостатков в строительном деле было ведение строительства зачастую полукустарным способом, в то время как быстро пополнялся парк строительных машин. Зачастую каждая стройка обзаводилась собственными механизмами и подсобными предприятиями, вербовала и обучала кадры, что вело к распылению средств и сил.

    Основной возможностью улучшения капитального строительства признавался переход «на путь крупной строительной индустрии»278. Надо было покончить со штурмовщиной, повсеместно внедрять прогрессивные методы организации работ. Строители, следуя примеру рабочих промышленных предприятий, должны были осваивать новую строительную технику, добавив к пафосу строительства, решившему задачи первой пятилетки, пафос освоения машин и механизмов279.

    Для технического обучения рабочих без отрыва от производства создавались курсы техминимума, школы и курсы мастеров и т.п.

    В целях лучшего использования механизмов, повышения производительности труда с 1 марта 1936 г. были введены единые тарифные сетки, устранявшие уравниловку и разнобой в оплате труда строителей. Для удешевления строительства, повышения его экономической эффективности стал шире внедряться хозрасчет. Усилился контроль за сроками проектирования, удешевлением проектов и смет, утверждение которых стало более централизованным.

    В результате сократились сроки сооружения и ввода в эксплуатацию новых промышленных предприятий.

    Улучшилось качество строительных работ, хотя еще и теперь оно оставалось недостаточным.

    Все же в результате улучшения организации строительных работ, развития строительной индустрии и главным образом окончания строительства большого числа предприятий, начатого еще в первой пятилетке, в годы второй пятилетки возросла степень реализации капитальных вложений. Отношение суммы основных фондов, введенных в действие, к объему капитальных вложений повысилось с 62,8% в первой пятилетке до 90,4% во второй280.

    Погодовая динамика данного показателя по промышленности была следующая: в 1933 г. — 92,5%; в 1934 г. — 95,6; в 1935 г. — 103,3; в 1936 г. — 86; в 1937 г. — 81,7%281. Окончание строительства большого числа промышленных объектов, уменьшение объема незавершенного строительства обусловили в 1935 г. даже превышение суммы ввода в действие основных фондов над суммой капитальных вложений за этот год.

    Размеры ввода в действие основных фондов являются важным фактором расширения материально-технической базы промышленности. Во второй пятилетке введено в действие значительно больше основных фондов, чем в первой. Так, их средний ежегодный прирост за 1929—1932 гг. был равен 3,8 млрд. руб., за 1933—1937 гг. — 6,3 млрд. руб.282

    Данные о среднегодовом вводе в действие важнейших производственных мощностей также подтверждают, что по основным отраслям больший эффект был получен во второй пятилетке, когда одновременно закончилось строительство многих промышленных объектов, часть которых была начата в первой пятилетке283 (исключением явились железорудная, цементная и текстильная промышленность).

    Приведенные ниже данные показывают динамику среднегодового ввода в действие производственных мощностей:

      Первая пятилетка Вторая пятилетка Вторая пятилетка, в % к первой
    Мощности по производству
    чугуна, тыс. т в год 1125 1460 129,8
    стали, тыс. т в год 690 1526 221,2
    проката черных металлов (готового), тыс. т в год 425 1580 371,8
    Мощности по добыче
    железной руды, тыс. т в год 2500 2447 97,9
    угля, млн. т в год 14,2 15,7 110,6
    Мощности электростанций, тыс. квт 693 712 102,7
    Мощности по производству цемента, тыс. т в год 550 184 33,5
    Установка прядильных веретен, тыс. шт. 250 130 52,0
    Мощности по производству
    обуви кожаной, млн. пар в год 6,3 8,8 139,7
    сахара-песка, тыс. ц переработки свеклы в сутки 19,9 23,5 118,1

    Было построено большое число заводов. Среди крупнейших предприятий, вступивших в строй во второй пятилетке, следует назвать Криворожский, Запорожский, Новолипецкий и Новотульский металлургические заводы, завод «Азовсталь», Запорожский и Зестафонский заводы ферросплавов, Уфалейский никелевый, цинковый в г. Орджоникидзе, Чимкентский свинцовый, Днепровский алюминиевый заводы, станкостроительные заводы в Москве и Тбилиси, Луганский паровозостроительный, заводы тяжелого машиностроения — Уралмаш и Ново-Краматорский, Уральский вагоностроительный, Челябинский тракторный заводы, 30 крупнейших электростанций, в том числе Сталиногорская и Дубровская ГРЭС мощностью 200 тыс. квт каждая, ряд предприятий химической промышленности — в Воронеже, Ефремове, Соликамске, Актюбинске и др.

    В строй действующих вступили 40 консервных заводов, 17 распределительных холодильников, 159 механизированных хлебозаводов и ряд других предприятий пищевой промышленности284.

    Были введены в действие Барнаульский и Ташкентский текстильные комбинаты, два новых льнопрядильно-ткацких комбината и т.д.

    В период второй пятилетки созданы консервная промышленность и промышленность искусственного шелкового волокна.

    Строительная программа второй пятилетки предусматривала дальнейшее улучшение размещения производительных сил. К началу пятилетки экономика восточных районов СССР значительно отставала от экономики старых промышленных регионов. «На основе развития старых промышленных центров» в интересах ускоренного подъема народного хозяйства в восточных районах здесь создавались «новые опорные базы индустриализации»285. В эти районы направлялось около половины всех капитальных вложений на новое строительство в тяжелой промышленности. Удельный вес восточных районов в общесоюзном производстве чугуна возрос до 1/3 против ¼ в 1932 г.; примерно в таких же размерах увеличилась их доля в добыче каменного угля. Развернулось широкое промышленное строительство в таких ранее отсталых в промышленном отношении районах, как Поволжье, Северный Кавказ, черноземные области центральных районов, Дальний Восток, Восточная Сибирь. Строительная программа пятилетки обеспечивала дальнейший крупный рост здесь угольной промышленности (в Казахстане и Сибири), черной металлургии (завершение создания второй угольно-металлургической базы Союза — Урало-Кузнецкого комбината), машиностроения (тяжелого на Урале), нефтяной промышленности (Урало-Волжский район) и т.д.

    Осуществлялось приближение к источникам сырья предприятий легкой и пищевой промышленности. Ускоренными темпами велось сооружение новых и реконструкция старых предприятий по переработке льна — в Западной области, Горьковском крае, Белоруссии, хлопчатобумажных комбинатов в Средней Азии, Сибири и Закавказье, новых сахарных заводов на Украине и Северном Кавказе.

    *

    Большой объем капитальных вложений и широкий размах строительства в СССР в годы второй пятилетки, как отмечалось, обусловили расширенное воспроизводство основных фондов промышленности. Если за годы первой пятилетки они увеличились в 2,2 раза (с 10 262 млн. руб. до 22 627 млн. руб.), то за годы второй — в 2,5 раза (с 22 627 млн. руб. до 57 935 млн. руб.)286. СССР опережал многие капиталистические страны по темпам роста производственных основных фондов. Динамика роста основных фондов и их распределение по отраслям тяжелой и легкой промышленности приведены в табл. 3.

    Таблица 3

    Основные фонды промышленности СССР в 1932—1937 гг. (млн. руб., в ценах соответствующих лет, на конец года)*
      1932 г. 1933 г. 1934 г. 1935 г. 1936 г. 1937 г.
    Вся промышленность 22627 29007 35340 43583 50384 57935
    В том числе
    Производство средств производства 16189 21649 26926 33422 38822 45314
    Производство предметов потребления 6438 7358 8414 10161 11562 12621
    Электростанции 1923 2819 3574 4378 5062 5697
    Угольная 910 1171 1370 1711 1822 2302
    Нефтедобывающая 935 1085 1261 1461 1773 2249
    Нефтеперерабатывающая 296 337 430 550 647 770
    Черная металлургия 1479 2227 3163 4249 4796 5299
    Машиностроение 4617 6125 7362 9382 11069 1470**
    Химическая 1169 1684 2026 2397 2817 3221
    Текстильная 2491 2647 2832 3138 3452 3793
    Пищевая 2768 3271 3887 4748 5397 6085

    * А. Аракелян. Основные фонды промышленности СССР, стр. 87; Л. М. Кантор. Основные фонды промышленности и их использование. Л., 1847, стр. 62; «Вопросы истории народного хозяйства СССР». М., Изд-во АН СССР, 1957, стр. 546.

    ** Включая металлообработку.

    Как видно из данных табл. 3, стоимость основных фондов промышленности неуклонно возрастала на протяжении всего периода. Рост ее составлял в среднем 6—7 и более млрд. руб. в год. Наибольшее увеличение в годы второй пятилетки дал 1935 г., как по промышленности в целом, так и по большинству отраслей. Объясняется это двумя причинами: возрастанием капитальных вложений в данном году; взятым курсом на достройку предприятий, строительство которых было начато в предыдущие годы. Поэтому в указанном году было введено в действие наибольшее число объектов.

    Рост основных фондов в отраслях, производящих средства производства (в годы первой пятилетки — в 2,7 раза, а в годы второй пятилетки — в 2,8 раза), опережал рост основных фондов в отраслях, производящих предметы потребления (в годы первой пятилетки — в 1,5 раза, второй пятилетки — в 1,96 раза)287.

    Основные фонды отраслей группы «А» (особенно за счет машиностроения и металлообработки) увеличились по удельному весу в фондах всей промышленности, а отраслей группы «Б» соответственно снизились: на начало 1933 г. удельный вес основных фондов тяжелой промышленности составил 71,5%, легкой — 28,5%, а 1937 г. соответственно свыше 78% и менее 22%. Правда, следует иметь в виду незавершенность строительства многих объектов в отраслях группы «Б», при одновременном увеличении числа вводимых в эксплуатацию предприятий тяжелой промышленности, основные капитальные затраты на которые были произведены еще в годы первой пятилетки.

    Произошли изменения и в отраслевой структуре основных фондов промышленности: значительно увеличился удельный вес машиностроения и металлообработки и несколько снизился — угольной, нефтяной промышленности, электростанций и электросетей.

    К сожалению, стоимость основных фондов определялась в течение всего изучаемого периода в ценах тех лет, когда они вводились в действие. А эти цены в свою очередь уже включали в себя напластование цен предшествующих лет, в течение которых шло строительство объектов.

    Большое значение в оценке основных фондов промышленности имеет их структура и изменения, происшедшие в ней за годы второй пятилетки (на начало года, % к промышленно-производственным фондам)288:

      1933 г. 1937 г.
    Здания 31,0 30,6
    Сооружения 20,1 21,5
    Силовое оборудование 10,5 9,4
    Производственное оборудование 28,9 24,1
    Передаточные устройства 6,3

    Из приведенных данных видно, что структура основных фондов промышленности за рассматриваемый период не подверглась большим изменениям. В них осталась высокой доля зданий и сооружений, а доля оборудования, являющегося активной частью основных фондов, даже уменьшилась. Во многом это зависело от плохой организации строительных работ, но в ряде случаев — от излишеств в оформлении и преувеличенных объемов зданий и площадей цехов.

    Структура основных фондов отдельных отраслей промышленности зависит от специфических особенностей отрасли, характеризуя одновременно и степень ее технического совершенства. Высокая стоимость строительства и связанный с этим завышенный удельный вес зданий в общей массе фондов приводили подчас к искажению действительной картины. Так, в машиностроении, где оборудование было технически совершеннее и насыщенность им выше, чем в других отраслях промышленности, в начале 1937 г. удельный вес оборудования и аппаратов составлял только 30,1% (табл. 4), а в текстильной промышленности, которая не могла похвастаться высоким качеством оборудования и большой насыщенностью им производства, доля оборудования в основных фондах достигла 37,7%. Это объяснялось тем, что в машиностроении удельный вес зданий и сооружений равнялся 54,1%, а в текстильной промышленности, где строительство новых предприятий велось в меньшем объеме, — 45,3289. Однако, как правило, в отраслях промышленности, строившихся почти заново, структура основных фондов представляла более благоприятную картину. Это можно проследить на примере такой отрасли промышленности, как химическая.

