Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31

    На прибрежье Гитчи-Гюми (fb2)


    Тама Яновиц
    На прибрежье Гитчи-Гюми

    Посвящается Дэвиду Яновицу


    Мы дома
    За ужином то вилки,то ножи – все валитсяиз рук. Все как-то не с руки.
    В рыбе кости. В суфлескорлупа. В печенье песок.Мы жуем и жуем. И коль милосердие
    начинается с дома, то мы – на Луне,смотрим в калейдоскоп,но с обратной его стороны,
    как наша скрипучая мебельпошла ходуном. Пластинкискривились в подвале.
    На вертушку, как туша на вертел,насаженный, вальс стонет,покуда наш отпрыск мясистый орет.
    Пора обменять его в «Сирсе».Платили мы не за такого.Детали его проржавели.
    Мы завещаем себя для науки.Лондон иль Ларчмонт звонит,кто-то настойчиво ждет,
    когда мы отчалим. Кому-тонужен желудок, сердце и глаз.Добрых вестей ждать недолго.
    Придет человек с пылесосомвысосать мертвые клетки из нашей кровати.Мир станет ужас внушать.
    Но никого не колышет.Над окосевшим нашим столомвоздух даже не дрогнет.
    Из наших собранный деталей анонимбудет палец сосать, уклоняясьот низколетящих столовых приборов.
    Филлис Яновиц[1]

    1

    Мама достала упаковку яиц.

    – Только не это! – закричал Леопольд. Ему недавно исполнилось шесть. – Опять яйца? – Он взял коробку, отнес ее в кухонный закуток и принялся разбивать яйца в миску.

    Через час он позвал нас ужинать. Когда мы уселись, он вышел из кухни, неся в руках нечто очень похожее на суфле, только формы для суфле у нас нет, поэтому он приготовил это в стеклянном противне для лазаньи.

    – Леопольд! – воскликнула мамочка. – Чудо какое! Откуда ты знаешь, как это делается?

    – По телевизору видел, – сказал он.

    Суфле, или что это там было, оказалось чуть суховато, но мамочка сказала, что теперь будет искать на распродажах Армии спасения настоящий сотейник. Мы все были потрясены. Польщенный Леопольд скромно потупился. Такого огромного носа я не видела ни у одного ребенка. У него отец немец.

    – Твой отец был шеф-поваром, Леопольд! – внезапно заявила мамочка. – Я разве не говорила? Или просто поваром – точно не помню.

    – Кровяная колбаса, кислая капуста, – сказала Мариэтта, накручивая на палец прядь белокурых волос, – венский шницель и креплах.

    – Кажется, ты говорила, что он был кинооператором, – сказал Пирс.

    – Да ну, – махнула рукой мамочка, – какая разница.

    Вид у Леопольда был смущенный, и уши покраснели. Он вообще не любит мамочкиных разговоров о его отце, а она о нем говорит так же часто, как и о других отцах.

    – Я тебя обожаю, – сказала она вдруг.

    Леопольд вскинул на нее глаза.

    – За что? – спросил он почти сердито.

    Повисла пауза.

    – Не знаю, – ответила мамочка.

    – А сколько тут калорий? – поинтересовалась Мариэтта.

    – Наверное, около шестисот, – ответил Леопольд и нервно прикусил губу.

    – Всего? – спросила мамочка. – Или в одной порции?

    – В одной порции, – сказал Леопольд.

    Мамочка с Мариэттой отложили вилки.

    – «И простились с Миннегагой, – мрачно сообщила Мариэтта, уставившись в пустоту, – Приготовили могилу ей в лесу глухом и темном».[2]

    – В следующий раз могу сделать без масла, – сказал Леопольд. – Или без сыра.

    – А мне, например, понравилось, – сказала я.

    Теодор запел:

    Когда роза отцветает,Остаются лепестки.Когда вилкою махаешь,Ей горох не подцепить.

    Голос у него скрипучий, и поет он, по-моему, отвратительно.

    – Это мои новые стихи, – сказал он. – Как вам?

    – Неплохо! – ответила мамочка. – Дети, кто мне нальет джина с тоником?

    – Неплохо? – переспросила Мариэтта. – Мама, это же просто ужасно.

    – Ты права. – Теодор уронил голову на руки. – Это ужасно. Я бездарен.

    Леопольд, самый младший из нас, шестилетний, встал и завертел бедрами.

    – А мне понравилось, Теодор! – воскликнул он и запел под Элвиса:

    Когда роза отцветает,Горох с вилки упадает.

    Раздался стук в дверь. Когда кто-нибудь стучит в дверь нашего трейлера, он ходуном ходит. Теодор говорит, что, если мы не подложим под колеса кирпичи, в один прекрасный день трейлер скатится в озеро. Секунд тридцать все молчали.

    – К нам пришли, – сказала наконец мамочка. – Может, кто-нибудь пойдет откроет?

    Леопольд вскочил.

    – Я как раз собирался налить тебе джина с тоником, ма, – сказал он.

    Больше никто не пошевелился.

    – Не пойду, – заявила Мариэтта. – Вдруг это грабитель? Или насильник?

    Она полезла в мамину сумочку и вытащила пудреницу. К крышке пудреницы была прилеплена жвачка. Мариэтта припудрила замызганной пуховкой свой крохотный носик, хоть в этом не было нужды, и ноздри у нее стали как будто в муке. Но я промолчала.

    – Не говори ерунды, – сказала мамочка. – Теодор, пойди посмотри, кто там.

    – Не пойду, – ответил Теодор, накладывая себе еще Леопольдова месива. – Мы никого не ждем.

    – Мы никогда никого не ждем! – пискнул с кухни Леопольд.

    – Пирс, иди открой дверь, – сказала мамочка.

    Она сколупнула со стола полуобсосанный изумрудно-зеленый леденец и машинально сунула его в свои коралловые уста.

    – Не пойду, – сказал Пирс. – Я боюсь.

    – Дети, какие же вы все идиоты. – Мамочка подцепила подгорелый кусочек суфле.

    – А сама-то чего не откроешь? – буркнул Пирс и, щелкнув зажигалкой, принялся вертеть ее в руках, пытаясь разглядеть, сколько осталось газа.

    – Мод, иди ты, – сказала мамочка. – Твоя очередь.

    – Вот-вот, – кивнул Теодор и стряхнул с воротника невидимые крошки. Его рубашка в бело-розовую полоску была, как всегда, выглажена безукоризненно. – Твоя очередь. Иди открывай.

    – Здесь я даю указания, – сказала мамочка и, забрав у Пирса зажигалку, сунула ее в карман. – Мод, будь добра, узнай, кто там.

    – Может, он уже ушел, – сказала я.

    Но тут снова раздался стук. Я встала.

    – Я пойду в спальню, – сказала мамочка и тоже встала.

    Я пошла к двери. Дверь алюминиевая, и до нее от стола всего пара футов.

    – Кто там? – Я выглянула в окно. – Никого, – сообщила я. – Наверное, он ушел.

    Я направилась обратно к столу, но тут Мариэтта завизжала:

    – Он в окно заглянул!

    Я открыла дверь и шагнула наружу.

    – Привет, – сказала я.

    Мужчина отошел от окна и посмотрел на меня. У него были ярко-синие глаза с черными ресницами, вызывающе красивые коралловые уста, темные вьющиеся волосы и наш пес Трейф на веревке.

    – Эта собака! – Он почти кричал. – Вы знаете, кто ее владелец?

    – Пес наш, – ответила я и, спустившись со ступенек, взяла из рук мужчины веревку. – Прошу прощения. Он вас побеспокоил?

    – Я решил, он потерялся, – сказал мужчина. – И к тому же тяжело болен.

    – Он не болен, – ответила я. – Это голая собака. У них шерсть не растет.

    – Никогда таких не встречал, – сказал мужчина удивленно. – Что это за порода?

    – Ксолоцкуинтль, – сказала я. – Раньше их называли мексиканскими голыми. Ацтеки их ели. Мы даже нашли рецепт, но нужен сотейник. Вы знаете, что такое сотейник?

    – Что? Да, кажется, знаю, – сказал он. – Это посуда для тушения в духовке. А почему вы спрашиваете? Это такая шутка?

    – У вас акцент, – пояснила я. – Поэтому я подумала, вдруг вы этого слова не знаете.

    – Я англичанин.

    – Да, там у вас есть сотейники, – сказала я. – В рецепте говорится, что собачье мясо кладется на дно, а сверху – индюшатина. Очевидно, собачье мясо невкусное, поэтому его и маскируют индейкой. Моя мама их разводит – в смысле, собак, а не индеек. Домашней птицей здесь интересуюсь только я. Трейф, негодник!

    Я шагнула к двери. Мужчина продолжал как-то странно на меня смотреть.

    – Я живу там, у шоссе, – сказал он. – Снял дом на зиму.

    – Будьте осторожны, – сказала я, открывая дверь.

    Пес шмыгнул внутрь.

    – Почему? – спросил мужчина.

    Я обернулась к нему.

    – В подвале вашего дома обитают коричневые пауки-затворники.

    – Что это такое? – спросил он.

    – Это такие ядовитые пауки, – ответила я, откинув со лба челку.

    – Меня никто не предупредил, – сказал он и нервно отпрянул, словно одним из этих пауков была я.

    – Приходил дезинсектор, осуществил санобработку – и под нашим трейлером, и в подвалах домов на шоссе. Но все-таки будьте поосторожнее.

    Решив, что слишком много болтаю, я смутилась и ушла. Мамочка из спальни так и не выходила, но все остальные сидели за столом.

    – Кто это был? – спросила Мариэтта.

    – Мужчина, – ответила я. – Видать, Трейф сбежал и крутился у дома Колманов. Этот человек снял его на зиму. Он невероятно красив и говорит с благородным британским выговором.

    – Сколько ему лет?

    – Полагаю, тридцать четыре года, – сказала я – Такой мужественный, прекрасно одет. Вид ухоженный.

    – Мне нравятся мужественные мужчины, – плотоядно улыбнулась Мариэтта.

    – А в чем он был? – спросил Пирс, который разговаривает редко.

    – Точно не помню. Но выглядело это роскошно. Пирс наморщил лоб.

    – Цвета какого?

    – Палевого, – подумав, сказала я. – Бежевое пальто, букле. Наверное, чистая шерсть.

    – Поглядеть бы… – Мариэтта подошла к окну. – Черт! Уже ушел.

    – Ты же его видела, – сказала я. – Сама говорила, он в окно заглядывал.

    – Что тут разглядишь? – ответила Мариэтта. – Такая пылища. – Она потерла стекло пальцем. – И как можно жить в этой крысиной норе?

    Трейлер у нас крохотный и грязный.

    – Живи со своим отцом, – предложила я.

    Она наградила меня язвительной улыбкой.

    – Я здесь долго не задержусь, – сказала она высокомерно. – Выйду замуж за красавца англичанина, и увезет он меня от всего этого в свой замок на Луаре. – Она подошла к столу. – А мороженое есть?

    – Откуда у англичанина замок на Луаре? – усомнился Теодор. – Скорее родовое поместье в Суррее.

    – В Дервоне, – буркнул Пирс.

    Мы с Теодором переглянулись.

    – Где-где, Пирс? – поинтересовался Теодор.

    – Отвяжись, – сказал Пирс, вытаскивая из кармана спички.

    В дверь снова постучали.

    – Это он! – Мариэтта вскочила и кинулась к двери.

    Мы все столпились у нее за спиной. Вышел даже Леопольд, прибиравшийся на кухне, – в цветастом переднике и с мамочкиным джин-тоником в руке.

    – Прошу прощения, – сказал мужчина. Но это был другой мужчина, с лицом как колбасный фарш, хоть на хлеб намазывай. – Я здесь со специальным предложением от фирмы «Минотавр». Бесплатная демонстрация последней модели нашего пылесоса. Могу я видеть хозяйку этого дома?

    – Я хозяйка дома, – заявил Теодор, протискиваясь вперед.

    – Да? – усомнился мужчина. – А ваша мама дома?

    – Одну минуту, – сказал Теодор и обернулся к спальне. – Ma, тут пришел какой-то человек и хочет продемонстрировать свое сама-знаешь-что.

    Мамочка вышла из спальни и встала позади нас. На ней была маска зайчика, оставшаяся с Хэллоуина.

    – Ой, – сказала она, сняла маску и взяла у Леопольда стакан. – Я думала, это кто-то знакомый. Проходите. Так что вы собирались, э-э… продемонстрировать?

    Вошедший смотрел на нее испуганно. Он был невысокого роста, в дешевеньком костюме, довольно молодой, но с мешками под глазами. И волос на нем было на удивление много – даже на руках росли.

    – Вы хозяйка этого дома? – спросил он недоверчиво.

    Мамочка действительно выглядит невероятно молодо. Глаза у нее огромные, темные и блестят так, будто она в любой момент готова залиться слезами. Она и вправду часто ими заливается. Я предлагала собрать их в баночку: мы бы их тогда заморозили и продали – для научных исследований или в такую косметическую фирму, где не хотят убивать животных, а просто доводят их до слез.

    – Вы, должно быть, из фирмы «Минотавр»? – спросила мамочка. – Кажется, я с вами уже беседовала. В газете было объявление о бесплатной демонстрации. Может, войдете?

    Мы расступились. В руках у мужчины был огромный чемодан, в который легко поместилась бы виолончель.

    – Так-так, – сказал он, оглядываясь по сторонам.

    Потом он открыл чемодан и достал оттуда сверкающий хромом аппарат, который вполне мог оказаться двигателем космического корабля или, на худой конец, межконтинентальной ракеты.

    – Bay! – воскликнул Пирс, подошел поближе и погладил блестящий бок. – Ничего себе!

    – Мощность мотора – тридцать пять лошадиных сил, – сказал человек, присев рядом с Пирсом, и потер пылесос тряпочкой. – Этого достаточно, чтобы на малолитражке объехать весь Париж. Между прочим, меня зовут Стив Хартли.

    – Никогда не была в Париже, – сообщила моя сестрица. – А вы бывали в Париже, Стив?

    – Зато ты была в Австралии, – сказал Леопольд, пихнув Мариэтту под ребра, – а я никогда нигде не был. – Он обернулся к Стиву Хартли. – Они ездили в Австралию еще до моего рождения. Расскажите нам о своем пылесосе, мистер Хартли.

    Стив Хартли среагировал так, будто вопрос задала мамочка. На Леопольда он внимания не обращал.

    – «Минотавр» может то, чего ни один другой пылесос не может, – сказал мистер Хартли. – Эта модель оснащена специальным стеклянным пылесборником. В доме есть матрас?

    – Сюда, – сказала мамочка и повела его через наш так называемый холл в свою спальню, обитую пластиковыми панелями, якобы имитирующими дерево. Кровать была застелена кружевным покрывалом на бледно-розовой подкладке. Окно в спальне одно, с белыми пластмассовыми жалюзи под бамбук, которые недавно повесил Пирс. Один угол до конца не опускается, так что видны стоящие во дворе мусорные баки.

    – Вы не будете возражать, если я освобожу матрас? – осведомился мистер Хартли.

    Он свернул одеяло с простынями и спросил, где находится розетка. Леопольд вставил штепсель, и мистер Хартли включил свой агрегат. Тот издал рев, вскоре перешедший в истошный вой.

    – Странно! – Мистер Хартли изо всех сил старался перекричать пылесос.

    – Что странно? – крикнула мамочка.

    – Обычно он работает практически бесшумно. Это временный шум, и, уверяю вас, на качестве работы он не сказывается. Во время сна с вашей кожи осыпаются мертвые клетки, которые проваливаются в матрас. Весь матрас ими битком набит. Только «Минотавр» может их высосать, не повредив при этом самого матраса.

    – Очень интересно! – проорал Теодор.

    – Что интересно? – спросила я.

    – Все твое прошлое – в матрасе, – пояснил он – Если не менять матраса с рождения до смерти, ученые, наверное, смогут путем взлома генетических кодов проиграть всю твою жизнь заново.

    – Взлома генетических кодов? – переспросила я.

    – Для этого как раз и выуживают мертвые клетки. Видела, как прихорашиваются шимпанзе? Ловят на себе блох, соль с кожи слизывают?

    Стив Хартли еще несколько минут водил щеткой по матрасу, потом выключил пылесос, который взвизгнул, грустно заворчал, рассерженно икнул и наконец затих.

    – Вообще-то он не должен гудеть после того, как его выключают, – сказал мистер Хартли озадаченно. – Его надо слегка подрегулировать. Любую приобретенную вами модель «Минотавра» мы с удовольствием отладим для вас в любое время, причем бесплатно. На наши пылесосы выдается бессрочная гарантия. А теперь я бы хотел показать вам вот что.

    Он обращался к мамочке, но мы все толпились рядом. Сзади у пылесоса торчало нечто странное – хромированная коробочка со стеклянной крышкой. Он заглянул в нее.

    – А мне можно посмотреть? – спросил Леопольд.

    – Минуточку, – сказал мистер Хартли. Он открыл крышку и достал с самого дна комочек ваты. – Взгляните! – провозгласил он и гордо продемонстрировал нам ватку. – Видите, какая серая? Модель «Минотавр – триста пятьдесят» за столь короткий период времени высосала из вашего матраса такое количество мертвых клеток, что ватный шарик посерел. Неужели вам приятно спать на матрасе, набитом мертвыми клетками? А давно ли вы чистили матрас изнутри?

    – В этом сосуде все мое прошлое, – сказала мамочка и протянула к нему руку. – Отдайте его мне.

    – Нет-нет, – нервно ответил мистер Хартли. – Это то, что у нас называется сухим остатком.

    2

    – Знаешь, Теодор, – сказала мамочка, – слушая вас с Мод, я вот что вспомнила: между нами и шимпанзе всего один процент генетической разницы. Всем известно, что шимпанзе – грязные и злобные животные. Есть множество других человекообразных обезьян, милых и добрых. Но ближайшие наши родственники – шимпанзе.

    – А мой папа? – спросил Леопольд.

    – Готов поспорить, – сказал Теодор, – что ватка была серой еще до того, как вы начали пылесосить.

    – Разумеется, нет, – ответил Стив Хартли возмущенно. – Разве вы не видели, какой белой она была вначале?

    – Не видел, – сказал Теодор, взял с ночного столика штуки три-четыре недоеденные и припасенные мамочкой булочки и кинул их в переполненное мусорное ведро. – Вполне допускаю, что она могла быть серой и раньше.

    Стив сердито вздохнул и многозначительно взглянул на мамочку, словно ожидая поддержки.

    – Давайте я продемонстрирую все еще раз, – сказал он и достал из огромного отсека для щеток белый пушистый квадратик. – Белый! – объявил он, укладывая ватку в хромированный пылесборник, и снова включил свой агрегат.

    Тот взревел еще яростнее, чем в первый раз, – казалось, в мамочкину спальню ворвался рой смертоносных пчел. Мы все, пропустив вперед Леопольда, сгрудились вокруг пылесоса, чтобы лично понаблюдать за тем, как мертвые клетки из матраса слетаются в демонстрационный отсек. Но внезапно туда посыпались клочья материи и обрывки поролона. Пылесос зашелся кашлем и угрожающе зарычал.

    – Хватит! – закричала мамочка. – Он же рвет мой матрас!

    – Скорее! – велел мистер Хартли. – Скорей выключайте!

    Похоже, он таки запаниковал – ведь он знал, где выключатель, а мы нет. Он, правда, попытался дотянуться до кнопки ногой, но споткнулся и полетел на кровать.

    Я никак не могла сообразить, что делать, но тут Пирс догадался выдернуть штепсель из розетки. Однако, даже обесточенная, машина затихла не сразу, а еще немного пофырчала.

    – Что там внутри? – спросил Теодор. – Зверушка какая-нибудь?

    Леопольд заливисто расхохотался.

    – Что там внутри! – повторил он. – Зверушка какая-нибудь!

    Стив Хартли вскочил с кровати. Он был не виноват, что упал. В комнате и вправду негде было развернуться. Даже без семерых людей и огромного пылесоса мамочкина спальня – самое маленькое помещение в доме, если не считать ванной.

    У нас трейлер не «Виннебаго», путешествовать на нем никто не собирается. Но на фундамент его так и не поставили. Наш домовладелец, почтенный Бедрос Бедросян, рассказывал, что когда-то собирался устроить здесь трейлерный городок. Однако планы его не осуществились, и сейчас на прибрежье Гитчи-Гюми стоит один-единственный трейлер, в котором живем мы.

    – Право, мне жаль, что так получилось, – сказал Стив. – А сколько лет вашему матрасу?

    – Лет пятнадцать, – ответила мамочка. – Правда, он мне достался не новым, но был в полном порядке. До сегодняшнего дня.

    – Боже ты мой! – воскликнул Стив. – Предупреждать надо. «Минотавр – триста пятьдесят» – самый мощный из представленных на рынке пылесосов. – Стараясь глядеть в сторону, Стив аккуратно застелил матрас простыней и накрыл одеялом. – Может быть, мы пройдем в другую комнату и я покажу вам, на что еще способен наш трехсот пятидесятый?

    – Сначала покажите мертвые клетки! – потребовал Леопольд.

    – Давайте перейдем в более просторное помещение, – настаивал Стив Хартли. – Здесь душновато. – Он отволок агрегат в гостиную и там, склонившись над контейнером, стал извлекать из него ошметки матраса, судорожно рассовывая их по карманам. – Вот! – провозгласил он с гордостью, достав наконец грязный ватный квадратик. – Можете сами убедиться.

    Мы все осторожно пощупали ватку.

    – Ого! – сказала Мариэтта. Стив Хартли взглянул на нее с одобрением. – Мама, до чего же ты все-таки отвратительна, – добавила она. – Но я стараюсь об этом не думать. – Она прижала руки к груди и завопила громко и пронзительно: – «Вагономин! Вагономин!»

    – Что такое? – встревожился Стив.

    – «На прибрежье Гитчи-Гюми, Светлых вод Большого Моря, С юных дней жила Нокомис».

    – По ночам со всех осыпаются мертвые клетки, – сказал Стив, вступаясь за нашу мамочку. – И днем тоже. Кроме того, может, вы и не знаете, но на поверхности человеческого тела живут миллионы микроорганизмов.

    – Они живут полной жизнью? – спросил Теодор, глядясь в зеркало и поправляя галстук-бабочку.

    – Это мне неизвестно, – сказал Стив Хартли. – Но мне известно, что есть такие клещи, которые селятся на ресницах. Этот вид клещей паразитирует исключительно на человеке.

    – Только не на мне! – закричал Леопольд.

    – На всех, – сказал Стив.

    – А как от них избавиться? – спросила Мариэтта самым своим обольстительным голосом, с хрипотцой. – Не хочу, чтобы у меня на ресницах жили клещи.

    – Нет-нет! – сказал Стив. Большим и указательным пальцами он потрогал усы, словно проверяя, на месте ли они. – Вреда эти клещи не приносят – просто такая у них среда обитания.

    – Вас этому в пылесосной школе научили? – спросил Теодор.

    – Пылесосами я только подрабатываю, – сказал Стив обиженно. – Так, а теперь, если здесь есть розетка, я бы хотел как следует почистить эту комнату.

    Сначала нам было интересно, но когда он стал доставать всякие насадки, чтобы показать, как пылесосить жалюзи, мы все, за исключением мамочки и Леопольда, ушли в спальню к мальчикам.

    Теодор и Леопольд спят на двухъярусной кровати, а у Пирса отдельная койка. Расстояние между ними фута три. Я устроилась на кровати Теодора, которая внизу.

    – По крайней мере, есть надежда, что теперь дом будет хоть отчасти соответствовать санитарным нормам, – раздраженно сказала Мариэтта и уселась рядом со мной. Пирс с Теодором сели напротив.

    – Здесь написано, что к пылесосу прилагается насадка для заточки ножей, – сообщил Теодор, листая прихваченное из коробки описание.

    – Насадка для заточки ножей! – Пирс вытащил из-под кровати полную окурков пепельницу и закурил. – Круто, да?

    Трейф, который прятался под кроватью Пирса, выполз наружу и прыгнул к мальчикам.

    – Бедняга Трейф! – Пирс почесал его за ухом и потрепал по голове.

    У Трейфа кожа серая, немного похожая на слоновью, кое-где поросшая пучками шерсти. Над глазами у него черная короткая щетина.

    – Господи! – вдруг вспомнила я. – Я же оставила Лулу со щенками на дворе, в загончике.

    Я вскочила и, естественно, стукнулась головой о кровать Леопольда. Мариэтта с Теодором заржали.

    В комнате за столом сидели Стив Хартли с мамочкой и Леопольдом.

    – Так сколько же это будет стоить? – спросила мамочка.

    – Я как раз собирался перейти к вопросу о цене, – ответил Стив и начал выводить на бумажке столбики цифр.

    – Мамочка! – решила вмешаться я. – Думаю, это слишком дорого.

    Я заглянула Стиву через плечо, чтобы разглядеть, что он там пишет, но он загородился локтем.

    – И к тому же, – сказала мамочка, – вы, дети, никогда ничего не пылесосите.

    – Потому что наш пылесос не работает, – встрял Леопольд. – А этим я бы пылесосил каждый день. Мне нравится смотреть, как мертвые клетки слетаются на ватку.

    Стив хмыкнул:

    – К сожалению, прозрачный пылесборник установлен только на демонстрационной модели. У пылесоса, который получите вы, его нет. Грязь поступает прямо в мешок.

    Леопольда это известие разочаровало.

    – А я бы им все равно пользовался.

    – Сколько мешков для мусора прилагается к пылесосу? – спросила я.

    – Десять, – ответил Стив. Он зачеркнул какие-то цифры и начал новую колонку.

    – Если мы решим его приобрести, нам понадобится гораздо больше, – сказала я. – Не меньше коробки. Бесплатно.

    – Бесплатно? – Стив обернулся ко мне, изменившись в лице. Он стал похож на мультяшную гиену, почуявшую добычу. Еще немного – и из глаз полетят молнии, а из ушей посыплются искры. Честно говоря, мне стало не по себе. – На это потребуется согласие главного менеджера, – пролаял он. – Но я попытаюсь.

    Я отвела взгляд, прошла к задней двери и, открыв ее, уставилась на озеро. Картина мне открылась малопривлекательная. Деревья стояли голые, только на дубах остались листья – они так и висят на ветках, пока не почернеют и не скрючатся. Глядя на них, я всегда вспоминаю Говарда Хьюза,[3] который отказывался стричь ногти. Воздух, вода и земля были по-ноябрьски серыми и тоскливыми. Еще пара минут – и стемнеет окончательно.

    Слышно было, как пищат щенки. Им только пять недель, совсем крошки, но я не могла заставить себя вернуться в комнату, где сидел этот тип с пылесосом, поэтому пришлось дожидаться, пока не хлопнет входная дверь и не отъедет его машина. Только тогда я взяла щенков и отнесла их в дом. Лулу с равнодушным видом последовала за мной.

    Все остальные уже вышли из спальни и снова сидели за столом.

    – Полторы тыщи долларов! – вопил Теодор. – И что ты ему сказала?

    – Сначала я сказала, что подумаю, – оправдывалась мамочка.

    – Ты должна была сказать решительное «нет»! – вскричал в отчаянии Теодор. – А потом что было?

    – Ничего, – ответила мамочка.

    – Так я и поверил! – продолжал Теодор. – Рассказывай!

    – Тебя здесь не было! – попробовала защищаться мамочка. – Прекрати осыпать меня оскорблениями.

    – Я тебя оскорблениями не осыпаю, – ответил Теодор.

    – Именно что осыпаешь! Если тебе больше всех нужно, нечего было прятаться в спальне. Пришел бы сюда и сам с ним разговаривал. Он сказал, что я могу выплачивать по частям. И пытался заставить меня сразу подписать контракт. Но я ведь этого не сделала! Только перевела заказ на свою кредитную карточку.

    – У тебя ее до сих пор не отобрали? – хмыкнул Теодор. – Не понимаю, куда смотрит банк. Ты прекрасно знаешь, что полторы тысячи мы заплатить не можем. Немедленно позвоню и отменю заказ. Правда, наорут за это на меня, а не на тебя.

    – Теодор, миленький, ничего не отменяй! – взмолился Леопольд. – Он обещал отдать нам демонстрационную модель со стеклянным пылесборником. Такой ни у кого нет. Кроме того, он вручил нам подарок от фирмы! – Он взял у мамочки коробку в красной обертке, перевязанную золотой ленточкой. – А что там?

    – Не знаю, – сказала мамочка. – Открой и посмотри.

    – С какой это стати он делает подарки? – Я заподозрила недоброе. – Наверняка потом чего-нибудь потребует.

    – Это награда за то, что мы позволили ему продемонстрировать «Минотавра», – ответила мамочка. – Она полагается даже тем, кто пылесоса не покупает. А если он чего и потребует, одна из вас, девочки, сможет его требование удовлетворить.

    Леопольд развернул коробку.

    – Столовые ножи! – объявил он.

    – С пластмассовыми ручками, – хмыкнул Теодор.

    – Зато бесплатно, – сказала мамочка.

    – Бесплатно? – переспросил Теодор. – А полторы тысячи?

    – Ты меня идиоткой считаешь, да? – спросила мамочка.

    – Он изуродовал твой матрас, – сказал Теодор, – мы сидим без гроша, а ты ввязалась в эту историю с пылесосом.

    – Мне стало его жалко, – сказала мамочка.

    Глаза у нее заблестели так, что я сразу поняла – сейчас заплачет. То ли от жалости к Стиву Хартли, то ли от Теодорова хамства.

    – Как ты думаешь, сколько ему лет? – спросила вдруг Мариэтта.

    – Сорок, – сказала я и взяла мамочку за руку. Она у нее сухонькая и жесткая, как клешня.

    – Почему сорок? – сказала мамочка. – Двадцать восемь.

    – Двадцать восемь? – переспросила я. – Не верю. Откуда ты знаешь?

    – Он сам сказал, – ответила мамочка, высвободила руку и потрепала меня по плечу. – Этим он занимается только по выходным. У него свой бизнес. Он делает с компьютерами что-то такое, о чем еще никто не знает.

    – Видать, это никому и не нужно, иначе бы не торговал пылесосами, – фыркнул Теодор.

    – Когда-нибудь он будет очень богатым, – сказала мамочка и многозначительно взглянула на Мариэтту.

    – По-моему, он заинтересовался мной, – сказала я.

    – Это мы еще посмотрим, – пообещала Мариэтта, до отказа накрутив на палец белокурую прядь.

    – Правда, он на редкость волосат, – сказала я.

    – Может, ты будешь его брить, а, Мариэтта? – предложил Теодор.

    – Есть еще электроэпиляция, – сказала я.

    – На тыльной стороне ладони? – Теодор посмотрел на свои совершенно безволосые руки. – Лучше воском.

    – Девочки, вы же любите животных, – сказала мамочка, отковыривая приставшую к противню корочку. – Представьте себе, что это шимпанзе.

    – Шимпанзенок! Шимпанзенок! – заголосил Леопольд, прыгая по кушетке.

    Из красно-белых клетчатых подушек вылетело облако – наверное, мертвых клеток.

    – Надо было попросить его пропылесосить и кушетку, – сказала Мариэтта.

    – Он еще вернется, – сказала мамочка.

    – Откуда ты знаешь? – спросила я. – Кажется, мы его напугали. Сделку он заключил, а доставку поручит кому-нибудь еще.

    – Никакой доставки не будет! – сказал Теодор злобно.

    – Он такой одинокий, – сказала мамочка.

    Она встала и начала бесцельно бродить по комнате, машинально передвигая с места на место расставленные повсюду бумажные стаканы.

    – Ага. A легкую добычу сразу чует, – сказал Теодор. – Я бы отменил заказ, только он тут же прискачет и снова тебя охмурит.

    – Дети, жизнь начинает налаживаться, – вдохновенно сообщила мамочка, пропустив мимо ушей реплику Теодора. – Вижу, вижу, ждут нас большие перемены. Удача не за горами! Леопольд, куда я задевала свой восхитительный джин-тоник?

    3

    – Почему это мама решила, что нас ждет удача? – спросил утром Теодор.

    – Кто его знает, – ответила я. – У нее ведь незаурядные экстрасенсорные способности.

    Было десять утра, и мы потихоньку просыпались. Мамочка еще не вставала. Она спит подолгу. Иногда вообще не встает. Тогда мы приносим ей в спальню солодовое молоко, леденцы и засахаренный миндаль «Джордан». Она обсасывает сахарную корочку, а сами орехи не ест, чтобы было не так калорийно.