    Таблица 4

    Структура основных фондов в отдельных отраслях промышленности СССР на 1. 1 1937 г. (в % к стоимости производственных основных фондов)*
      Производственные здания Сооружения Силовые установки Рабочие машины и аппараты Передаточные устройства
    Электростанции 16,5 15,9 29,3 6,4 29,8
    Угольная 11,1 55,2 5,3 15,4 4,8
    Химическая 31,0 13,4 9,4 34,8 6,5
    Черная металлургия 25,8 33,1 9,6 20,0 5,5
    Машиностроение 43,5 10,6 5,7 30,1 3,7
    Текстильная 39,0 6,3 9,3 37,7 3,2
    Пищевая 40,9 12,0 8,5 24,2 1,5

    * А. Аракелян. Основные фонды промышленности СССР, стр. 12.

    Обращает на себя внимание высокий удельный вес силовых установок в основных фондах электростанций и низкий — зданий и сооружений, а также относительно небольшой удельный вес зданий и сооружений в химической индустрии.

    Промышленность Советского Союза вступила в исследуемый период в значительной мере с обновленными основными фондами. В конце второй пятилетки к новым и целиком реконструированным основным фондам относилось 84,7% от общей их суммы. По ряду отраслей основные фонды были обновлены на 94—97,8%290 (электростанции, химическая промышленность, черная металлургия).

    Обновление основных фондов в тяжелой индустрии (были в значительной мере обновлены к 1936 г.) шло быстрее, чем в отраслях группы «Б». По пищевой промышленности, например, в 1936 г. обновление достигло 64,7%, а по текстильной — всего 35,3%291.

    Строительство новых и реконструкция действующих основных фондов осуществлялись на базе передовой техники, обеспечивающей более высокую, чем раньше, механизацию труда и его производительность. Удельный вес орудий производства, направленных в народное хозяйство только за годы второй пятилетки, в конце периода составлял 50—60% от действующих. Такого коренного обновления оборудования не знала ни одна страна. По насыщенности промышленности техникой СССР превратился в одну из наиболее развитых индустриальных стран мира.

    Осуществление технической реконструкции промышленности, успешное освоение новой техники и новых производств нашло отражение в значительном росте производительности труда и снижении себестоимости продукции. XVII съезд ВКП(б) определил повышение производительности труда по промышленности на вторую пятилетку в 63% (в первой пятилетке — 41%). Фактически она выросла на 82%292, в том числе в отраслях группы «А» — на 109293.

    В результате рост основных фондов промышленности не требовал соответствующего увеличения численности рабочей силы. Это явилось следствием роста оснащенности основными фондами каждого рабочего, которая за пять лет возросла на 91%, а в основных отраслях тяжелой промышленности даже больше: на электростанциях — в 1,6 раза, в металлообрабатывающей и химической промышленности — в 1,9 раза, в цветной металлургии — в 2,3 раза, в угольной промышленности — в 2,4 раза, в черной металлургии — в 2,8 раза. В меньшей степени оснащенность основными фондами увеличивалась в легкой и пищевой промышленности: в текстильной и сахарной промышленности, например, 1,2 раза294.

    Рост основных фондов, вводимых в действие, сопровождался механизацией работ и электрификацией производственных процессов, увеличением энерго- и электровооруженности труда в крупной промышленности (табл. 5)295.

    Таблица 5

    Энерго- и электровооруженность труда в промышленности в 1932—1936 гг. (в квт-ч на человеко-час)
    Год Энерговооруженность труда В том числе электровооруженность труда
    вся промышленность группа «А» группа «Б» вся промышленность группа «А» группа «Б»
    1932 1,67 1,96 1,09 1,16 1,41 0,69
    1933 1,86 2,21 1,11 1,37 1,65 0,76
    1934 2,19 2,70 1,15 1,63 2,03 0,80
    1935 2,50 3,16 1,20 1,90 2,43 0,84
    1936 2,90 3,69 1,30 2,19 2,86 0,96

    Некоторое отставание производительности труда от роста его электровооруженности объяснялось прежде всего трудностями освоения новых предприятий и производственных процессов, недостаточной квалификацией кадров, а также тем, что в условиях социалистического строя механизация и электрификация процессов труда являются не только факторами повышения производительности труда, но и условием его облегчения, что имеет огромное социально-политическое значение.

    По электрификации силовых процессов уже к началу исследуемого периода некоторые отрасли промышленности достигли весьма высокого уровня. Так, в цветной металлургии в 1932 г. электрификация силовых процессов достигла 94,1%, в машиностроении и металлообработке — 90,5%, в химической промышленности — 90,3%. В тех же отраслях, где степень электрификации была ниже, продолжалось ее увеличение. В черной металлургии, например, электрификация силовых процессов выросла с 62,7 до 73,9%; в легкой промышленности — с 78,2 до 82,5%; в пищевой — с 42,6 до 56,7%. В целом по промышленности коэффициент электрификации поднялся с 78 до 82,8%296.

    Что касается снижения себестоимости, то по всей промышленности при плане 26% оно составило лишь 10,3%. Правда, себестоимость в тяжелой промышленности снизилась на 27%. Экономия от снижения себестоимости по группе «А» во второй пятилетке составила 18—19 млрд. руб.297

    Совокупным показателем освоения основных фондов могла бы явиться их отдача, т.е. производство продукции на 1 руб. основных фондов. Однако ввиду несопоставимости стоимости основных фондов, о которой говорилось выше, вывести такой показатель не представляется возможным. Этот пробел восполняется сопоставлением темпов роста основных фондов и валовой продукции, составившим соответственно в 1937 г. по отношению к 1932 г. 221 и 220%298.

    Темпы роста того и другого показателя фактически одинаковы. Правда, в первые годы второй пятилетки (1933—1934 гг.) наблюдалось отставание темпов роста основных фондов, объяснявшееся большим числом вводимых предприятий и недостатком в то время квалифицированных инженерно-технических и рабочих кадров. В то же время нельзя было мириться с тем, что из-за неумения организовать производство в соответствии с требованиями современной науки и техники в черной металлургии, например, только немногие заводы по коэффициенту использования объема доменных печей приближались к предприятиям развитых капиталистических стран. Не лучше было положение в мартеновском производстве. На некоторых предприятиях вследствие низкого качества оборудования была велика аварийность.

    После 1934 г. положение выровнялось. На многих новостройках закончились пусковые периоды299, развернулось социалистическое соревнование и борьба за освоение новой техники. Улучшение работы оборудования и повышение коэффициента его использования привели к пересмотру технических норм эксплуатации оборудования, что способствовало дальнейшему улучшению использования основных фондов, прежде всего их активной части — оборудования, машин и аппаратов.

    Таким образом, техническая реконструкция способствовала повышению эффективности производственного аппарата промышленности: в 1,5 раза возрос коэффициент использования полезного объема доменных печей, почти в 2 раза увеличился съем стали с 1 м² пода мартеновских печей, более чем в 4 раза выросла скорость бурения (на станок) в нефтедобывающей промышленности, увеличились скорости технологических операций в некоторых химических производствах.

    Улучшение использования основных фондов шло и по линии увеличения времени работы оборудования. Коэффициент сменности в промышленности вырос с 1,49 в 1928 г. до 1,7 в 1937 г.

    Большую остроту приобрели в исследуемый период вопросы организации ремонта оборудования. Высокий процент обновления основных фондов, казалось бы, не способствовал возникновению проблемы капитального ремонта. Тем более что степень износа основных фондов в связи с расширением их воспроизводства сократилась с 21,2% в 1932 г. до 13% в 1937 г. Коэффициент выбытия ветхих основных фондов в годы второй пятилетки увеличился с 1,4 до 2,5300, т.е. старых предприятий становилось меньше.

    Таким образом, для нормальной эксплуатации новых фондов нужна была плановая организация ремонтов, в частности планово-предупредительных, но проведению их не уделялось достаточного внимания. Более того, среди части хозяйственников имело место пренебрежительное отношение и к капитальным ремонтам.

    Достигнутые в годы второй пятилетки успехи в области воспроизводства основных фондов явились результатом осуществления огромной программы строительства новых и коренной реконструкции действующих предприятий. Было построено более 4500 новых предприятий301, обеспечивших техническую реконструкцию промышленности, транспорта и сельского хозяйства, рост обороноспособности страны. Директивы XVII съезда ВКП(б) о том, что в 1937 г. 80% всей продукции должны быть получены с новых предприятий, построенных или целиком реконструированных за годы двух первых пятилеток, были выполнены, а ряд отраслей достиг этой цифры даже в 1936 г. Так, новые предприятия в отраслях группы «А» давали 87,4% всей выпускаемой продукции, в машиностроении — 88,3%; в электроэнергетике — 90,8; в станкостроении — 93,7; в химической промышленности — 95,2; в черной металлургии — 96,6; в сельскохозяйственном машиностроении — 95,3; в автомобильной и тракторной промышленности — 100, в мясной промышленности — 94,3; в консервной — 98,5% и т.д.

    Завершилось строительство крупнейших заводов машиностроения, крупных электростанций, вошли в строй новые шахты, выросла мощность нефтеобрабатывающих заводов, заводов черной металлургии. Продолжалось сооружение предприятий цветной металлургии, химической, текстильной и пищевой промышленности. Построены новые железнодорожные пути, преобразующие экономику ранее отсталых районов. Осуществлена колоссальная строительная программа по созданию новых водных путей.

    На этой основе СССР за сравнительно небольшой отрезок времени превратился в передовую индустриальную державу. Это видно на примере развития основных отраслей промышленности СССР в рассматриваемый период.

    2. Машиностроение

    В период первой пятилетки в СССР была создана собственная техническая база для социалистической реконструкции народного хозяйства. Страна получила возможность «решающую часть необходимого оборудования производить на своих собственных предприятиях»302.

    В соответствии с главной задачей второй пятилетки намечалось дальнейшее развитие машиностроения, играющего ведущую роль в завершении технического перевооружения всего народного хозяйства. Предусматривалось «осуществить такую реконструкцию» его…, «которая обеспечила бы удовлетворение собственными силами всех потребностей народного хозяйства в современном технически передовом оборудовании при широком развитии новых видов производств»303.

    В области машиностроения необходимо было:

    повысить снабжение машинами всех отраслей народного хозяйства, особенно транспорта (подвижной состав, оборудование), сельского хозяйства, легкой и пищевой индустрии и ведущих отраслей тяжелой промышленности, в первую очередь станкостроения;

    форсировать производство импортировавшихся в первой пятилетке машин, инструментов и т.д., а также важнейших элементов технического снабжения (детали, полуфабрикаты и т.п.);

    обеспечить запасными частями и различными деталями быстро растущий парк оборудования (паровозы и вагоны, автомобили, тракторы и сельскохозяйственные машины, промышленное оборудование и т.д.);

    укрепить обороноспособность Советского Союза, усилить механизацию и моторизацию армии, развивать авиацию и обеспечить вооруженные силы страны всеми современными средствами обороны.

    Эти задачи были выполнены. Валовая продукция машиностроения и металлообрабатывающей промышленности в 1937 г. выросла по сравнению с 1932 г. в 2,8 раза, достигнув 27,5 млрд. руб.304

    Машиностроение заняло ведущее место в тяжелой промышленности страны. Если в 1932 г. в валовой продукции промышленности удельный вес машиностроения составлял 19,6%, то в 1937 г. — 25,5%305. Это был самый высокий уровень в мире: в США доля машиностроения в промышленной продукции в 1935 г. равнялась 17,6%, в Англии — 16,2, в Германии — 14,6, в Японии — 10,2, во Франции — 7,4, в Италии — 7,1%306.

    Такое положение было достигнуто в значительной мере благодаря громадным капитальным вложениям, общий объем которых в машиностроении за вторую пятилетку составил 1,9 млрд. руб., что равнялось 29,5% от всех капитальных затрат в промышленность.

    Были введены в действие многие гиганты машиностроения, в том числе Уральский и самый мощный в мире Краматорский заводы тяжелого машиностроения, Новочеркасский (введен частично) паровозостроительный завод, Челябинский тракторный завод, Уральский вагоностроительный завод (введены мощности в 16 тыс. вагонов) и др. Расширились Горьковский и Московский автозаводы. Их мощности составили соответственно 300 и 80 (70 — грузовых и 10 — легковых) тыс. машин. Ярославский автозавод был переключен на производство троллейбусов с проектной мощностью 1000 шт. в год. К концу пятилетки он выпускал 2600 автомашин и 400 троллейбусов. Были реконструированы Крюковский, Калининский, Мытищинский вагоностроительные заводы. Закончилась реконструкция Луганского паровозостроительного завода (мощностью 1080 паровозов «ФД» в год), Горловского и Донецкого машиностроительных заводов307. Выстроены заводы шарикоподшипников мощностью 24 млн. шт., Куйбышевский карбюраторный завод мощностью 535 тыс. шт. (введены мощности на 300 тыс. шт.) и т.д.

    Однако в капитальном строительстве машиностроительных предприятий не все обстояло благополучно. С сооружением большого числа новых заводов-гигантов больным местом стало удлинение периода строительства и весьма длительное отвлечение средств.

    Мощности новых заводов осваивались медленно. Крупные размеры их, сложная техника создавали на первых порах много трудностей. Организационные неполадки, низкая производительность оборудования в начальный период приводили на новых предприятиях к завышенным трудовым затратам. Впоследствии с накоплением опыта работы, ростом квалификации рабочих эти затраты снижались в несколько раз. Так, трудоемкость (в человеко-часах) на тракторных заводах менялась следующим образом308:

      1932 г. 1937 г.
    Трактор СТЗ 329,0 105,5
    » ЧТЗ 335,6
    » ХТЗ 442. 0 105,2

    1933 г. явился переломным годом в освоении новых предприятий. Были превзойдены проектные мощности на Сталинградском тракторном заводе, Шарикоподшипниковом и др. Освоение новых предприятий стало доминирующим явлением.

    По мере ввода в эксплуатацию новых машиностроительных заводов и реконструкции старых росли основные фонды отрасли. В годы первой пятилетки они выросли в 2,7 раза, а в годы второй — в 2,9 раза.

    Быстрый прирост основных фондов в машиностроении обусловил еще большее их обновление, чем в первой пятилетке: на 1 января 1937 г. — 88,8%309,т. е. была создана почти полностью новая машиностроительная база. К началу 1937 г. удельное значение старых заводов, не подвергшихся коренной реконструкции, было сведено на нет. С ростом основных фондов менялся и характер машиностроения, масштабы и технический уровень производства, увеличивался размер предприятий.

    Характерно, что техническая реконструкция охватывала все звенья производственного процесса — от заготовительных до механических и механосборочных цехов. И хотя еще сохранялись отстающие участки в заготовительных цехах, особенно на заводах малого и среднего размера, тенденция развития была направлена на ликвидацию имевшейся диспропорции в техническом уровне отдельных участков.

    Территориальное размещение рассматриваемой отрасли к концу второй пятилетки не претерпело коренных изменений: они пока только намечались как тенденция развития. По-прежнему центральные районы, Северо-Запад и Украина сосредоточивали основное машиностроительное производство СССР (70%). Однако Северо-Запад резко снизил свой удельный вес с 36% до революции до 20% в 1937 г.; по ряду отраслей машиностроения заметно понизился удельный вес Украины и Северного Кавказа.

    Повысилось значение Урала: с 4,5% в 1932 г. до 8,5% в 1937 г.310 Здесь завершилось строительство многих заводов и началось их освоение. Район обогатился несколькими заводами, составляющими базу самого машиностроения — станкостроительными и инструментальными, в Свердловске был построен завод агрегатных станков, в Челябинске — завод специальных станков. Число машиностроительных заводов на Урале в конце второй пятилетки доходило до 70—80311.

    Выросли мощность и технический уровень ряда центров, имевших машиностроительное производство, но не игравших серьезной роли в общей системе машиностроения: г. Горький, Ивановский район, Западный край, Сибирь, Кавказ.

    В восточных районах страны машиностроение было развито еще довольно слабо, но здесь возникли новые машиностроительные центры — в Сибири, особенно в Западной, в Средней Азии.

    Менялась специализация отрасли по районам. Центральные районы, особенно Северо-Запад, получившие возможность значительно сократить металлоемкие производства (паровозо- и вагоностроение, котлостроение), специализировались преимущественно на сложных, квалифицированных, трудоемких производствах, например на энергетическом и химическом машиностроении. Об этом свидетельствует то, что центральные и западные районы, выпуская 38% валовой продукции машиностроения, потребляли 26% металла страны, а Северо-Западный район, на долю которого приходилось 20% продукции машиностроения, использовал лишь 8% металла312, в то же время Урал и Сибирь, дававшие менее 11% валовой продукции машиностроения, потребляли 21% металла СССР.

    Стремление приблизить металлоемкие отрасли машиностроения к металлопроизводящим центрам особенно проявилось в размещении паровозо- и вагоностроения. Возросла роль Украины в паровозостроении за счет сооружения Луганского завода313. Вагоностроение на Сормовском заводе постепенно свертывалось, снижалась доля в нем Ленинградской и Калининской областей. Сильно возрастало значение Урала, где наряду со старым Усть-Катавским вагоностроительным заводом частично вступил в эксплуатацию крупнейший завод четырехосных вагонов в Нижнем Тагиле.

    Таким образом, транспортное машиностроение перемещалось в металлургические районы. При этом Урал имел особые преимущества для вагоностроения, так как был богат сырьем — металлом и деревом — и находился на ведущих железнодорожных магистралях. Однако роль Западного района (Брянский машиностроительный завод в Бежице) и Московского (Коломенский, Мытищинский и Тормозной заводы) в производстве подвижного состава оставалась еще очень значительной.

    К концу второй пятилетки Московский район давал продукции энергетического и химического машиностроения на 33% больше, чем Ленинград, в начале первой пятилетки производивший 50% данной продукции. Крупным центром турбостроения наряду с Ленинградом стал Харьков, в котором был построен турбогенераторный завод. Электросиловое машиностроение развивалось в Свердловске (завод электроаппаратуры). Котлостроение переместилось в основном в Таганрог, где завод «Красный котельщик» постепенно стал основной базой котлостроения СССР. Моторостроение приобрело новую базу в Уфе — здесь был создан большой моторостроительный завод.

    Сильно рассредоточилось станкостроение, являющееся одним из наиболее сложных производств, предъявляющих высокие требования к квалификации рабочих. Правда, и в конце второй пятилетки 60% его было сосредоточено в Москве и Ленинграде. Москва выпускала почти половину продукции станкостроения. Но новые заводы размещались в ряде пунктов — в Горьком, Харькове, Киеве, Саратове, Челябинске, Свердловске, Одессе, Куйбышеве и др. Станки производились и на некоторых неспециализированных заводах в Минске, Казани, Ижевске, Ростове-на-Дону, Златоусте и т.д.

    К концу второго пятилетия снизилась роль Ленинграда в металлургическом машиностроении. Ведущее место перешло к Свердловску (Уралмашзавод) и Краматорску (Старый и Новый Краммашзаводы); по горному машиностроению — к угольным районам: Донбассу (Горловский завод), Кузбассу, Новосибирску и другим районам Сибири; по нефтяному машиностроению — к центрам нефтедобывающей промышленности: Баку, Грозному. Выпуск сложного трудоемкого нефтеоборудования сосредоточился в Подольске.

    Производство автоматов и полуавтоматов для легкой промышленности — текстильной, кожевенно-обувной, являясь высококвалифицированным, в конце второй пятилетки еще на ¾ сосредоточивалось в Ленинграде и Москве. Оборудование для текстильной промышленности частично выпускалось и в текстильных районах — Иванове, Шуе, а также в Орле.

    Таким образом, были достигнуты определенные успехи в более равномерном и рациональном размещении машиностроения. Особенно значительными они были в транспортном, энергетическом, тяжелом машиностроении и станкостроении. И все же, как отмечалось выше, размещение машиностроения еще не соответствовало требованиям рационального размещения производительных сил страны, особенно в ее восточных районах.

    Существенно изменилась отраслевая структура машиностроения, отразив важнейшую особенность периода технической реконструкции: преимущественный рост выпуска средств производства, необходимых для производства средств производства.

    В соответствии с потребностью народного хозяйства в машинах и оборудовании для отраслей, имеющих решающее значение для индустриализации страны, развивалось производство оборудования для угольной, нефтяной, энергетической, металлургической промышленности, налаживался массовый выпуск автомобилей, главным образом грузовых, тракторов, комбайнов и прочих сельскохозяйственных машин, увеличился выпуск и улучшилась конструкция паровозов и вагонов, создавались машины для легкой и пищевой промышленности. При этом автостроение и тракторостроение по масштабам производства догнали наиболее развитые страны Европы и технический уровень производства в США.

    Большие успехи были достигнуты одной из самых молодых отраслей машиностроения, созданной в годы первой пятилетки, — производством металлургического оборудования. К концу пятилетки советскими заводами могли производиться все виды металлургического оборудования, в том числе сложнейшие агрегаты: блюминги, слябинги, тонколистовые станы, непрерывно-заготовочные 450, 600 и 720 мм, рельсобалочные станы и т.д.

    Таким же примерно было положение и с выпуском горнорудного оборудования, тоже начатым в первой пятилетке. К концу второй пятилетки эта отрасль почти полностью обеспечивала техническое оснащение и механизацию весьма тяжелых и трудоемких работ в угольной и горнорудной промышленности.

    Советское машиностроение все больше снабжало промышленность отечественными машинами и оборудованием. В 1937 г. удельный вес импорта машин составил лишь 0,9% от потребления их в СССР по сравнению с 12,7% в 1932 г.314 Прекратился импорт сельскохозяйственных машин и тракторов; в 1933 г. — котлов. В 1934 г. были полностью удовлетворены нужды страны в магнето, что позволило ликвидировать их импорт. Почти полностью прекратился импорт химической аппаратуры.

    Успешно преодолевалось отставание в развитии энергомашиностроения. За годы второй пятилетки в СССР было налажено производство новых быстроходных турбин, имевших относительно меньший вес и размеры поковок валов, дисков и т.п., что давало экономию металла, стоимости обработки, занимаемой турбинами площади и т.д., выпуск паровых и газовых турбин увеличился в 4,5 раза, гидравлических — в 1,5 раза, и все-таки турбостроение не удовлетворяло потребности народного хозяйства. Отставание его от требований энергостроительства объяснялось исключительно бурными масштабами электрификации. Советский Союз не мог еще обойтись без импорта энергетического оборудования. Но уже на третьем году второй пятилетки импорт был сведен к ввозу отдельных агрегатов. Если в 1933 г. 60% введенных мощностей турбин имели импортное происхождение, то в 1936 г. при широком развертывании электрификации, строительство электростанций уже полностью базировалось на внутреннем производстве турбин. По другим видам энергетического оборудования (мощные генераторы, котлы) освобождение от импортной зависимости произошло еще раньше. Сильноточная промышленность за пятилетие выросла почти в 2,5 раза. Были освоены важнейшие современные виды электромашин, первоклассное тяговое оборудование для электрических железных дорог, крупнейшие генераторы для паровых и гидравлических турбин, в частности гидрогенераторы для Днепрогэса и генераторы для турбин в 100 тыс. квт. В 1932 г. ввоз электрооборудования оценивался примерно в 300 млн. руб., в последние же годы второй пятилетки он играл лишь вспомогательную роль.