    – Может, это потому, что мы получили в подарок набор столовых ножей? – предположил Леопольд. – Это же хороший знак. – Пирс закурил. – До чего вонючие у тебя сигареты, Пирс, – сказал Леопольд. – И как ты можешь курить в такую рань?

    – Извини, – отозвался Пирс, но сигарету не потушил.

    Леопольд открыл дверь. Вошли Лулу с Трейфом и принялись обнюхивать пол в надежде найти что-нибудь съестное. День для этого времени года выдался на редкость теплый. Пепельница, которую никто не удосужился опорожнить, была забита окурками.

    – Ты когда лег, Пирс? – спросила я.

    – Я кино смотрел, – ответил Пирс.

    В столовую, протирая глаза, вошла Мариэтта. Видно, она перед сном не смыла тушь – вокруг глаз у нее были черные разводы. Грудь ее просвечивала сквозь розовую нейлоновую ночнушку, застиранную до того, что местами ткань походила на рыболовную сеть.

    – Доброе утро, – сказала я. – Кофе будешь?

    – Оставь, пожалуйста, этот светский тон, – ответила Мариэтта.

    – Прошу прощения, – фыркнула я.

    – Кино было странное, – сообщила она.

    – Ты тоже его смотрела? – поинтересовалась я.

    Она не ответила, но волна презрения, вызванного моим идиотским вопросом, разлилась по всей комнате. Кофейник стоял на столе. Она взяла мою любимую кружку – белую керамическую, с немецким пастухом с одной стороны и сведениями о разных породах коров с другой.

    – А свежего молока не осталось? – спросила она, беря со стола банку сгущенки с двумя дырочками в крышке.

    Никто не ответил. Я попыталась послать в ее сторону ответную волну презрения. Она добавила молока в кружку с кофе.

    – Что был за фильм. Пирс? – спросила я.

    – Ну, типа крутой, – ответил Пирс, почесав шею. – Там был один парень, слуга. Или вроде того.

    – И что?

    – Он жил в большом таком доме, а хозяева уехали. Ну, и там случилось убийство. Короче, он нашел труп. Кто убил, я не понял. Типа того, страшно.

    – Пирс, это же была комедия, – сказала Мариэтта. – Романтическая комедия.

    – Да ну? – удивился Пирс. – Круто.

    – Пирс, ты прелесть! – сказала я.

    – Отвяжись, Мод. – Пирс потушил сигарету.

    В комнату вошла мамочка в ярко-синем шелковом платье с перьевой отделкой, кое-где полысевшей. Она нацепила на нос резиновый поросячий пятачок и солнечные очки вверх тормашками.

    – Очень смешно, – сказал Теодор с тоской и отодвинул от себя тарелку с хлопьями. – Когда-нибудь ели «Райс криспиз» с концентрированным молоком? Бр-рр…

    Мариэтта взяла со стола банку и прочитала этикетку.

    – Это сгущенное.

    Мамочка сняла очки и пятачок.

    – Давайте-ка обсудим наши планы, – сообщила она. – Я тут думала-думала и кое-что придумала.

    – И что же? – спросила Мариэтта.

    – Сейчас узнаете, – ответила мамочка. – Кофейку налейте.

    Леопольд придвинул стул к стене, где висели кружки.

    – Мам, тебе с воздушными шариками? – спросил он. – Или с древесной лягушкой?

    – На твое усмотрение, пирожок мой яблочный, – ответила она и уселась за стол. Трейф с Лулу тут же сунулись ей в колени. – Лулу, радость моя, – погладила ее мамочка. – Где твои щеночки? Вот они подрастут, мы их продадим и бешено разбогатеем.

    – Это и есть твой план, мама? – спросил Теодор. – А то у меня есть для тебя новости. Никто в округе голых собак покупать не собирается.

    – Какой же ты пессимист, – вздохнула мамочка. Леопольд налил ей кофе в кружку с древесной лягушкой и собрался добавить сгущенки, но она помотала головой. – Я пью черный, – напомнила она. – Разве что с капелькой чего-нибудь крепкого.

    – Есть только джин, мамочка, – сказал Теодор. – Джин и пиво. Полечить бы тебя от алкоголизма, только, боюсь, пошлют они меня куда подальше и скажут, что без твоего согласия ничего поделать нельзя.

    – Тогда, может, есть хоть какие-нибудь булочки к кофе? Рогалики? Пирожные?

    – Хочешь, я что-нибудь испеку? – предложил Леопольд.

    – Это слишком долго. Посмотри в холодильнике. В дверце.

    Леопольд удалился на кухню и вернулся с пластиковым пакетом.

    – Ты про это? – спросил он. – Там одни крошки.

    – Обожаю крошки, – ответила мамочка. – Это сдобные крошки, они остались от кекса. Давай сюда. Мне обязательно нужно хоть что-нибудь к кофе.

    – Так что у тебя за план, мам? – сказал Теодор.

    – Подожди, не рассказывай, – сказала я. – Я на минутку. Схожу за щенками.

    Я встала. И тут раздался стук в дверь. Вошел мужчина. Это был Эдвард. От него несло спиртным, а на ногах у него были роскошные красно-черные ковбойские сапоги, которых я раньше никогда не видела, – с орлами по бокам.

    – Эдвард! – воскликнула мамочка и, вскочив из-за стола, кинулась к нему. – Свет очей моих! Отец моего младшего сына! Где ты пропадал?

    – Мамусечка! – загоготал он. – Кобылка моя необъезженная! Как я по тебе соскучился!

    Он заключил ее в объятия, и они принялись целоваться, уткнувшись друг в друга, как парочка исландских пони – Эдвард являл собой необузданного жеребца, обезумевшего от страсти к нашей мамочке, она же кокетливо гарцевала, посверкивая карими, по-лошадиному влажными глазами. Не менее минуты мы все наблюдали их ласки. Наконец мамочка с тихим ржанием отпрянула назад.

    – Как же от тебя воняет! – сказала она.

    – Ну, извини.

    – А где твой мотоцикл? – спросил Теодор.

    – Я его разбил, – ответил он. – В миле отсюда, у дома Колманов. Оттуда вышел какой-то тип и мне помог. Я уж испугался, что руки-ноги переломал. Он дал мне выпить.

    Теперь, когда он наконец отлепился от мамочки, я разглядела, что лицо у него красное и помятое, вероятно, вследствие падения, а соломенная грива до плеч спуталась и висела клочьями.

    – Уж не тот ли красавец англичанин? – встрепенулась Мариэтта. – Он спрашивал обо мне? Я пробудила его чувства?

    – Он тебя и в глаза не видел, Мариэтта, – сказала я. – Предмет его мечтаний – я.

    – Любовь моя! – воскликнула мамочка. – Ты ничего себе не повредил?

    – Не знаю. – Эдвард добрел, тяжело ступая, до кушетки и плюхнулся на нее. Собаки хором облаяли его из-под журнального столика. – Заткнитесь! – сказал Эдвард. – Что это с ними?

    – Ты им не нравишься, – сказал Теодор. – Ты уж поосторожнее, они у нас психованные.

    – Теодор! – одернула его мамочка. – Не надо так. Эдвард возьмет и уедет. И где мне искать мужчину, в моем-то возрасте и в этой глуши? – На глаза ее навернулись слезы.

    – Мам, да зачем тебе мужчина? – спросил Теодор.

    Мамочка не ответила. Она уселась за стол и стала выуживать крошки из пакета, а потом высыпала остаток на бумажную тарелку. Пригоршню за пригоршней она отправляла их в свои коралловые уста и запивала кофе. Все молчали.

    – Скоро ты уедешь отсюда, Теодор, – сказал наконец Эдвард. – Ведь ты же не хочешь, чтобы мама осталась совсем одна. Я собираюсь жениться на ней и воспитывать своего сынишку. Да, кстати, где он?

    Леопольд встал со стула, подошел к кушетке и, одарив Эдварда улыбкой, сел рядом с ним.

    – Ты ведь на самом деле не мой отец? – спросил он.

    – Я уверена, что твой отец именно он, Леопольд, – сказала я. – У вас совершенно одинаковые носы.

    Леопольд изучающе оглядел Эдварда.

    – Фу, – сказал он, отодвигаясь от него подальше. – От тебя и правда воняет.

    – Я приму душ, – пообещал Эдвард, но с места не сдвинулся. – Из приятелей вашей мамочки я не самый худший.

    – Может, и так, – буркнула я. – Только что-то давно тебя не было видно. Ты что, думал, здесь все сидят и ждут тебя?

    Я так и стояла у задней двери – все собиралась сходить за щенками.

    – У вас перкодан есть? – спросил Эдвард. – Или кодеин? У меня все тело болит. Наверное, ребро сломал.

    – Нет у нас перкодана! – выпалил Теодор. – И кодеина нет! Тебе двадцать восемь, а маме сорок пять! Ты слишком юн для такой пожилой дамы.

    – Леопольд, сходи, посмотри у меня под кроватью, – сказала мамочка. – Может, там есть какие-нибудь таблетки.

    – Разве это не доказывает искренности моих чувств? – сказал Эдвард. – Ваша мать прекрасна. У нее чудесная душа и доброе сердце. Это такая редкость.

    – Я тронута, – сказала мамочка. – Искренне тронута. Как мило это от тебя слышать, Эдвард.

    – А на что ты собираешься жить? – спросил Теодор.

    – На пособие по инвалидности, – ответил Эдвард. – Здоровье у меня никуда. Может, я скоро умру, и тогда ваша мать получит страховку. Только надо будет все это оформить.

    – Таблеток там нет, зато посмотрите, что я нашел! – сказал Леопольд, возвратясь в столовую.

    – Мое кольцо, последняя память о школе! – воскликнул Теодор. – Я его уже несколько месяцев ищу! – Он возмущенно посмотрел на мамочку. – Это ты его украла!

    Эдвард встал и шагнул к Теодору.

    – Не смей при мне так разговаривать с матерью!

    – Эдвард, заткнись, – сказала мамочка.

    – Как я рад, что ты разбил свой мотоцикл, Эдвард, – сказал Леопольд. – Тебе категорически нельзя садиться за руль. Как ты только права получил со своей эпилепсией!

    – Когда я подавал на права, справки не спросили, – ответил Эдвард. – Наверное, рано или поздно все бы выяснилось, но, когда я сюда переехал, я получил новые, и семь лет про меня никто не вспоминал.

    – Знаете что! – радостно воскликнула мамочка. – Пусть Эдвард примет душ, мы все оденемся, и я отвезу вас в библиотеку!

    – Я бы все-таки хотел понять, как мое кольцо оказалось у тебя под кроватью, – обиженно напомнил Теодор.

    – Мне надо сначала заняться машиной, – сказал Пирс и встал. – Я собирался сегодня поменять масло в коробке передач.

    Зазвонил телефон.

    – Снимите кто-нибудь трубку, – проговорила мамочка.

    – Не хочу, – сказал Пирс. – Подойди ты.

    – И не подумаю, – сказала Мариэтта. – Сам подойди. – И она принялась декламировать под аккомпанемент телефонных звонков: – «И тогда во гневе поднял Мощный лун свой Гайавата».

    – Теодор, наверное, это тебя, – сказала я. – Может, подойдешь?

    – Кому я мог понадобиться? – сказал Теодор. – И вообще, я терпеть не могу подходить к телефону.

    Все взоры обратились на Леопольда. Он пристально разглядывал потолок.

    – Там наверху паутина, – сообщил он.

    – Господи боже мой! – сказал Эдвард, встал и отправился к аппарату, висевшему всего в нескольких футах, на стене перед входом на кухню. – Одну минуту, – сказал он в трубку. – Евангелина, это тебя.

    – Кто? – спросила мамочка.

    – Не знаю. – Эдвард протянул ей трубку.

    – Это правда вы? – сказала мамочка с придыханием. – Как вы там, милый?

    Она шагнула в кухню, прикрыв за собой хлипкую дверку.

    – Эдвард, сам-то ты как? – спросил Пирс.

    Эдвард беспокойно расхаживал взад-вперед.

    – Не то чтобы очень, – ответил он. – Отсидел полгода за коробок марихуаны. Черт знает, что такое! А… ваша мать – у нее, что, кто-нибудь завелся?

    Я спустилась вниз. Щенки разбрелись по двору кто куда. Травы там никакой нет, только несколько чахлых дубков и кое-где островки мха, а вокруг драный сетчатый забор. Футах в сорока, у подножия холма, на котором стоит наш трейлер, начинается озеро. Сегодня по нему плавали гуси. Было воскресенье, и на Алгонкинском испытательном полигоне на другом берегу было тихо. Пока я нашла и собрала всех щенков, прошло минут десять.

    Я взяла их в охапку и отнесла в нашу с Мариэттой спальню. Мариэтта сидела у туалетного столика и накладывала тени прямо поверх прежних наслоений.

    – Что ты делаешь? – спросила я, укладывая визжащих щенят в коробку.

    – Умащаюсь благовонными маслами, – ответила Мариэтта. – Сюда направляется мистер Хартли.

    – С чего ты взяла? – спросила я и, сняв пижамные штаны, полезла в комод в поисках хоть какой-нибудь одежды.

    – Это он загнил. Мама сказала, что не может приобрести пылесос, который он вчера нам показывал, и он хочет привезти другой агрегат, реконструированный.

    – Реконструированный? – переспросила я. – То есть подержанный?

    – Подержанный, но в прекрасном состоянии, – сказала Мариэтта. – И гораздо дешевле. Где мой пинцет?

    – Не понимаю, с чего это ты так прихорашиваешься. Я думала, он не в твоем вкусе.

    Я протянула ей пинцет и, присев на краешек кровати, стала натягивать пурпурные брюки-клеш.

    – Как-никак мужчина, – сказала Мариэтта. – Мама говорит, его ждет несметное богатство. Я не намерена работать без крайней необходимости. К чертям феминистские идеалы! Что ты мне дала? Этот не тот пинцет. Где мой, нормальный?

    – Не знаю, где нормальный пинцет, – сказала я. – Не могу понять, как можно интересоваться этим волосатым типом с мясистой мордой. Вид у него совершенно неаппетитный, разве что усики… А ты такая утонченная и изысканная. Как спелый плод из райских кущ.

    – Если его компьютерная сделка выгорит, Стив Хартли заработает миллионов тридцать, самое маленькое.

    – Мне всегда нравился колбасный фарш, – сказала я. – К тому же, мне показалось, что он влюблен в меня. Быть любимой – это дорогого стоит.

    Мариэтта обернулась. В кулаке ее зловеще сверкнул пинцет.

    – Думаешь, я его у тебя не отобью?

    – Ты? Ни фига!

    И тут я придумала, что еще надеть. Где-то в недрах шкафа валялся парик, который я приберегала для особых случаев. Если Мариэтта решила сманить мистера Хартли, то ей придется попотеть.

    Я перерыла все и наконец нашла его. Стянув волосы в хвостик, я убрала их под парик, представлявший собой шелковистую огненно-рыжую синтетическую гриву.

    – Сука! – воскликнула Мариэтта, надевая поверх тускло-зеленых леггинсов ситцевое платье в крупные розы. – Подлецу все к лицу. И профиль у тебя точеный, и лет тебе всего девятнадцать.

    Я самодовольно улыбнулась. А потом села и разревелась.

    – Ну, что с тобой такое? – спросила Мариэтта. Она села рядом и обняла меня за плечи.

    – Никогда мне не вырваться из этой норы! – сказала я. – Так и останусь я в этом болоте, в этой сточной канаве на веки вечные!

    – Нет, дорогая, – сказала Мариэтта. – Когда-нибудь вырвешься!

    – Поищи свой нормальный пинцет у мамы под кроватью, – посоветовала я.

    4

    – Быстро же вы добрались, мистер Стив! – весело сказала я.

    – Я был неподалеку. – Он нервно огляделся вокруг. – А звонил с бензоколонки.

    Мамочка стояла у меня за спиной.

    – Мистер Хартли, входите! – сказала она. – Позвольте представить вам моего жениха, Эдварда Шумахера. Вы с ним почти ровесники. Надеюсь, вы подружитесь.

    Теодор зажал уши руками.

    – Господи, мама! Хоть иногда думай, прежде чем что-нибудь сказать.

    – В каком смысле? – спросила мамочка.

    – Да в любом тебе доступном. То, что людям по двадцать восемь лет, еще не значит, что у них должно быть что-то общее. На земле миллионы двадцативосьмилетних мужчин, вообще не знакомых друг с другом.

    – Интересно, а сколько всего людей, которым по двадцать восемь лет? – задумалась мамочка и потрепала прильнувшего к ней Леопольда по голове, отчего волосы у него встали дыбом.

    Стив Хартли ее не слушал. Он пристально разглядывал меня. Я ему подмигнула.

    – Вы как-то изменились, – заметил он.

    – Мне не нравится, когда женщины злоупотребляют косметикой. – Стив рассеянно подкрутил ус.

    Я тоже пригладила усики. Это не то чтобы усики – так, несколько волосков на верхней губе. Мариэтта считает, что их нужно обесцвечивать. У меня на этот счет свое мнение. А что, если где-то по свету ходит мужчина и ищет женщину с усиками?

    – Стив, я немедленно отправлюсь в спальню и все сотру, – сказала я. – Наверное, вы действительно очень хороший продавец. Я никогда прежде не испытывала желания подчиниться чужой воле.

    Стив чуть в обморок не грохнулся. Я обернулась и послала Мариэтте, возникшей позади нас, победную улыбку. Она мрачно нахмурилась и подошла к Стиву.

    – «И придет Пророк на землю И укажет путь к спасенью, – сказала она. – Он наставником вам будет». Какой у вас восхитительный галстук, Стив. Позвольте рассмотреть его поближе. – Ухватив его за конец галстука, она что-то прошептала ему на ухо.

    – Неужели? – спросил Стив и посмотрел на меня.

    – Что ты сказала? – спросила я. – Что ты ему наговорила?

    – А вы нам покажете реконструированный «Минотавр»? – спросил Леопольд.

    Стив распаковал коробку прямо у двери, на полу.

    – Реконструированная модель двести семьдесят пять ничем не уступает модели триста пятьдесят. Отличие в том, что мы переставили выключатель и рационализировали некоторые операции. Однако двести семьдесят пятая модель отнюдь не хуже более поздней. Более того, скажу вам по секрету, кое-кто из наших клиентов считает, что старая модель даже лучше. Вы, наверное, хотите узнать, в чем заключалась ее «реконструкция». Все очень просто: когда кто-то из наших клиентов меняет старую модель на новую, ее на фабрике полностью переоснащают. Так что этот пылесос совершенно новый.

    – А в старой модели есть хромированный контейнер для отмерших клеток? – спросил Леопольд.

    – Боюсь, что нет. А сейчас, если позволите, я хотел бы вам продемонстрировать… Где розетка? – Леопольд вставил вилку, и Стив Хартли прокричал, стараясь перекрыть рев мотора: – Обратите внимание, как тихо работает этот пылесос. Понимаете, что я имел в виду, говоря, что старая модель лучше? Говорят, она практически бесшумная.

    – Какова длина шнура, Стив? – спросила я.

    – Что?

    – Какова у пылесоса длина шнура? На сколько футов я могу отойти от розетки?

    Я увидела, как Мариэтта выразительно посмотрела на Стива и, указав глазами на меня, печально улыбнулась. Она всегда печально улыбается. Даже когда она спокойна, на ее губах играет печальная улыбка. Это ее естественное выражение лица. Оно, по-моему, и делает ее неотразимой.

    Стив невольно улыбнулся в ответ. Откуда ему было знать, что эта улыбочка ничего не предполагает?

    – На шесть футов, – сказал он, обернувшись ко мне.

    – Что? – переспросила я.

    – Такому мощному пылесосу длинный шнур не нужен, – сказал он. – Из соображений безопасности. Длинный шнур вечно путается, его может засосать в трубу. Мы как раз сейчас работаем над устранением этого недостатка.

    – Понятно, – сказала я. – Вы можете его выключить?

    – Что? – не расслышал он.

    – Леопольд, выдерни шнур, – попросила я. Когда наконец наступила тишина, я сказала: – Стив, можно, я возьму его к себе в спальню? Мне бы хотелось самой его опробовать.

    – Если мои дети действительно собираются пылесосить, я, пожалуй, его куплю, – сказала мамочка. – Никогда бы не подумала, что это занятие может их так увлечь.

    У пылесоса были колесики, но катился он с трудом.

    – Леопольд, ты толкай сзади, а я буду тянуть, – сказала я.

    Вдвоем мы протащили его по коридору до моей спальни. Там я его включила и, попылесосив несколько минут, выключила. Лулу забралась в коробку и вылизывала щенков. Она еще костлявее, чем отец щенков Трейф. Материнство на ее фигуре не отразилось. Пожалуй, ей не помешал бы лифчик. Я задумалась над тем, есть ли в продаже лифчики для собак, а если нет, то не стоит ли внедрить их на рынок.

    – Пойдем со мной, умница моя, – позвала ее я. – На кухне тебя ждет кое-что вкусненькое.

    Лулу вышла за мной в коридор. Стив Хартли взглянул на нас и смертельно побледнел.

    – Случилось ужасное, Стив, – сказала я. – Посмотрите, что ваш пылесос сделал с собакой.

    – Бог ты мой! – воскликнул он. – Мой пылесос? Мой реконструированный «Минотавр»?

    – Она немного линяет, – объяснила я, взяв Лулу на руки и попытавшись придать лицу максимально скорбное выражение. – Вот я и решила ее пропылесосить.

    – Какой кошмар! – сказал он с отчаянием в голосе. – Будем надеяться, все скоро снова отрастет.

    – Видите, Стив? – Мариэтта положила ему руку на плечо. – Что я вам говорила?

    – Да, что ты ему говорила? – спросила я. – Что?

    – Это голая собака, Стив, – сказала Мариэтта. – У нее никогда не было шерсти. Моя сестра, как это ни грустно, патологическая лгунья.

    – Это не я патологическая лгунья, а ты! Не верьте ей, Стив!

    – У собаки вообще не было шерсти? – спросил Стив. – Она что, больна?

    – Мистер Хартли, – сказала мамочка, – я не могу заплатить семьсот пятьдесят долларов за реконструированную модель. Я не могу купить пылесос даже за триста пятьдесят долларов.

    – Я разве вам не рассказывал про условия рассрочки? – Он порылся в портфеле. – Вы даже представить себе не можете, как…

    – Я безработная, – сказала мамочка. – Мы по уши в долгах. У меня на руках пять крошек.

    Стив встал.

    – Не хочу злоупотреблять вашим временем, – сказал он. – Я заберу пылесос.

    – Давайте, я покажу вам, где он, – сказала я и опустила Лулу на пол.

    – Лучше я покажу, – вмешалась Мариэтта. – Ты и так пропылесосила всю спальню. Отдохни.

    – Мариэтта, мне отдых не нужен, – сказала я, вглядываясь в лицо сестры. – А вот ты выглядишь неважно. Шутка ли, всю ночь не спала.

    Стив опасливо посмотрел на нас обеих.

    – Лучше пусть кто-нибудь принесет его сюда.

    – Я схожу, – сказала, к моему удивлению, Мариэтта, встала и, одарив Стива печальной улыбкой, вышла из комнаты.

    – Нам тоже пора, – сказала мамочка. – Все готовы?

    – А вы куда? – спросил Стив.

    – Мы едем в библиотеку, – сказала мамочка.

    – Мистер Хартли! – позвала из спальни Мариэтта. – Вы мне не поможете?

    Стив тревожно взглянул на дверь. Он, похоже, заранее беспокоился о судебном иске, которого ему не избежать, если его с ней застанут наедине.

    – Потаскуха, – пробормотала я, глядя на Стива, который, собравшись с духом, направился к спальне. – Стерва расчетливая!

    Он вздрогнул, но с пути не свернул.

    Все оставшиеся взялись за куртки. Теодор, Леопольд и я стояли у крыльца. Пирс лежал под мамочкиной машиной, «Джи-Ти-Оу» семьдесят третьего года. Синяя краска местами облезла, обнажив проржавевший металл.

    К нам подошел Эдвард. На нем была кожаная байкерская куртка, оставленная им в мамочкином шкафу много лет назад. На куртке красным было вышито «ФРЭНК УОРД».

    – Она вся провоняла духами, – сказал он. – Кто ее носил?

    – Эдвард, не будь таким мелочным, – сказала я. – Ну, Пирс, как дела?

    – Еще не понял, – донесся из-под машины голос Пирса. – Там еще что-то сломалось. Придется повозиться.

    – А я так хотела попасть в библиотеку, – вздохнула я.

    Из трейлера вышла мамочка.

    Волосы у нее стояли дыбом. Такое бывает от статического электричества, когда расчесываешься слишком рьяно. Она надела полосатое шелковое пальто до пят, переливавшееся всеми цветами радуги. Что под ним, я не поняла.

    – Все готовы? – спросила она. – Где Мариэтта?

    – Все еще в спальне, со Стивом, – ответил Теодор и покачал головой – то ли по поводу уединившейся со Стивом Мариэтты, то ли по поводу мамочкиного пальто. Оно годилось скорее для вечернего приема, а не для похода в библиотеку. – Пирс говорит, машина сломана.

    – Пирс, это правда? – спросила мамочка. – Что же делать? Ее долго чинить?

    – Не знаю. – Пирс выполз из-под машины и принялся задумчиво грызть ногти.

    – Как же нам добраться до библиотеки? – сказала мамочка.

    Вышли Мариэтта со Стивом. Он нес коробку с пылесосом. Несколько мгновений мы молча смотрели на них.

    – Простите, что отнял у вас время, – пробормотал Стив.

    – Вы сейчас в город, мистер Хартли? – спросила мамочка.

    – Да, – неуверенно ответил Стив.

    – Не могли бы вы нас подвезти?

    – Я… Боюсь, мы все не поместимся.

    – Это ваш автомобиль? – спросила мамочка. – Мы отлично поместимся.

    Она подошла к машине и села на переднее сиденье. Леопольд забрался к ней на колени. Все остальные набились сзади. Было действительно тесновато.

    – Леопольд, сбегай скажи Пирсу, что мы позвоним и сообщим, когда за нами подъехать, – сказала мамочка.

    Леопольд помчался к Пирсу. Стив запихивал в багажник пылесос.

    – Ну, что там у вас было? – прошипела я Мариэтте. Улыбочка у нее была до ушей. – Говори!

    Она, продолжая улыбаться, прикрыла глаза. Стив сел за руль. Я изо всех сил ущипнула Мариэтту за плечо.

    – Убери свои грязные ручонки, – сказала Мариэтта. И добавила нежным голоском: – Я же тебя просила не щипаться и не кусаться.

    – Я не кусаюсь! А щипаться я научилась у тебя.

    – Все сели? – спросил Стив, когда Леопольд вернулся. – Миссис Сливенович, вы пристегнули ремень?

    – А этот парень водить-то умеет? – пробурчал Теодор.

    – Прошу вас, зовите меня Евангелиной, – сказала мамочка. – Мистер Хартли, как это любезно с вашей стороны. Может быть, вы сегодня с нами поужинаете?

    – К сожалению, вечером я занят, – сказал Стив, приглаживая усы указательным пальцем правой руки.

    – А как насчет завтра? – сказала мамочка. – Мои дочери замечательно готовят.

    – Вранье! – возмутился Леопольд. – Они и к плите-то не подходят. Все готовлю я.

    – Эдвард, а ты правда когда-то был шеф-поваром? – спросил Теодор.

    – Правда, – кивнул Эдвард. Он сидел у дверцы, придавленный Мариэттой. – Я был помощником шеф-повара в одном из лучших ресторанов Нью-Йорка. «Олд Йорктаун Хофбраухаус», слыхали о таком? Мне пришлось уйти из-за обострения эпилепсии.

    Из-за мамочкиного плеча вынырнула довольная мордашка Леопольда.

    – Это очень изысканный ресторан, да? – сказала я. – «Олд Йорктаун Хофбраухаус», как же, припоминаю.

    – Ты ведь, – не унимался Теодор, – насколько мне помнится, и в кино работал.

    – Совсем недолго, – ответил Эдвард. С трудом высвободив руку, он утер со лба пот. – Мы сняли несколько документальных фильмов на Ближнем Востоке.

    – Ближний Восток! И какая же у тебя была должность? – расспрашивал Теодор. – Работа опасная? А это было до или после того, как ты служил поваром?

    – Ты не мог бы немного помолчать? – попросил Эдвард.

    – Вы там нормально сидите? – спросила мамочка. – Эдвард, ты как?

    Эдвард сидел, прислонившись лбом к окну, и молчал. Машина была явно перегружена, и на гравии нас здорово трясло. Через пару минут мы выехали на шоссе, и машина пошла ровнее. Я сидела между Мариэттой и Теодором, и в окошко не видела ничего.

    – Где мы? – спросила я. – Не узнаю окрестностей.

    – Тебе нужны очки, Мод, – сказала Мариэтта.

    – Ну, вот и библиотека! – сказал Стив устало. – Желаю вам приятного отдыха. – Его коралловые уста разъехались в улыбке, но взгляд оставался мрачным и потухшим.

    Мы выбрались из машины.

    – Спасибо, что подвезли, Стив, – сказала я.

    – Огромное спасибо! – подхватила мамочка.

    – Мне еще кое-что нужно ему сказать, – заявила Мариэтта. – Вы идите, я вас догоню. – Она вернулась к машине и постучала Стиву в стекло. Он его опустил, а она, кокетливо изогнув шею, склонилась к нему поближе.

    5

    Мы поднялись по лестнице. Библиотека у нас новенькая. Нокомис – городок небольшой, а библиотека огромная. На нее угрохали кучу денег. Сделали даже пандусы для инвалидных колясок, и все полы застелили ковролином. Правда, книг в библиотеке немного. Чтобы собрать побольше денег, библиотекарша устроила распродажу и избавилась от львиной доли фондов.

    Теперь здесь есть прокат компакт-дисков и видеокассет, есть детский зал, а во взрослом – всего четыре отдела. Справочная литература на дом не выдается. Есть немного новых романов, путеводители, несколько полок с биографиями кинозвезд и прочих деятелей культуры и книги по садоводству.

    Я отправилась в справочный отдел. Там есть одна книжка по птицеводству, в которую мне удалось одним глазком заглянуть во время нашей прошлой вылазки. Все остальные разбрелись кто куда. Теодор хотел найти что-нибудь о свирелях, которые он считает средневековыми тромбонами. Эдвард с Леопольдом собирались полистать «Баварскую кулинарию» – им нужен был рецепт клецок.

    Когда они проходили мимо меня, я услышала, как Леопольд спрашивает, заглядывая Эдварду в глаза: «Так как, ты говоришь, ты познакомился с мамой?»

    В библиотеке было очень шумно, поскольку по решению городских властей во всех ее помещениях играла музыка, а дети, расхватав в детском зале трехколесные велосипеды и игрушечные пулеметы, радостно носились между стеллажами.

    Да и народу было полно. Было воскресенье, а по воскресеньям в Нокомисе заняться нечем. Сезон охоты то ли кончился, то ли еще не начинался. Ближайший торговый центр находится в сотне миль отсюда, а строящийся в самом Нокомисе откроется не раньше чем через полгода – застройщикам долго не удавалось купить землю заповедника «Генри Уодсворт Лонгфелло», от продажи которой у города и появились деньги на строительство библиотеки. Дело осложнялось тем, что законы штата запрещают застройщикам покупать землю по рыночной цене, и они вынуждены были взять низкопроцентный ипотечный кредит и купить участок по ценам 1910 года.

    Деревья уже начали вырубать, но было совершенно непонятно, как им удастся построить такой большой торговый центр всего за шесть месяцев, хотя, впрочем, для него уже была спроектирована специальная облегченная крыша, настелить которую можно будет очень быстро. К тому времени, как его построят, а крыша еще не успеет рухнуть под тяжестью рыхлого зимнего снега, я надеялась успеть отбыть в края с лучшим климатом, даже несмотря на то, что в центре обещали открыть несколько эксклюзивных магазинов, напрямую торгующих неликвидом с фабричных складов.

    «Энциклопедию птицеводства» я искала минут десять – на месте ее не оказалось, а обнаружилась она между двумя альбомами по африканскому искусству. В ней рассказывается о всяких, даже самых экзотических, птицах, вплоть до тех, которые откладывают голубые яйца. Больше всего мне нравится сайпанский дикий петух. Это огромная птица (самцы от трех с половиной до четырех футов ростом) с длиннющей шеей, длиннющими ногами и крохотным тельцем.