    Таким образом, импорт машин еще существовал, но характер его уже не имел ничего общего с технико-экономической зависимостью нашей страны от капиталистического мира. Он только дополнял внутреннее производство. Ввоз же отдельных машин, особенно единичных образцов нового оборудования, закономерен для всех крупных машинопроизводящих стран мира.

    Более того, многие машины, ранее импортировавшиеся, превратились в продукты экспорта: сельскохозяйственные машины, тракторы стали поставляться в Голландию, Данию, Египет, Болгарию и другие страны.

    Зависимость Советского Союза от импорта машин была ликвидирована, что являлось крупнейшей победой.

    Во второй пятилетке машиностроение впервые получило прочную материально-техническую базу для своего развития. Станкостроение, сложившееся как самостоятельная отрасль еще в годы первой пятилетки, быстро развивало производство, структура выпуска станков менялась (в %)315.

    Станки 1932 г. 1937 г.
    Металлорежущие, всего 100,0 100,0
    Токарные 36,2 31,4
    Револьверные 2,6 3,7
    Автоматы и полуавтоматы токарные 1,8
    Фрезерные 5,4 6,7
    Строгальные 5,4 7,2
    Шлифовальные 1,3 3,8
    Вертикально-сверлильные 34,7 25,2
    Специальные, специализированные и агрегатные 2,0

    Увеличение производства револьверных, шлифовальных, фрезерных станков, освоение изготовления станков-автоматов и полуавтоматов для обработки поршней, патронных и центровых работ и т.п., а также специализированных и агрегатных станков и быстрый рост их выпуска привели к уменьшению доли простых токарных и вертикально-сверлильных станков.

    Было преодолено многолетнее отставание по выпуску различных видов расточных станков: налажен выпуск вертикальных и быстроходных станков для расточки цилиндров, для алмазной расточки, универсально-расточных станков большой мощности с размерами шпинделя до 150 мм и др.

    Большие сдвиги произошли в производстве шлифовальных станков, требовавшихся для автотракторной, шарикоподшипниковой и инструментальной промышленности. Были освоены высокопроизводительные плоско- и круглошлифовальные бесцентровые станки, специальные полировочные и заточные станки для резцов, фрез и т.д.

    Появилось производство радиально-сверлильных станков, быстроходных токарно-винторезных до 2000—4000 об/мин, многорезцовых токарных быстроходных с автоматическим переключением скоростей на ходу с 3600 об/мин, прецизионных токарных винторезных для точной индустрии, быстроходных револьверных (3600 об/мин), продольно-строгальных станков шириной 5 м и длиной 12 м, зуборезных для нарезки шестерен — 4,8—5 м мощностью до 300 л. с. и других станков, а также крупных, тяжелых и уникальных станков, но удельный вес их в общем выпуске был еще очень мал.

    С внедрением быстроходных резцов из сверхтвердых сплавов советского производства («победит»), увеличением мощности станков и числа их оборотов сильно повысились скорости резания. Получило применение комбинированное резание одновременно несколькими инструментами.

    По числу выпускаемых станков Советский Союз еще в 1936 г. перегнал США, произведя 44,4 тыс. станков против 40,2 тыс. в США (1935 г.)316. Многие советские станки являлись уникальными в мировом машиностроении: токарно-центровой станок с мотором в 175 л. с., строгальные станки с длиной строгания до 15 м и др., но в целом наши станки имели, как правило, меньшую мощность и производительность по сравнению с американскими и английскими, а по производству некоторых видов станков — карусельных и строгальных — наблюдалось еще отставание от уровня мировой техники.

    Станочный парк к концу второй пятилетки состоял почти на 75% из станков, установленных менее чем за 10 последних лет. В США, Германии и Англии парк станков на 2/3 был из станков, имевших возраст свыше 10 лет317.

    Таким образом, в деле оснащения предприятий, в первую очередь самих машиностроительных заводов, передовой техникой были достигнуты большие успехи. Но имелись и недостатки, выразившиеся прежде всего в ограниченном числе производимых типоразмеров станков. Так, требовалось примерно 800 типоразмеров станков, а производилось их не более 500. Далеко не полностью обеспечивались потребности народного хозяйства в крупных станках для транспортного машиностроения и предприятий НКПС, в станках-автоматах, в шлифовальных станках, обеспечивающих современную технологию производства, прецизионных станках для точных производств и т.д.

    В связи с этим, несмотря на увеличение выпуска металлорежущих станков, огромный рост машиностроения СССР в годы второго пятилетия потребовал значительного ввоза их из-за границы.

    Не была разрешена и проблема обеспечения народного хозяйства кузнечно-прессовым оборудованием. Передовая технология требовала перехода от литья к горячей и холодной штамповке большого количества деталей и обработке металла давлением. И хотя началось производство необходимого оборудования, потребность в кузнечно-прессовом оборудовании удовлетворялась за счет внутреннего производства всего на 20—25%318.

    Отставало производство литейных машин и оборудования, хотя в балансе продукции машиностроения продукты литейного производства (отливки) составляли до 40—45%, а в составе себестоимости — 25—30%319. Эта важная роль литейного производства и определила в годы второй пятилетки революционные преобразования в нем. Начался переход от кустарных мастерских, какими были старые литейные, к механизированной литейной фабрике, оснащенной многообразной системой конвейеров и рольгангов, большим парком формовочных машин, землеприготовительных устройств, сложным электросиловым компрессорным и ремонтным хозяйством и т.д. Развитие новых методов производства в литейном деле стало возможным благодаря освоению (заводом «Красная Пресня») выпуска формовочных машин, обрубных молотов и зубил, пескоструйных аппаратов и прочих видов литейного оборудования. Однако производственная база завода была еще недостаточной.

    Не удовлетворялись полностью потребности народного хозяйства в насосах и компрессорах. Отставало вагоностроение в выпуске пассажирских и специализированных типов вагонов.

    Недостаточно удовлетворялись требования машиностроения металлургией качественных сталей. Не отвечали требованиям народного хозяйства экспериментальная база машиностроения, производство инструмента, приборов, аппаратов, вспомогательные производства. Задача подтягивания тыла машиностроения, межотраслевой и внутриотраслевой организации его становилась все более острой.

    В связи с ростом материально-технической базы машиностроения, развертыванием ряда новых производств по-новому встал вопрос об обеспечении более четкой специализации и налаживании непосредственно связанного с ней кооперирования. Новые отрасли с самого начала создавались на основе более или менее отчетливо выраженной специализации каждого завода на изготовлении не только определенного вида машин, но и ограниченного количества марок и типов их, с ранее предусмотренными связями с другими машиностроительными заводами и смежными производствами. Не говоря уже об автотракторной промышленности, специализированные заводы строились в станкостроительной, паровозовагоностроительной, электротехнической и других отраслях промышленности.

    Так, вновь построенные автомобильные заводы были специализированы на производстве легковых и грузовых машин, каждый завод при этом выпускал ограниченное число типов автомобилей. Заводы получали со стороны электрооборудование, арматуру, стекло, шины, шарикоподшипники, вспомогательные части и принадлежности к машинам. Горьковский автомобильный завод уже тогда был связан с 30—35 другими заводами, поставлявшими ему свыше 1000 типоразмеров деталей и принадлежностей.

    Сталинградский тракторный завод — первый завод данной отрасли не мог еще опираться на систему кооперирования с другими заводами, поскольку они не были к этому подготовлены. Поэтому он не был построен по принципу кооперирования. Но уже Харьковский тракторный завод строился с учетом постоянных связей примерно с 20 другими предприятиями, которые поставляли ему карбюраторы, магнето, арматуру, радиаторы, подшипники, нормали, масленки, войлок, резину, парафиновые прокладки и т.д.

    Старые заводы при реконструкции приспосабливались к выпуску ограниченного числа видов продукции.

    Особенностью последних лет второй пятилетки явилась специализация на изготовлении качественно-однородной номенклатуры продукции. Например, обувное машиностроение было разделено между заводами таким образом, что крупные сложные машины должны были производиться на одном из ленинградских заводов, а машины более простых типов и меньших размеров — на другом заводе Ленинграда. Такой же процесс происходил и в производстве электросилового оборудования и в других подразделениях машиностроения.

    Производство на специализированных предприятиях с массовой или крупносерийной продукцией (а уже к середине второй пятилетки свыше ¾ продукции машиностроения приходилось на долю массового и крупносерийного производства) делало возможным организацию работы по принципу поточности производства.

    Советское машиностроение стало высококонцентрированным. Здесь проявилась свойственная ему специфическая закономерность. Отпали границы укрупнения заводов, связанные с частнохозяйственными соображениями. Руководящим принципом в выборе размера предприятия стала техническая и экономическая целесообразность крупного производства. Происходил процесс рационального сочетания крупных и средних заводов. Увеличилось число заводов-дублеров в разных районах.

    На основе развития и освоения материально-технической базы машиностроения возрастал выпуск машин, станков, оборудования. Среднегодовой темп прироста валовой продукции машиностроения и металлообработки во второй пятилетке составил 23,1% при 17,1% по промышленности в целом320. Темпы развития советского машиностроения были выше, чем в наиболее развитых капиталистических странах. При непрерывном росте оно увеличило объем своего производства в 1937 г. по сравнению с 1928 г. в 11 раз. Машиностроение таких развитых капиталистических стран, как США и Германия, после резкого падения выпуска продукции в период кризиса конца 20-х — начала 30-х годов вплоть до 1937 г. производило меньше, чем в 1929 г., и только в 1937 г. оно впервые перешагнуло этот рубеж, достигнув в США 120% к 1929 г., в Германии — 118,3%. Даже в Англии, где машиностроение раньше вышло из кризиса, оно в 1937 г. по отношению к 1929 г. повысило производство всего на 34,2%.

    В годы второй пятилетки расширился ассортимент продукции, выпускаемой отраслями машиностроения. В 1934 г. на Невском заводе был изготовлен первый советский прямоточный котел системы Л. К. Рамзина, начался выпуск теплофикационных турбин. Было освоено строительство электровозов различных типов. В 1935 г. спроектирована первая автоматическая линия для обработки блока мотора автомобиля. В 1937 г. было освоено производство первого гусеничного трактора отечественной конструкции321.

    В некоторых отраслях происходил переход на выпуск технически более совершенных видов продукции, особенно это относится к 1936—1937 гг. Так, например, в производстве кузнечно-прессового оборудования поднялся до 71% удельный вес выпуска прессов322.

    В конце второй пятилетки начался переход к новым методам механической обработки. Фрезеровка плоских и фасонных элементов наружной поверхности изделий в ряде случаев заменялась протяжкой. Начала применяться бесцентровая шлифовка, обеспечивающая точность обработки до 5 микрон. При этом получалась зеркальная поверхность деталей, что обеспечивало высокое их качество и снижало стоимость обработки в 3—5 раз. Металлические детали заменялись пластмассовыми. Широко внедрялась сварка, что обеспечивало снижение веса изделий, сокращение расхода металла на 15—20% и более, повышение производительности труда. Сварка стала основным технологическим методом, вытеснявшим клепку.

    Одним из показателей повышения технического уровня машин служит усиление мощности единичного агрегата. За годы второй пятилетки средняя мощность выпускаемых паровозов возросла более чем в 1,5 раза, грузоподъемность товарных вагонов — на 81% (с 28,8 до 53,2 т), мощность мотора легковых машин — на 63% (с 39 до 63,5 л. с.), тяговая мощность трактора — в 2,1 раза (с 15,3 до 32,8 л. с.), паровых турбин — на 55% (с 25,7 до 40 тыс. квт), турбогенераторов — на 75% (с 8,8323 до 15 тыс. квт), мощность мотора металлорежущих станков — на 107% (с 5,3 до примерно 11 л. с.)324, увеличилась грузоподъемность грузовых автомашин. О росте мощности тракторов свидетельствовало и то, что производство тракторов в физических единицах в 1937 г. составляло 51 тыс. шт., а в пересчете на 15-сильные — 66,5 тыс. штук325.

    Увеличение общего объема производства отдельных видов машин и оборудования за исследуемый период показывают следующие данные326:

      1932 г. 1937 г. 1937 г., % к 1932 г.
    Металлорежущие станки, тыс. шт. 19,7 48,5 246,2
    Кузнечно-прессовые машины, шт. 1125 3125 277,8
    Металлургическое оборудование, тыс. т 6,9 18,4 266,7
    Врубовые машины, шт. 298 572 191,9
    Нефтеаппаратура, тыс. т 1,9 5,3 278,9
    Турбины паровые и газовые, тыс. квт 239,0 1068,0 446,9
    Турбины гидравлические, тыс. квт 59,5 88,3 148,4
    Котлы паровые, тыс. м² 163,3 268,2 164,2
    Дизели, тыс. л. с. 95,8 259,7 271,1
    Электродвигатели свыше 100 квт, тыс. квт 300,0 612,0 204,0
    Электродвигатели до 100 квт, тыс. квт 1358,0 1221,0 89,9
    Паровозы магистральные, усл. ед. 828 1582 191,1
    Автомобили, тыс. шт. 23,9 199,9 836,4
    Тракторы в переводе на 15-сильные, тыс. шт. 50,8 66,5 130,9
    Комбайны зерновые, тыс. шт. 10,0 43,9 439,0
    Экскаваторы, шт. 85 522 614,1
    Пищевое машиностроение, млн. руб. 26,6 85,0 319,5

    При этом следует иметь в виду, что изменилась качественная характеристика выпускаемого оборудования: стали производиться четырехосные, большегрузные вагоны; тракторостроение почти полностью перешло на выпуск гусеничных тракторов, выпуск специальных тракторов для пропашных культур в 1936—1937 гг. составил 18—18,5 тыс. шт. и т.д.

    В конце второй пятилетки технический уровень выпускаемых машин намного превосходил уровень машин, производившихся в годы первой пятилетки. Однако следует отметить, что уровень многих видов оборудования по конструкции и качеству еще отставал от лучших заграничных образцов. Так, вес товарного вагона на 20—30% был выше веса вагонов последних конструкций американских заводов; паровой экскаватор емкостью ковша 0,75 м³ весил 42 т, в США и Германии — 32 т.

    КПД наших насосов последних выпусков достигал 50—60%, а американских — 75—80%. Выпускаемые компрессоры были рассчитаны на максимальное давление в 300 атм, а компрессоры, созданные на заводах Италии, Германии и США, — на давление свыше 1000 атм. КПД советских паровозов составлял 5—6% при давлении пара в 15 атм, а в США имелись паровозы с КПД 12—15% при давлении пара в 24 атм.

    Необходимо также отметить, что производственная программа, намеченная вторым пятилетним планом, выполнялась неодинаково по всем видам продукции. Если производство комбайнов превышало план 1937 г. более чем в 2 раза (43,9 тыс. шт. при плане 20 тыс; шт.)327, то выпуск котлов и дизелей отставал от плана. Недовыполнялась программа локомотивостроения, пассажирского вагоностроения, речного судостроения и производства ряда других машин и оборудования. Существенные недостатки имелись в развитии химического машиностроения. Особенно сильно отставало производство оборудования для текстильной промышленности, в частности прядильных и приготовительных цехов, мощность которых не соответствовала мощности ткацких отделений.

    Валовая продукция машиностроения, как уже отмечалось, возросла за вторую пятилетку в 2,8 раза. Численность же рабочих, занятых в машиностроении и металлообработке, увеличилась в годы второй пятилетки примерно на 65%. Таким образом, рост производства машиностроения в рассматриваемый период в значительной мере был обеспечен ростом производительности труда.

    Это достигалось, во-первых, ростом вооруженности рабочих основными средствами производства, во-вторых, изменением характера основных фондов, т.е. повышением в их структуре наиболее активной части — доли оборудования, в-третьих, ростом квалификации рабочих, подъемом социалистического соревнования в борьбе за освоение новой техники.

    Вооруженность одного рабочего металлообрабатывающей промышленности основными средствами, остававшаяся в 1932 г. на уровне 1929 г. (2,9 тыс. руб.), в 1937 г. повысилась почти вдвое — до 5,7 тыс. руб.328

    Повышение квалификации рабочих достигалось их предварительной подготовкой в школах ФЗУ, индивидуальным и бригадным ученичеством, а работающих — на курсах техминимума, курсах техминимума повышенного типа, курсах мастеров.

    Увеличилось число инженерно-технических работников. В 1937 г. насчитывалось 253 тыс. человек инженеров, техников и мастеров вместо 28 тыс. человек в 1928 г.329 Число инженерно-технических работников в расчете на 1000 рабочих возросло с 52 в 1932 г. до 78 в 1936 г.

    Немалую роль сыграло повышение личной материальной заинтересованности рабочих, ИТР и служащих в повышении производительности труда. В 1935 г. широкое применение получила прогрессивная сдельщина. Большая часть квалифицированных рабочих стала оплачиваться по этой системе. Уже на 1 октября 1935 г. этой системой оплаты было охвачено в вагоностроении 23% от общего числа рабочих, в речном судостроении — 20%, в горном машиностроении — 15%.

    С введением прогрессивной системы оплаты труда был связан пересмотр действовавших норм. В 1936 г. во всем машиностроении Наркомтяжпромом были установлены новые нормы выработки, повышенные по сравнению с ранее действовавшими на 35—40%, а на отдельных заводах — на 37—60%.

    Введение прогрессивной сдельщины дало громадный хозяйственный эффект, выразившийся в росте производительности труда, перестройке системы организации работ, выявлении резервов. Например, на заводе «Красный Профинтерн» Главвагонпрома в вагоноколесном цехе с введением прогрессивной сдельщины нормы на обточку колес стали перевыполняться на 40—50% при увеличении производительности станка на 40% и более.

    Свидетельством высокого уровня освоения техники рабочими стала новая форма социалистического соревнования, стахановское движение, начало которому в машиностроении было положено кузнецом Горьковского автозавода А. X. Бусыгиным.

    Необходимо отметить, что наряду с колоссальным перевыполнением норм стахановцами (в 2—3 раза и более) значительное число рабочих еще не выполняло норм выработки. Причина крылась во внутризаводских неполадках, замедленной реализации организационно-технических мероприятий, намеченных при пересмотре норм, недостаточной квалификации новых рабочих.

    Кроме того, при огромном росте механизации труда на ряде участков отсутствовала иногда механизация тяжелых и трудоемких процессов работы. Так, на многих верфях речного судостроения переноска тяжелых листов обшивки производилась вручную, хотя наличие 2—3-тонного крана решило бы проблему механизации этого труда.

    Механизация отстающих участков и завершение комплексной механизации оставались крупным резервом повышения производительности труда. Резервом являлось и то, что большое число предприятий сами производили для собственных нужд, нередко кустарным способом, необходимый инструмент, детали, тару и т.д. Это вело к тому, что в ряде отраслей на одного рабочего, непосредственно производящего продукцию, приходилось по одному обслуживающему его рабочему (ремонтом, производством инструмента, запасных частей и т.п.).

    Многие неполадки к концу пятилетки были устранены, и резкий скачок в росте производительности труда приходится в машиностроении на 1936 г. — год начала массового стахановского движения. Производительность труда рабочих повысилась в этом году на 24% против 1935 г., при росте в предыдущие годы на 14—18%. В целом за вторую пятилетку производительность труда в отрасли выросла на 111,2% (во всей промышленности на 82%) против 64% в первой пятилетке.

    Новые отрасли машиностроения — тракторостроение, автостроение и комбайностроение, осваивая передовую технику, дали наибольший темп роста производительности труда (в 2,5—4 раза).

    Внедрение и освоение новой техники, улучшение организации производства и труда, введение прогрессивной системы оплаты труда положительно сказались на динамике себестоимости. Хотя темпы повышения заработной платы самих прогрессивщиков (большей частью ведущих категорий рабочих) обгоняли темпы роста их выработки, зато получалась большая экономия на накладных расходах, приходящихся на единицу продукции. Эта экономия большей частью перекрывала дополнительные расходы по заработной плате этих рабочих.

    Снижение себестоимости продукции в машиностроении иллюстрируют приводимые данные (в % к предыдущему году)330:

      1933 г. 1934 г. 1935 г. 1936 г.
    Все машиностроение —12,3 —12,2 —7,2 —1,2
    Энергетическое —10,8 —11,1 —4,7 —1,5
    Автотракторное —26,8 —23,2 —14,3 +7,1
    Сельскохозяйственное —10,3 +1,7 —7,0 +8,0
    Транспортное +0,6 —11,4 —4,0 +7,1
    Станкостроение —15,0 —10,2 —3,0 —13,1

    Сокращение темпов снижения себестоимости по отраслям машиностроения в 1935—1936 гг. явилось следствием роста цен и транспортных тарифов, не предусмотренного пятилетним планом, введения двухкратной хлебной надбавки к заработной плате. По ориентировочным расчетам, индекс цен на сырье, топливо, материалы, электроэнергию, транспортные тарифы (1937 г. к 1932 г.) возрос в среднем в 2,2 раза. В целом же в машиностроении, по сравнению со всей промышленностью, были наилучшие показатели снижения себестоимости. Более высокий технический уровень автотракторостроения и станкостроения и более высокая производительность труда в них обусловили значительное снижение себестоимости в этих отраслях.

    Характерно, что наибольшее снижение себестоимости было достигнуто по новым видам продукции, производство которых было освоено за годы второй пятилетки. В машиностроении и металлообработке при среднем снижении себестоимости на 7% по вновь освоенной продукции она снизилась на 11—16% (за 4 года).

    *

    Итак, задачи, поставленные перед машиностроением вторым пятилетним планом развития народного хозяйства СССР, были выполнены. В течение второй пятилетки, как отмечалось, было установлено 50—60% оборудования, имевшегося в стране к концу 1937 г., в частности свыше половины парка станков, свыше 60% врубовых машин, около 90% тракторов и комбайнов и т.д. Таким образом, в соответствии с общим ростом основных фондов оборудование ведущих отраслей народного хозяйства было за пятилетку также более чем удвоено. При этом устанавливалось наиболее совершенное и передовое оборудование, освоенное в последние годы, внедрялась самая прогрессивная для того времени техника.

    Советский Союз сохранил во второй пятилетке первое место в мире по развитию сельскохозяйственного машиностроения, тракторо- и комбайностроения, занял первое место по выпуску паровозов и вагонов, второе место — по выпуску грузовых автомашин и четвертое — по выпуску всех автомашин.