    Шамо, птица, известная свирепой внешностью и еще более свирепым характером, тоже хороша. Я мечтаю раздобыть одного-двух только что вылупившихся птенцов и заменить им мать. Если ограничиться одним-двумя, я смогу забрать их с собой, когда уеду.

    Я была настолько поглощена чтением, что на мужчину, выросшего у меня за спиной, и внимания не обратила.

    – Позвольте полюбопытствовать, долго ли вы собираетесь читать эту книгу? – сказал он.

    – Что? – переспросила я.

    Это был англичанин из дома на шоссе, и говорил он шепотом, так что я не была уверена, что правильно его поняла. Он был еще красивее, чем мне показалось в первый раз, с восхитительными голубыми глазами, отливавшими фарфоровым блеском, и иссиня-черными волосами.

    – Это вы? – удивился он. – Вы, та самая девушка из трейлера!

    – Говорите громче, – сказала я. – Это ж библиотека. Я вас не слышу.

    – Я не хотел торопить вас с этой книгой, – сказал он.

    – Эта книга про кур, – сообщила я.

    – И прочую домашнюю птицу. Я готовлю проект реконструкции Уолвергэмптонской усадьбы и хотел бы уточнить, возможно ли будет разводить там Павлинов. Я не вполне уверен, что местный климат это позволяет.

    – Вам надо посмотреть «Журнал редких пород» – сказала я. – Там рекламируют эму и африканских страусов. Они и охранники отличные, и поместью определенный шарм придадут. Меня в настоящий момент интересуют куры, но надеюсь со временем завести и страуса. Или эму. – Он промолчал, поэтому мне пришлось направлять беседу самой. – Уолвергэмптонская усадьба! – воскликнула я. – Вы так называете все особняки? Или только особо уродливые строения особо крупных размеров?

    – Дом был построен в девяностые годы девятнадцатого века. Двадцать лет он пустовал. Меня сюда пригласили новые владельцы – нужна серьезная реконструкция.

    Я смотрела на него, напряженно пытаясь придумать, как продолжить разговор. Наконец меня осенило:

    – Вы, кажется, сказали, что приехали из Англии. Ну, и как там у вас?

    – Знаете, я вообще-то собирался к вам как-нибудь заехать, – сказал он. – Меня кто-то укусил, и я подумал, может, вы сумеете определить, не один ли это из тех ядовитых пауков, о которых вы упоминали.

    – Покажите укус, – сказала я.

    – Не могу.

    – Почему это?

    – Он находится в довольно деликатном месте, – ответил он, издав звук, похожий на кудахтанье, отчего я невольно вздрогнула. Возможно, у него на родине принято так кудахтать.

    – На ягодицах? – спросила я. Он промолчал. – На гениталиях?

    – На ягодицах, – поспешно ответил он. – Вы думаете, следует показаться врачу?

    – А как выглядит укус?

    – Небольшое красное пятнышко, – сказал он. – Я смог его только в зеркало разглядеть. Мне немного неловко об этом говорить.

    – Может быть, вы хотите, чтобы я его осмотрела?

    – Я не чувствую никаких признаков болезни, – сказал он.

    – Вы их и не почувствуете. Так всегда бывает. Это совсем не то, что укус «черной вдовы». Эти пауки здесь тоже водятся.

    – Вы шутите?

    – Нет, – ответила я. – Но укус «черной вдовы» вы определите сразу.

    – А они какие?

    – Вы не читаете «Ридерз дайджест»?

    – Нет, – сказал он.

    – Там была любопытная статья. Можете ее посмотреть. В библиотеке есть хорошая подборка «Ридерз дайджест» и много адаптированных книжек. Из них я и черпаю свои знания.

    – Он называется паук-отшельник?

    – Коричневый паук-отшельник, – поправила я. – В Нокомисе они укусили несколько человек. Это был кошмар.

    – Расскажите поподробнее, – попросил он.

    – Ладно. – Тяжело вздохнув, я закрыла «Энциклопедию птицеводства». Заметив, что Мариэтта смотрит на нас из противоположного угла зала, я встала. – Давайте выйдем, чтобы никому не мешать. Библиотекарша на нас уже косится.

    Он послушно последовал за мной. Проходя мимо Мариэтты, я довольно ухмыльнулась.

    Мы вышли из подъезда. Внезапно похолодало и подул пронизывающий ветер. Англичанин поежился И натянуто улыбнулся.

    – Немного прохладно для страусов, вам не кажется?

    – Что? – переспросила я.

    Он достал серебряную коробочку с табаком и начал скручивать сигарету.

    – Как вас зовут? – спросила я.

    – О, простите! Меня зовут Саймон Холкетт.

    – А меня – Мод.

    – А дальше как?

    – Мод Сливенович. Я ношу фамилию матери. Скажите, как, по-вашему, мог Господь населить землю живыми существами, не дав им возможности наслаждаться жизнью? Медузы, актинии, даже амебы – вполне возможно, они получают от жизни гораздо больше удовольствий, чем мы.

    – Я мало сведущ в этих вопросах. – Он вздохнул и, достав золотую зажигалку, попробовал закурить. На ветру это у него получилось не сразу. – Видите ли, дело в том, – сказал он наконец, – что, поговорив с вами, я вспомнил: когда вылетели пробки, я как раз находился в подвале. А позже я нащупал некое уплотнение, которое смог разглядеть только в зеркало. Возможно, конечно, это попросту папула.

    – Попросту – что?

    – Папула. Ну, нарыв, прыщ.

    – Возможно. – В слове «прыщ» есть что-то противное. Скажешь – и только хуже делается. Говорили бы вместо него что-нибудь благозвучное – «артишок», например. – Это может быть и какой-то дефект кожи, впрочем, есть вероятность, что это укус одного из упомянутых мной пауков, – сказала я. – Это бывает так: паук тебя кусает, а ты и не чувствуешь. Один водопроводчик – так тот вообще ничего не заметил. На такие вещи внимания не обращаешь: то ли тебя укусили, то ли просто укололся – мало ли что бывает. Помню, как-то раз моя мама решила провернуть одну аферу. Короче, она нашла способ, как нам всем почти за бесплатно эмигрировать в Австралию. Нас у нее тогда было всего четверо. Мы довольно скоро вернулись. Так вот, я помню, как мы жили в одной дыре, которая у них называлась отелем, и я всю ночь чесалась, как сумасшедшая. Оказалось, там были клопы! А днем я о них даже не вспоминала.

    Саймон сосредоточенно затянулся. Я никогда раньше не видела, чтобы кто-то сам себе скручивал сигареты.

    – А что случилось с водопроводчиком? – спросил он.

    – Он зашел проверить унитаз, – сказала я. – Это было сто лет назад, когда никто и не подозревал, что в нашей местности водятся коричневые пауки-отшельники. Зашел, да так и остался на два года. Тогда мы еще жили не в трейлере. Так вот, примерно за полгода до того он наклонился над унитазом – а он вечно наклонялся над унитазами – и почувствовал, что кто-то кусает его в лоб, но тогда он на это никакого внимания не обратил. Увы, у этого водопроводчика были проблемы со спиртным. Тогда-то наша мамочка и приобрела свои дурные привычки.

    – Так дальше с ним что было?

    – Сначала появилось красное пятнышко. Оно никак не проходило и постепенно превратилось в огромную гноеточивую язву. – Я взглянула на Саймона – заметил ли он, что я ввернула такое слово, как «гноеточивая». Он настолько сосредоточенно на меня смотрел, что даже забыл донести сигарету до своих коралловых уст. – А вы лорд? – спросила я.

    – Что?

    – Лорд, – повторила я. – Вы случайно не лорд?

    Он покраснел и снова стал возиться с сигаретой, пытаясь заново ее зажечь.

    – Я… ну, в общем… По-моему, это к делу не относится.

    – Ага! Значит, вы действительно лорд!

    – Ничего это не значит, – сказал он.

    – Но вы таки лорд.

    – Фактически да. Только мне бы не хотелось…

    – Круто, – сказала я. – Никогда не видела настоящего лорда. Ой! Будьте добры, прижмитесь к стене. Скорее!

    – Простите, а зачем мне прижиматься к стене?

    – Там на лестнице моя сестра. Похоже, она меня ищет. Она ненормальная. Если попытается с вами заговорить, не обращайте на нее внимания. Увы, у нее серьезные проблемы с психикой. – Мое поведение его явно озадачило, но едва Мариэтта вернулась в здание, я перестала вдавливать его в стену. – Настоящий лорд! – повторила я. – Знаете, я думала, они бывают только в книжках. В английских романах про людей, которые давным-давно умерли. На самом деле я никогда раньше не встречала англичан. Австралийцев, правда, видела. Это почти одно и то же, да? Ну, вы понимаете: «Эй, малый, стреножь-ка вон того кенгуру!», и все такое. – Я ему по-дружески подмигнула. Саймон побледнел, что ему было очень к лицу и привело меня в восторг – я никогда раньше не видела, как люди бледнеют, разве что читала об этом в тех же романах про давно умерших англичан. – Впрочем, я тогда была совсем маленькой и мало что помню. Итак, вы – настоящий лорд!

    – Прошу вас, вернемся к укусам пауков, – сказал он, но мне показалось, что в глубине души он рад тому, что я раскрыла тайну его происхождения.

    – Так вот, гноеточивая язва водопроводчика никак не заживала, – продолжила я. – Никому не говорите, но у нас, детей, эта мамина пассия – водопроводчик с гноеточивой язвой – честно говоря, вызывала отвращение.

    – Он еще и пил, – напомнил Саймон.

    – К чему осуждать ближних? – сказала я. – Короче, эта язва все сочилась и сочилась гноем. Необходимо было что-то предпринять. Ни один врач не мог сказать, что с водопроводчиком. Впрочем, и водопроводчик был из тех, кто никогда не может сказать, что с водопроводом. Но это к делу не относится. Видите ли, я тогда была слишком мала, чтобы запомнить все в подробностях, поэтому кое в чем вынуждена импровизировать.

    – Так дальше что с ним было?

    – Язву, естественно, пришлось вычистить, но к тому моменту нагноение настолько разрослось, что без пластической операции было не обойтись. Водопроводчик воспользовался этим, чтобы за счет страховой компании заодно укоротить себе нос, о чем он давно мечтал, но что обычно относится к разряду косметических операций и страховкой не покрывается. Я уж забыла, как все вышло, кажется, один из пациентов больницы в детстве коллекционировал арахнов, то есть пауков, и сразу определил, в чем дело. Видите ли, сам по себе укус паука довольно безвреден, но яд проникает в нервную систему, отравляя все на своем пути.

    – Кошмар какой! – сказал Саймон.

    – С тех пор эти пауки страшно расплодились. Была еще одна женщина, ее паук укусил в ногу, но она не поняла, что именно произошло, и все удивлялась, почему ранка становится все хуже. Врач прописал ей мазь с антибиотиком, но укус не прошел. Нагноение распространилось по всей ноге, и, когда вмешались хирурги, ногу пришлось отрезать до середины голени – началась гангрена.

    – А эта женщина… она тоже была вашей знакомой?

    – Нет. Я о ней читала в «Ридерз дайджест».

    – О, господи… Пожалуй, все-таки следует обратиться к врачу, – сказал Саймон.

    – Даже сейчас многим врачам ничего не известно об этом коварном заболевании, – сказала я. – Так что вы обязательно все расскажите, и что нагноения боитесь, тоже, иначе они решат, что это блошиный укус. Можно задать вам один вопрос?

    – Да, – сказал Саймон.

    – На ваш взгляд, кто привлекательнее – я или моя сестра?

    – Я как раз собирался сказать… – начал Саймон, и по лицу его пробежала тень тревоги. Но договорить он не успел, поскольку дверь библиотеки отворилась.

    – Прижмитесь к стене, скорее! – велела я.

    – Зачем? – спросил Саймон.

    – Это моя сестра, Мариэтта. Жуткая интриганка.

    Но это оказался всего лишь мой брат Леопольд. У него из носа ручьем текла кровь. Он зажал его ладонью, но кровь все равно капала на ступени.

    – Леопольд! Что с тобой? – Я отвела его руку от носа, и зря.

    – Господи боже ты мой! – сказал Саймон.

    – Стэнли Брукс заехал мне по носу в детском зале, – сказал он, рыдая. – Библиотекарша велела мне идти капать кровью на улицу.

    – Наверно, она не хотела, чтобы ты залил кровью те несколько книг, которые у них еще остались, – сказала я, шаря по карманам. – Сколько раз я тебе говорила, не связывайся с себе подобными!

    – Я ничего не делал!

    – У вас нет бумажной салфетки? – спросила я лорда.

    Саймон судорожно ощупал карманы и вытащил носовой платок. Я взглянула на монограмму.

    – Как это оригинально, – сказала я. – Матерчатый платок. Вы слыхали о клинексах? Они одноразовые. – Я вытерла Леопольду нос. – Сядь на ступеньку, – велела я. – Сядь и запрокинь голову.

    – Ублюдок вонючий! – пробормотал Леопольд сквозь всхлипы.

    – Не плачь, а то кровь не остановится, – сказала я. – А где ножик, который я тебе подарила на день рождения?

    – Дома, – сказал Леопольд. – Зачем брать нож в библиотеку?

    – В следующий раз возьми.

    – Сколько ему лет? – спросил Саймон.

    – Шесть.

    Саймон склонился над Леопольдом.

    – Ты смелый мальчик? Хочешь, я научу тебя каким-нибудь приемам? В школе я занимался кикбоксингом.

    – Не знаю, – пожал плечами Леопольд.

    – Мы завтра зайдем, – сказала я Саймону. – Вам когда удобно?

    – Может, часа в четыре? – предложил Саймон неуверенно.

    Кровь остановилась, и я помогла Леопольду встать. Тут из библиотеки вышли остальные.

    – Мы вас искали, – сказала мамочка. – Что случилось?

    – Этот недоумок Стэнли Брукс заехал Леопольду по носу, – сказала я. – С каким удовольствием я бы ему печенку отбила! – Я нежно улыбнулась Саймону. – Прошу прощения за грубость выражений. Теодор, может, притащить его сюда и раскроить ему башку об стену?

    – О, господи, – пробормотал Теодор. – Я на такое не способен.

    – Привет! – сказала Мариэтта. – Вы, наверное, и есть наш новый сосед? Меня зовут Мариэтта.

    – Эй, ты! – сказала я. – Держись от него подальше! Не смей его трогать!

    Саймон отступил назад. Мариэтта угрожающе на меня зыркнула.

    – Что ты ему наплела, сука? – спросила она. – «Вдоль потоков, по равнинам Шли вожди от всех народов… В их сердцах вражда глухая, Вековая жажда мщенья».

    – Видите? – обратилась я к Саймону.

    Я всерьез решила, что Мариэтта придушит меня на месте. К счастью, в беседу вступила мамочка.

    – Девочки! – сказала она. – Вы друг друга стоите. Мод, представь меня молодому человеку и перестань наговаривать на сестру.

    – А ей, значит, можно! – сказала я.

    Саймон снова кудахтнул и представил себя сам. Мариэтта собралась было завести с ним беседу, но тут вмешалась я.

    – А где Эдвард?

    – У него случился припадок в отделе открытого доступа, – сказала мамочка. – Сейчас он лежит в кабинете библиотекарши. Я вышла позвонить Пирсу из автомата. Здешние телефоны не работают.

    – Рад был с вами познакомиться, – сказал Саймон. – Надеюсь, мы еще встретимся. К сожалению, мне надо идти. Я бы хотел, пока библиотека не закрылась, просмотреть «Энциклопедию птицеводства». – И он исчез за дверью.

    – Мог бы предложить нас подвезти! – недовольно буркнула Мариэтта.

    – Вряд ли он понимает, что здесь происходит, – сказала я. – Он приехал из другой страны.

    – Из страны, которую принято считать образцом хороших манер.

    – Вовсе нет! – сказал Теодор. – Там полно скинхедов, нацистов и консервативных членов парламента.

    – Он не такой! – взвилась я. – Он лорд! Поэтому он так забавно разговаривает.

    Напрасно я об этом упомянула, потому что Мариэтта тут же злобно прищурилась и чуть не до крови прикусила нижнюю губу.

    – Лорд! – воскликнула она. – Мне нравятся мужчины с происхождением. Хотела бы напомнить, что это я первая сказала, что он лорд.

    – Да, дети, видите, какие вы тонкие и восприимчивые, – сказала мамочка. – Подумайте, каких успехов вы могли бы добиться, если бы нашли достойное применение этим качествам. А теперь поищем телефон. Надо сказать Пирсу, чтобы он приехал и забрал нас. – В руках у нее была огромная груда книг, которую она протянула мне. – Вы побудьте здесь, а я пойду позвоню. У кого есть монетка?

    – Будь осторожна, мам, – сказал Теодор и полез в карман.


    Мы ждали у библиотеки почти полчаса. До закрытия оставалось совсем немного, и посетители выходили один за другим.

    – Что мне делать, когда появится Стэнли Брукс? – спросил Леопольд.

    Никто ему не ответил.

    – Он был с родителями? – спросила Мариэтта, помолчав.

    Леопольд пожал плечами.

    – Кажется, с миссис Брукс. Она учительница в четвертом классе.

    – Значит, применять к Стэнли меры физического воздействия мы не можем, – сказала Мариэтта. – Что, если мама когда-нибудь разочаруется в домашнем обучении и вздумает отдать тебя в четвертый класс?

    – А что еще мы можем сделать? – спросил Леопольд. – Кстати, как выглядит мой нос?

    – Отлично, – сказала я.

    – Я хочу на него посмотреть! – заявил он.

    – Он абсолютно такой же, как всегда, – сказала Мариэтта.

    – Дай зеркальце.

    – Даже не знаю, захватила ли я его, – сказала Мариэтта. – Вот что я предлагаю: давайте все сконцентрируем волю и мысленно велим Стэнли Бруксу свалиться с лестницы.

    – И разбиться? – блеснул глазами Леопольд.

    – А нам ничего за это не будет? – обеспокоенно спросил Теодор.

    – Мужчину крупный нос красит, Леопольд, – заявила Мариэтта. – Женщины находят это очень сексуальным.

    – А почему ты решила, что я буду отдавать предпочтение женщинам? – кокетливо поинтересовался Леопольд.

    – Мужчины тоже находят это сексуальным, – поспешила добавить Мариэтта. – А ты что, собираешься стать гомосексуалистом?

    Леопольд задумался.

    – Нет, – сказал он наконец. – Вряд ли.

    – Успокойся, – вступила я, – нос у тебя не крючком. У тебя большой толстый нос. По-моему, очень симпатичный. – Мои слова Леопольда немного утешили.

    – Вот зеркало, – сказала Мариэтта, порывшись в своей сумочке змеиной кожи с изрядно поредевшими чешуйками. Она открыла пудреницу и подставила Леопольду под нос. – Видишь? Не больше, чем всегда.

    – Так вижу только свои коралловые уста, – сказал Леопольд. Мариэтта подняла зеркальце повыше. Леопольд осторожно погладил нос. – По-моему, он опух. Может, в суд подать?

    – Если мы собираемся действовать, надо торопиться, – сказал Теодор. – Библиотека закрывается, и он появится с минуты на минуту. Задание следующее: он должен споткнуться на верхней ступени и полететь мордой вниз. Если нас поймают, я ни при чем.

    Мы все четверо закрыли глаза и сконцентрировали волю.

    – Ничего не получается, – сказал Леопольд через минуту.

    – Он прав. – Мариэтта открыла глаза и огляделась. – Я слишком голодная.

    – Что будем делать? – спросила я. – У меня голова раскалывается.

    – Концентрируйтесь, черт вас подери! – рявкнул Теодор. – Он скоро выйдет. Не понимаю, почему все должен делать я один.

    – Я лучше сяду. – Я присела на бетонный парапет и уставилась на дверь библиотеки. – А вот и он!

    Стэнли Брукс был фута четыре в высоту и примерно столько же в ширину. На нем был красный свитер и широкие клетчатые штаны. Руки у него были толстые и короткие. За ним шла его мать, миссис Брукс, женщина приблизительно той же комплекции. Стэнли увидел нас и, дождавшись, когда мать его нагонит, скорчил Леопольду рожу.

    Он все еще смотрел на Леопольда, когда полетел вниз. Мы совсем забыли о площадке посредине. Так что падение получилось неплохое – с шести ступенек и мордой в бетон.

    – Вот так-то! – воскликнул Леопольд, прежде чем я успела зажать ладонью его коралловые уста.

    Стэнли отверз свои коралловые уста, но несколько секунд из них не доносилось ни звука. Затем он выдал руладу, начавшуюся с визга и плавно перешедшую в рев.

    – Они меня уронили! – выл он в промежутках между рыданиями. – Мам, они столкнули меня с лестницы!

    Его мать обернулась и окинула нас взглядом тигрицы, защищающей детеныша.

    – Дети, что вы тут устроили? – завизжала она.

    – Ничего, миссис Барсуке, – сказал Теодор. – Я хотел сказать, миссис Брукс.

    – Шайка наркоманов! – орала она. – Малолетние преступники! Вас нельзя пускать в библиотеку! Вам место в школе для умственно отсталых! Где ваша мать? Я ей все расскажу! И полицию вызову! Отбросы общества!

    Она отвернулась от нас и заковыляла по ступенькам к валявшемуся внизу Стэнли. Рывком поставив сына на ноги, она принялась его отряхивать.

    – Посмотрите! – сказала я радостно. – У него шнурки развязаны. Будь он постройнее, заметил бы.

    Миссис Брукс взглянула на кроссовки Стэнли. Я сказала правду. Шнурки у него действительно были развязаны. Она воззрилась на нас. Мы дружелюбно улыбались. Она схватила Стэнли за руку и потащила к машине.

    – Сработало! – сказал Леопольд.

    – Не думаю, – мрачно сказал Теодор. – Это было счастливое совпадение. А куда мама запропастилась?

    – Может, в бар заглянула, – предположила Мариэтта.

    Из-за угла появилась мамочка.

    – Что-то холодновато! – сказала она.

    – Знаешь, если бы ты не вырядилась в платье для коктейля, тебе бы не было так холодно, – сказал Теодор, окинув ее презрительным взглядом.

    – Никогда не думала, что ты настолько привержен условностям, – сказала она.

    – При чем здесь условности? – возмутился он. – Сама же говоришь, что замерзла.

    – Мам, что случилось? – спросила Мариэтта. – Ты дозвонилась до Пирса?

    – Он приедет, – ответила она как-то неопределенно.

    – Где ты пропадала столько времени?

    – Не могла найти работающего телефона, – сказала она. – Все сломаны. Ни одного нормального в пяти кварталах вокруг. Еле-еле нашла один. Пирс починил машину, он выезжает.

    6

    Мы прождали еще минут сорок. За это время совсем стемнело, даже фонари перед библиотекой погасли. Обычно мы ужинаем в шесть. Было наверняка значительно позже: есть хотелось ужасно. Мамочке надо было в туалет, а библиотека уже закрылась. Единственным местом, куда можно было пойти, была мэрия, располагавшаяся над полицейским участком. Я пошла с ней за компанию.

    – Не понимаю, почему Пирс задерживается, – сказала мамочка. – Он должен был приехать минут двадцать назад.

    – А что с Эдвардом? – спросила я.

    – Черт возьми! – воскликнула мамочка и резко притормозила. – Совершенно о нем забыла! Он не выходил из библиотеки?

    – Нет.

    – А миссис Хартли, библиотекарша?

    Я пожала плечами.

    – Не знаю. Понятия не имею, как она выглядит.

    – Наверное, вечером она пользуется служебным входом, – сказала мамочка. – Все запирает и выходит через другую дверь. Ой, боже ты мой!

    – Где был Эдвард, когда ты уходила?

    – Спал на полу в ее кабинете. Ты же знаешь, он всегда спит после припадка.

    – Откуда мне это знать? – изумилась я. – Я же его почти не вижу. Он приезжает поздно вечером, а рано утром уезжает. Последний раз он появлялся полгода назад меньше чем на сутки, а до того лет шесть или семь – ни слуху ни духу. Мы его терпим только потому, что ты утверждаешь, будто он отец Леопольда.

    – Ты хочешь сказать, я никудышная мать? – спросила мамочка.

    – Не заводись, – сказала я. – Библиотека закрыта, а Эдвард, скорее всего, заперт внутри. Что ты собираешься делать?

    – Хотелось бы найти женский туалет, – сказала мамочка.

    – Миссис Хартли случайно не родственница мистера Хартли, специалиста по пылесосам «Минотавр»? – спросила я.

    – Не знаю, – ответила мамочка. Мы подошли к мэрии. – А это мысль! Может, она его мать?

    Мы поднялись по лестнице к общественному туалету. Ни в одной кабинке бумаги не было.

    – У меня в сумке есть салфетки, – сказала мамочка.

    – Дай мне парочку, – попросила я. – Не понимаю, какое тебе дело до того, что Эдварда заперли в библиотеке. Пусть проспится, утром его выпустят.

    – Не такой я человек, – сказала мамочка. – Понимаю, так было бы проще жить, но я не ищу легких путей. Надо сообщить в полицию.

    – Скажи честно, – сказала я и покраснела, – он правда отец Леопольда?

    – Видишь ли, у мужчин столько сперматозоидов, – сказала мамочка. – И эти крохотные головастики такие живучие. Наверное, можно провести генетический тест – только зачем? Дело сделано.

    – У тебя тогда был кто-нибудь еще?

    – Надо будет просмотреть дневник, – сказала мамочка.

    – Никакого дневника ты не ведешь! – напомнила я. – Ты не помнишь, что сейчас происходит, а уж семь лет назад – тем более.

    Мамочка вышла из кабинки.

    – Даже зеркала нет, – сказала она, включая воду. Вода покапала и перестала. – У меня помада не стерлась?

    – Можно немного подкрасить, – ответила я и направилась к другой раковине.

    – Ну почему ты говоришь об этом именно сейчас? – сказала мамочка. – Кажется, я не захватила помады.

    – Я точно не захватила.

    – Давай зайдем в полицию и наведем справки, – вздохнула мамочка.

    Средних лет полицейский сидел за столом и читал журнал, который при виде нас сразу убрал. В углу сидел другой полицейский, помоложе, рыжий и с носом крючком, что мне, при моей любви к птицам, даже понравилось.

    – Добрый вечер, Евангелина! – сказал полицейский, сидевший за столом.

    Это был Гарри. Мы называем его Гарри, хотя он предпочитает, чтобы его звали мистером Николсом. Я раньше никогда не видела его в форме. Собственно говоря, я даже забыла, что он полицейский.

    – Ой, Гарри! – сказала мамочка. – Мы попали в ужасное положение.

    Он приосанился.

    – Ты больше на меня не сердишься?

    – Разве что чуточку, – сказала мамочка. – Пожалуй, хороших воспоминаний все-таки больше, чем плохих. Помнишь, как мы разделись догола, забили косяк и завели ту идиотскую пластинку, которую я откопала на распродаже Армии спасения? – Рыжий полицейский в углу захихикал. – Кстати, эта пластинка, я не у тебя ее оставила?

    – Моя пластинка с румбой! – воскликнула я. – Я-то думала, куда она задевалась. Это же моя пластинка. А я грешила на Пирса!

    – Может, я ее под кровать засунула? – сказала мамочка.

    – Давай сейчас не будем это обсуждать, – сказал Гарри. – Я при исполнении. Так в чем проблема?

    – Он не мог поддерживать интимные отношения, – призналась мамочка.

    – Мам! – одернула ее я. – Не желаю ничего об этом слышать.

    – У него проблемы с простатой, – сказала мамочка. – Отсюда и импотенция.

    – Ага, конечно, – презрительно бросил Гарри.

    – Почему вы к нам больше не заходите, Гарри? – спросила я.

    – Потому что твоя мама сумасшедшая, – сказал он. – По-моему, она шизофреничка. Не я один так думаю. Да вы все не вполне нормальные.

    – Старый козел! Импотент! – сказала я, усаживаясь на скамью у стены.

    – Куда-то нас не туда заносит, – сказала мамочка. – Гарри, давай не будем бередить прошлое. Ты же знаешь, я всегда считала тебя очаровательным мужчиной. Может, ты просто не находил меня привлекательной, откуда мне знать? Впрочем, я всегда полагала, что настоящий мужчина может оттрахать все, что движется.

    – Евангелина, хватит бесед на посторонние темы! – сказал Гарри. – По какому делу ты здесь?

    Мамочка застыла как вкопанная – ясно, напрочь забыла. Она начала судорожно рыться в сумочке.

    – Вы только посмотрите! – сказала она, достав два засахаренных орешка, один бледно-розовый, другой белый. – Миндаль «Джордан». Он помогает мне сосредоточиться. – Она сунула орехи в коралловые уста и запела:

    Река Иордан глубока, широка,Аллилуйя!Мед с молоком на ее берегах.Аллилуйя! —

    Кто-нибудь хочет миндаля?

    – Черт! Какой ужас! – вдруг воскликнула я.

    – Что такое? – спросила мамочка.

    – Я только что сообразила, что лорд Саймон тоже не выходил из библиотеки.

    – Какой лорд Саймон?

    – Ну тот, англичанин. Он еще поселился в доме на шоссе, и его укусил коричневый паук-отшельник. Он настоящий лорд, из старой доброй Англии.

    – Его укусил коричневый паук-отшельник? – спросил Гарри. – А он знает, как это опасно? Только вчера я отобрал кое-какую литературу по этому вопросу. Велел Фреду ознакомиться.

    Он указал на птицеобразного персонажа в углу. Я ему подмигнула. Персонаж позеленел.

    – Привет, Фред! – сказала я.

    – В каком смысле лорд не выходил из библиотеки? – спросила мамочка.

    – Когда после припадка Эдварда ты собралась позвонить Пирсу, его светлость направился в библиотеку почитать «Энциклопедию птицеводства». Интересно, разведение домашней птицы поможет избавить округу от пауков-отшельников? Кажется, птицы едят насекомых.

    – По-моему, куры жуков не едят, – сказал Гарри.

    – Куры все едят, – сказал из угла Фред.

    – Неужели? – спросила я. – Едят ли куры, к примеру, яйца? А кур они едят?

    – Мы раньше держали кур, – сказал Фред. – Мы их кормили зерном, но если они разбегались, то ели все дерьмо, какое им только попадалось.

    Мне чуть дурно не стало.

    – От некоторых слов меня просто тошнит.

    – Меня тоже, – сказала мамочка. – Вот, Гарри, видишь, каких замечательных детей я воспитала?

    Гарри с омерзением покачал головой.

    – Мне довольно трудно уследить за вашим рассказом, – сказал он.

    – У мамочки есть приятель, Эдвард, – сообщила я. – Он пошел в библиотеку. У него случился припадок. Библиотека закрылась. Он из нее не выходил. Саймон, лорд какой-то там, фамилии не помню, наш сосед из Англии, вернулся в библиотеку почитать «Энциклопедию птицеводства» – это справочная литература, на дом ее не выдают. Оттуда он не выходил. Библиотека закрыта, и в ней заперты два человека. Один эпилептик, а второй укушен ядовитым пауком.

    Гарри вскочил и схватился за голову.

    – Этого еще не хватало! – воскликнул он. – Так, дайте подумать, у кого может быть ключ.

    – По-моему, у нас имеется комплект всех ключей, – сказал Фред.

    – Не так все просто, – ответил Гарри. – Библиотека поставлена на сигнализацию. Стоит открыть дверь – она включится. Где-то у меня была бумажка с кодом. – И он принялся шарить по ящикам стола.

    – Ой, какой кошмар! – сказала я. – Кажется, у меня на подбородке вскочил огромный прыщ.

    – Теперь тошнит меня, – сообщил Фред.

    – Да кого это колышет? – ответила я.

    – Мод! – воскликнула мамочка.

    – Кажется, это охранная фирма, отвечающая за Тринадцатую автостраду. Фред, где телефон «Юниверсал секьюрити»?

    – Лейтенант, вы что, забыли? На прошлой неделе к ним в офис залезли. Они теперь номер меняют, – сказал Фред. – Их менеджер сказал, что они больше не будут давать его в справочные службы.

    – Мама, почему ты так уверена, что твой жених все еще там? – спросила я. – Может, он вышел вместе с миссис Хартли через служебный вход и укатил с ней.