    3. Электроэнергетика

    На новом этапе строительства материально-технической базы социализма перед электроэнергетикой встали задачи: обеспечить завершение технической реконструкции отраслей народного хозяйства и подъем производства на основе электрификации, ликвидацию экономической и культурной отсталости национальных республик и областей, создание резервов электромощностей в крупнейших промышленных районах. Вторым пятилетним народнохозяйственным планом намечалось строительство 79 районных электростанций в девяти республиках и автономных областях; освоение вновь созданных электростанций; завершение электрификации силовых процессов и использование новейших электротехнологических процессов во всех отраслях промышленности, особенно в металлургии и химии; электрификация 5 тыс. км железнодорожных путей; постепенное внедрение электроэнергии в производственные процессы сельского хозяйства. Предусматривалось шире развернуть теплофикацию промышленности и крупных городов; продолжать линию на более широкое использование для электроснабжения местных видов топлива и особенно гидроэнергетических ресурсов; обеспечить создание крупных энергетических узлов во всех экономических районах, и в первую очередь в восточных районах страны — в Сибири, Казахстане, Средней Азии и на Дальнем Востоке. Это должно было одновременно смягчить неравномерность в размещении электромощностей в стране, завершить объединение электростанций в районные энергосистемы и приступить к образованию межрайонных энергетических систем331.

    Вторая пятилетка явилась новым этапом в решении проблемы ликвидации отставания электроэнергетики Советской страны от развитых в техническом отношении капиталистических стран (США, Германии, Англии, Франции, Японии и др.).

    Масштабы развития электроэнергетики в 1933—1937 гг. были обеспечены крупными капиталовложениями в электростроительство, высоким уровнем концентрации мощностей, выработки электроэнергии на районных электростанциях, развертыванием электротехнической промышленности.

    Электроэнергетика по абсолютным размерам капиталовложений (443 млн. руб.) занимала четвертое место в группе отраслей тяжелой индустрии, уступая лишь машиностроению, черной металлургии, нефтяной и газовой промышленности, т.е. отраслям, развитие которых в значительной степени предопределяло темпы роста и технический уровень самой электроэнергетики. Среднегодовой размер капиталовложений в электростроительство в 1933—1937 гг. составлял 176,5% от уровня 1928—1932 гг.332 Это обеспечило высокие темпы ввода новых мощностей. За пятилетие на электростанциях было введено 3,56 млн. квт новых мощностей, т.е. столько, сколько было введено за предыдущие 12 лет.

    Развитие электротехнической промышленности позволило уже с 1932 г. обеспечить строящиеся электростанции отечественным оборудованием. Если в 1932 г. среди вновь установленного на электростанциях Главэнерго оборудования на долю оборудования советского изготовления приходилось: котлов — 25,4%, генераторов — 18,4%, паровых турбин — 11,4%, то в 1934 г. уже все вновь установленные котлы, генераторы, 84,3% паровых турбин были произведены в СССР333.

    В ходе выполнения второго пятилетнего плана масштабы электростроительства неуклонно возрастали. За годы второй пятилетки в строительство электростанций было направлено 69% всех капиталовложений в электроэнергетику (в целом в промышленность 58,9%)334, в том числе во вновь намечаемое — 62%. Если в 1933 г. строилось 45 электростанций районного типа мощностью 2,5 млн. квт, то в 1936 г. строилось уже около 100 крупных электростанций мощностью примерно в 6 млн. квт. Примерно 79% строящихся мощностей были сконцентрированы в крупнейших промышленных районах и национальных республиках, куда было направлено 61% всех ассигнований в отрасль335. Первый перспективный народнохозяйственный план (план ГОЭЛРО) по вводу новых мощностей и выработке электроэнергии был в основном завершен в 1931—1933 гг. В 1935 г. истекал максимальный срок выполнения плана ГОЭЛРО. Это позволило подвести некоторые итоги в развитии электроэнергетики. Полностью оправдал себя курс плана ГОЭЛРО на концентрацию мощностей и централизацию производства электроэнергии, на перевод топливно-энергетического баланса электростанций на местное топливо и гидроэнергию. К 1936 г. в Советской стране было построено 40 районных электростанций вместо 30 по плану. Мощность и выработка электроэнергии на районных электростанциях в 2,3—3,3 раза превысили задания плана ГОЭЛРО. Опыт его выполнения подтвердил, что строительство районных электростанций в подавляющем большинстве было намечено правильно: были уже построены 21 и строились 4 районные электростанции, предусмотренные планом ГОЭЛРО336.

    К 1936 г. план ГОЭЛРО по вводу новых электромощностей в основных экономических районах был перевыполнен, исключение составляли Кавказ, Туркестан и Сибирь, где он был частично уточнен (см. табл. 6). Кроме того, были построены районные электростанции общей мощностью примерно в 1600 тыс. квт, не предусмотренные планом ГОЭЛРО337.

    Таблица 6

    Выполнение плана ГОЭЛРО по вводу мощностей на районных электростанциях
      Ввод рабочей мощности по плану ГОЭЛРО Фактически на 1.1 1936 г. вновь установленная рабочая мощность Выполнение плана ГОЭЛРО
    тыс. квт % тыс. квт % %
    Северный 160,0 11,2 277,0 11,3 170,0
    Центрально-промышленный 280,0 19,6 769,0 31,3 274,6
    Южный 480,0 33,7 876,0 35,7 182,5
    Поволжье 100,0 7,0 117,5 4,8 117,0
    Урал 165,0 11,6 272,5 11,1 165,1
    Кавказ 120,0 8,4 35,0 1,4 29,1
    Сибирь и Туркестан 120,0 8,4 109,0 4,4 90,8
    Итого 1425,0 100,0 2456,0 100,0 172,35

    На Кавказе вошли в строй по плану ГОЭЛРО две районные электростанции — Грозненская ГРЭС им. Коминтерна на 25 тыс. квт и Краснодарская ГРЭС на 10 тыс. квт вместо четырех районных электростанций по 120 тыс. квт. Кроме того, здесь были построены четыре новые ГЭС районного типа (Гизельдонская, ДзораГЭС, РионГЭС и ЗаГЭС) на общую мощность в 120 тыс. квт, расширены бакинские электростанции. Они сыграли большую роль в электрификации цветной металлургии, химической и нефтяной промышленности, железных дорог Кавказа. В Туркестане вместо Туркестанской ГЭС на 40 тыс. квт были построены несколько электростанций местного значения и Кадырьинская ГЭС районного типа на общую мощность в 27,8 тыс. квт.

    Мощность электростанций Сибири достигла в 1935 г. 400 тыс. квт, в том числе на трех районных электростанциях, построенных вместо двух по плану ГОЭЛРО, мощность достигла 180 тыс. квт, что в 2 раза превысило задания плана338.

    Таким образом, к 1936 г. во всех районах были введены в строй новые районные электростанции, мощность которых значительно превышала задания плана ГОЭЛРО. Они позволили улучшить размещение электроэнергетики, предопределили ее дальнейшее развитие и отчасти конфигурацию электроэнергетических систем. Крупные районные электростанции в 1935 г. составляли основу советской электроэнергетики, концентрируя более 65% всей мощности вместо 16% в 1913 г. В стране имелось 13 электростанций мощностью свыше 100 тыс. квт каждая вместо двух по плану ГОЭЛРО339. Мощность одной из крупнейших гидроэлектростанций в мире, Днепровской ГЭС, достигла 436 тыс. квт, что более чем в 2 раза превосходило ее мощность, предусмотренную планом ГОЭЛРО.

    В годы второй пятилетки были сооружены 30 крупных электростанций340. В 1937 г. в стране действовали 18 крупнейших электростанций, мощностью свыше 100 тыс. квт каждая, в том числе Новомосковская, Горьковская и Дубровская ГРЭС на 200 тыс. квт и др. Состав оборудования в электроэнергетике был значительно выше, чем это предусматривалось по плану ГОЭЛРО, что отмечал в 1936 г. один из активных деятелей комиссии ГОЭЛРО — М. А. Шателен341. Оборудование районных электростанций состояло почти на 70,6% из мощных для того периода турбин и генераторов (на 12—50 тыс. квт), свыше 74% котлов были паропроизводительностью от 50 до 200 т/час, 50% котлов было экранировано, что значительно повышало их производительность342. Это вело к усилению процесса концентрации, сокращению удельных капитальных затрат, повышению производительности труда и снижению себестоимости электроэнергии. Так, средняя мощность агрегатов на тепловых районных электростанциях увеличилась с 10,2 тыс. квт в 1932 г. до 12,2 тыс. квт в 1937 г.343

    В результате правильной технико-экономической политики Коммунистической партии и Советского правительства, направленной на эффективное развитие электроэнергетики, в структуре электростанций произошли существенные сдвиги, в первую очередь за счет преимущественного ввода новых мощностей на районных и промышленных электростанциях, на тепловых электростанциях, рационализации их топливно-энергетического баланса.

    В 1933—1937 г. ввод новых мощностей на электростанциях Союза происходил главным образом за счет прироста мощностей на районных и промышленных электростанциях: 54,3% прироста всех мощностей получено за счет прироста на районных электростанциях и 33,5% — на промышленных.

    Темпы ввода новых мощностей на районных электростанциях несколько отставали от темпов ввода мощностей на всех электростанциях (168,5% и 176%). Это объяснялось как широким развертыванием строительства промышленных и коммунальных электростанций в новых экономических районах, так и недостатками в строительстве районных электростанций и привело к снижению доли районных электростанций в общей установленной мощности всех электростанций с 60,5% в 1932 г. до 57,9% в 1937 г. и соответственно увеличению доли промышленных станций с 32,3% в 1932 г. до 32,8% в 1937 г.344

    В годы второй пятилетки получило широкое развитие гидростроительство, впервые предусмотренное в масштабах государства планом ГОЭЛРО. Уже в 1935 г. в стране действовало 11 ГЭС районного типа общей мощностью в 771 тыс. квт. Характерными чертами советского гидростроительства являлись: планомерное, комплексное, народнохозяйственное решение ряда проблем (электроэнергетики, орошения, судоходства и др.), каскадный тип строительства гидростанций на больших реках с полным их регулированием и т.д. Эти особенности проявились уже при сооружении гидроэлектростанций на р. Свири, в бассейнах Москвы-реки и Волги, на Севане. В рассматриваемый период строились Нижнесвирская и Верхнесвирская ГЭС на р. Свири, положившие начало реконструкции реки, первая ГЭС Севанского каскада — Канакирская ГЭС в Армении, Иваньковская ГЭС на Волге, Чирчикские ГЭС в Средней Азии. В ходе гидростроительства решались сложные технико-экономические задачи. Нижнесвирская ГЭС была первой крупной электростанцией в мире, построенной на мягких глинистых грунтах в исключительно сложных и неблагоприятных гидрогеологических условиях. Здесь впервые в мировой практике осуществлена специальная конструкция шлюза, впервые в СССР освоены крупнейшие советские турбины, построена и успешно освоена линия электропередачи на 220 кв345. Накопленный опыт строительства этой станции позволил приступить с 1936 г. к сооружению каскада ГЭС на Волге, в том числе Угличской на 113 тыс. квт и Рыбинской на 330 тыс. квт. В 1937 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О строительстве Куйбышевского гидроузла на р. Волге и гидроузлов на р. Каме» в целях дальнейшей электрификации центральных районов Европейской части СССР, осуществления широкого орошения Заволжья и улучшения судоходных условий по Волге. В целом в 1933—1937 гг. были введены в строй 22 ГЭС против 12 ГЭС за 1928—1932 гг.346 Мощность ГЭС увеличилась в 2 раза при росте мощности тепловых электростанций в 1,7 раза.