    – Укатил с миссис Хартли? Ты что, полагаешь, он мог, едва успев сделать мне предложение, укатить с библиотекаршей?

    – Кто его знает, – сказала я. – Не забывай, у него с головой не все в порядке.

    – Идея! – сказал Гарри. – Позвоню-ка ей. У нее наверняка записан код. Она хотя бы скажет, там ли эти двое.

    Зазвонил телефон, Гарри снял трубку. Пока он болтал, я подошла к стене почитать, что написано на плакатах. Я сослепу решила, что это объявления о найме. Но там было фото Эдварда и сообщение о том, что ордер на его арест уже выписан. Его обвиняли в ограблении нескольких придорожных магазинчиков в нашем штате и в двух соседних.

    – Мам, погляди!

    Мамочка встала и подошла к плакатам.

    – Очень интересно, – сказала она. – Никому ни слова.

    Гарри повесил трубку.

    – О чем никому ни слова? – спросил он.

    – Как ты думаешь, мне пойдет серьга в нос? – спросила я.

    – По-моему, нет, – ответила мамочка. – И дырка большая останется.

    – Звонил Стив Хартли, – сказал Гарри. – Его мать не вернулась из библиотеки. Он интересовался, не поступало ли к нам каких-нибудь сигналов. Сейчас я позвоню в библиотеку, а потом все поедем туда. Он будет ждать у входа.

    – М-да… – сказала я.

    – Никому ни слова! – повторила мамочка.

    – О чем никому ни слова? – снова спросил Гарри.

    – Обо всем, – сказала мамочка. – Я ей это всегда говорю. Если она не будет открывать свои коралловые уста, мужчины решат, что она загадочная и сложная натура.

    Подперев рукой подбородок, Гарри в задумчивости теребил нос. А потом вздохнул и сказал мамочке:

    – Меня, Евангелина, ты не обманешь. Давай выкладывай. – Мамочка кокетливо замотала головой. – Кому сказал, выкладывай! – рявкнул Гарри.

    – Почему ты кричишь? – сказала мамочка. – Ты что, решил меня арестовать?

    – И арестую, если будешь утаивать информацию, – сказал Гарри.

    – Замечательно! – сказала мамочка. – Ну хорошо, скажу. Я тоскую по тебе. Мне очень жаль, что у нас ничего не вышло. Понимаю, во многом виновата я сама.

    – Да ладно уж, – сказал Гарри, растаяв. – Я тоже виноват. Но теперь, Эви, я встречаюсь с другой женщиной.

    – Да ну? – холодно сказала мамочка. – И с кем же?

    – С мэром, – сказал Гарри.

    – С мэром?! С этой… как ее…

    – Пенни Дрексель.

    – Ей же лет семьдесят, не меньше! – сказала мамочка.

    – Мне самому шестьдесят три. И вообще, что за геронтофобия! Кстати, по возрасту она мне гораздо ближе.

    – Ну что ж… – Мамочка подошла к столу и наклонилась к Гарри. – Позволь мне первой тебя поздравить.

    Она взяла Гарри за лацканы, притянула к себе и запечатлела поцелуй на его коралловых устах.

    – Мы, впрочем, только начали встречаться… – пробормотал Гарри.

    7

    Мои сестра и братья все еще сидели у дверей библиотеки. Мы вылезли из патрульной машины, и тут же подъехал Стив Хартли.

    – К телефону никто не подходит, – сказал он. – Мама давным-давно должна была быть дома. Где она? Я так волнуюсь.

    – Как трогательно! – сказала я. – Стив, я должна вам кое-что сказать. Ваша мать заперта в библиотеке с двумя мужчинами.

    Стив озадаченно уставился на меня. Фред, полицейский, чьей фамилии я так и не узнала, подошел к моим сестре и братьям и спросил, что они здесь делают. Те бурно возмутились.

    – Как это, что мы здесь делаем! – сказал Теодор. – Вы что думаете, мы тут торчим и мерзнем ради собственного удовольствия? Это, должен вам сказать, не самое приятное место в округе.

    – Они с нами, – объяснила мамочка. – Мой старший сын, Пирс, должен был нас забрать. Не понимаю, что с ним приключилось. Только бы в аварию не попал!

    – Я и забыл, что Пирс твой сын, – сказал Гарри. – Но все равно, пусть оставит мою бывшую падчерицу в покое. Ему известно, что ей всего четырнадцать?

    – А как зовут вашу бывшую падчерицу? – спросила я.

    – Дейрдре, – ответил Гарри.

    – Это Пирс должен оставить ее в покое?! – воскликнула я. – Да она сама пусть оставит в покое Пирса. Нам вечно звонят какие-то девчонки и хихикают в трубку. Так вот, это все Дейрдре с подружками. Смею вас уверить. Пирса они нисколько не интересуют. Это они его домогаются.

    – А с моей матерью-то что? – сказал Стив Хартли. На нем была совершенно ужасающая буро-малиновая нейлоновая куртка. – Ею кто-нибудь будет заниматься?

    Гарри, все это время мечтательно глядевший на мамочку, вышел наконец из транса.

    – Фред, обойди здание и проверь все двери. Стив, вы случайно не нашли дома ключей от библиотеки?

    – Они у нее с собой, – ответил Стив, нервно теребя ус.

    – Ума не приложу, куда подевался наш комплект, – сказал Гарри. – Я был уверен, что он в участке.

    – А у охранной фирмы не может быть ключей? – спросил Стив.

    – У них сменился телефон. Новый номер нам сообщат только в понедельник.

    – К телефону в мамином кабинете никто не подходит, – сказал Стив с тоской.

    Я пошла к Теодору с Мариэттой, которые, обняв Леопольда, пытались его согреть. На меня они даже не взглянули.

    – Идите в машину, – предложила я. – Там теплее. – Они были какие-то то ли обиженные, то ли раздраженные, а может, и то и другое. – Я ни в чем не виновата! – сказала я. – И вообще, где Пирс? На него и злитесь.

    Так и не удостоив меня ответом, они направились к патрульной машине.

    – Из библиотеки никаких звуков не доносилось? – крикнула я им в спины, подошла к машине и постучала в окно. Никакой реакции. Я уселась на переднее сиденье. – Такое случилось, не поверите! – сказала я, глядя на них через металлическую решетку.

    – Вы бросили нас на улице! – сказала Мариэтта.

    Она была похожа на злобного зверька в клетке.

    – Ты хоть соображаешь, сколько мы вас прождали? – сказал Теодор. Он просунул руку между прутьями и пихнул меня в бок. – Мы все простудимся.

    – Я есть хочу, и нос болит, – сказал Леопольд.

    Он подтянул нос кверху, так что тот стал похож на поросячье рыльце.

    – Библиотекарша исчезла, лорд, по-видимому, тоже не выходил из библиотеки, – сказала я. – Эдвард заперт внутри. Ключей нет, а к телефону там никто не подходит.

    – Шутишь? – спросил Теодор, убирая руку Леопольда от носа.

    – Если бы. А кроме того, в участке мы видели плакат с фотографией Эдварда. Его разыскивает полиция. Он грабит придорожные магазины.

    – Господи! – сказал Теодор. – Это плюс к торговле марихуаной! Удивительно, как это он нас не ограбил. Мама опустилась ниже некуда.

    – Ой, не загадывай! – сказала Мариэтта.

    – О, ужас, мой отец – заурядный преступник! – воскликнул Леопольд и оттянул кончик носа до верхней губы. – Еще одно препятствие на моем жизненном пути!

    – У него есть при себе оружие? – спросил Теодор и схватил Леопольда за руки. – Да не тереби ты его! Снова кровь пойдет.

    – А в библиотеке-то что воровать? – сказала Мариэтта.

    – Какой бездарный преступник! – сказал Теодор. – Наличных там нет. Разве что штрафы за задержку книг.

    – Миссис Хартли хранит у себя в кабинете редкие издания, – сказала я. – В книжном шкафу. Считается, что они довольно ценные.

    – И что это за редкие издания? – поинтересовался Теодор.

    Он приподнялся, пытаясь рассмотреть себя в зеркальце заднего вида, и поправил галстук-бабочку, от чего та только еще больше перекосилась.

    – Полный комплект книг по френологии, – ответила я. – Он немного подмок, когда трубы прорвало, я в газете читала. Есть книги и поценнее – несколько томов восемнадцатого века по черной магии, «Сатанинская библия» в двух томах и первое издание бестселлера «Джентльмены предпочитают блондинок».

    – Ты думаешь, Эдвард ворует книги?

    – Что такое френология? – спросил Леопольд.

    – Это когда по форме черепа определяют, что ты за человек. В настоящее время это занятие вышло из моды, но, на мой взгляд, интерес к нему скоро возродится.

    Меня саму поразила собственная осведомленность, да и остальных, по-видимому, тоже, потому что целую минуту все молчали.

    – По-моему, это уже слишком! – сказала Мариэтта.

    – Подумать только, мой любезный лорд заперт, и с кем – с вооруженным грабителем-эпилектиком, по совместительству торгующим наркотиками, и с библиотекаршей! – воскликнула я.

    – Лорд вовсе не твой, – сказала Мариэтта. – Мы еще посмотрим, чей он.

    Я через решетку взглянула на сестру. Да, пожалуй, в чем-то она привлекательней меня. У нее нос чуть изящнее, подбородок четче очерчен, и глаза ярко-васильковые.

    Впрочем, тот, кто проявит романтический интерес к ней, на меня внимания не обратит, и наоборот. Она какая-то не из этой жизни. Почти что человек-невидимка. Расставшись с ней, вы не вспомните, как она выглядит, и вам придется, не имея для этого никаких конкретных оснований, заново ее себе придумывать. Она вся какая-то неуловимая. Некоторых это как раз и привлекает, но обычно не тех, кому нравлюсь я.

    Встретиться с ней – все равно что встретиться в лесу с оленем. Олень, безусловно, сам решает, кому показаться или куда направиться, и все же не перестаешь удивляться тому, что сие таинственное создание и вправду ответственно за свои поступки.

    К машине подошла мамочка.

    – Дети, вам придется вылезти, – сказала она. – Решили вызвать то ли ФБР, то ли Службу спасения. Они не могут проникнуть в библиотеку, и Гарри решил, что это похищение.

    – Кто кого похитил? – мрачно спросил Леопольд.

    – Скорее всего, Эдвард похитил мать Стива, миссис Хартли, и английского пэра. Наверное, взял их в заложники.

    – Зачем Эдварду заложница-библиотекарша? – спросила я.

    – Сама не понимаю, – ответила мамочка. – Как ты думаешь, она симпатичная? Мне она всегда казалась довольно унылой дамочкой.

    – Может, он заставляет ее читать вслух? – сказал Леопольд. – Она иногда читает детям книжки.

    – Я бы сама ему почитала, если бы он попросил, – сказала мамочка. – Откуда мне было знать! Я не телепат. Дети, если хотите, я одолжу у лейтенанта Николса денег и отправлю вас домой на такси.

    – Ну уж нет! – сказал Теодор. – Дело принимает любопытный оборот. Лучше займи денег нам на пиццу. Мы будем держаться на безопасном расстоянии и наблюдать за происходящим со стороны.

    – Ура! Пицца! – завопил Леопольд.

    Мы вышли из машины. Около нее стояли Фред и Гарри.

    – Вы, ребята, отправляйтесь домой, – сказал Гарри, садясь за руль.

    – Мы хотим пиццу, – заявил Леопольд.

    – Вот и идите поешьте пиццы, а мама потом приедет.

    – У нас нет денег, Гарри, – сказал Леопольд.

    – Вот вам десятка, – сказал Гарри. – Как вы думаете, зачем Эдварду брать в заложники миссис Хартли и английского лорда?

    – У него бывают припадки, – сказал Теодор. – Он эпилептик. Порой становится агрессивен. Его портрет висит у вас на стенде «Их разыскивает полиция».

    – Теодор! – завопила мамочка.

    – Этот человек – офицер полиции, мама, – сказал Теодор. – Если бы я не сообщил ему о том, что знаю, у меня могли бы быть серьезные неприятности.

    – В таком случае, – сказал Гарри. – я просто обязан вызвать ФБР. Вам известно, имеется ли у Эдварда оружие?

    – Возможно, – сказал Теодор. Мы с Мариэттой переглянулись. – Он появился только сегодня утром. До этого мы его полгода не видели.

    Фред сел в машину к Гарри.

    – Закрой дверцу, Фред, – сказал Гарри. – Мне надо все обдумать.

    Мамочка взбежала по лестнице и забарабанила в дверь.

    – Эдвард, что ты там делаешь? – кричала она. – Немедленно выходи, слышишь! Они собираются вызвать ФБР. И телевидение.

    – Пошли есть пиццу, – сказал Теодор, беря Леопольда за руку.

    Мы шли по темным улицам. Наш городок когда-то был фабричным. Штуки четыре старых то ли склада, то ли фабрики так и не снесли, и они стоят, покосившиеся, полуразрушенные, с выбитыми окнами. За ними течет грязная речушка Суггема. Кое-где торчат уличные фонари, по большей части давно не работающие.

    Мы услышали, что за нами кто-то бежит. Теодор тревожно вскрикнул и прижал к себе Леопольда.

    – Стив! – воскликнула Мариэтта.

    – Мы идем есть пиццу, Стив, – сказала я. – Хотите с нами?

    – Что-то случилось? – спросил Теодор. – Что с вами?

    – Вот что я тебе скажу, Мод, – заявила Мариэтта. – Ты иди с Теодором и Леопольдом, а мы со Стивом зайдем выпить по стаканчику. – Она обернулась к Стиву. – Мод несовершеннолетняя, ей нельзя посещать бары. Может, дойдем до вашей машины?

    Стив, явно растерявшись, стоял и тупо на нас смотрел.

    – По-моему, Стив тоже голоден, – сказала я. – Думаю, он предпочтет пойти со мной за пиццей.

    – «Вскинула девушка брови И улыбнулась лукаво. Голосом звонким сказала: «Слово за вами, Джон»,[4] – продекламировала Мариэтта.

    – Меня зовут Стив, а не Джон, – пробормотал он. – И обычно я не пью.

    – Вы очень привязаны к матери, да? – спросила я.

    Он наконец вышел из ступора.

    – Ничего не понимаю, – сказал он. – Все это похоже на сон. Я даже не проверил, на стоянке ли ее машина. Чем она, черт возьми, занимается? Да, пожалуй, надо чего-нибудь выпить.

    Мариэтта с победным видом улыбнулась мне и шагнула к Стиву.

    – Оставьте и мне кусочек, – велела она.

    – Сука, – сказала я и пошла с Теодором и Леопольдом есть пиццу.

    Мне нравится «Минни-вава». Это единственный ресторан в городе, если не считать «Трубки мира», но до того, во-первых, слишком далеко, а во-вторых, он чересчур шикарный. Я там была только однажды, впечатление незабываемое. Начала я с фруктового салата, затем подали фаршированную крабами камбалу под грибным соусом, а на десерт – старобостонский торт со взбитыми сливками.

    – Ну, какую пиццу будем брать? – спросила я.

    – Я предлагаю с ветчиной, грибами, перцем, ананасом и анчоусами, – сказал Леопольд.

    – Фу! – поморщилась я.

    – Мы всю ночь будем мучиться животами, – сказал Теодор.

    – Хорошо, – вздохнул Леопольд. – Сами решайте.

    Мы шли и шли. За фабриками начались многоквартирные дома, построенные когда-то для рабочих. В большинстве из них окна были заколочены, жилых осталось только штуки три. Мерцающий свет телевизоров лился из-за штор. Нас обогнала, шурша по гравию, машина.

    – Что это такое? – спросил Леопольд, показывая на тротуар.

    – Использованный презерватив, – ответил Теодор. – Придем в ресторан – помой руки. Что это мама говорила про телевидение?

    – Не знаю, – сказала я. – Может, приедет команда из криминальной хроники.

    – Это для меня шанс, – сказал он. – Если они будут брать у нас интервью, мы им споем какую-нибудь мою песню.

    – Редактор все равно вырежет, – не пощадила его я.

    – А что, если я прямо сейчас сочиню песню про эти убийства?

    – Про какие убийства? – сказала я. – Ты что, действительно считаешь, что Эдвард способен на убийство?

    – Боже! – сказал Леопольд. – Мой отец – убийца.

    – Не расстраивайся, – утешил его Теодор. – Это поможет тебе поступить в колледж. Может, даже стипендию дадут.

    – В Йель или Браун, – сказала я. – Или в подготовительную школу. Андовер, Сент-Пол.

    – В Сент-Пол? – сказал Теодор. – Вряд ли. Скорее, в Кембридж.

    – А там есть пансион? – спросила я.

    – С чего вы взяли, что туда берут детей убийц? – спросил Леопольд.

    – Потому что индейцев уже не хватает, – сказала я.

    Леопольд насторожился.

    – «Баллада об Эдварде Шумахере», – произнес Теодор задумчиво. – Даже не знаю, смогу ли я работать на телевидении. У меня боязнь сцены.

    Уже у «Минни-вавы» мимо нас в сторону библиотеки промчалась с включенной сиреной машина полиции штата.

    – Рассиживаться не будем, – сказал Теодор. – Быстренько поедим и сразу назад. Полиция прибыла, нам теперь ничто не угрожает.

    В «Минни-ваве» горели флуоресцентные лампы, отбрасывавшие на все вокруг зеленоватый отсвет. В одной из ламп отошел контакт, и она судорожно мигала. Мерцающее освещение может спровоцировать эпилептический припадок. Надо бы предупредить мамочку, чтобы она не ходила сюда с Эдвардом.

    В «Минни-ваве» работали двое – Александр и Димитриос, обвинявшийся некогда в попытке растления малолетних, о чем всем было известно, поскольку в витрине висело соответствующее предупреждение.

    – Черт подери! – сказал Теодор. – Совсем из головы вылетело. Может, не стоит заходить?

    Я подтолкнула Тео вперед.

    – Привет, Димитриос, – сказала я.

    Димитриос – добродушный коротышка, а второй, Александр, похож на греческого бога – он однорукий.

    – Добрый всем вечер, – сказал Димитриос. – Чего желаете? – Он поманил к себе Леопольда. – А для тебя у меня особое угощение.

    – Ну, иди, – подтолкнула я Леопольда, спрятавшегося за наши спины.

    – Хот-дог со сладким перцем, – Димитриос протянул Леопольду розовую сосиску, аппетитно торчавшую из булочки. – Сам приготовил сегодня вечером. Еще тепленькая.

    – Очень хорошо, – сказал Леопольд и впился в нее зубами. Издалека я видела Александра, который на деревянной лопате вытаскивал из печи огромную пиццу. – Нам нужна небольшая пицца с чесноком, сладким перцем и ананасами, – сказал Леопольд, опасливо покосившись на меня.

    – Да ради бога, – кивнула я.

    – Здесь или с собой? – спросил Димитриос.

    – Здесь, – ответила я.

    – Если позволите, я бы посмотрел, как она готовится, – сказал Леопольд.

    – Разумеется, – сказал Димитриос. – Пойдем, я тебе все покажу.

    – Только учтите, – сказала я, – я с вас глаз спускать не буду. Леопольд, если он будет вести себя странно, сразу кричи и бей его по Pluribus Unum.

    – Шутить начнет или что? – спросил Леопольд.

    – Я не растлеваю малолетних, – обиженно сказал Димитриос. – Вашего покорного слугу арестовали по ошибке. Зачем мне домогаться детей?

    – Кто вас знает, – ответила я.

    – Я люблю детей, но к ним не пристаю, – повторил он.

    – Вот и отлично, – сказала я.

    Леопольд нырнул под стойку и скрылся в кухне. Теодор, к счастью, витал в облаках и опасности, угрожающей Леопольду, не заметил.

    – «Баллада об Эдварде Шумахере», – сказал он вдруг нараспев. – «Той стародавнею порой, Когда был Запад дик, Ковбой гулял по прерии. Глуша бизона рык. Теперь за буйволятиной Народ идет в кабак, Да и ковбой уж не ковбой, Коль выпить не мастак».

    – Не понимаю, какое это имеет отношение к Эдварду, – сказала я.

    – Подожди, сейчас будет. «Шумахер Эдвард был разбойник, Из прежних лет герой, Он грабил супермаркеты И горд бывал собой. Брюхатил женщин он порой, В припадках бился часто…» Дальше еще не придумал.

    – Не хочу тебя обижать, – сказала я, – но это не лучшее твое произведение. Для теледебюта не годится.

    – Спасибо за откровенность.

    – Почему бы тебе не спеть что-нибудь старое, уже обкатанное?

    – Наверное, ты права, – сказал Теодор. Он присел за столик и принялся задумчиво грызть ногти. – Ничего у меня не получается. Я бездарен! Куда подевался Пирс? Привези он гитару, может, что-нибудь бы и вышло. А я бы ему подыгрывал.

    – А с чего ты взял, что телевидение приедет? А впрочем, чего там, позвони ему. Вот, держи монетку.

    Из-за стойки, вытирая руку кухонным полотенцем, вышел Александр.

    – Телефон ломался, – сказал он.

    – Что творится с этим городом? – вздохнула я. – Никогда мне отсюда не выбраться. Попала в западню. Мне восемнадцать лет, а я живу как в тюрьме.

    – Тебе девятнадцать, – сказал Теодор. – Это мне восемнадцать. И это мое положение хуже некуда.

    – Ты хоть можешь торговать своим талантом.

    – Талант-шмалант. Да в этой стране каждый второй дебил пишет песни про защиту окружающей среды. И сцены они не боятся.

    – Ну пишет – но не в стиле же Ноэля Коуарда, – заметила я.

    Он грустно улыбнулся.

    – А это уж совсем безнадежное дело.

    В зал вошли, пошатываясь, Стив Хартли и Мариэтта.

    – Есть здесь где спрятаться? – спросил Стив, озираясь. – Ничего, если я пройду на кухню?

    Он прополз под стойкой и скрылся из виду. Александр и Димитриос о чем-то спорили по-гречески.

    – Что еще там стряслось? – спросила я Мариэтту.

    Она села за столик и достала сигареты.

    – Понятия не имею.

    – А Стив не боится, что те, от кого он прячется, увидят на стоянке его машину?

    – Он оставил ее в кустах за рестораном.

    – Почему он прячется? – спросила я.

    – В библиотеку приехали то ли фэбээровцы, то ли кто. Стив, как их увидел, вспомнил что-то такое про компанию «Минотавр», о чем ему бы сообщать не хотелось.

    – С чего бы ФБР в это время суток интересоваться пылесосами? – удивилась я. – Его мать так и держат в заложниках?

    – Удалось туда дозвониться, – сказала Мариэтта. – Эдвард требует, чтобы ему отдали книги по сатанизму и черной магии.

    – И больше ничего? – спросила я. – А «Джентльмены предпочитают блондинок», первое издание? Я бы от него не отказалась.

    – Понятия не имею. Мод! – ответила Мариэтта резко. – Мы там пробыли с минуту, не больше. Стив запаниковал, и мы уехали. Умираю от голода! Как зовут того безрукого красавчика?

    – Александр, – ответила я.

    – Александр! – завопила она. – Скотина греческая, ты где? А ну, вылезай!

    Я с восхищением наблюдала за ней. Мне и в голову не приходило видеть в Александре романтический объект.

    Александр явился в мгновение ока.

    – Это ты, что ли? – воскликнул он. – Ну, когда жениться будем?

    – К сожалению, у меня изменились обстоятельства, – сказала Мариэтта. – Я повстречала другого. А сестра моя тебе не подойдет?

    Отвергнутый Александр больше не казался мне таким уж привлекательным.

    – Другого повстречала? – сказал он. – Кто он? Тот тип в кладовке? Я им займусь.

    Подмигнув мне, он удалился на кухню.

    – Зачем ты так сказала? – обиженно спросила я. – Теперь он начнет ко мне приставать.

    – Ты слишком серьезно ко всему относишься, – сказала она. – Это же все игра.

    – То есть ненастоящее?

    – Настоящая игра.

    – Но я не могу выйти замуж за однорукого повара-грека. В пицце слишком много холестерина, ее вредно есть каждый день. О, чуть не забыла! Леопольд, где же пицца? – крикнула я, обернувшись к кухне.

    – Чем он там занимается? – спросила Мариэтта.

    – Откуда я знаю? – попыталась ответить я столь же резко. – Его учит готовить пиццу растлитель малолетних.

    – Мод, нельзя быть такой безответственной! – сказала Мариэтта и, бросив сигарету на пол, отправилась на кухню.

    Через мгновения раздались взрывы хохота и испуганный вопль Стива Хартли.

    – Похоже, Греция симпатичная страна, – сказал Теодор, подойдя к огромной, во всю стену, фотографии.

    Это был пожелтевший снимок с панорамой Афин – то ли запечатлевший город в день страшной экологической катастрофы, то ли просто за долгие годы прокоптившийся насквозь.

    – Пожалуй, нам тоже надо сходить на кухню, – сказала я. – Все самое интересное происходит без меня. И так всю жизнь. Мало того, что мне никогда отсюда не выбраться, – мне никогда не бывать в гуще развлечений. Никогда не сходить на премьеру Нью-Йоркского балета.

    – Ты же не любишь балет, – сказал Теодор.

    – Неправда! Откуда мне знать, люблю или нет, если я видела его только по телевизору, а на нашем крохотном экранчике разглядеть ничего невозможно.

    – Пицца! – объявил Леопольд, появляясь из кухни. – Александр интересуется, нравится ли тебе боулинг.

    – Пусть сам у меня спросит! – ответила я. – Хамство какое!

    Теодор подошел к стойке и взял у Леопольда пиццу.

    – Она точно готова? – спросил он. – На вид сырая.

    – Это потому, что Димитриос разрешил мне добавить еще несколько ингредиентов, причем бесплатно.

    – А это что за клейстер?

    – Арахисовое масло. Димитриос приглашал меня заходить когда захочу, он меня будет угощать пиццей. Но всех он даром кормить не может.

    – Неплохо! – сказал Теодор. – Он тебя не домогался?

    Леопольд с отвращением поморщился.

    – Научись верить людям, Теодор, – сказал он. – Возможно, порой я бываю кокетлив, но дефлорировать себя не дам.

    – Леопольд, ты сам не понимаешь, что несешь! – сказала я. – Ты ж даже не знаешь, что такое «дефлорировать».

    – Библиотекарша читала нам в детском зале «Кандида» Вольтера, – сказал он.

    – Неужели? – спросила я. Леопольд кивнул. – Ну тогда объясни, что такое «дефлорировать».

    Леопольд смущенно пожал плечами.

    – Это когда с тебя снимают флору, то есть цветы всякие.

    – Где нож для пиццы? – спросил Теодор.

    – Здесь. – Леопольд задрал штанину и вытащил засунутый в кроссовку круглый нож.

    – Леопольд, это же очень опасно, – сказал Теодор. – Ты мог пораниться.

    – Пока я жив, никто больше не посмеет заехать мне по носу! – гордо заявил Леопольд.

    – Ты что, собираешься закалывать обидчиков? – сказала я.

    – Нет, но я могу их резать на кусочки, – сказал он. – Эдвард мне объяснил, что меня как несовершеннолетнего судить нельзя.

    – Как знаешь, – сдалась я. – Ладно, тащи сюда свою авторскую пиццу. – Я положила кусок на бумажную тарелку, прихватила несколько салфеток и перечницу и направилась к нашему столику. – Так все-таки с чем же она?

    – Со всем, – ответил Леопольд. – На несколько кусочков я положил ананасы, анчоусы и сердечки артишоков, специально для себя.

    – Сердечки артишоков! – воскликнула я. – Я их обожаю. Мог бы и мне положить.

    – Если хочешь, я их выковыряю и отдам тебе, – грустно сказал Леопольд.

    – Что со Стивом? – спросила я. – Я слышала крики. Что там происходит?

    – Александр победил его в арм-рестлинге, – сказал Леопольд. – Пойти, что ли, спросить, не хотят ли они пиццы?

    – Не суетись, – ответила я. – Если захотят, сами придут. Нам больше достанется.

    Он все-таки пошел и через минуту вернулся, тихо усмехаясь.

    – Что они там делают, Леопольд? – спросила я.

    – Не стоит говорить.

    – Нет, скажи!

    Он пожал плечами.

    – Они развлекаются. Шалят. Ну, понимаешь? Тебе туда идти, пожалуй, не стоит. Ты слишком утонченная.

    – Верно подмечено, – сказала я. – Мог бы с этого и начать.

    Мы принялись за пиццу, и тут вошли трое мужчин в практически одинаковых костюмах. По виду – не из Нокомиса. Они походили на инопланетян, тщетно попытавшихся принять человеческий облик.

    – Поверить не могу, что библиотекарша детям читала вслух «Кандида», – нарочито громко сказала я Теодору. – Разве его еще не запретили?

    Один из мужчин подошел к нам.

    – Здесь есть кто-нибудь из обслуги? – спросил он раздраженно. – Что тут происходит? – И он направился в сторону кухни.

    8

    – Сделай же что-нибудь! – прошипел Теодор.

    – Прими у них заказ, – сказала я.

    – Не-е, не могу, я стесняюсь, – проблеял Теодор.

    – Ну, хорошо! – Я вскочила из-за стола и крикнула с набитым ртом: – Прошу прощенья! У меня был перерыв на ужин. Присаживайтесь. Что будете заказывать?

    – Для начала, – ответил самый солидный из троих, – большую пиццу с мясом и грибами.

    – Леопольд, – обернулась я. – Пойди передай на кухню. Что будете пить?

    – «Маунтин дью», – сказал первый.

    – Диетическую пепси без льда, – сказал второй.

    – Диетической пепси нет, только диетическая кола, – сообщила я. – Без кофеина.

    – Ладно, – согласился он. – Давайте колу.

    – Без кофеина? – уточнила я.

    – Обычную.

    – Есть только без кофеина, – сказала я. – Со льдом?

    – Со льдом.

    – Извините, – сказала я. – Льда нет. Маленькую, среднюю или большую?

    Я заметила, что он начинает вести себя как человек, доведенный до белого каления назойливой мухой. Его белесые глазки злобно заблестели.

    – Среднюю, – сказал он.

    Я собиралась было сообщить ему, что есть только маленькие и большие, но мне, по правде говоря, и самой это надоело.

    – А вам что? – спросила я третьего.

    – «Доктор Пеппер» есть?

    – «Доктора Пеппера» нету. Не хотите «Маунтин дью»? – Я говорила как могла ласково, чтобы этот третий не почувствовал себя обойденным.

    – А «Спрайт»?

    – «Спрайта» нету.

    – Тогда мне диетическую коку со льдом.

    – Со льдом? Понятия не имею, где они держат стаканы.

    Я пошарила под стойкой.

    – Теодор, может, ты подашь этим людям напитки? Тео сидел, поджав коралловые уста, и не обращал на меня ни малейшего внимания.

    – А вы, наверное, агенты ФБР, – сказала я. – Мне всегда было любопытно – каково это, заниматься сексом с федеральным агентом.

    Мужчины скромно потупили глаза. В ведре у меня под ногами плавала сальная губка. Я брезгливо ее отжала и пошла вытирать их стол.

    – Поначалу я думала, что агент ФБР вряд ли хорош в постели. Правда, сравнивать мне было не с чем. Возьмем, к примеру, Клинта Иствуда. Разве приятно спать с человеком, который то и дело вскакивает из кровати и хватается за пистолет? К тому же вы, фэбээровцы, наверняка боитесь быть страстными – хотите скрыть женственную сторону своей натуры. Правда, про вашего шефа, Дж. Эдгара Гувера, известно, что он переодевался в женщину. Или я ошибаюсь?

    Вид у мужчин был оскорбленный, но это, возможно, потому, что губка страшно воняла.

    – Кажется, эта тема не нашла должного отклика, – сказала я. – Можно ее сменить. Среди вас есть неженатые? Один из вас, с тонкими злыми губами, довольно симпатичный. Хотите узнать, кто именно?

    Ответа не последовало.

    – Быстро разобрались, да? – сказал один из мужчин своим спутникам.

    – Вы говорите про заложников в библиотеке? – спросила я.

    – Откуда вам про них известно?

    – А что с миссис Хартли? – спросила я.

    – Ее отвезли в больницу.

    – Боже правый! Ее что, изнасиловали?

    – Что? – Все трое недоуменно переглянулись.