    Несмотря на более высокие темпы строительства гидроэлектростанций, позволившие поднять их долю в выработке электроэнергии на электростанциях с 6% в 1932 г. до 11,6% в 1937 г., основная часть новых мощностей вводилась на тепловых электростанциях (от 74 до 90%), что обеспечивало ускорение темпов ввода новых мощностей. Была освоена эффективная эксплуатация крупных тепловых электростанций на местных видах топлива, обеспечена рационализация топливного баланса электростанций во многих районах страны. Этому способствовало успешное решение задач создания современной топливной техники, котлов, разработка способов экономичного сжигания кускового и фрезерного торфа, подмосковного бурого угля, донецкого антрацитового штыба, уральских и кузнецких углей. Уже в 1934 г. на антрацитовом штыбе работали 11 районных электростанций на 769 тыс. квт. В 1935 г. на торфе работали крупные электростанции общей мощностью в 802 тыс. квт, на кузнецких и уральских углях — 7 электростанций мощностью свыше 600 тыс. квт347. Использование местных видов топлива и гидроэнергии на советских электростанциях повысилось до 80% в 1937 г.348 В структуре энергетических ресурсов значительно выросла доля угля, главным образом за счет увеличения потребления местных углей (подмосковных, уральских, кузнецких, карагандинских и среднеазиатских).

    В структуре тепловых электростанций выросла доля теплоцентралей, которые во второй пятилетке становились основным типом тепловых электростанций. Они были наиболее эффективными установками, так как требовали меньших капиталовложений, имели более высокий коэффициент использования энергоресурсов за счет комбинирования производства, вырабатывали тепло и электроэнергию с более низкой себестоимостью. В итоге второй пятилетки СССР занял первое место в Европе по мощности ТЭЦ и выработке тепла на них. В 1937 г. в стране работали 84 ТЭЦ мощностью в 2 млн. квт, что было примерно в 4 раза больше, чем в 1932 г. Их доля в общей мощности районных тепловых электростанций увеличилась с 11,4% в 1932 г. до 19% в 1937 г. Теплоэлектроцентрали были, как правило, наиболее мощные и экономичные. Березниковская ТЭЦ, имеющая котлы давлением в 60 атм, по производству тепла превосходила другие электростанции СССР; Северо-Донецкая ТЭЦ расходовала наименьшее количество электроэнергии на собственные нужды. ТЭЦ Всесоюзного теплотехнического института (ВТИ) — первая в стране теплоэлектроцентраль высокого давления (котлы на 140 атм) явилась экспериментальной базой изучения техники пара высоких параметров и др.349

    Одной из важнейших закономерностей в развитии советской электроэнергетики, обусловленной преимуществами социалистической системы хозяйствования, явилась дальнейшая концентрация производства электроэнергии в районных и межрайонных энергетических системах, централизация электроснабжения отраслей народного хозяйства.

    Освоение производства турбин на 25—50 тыс. квт и строительства высоковольтных электропередач на 154—220 кв, увеличившаяся потребность крупной промышленности в электроэнергии были материальной предпосылкой для строительства крупных районных электростанций, вырабатывающих свыше 65% всей электроэнергии, создания районных и межрайонных энергетических систем. 1933—1937 гг. — важный этап в развитии мощных электроэнергетических систем и обобщения отечественного опыта их строительства. «Мировой опыт, которым мы до сих пор широко пользовались при проектировании нашего энергохозяйства, сейчас для нас недостаточен… Социалистические энергетические системы дают гораздо больше возможности улучшения качественных показателей, вследствие планового воздействия на процесс развития энергоснабжения страны»350. Этот этап электрификации характеризовался ростом централизации электроснабжения и теплоснабжения, началом создания единой высоковольтной системы Союза на основе объединения районных электроэнергетических систем. Уже в 1933 г. были объединены Горьковская и Ивановская электросистемы, создана Уральская энергосистема. В 1935 г. в стране функционировали шесть крупных энергосистем: Московская, Ленинградская, Донецкая, Уральская, Приднепровская и Горьковско-Ивановская. Они сосредоточивали 55% всей установленной мощности электростанций. На долю этих систем приходилось свыше 70% всех линий электропередач. К 1936 г. годовая производительность каждой из этих систем превышала 1 млрд. квт-ч. Московская энергосистема, вырабатывающая 4 млрд. квт-ч электроэнергии, заняла первое место в Европе, опередив крупнейшую в то время Рейнско-Вестфальскую энергосистему351. Новые электроэнергетические системы создавались в БССР, Поволжье, в Крыму, в Восточной Сибири, Узбекистане и др. Сооружение высоковольтной магистрали Днепр — Донбасс протяженностью в 270 км обеспечивало создание крупнейшей межрайонной системы Донбасс — Приднепровье. В Центре строились линии: Иваново — Ярославль, присоединяющая Ярославско-Рыбинский район к Горьковско-Ивановской системе, Ново-Тульск — Москва протяженностью в 235 км, а также линия Рыбинск — Углич — Яхрома — Москва протяженностью в 600 км, объединявшие электроэнергетические системы пяти областей Центральной межрайонной системы. На Урале сооружалась линия Златоуст — Магнитогорск на 214 км. Строительство этих линий было завершено в 1936—1940 гг.

    Процесс централизации производства электроэнергии иллюстрируют следующие показатели (в млрд. квт-ч)352:

    Год Производство электрической энергии В том числе электростанциями районных энергосистем Коэффициент централизации производства электроэнергии, %
    1932 13,5 9,1 67,4
    1937 36,2 29,5 81,4

    К концу второй пятилетки районные электроэнергетические системы были созданы почти во всех экономических районах страны. В 1937 г. они производили 81,4% всей электроэнергии против 67,4% в 1932 г. Причем, если выработка всей электроэнергии выросла почти в 2,7 раза, то в системах она увеличилась в 3,2 раза. Общая протяженность электросетей в течение 1933—1937 гг. выросла с 9,3 тыс. км в 1932 г. до 15,2 тыс. км, т.е. на 63,4%, при росте мощности районных электростанций, работающих в энергосистемах, на 73%353. Вследствие затруднений с цветными металлами и ряда других причин сооружение линий электропередач отставало от темпов роста районных электростанций, потребностей народного хозяйства, это сдерживало темпы электрификации отраслей народного хозяйства, и в первую очередь электрификацию железнодорожного транспорта.

    В 1933—1937 гг. была укреплена электроэнергетическая база во многих районах страны и национальных республиках.

    В итоге выполнения второго пятилетнего плана на Урале, в Сибири, в Средней Азии, Казахстане, на Кавказе темпы роста мощности в выработки электроэнергии значительно превышали эти показатели по Союзу в целом и старым промышленным районам страны. Так, выработка электроэнергии в 1937 г. выросла в Грузии в 4,2, Армении в 4,8, в Казахстане — в 4,5 раза по сравнению с 1932 г. и т.д. Электроснабжение промышленности и населения в районах, не охваченных еще линиями электропередач (Восточная Сибирь, Дальний Восток, Центрально-Черноземная область), осуществлялось посредством строительства мелких и средних электростанций. Все это позволило более равномерно разместить электроэнергетические мощности, приблизить их к источникам сырья и топлива, обеспечить высокие темпы индустриализации национальных республик. Удельный вес восточных районов и Урала в выработке электроэнергии поднялся. Доля Урала выросла с 8,5% в 1932 г. до 11% в 1936 г., Сибири — с 2,3% до 4,5% в 1936 г.354

    Увеличение электроэнергетики этих районов осуществлялось преимущественно за счет нового строительства электростанций. На Урале в годы второй пятилетки было завершено сооружение Среднеуральской ГРЭС полной мощностью в 150 тыс. квт, увеличилась мощность Челябинской ГРЭС; в Западной Сибири были построены Кемеровская и Новосибирская ГРЭС мощностью в 48 и 24 тыс. квт, Барнаульская ТЭЦ, увеличивалась мощность Кузнецкой ТЭЦ; в Средней Азии и Казахстане построены гидроэлектростанции: Кадырьинская на 13 тыс. квт и Ульбинская на 27 тыс. квт (Ульбинская ГЭС — одна из первых ГЭС, оснащенных полностью отечественным оборудованием). Все они сыграли большую роль в развитии промышленности, в освоении новых предприятий и технической реконструкции страны.

    Советский Союз по абсолютным размерам выработки электроэнергии уже к 1935 г. обогнал все капиталистические страны, за исключением США и Германии, и перешел с 7 места в мире на 3. В результате высоких темпов роста советской электроэнергетики разрыв между СССР и США сократился. В 1932 г. установленная мощность электростанций США была в 9 раз больше, чем в СССР, а в 1937 г. — в 5,4 раза. По выработке электроэнергии эта разница уменьшилась еще больше: с 7 раз в 1932 г. до 4 раз в 1937 г.355, что было обусловлено лучшей эксплуатацией советских электростанций, которые по степени обновления основных фондов, по концентрации производства электроэнергии на районных электростанциях, по степени нагрузки опережали американские. Уже в 1934 г. средняя мощность электростанций Главэнерго (37,8 тыс. квт) была почти в 2 раза больше, чем средняя мощность электростанций общего пользования США и Франции, более чем в 7 раз превышала среднюю мощность электростанций Германии356.

    Несмотря на достижения в развитии электроэнергетики и высокие темпы прироста новых мощностей, второй пятилетний план по вводу новых мощностей на электростанциях был выполнен на 75%, главным образом вследствие невыполнения плана по вводу районных электростанций, в том числе ТЭЦ и ГЭС, тепловых сетей. Наблюдалось, особенно в 1935 и 1936 гг., сокращение темпов ввода новых мощностей при увеличении масштабов незавершенного строительства. Если за 1933—1935 гг. объем строительства электростанций увеличился более чем в 2 раза, то объем незавершенного строительства — более чем в 3 раза при росте мощности на электростанциях примерно в 1,5 раза357. В 1937 г. по Главэнерго было освоено около 68,5% всех средств, вложенных в электростроительство358. Основные причины этого заключались в некоторых изъянах планирования, когда недостаточно тщательно учитывались материальные, финансовые и технические возможности нового электростроительства, первоочередность сооружения важнейших электростанций. В 1933—1937 гг. проявлялась неравномерность в темпах роста производства отдельных видов энергооборудования. Так, если производство турбин в целом к 1938 г. выросло в 3,9 раза, то производство котлов, например, в 1,6 раза, производство генераторов же сократилось в 2 раза. Это замедляло темпы ввода новых мощностей электростанций, вело к снижению их коэффициента полезного действия. Относительное отставание энергетического машиностроения от все растущих потребностей народного хозяйства, несвоевременная и некомплектная поставка оборудования, еще сравнительно слабая механизация строительства, трудности освоения новой техники удлиняли сроки строительства районных электростанций (5—6 лет, а в некоторых случаях 6—10 лет). В годы второй пятилетки сооружалось свыше 70 районных электростанций, из которых 66 были предусмотрены пятилетним планом359. Многие строились на Востоке страны, где встречались дополнительные трудности: недостаток и текучесть кадров, отдаленность электроэнергетической базы и т.п.

    *

    В годы первых двух пятилеток электроэнергетика страны была создана заново и отвечала требованиям материально-технической базы социализма. Уже к 1933 г. на более чем 4/5 электростанций было установлено новое оборудование. К 1936 г. до 90% основных производственных фондов электростанций были полностью реконструированы и обновлены, в том числе 64,6% составляли новые электростанции. В 1937 г. новые основные фонды электростанций достигли 94,3%. Широкое развертывание строительства новых и увеличение мощности действующих электростанций обусловили быстрейшее освоение новых мощностей, налаживание эксплуатации электростанций, необходимость анализа совместной работы ТЭС и ГЭС на одну сеть, поставили вопрос о подготовке квалифицированных кадров.