    – Мы не можем с вами это обсуждать, – сказал в конце концов второй. – Извините, просто не вправе. Кстати, как вас зовут?

    – Мод Сливенович.

    – Евангелина Сливенович – ваша мать?

    – Полагаю, да.

    – Мы не вправе это с вами обсуждать, – сказал ему Теодор.

    – Ишь ты, умник, – сказал мужчина. – Впрочем, думаю, вы имеете право знать. Вооруженный бандит был женихом вашей матери?

    – Вооруженный? – переспросила я. – У него что, было оружие?

    – Игрушечное, – ответил он. – «Узи» из детского зала. Но нам-то откуда было это знать?

    – Он убит? – спросила я.

    – Ранен. Его увезли в больницу вместе с миссис Хартли.

    – Вот черт! – воскликнула я. – Вечно все проходит мимо меня. Просто невероятно… Я видела его сегодня днем. Ни малейших признаков агрессии. Поверить не могу, что он изнасиловал старушку библиотекаршу. Какая мерзость! Ну, может, мамочка хоть теперь не будет так торопиться со свадьбой. Вы не хотите представиться?

    – Марк Фокс, – сказал первый.

    – Чед Бушвик, – сказал второй.

    – Арт Остервольд, – сказал третий.

    – Какие дивные имена! – соврала я. – Вы руки помыли? – Теодор, сидевший напротив, от стыда закрыл лицо ладонями. Он вообще очень застенчивый. – А что с английским лордом? Он как? – Все трое молчали не меньше минуты. – 0 нет! – воскликнула я наконец.

    – Нет-нет, успокойтесь, – сказал Марк Фокс. – Он… в норме.

    – Надеемся, у него ничего серьезного, – сказал Арт Остервольд. – Он даже успел сообщить мне, что бывал в Букингемском дворце, в той его части, которая закрыта для простой публики. Я, знаете ли, поинтересовался.

    – А с принцессой Дианой он знаком? – спросил Марк.

    – Ну хоть намекните, что с ним.

    – Боюсь, мы не вправе это обсуждать, – сказал Чед. – Одно могу сказать, если вас это утешит, – он жив.

    Допрос я продолжить не успела, поскольку вошел Фред, полицейский.

    – Я вас, ребята, везде ищу, – сказал он. – Мне велено отвезти вас домой. – Агентам он просто кивнул.

    – Домой? – воскликнул Теодор. – Я хочу обратно в библиотеку. Репортеры из криминальной хроники прибыли? Они что, не хотят со мной встретиться?

    – Телевизионщики уже уехали – отправились с твоей мамой в больницу, – сказал Фред.

    – В библиотеке никого не осталось? – спросил Теодор. – А с мамой что?

    – Полздания разнесли, – хихикнул Фред.

    Агенты мрачно уставились на него.

    – Когда отвезете их домой, – сказал Чед Бушвик, – будьте добры, загляните в «Холидей Инн», в Хиллсборо, и доложите мне о выполнении.

    Я пошла на кухню. Мариэтта в углу целовалась с Александром. Леопольд сидел с Димитриосом на полу, перед ними было разложено поле для игры в пачиси, рядом стоял бумажный пакет, доверху набитый марихуаной. С улицы засигналила машина.

    – Мне надо идти, – сказала Мариэтта и выскользнула из объятий Александра. – Стив ждет.

    Прихватив картонную коробку с пиццей, она упорхнула через черный ход.

    Александр с тоской смотрел ей вслед, потом заметил меня и помрачнел.

    – Хочешь смотреть, как я отжимаюсь? На одной руке. Триста раз, легко, – сказал он. – Твоя сестра… она разбила мне сердце. Может, я и к тебе привыкну. Когда встретимся?

    – Никогда не довольствуйся малым, – нервно ответила я. – Иначе не видать тебе счастья. Мне было бы больно знать, что ты несчастлив. Пойдем, Леопольд, нас подвезет полицейский.

    Мы сели в машину Фреда. Возвращаться домой в патрульной машине было унизительно, тем более что все жители города давно уже с нетерпением этого ждали. Ехали молча. У меня не было даже сил кокетничать с Фредом. Я поняла, что ненавижу его, что он мне отвратителен, потому что он жалкий тип.

    События этого дня меня утомили. Что хуже – вечная скука или постоянная нервотрепка? И то и другое выматывает одинаково. Я представила себе, что мне придется прожить еще лет шестьдесят то в тоске, то в волнениях, а потом умереть, и подумала, как все это уныло и бессмысленно.

    – Я должен убедиться, что вы в порядке, – сказал Фред, когда мы подъехали к трейлеру.

    – В этом нет необходимости, – сказала я.

    – Я пойду с вами! – заявил он и вошел внутрь. – Mon dieu! Какой кошмар! Похоже, в ваше отсутствие здесь побывали воры.

    Я внимательно оглядела комнату, ничего необычного не заметила и собралась было сообщить об этом Фреду, но тут Теодор ущипнул меня за руку.

    – Ой! – вскрикнула я.

    – Спокойно, – сказал Фред.

    Трейф и Лулу кинулись нас приветствовать. Лулу возбужденно носилась вокруг стоящего посреди комнаты мусорного ведра. Она с рождения обожает бегать кругами. Описывает их вокруг чего угодно – ножки стола, стула, картонной коробки. Носится и носится, все быстрее и быстрее, как ополоумевшая лошадка с карусели. Интересно, Пирс хоть собак покормил?

    – Господи, что у них с шерстью? – сказал Фред. – Если позволите, я позвоню с вашего телефона начальству. Видно, это кража со взломом. Кто-то здесь все перевернул вверх дном. Может, искали нечто, имеющее отношение к обстрелу библиотеки? Но зачем им было мучить несчастных животных? А вдруг это какой-то сатанинский обряд?

    – Что еще за обстрел библиотеки? – спросила я.

    Про обстрел я слышала впервые.

    Из ванной вышел, протирая глаза, Пирс в розовом махровом халате.

    – Привет, – сказал он. – Что тут такое?

    – Пирс! – сказала я. – Где ты пропадал? Ты же давным-давно должен был нас забрать.

    – Черт! – пробормотал Пирс. – Я, кажется, проспал.

    – Вы спали, когда сюда проникли воры? – спросил Фред.

    Пирс среагировал не сразу.

    – Воры? – спросил он наконец. – Какие еще воры?

    – Которые учинили это бесчинство. Перевернули все вверх дном.

    Он расхохотался:

    – Здесь всегда так.

    – Могли бы предупредить. – Фред смотрел на меня с неприкрытым отвращением.

    – Где моя мама? – Леопольд вдруг побледнел. Вид у него был совершенно измученный. – Мне мама нужна. Я спать хочу. – И он, пошатываясь, побрел по коридору.

    – Ты заснул? Да как ты мог?! – накинулся Теодор на Пирса.

    – Прости, – пожал плечами тот. – Я знал, что должен что-то сделать, но что – забыл. И решил: если что-то важное, кто-нибудь мне напомнит. Кого-нибудь подвезти? Машина на ходу. Правда, боюсь, долго она не протянет.

    – Хотите, я посмотрю? – предложил Фред.

    – Не-а, – сказал Пирс. – Коробка передач скоро сдохнет, а новую, даже если деньги будут, ставить не стоит. Кузов насквозь прогнил.

    Теодор включил телевизор, и Трейф с Лулу, оба весом фунтов по двадцать пять, забрались на диван, решив устроиться у него на коленях. Но стоило одному выбрать местечко, туда тут же, отпихивая его, кидался другой. Оба были твердо убеждены, что размером они с полуторамесячных щенков.

    – Похоже, я сегодня так и просижу всю ночь, – сказал Теодор, увертываясь от Трейфа, по-дружески заехавшего ему передней лапой по физиономии. – Нервы сдали. Вряд ли засну. А что, если к нам действительно залезали воры?

    – Я, пожалуй, посижу с тобой, – сказала я и, сев с ним рядом, сняла парик. Неудивительно, что у меня голова разболелась. Фред в ужасе вылупился на меня. – Чего пялишься, птичья харя? – сказала я.

    Как же я его ненавидела! Мне было совершенно ясно, что жизнь свою я закончу с Фредом или с кем-то вроде него, и, очень вероятно, это будет единственный мужчина, меня возжелавший. Самый обычный парень, который будет меня обожать, зарабатывать будет не много и сделает из меня такую же серятину, как он сам.

    – А вы можете с нами посидеть? – спросил Теодор. – Под защитой полиции гораздо спокойнее.

    Фред воодушевился, но тут же помрачнел.

    – Увы, – сказал он, не спуская с меня глаз. – Мне надо отчитаться перед ФБР.

    – Теодор, проводи джентльмена, – сказала я.

    – Не беспокойтесь, – сказал он. – Дорогу я найду.

    Часа в два ночи заявилась Мариэтта, пьяная в дым. Ее полчаса рвало в ванной, потом мне удалось уложить ее в кровать. Около трех вернулась сияющая мамочка. Она притащила охапку библиотечных книг, вывалила их на обеденный стол, а потом рухнула в виниловый шезлонг, который достался нам на распродаже Армии спасения всего за двадцать долларов.

    – Чего это вы не спите? – спросила она.

    – Тебя ждем, – ответила я.

    – Вам давно пора в постель! – сказала она. – Иначе на рассвете вас не поднимешь.

    – Зачем это поднимать нас на рассвете? – спросила я.

    – Нас ждут важные дела! – заявила она. – Надо немедленно все привести в порядок. Я же говорила вам – жизнь переменится. Нужно быть к этому готовыми. Встанем пораньше и начнем генеральную уборку. Я чувствую, деньги потекут рекой. Вот, глядите! – Она открыла сумочку и вытащила штук десять лотерейных билетов.

    – Откуда они у тебя? – спросила я.

    – Мне их купил Гарри.

    – А молока ты принесла? – спросила я.

    – Молока… – сказала она. – Какие чудесные у меня дети! Я так вами горжусь.

    – С чего это? – спросил Теодор. Глаза у него были полуприкрыты, но вид довольный.

    Мамочка на мгновение задумалась.

    – Не знаю, – сказала она. – Да какая разница – горжусь, и все. Поесть что-нибудь найдется?

    Из спальни, зевая во весь рот, вышел Леопольд.

    – Мне приснился плохой сон, – сказал он. – Что тут происходит?

    – Леопольд, еда какая-нибудь осталась? – спросила мамочка.

    Леопольд на мгновение задумался.

    – Могу пожарить тебе картошку с луком, – сказал он.

    – Я и сама могу, – сказала мамочка, продолжая сидеть.

    Леопольд отправился на кухню.

    – Кто-нибудь еще будет есть? – крикнул он.

    Из нашей с Мариэттой спальни выскочила Лулу и пошла за Леопольдом на кухню.

    – Она хочет морковку, Леопольд, – сказала я.

    Лулу обожает морковь, может умять за день четыре морковины, только ей их надо чистить и резать на кусочки, а то есть не станет.

    – Картошка с луком – звучит заманчиво, – сказал Теодор. – Леопольд, я тоже не откажусь.

    – И я! – сказала я. – Сегодня вечером Леопольд узнал, как готовить пиццу. Его научил растлитель малолетних из «Минни-вавы».

    – Потрясающе! – сказала мамочка.

    Я поняла, что она немного выпила.

    – Что с Эдвардом? Что с библиотекаршей? Что с моим лордом?

    – Эдварда посадят в тюрьму, с библиотекаршей все в порядке.

    – Ее изнасиловали?

    – Изнасилуй меня, о носильщик прекрасный, и носильные вещи сорви, – запел Теодор.

    – Это ты не сам придумал, – оборвала его я.

    – Нет-нет, она в полном порядке, – сказала мамочка. – Это было недоразумение.

    Правда, они отравились угарным газом. В библиотеке ужасная вентиляция, и отопительная система подключена неправильно. Миссис Хартли уже давно неважно себя чувствовала, а сегодня было так холодно, что отопление работало весь день. Она, наверное, заперла все и зашла к себе в кабинет, где вместе со всеми остальными и потеряла сознание.

    – Довольно скучная история, – сказала я. – А Эдварда действительно посадят?

    – Ворюга он, гонив, – сказала мамочка.

    – Это одно и то же, – заметил Теодор, который прошлым летом ходил на курсы идиша для взрослых. – Никак не могу понять, как ты позволяла своим детям общаться с этим криминальным типом.

    – Не судите слишком строго, примите во внимание его эпилепсию, – сказала она.

    – Мам, ты всех прощаешь! – возмутилась я. – Твоя проблема в том, что ты все хочешь простить и забыть.

    – Моя проблема не в этом, – сказала мамочка. – Я забываю, но не прощаю. Моя проблема в заниженной самооценке. Надеюсь, вы, дети, когда вырастите, такими не станете.

    – Мы уже почти выросли, – сказал Теодор.

    – А самооценка у вас заниженная?

    – Заниженная, но с примесью мании величия, – сказал Теодор.

    – У меня тоже, – сообщила я. – У меня самооценка ниже, чем у вас у всех.

    – Не хвастайся! – сказала мамочка.

    – Вуаля! – В комнату вошел Леопольд со скворчащей сковородкой и поставил ее на журнальный столик. За ним вышла Лулу, гордо неся в своих коралловых устах кусок морковки. Она вспрыгнула на диван и принялась ее грызть.

    – А это что? – спросила мамочка, когда Леопольд раздал нам ложки.

    – Вилки грязные, – сказал Леопольд. – Ma, расскажи нам про свое трудное детство.

    – Восхитительно! – сказала мамочка, отправив в свои коралловые уста полную ложку картошки с луком. – Изумительный поздний ужин!

    – М-мм, какой восторг! – сказала я. – Здорово, Леопольд.

    – Итак, про детство, – сказала мамочка. – Да вам, наверное, уже надоели мои истории? Я разве раньше их не рассказывала?

    – Никогда, – съязвил Теодор, но виду него был заинтересованный.

    – Расскажи, что это такое – быть богатым, – попросил Леопольд.

    – Когда ты богат, ты просто не понимаешь, как трудно раздобыть деньги тому, кто беден, – начала она. – Когда ты беден, почти невозможно выкарабкаться из сточной канавы нищеты и достать денег. Вы себе не представляете, насколько лучше быть богатым, чем бедным. Я даже не знаю, дети, как вам про это рассказать. Конечно, у нас с вами есть мы сами, что гораздо ценнее всех денег и всех материальных благ.

    – Ой, только перестань нести ерунду, – сказал Теодор.

    Мамочка задумалась.

    – Пожалуй, действительно не стоит.

    – Люди больше любят богатых, чем бедных, – сказала я. – Богатые всем нравятся, хоть и не за то, за что следует.

    – Хорошо, согласна, я была идиоткой, – сказала мамочка. – Но я всем богатствам мира предпочла вас пятерых.

    – Как мило! – сказала я с горечью.

    – Вы что, такие уж несчастные? Разве я была вам плохой матерью? Я старалась, как могла.

    – Ты хорошая, – сказал Теодор. – Но вот деньги… Как нам их раздобыть? Как выбраться из этой сточной канавы?

    – Мамуля, расскажи нам про деньги, – попросил Леопольд, с гордостью наблюдавший за тем, как мы едим.

    – Ну что ж! Я выросла в огромном особняке, таком, как Уолвергэмптонское поместье.

    – Только еще больше, да? – сказал Леопольд.

    – Не знаю, был ли он больше. В лучшем состоянии – точно. Мой дедушка был коммерсантом, и он привозил домой редкости со всего мира. А еще он много охотился в Африке. У нас были львиные головы, на полах лежали шкуры зебр, а подлокотники дивана были из слоновых бивней футов по шесть длиной.

    – А куда вы ставили зонтики? – спросил Леопольд.

    – Ты же знаешь, – сказала мамочка.

    – Все равно расскажи!

    – В стойку, сделанную из ноги гиппопотама! Сейчас бы это, конечно, сочли неполиткорректным. А какие у меня были платья! Жаль, что они не сохранились, я бы отдала их вам, девочки. У меня была своя портниха, и раза два в год я ездила в Нью-Йорк и заказывала у нее все, что нужно. И вот тем летом, когда мне только-только исполнилось девятнадцать…

    – Как мне сейчас! – воскликнула я.

    – …я гостила у своих друзей в Таиланде. У них была вилла на озере Пхукет, еще до того, как в Таиланд толпами повалили туристы. Там-то я и повстречала Нельдо, отца Пирса. После чего мой отец, ваш дед, от меня отказался. Наверное, мне надо было умолять его о прощении, но на дворе стояли шестидесятые, в воздухе витал дух свободы. Я послала к черту и его, и его деньги. Мы с Нельдо прожили несколько лет, так и не вступив в брак, и мой отец был в ужасе, поскольку среди людей нашего круга это было не принято.

    – А потом ты встретила отца Мариэтты, – сказала я.

    – Правильно. Когда родился Пирс, я познакомилась с Гунтаром. Он был датчанин, балетный танцовщик. Потом он вернулся в Данию, организовал свою труппу. Это был самый красивый мужчина из всех, кого я встречала, но, простите за банальность, холодный как лед. Когда-нибудь вы, детки, отлично развлечетесь – будете ездить по всему миру и навещать своих отцов.

    – А кто отвез тебя домой, мам? – спросил полусонный Теодор.

    – Я воспользовалась машиной нашего соседа-англичанина. Он себя плохо чувствовал и не мог сесть за руль. Я его подвезла, а потом прошлась пешком.

    – Я думал, он в больнице, – сказал Теодор.

    – Мам! – Я разозлилась не на шутку. – Между… между вами что-нибудь было?

    – Все расскажу утром, – сказала мамочка. – А теперь – спать. Завтра мы открываем новую страницу нашей жизни.

    – По-моему, это бессмыслица, – сказал Леопольд. – Когда открываешь новую страницу, видишь всего-навсего обратную сторону предыдущей.

    9

    – У Роджерса и Хаммерстайна есть песня про жареных омаров, – рассказывал Теодор Пирсу. Времени было около часу пополудни.

    – Идиотизм, – сказал Пирс. – Чистый идиотизм – писать песни про жареных омаров.

    – Это была песня про моллюсков, – сказал Теодор. – Ребята могли себе позволить… Ладно, не бери в голову.

    – Песня про моллюсков? – повторил Пирс недоверчиво. – Не догоняю.

    – Где все? – спросила я.

    – Взяли собак и пошли ухаживать за англичанином, – сказал Пирс.

    – И Мариэтта с ними? – спросила я.

    – Ага.

    – Черт! Как так получилось – она напилась, а проснулась раньше меня!

    – Генетика, – ответил Теодор. – Датская кровь. Алкоголь хорошо усваивается.

    – Ты выяснил, что именно произошло вчера в библиотеке? – спросила я.

    – Приблизительно. Кофе хочешь?

    – Да, спасибо. Я сама сделаю, а ты расскажи, что там было.

    – Я слышал несколько довольно противоречивых версий. Чтобы узнать правду, придется подождать пятничной газеты. Как я понял, Эдвард отсыпался после припадка. Леопольд забыл с ним рядом игрушечный пулемет. Англичанин то ли обкурился, то ли чересчур чувствителен к угарному газу. Он пошел к библиотекарше в кабинет узнать, нельзя ли ему, хоть это и справочная литература, взять на дом «Энциклопедию птицеводства». Библиотекарша как раз ходила и запирала двери, а когда вернулась к себе, тоже потеряла сознание из-за этого газа. Телефоны, как тебе известно, не работали. В ФБР знали, что Эдвард грабитель. Не получив никакого ответа, они просверлили в стене дырку и увидели лежащего Эдварда, а рядом с ним пулемет и нечто, показавшееся им самодельной бомбой. Там же валялась библиотекарша с задранной юбкой. Они позаимствовали на Алгонкинском полигоне танк и напрочь разворотили стену.

    – Танк? – переспросила я.

    – Или что-то в этом роде, – сказал Теодор. – Ну, знаешь, вроде тех, которые применили тогда в Уэйко, в Техасе.[5]

    – А бомба?

    – Понятия не имею, – пожал плечами он. – Даже не знаю, была ли она настоящая. С год назад все паниковали насчет самодельных бомб. Некоторые действительно оказались бомбами, а большинство – так, игрушки.

    – Пожалуй, это похоже на правду, – сказала я. – А с англичанином-то что?

    – Фэбээровцы решили, что он тоже преступник, и здорово его отдубасили. Кажется, даже повредили ему гениталии, – сказал Теодор.

    – Какой кошмар! Пойду, пожалуй, тоже его навещу. У нас найдется что-нибудь ему в подарок?

    – А чем он интересуется? – спросил Пирс.

    – Знаю! – обрадовалась я. – Пирс, поделись косячком-другим.

    – Ты чего? – сказал Пирс. – У меня самого травы кот наплакал, ее сейчас вообще не достать. Да ты же его даже толком не знаешь.

    – Послушай, Пирс, отдай мне все, что у тебя осталось, а я за это расскажу, что я для тебя придумала.

    – Сначала расскажи, потом посмотрим, – сказал Пирс.

    – Знаешь, по-моему, ты должен поехать в Лос-Анджелес и стать кинозвездой.

    – Один? – спросил Пирс.

    Лицо его приобрело странное выражение, в его примитивном мозгу, похоже, наконец забрезжила Мысль. То, что мы наблюдали, сравнимо разве что с поведением неандертальца, впервые разводящего огонь. Я собралась было ему об этом сообщить, но решила не отвлекать его в столь ответственный момент – кто знает, может, вторая Мысль не посетит его никогда.

    – Я… я потом к тебе приеду, помогу обустроиться, – сказала я. – Пирс, ты действительно самый красивый мужчина на свете, и я давно не встречала никого, кто умеет говорить, как Гэри Купер. Есть несколько звезд ему под стать, но, увы, большинство нынешних героев экрана – коротышки с длинными носами и безвольными подбородками.

    – Кто такой Гэри Купер? – спросил Пирс.

    – Мод, а идея-то неплохая, – воодушевился Теодор. – Он станет кинозвездой и поможет нам всем или хотя бы мне с моей музыкой.

    – Я представления не имею, чем хочу заниматься, поэтому мне он вряд ли поможет, – сказала я. – Впрочем, я бы не отказалась выйти замуж за английского лорда. Тогда бы все меня уважали.

    – Это точно, – сказал Теодор. – Статус женщины по-прежнему в основном зависит от того, есть ли у нее муж и кто он. А тебе не будет противно, когда люди станут к тебе хорошо относиться только потому, что ты леди?

    – Не-а, – сказала я. – Плевать.

    – Лишь бы относились хорошо, – сказал Пирс и по-дебильному загоготал.

    – Закрыл бы ты свои коралловые уста, – сказала я.

    – И не гогочи! – сказал Теодор. – Когда ты молчишь, Пирс, ты производишь потрясающее впечатление. Некоторые при виде тебя даже впадают в благоговейный ужас – сам видел. Жаль, мне этого не дано.

    – Как же мне на пробы ходить – с закрытыми коралловыми устами? – спросил Пирс.

    – Я буду ходить с тобой, – пообещала я. – Буду объяснять, что ты считаешь себя выше всей этой суеты и разговаривать не желаешь. Правда, текст роли тебе все-таки произносить придется.

    – Он может и этого не делать, Мод, если ты объяснишь, что без камеры у него плохо получается, – сказал Теодор. – Вот здорово будет побывать на съемках!

    – Пирс, так можно я возьму марихуану?

    Он сходил в спальню и вернулся со щенком и двумя косяками.

    – Песик ты мой, – сказал он, целуя его в морду. – Вонючка маленькая!

    Косяки он отдал мне.

    – Один мокрый! – сказала я.

    – Он упал в лужу, которую напустил щеночек. – Давно я не видела Пирса таким жизнерадостным.

    Я положила косяки на стол, отправилась к себе в спальню и вывалила из шкафа всю одежду. Ну и что, что Мариэтта первая притащилась к лорду, все равно я оденусь лучше. Сколько я его видела, он всегда был в чем-нибудь консервативном, но, поскольку тягаться с консервативными английскими девицами его круга смысла не имело, я решила поразить его воображение эксцентричностью костюма. Впрочем, другой одежды у меня и не было.

    Я нашла пару очень узких атласных брюк цвета морской волны (чуть выше щиколоток и почти без пятен), а наверх – черный с короткими рукавами свитерок из ангоры. Завершал ансамбль мохнатый розовый акриловый жакет. Оставалось подобрать обувь. Мне не хотелось уродовать свои лучшие туфли прогулкой по грязи. У Мариэтты нога на размер меньше, однако у нее есть несколько пар, в которые я с трудом, но влезаю. Я опасалась навлечь на себя ее гнев, хотя, с другой стороны, он мог бы сослужить мне хорошую службу, поскольку, увидев меня в своих туфлях, она обычно теряет дар речи и только нечленораздельно мычит, что выставляет ее не в лучшем свете.

    Но в последний момент я струхнула и надела зеленые резиновые сапоги, веллингтоны, которые могли пробудить в нем ностальгию, напомнив о битве при Ватерлоо, где его соотечественники впервые появились в галошах. Прихватив со стола косяки, я направилась к двери.

    – Когда мы поедем, Мод? – спросил Пирс.

    – Пакуй вещи, братец! – сказала я. – Через две недели нас здесь не будет. Или раньше, если денег наскребем.

    Я зашагала по грязи. Навстречу мне шли мамочка, Леопольд и Мариэтта.

    – Куда это ты? – спросила Мариэтта.

    – Навестить англичанина, – сказала я. – Как там он?

    – Не стоит его сейчас беспокоить, – жестко сказала Мариэтта. – Он отдыхает.

    Трейф с Лулу, до того рыскавшие под деревьями, кинулись ко мне. Трейф передними лапами заляпал мои атласные брюки. Лулу его немедленно приструнила – куснула в шею. Он взвизгнул и посмотрел на нее с обидой. Лулу презирает Трейфа. А когда у нее течка, находит вполне привлекательным. Его такая переменчивость всегда поражает и озадачивает.

    Сначала, года четыре назад, мамочка взяла Лулу, и хотя Трейф появился всего через несколько месяцев, было поздно – Лулу уже решила, что она сложившаяся личность, причем личность, которая собак терпеть не может. Трейф ее, естественно, обожает. Каждое утро, едва проснувшись, он ползет к ней и осыпает слюнявыми поцелуями, и каждое утро она злобно на него рычит.

    – Ты надолго? – спросила мамочка. – Мы хотим съездить к Эдварду в больницу, пока его не забрали в тюрьму.

    – В котором часу? – спросила я.

    – Посещения с четырех до восьми, – ответила мамочка. – Думаю, поедем часа в четыре. Не люблю ездить по темноте. В темноте я плохо вижу.

    – Если успею вернуться, поеду с вами, – сказала я. – Может, дашь мне поводить?

    – Ты же видишь еще хуже, чем я.

    – Почему бы тебе не попрактиковаться сейчас, Мод, пока светло? – сказала Мариэтта.

    – Не хочется, – ответила я и подмигнула ей. – Специально меня не ждите! – Она нахмурилась. – Что, похмелье? – спросила я.

    – Если ты надела что-нибудь мое, я твои тряпки маникюрными ножницами изрежу, – сказала Мариэтта.

    – Мариэтта! – сказала мамочка. – Тебе не стоит столько пить, если на следующий день у тебя так портится настроение. Ты, случайно, не беременна?

    – До встречи! – сказала я, оставив их доругиваться среди луж.

    Я позвонила и прождала минут, наверное, десять. Наконец распахнулось окно на втором этаже и в нем появился лорд.

    – Это ты? – сказал он. – Слушай, можно, я кину тебе ключи? У меня нет сил спуститься.

    – Ради бога, – сказала я. Он положил ключи в носок и кинул их мне.

    Я никогда раньше не бывала в доме Колманов, потому что Колманы нас терпеть не могли и несколько раз даже нам назло вызывали полицию. Они обвиняли нас в том, что мы опрокидываем их мусорный бак, ломаем забор, воруем помидоры и спускаем с цепи их собаку. Из всего этого только одно обвинение было отчасти справедливым.

    Не знаю, снял ли лорд дом с меблировкой, или это была старая мебель Колманов, но мне так или иначе стало его жаль. Мебель была либо самая примитивная, либо тяжелая и громоздкая, вроде старых буфетов и обшарпанных комодов, когда-то выкрашенных кремовой краской, давно облупившейся. Всей этой рухляди было лет сто пятьдесят, и никто за все эти годы так и не собрался ни починить ее, ни заменить на что-нибудь посовременнее.

    Пару минут я рассматривала этот китч, а потом поднялась наверх. Саймон лежал под скромным белым одеялом, перед ним стоял поднос с завтраком.

    – Ты разминулась с остальными, – сказал он нервно. – Они только что ушли.

    – Знаю. Они сказали, что ты, наверное, отдыхаешь и не стоит тебя беспокоить. Но я подумала, что вряд ли помешаю.

    – Что ты, конечно, нет, – сказал он.

    Я придвинула к кровати старый стул с деревянной спинкой.

    – Ради бога, объясни, что с тобой приключилось. Мне никто ничего толком не рассказал.

    – Один из агентов вашего ФБР меня невзлюбил, – сказал он. – Вероятно, он начал бить меня, когда я еще был без сознания. Пострадал самый чувствительный орган.

    – Господи! – сказала я. – Интересно, какой именно?

    Он смутился.

    – В области паха.

    – Да нет, – сказала я, – мне интересно, какой именно агент. Вчера вечером в ресторан пришли трое. Если б знала, я бы им пиццу отравила.

    – Очень мило с твоей стороны, – сказал он. – Но вчера вечером на месте происшествия их было не трое, а гораздо больше.

    – Ты показал врачу паучий укус? – спросила я.

    – Я был настолько не в себе, что забыл про него. Твоя мама была так великодушна, что отвезла меня домой.

    – Да, – сказала я мрачно. – Об этом я забыла. Она очень великодушно пользуется людьми. Надеюсь, тобой она не попользовалась?

    Он закашлялся и залился странным румянцем цвета очищенной хурмы.

    – Я так хотел выбраться поскорее из этой больницы, что, по совету твоей мамы, не стал дожидаться выписки, а просто ушел. Надеюсь, у меня из-за этого не будет никаких неприятностей. Не знаю, покрывает ли моя страховка подобные случаи.

    – А какая у тебя страховка? – спросила я.

    – Нечто под названием «Америкэн юнайтед гар», – сказал он. – Понятия не имею, что в нее входит. Вчера вечером в больнице не спросили, кто будет платить. Значит ли это, что меня обслуживали бесплатно?

    – Нет. Во-первых, уверена, что страховка «Америкэн юнайтед гар» не покрывает ничего. Никакая страховка этого не делает, они все для проформы. Во-вторых, тебя все равно найдут и заставят платить. Такие здесь порядки. Но ты же лорд. Разве это не значит, что ты богат?

    – Вовсе нет, – фыркнул он. – Я младший сын. Все досталось моему старшему брату.

    – Твой отец что, больше его любил?

    – Нет, что ты, – сказал он. – Просто у нас так принято. Primo Gem'ture.

    – А-а, – сказала я. – А что же твой старший брат сделал со всем своим богатством?

    – Большую часть промотал, – сказал он. – Вообще-то, он граф. Живет на Багамах.

    – Потрясающе! А что граф Генитуре делает один на Багамах?

    – Играет в гольф, – ответил он. – У него есть ресторан. Может, откроет еще один, в Нью-Йорке.

    – Ресторан! – воскликнула я. – Подумать только, живет сам по себе на Багамах, имеет ресторан. Ты рассказывал об этом Леопольду?

    – Твоему братишке? Нет. А зачем?

    – Мой брат очень интересуется ресторанным бизнесом, – сказала я. – Может, когда-нибудь я его туда отвезу. Он слишком юн, чтобы самому отправляться с визитом к Номеру Первому. Я хочу сказать – к твоему старшему брату.

    – Как он, бедняжка? – спросил Саймон. – Сегодня он был довольно мрачен. А насчет кикбоксинга я говорил совершенно серьезно. Правда, сейчас я не в форме.

    – Ты не представляешь себе, сколько народу мне это говорило. Слушай, я окоченела. Тебе не кажется, что здесь жутко холодно?

    – Да? – сказал Саймон. – Прости, пожалуйста. Я этого как-то не замечаю. Знаешь, после стольких лет в английской школе…

    – Бедняжка! Забудь о том, что пережил. Я с тобой! – сказала я и расстегнула свой розовый жакет. – Под одеялом гораздо теплее. Можно, я немножко с тобой полежу?

    – В кровати?

    – Сапоги я сниму, – сказала я и быстро их скинула.

    – Да! Как ты пожелаешь! Это просто замечательно! Делай все, что захочется, прошу тебя. Мне так неловко – я сам должен был предложить, только… только я… Просто не знаю, что сказать… Я и мечтать не смел…

    – Не кори себя, – сказала я и быстро нырнула под одеяло.

    10

    – У тебя весьма незаурядный для американки словарный запас, – сказал он, конвульсивно вздрогнув.

    – У нас дома как-то оказался календарь, – объяснила я, поправив подушки и вытащив из-под них пару журналов. На Саймоне была пижама в лилово-лимонную полоску.

    – Это восхитительно, – сказал он, помолчав немного. – Надеюсь, ты не стала думать обо мне хуже?

    – С чего это? – сказала я. С минуту мы полежали в уютной тишине, но вдруг меня кто-то пребольно укусил, и я вскрикнула. – У тебя что, блохи? – спросила я.

    Он заговорил одновременно со мной.

    – Что это был за календарь? – спросил он.

    – По принципу «каждый день – новое слово», – ответила я и сунула руку под одеяло – почесаться.

    Он тоже вскрикнул, словно передразнивая меня. Наверное, он не расслышал моего вопроса про блох – похоже, решил, что я визжу совсем по другой причине.

    – Не волнуйся! Тебе нечего меня бояться – я ни к чему не способен.

    – Да чего там, – ответила я со вздохом. – Знаешь, я здесь все равно не надолго.

    – Понимаю, – сказал он. – Но прошу тебя, побудь еще несколько минут. Мне все это удивительно приятно.

    – Да я не в том смысле, – сказала я. – Скоро меня не будет в данной местности.

    – Почему? О чем это ты?

    – Я уезжаю в Лос-Анджелес со своим братом Пирсом. Он собирается стать кинозвездой. Приедешь к нам в гости?

    – С превеликим удовольствием, – сказал Саймон. – Непременно. Никогда не бывал в Лос-Анджелесе и давно собирался туда съездить.

    – Блеск! – сказала я. – Ой, да, чуть не забыла! – Я полезла в карман, но добралась до него не сразу – брюки были слишком тесные, да и одеяло мешало, а Саймон все это время оптимистично хихикал. – Я принесла тебе пару косяков. В качестве болеутоляющего. – Я протянула ему сигаретки. – Один, правда, немного намок. Надо будет его подсушить.

    – Ты просто ангел! – сказал Саймон. – Чем я заслужил такое внимание?

    – А моя сестра тебе нравится больше, чем я?

    – Твоя сестра? – Он в голос расхохотался.

    – Ты разве не находишь ее привлекательной? – Его высокомерный смех меня слегка обидел.

    – Я смеюсь не потому, что твоя сестра не привлекательна, – сказал он. – Твоя сестра красавица, и ты красавица. И братья твои красавцы.

    – У моего брата есть все шансы стать кинозвездой, правда? – спросила я и взглянула на Саймона. Он был похож на больного туберкулезом поэта времен Первой мировой войны, утонченного и возвышенного. Глядя на его искаженное страданием лицо, я кое-что заподозрила. – Может, ты предпочитаешь мальчиков?

    – От этого я избавился, надеюсь, раз и навсегда! – сказал Саймон. – Видишь ли, в Англии все совсем иначе, чем здесь. Там подобные вещи считаются естественной стадией развития. Теперь, полагаю, я готов перейти к следующему, довольно унылому этапу, называемому взрослой жизнью. Прелесть моя, могу ли я попросить тебя об одном одолжении?

    – О да, – ответила я с надеждой.

    – Не могла бы ты почитать мне вслух мою любимую книгу? Она меня всегда удивительно бодрит.

    – Где она? – Он достал из-под подушки книгу и протянул мне. – С какого места читать? – спросила я хмуро.

    – С любого! – сказал он. – О-о, какой восторг!

    – «Кругом вода, но как трещит От сухости доска! Кругом вода, но не испить Ни капли, ни глотка».[6]

    – О-о-о, – простонал Саймон. – 0 да! «И мнится, море стало гнить, – 0, боже, быть беде! Ползли, росли, сплетясь в клубке, Слипались в комья слизняки На слизистой воде».

    Мне почему-то стало немного не по себе, но я решила не копаться в своих ощущениях.

    – Пожалуй, я пойду, – сказала я. – Спасибо, что обогрел.

    – Разве тебе уже пора? Побудь еще немного, – сказал он, погладив меня по щеке своими длинными бледными пальцами. Прикосновение его было так легко, что напомнило мне о бабочках, питающихся слезами антилоп, – про них рассказывали по телевизору.

    – Увы, надо идти, – сказала я и убрала его руку. – Мы должны навестить Эдварда, пока его не перевели из больницы в тюрьму.

    – А можно, я тебе как-нибудь позвоню? – спросил он.

    – Конечно, – сказала я. – Позвони вечерком. Да, кстати… я толком не знаю, как об этом сказать, и поэтому немного смущаюсь. Короче, если тебя это интересует, сообщаю: физиологически я девственница.

    – Думаю, это не преграда, – сказал он. – С одной стороны, было бы неплохо, если бы хоть один из нас имел опыт. С другой – ты, по крайней мере, не заметишь моих недостатков. Но так или иначе – твоя американская непосредственность восхитительна! Просто потрясающе, что ты так открыто обо всем говоришь! Ты просто чудо, Мод!

    Идучи к трейлеру, я все думала, почему это я не радуюсь. Слишком уж легкой добычей оказался этот лорд. Может, женщинам обязательно нужна интрига? Впрочем, возможно, то, чему суждено произойти, всегда свершается легко. Наверняка на нашем пути встретится еще немало препятствий – к примеру, его мать…

    Все сидели и ели запеченные в тесте яблоки. Леопольд обнаружил целую корзину яблок – мы их собрали несколько месяцев назад, убрали в сарай и про них забыли. Он отобрал те, которые еще не сгнили, начинил изюмом с маслом и сахаром, а из остатков муки ухитрился сделать немного теста.

    – Что здесь стряслось? – озадаченно спросила я. В воздухе роились полчища крохотных крылатых насекомых. – Решили разводить мух?

    – Увы, когда я занес яблоки в дом, чтобы их перебрать, я не подозревал, что в корзине миллион плодовых мушек.

    Поскольку в доме было гораздо теплее, мушки, видно, решили, что наступила весна и пора то ли плодиться, то ли окукливаться – уж не знаю, что у них принято делать весной. И теперь тысячи, а может, и миллионы плодовых мушек весело порхали туда-сюда.

    – Яблоки в тесте восхитительны, – сказала мамочка, маша перед собой рукой в надежде разогнать мушек. – Но нам все-таки надо попробовать раздобыть хоть каких-нибудь продуктов. Пока машина на ходу, давайте-ка соберем по карманам всю мелочь и опустошим копилки – может, получится купить хоть что-то.

    Мы разбрелись по дому в поисках денег. В своей шкатулке с украшениями я обнаружила три доллара мелочью. У Мариэтты было четыре доллара девять центов. У Пирса – три пятьдесят. У Теодора – ничего.

    Нас спас Леопольд, нашедший пятнадцать долларов в книжечке продуктовых талонов, за которую он был ответственным. Мамочка словно по волшебству извлекла откуда-то пять долларов и отложила их на бензин.

    – Леопольд, пересчитай деньги, – сказала она. – Это будет твоим сегодняшним уроком математики.

    Предполагалось, что Леопольд находится на домашнем обучении – мамочка сочла, что это лучше, чем ходить в школу. Всем остальным пришлось пройти через среднюю школу, но ужасы бесплатного образования нас так травмировали, что в колледж ни один из нас поступать не пожелал. И хотя наш богатый дедушка, которого никто из нас в глаза не видел, несколько лет назад через своего поверенного известил мамочку, что, если она захочет послать Пирса в частную школу-интернат, он будет платить за обучение, Пирс отказался наотрез, а заставлять его мамочка не решилась.

    Нам, девочкам, злобный старикашка подобных предложений не делал, Теодор же однажды написал ему письмо с просьбой выделить деньги на занятия классической музыкой, но после того, как Теодор, подписавший обязательство отчитаться о полученной сумме, известил его, что деньги были потрачены на курсы идиша, мы о дедушке больше не слыхали.

    Это было в тот период, когда Теодор был твердо убежден, что по отцовской линии он потомок дуэта Роджерса и Хаммерстайна. («Скорее, это были Леопольд и Лейб», – говорила мамочка.) Теодор потратил деньги не только на идиш: он подарил Леопольду отличный кухонный комбайн, оплатил Пирсу вечерние курсы сварщиков, а еще купил электрогитару и кормушку для птиц в виде крытой соломой хижины. (Леопольд тогда как раз интересовался птицами, впрочем, о покупке кормушки, в отличие от прочих трат, Теодор дедушке не сообщил.)

    – Давайте составим список того, что нам нужно, чтобы не тратить лишнее время в супермаркете, – предложила мамочка.

    – Туалетная бумага, – сказала я.

    – Молоко, – сказала Мариэтта.

    – Куриные яйца, – сказал Леопольд.

    – Ветчина, – сказал Пирс.

    – Нет уж, Пирс, ветчину мы купим, только если останутся деньги, – сказала мамочка. – Ветчина не является продуктом первой необходимости. Да она тебе и не полезна. Будут лишние деньги – мы тебя побалуем. – Она задумалась. – Леопольд, запиши, пожалуйста, сосиски.

    – В сосисках тоже пользы мало, – сказала я.

    – Знаю, но нужно же хоть раз поужинать с мясом, – сказала она. – Сосиски с бобами создают иллюзию полноценного блюда.

    – Овсянка, – сказал Теодор. – Поздно вечером, когда проголодаешься, овсянка отлично идет.

    – Собачий корм, – сказала мамочка.

    – Кетчуп, – сказал Леопольд.

    – Теперь сосчитай, пожалуйста, сколько приблизительно это будет стоить, – попросила мамочка.

    – В дорогом супермаркете – около семнадцати долларов, – сказал Леопольд. – В других местах – долларов четырнадцать.

    – Неплохо! – сказала мамочка. – Даже очень хорошо! Кладем на все про все приблизительно пятнадцать. Остается девять – десять долларов на баловство.

    – Я бы мог приготовить курочку, – скромно сказал Леопольд.

    – Отличная мысль, – сказала мамочка. – Великолепная! Запиши: «Курица, пять долларов».

    – Печенье, – сказал Пирс.

    – Хорошо, – сказала мамочка. – Можем заехать во «Вчерашний хлеб» и посмотреть, есть ли у них кексы, печенье или просто черствый хлеб поприличнее. А твою ветчину купим в супермаркете.

    – Два удовольствия на одного – это слишком, – смущенно сказал Пирс. – Мне давно пора устроиться на работу, помогать семье.

    – Ты вчера машину починил! – сказала мамочка. – Без тебя мы бы сегодня и с места не сдвинулись. Мне вообще следовало бы тебе заплатить.

    – Чего там, – отмахнулся Пирс.

    – Кроме того, ты скоро разбогатеешь, – сказала я. – И тогда сможешь нам помогать, если, конечно, про нас не позабудешь. Лучше уж разбогатеть, чем работать на бензоколонке. Впрочем, я уверена, ты бы и в бензиновом бизнесе преуспел.

    – Если бы Пирс работал на бензоколонке, туда бы толпами стекались как мужчины, так и женщины, – сказала мамочка. – Он положительный, честный, ответственный и никогда не ставит окружающих в неловкое положение.

    – Со всей объективностью заявляю, что он самый красивый из мужчин, которых мне довелось встретить, даже красивее англичанина, – сказала Мариэтта. – Я сажусь на диету. Леопольд, ты мог бы помимо сосисок и курицы готовить что-нибудь вегетарианское?

    Леопольд сосредоточенно нахмурился.

    – Будь добра, приведи пример вегетарианского блюда.

    – Рис с бобами, – сказала Мариэтта. – Они отлично сочетаются, стоят дешево и богаты протеином.

    – Мариэтта, какая замечательная идея – стать вегетарианкой! – сказала мамочка. – Как это пришло тебе в голову?

    – Я давно об этом подумывала, – сказала Мариэтта. – Мы вчера беседовали об этом со Стивом Хартли. Полвечера проговорили о тофу и чечевице.

    – Стив Хартли вегетарианец?

    – Мяса он не ест пять лет. А недавно отказался и от рыбы, когда понял, что рыбки в аквариуме его узнают. Он считает, что это помогло ему достичь успеха.

    – Разве он его достиг? – спросила я.

    – Он состоявшаяся личность, – сказала Мариэтта. – А ты. Мод, ничего не понимаешь! Только и знаешь, что вредничать. Во-первых, он получает большие комиссионные от продажи пылесосов. Во-вторых, если ему удастся продать свое компьютерное изобретение, он заработает тридцать миллионов. А вырастила его одна мать, библиотекарша. Отец умер, когда он был еще ребенком.

    – От чего?

    – От передозировки наркоза. Врачи решили, что у него что-то с сердцем, и дали ему наркоз. Он даже не смог сказать последнее «прости», хотя и пытался. Стив говорит, он умер, не проронив ни звука.

    – Бедняжка Стив, – сказала мамочка. – Как он, должно быть, одинок. Мариэтта, надеюсь, ты не станешь разбивать ему сердце.

    – Я Мариэтту знаю, – сказала я. – Она будет его преследовать, а когда он попадется в ее сети, потеряет к нему всякий интерес.

    – Ну все, нам пора! – сказала мамочка. – У нас полно дел. Бензоколонка, больница, потом по магазинам, а если останется время, надо еще и на кладбище заехать – посмотреть, что там недавно устроили за безобразие.

    – Расскажи еще немножечко про то, как живут богатые, – попросила Мариэтта.

    – Бедные люди носят яркую одежду, а богатые предпочитают тусклые тона, – сказала мамочка, обведя нас взглядом.

    – Приглушенные, – хором поправили ее мы.

    – Пока мы не разбогатели, будем носить все яркое, – сказала мамочка. – Впрочем, может быть, вам это уже не нравится?

    – Только яркое! – завопили мы. – Как оперенье павлина! Все охристое, изумрудное, салатовое.

    – Парчовое, – сказал Пирс.

    – Парча – это не цвет, – презрительно заметила Мариэтта.

    – Вот чего я желаю всем своим детям: красоты, ума, чувства юмора и высокого роста, – сказала мамочка. – Долго ли продержишься на красоте?

    – От восемнадцати до сорока пяти, – ответили мы. – Потом пластическая операция.

    Пока мамочка смотрелась в пудреницу, мы кружились в импровизированном танце, напевая:

    – Бирюзовый, лимонный, багровый, сиреневый, алый, лиловый! – Это Теодор еще раньше сочинил.

    – Черт возьми, – сказал Теодор. – Над этой песней надо еще поработать.

    – Мам, расскажи, что нас ждет! – сказала я, когда мы, напевшись и наплясавшись, в изнеможении повалились на пол.

    – Да, мамочка! – закричали все остальные. – Предскажи будущее!

    – Каждый из вас получит от меня предсказание, – сказала мамочка и прищурилась.

    – Эй, подождите! – крикнул Теодор. – Вы правда считаете, что песенка ничего?

    – Теодор! – зашипели на него мы. – Заткнись. Мы ждем предсказаний.

    – Тебе, мой младший сын, – волшебный дар кулинара. Вижу тебя в поварском колпаке, выходящим из кухни самого роскошного нью-йоркского ресторана. Твоего собственного!

    Леопольд благодарно кивнул.

    – Тебе, Теодор, – твое имя в неоновых огнях на рекламе самого популярного бродвейского мюзикла.

    – Сколько он выдержит представлений? – спросил Теодор.

    – Не знаю, – сказала мамочка. – Сотни. Тысячи. А тебе, Мод, – дар быть неотразимой для мужчин. И дар этот с годами не иссякнет.

    – Я тоже такое хочу! – сказала Мариэтта.

    – Нет, Мариэтта, – сказала мамочка. – Ты тоже можешь быть неотразимой, но ты – ты будешь писать стихи, будешь читать их со сцены, в серебряном платье с шифоновым шарфом. Или ты предпочитаешь карьеру психиатра? – Мариэтта покачала головой. – Отлично, значит, будешь поэтом.

    – Мама, а если мне не удастся написать ничего оригинального?

    – Единственное, что мешает тебе быть оригинальной, так это ошибочное убеждение, что тебя кто-то слушает. Возьми все из старых книг, замени слово-другое, никто и не заметит.

    – Правда? – промурлыкала, как довольная кошка, Мариэтта. На мгновение мне показалось, что она вот-вот начнет вылизываться.

    – А со мной что? – спросил Пирс.

    – Проще простого, – сказала мамочка. – Ты станешь знаменитым киноактером.

    – Круто, – сказал Пирс. – Работы много будет?

    – Нет. Все вы должны помогать друг другу, не забывать друг друга ни в горе, ни в радости и перестать грызться.

    – Это, пожалуй, слишком, – сказал Теодор, и мы направились к двери.

    11

    – А у англичанина какая машина? – спросила я, когда мы все упихивались в нашу.

    Хорошо бы, у него была новая. В нашей машине пахнет плесенью и ржавчиной, хотя Теодор и обтянул сиденья искусственным мехом тигровой расцветки. Из-под днища все время дымит, и Пирс ничего не может с этим поделать, только постоянно бормочет себе под нос что-то про каталитический дожигатель.

    Руль и приборная доска заросли паутиной. Пирс как-то хотел ее смахнуть, но мы не разрешили – мы давно уже привязались к живущему в машине пауку. Это не коричневый паук-отшельник, а какой-то другой, с мощным желтым задом, которым он любит вызывающе покачивать. Пауку нравится ездить с нами на прогулки – это всегда видно по тому, как он начинает махать лапками. Иногда мы приносим сонную муху и суем гостинец ему в паутину.

    – Ты разжирел, – сказала Мариэтта Леопольду, сидящему у нее на коленях. – Полюбуйтесь! – Она ущипнула его за бока. – Настоящие жопьи ушки.

    – Терпеть не могу этого выражения, – сказала я. – Так какая у англичанина машина?

    – По-моему, арендованная, – сказала мамочка, пытавшаяся выехать со двора задом. Она терпеть не может ездить задом, потому что считает это противным Божьему промыслу. – Это что такое? Я на кого-то наехала?

    – Я разжирел? – сказал Леопольд. – Вы правда думаете, что я жирный?

    – Ну разве ты можешь быть жирным? – сказала я. – Тебе же всего шесть лет.

    – Тебе-то откуда знать? – сказал он. – Ты же без очков ничего не видишь. Надо мне больше приседаний делать.

    – Зацикленность на собственном теле – признак душевного убожества. Я думала, членам моей семьи оно не свойственно, – сказала мамочка, чудом не наехав на дерево.

    – Мам, хочешь, я поведу? – предложил Пирс.

    – Нет, Пирс, спасибо. В этом нет необходимости. Может, вам не нравится, как я вожу, но я хотя бы еду медленно и никогда не попадаю в аварии.

    – Иногда мне кажется, что в прошлой жизни я была деревом, – сказала я. – Помню, как меня распилили пополам. Противное ощущение.

    – Леопольд, пересядь к Теодору, – сказала Мариэтта. – Ты слишком тяжелый, у меня от тебя ноги зудят.

    – Только не ко мне, – сказал Теодор. – Я только что выгладил брюки.

    – Все меня ненавидят, – сказал Леопольд.

    – Садись ко мне, – сказала я. – Я тебя не ненавижу. Я не такая, как они.

    Леопольд перелез через Теодора, сел ко мне на колени, свернулся калачиком и обвил руками мою шею. Я потерла его животик, твердый и круглый, как половинка дыни.

    – Малыш мой любименький, – сказала я и, самодовольно ухмыляясь, обвела взглядом остальных.

    Пирс повернулся ко мне.

    – Ты хуже мамочки сюсюкаешь.

    – Она сюсюкает умиротворяюще, – сказала Мариэтта.

    – Слащаво, – сказал Теодор. – Типичное поведение женщины определенного возраста.

    – Кретины слабоумные! – сказала я.

    – Дети! – сказала мамочка. – Я этого не потерплю! Вы что, не можете не ругаться? Я так в аварию попаду. Какие вы все озлобленные!

    – Убери руки с моей шеи, – сказала я Леопольду. – Ты меня задушишь.

    – В лифте мама вечно всем улыбается и со всеми здоровается, – сказал Пирс.

    – А в супермаркете пытается очаровать кассиршу, – сказала Мариэтта.

    – Ей хочется, чтобы все ее любили, – сказал Теодор. – Чтобы доказать, что лучше ее никого нет. Это так утомляет.

    – Как сучка, которая валится на спину, едва завидев кобеля, – сказала Мариэтта.

    – Вы правы, – сказала мамочка. – Это утомляет. Действительно, почему я не веду себя как вы? Почему не злюсь, почему никого не оскорбляю? Вот умру, может, вы хоть тогда поймете, как были ко мне несправедливы.

    – А я, я ведь не такой, да? – спросил Леопольд.

    – Может, мне покраситься в брюнетку, а спереди высветлить две пряди, как у невесты Дракулы? – сказала я.

    – Слишком примитивно, – сказала Мариэтта.

    – Ничего оригинального, – сказал Теодор.

    – А по-моему, круто, – сказал Пирс. – А можно это, ну, в блондинку.

    Больница имени Гарри и Наоми Розенталь представляла собой небольшое бетонное здание, фасадом развернутое к Большому Медвежьему озеру и атомной электростанции Гитчи Маниту. Леопольду пришлось ждать в вестибюле. Мы забыли, что детей до четырнадцати к больным не пускают. Остальным разрешили заходить по трое. Я пошла в первой тройке. У двери в палату Эдварда стояли Фред и еще какой-то полицейский.

    – Он опасен? – спросила мамочка.

    – Как только ему станет лучше, мы заберем его в тюрьму, – сказал Фред. – Кстати, миссис Сливенович, я бы хотел потом переговорить с вами наедине.

    – О чем это? – сказала мамочка, входя в палату. – Да-да, конечно.

    Я собиралась было войти за ней, но Фред схватил меня за руку. Теодор насторожился, но ждать меня не стал и скрылся за дверью.

    – Я хочу попросить у твоей матери разрешения пригласить тебя на свидание, – сказал Фред.

    – Что ты несешь! – сказала я. – А ну, отпусти, свинья вонючая! – Я отдернула руку.

    – Мод, подожди! – сказал он, но я его не слушала. – Дверь закрывать запрещается! – крикнул он мне вдогонку.

    Эдвард сидел в кровати, одна рука была наручниками пристегнута к железной спинке, а второй он ел ярко-красное желе.

    – Залог назначили в четверть миллиона долларов, – сказал он. – Евангелина, ты что-нибудь можешь сделать?

    – А почему у него не обе руки в наручниках? – спросил Теодор.

    – Таких денег мне не собрать, – сказала мамочка.

    – Даже десяти процентов суммы. А почему такой большой залог, Эдвард?

    – Они сказали, что я совершил такое, о чем мне не хотелось бы упоминать, – сказал он и разрыдался.

    Я вдруг представила себе Эдварда маленьким, таким, как Леопольд сейчас. Наверное, с виду он был злым мальчишкой, – но это лишь для того, чтобы защитить что-то слабое и беспомощное внутри. Так морской конек носит в набрюшной сумке своего детеныша.

    – Что значит «они сказали»? – спросила мамочка. – Ты это совершил или нет?

    – Адвокат, назначенный судом, посоветовал мне не обсуждать дело, – сказал он. От слез у него потекло из носа. – Мамуля, ты меня не бросишь? Может, меня на долгие годы посадят в тюрьму. Ты будешь меня ждать, Евангелина?

    – Вряд ли, – сказала мамочка и присела на край кровати. – Ну-ну, не плачь. Мод, найди бумажную салфетку. – Я протянула ей клинекс, и она вытерла Эдварду нос. Он громко высморкался. Мамочка легла с ним рядом. – Кто-нибудь, уберите желе, – сказала она. – Или, может, хотите доесть? Мы как-нибудь сможем его вынести? Для Леопольда?

    – Я так и знал, что ты это скажешь, – вздохнул Эдвард.

    – Если ты так хочешь, оставь желе себе.

    – Нет, – сказал Эдвард. – Я знал, что ты скажешь, что не будешь меня ждать.

    – Ну что еще я могу ответить? – сказала мамочка. – Я не хочу лгать тебе, Эдвард. У нас с тобой было много хорошего, правда?

    – He знаю, – сказал он. – Так ли уж хорошо было? Да я по большей части был пьяный или обкуренный, так что помню мало.

    – За решеткой у тебя будет время обдумать свою жизнь, – сказала мамочка. – Считай, тебе повезло. Пострадал ты несильно, в тюрьме сможешь чем-нибудь заняться – написать роман, например. У Достоевского тоже была эпилепсия. Может, твоему адвокату удастся тебя вытащить, сославшись на эпилепсию. Ты кого-нибудь убивал, когда грабил?

    – Мамочка, ты что? – сказал Эдвард. – Неужели ты считаешь, что я на такое способен?

    – Откуда мне знать? – сказала мамочка. – Отвечай на вопрос.

    – Я не могу это обсуждать – сказал Эдвард.

    – Мам, это невыносимо! – сказал Теодор. – Пошли отсюда. Тебе так хотелось подцепить мужика, что ты не побрезговала убийцей с эдиповым комплексом, который угрожал пистолетом ни в чем не повинным лавочникам. Неужели ты сама не видишь, как это все убого и мелко?

    Мамочка, так и лежа рядом с Эдвардом, заплакала.

    – Я понимаю, ты говоришь совершенно справедливые вещи, – сказала она. – Но мне так плохо! Он был таким красивым, таким молодым! Я надеялась, что помогу ему измениться.

    Я разглядывала Эдварда. У него был огромный нос, спутанные, добела выгоревшие патлы и лоб как у элитного бультерьера.

    – Ты что, действительно считаешь его красивым? – спросила я, невольно рассмеявшись.

    – Благородный профиль. Как у першерона. Или клейдесдальца.

    – Лошадиный?

    Пожалуй, в его черепе действительно смутно просматривались некие благородные черты. Так в кляче, запряженной в тележку зеленщика, угадывается старый боевой конь. Не высший сорт, конечно, но с кое-каким достоинством.

    – Мамусечка, – грустно простонал он.

    – Красивый! – сказал Теодор. – Благородный! – И тоже расхохотался.

    Мы ржали и не могли остановиться – наверное, из-за переизбытка напряжения, и в палату заглянул обеспокоенный Фред.

    – Что здесь происходит? – спросил он. – Нельзя лежать в кровати с заключенным.

    – Она считает его красивым, – сказала я сквозь смех. Тут и Фред зашелся. Мы втроем стояли, согнувшись от хохота пополам, а мамочка с Эдвардом лежали в кровати и рыдали.

    Наконец мы успокоились, но время от времени то один, то другой снова принимался хохотать.

    – Миссис Сливенович, – сказал Фред совершенно серьезно. – Я заканчиваю дежурство в шесть и хотел просить вашего разрешения пригласить Мод на свидание.

    – У меня возражений нет, – сказала мамочка и высморкалась.

    – Какое свидание! – сказала я. – Не собираюсь я идти к тебе на свидание.

    – Фред де Галлефонтен не любит, когда ему отказывают в свидании, – сказал Фред.

    – Фредди Галлефонтен! – сказала я. – Что за Дикое имя!

    – Много поколений назад мои предки приехали сюда из Галлефонтена, – сказал Фред. – Это во Франции. Там мы владели деревней и замком. Но с тех пор род наш пришел в упадок.

    – Ты мне что, угрожаешь? – сказала я. – Зачем говоришь, что не любишь, когда тебе отказывают?

    – Нет! – воскликнул Фред. – Как я могу тебе угрожать? Я боюсь тебя до смерти. Едва собрался с духом тебя пригласить. Я даже не уверен, хочу ли с тобой встречаться.

    – Она оказывает такое странное воздействие на мужчин, – сказала мамочка. – Ее магнетизм – от Северного и Южного полюсов одновременно.

    Я рассеянно улыбнулась.

    – Разорившиеся французские аристократы, – сказала я. – Довольно романтично. А в этой стране что у тебя за замок?

    – Живу на ранчо, – сказал Фред.

    – В доме, заставленном семейными реликвиями, которые хранились в вашей семье веками и истинной ценности которых ты не представляешь?

    – Если бы! – сказал Фред упавшим голосом. – Не хочешь со мной встречаться – не встречайся. А мебель мама купила на распродаже.

    – У тебя рыжие волосы, – сказала я.

    – Знаю, – сказал Фред.

    – Это серьезная проблема.

    – Мод, ну сходи к нему на свидание, – сказала мамочка. – Других дел у тебя все равно нет.

    – Да я займусь чем угодно, лишь бы не ходить к нему на свидание!

    – Он милый, – сказала мамочка, – а ты злая. Я бы пошла. Вовсе не обязательно с ним спать.

    – Естественно, я не собираюсь с ним спать! – сказала я. – Я с ним даже разговаривать не желаю.

    – Просто сходи в кино или еще куда, – сказала мамочка. – Сделай мне одолжение, скройся с глаз моих хоть на несколько часов. Ты меня с ума сводишь.

    – Я отведу тебя в кино и поужинать, – пообещал Фред.

    Это меня так ошеломило, что я на минуту лишилась дара речи.

    – Я тебя с ума свожу? – сказала я наконец. Она на меня словно ушат воды вылила. – Это я тебя с ума свожу? Больше, чем остальные?

    – Да, есть причина, по которой сегодня ты меня сводишь с ума больше, чем остальные, – сказала она.

    – Лучше бы мне на свет не родиться, – сказала я. – Что меня ждет? Даже родная мать меня не любит. У меня нет ни денег, ни связей, ни талантов, я живу в трейлере, который даже не достоин называться «Виннебаго». Мне девятнадцать лет, и в моей жизни не будет ничего исключительного.

    – Умоляю, замолчи, – сказала мамочка, еще раз высморкалась и встала с кровати. – То, что сегодня ты сводишь меня с ума, вовсе не означает, что я тебя вообще не люблю. Делай что хочешь. Из тебя так и хлещет энергия, о которой ты сама не подозреваешь. Да ею можно целые планеты взрывать. Есть она и у Мариэтты: это сексуальная энергия, которой обладают молодые девицы. Используй ее, пока она не иссякла. Как бы мне хотелось снова стать такой же юной, как ты, только со своими нынешними опытом, знанием, мудростью. Тогда бы уж я точно не сидела в больнице Гарри и Наоми Розенталь и не заливалась слезами.

    – А что бы ты делала? – спросила я и обернулась к Теодору за бумажной салфеткой.

    – Я бы мчалась навстречу приключениям! Я бы отправилась на свидание с Фредом. При хорошем раскладе погуляла бы немножко, и домой. От меня бы не убыло.

    – Поняла? – сказал Фред. – Это всего-навсего свидание. Оно поможет тебе развеяться.

    – Ну, хорошо, – сказала я, разглядывая в зеркале над раковиной опухшее от слез лицо. – Где мы будем в шесть? Куда Фреду подъезжать?

    – Встречайтесь здесь, в вестибюле. Это только начало, Мод, – воодушевилась мамочка. – Твои страхи и волнения скоро испарятся. Если выдержишь это, тебе все будет по силам!

    – Мне понадобится несколько минут – принять душ и переодеться, – сказал Фред и окинул меня критическим взглядом. – А у тебя нет с собой другой одежды?

    12

    – Считай, мы ни о чем не договаривались, – сказала я.

    – Знаешь, а ты и так прекрасно выглядишь, – решил Фред.

    – Ему все равно, во что ты одета, – сказала мамочка. – Сходи поменяйся одеждой с Мариэттой. На ней чудесная юбочка. Так ты хотя бы не будешь его смущать.

    – Хорошо, мама, – покорно согласилась я. – Как скажешь.

    Я отправилась в вестибюль к Мариэтте. В коридоре мне попался Стив Хартли.

    – Стив! – сказала я. – Как себя чувствует ваша мама?

    – Возможно, она не выкарабкается.

    – Шутите!

    – Нет, не шучу, – сказал он. – Да, кстати, я нашел модель пылесоса, которая может оказаться вашей маме по средствам. – Он протянул мне брошюру и листок с какими-то цифрами.

    – Бог ты мой! – вскричала я. – Ваша мать на пороге смерти, а вы составляете график выплат за пылесос.