    Пленум ЦК ВКП(б) в декабре 1935 г. в решениях о развитии стахановского движения на электростанциях и электросетях поставил в качестве важнейшей задачи «переход на безаварийную работу»360, так как именно аварии были, как было отмечено в резолюции Всесоюзной отраслевой конференции Главэнерго Наркомтяжпрома в апреле 1936 г., «основным недостатком работы электростанций и сетей»361. Конференция наметила ряд конкретных мероприятий по подбору кадров, техническому обучению персонала, правильной постановке планово-предупредительного ремонта, развертыванию стахановского движения за перекрытие проектных мощностей агрегатов, за сокращение простоя оборудования в ремонте, за повышение коэффициента полезного действия агрегатов станций и т.д. К 1937 г. был проведен ряд экономических мероприятий по усилению действенности хозрасчета, заработной платы, пересмотру технических норм, по экономии электроэнергии. В 1937 г. на электростанциях насчитывалось свыше 60% стахановцев и ударников. В результате уже в 1936 г. коэффициент полезного использования мощности районных электростанций достиг 61,4% вместо 39,7% в 1932 г. и 26,1% в 1913 г.362 На полную проектную мощность работали многие крупные электростанции (Шатурская, Ивановская, Горьковская, Волховская и др.). СССР вышел на первое место в мире по коэффициенту использования электромощностей, обогнав США, Германию и Англию. На 1 квт мощности в СССР вырабатывалось в 1,6—3 раза больше электроэнергии, чем в технически развитых капиталистических странах363. Только за счет улучшения использования мощности электростанций выработка электроэнергии на районных электростанциях в 1936 г. выросла на 3713 млн. квт-ч, что фактически было равно вводу новой мощности на двух таких электростанциях, как ДнепроГЭС, которая одна вырабатывала больше электроэнергии, чем все электростанции царской России вместе.

    Таким образом, во второй пятилетке, несмотря на существующие трудности и недостатки, среднегодовой прирост мощности (711 тыс. квт) был несколько больше, чем в первой пятилетке, а выработка электроэнергии — в 2 раза (4,5 млрд. квт-ч) больше. Если в 1932 г. на 1 квт мощности производилось 2895 квт-ч электроэнергии, то в 1937 г. — 4392,8 квт-ч, а на каждый квт мощности теплофикационных турбин приходилось соответственно 7,4 мгк/кал и 10,5 мгк/кал (табл. 7). Это явилось результатом освоения введенных мощностей на новых и расширяемых электростанциях, оснащенных более совершенным и мощным оборудованием, улучшения технико-экономических показателей работы, в первую очередь районных электростанций, работающих в энергосистемах. Так, во второй пятилетке среднегодовое число часов использования установленной мощности на всех электростанциях увеличилось на 37% по сравнению с первой, а на районных электростанциях — на 50,7%. На каждый отпущенный квт-ч электроэнергии на районных электростанциях в 1937 г. расходовалось на 18% топлива меньше, чем в 1932 г.364 Развитие стахановского движения, укрупнение агрегатов и установка автоматического оборудования на электростанциях и т.д. позволили поднять производительность труда, характеризуемую численностью обслуживаемого персонала, приходящегося на 1000 квт установленной мощности (штатным коэффициентом), с 18 человек в 1932 г. до 12,6 человек в 1937 г., снизить себестоимость электроэнергии на 23%. Наилучших технико-экономических показателей в стране добились коллективы: Новомосковской ГРЭС (наименьший среднегодовой расход условного топлива на 1 произведенный квт-ч — 0,529 г против 0,624 г по всем районным электростанциям в 1937 г.); Дубровской ГРЭС (наименьший среднегодовой расход условного топлива на 1 отпущенный квт-ч — 0,568 г); Зуевской ГРЭС (наименьшая численность персонала станций — 3,58 человек на 1 тыс. квт)365.

    Таблица 7

    Динамика мощности и выработки электроэнергии в годы второй пятилетки
    Год Мощность электростанций, тыс. квт Прирост Выработка электроэнергии, тыс. квт-ч Прирост
    тыс. квт % к предыдущему году тыс. квт-ч % к предыдущему году
    1933 5583 906 19,4 16357 2817 20,8
    1934 6315 732 13,2 21011 4654 28,4
    1935 6923 608 9,6 26288 5277 25,1
    1936 7529 606 8,8 32837 6549 24,9
    1937 8235 706 9,4 36173 3336 10,1

    В связи с тем значением, которое придавалось техническому перевооружению отраслей народного хозяйства и роли электрификации в этом процессе, в 1933—1937 гг. проводилась линия по обеспечению более высоких темпов роста производства электроэнергии по сравнению с другими видами продукции и промышленности в целом. В этот период среднегодовые темпы прироста производства электроэнергии (21,7%) были выше, чем этот показатель по валовой продукции промышленности (17,1%), в том числе по группе «А» (19%) и по группе «Б» (14,8%).

    Однако темпы опережения производства электроэнергии над валовой продукцией были небольшими как в целом по СССР (1,21), так и в таких республиках, как РСФСР, УССР, Азербайджанская ССР, где была сосредоточена основная часть промышленного производства.

    *

    Одним из обобщенных показателей уровня электрификации народного хозяйства является электробаланс страны и изменения в структуре потребления электроэнергии отраслями народного хозяйства (табл. 8).

    Таблица 8

    Электробаланс и структура потребления электроэнергии в отраслях народного хозяйства*
    Год Выработка электроэнергии Потреблено электроэнергии
    промышленностью и строительством коммунальным хозяйством железнодорожным транспортом сельским хозяйством электростанциями на собственные нужды потери в сетях
    млрд. квт-ч % млрд. квт-ч % млрд. квт-ч % млрд. квт-ч % млрд. квт-ч % млрд. квт-ч % млрд. квт-ч %
    1932 13,5 100 9,3 68,7 2,2 16,3 0,3 1,9 0,09 0,6 0,7 5,4 1,0 7,1
    1937 36,2 100 25,2 69,9 4,9 13,5 1,2 3,4 0,33 0,9 1,9 5,2 2,6 7,1

    * «Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933—1940 гг.». М., Изд-во АН СССР, 1963, стр. 241; «Промышленность СССР», 1957, стр. 20, 21.

    Основным потребителем электроэнергии была промышленность, на долю которой в 1937 г. приходилось 75,1% всей электроэнергии, включая электростанции. Значение транспорта и сельского хозяйства в структуре потребления электроэнергии (потребление электроэнергии выросло в них соответственно в 4 и 3,6 раза при росте по промышленности в 2,8 раза) хотя и увеличилось, но все еще было невелико.

    Темпы роста потребления электроэнергии опережали темпы роста продукции и в таких отраслях, как сельское хозяйство и транспорт. Опережение это было значительным и обусловливалось началом их технической реконструкции. Капитальные вложения на электрификацию, например сельского хозяйства, только за годы второй пятилетки выросли в 5 раз по сравнению с первой пятилеткой при росте всех капитальных вложений в сельское хозяйство за эти годы в 1,8 раза. Кроме того, следует иметь в виду низкий уровень электрификации сельского хозяйства и транспорта к началу 1933 г.

    Рост электропотребления в отраслях народного хозяйства сопровождался ростом электровооруженности труда. Так, в промышленности электровооруженность труда рабочих выросла за 1933—1937 гг. в 2 раза при росте численности рабочих в 1,3 раза и производительности труда на 82%. Это характеризовало процесс электрификации производства, обеспечивало рост производства на новой технической основе.

    На протяжении рассматриваемого периода главное внимание было уделено электрификации промышленности — основы социалистической экономики и в первую очередь отраслей тяжелой индустрии. Вес группы «А» в суммарном потреблении электроэнергии промышленностью вырос с 78,7% в 1932 г. до 84% в 1937 г. Было выполнено задание второго пятилетнего плана по завершению в основном электрификации промышленности с использованием новейших электроемких методов производства во всех отраслях, в особенности в металлургии и химии366. Энергетические показатели в целом ряде ведущих отраслей претерпели существенные изменения в пользу электроэнергии. Электрификация силовых процессов выросла в 2,5 раза, а технологических — в 7 раз. Электрификация рабочих машин (по мощности) в черной металлургии (включая добычу руд и коксохимическую промышленность) выросла с 63% в 1932 г. до 73,9% в 1937 г., в машиностроении и металлообработке с 90,5% до 91,6%, в легкой промышленности — с 78,2% до 82,5%, в пищевой — с 42,6% до 56,7% соответственно. Широкое развитие получил индивидуальный привод. Так, в машиностроении к 1936 г. половина станков работала на индивидуальном приводе. Во второй пятилетке доля электроэнергии на технологические нужды в металлургии достигла 25,3% в 1937 г. вместо 13,5% в 1932 г., в химической — 24,6%, в машиностроении — 18,3% вместо 8,2% в 1932 г. (при 17% в целом по промышленности против 7,3% в 1932 г.). Электроэнергия стала основой организации производства качественных сталей, сплавов, выплавки цинка, меди и т.д. К 1936 г. больше ½ всех сварочных работ производилось при помощи электричества367. Однако и в конце рассматриваемого периода перед промышленностью СССР стояли задачи по дальнейшему переводу ряда отраслей на электрический привод, электрификации технологических процессов, росту электровооруженности труда.

    Вторая пятилетка — пятилетка электрификации городского транспорта 44 городов Советского Союза, развития электрификации пригородного движения, горных и грузонапряженных участков железных дорог, начала электрификации магистральных дорог. Общая эксплуатационная длина электрифицированных линий железных дорог за годы второй пятилетки выросла на 1570 км, или в 25 раз больше, чем в годы первой пятилетки368. На электрическую тягу были переведены отдельные участки магистральных железных дорог с большими грузопотоками, с тяжелым профилем пути на Закавказской, Свердловской, Кировской, Томской и других железных дорогах369.

    В эти годы стали более широко применять электричество в сельском хозяйстве. Если в 1932 г. в стране был 551 электромолотильный пункт, то в 1936 г. — в 7,4 раза больше. Значительное внимание уделялось электрификации МТС, МТМ, животноводческих ферм. В этом году было электрифицировано в 6 раз больше, чем в 1932 г., МТС и МТМ и в 30 раз больше животноводческих ферм. В 1936 г. насчитывалось около 8 тыс. электрифицированных колхозов и 413 совхозов370. Однако электрификация сельскохозяйственного производства была еще слабой. К 1937 г. было электрифицировано 3% колхозов, 30% МТС и 10% совхозов371.

    Таким образом, во второй пятилетке был сделан новый крупный шаг в деле создания электроэнергетической базы социалистической экономики, позволивший успешно решить проблемы технической реконструкции, создания материально-технической базы социализма, размещения промышленности и технико-экономической независимости СССР.

    4. Топливная промышленность

    Важнейшим элементом технической реконструкции советской экономики в годы второй пятилетки было «создание новейшей энергетической базы»372, тесно связанное с развитием топливного хозяйства страны. Перед отраслью стояли задачи значительного абсолютного, роста добычи топлива, в том числе местного (низкокалорийных углей, торфа, сланцев), дальнейшей минерализации топливного баланса, рационализации размещения топливодобывающих предприятий, в первую очередь угольных и нефтяных.

    В результате широких поисковых работ и успехов отечественной геологической науки СССР располагал всеми видами природных энергоисточников. За годы второй пятилетки масштабы топливных ресурсов страны расширились: общегеологические запасы угля удвоились, нефти — были увеличены в 3,6 раза373.

    1933 г., итоговый год плана ГОЭЛРО, топливная промышленность встретила достойно: план по добыче топлива был перевыполнен по углю на 74,7%, нефти — на 53 и торфа — на 12,8%. В течение второй пятилетки добыча топлива возросла в 1,7 раза (табл. 9).

    Таблица 9

    Добыча топлива в годы второй пятилетки*
      1932 г. 1937 г. Прирост добычи, в % к итогу 1937 г. в % к 1932 г.
    всего в % к итогу всего в % к итогу
    Уголь, млн. т 64,4 48,2 128,0 57,8 70,4 198,8
    В том числе
    на разрезах 0,4 2,5 684,1