    – Возможно, это защитная реакция, – сказал он. – А ваша сестра здесь?

    – Оставайтесь тут, – велела я. – Я ее приведу. Никуда не уходите.

    Я вышла в вестибюль. Мариэтта стояла и разговаривала с врачом ростом не меньше шести футов семи дюймов.

    – В коридоре ждет Стив Хартли, – сказала я. – Он хочет тебя видеть. Его мать умирает.

    – Буду через минуту, – ответила Мариэтта, даже не обернувшись.

    Я вернулась к палатам.

    – Она придет, – сообщила я. – Соблазнит врача и придет. – Вид у Стива был несчастный. Мне стало его ужасно жалко. – Стив, что произошло с вашей матерью? Она действительно умирает? Если ее изнасиловали агенты ФБР, вы можете подать в суд.

    – Нет, дело не в ФБР. Она уже давно больна.

    – А что с ней? – спросила я.

    – Синдром Шай-Драгера, – сказал он. – Возможно, ей понадобится операция.

    – Какой ужас! Простите, я не знала. Подумать только, эти люди напали на нее, невзирая на ее состояние! Мне так ее жаль.

    – Как я уже сказал, она давно больна. Этого удара она может и не пережить.

    – Я не была с ней знакома, но она всегда казалась мне очень милой женщиной, – сказала я.

    Стив благодарно кивнул.

    – Наверное, дом достанется мне. Понимаете, я в нем вырос и, окончив университет, снова туда вернулся. Дом большой, пожалуй, даже слишком большой для одного.

    – А в какой части города? – спросила я.

    – На Холмах, – ответил он. Это лучший район Нокомиса.

    – Викторианский особняк, белый с зеленым?

    – Нет, красный кирпичный, тридцатых годов девятнадцатого века.

    – Я его отлично знаю! – сказала я. – Очень красивый. Мне всегда нравились кирпичные дома.

    – Нам никогда не хватало денег на его содержание. Мой отец давно умер, и мы с матерью были стеснены в средствах. Спасибо вам за сочувствие. Мариэтта мне все рассказала, я представляю, как вам самой теперь нелегко.

    – Отчего это мне нелегко? – возмутилась я.

    – Наверное, мне не стоило об этом упоминать, – пробормотал Стив. – Мне пора обратно в палату. Попросите Мариэтту, чтобы она здесь не курила. Мама под кислородным колпаком.

    – Мариэтта что, курит? – спросила я.

    Он изумленно уставился на меня.

    – Она сказала, что вы практически вынудили ее закурить.

    – Да, такие заявления вполне в ее духе. Какая подлость!

    – Она говорила, что именно так вы и скажете. Дыма без сигарет не бывает. Вчера вечером она дымила как паровоз. Просто ужас!

    Я отправилась в вестибюль.

    Мариэтта все еще беседовала там с врачом-гигантом.

    – Я и не знала, что ты куришь, Мариэтта, – сказала я. – Мало тебе наркотиков! Может, хватит вымогать у несчастных врачей рецепты?

    Врач отверз было коралловые уста, но так и не проронил ни слова, только обдал меня зловонным запахом, после чего, даже не представившись и не извинившись, развернулся и ушел.

    – Огромное спасибо, Мод, ты все мне испортила, – сказала Мариэтта.

    – С этим великаном тебе нечего было ловить, – ответила я. – Ну, допустим, у вас что-то получилось бы, все равно с твоими мальчишескими бедрами тебе никогда не выродить младенца-гиганта. Съела? – Ноздри ее раздувались от гнева, и я предусмотрительно отступила назад. – А куда подевался Леопольд? Ты что, его потеряла?

    – Диетолог повел его на кухню – показывать, как готовят больничную еду.

    – Только бы он не вздумал у них что-нибудь перенять, – сказала я. – Ты знала, что Стив Хартли здесь? Его мать умирает, и он скоро унаследует очаровательный особнячок.

    – Похоже, ты совсем бесчувственная, – холодно сказала Мариэтта.

    – Всего за несколько минут я получила убийственные характеристики от двух ближайших родственниц. Вы что, решили окончательно уничтожить во мне чувство собственного достоинства? Снимай юбку.

    – Ни за что! – сказала Мариэтта и, помолчав немного, спросила: – А где именно находится дом, который наследует Стив?

    – Скажу, если пойдешь со мной в туалет и поменяешься одеждой, – сказала я. – Мама так велела. У меня свидание с этим кошмарным Фредом де Галлефонтеном, а его раздражает то, как я одета. Не понимаю, почему он сначала тебя не пригласил. Решил, наверное, что ты не про него. Плохо же он разбирается в людях.

    – Я что, должна буду напялить на себя эти кошмарные клетчатые штаны? – спросила Мариэтта, но в туалет со мной все же пошла. – Ты наденешь чудесную кремовую юбку и наверняка зальешь ее соусом, а мне придется вырядиться клоуном. Не понимаю, как это тебе раз за разом удается все мне портить.

    – Колготки тоже, – сказала я. – И вообще, несправедливо, что у тебя роскошные льняные волосы, а у меня темно-русые.

    – Каштановые, – уточнила она. – Шелковистые каштановые кудри. А у меня на голове солома.

    – Быть такого не может! О-хо-хонюшки, – вздохнула я, поглядевшись в зеркало.

    – Ты зациклилась на себе самой. Считаешь себя центром вселенной.

    – А ты что, нет?

    – У меня все по-другому.

    Мы вернулись в вестибюль в тот момент, когда в дверях появился англичанин.

    – Привет, – сказал он слабым голосом. – Я бы вас расцеловал, но, увы, чувствую себя прескверно. Какие вы обе хорошенькие!

    – У нее свидание с этим Фредом Д. Галлефонтеном, – сказала Мариэтта. – Ей до смерти хотелось, чтобы он ее пригласил. Она так мечтала выглядеть получше, что мне пришлось отдать ей свою одежду. Иначе я бы ни за что не напялила этот шутовской костюмчик.

    – Он очень мил, – сказал Саймон.

    – Вам нравится? Вообще-то это я его отыскала, а потом отдала ей. Да, если вам понадобится помощь, меня вы найдете здесь. Пока она развлекается, буду ухаживать за больными.

    – С Фредом Галлефонтеном? – спросил Саймон, почему-то крайне заинтригованно.

    – Глупый юнец, – сказала я. – Провинциальный мальчишка. Он для меня ничего не значит. Кстати, а почему ты здесь? Что случилось?

    – Я лежал в постели и вдруг понял, что надо немедленно обратиться к врачу. Боюсь, если то, что ты говорила, верно, моим ягодицам грозит серьезная опасность.

    – А ты чувствуешь, как яд проникает в твой организм?

    – Мод эти ощущения хорошо знакомы, – сказала Мариэтта.

    – Да! – воскликнул Саймон. – Как будто тебе поставили капельницу с каким-то едким раствором. Здесь случайно нет ли кого, кто бы меня осмотрел?

    – Только что был один врач-великан, – сказала я. – К сожалению, Мариэтта своим агрессивным поведением его вспугнула, и он укрылся у себя в логове. Кто знает, сколько часов он там будет отсиживаться. Вот что я предлагаю: пошли со мной в туалет, я сама тебя осмотрю.

    – Я тоже пойду! – заявила Мариэтта.

    – А если нас кто-нибудь там застанет? – спросил он. – Я… боюсь, я буду смущаться. Понимаете, я воспитывался совсем в иных традициях.

    – Тогда вот что, – сказала я, подумав. – Зайдем в туалет в какой-нибудь палате. Подождите меня здесь – я пойду поищу, где лежит больной потяжелее. – Отойдя на несколько шагов, я обернулась и увидела, как Мариэтта, схватив англичанина за локоть, наклонилась к нему и что-то говорит.

    Я почувствовала себя лошадью, которую всю дистанцию придерживали, но у финиша ее азарт взыграл. Дверь одного из кабинетов была открыта. Там сидел толстый врач и жевал «Твинки». В пачке лежал еще один кексик.

    – Привет! – сказала я. – Доктор Джонсон, как поживаете? Я же говорила, не ешьте вы больше эти «Твинки». Если похудеете хотя бы на пять фунтов, вы станете совершенно неотразимым. – И я выхватила у него несъеденный кекс.

    – Я доктор Кенмор, – сказал он, с тоской глядя на утраченный «Твинки». – Вы, должно быть, ошиблись.

    – Прошу прощения. – Я быстро откусила половинку кекса. – Я была уверена, что вы доктор Джонсон. Отдать обратно? – Из кекса потек крем, который мне пришлось слизнуть. – Знаете, доктор Кенмор, вы тоже станете неотразимым, если потеряете фунтов пятьдесят. Послушайте, я хочу попросить вас об одолжении. Я попала в крайне затруднительное положение. Не могли бы вы вызвать мою сестру? Ее зовут Мариэтта Сливенович. Ей надо срочно идти в палату триста два, иначе будет поздно. Я буду вам так благодарна, доктор Кенмор.

    Я успела забыть, до чего мне отвратительны все эти ванильные кексы. Я проглотила калорий четыреста, не меньше, да еще того, чего терпеть не могу. Из глаз у меня брызнули слезы.

    – Да-да, конечно, – сказал доктор Кенмор. – Мариэтта Сливенович. Ее вызовут. С вами самой все в порядке? Могу я угостить вас кофе? Не желаете сходить со мной в буфет?

    – Благодарю вас. Может быть, сходим, но потом, когда все закончится. – Я порылась в карманах и вытащила носовой платок лорда Саймона, залитый кровью Леопольда. Кровь давно высохла. Я деликатно обтерла свои коралловые уста. – Сами понимаете, такие дела…

    Я подождала, пока он снимет висевшую на стене трубку. Услышав из громкоговорителя имя Мариэтты, я поспешила удалиться. Теперь Саймон был в вестибюле один.

    – А где моя сестра? – спросила я.

    – Точно не знаю, – ответил Саймон. – Ее куда-то вызвали.

    – Иди за мной. – Тут я заметила, что Саймон прихрамывает. У стены стояло инвалидное кресло. – Бедняжечка ты мой, – сказала я. – Может, сядешь сюда? Для пущего правдоподобия. – Он недоверчиво посмотрел на кресло. – Ну, садись скорее!

    – Слушаюсь, мисс.

    Он сел в кресло, и я повезла его по коридорам в поисках свободной палаты.

    В одной из них в кровати лежал мужчина. Голова его была забинтована.

    – Помогите! – возгласил он, увидев нас в дверях. – Помогите мне!

    Я вырулила обратно в коридор.

    – Может, нам надо ему помочь? – спросил Саймон.

    – Времени нет, – ответила я и свернула направо.

    Молодая женщина вела под руку старика.

    – Где ты оставил свою коляску, папа? – крикнула она. То ли она на него злилась, то ли старик был глух как пень.

    – Где моя коляска? – повторил он. Проезжая мимо, я окинула их суровым взглядом, давая понять, что они мешают.

    – Должна признаться, терпеть не могу стариков, – сказала я Саймону. – Мне кажется, они сами виноваты в том, что стали такими. Надеюсь, от этого ты не станешь относиться ко мне хуже.

    – Осторожнее! – крикнул он, потому что я едва не врезалась в какого-то больного. – Ты не можешь помедленнее?

    – Не время медлить, мой господин, – сказала я, еще прибавив шагу. – Дорога каждая минута. Моя мама считает, что начатое нужно доводить до конца. Когда мы были маленькие, она все время говорила нам: «Не мешкайте! Не мешкайте!», и мы никак не могли понять, о чем это она.

    Минут пять я с наслаждением играла роль медсестры – на прямых участках развивала огромную скорость, в повороты вписывалась, почти не тормозя. Никто из персонала нам не попадался, только больные: они бродили по коридорам, держась за стенки, и искали на полу объедки.

    – Я видела по телевизору балерину в инвалидном кресле, – сказала я. – Она могла только руками махать. Было еще одно шоу, про инвалидов в Голландии. Там есть публичный дом, оборудованный специальными подъемниками, чтобы и калеки могли вкусить радости секса.

    – Пожалуй, лучше остановиться, – сказал Саймон и потянулся к ручке тормоза.

    – Не порть песню, – сказала я, стукнув его по руке. Мы заехали в палату с четырьмя кроватями.

    – Принесите соку! – сказала какая-то женщина.

    – Я здесь не работаю, – объяснила я.

    – Прошу вас! – взмолилась она. – Что угодно, хоть стакан воды. Столько дней ни глотка!

    – Сколько дней? – поинтересовалась я.

    Она не успела ответить, потому что вторая завопила:

    – Этель! Этель! Этель! – Телевизор орал, и понять, что происходит, было почти невозможно. – Этель! Этель!

    – Воды! Воды! Пожалуйста! – молила первая.

    Занавеси вокруг третьей кровати были задернуты. Я надеялась, что хоть она пуста – вида еще одного больного я бы не вынесла. Я раздвинула шторы. Под одеялом происходило что-то странное. Присмотревшись, я поняла, что это моя сестра совокупляется со Стивом Хартли.

    – Бог ты мой! – сказала я. – Что вы тут вытворяете? Ты действительно больная. И еще говоришь, что я бесчувственная! Его мать умирает!

    – Я его утешаю, – сказала Мариэтта, приподняв голову. – Он меня вызвал.

    – Что такое? – спросил Стив, стащив с головы простыню.

    – Я нужна ему, – сказала Мариэтта. – Будь добра, скройся. В стрессе люди иногда ведут себя странно.

    – Вы занимаетесь сексом прямо на глазах у всех этих людей!

    – Тс-сс, – сказала моя сестра. – Потише, пожалуйста. Мы оба одеты. Ничего не происходит.

    – Вы думаете, этим дамам приятно слушать, как вы тут пыхтите и стонете?

    – У них у всех болезнь Альцгеймера, Мод, – сообщила Мариэтта. – Они не понимают, что происходит вокруг.

    – Когда я уеду, все это будет в вашем полном распоряжении, – сказала вторая старушка. – А пока что я надеюсь на вашу помощь.

    – Как вам помочь? – рассеянно спросила я, подойдя к ее кровати. Она протянула ко мне свою дряхлую ручку – ну просто скелет, обтянутый посеревшей кожей, – и пребольно меня ущипнула. – Ой! – вскрикнула я.

    – Попалась! – радостно заверещала она. – Попалась!

    – Поехали отсюда, – сказала я и выкатила коляску с лордом в коридор.

    – В этой больнице есть врачи или медсестры? – спросил он. – Может быть… не знаю, как сказать… думаю, мне лучше проконсультироваться у специалиста. – Он попытался встать, но я придержала его за плечи.

    В следующей палате лежали двое мужчин, оба с закрытыми глазами.

    – Мы только на минутку зайдем в туалет, – сказала я. Ответа не последовало. – Наверное, это посетители. Прилегли отдохнуть. Давай не будем шуметь. – Я подвезла коляску к двери туалета. – Вставай, – сказала я. – Коляска не проедет.

    Саймон, пошатываясь, зашел внутрь, я за ним.

    – Мне расстегнуть брюки? – спросил он.

    – А как иначе я осмотрю твой нарыв? Все сними и наклонись.

    – Слушаюсь, мисс. Я, право, так смущен…

    – Веди себя как менш.[7]

    – Как кто?

    – Менш, – повторила я. – Как балбатишер[8]человек! – Оказывается, я, сама того не замечая, нахваталась у Тео всяких словечек.

    – Прости, но я не вполне тебя понял, – сказал Саймон.

    – Некогда объяснять, – сказала я. – Обнажайся, дорогой!

    Он нервно засмеялся.

    – Не могла бы ты, пока я разоблачаюсь, закрыть глаза?

    Я зажмурилась и не открывала глаз, пока он не позволил. Он стоял, опершись на ванну и отклячив ягодицы.

    – Если будет больно, можешь кричать, – разрешила я.

    – Прости? – переспросил он.

    – Ничего не вижу.

    – Ты уверена? Справа внизу.

    – Это что, розыгрыш? – спросила я.

    – А? Что ты, конечно же, нет! Ты действительно ничего не видишь?

    – Подожди-ка! – сказала я. – Что-то есть.

    – Да? И что же? Говори скорее!

    – Крохотное красное пятнышко, – сказала я.

    – Черт! – воскликнул он. – Это я и так знаю. И что мне делать?

    – Оп-па! – сказала я. – Погоди-ка… Это просто пушинка. Красная пушинка.

    Он вздохнул, натянул штаны и повернулся ко мне. Мы стояли почти вплотную друг к другу. Между нами был только унитаз. Руки его дернулись, словно он дотронулся до оголенного провода, и он прижал меня к себе. Его коралловые уста вытянулись в трубочку и приникли к моим.

    Я решила, что из вежливости надо тоже его обнять. Так мы стояли секунд тридцать – сорок и терлись коралловыми устами, пока он внезапно не убрал руки и не отпрянул назад, едва не усевшись в ванну.

    – Да… – сказал он. – Все произошло так внезапно, правда? Было очень приятно, дорогая.

    – Он у тебя такой большой и твердый, – сказала я.

    – Ха-ха-ха! – искусственно рассмеялся он. – Твоя прямота очаровательна. Это, пожалуй, мне нравится в тебе больше всего.

    – Да? – сказала я. – Пошли отсюда. Кажется, эту ванну не мыли несколько лет. – Я открыла дверь и села в инвалидную коляску. Двое мужчин по-прежнему лежали вытянувшись в струнку и так ни разу не пошевелились. Я подумала, не накрыть ли им глаза медяками.

    – Хочешь, чтобы я тебя повез, дорогая? – спросил он.

    – Который час, дорогой?

    – Почти шесть, – ответил он. – Что ты делаешь сегодня вечером?

    – Ты меня хочешь куда-нибудь пригласить?

    – Да.

    Я так расстроилась, что чуть не разревелась от досады.

    – Сегодня не могу, – сказала я.

    – Ах да, вспомнил. Понимаю. Твоя порядочность не позволяет тебе отменить свидание.

    – У меня никакой порядочности нет, – сказала я. – У мамы есть. Она меня убьет, если я позволю себе такую низость.

    – Понятно, – сказал он озадаченно.

    – Как ты считаешь, личность определяется интеллектом?

    – Что ты имеешь в виду?

    – Каждая собака – личность. Правда, если окажешься в комнате, полной незнакомых собак, этого поначалу не поймешь. Но потом становится ясно, что все они личности. Ну как когда приходишь на коктейль в незнакомую компанию.

    – Боюсь, я не вполне улавливаю твою мысль, – сказал Саймон. – Ты случайно в гольф не играешь? Я играл в Шотландии, когда там было так же холодно.

    – Я вот о чем, – сказала я. – Если каждая собака обладает индивидуальностью, возможно, она есть и у аллигаторов, хоть и не такая выраженная. И у птиц. Даже у муравьев. Надо просто провести с каждым муравьем достаточно времени, и тогда ты поймешь, какой он – застенчивый, наглый, замкнутый, весельчак, эгоист, душа компании. Дошло?

    – А как насчет завтрашнего вечера? – сказал он. – Никакого гольфа, просто сходим куда-нибудь.

    – С удовольствием, – сказала я. – Да, кстати, какой у тебя любимый грызун? У меня – морская свинка. А на втором месте – белка и капибара.

    – Я… я не знаю.

    – Подумай до завтра, – сказала я.

    13

    Саймон оставил меня в коляске в вестибюле. Настроение у меня было паршивое. В кои-то веки я получила приглашение от очаровательного мужчины, но принять его не могла. А вдруг он до завтра обо мне забудет? Или до него доберется Мариэтта… Вскоре появился Фред. Я решила, что надо его немного наказать – за то, что из-за него я терплю такие муки.

    Он переоделся в джинсы, остроносые кожаные сапоги, черную футболку и толстое твидовое полупальто – такие носили где-то в пятидесятых. Вынуждена признаться, выглядел он поприличнее, чем прежде, хотя, если разобраться, мужчина в форме всегда сексуальнее, даже если форма из синтетики.

    Он уставился на меня.

    – Что ты делаешь в инвалидной коляске? – спросил он встревоженно.

    – Ничего, – сказала я. – Ты что, боишься калек?

    – Если уж я решил провести с тобой вечер, будь добра, постарайся быть поприветливее, – сказал он. – Не думай, что делаешь мне одолжение.

    – Хорошо, буду поприветливее.

    – Куда ты хочешь пойти поужинать? – спросил он уже поспокойнее.

    – Все равно, – пожала плечами я.

    – Как насчет «Рампернугиз»?

    – Никаких возражений.

    Мне не хотелось признаваться, что я там не бывала, и вообще, насколько помню, нигде, кроме как в «Минни-ваве» и «Трубке мира», никогда не ужинала.

    Я вылезла из коляски и пошла за ним к машине. Она была новая, белая, а салон черный.

    – Вытри ноги и садись, – сказал он.

    – Тоже мне, чистюля нашелся!

    – Помолчи, а? Машина новая, и я не хочу, чтобы ее пачкали, вот и все.

    Он внезапно наклонился и поцеловал меня. Я бы закричала и дала ему пощечину, только у меня вдруг все поплыло перед глазами. Едва он до меня дотронулся, меня так и повело. Со мной произошло все то, что должно происходить с человеком, когда его целуют. Я забыла, где я, превратилась в беспозвоночное, в простейший организм, и мне открылись все прелести существования медузы или амебы, плавающей в бескрайних водах первозданного океана. Наконец мы перестали целоваться, он подмигнул мне, откинулся на спинку сиденья и включил зажигание.

    – Не смей больше этого делать, кретин, – сказала я.

    – Как скажешь, – ответил он и выехал со стоянки.

    Я опустила козырек на ветровом стекле, чтобы проверить, есть ли там зеркальце. Мариэтта оставила в кармане юбки губную помаду.

    – Кто охраняет Эдварда? – спросила я, стараясь говорить так, будто ничего особенного не произошло.

    – Два дежурных констебля. Чего это ты спрашиваешь?

    – Просто любопытно, – огрызнулась я.

    Я заказала блюдо дня, говяжий стейк, и бренди «Александер». Его подали с вишенкой. Фред ничего не сказал, хоть я и несовершеннолетняя. Стейк был изумительный – толстый, нежнейший, с кровью. Вкусно было удивительно, но я твердо решила, когда ужин закончится, стать вегетарианкой. Не хочу, чтобы меня покупали за кусок мяса.

    – Недурно, – сказала я. – Спасибо за ужин. Да, я говорила тебе, что собираюсь перебраться в Лос-Анджелес?

    – Правда? – Он по-прежнему глупо улыбался. Зубы у него были ослепительно белые, как у молодого хищника – волка, росомахи или койота.

    – Да, – ответила я рассеянно. – Мы с братом уезжаем через несколько недель.

    – В Лос-Анджелесе здорово, – сказал он. – Может, я тоже туда перееду.

    – Ни за что! – сказала я.

    – Это большой город, – сказал он. – Ты мне помешать не сможешь. Полицейские везде нужны.

    – А почему ты решил стать именно полицейским? – вежливо спросила я. Стейк как-никак стоил тринадцать долларов девяносто пять центов.

    – Семейная традиция.

    – У тебя есть хобби, увлечения какие-нибудь?

    – Да, конечно, – сказал он. – Тебе-то что до того?

    – Я поддерживаю беседу, – сказала я. – Если не хочешь, можешь не отвечать.

    – Мух дрессирую, – сказал он.

    – Как интересно!

    – Да пошла ты, – сказал он. – Знаешь, почему я не хочу отвечать? Потому, что ты, что бы я ни сказал, все равно будешь надо мной издеваться.

    – Один ноль в твою пользу, – сказала я.

    В машине мы снова начали целоваться.

    – Давай пойдем до самого конца, – предложила я.

    – Нет. Я не из таких.

    Вдруг я поняла, на какой опасный путь становлюсь. Неизвестно, по какой причине амур пустил свою стрелу именно в тот момент, когда я целовалась с полицейским. Амур – злобный мальчишка, и стрелы свои рассылает себе на забаву, иначе уж я бы ему объяснила, что в мои планы это не входит и я не позволю сделать из себя жертву напитанного ядом острия! По неизвестным мне причинам тело мое стремилось к Фреду, но разум стоял на страже, и лишь он один мог вытащить меня из этой западни.

    – Ты знаешь, как спариваются осьминоги? – спросила я. – Самец-осьминог подготавливает самку, массируя ее щупальцем. Оба приходят в такое возбуждение, что становятся багрового цвета. Когда самец решает, что самка готова, он лезет к себе в пасть, вытаскивает пакетики со спермой и запихивает их в партнершу. Осложняется все тем, что сует он их ей в глотку. Поэтому, решив, что самец хочет ее задушить, самка пытается его убить.

    – Странная ты какая-то, – сказал Фред. – Как ты можешь такое рассказывать?

    – Ты, наверное, прав. Себя ты странным не считаешь – значит, странная я. Если трахаться не хочешь, вези меня домой.

    – Может, в кино сходим? – сказал Фред.

    – Издеваешься, да? – холодно ответила я.

    – Мне показалось, что у нас с тобой что-то получается, – сказал он. – Просто я пока что не готов с тобой спать. Я бы предпочел романтические отношения. Может, я в тебя влюблен по-настоящему и не хочу, чтобы над моими чувствами смеялись. Я думал… думал, мы сначала узнаем друг друга поближе.

    – Да с тобой и поговорить особо не о чем!

    – Я знаю, как спариваются одноклеточные зеленые водоросли, – сказал он.

    – Правда? – спросила я недоверчиво.

    – Их во всех прудах полно. Так вот, две водоросли одного размера сливаются друг с другом. Это тоже секс, только у них нет ни самца, ни самки.

    – Да? Ни самца, ни самки? Что ж, интересная история. Ладно, вези меня домой.

    – Я тебя не понимаю. Разве мы не можем просто встречаться? Мне бы хотелось узнавать тебя постепенно.

    – Ну, понятно, – хмыкнула я. – Я отлично вижу, что ты настроен на серьезные отношения, только ничего из этого не получится.

    Мне самой было противно говорить такие гадости, но меня пугало, что тело мое словно сошло с ума, что оно готово пуститься во все тяжкие, готово отвергнуть английского лорда и сделать своим избранником полицейского, который никогда не разбогатеет и которого запросто может пристрелить какой-нибудь подонок вроде жениха моей мамочки. Мне надо во что бы то ни стало выбраться из этой дыры, а если я к нему привяжусь, то останусь тут на веки вечные.

    Он словно окаменел и домой меня вез молча.

    – Если тебе так уж не терпится заняться любовью, могу снять номер в «Холидей Инн», – сказал он наконец.

    – Обдумай это хорошенько, – сказала я обиженно. – Я не хочу, чтобы ты считал, будто тебя к этому вынудили. Пересплю с тобой, так ты вообще от меня не отлипнешь. Да, пожалуй, ты прав, делать этого не стоит.

    – Мод, я должен тебе кое-что сказать.

    – Что?

    – Про дружка твоей матери. Прошу тебя, предупреди ее, что он очень плохой человек. Если ты не возражаешь, я как-нибудь позвоню или заеду. Хочу убедиться, что у вас все в порядке.

    Я открыла дверцу. В свете фар было видно, что лужи подернулись льдом, белым и хрустким, а замерзшая грязь походила на шоколадную глазурь. Где-то у озера сдавленно ухала сова, охотящаяся на мышей. Шелестела на ветру дубовая листва.

    – Можешь заезжать и без предлога, – сказала я. – Может, моей сестре захочется романтических отношений. Или маме. – Я поднялась по ступенькам, а он так и сидел в машине, глядя прямо перед собой.

    – Смотрите-ка, кто пришел! – сказала мамочка. – Ты еще не забеременела?

    – И не собираюсь, – сказала я. – Я не из таких.

    – А я бы родила еще ребеночка, – сказала она. – Хотя в сорок пять, пожалуй, и поздновато.

    – Ой, мам, только не это! – сказал Теодор, поправляя галстук-бабочку. – Никто не видел мою тушь?

    – Возьми мою, – предложила я.

    – У меня гипоаллергенная. И вообще, не люблю пользоваться чужой косметикой, тем более что твоя тушь давно засохла.

    – По-моему, мужчина с накрашенными ресницами выглядит отвратительно, – сказала я.

    – Старомодно мыслишь, – сказал Теодор. – И откуда столько сексизма? Я только чуточку подкрашиваю кончики. Ты что, серьезно считаешь, что я похож на голубого?

    – Ты куда-то собираешься, Теодор? – спросила я.

    – Возможно.

    – Здесь же некуда пойти. А что тут за вещи разбросаны?

    – Я отбираю, что взять в Лос-Анджелес.

    – О чем это ты?

    – Я тоже решил ехать. Впрочем, вполне возможно, в последний момент и передумаю.

    – Когда-то мы с Эдвардом сделали отличного ребеночка, – сказала мамочка. – Интересно, а невестам разрешены свидания с заключенными?

    – Мам, думаю, не стоит пытаться продублировать Леопольда, – сказал Теодор.

    – Да? – сказала мамочка. – Возможно, ты и прав. Он единственный и неповторимый. Только вот найти здесь кавалера становится все труднее и труднее. Конечно, всегда есть Гарри, но я больше не могу мириться с его импотенцией.

    – Ma, a еще не придумали никаких мини-помп, которые от этого помогают? – спросила я.

    – Может, нам всем поехать в Калифорнию? – сказала мамочка. – Мне так порой жалко, что в молодости я не родила еще хотя бы троих. Я всегда думала, что у меня будет восемь детей. Теперь я понимаю, что максимум, на что я могу рассчитывать, это шестеро. – Она подошла к окну. – Фред еще не уехал. Да, а почему ты так рано вернулась? Что ты с ним сделала?

    – Ничего я с ним не делала!

    – Я приглашу его в дом, – сказала мамочка. – Он такой симпатичный. Если он тебе не нужен, им могла бы заняться я.

    – И не мечтай. Он не трахается.

    – Мод! – сказала мамочка. – Ты меня поражаешь. Вот уж не думала, что ты такая.

    – Ничего не могу с собой поделать, – призналась я. – Он потрясающе сексуален, если только глаза закрыть. Честно, я в жизни ничего подобного не испытывала.

    – Глаза-то зачем закрывать? – сказала мамочка. – Он очень привлекательный молодой человек.

    – Это правда, – сказал Теодор. – Я в этом мало понимаю, но он похож на ирландского музыканта.

    – Ты меня послушай, я-то знаю, о чем говорю, – сказала мамочка. – Ты береги себя для английского лорда. А Фреда я возьму себе. Приятно будет иметь кавалера на дочкиной свадьбе. – И она отправилась во двор.

    – Черт! – сказала я Теодору. – Она же все испортит! Лучше уж справлять свадьбу без нее.

    – Не психуй, – сказал он и включил утюг. – Англичане и так смотрят на американцев свысока. Они даже не поймут, что она ненормальная, решат, что все американки такие. И вообще, память у нее короткая. Когда доберемся до Калифорнии, она про это и думать забудет. Ты нигде не видела аэрозоль с крахмалом?

    – В Калифорнии растут апельсины, – сказала я, подойдя к окну. – И авокадо. – Я глядела на Фреда и мамочку, сидевших в машине. Она, наверное, не захлопнула дверцу, потому что салон был освещен. – Только бы у него из-за нее аккумулятор не сел, а то он уехать не сможет.

    – На апельсины с авокадо мне плевать, – сказал Теодор. – Там нужны люди, пишущие музыку к кинофильмам. Для композитора-песенника это настоящая Мекка. Были бы только связи. А их у меня нет.

    – Мы все разбогатеем, – сказала я. – Даже Леопольд. Там нужны хорошенькие ребятишки – и для кино, и для рекламы. Но он, в отличие от сверстников, будет откладывать деньги – на ресторан.

    – Странно, – сказал Теодор. – Только что здесь, рядом с пепельницей, лежали мои запонки, а теперь их нет. Ну почему в этом доме все всегда исчезает?

    – Это все мама, – сказала я.

    – А ты-то сама? – спросил Теодор. – Ты не хочешь быть актрисой?

    – Кинозвездой, что ли? Пожалуй, нет. Мой дар – соблазнять мужчин, его я и буду совершенствовать. Я хочу выйти замуж за кого-нибудь богатого или знаменитого, впрочем, аристократ-иностранец тоже подойдет.

    – Да ладно тебе, – сказал Теодор. – Это же такая тоска. Куда интереснее делать карьеру. Ты меня разочаровываешь.

    – Слушай, ты что хотел, формальный ответ или правду? – сказала я. – Получай правду. Чего мне тебе лгать? Я очень ленива и крайне разборчива.

    – Не понимаю, как ты можешь вслух говорить, что у тебя такая цель в жизни?

    – А что мне им говорить?

    – Ну, например, что ты хочешь заниматься ядерной физикой.

    – Ядерной физикой? – фыркнула я. – Идиотизм какой! Может, пойти работать по вызову? Выберу себе амплуа Госпожи…

    – Ни хрена у тебя не получится! Ну, свяжешь ты клиента, и что – будешь ему о себе рассказывать?

    – Ну и что? – сказала я и отвернулась от окна. – Вот это и есть садизм. – Теодор глубоко задумался. – Какое слово на сегодня?

    – Ты про мой календарь? Я думал, он тебя больше не интересует. Ты же назвала его идиотским.

    – Я изменила свое мнение, – сказала я. – Порой он очень полезен.

    – Меркин, – сказал Теодор.

    – Что это такое?

    – Парик на лобок, – сказал он.

    – Полезное слово! – сказала я. – Очень полезное! Лобковый парик. Да, неплохо.

    – Я хочу вставить его в песню, – сказал он. – Поможешь?

    – Попса: «Девчонка, девчоночка в меркине рыжем, со мной эту ночь проведи!» – сказала я. – В духе Возрождения: «О дама в золотистом меркине». В стиле кантри: «Меркин миленькой моей я в ванной на полу нашел».

    Он покачал головой.

    – Я думал о чем-нибудь вроде: «Девки, где чьи меркины? И что тут за старые мерины? Пока все слова не утеряны…»

    – Забудь немедленно. Старые мерины с девками – это похоже на публичный дом. К тому же обращение «девки» слишком пренебрежительное. А еще…

    – Все! – крикнул Теодор. – Достаточно. Ты права, во всем права.

    Я услышала, как отъехала машина Фреда, и в дом вошла мамочка.

    – Похоже, хоть одну из наших проблем мне разрешить удалось, – сказала она. – Фред согласился взять двух щенков по триста долларов за каждого.

    – Не может быть! – воскликнула я. – Что ты с ним сделала?

    – У меня свои методы, – сказала мамочка. – Если удастся продать трех оставшихся, хватит денег на дорогу до Лос-Анджелеса. Должна сказать, Фреда очень беспокоит мое общение с Эдвардом. Мне показалось, он немного ревнует. Он был поражен, когда узнал, что Эдвард отец Леопольда.

    – Это ты считаешь, что Эдвард его отец, – сказал Теодор. – Что еще натворил этот преступник?

    – Я не запомнила, – сказала мамочка. – Я выше подобных мелочей. Пожалуй, нам пора спать. Чтобы встать с первыми лучами солнца.

    – Не понимаю, зачем нам вставать с первыми лучами солнца, – сказала я. – Я пойду спать, но при условии, что ты мне расскажешь, как тебе удалось впарить Фреду двух голых собак.

    – Кое в чем помогла мне ты, – сказала мамочка. – Он был так расстроен, что сам не понимал, что делает. Я ему объяснила, что за этими собаками будущее и что охранники из них лучше, чем из немецких овчарок.

    – Ты ему сказала, что у этой породы зубы выпадают?

    – Нет. Но я ему объяснила, что голые собаки идеально подходят людям с аллергией на собачью шерсть, которой Фред как раз страдает. Шесть сотен долларов, дети! Вы просто обязаны отдать их своей престарелой матери. Он завтра приедет забрать щенков и привезет чек. Наверное, он рассчитывает на встречу с тобой, Мод.

    – Нет уж, избавьте меня от этого! Я так унижена и оскорблена, мама! Подумать только, он отказался меня трахнуть! Решил, что я недостаточно для него хороша.

    – Может, он просто гомосексуалист? – сказала мамочка. – Вы готовы выслушать еще одну печальную новость?

    – Да.

    – Чуть больше чувства! – сказала мамочка.

    – Да! – воскликнули мы. – Мы готовы выслушать еще одну печальную новость!

    Я не очень поняла, откуда взялась еще одна печальная новость, потому что перед этим я ни одной печальной новости не узнала, но решила не уточнять, чтобы не отвлекать ее.

    – Мариэтта обручилась со Стивом Хартли.

    – Что? – сказала я. – Быть того не может! Они знакомы всего два дня. Тело его матери еще не остыло.

    – Да она еще даже не умерла! – сказала мамочка.

    – Где Мариэтта? – спросила я. – Хочу ее поздравить – она меня опередила.

    – Она осталась ночевать у Стива. Приедет утром – забрать вещи.

    – Какое убожество, – сказала я. – Ей всего двадцать один, а она вцепилась в первого же подвернувшегося под руку.

    – Строго говоря, не в первого, – сказала мамочка.

    – Она не использовала и толики своих возможностей, – сказала я. – Пошла с аукциона по стартовой цене.

    – Если он заработает тридцать миллионов, получится, что эта стартовая цена не такая уж и низкая, – сказал Теодор. – Готов поспорить, она нас тут же забудет.

    – Как она могла? Я думала, она поедет с нами в Лос-Анджелес. Там полно мужчин. Она могла бы устроиться на бензоколонку мыть машины.

    – У него прелестный дом, – сказала мамочка.

    – Или пойти в горничные, – сказала я. – Впрочем, насколько мне известно, она в жизни не занималась уборкой. Вечно заставляла меня все за нее делать. Будем надеяться, со временем я найду в себе силы простить ее. Да, кстати, а что нам, собственно, известно о будущем супруге? В какой семье он воспитывался, где учился, каковы его религиозные убеждения? Может, он серийный убийца или многоженец, сажающий своих избранниц на цепь в подвале? Думаю, мне придется провести расследование.

    – Никаких расследований! – строго сказала мамочка.

    – Когда свадьба? – спросил Теодор. – Вдруг мы к тому времени уже будем в Лос-Анджелесе? Я бы хотел подарить новобрачным песню. Впрочем, она может этого и не захотеть.

    – Главное – чтобы она была счастлива, – тусклым голосом сказала мамочка.

    – Никогда не думала, что моя сестра способна на такую пошлость. Все должно происходить совсем иначе!

    – Может, его мать так и не умрет, и тогда она передумает, – сказала мамочка. – Дети, надо помолиться! Вставайте в круг.

    – Я думала, ты всей душой за Стива Хартли, – сказала я.

    – Кто его знает, за что я на самом деле всей душой. Сначала мне эта идея понравилась, но это было до того, как мы решили переезжать в Лос-Анджелес. – Она взяла бутылку с джином. – Теодор, будь ангелом, поищи мою банку сока. Я ее куда-то спрятала. Посмотри под кроватью.

    14

    Утром Мариэтта вернулась забрать вещи. Она приехала на машине матери Стива Хартли, «Тойоте» лимонного цвета.

    – Стив знает, что у тебя нет прав? – спросила я.

    – У меня есть справка, что я учусь, – ответила она презрительно. – И вообще, твое какое дело?

    – По справке одной ездить нельзя, – сказала я.

    – Тебе-то что за дело? – Она оттолкнула меня и открыла шкаф. – Слава богу, наконец-то я покидаю эту дыру. Больше не будешь за мной шпионить!

    – Да? – сказала я. – Надо проследить, чтобы ты не умыкнула чего моего.

    – Да кому нужно это клоунское тряпье? – сказала она.

    – Как ты быстро переменилась!

    – Меня к этому вынудила наша семейка, – сказала она. – Включился механизм самозащиты.

    – А Стив Хартли видел тебя такой? Наверняка нет.

    – Он принимает меня такой, какая я есть. Не то что ты. У меня теперь и работа появилась. Я буду содержать нас обоих, а Стив сможет вплотную заняться продажей своих компьютерных идей.

    – Блеск, – сказала я. – Монолог – как из мыльной оперы! А что у тебя за работа?

    – Я официантка в баре, – сказала она. – Если кто-нибудь уволится, меня переведут в зал.

    – Неужели? – сказала я. В глубине души я была потрясена – работа официантки всегда наводила на меня ужас. – И где же?

    – Не скажу.

    – Чего ты стыдишься?

    – Вовсе я не стыжусь! Просто не хочу говорить. Еще притащишься туда, поставишь меня в идиотское положение.

    – Все понятно, – сказала я. – Ты работаешь в топлесс-баре.

    – Нет! – крикнула она, упихивая остатки одежды в чемодан.

    – Красивая вещь, – сказала я с тихим восторгом, заметив, как один из щенков, проковыляв через всю комнату, забрался на чемодан и пустил струю.

    – Матери Стива его выдали на съезде библиотекарей, – нехотя призналась Мариэтта.

    – И комплект прелестный, – сказала я, имея в виду кораллового цвета кашемировые свитер с кардиганом.

    – Тоже матери Стива.

    – Для библиотекарши вкус у нее неплохой.

    – Что ты так взъелась на библиотекарей? – сказала Мариэтта. – Откуда столько презрения? Да как ты смеешь презирать женщину с такими возвышенными мыслями, с достоинством и здравомыслием, которых у тебя нет и не будет. Вечно ты все изгадишь. Когда Стив заработает много денег, может, я пойду учиться на библиотекаря.

    – А ты и библиотекаршей будешь работать топлесс?

    – В голове не укладывается, как я могла столько времени прожить в этом гадюшнике! – сказала она. – Слава богу, теперь я от этого избавлена.

    – Раньше мы тебе нравились, – сказала я. – Ты переменилась. Деградировала. Ведешь себя как типичная домохозяйка средних лет.

    – Давай расстанемся по-хорошему, – сказала она. – Кто знает, может, никогда больше не свидимся.

    – Когда похороны? – вдруг вспомнила я.

    – Чьи похороны?

    – Матери Стива Хартли, – сказала я. – Ну, той, библиотекарши. Чей чемодан ты взяла. И чей комплект надела. На чьей машине ты приехала!

    – Она вовсе не умерла, – сказала Мариэтта. – Ей даже стало лучше. Через неделю-другую ее выпишут.

    – Да? – сказала я. – Нас к тому времени, наверное, здесь уже не будет. Мы переезжаем в Лос-Анджелес. Ну что ж, всех тебе благ. Я обязательно сообщу тебе наш новый адрес, чтобы ты могла к нам приехать, если, не дай бог, мать Стива, вернувшись домой, не сумеет оценить тебя по достоинству.

    Мариэтта собралась было сказать ответную колкость, но передумала:

    – Да, обязательно сообщи мне адрес. Маме, думаю, будет приятно получать от меня весточки.

    – Может, еще увидимся до отъезда, – пробормотала я, но Мариэтты уже и след простыл.


    Вскоре приехал за щенками Фред. Расставаться с ними было тяжело до боли. Он, естественно, выбрал именно тех двух, которых я хотела оставить.

    – Лулу, сюда! – сказала я и протянула ей щенков. – Попрощайся со своими детками. Может, никогда их больше не увидишь.

    Она, похоже, встретила это известие с облегчением. Рождение щенков для нее было шоком. Она никогда не любила собак и себя собакой не считала. Будь она человеком, она была бы бесстыжее меня и Мариэтты, вместе взятых. Стоит появиться какому-нибудь новому существу мужского пола – она тотчас впадает в экстаз. При первой же возможности убегает в дома, где есть мужчины. Ее вид обычно производит отталкивающее впечатление (она толстовата, что из-за безволосости еще сильнее бросается в глаза), но в дом ее обычно пускают – из жалости.

    Попав к чужим людям, она немедленно норовит забраться в хозяйскую постель. А еще напускает на себя самый трагический вид, без слов пытаясь поведать им о том, как несчастна была ее жизнь в родном доме. Однако, получив все подачки и объедки, она неизменно возвращается: без нас ей не на кого злиться и раздражаться.

    Завидев Фреда, она, раскинув лапы, повалилась на спину: требовала, чтобы он почесал ее роскошный живот. Он машинально начал ее гладить, а она теребила его, давая понять, что ей нравится, когда это делают поэнергичнее.

    – Вот так? – спросил он рассеянно. – Слушай, может, пойдем прогуляемся? – Лулу вскочила и принялась возбужденно лаять. – Я это не тебе, – сказал он, – а Мод.

    – Ты уже выписал чек за щенков? – спросила я.

    Он взялся за ручку.

    – Готово! Теперь пойдешь?

    – Нет, – ответила я. – Слишком холодно.

    – Пройдись с ним, Мод! – сказала мамочка.

    Она размахивала чеком на шестьсот долларов, чтобы поскорее высохли чернила. – Прогулка пойдет тебе на пользу.

    – Тогда пусть с нами пойдет Леопольд, – сказала я. – Он будет моей дуэньей.

    – Зачем это тебе дуэнья? – возмутился Фред.

    – Бедняжка Леопольд, – сказала я. – Малыш целыми днями торчит на кухне. Ему нужен свежий воздух.

    – Не нужен мне никакой свежий воздух! – сказал Леопольд.

    – Нет, нужен! – сказала я.

    – Я не собираюсь на тебя нападать, – сказал Фред.

    – Знаю, – ответила я. – А что, если я на тебя нападу?

    – Пожалуйста, пойдем прогуляемся, – попросил Фред. – Чего ты боишься? Если понадобится, я смогу себя защитить.

    – Не будь так самоуверен, – сказала я. – Ты свой шанс уже упустил.

    – Ты же сама сказала, на улице слишком холодно, поэтому нападать на меня ты не станешь. Разве я не выписал твоей матери чек на шестьсот долларов? Ну сделай для меня хоть такую малость. Или ты боишься, что на сей раз я откликнусь на твой призыв?

    – Не откликнешься! – сказала я. – Между нами ничего не будет! Один раз я на тебя напала, теперь все, хватит, с меня довольно. Такова жизнь. Надеюсь, этот урок пойдет тебе на пользу. Ну ладно, пошли.

    Я схватила с вешалки промасленную рабочую куртку Пирса и вышла. Пронизывающий ветер обжигал лицо и бил по ногам. Деревья понуро раскачивались, словно ежась от холода. Воздух был ледяной и промозглый, и только слегка подванивало подтаявшей грязью и палой листвой. Как я мечтала выбраться из этой мрачной унылой дыры с мерзко шелестящими соснами, с кустами болиголова, на которых вечно висят обрывки туалетной бумаги да рваные кроссовки, закинутые туда пьяными подростками!

    Из-за Гитчи-Гюми слышались взрывы. Почему, вдруг подумала я, мы никогда туда не ходим? Мы с Мариэттой могли бы отлично развлечься – проводили бы испытания служащих полигона. Правда, большинство военных либо гомосексуалисты, либо калеки. Впрочем, нашлась бы, наверное, пара-тройка полноценных особей. Теперь уже поздно – все равно со дня на день уезжаем.

    Меня нагнал Фред с дверной ручкой в кулаке.

    – Зачем тебе понадобилась наша дверная ручка? – спросила я раздраженно. – Будь добр, верни ее на место.

    – Я ничего не делал! Она сама отвалилась.

    – Ну так ввинти ее обратно. Или ты даже на это не способен?

    – Ничего не понимаю! – нервно забормотал он. – Я до нее едва дотронулся, а из нее как посыплются пружинки. – Я окинула его таким презрительным взглядом, что он сник окончательно. Совершенно незачем было ему рассказывать, что эта ручка постоянно выпадает. Он засунул ее обратно в дверь и спустился по ступенькам. – Это еще пригодится, – сказал он и высыпал мне в ладонь какие-то пружинки и шурупчики. – Их можно поставить на место, я просто не понял куда.

    – Пошел гулять – так гуляй, – сказала я и зашагала к лесу. Некоторое время мы шли молча. – Ну что, нагулялись?

    – Я думал, мы поговорим.

    – Ну, говори.

    – Ты что, совсем бесчувственная? Почему ты такая злая?

    – Я не злая, – сказала я изумленно. Я вовсе не хотела быть злой и искренне удивилась тому, что он воспринял все именно так. – Мне надо двигаться дальше, Фред. Неужели ты не понимаешь? Дело вовсе не в тебе. Просто я выросла. Стала другим человеком. Ясно тебе?

    – Мне показалось, что между нами что-то есть, – сказал он. – Что-то особенное. Не просто секс.

    – Секс-шмекс, – сказала я. – У меня есть цели в жизни, устремления, желания, потребности.

    – Понимаю, – сказал он. – У меня тоже. Я живой человек. Ты мне даже полшанса не дала.

    – Не могу я позволить себе торчать в этом городишке и крутить роман с полицейским из некогда благородного аристократического рода, – сказала я. – Не хочу портить тебе репутацию.

    Он остановился, я тоже. Мы стояли у молодого, еще недавно крепкого клена. А сейчас кора у корней была обглодана начисто, видно, какими-то грызунами. Я присела на корточки, чтобы рассмотреть получше.

    – Кстати, какой у тебя любимый грызун?

    – Мне нравятся тушканчики, – сказала Фред. – Если ствол перевязать, может, дерево еще оживет. – Он присел рядом со мной.

    От нечего делать я пошарила в листве и вытащила дохлого скрючившегося паучка.

    – А ты знаешь, что паук, чтобы самка его не съела, выпускает семя на паутину, а потом обмакивает в него свои щупики?

    – Щупики? – переспросил Фред.

    – У паука, Фред, нет шпинделя! – сказала я. – Или ты решил, что есть? – Я в тоске возвела очи горе. – На окончаниях лапок у него щупики, устроенные как шприц. Он окунает эти щупики в сперму, собранную в специальном мешочке на брюшке. Как только самка приближается, он выпускает на нее из шприца сперму и мчится прочь, чтобы не угодить в ее объятия. Если самке удается схватить самца, она его пожирает. Видишь этого паучка? Его задушили.

    – Но самцу ведь это нравится.

    – Конечно, нравится! Он обожает опасность.

    Фред склонился ко мне, обнял за плечи и начал меня целовать. Это было так ужасно! У меня снова все поплыло перед глазами, и я забыла, где я и что я. А если бы Саймон, лорд Холкетт, это увидел? Он бы бог знает что подумал! Я оттолкнула Фреда.

    – Откуда ты столько всего знаешь про секс? – спросил он.

    – Читаю всякие грязные книжонки, – сказала я. – Моя любимая – «Сексуальная жизнь животных». Садовая улитка, например, гермафродит. Шпиндель у нее на голове, а Эдита сам понимаешь где. Еще у нее из головы торчат кинжальчики. Перед тем как совокупиться, улитки разят друг друга этими кинжальчиками, что порой приводит к печальному исходу. Но если оба партнера остаются в живых, они предаются безумной страсти, и каждый является одновременно как активной, так и пассивной стороной. Я читала, что в их любовных играх столько пыла и эротики, что людям и не снилось. Короче, если хочешь, можем до моего отъезда в Лос-Анджелес как-нибудь перепихнуться по-быстрому. – Я отряхнула руки и, источая презрение, встала.

    Он проводил меня до дому.

    – Я не хочу по-быстрому, – сказал он. – Может, у нас все будет иначе?

    – Не хочешь – как хочешь.

    Войдя в дом, я отдала Пирсу пружинки и шурупчики.

    – Почини, хорошо? – Он только что встал и делал себе яичницу. – Как ты можешь есть столько яиц?

    – Люблю я их, – сказал он обиженно.

    Мамочка, Теодор и Леопольд сидели на диване.

    – Потрясающая новость! – сказал Теодор. – Мама позвонила в банк спермы нобелевских лауреатов, в Калифорнию. Она им не подходит – слишком стара, и мы решили записать тебя.

    – Что ты несешь? Я не собираюсь рожать!

    – Да ладно тебе! – сказала мамочка. – Родишь ребеночка от нобелевского лауреата и отдашь мне. Ты еще совсем молоденькая. Через несколько недель от живота и следа не останется.

    – Твоя внешность плюс нобелевские мозги – ты только представь, что получится! – сказал Теодор.

    – А если наоборот? – сказал Леопольд. Мамочка с Теодором расхохотались.

    Не переживай, – сказала мамочка, увидев, как я сникла. – Мозги у тебя есть, не бог весть какие, но есть. Он вовсе не хотел тебя обидеть. Мы все так этого хотим, Мод. Только что по телевизору показывали, как собирают сперму у нобелевских лауреатов. Это нас всех совершенно потрясло, вот мы и загорелись.

    – Приедем в Калифорнию – сразу этим и займешься, – сказал Теодор. – Правда, я, возможно, передумаю и с вами не поеду.

    – Новый братик или сестренка – это просто здорово! – сказал Леопольд. – Он или она сможет помогать готовить и убираться.

    – Так мы компенсируем утрату Мариэтты, – сказала мамочка.

    – Да вы все спятили! – сказала я. – Как можно заводить ребенка в наше время! Озоновая дыра растет и растет.

    Все задумчиво помолчали.

    – Ну и пожалуйста, – сказал наконец Леопольд. – Сейчас выпускают замечательные кремы от солнца.

    – Подумай хорошенько, – сказала мамочка. – Я могу одновременно с тобой завести ребенка традиционным способом, буду воспитывать сразу двоих. Тогда получится, что у меня семеро.

    – Кошмар какой-то, – сказала я. – Так когда мы все-таки уезжаем?

    Мы совсем забыли про Фреда – он стоял у входной двери, зажав в кулаке ручку, которая снова отвалилась.

    – Может, мне тоже с вами поехать? – сказал он.

    – Я же тебе говорила, – сказала я, – что тебе нельзя с нами ехать.

    – А я тебе в который раз говорю: жених твоей матери очень опасен. Я вам и половины всего не рассказал. Вы еще обрадуетесь, что я с вами поехал.

    – Если хочет, пусть едет, – сказала мамочка. – Если он тебе не нужен, я возьму его себе. Да и вообще, лучше ехать на двух машинах.

    – Я, скорее всего, присоединюсь к вам попозже, – сказал он. – Мне еще нужно подать рапорт о переводе. Пусть хоть у одного из нас будет постоянный заработок.

    – Ты не один из нас! – сказала я.

    – Не обращай на нее внимания, – сказала мамочка. – Я считаю тебя одним из нас. Здесь только мое мнение имеет значение.

    – Господи! – сказал Леопольд. – Нельзя так воспитывать ребенка!

    – Какого ребенка? – спросила я.

    – Меня! – ответил Леопольд. – Похоже, все забыли, что я ребенок. Детям нужны порядок, стабильность и обилие материальных благ.

    – С полицейским в доме стабильность гарантирована, – сказала мамочка. – Разве нет?

    – Откуда мне знать? – сказал Леопольд. – А они не разбрасывают где попало заряженные пистолеты?

    – Нет! – твердо ответил Фред. – Я никогда не разбрасываю где попало заряженные пистолеты, особенно если в доме дети. Если захочешь, в Калифорнии мы с тобой запишемся в стрелковый клуб, я тебя всему научу.

    – Круто, – сказал Пирс, выходя из кухни с тарелкой политой кетчупом яичницы.

    – Ой, как я ненавижу пистолеты, – сказала мамочка. – Обещай, что будешь хранить их в запертом чемодане под вашей с Мод кроватью.

    – Как я могу хранить их в запертом чемодане? – сказал Фред. – А если в дом полезет грабитель? А если вашего жениха выпустят? У меня не будет времени искать ключ или вспоминать шифр. Оружие всегда должно быть наготове.

    Теодор посерел.

    – В таком случае лучше вам с Мод жить отдельно.

    – Что такое, Теодор? – сказала мамочка. – У тебя дурное предчувствие?

    – Да, – сказал Теодор. – Смутное.

    – Я сниму квартиру поблизости, – сказал Фред едва слышно. – Знаете, у меня у самого в жизни все было не так легко и просто. Я ведь рос не зная родительской ласки.

    – Какой ужас! – сказала мамочка. – Ты что, из неблагополучной семьи?

    Фред кивнул.

    – Мы этого не знали, но у отца в соседнем городе была другая семья. А когда все выяснилось, он нам сказал, что та семья гораздо лучше нашей.

    – Это не неблагополучная семья, – сказала мамочка.

    – Почему это? – расстроился Фред.

    – Ну что в ней неблагополучного? – сказала мамочка. – Мать у тебя была? Была. Отец был? Был. Братья, сестры, крыша над головой, образование? Подростком баловался спиртным и наркотиками?

    – Да, но…

    – Вполне благополучная семья, – сказала мамочка.

    – Как вы не понимаете! У него в соседнем городе была другая семья, о которой мы даже не подозревали, и эта семья была ему гораздо милее. Он тратил на них больше денег. И джинсы у них были лучше.

    – Случаи убийства были? Инцест? Самоубийства? Побоища? Сексуальные надругательства? Нет? В таком случае дело закрыто.

    – Как хотите, – сказал Фред разочарованно и, так и держа в руке дверную ручку, плюхнулся в кресло-качалку.

    – По-моему, тебе пора везти щенков домой, – сказала я. – Надо их устроить на новом месте. Только учти, они везде писают, а по ночам непрерывно скулят.

    Он попытался встать, но кресло завалилось набок.

    – Я не хотел! – сказал Фред сдавленным голосом.

    – Все в этом доме разваливается, – сказала мамочка. – Мод, помоги ему. Он же твой парень.

    – Никакой он не мой парень! У меня совсем другие планы. Я не такая, как вы с Мариэттой, и на первых попавшихся мужиков не бросаюсь.

    – Как ты несправедлива! – сказала мамочка. – Ты же знаешь, как плохо в здешних местах с кавалерами. Я всегда вела себя безупречно. Можно сказать, в жизни почти ни одного мужчины не видела.

    – Это потому, что свет не зажигала, – буркнул Теодор.

    – Отец пресекал все мои попытки завести роман, – продолжала она, не обращая внимания на Тео. – Может, мне лесбиянкой стать? Как вы думаете, это даст мне большую свободу выбора?

    Пирс подошел к Фреду и помог ему выбраться из кресла-качалки. Потом они вдвоем установили его на место.

    – Похоже, ты его сломал, – сказала я Фреду.

    – Не обращай внимания, – сказал Теодор. – Это кресло всегда переворачивается, когда на него садятся гости. Без тренировки равновесия не удержишь.

    Фред, хромая, подошел к столу.

    – Бедняжка! – сказала мамочка. – Сильно ударился?

    – Мам, ты правда решила стать лесбиянкой? – спросила я.

    – Не знаю. Надо подумать. Если подвернется подходящая пара… Не могу же я все время быть одна! Похоже, теперь мужчины будут интересоваться только тобой и Мариэттой.

    – Мамуля, ты еще вполне ничего! – сказала я. – Зачем, например, старику мы с Мариэттой, если рядом есть женщина его возраста?

    – Мод, неужели я так ничему тебя и не научила? – сказала мамочка.

    – Знаете, я вроде что-то потянул, – сказал Фред, потирая шею. – Надеюсь, хоть кресло не сломал?

    – Похоже, сломал, – сказала я.

    – Оно уже несколько месяцев сломано! – сказала мамочка. – Зачем ты мучаешь этого несчастного?

    – Я, наверное, смогу его починить, – сказал Пирс.

    – Ты все только обещаешь, – вздохнула мамочка, – и ничего не делаешь.

    – Я был занят много чем другим! Знаешь, пожалуй, я предпочел бы жить собственной жизнью, а не нести на своих плечах ответственность, к которой я не готов.

    – Бог мой! – сказала я. – Так длинно ты давно не говорил! Я и не думала, что у тебя так наболело.

    – Ну что я могу поделать? – сказала мамочка. – Ты вынуждаешь меня чувствовать себя виноватой. Нам всем надо нести свой крест. Благодарите Бога, что ни один из ваших отцов здесь не околачивается. Вам никто из них не нравился. Разве не замечательно, что мы сами себе хозяева? Да, конечно, нам бывает нелегко, но…

    Фред сидел за столом и потирал ушибленные члены.

    – Я разорвал о кресло брюки, – сказал он. – Черт, а который сейчас час? Мне надо отвезти домой щенков, переодеться и идти на работу. У меня дежурство с четырех до полуночи, а Гарри любит, чтобы мы приходили по крайней мере на час раньше.

    – Ты будешь охранять Эдварда? – спросила мамочка.

    – Да. Он странный тип, миссис Сливенович. С резкими перепадами настроения.

    – Что говорят врачи? Он поправится?

    – Они даже толком не знают, что с ним, – сказал Фред. – Лично мне кажется, что он специально с собой что-то делает, чтобы не выздоравливать. Проводишь меня до машины, Мод?

    – Нет, спасибо. – Я положила щенков в коробку, поцеловала их на прощание и снабдила Фреда подробными инструкциями относительно их кормления, распорядка дня и привычек.

    Когда они уехали, мне немного взгрустнулось. Я отправилась на кухню и взбодрила себя тостом с маслом. Регулятор на тостере я переставила на максимум. Какой-то идиот оставил его на минимуме, что было совершенно бессмысленно, потому что на минимуме тосты выскакивают через пять секунд и объявляют себя готовыми. Я сунула в него еще парочку толстенных кусков хлеба с отрубями и вернулась в гостиную.

    – Как ты думаешь, мы его еще увидим? – спросила я мамочку.

    – Кого?

    – Фреда!

    – Я думала, ты мечтаешь от него избавиться, – сказала мамочка.

    – Тебе не показалось, что я была с ним чересчур груба? – спросила я. – Вдруг он там сидит и плачет? Вот он уехал, и я даже чувствую себя чуточку виноватой.

    – Напрасно, – сказала мамочка. – Это слабость, присущая всем женщинам. Может, конечно, ты и разбила ему сердце, но, честно говоря, я не слыхала, чтобы кто-нибудь от этого умирал.

    – А лет, скажем, сто пятьдесят назад? – сказал Теодор. – Люди тогда то и дело гибли от несчастной любви.

    – Возможно, – сказала мамочка. – Мне откуда знать? Лично я не сталкивалась со случаями гибели от несчастной любви. Эту болезнь, как и чуму, человечество победило. Так что не обольщайся.

    – Люди что, разучились испытывать сильные чувства? – сказала я. – Интересно, а улитки остались столь же страстными? Говорят, улитки гораздо темпераментнее людей.

    Ответить она не успела, потому что на кухне что-то загрохотало, и мы все бросились туда. Мои тосты выскочили из тостера и валялись, объятые пламенем, за раковиной, у самых занавесок. Тостер тоже пылал.

    – Пожар! – завопил Леопольд. – Пожар!

    – Главное – без паники, – сказала мамочка. – Горящие электроприборы очень опасны. Леопольд, возьми тряпкой тосты и брось их в раковину. Теодор, включи воду. Мод, где полотенце?

    Я кинула ей полотенце, и она принялась сбивать пламя. Наконец тостер удалось потушить. Вся кухня была в клубах черного дыма.

    – Сколько я просила домовладельца поставить пожарную сигнализацию, – сказала мамочка. – Теперь и уезжать не жалко. Кстати, надо будет завтра уведомить Бедросяна о том, что через две недели мы съезжаем. Он, надеюсь, не обидится. У нас же договор помесячный.

    Леопольд обалдело разглядывал разоренную кухню. Все кругом было усыпано горелыми крошками, дверцы шкафчиков почернели от копоти.

    – Ну зачем, зачем ты это сделала, Моди? – спросил он жалобно.

    – Я не нарочно, – сказала я. – Просто решила поджарить тосты. Меня даже на кухне не было.

    – Это все ее энергетическое поле, – сказала мамочка. – Оно у Мод такое мощное, что даже тосты загораются, дверные ручки отваливаются и кресла ломаются. Тебе надо подумать, как приручить эту энергию и обратить ее себе на пользу. Ты с этим не тяни, иначе она либо окончательно выйдет из-под контроля и весь дом рухнет, либо иссякнет, а ты так и не успеешь ею воспользоваться.

    – У меня сейчас есть занятия поважнее.

    – Какие же?

    – Например, раздобыть что-нибудь поесть! – сказала я. – Умираю с голоду! Вы меня даже с собой в магазин не взяли, заставили идти на свидание с Фредом. Вы так хотите поскорее меня кому-нибудь сплавить, что мне с вами и есть противно!

    – Сплавить? – фыркнул Теодор. – Да кто тебя возьмет?

    – Я и не думала, что ты так это воспринимаешь, – сказала мамочка. – Бедняжка, ты совсем ослабла от голода.

    И тут мы почувствовали толчок – словно началось землетрясение.

    – Что это? – спросил Теодор.

    – Трейлер, – ответил Пирс из гостиной. Он вышел туда, потому что все мы в кухне не помещались. – Только бы с опор не соскочил. Когда кресло упало, он мог съехать с места.

    – Сделай же что-нибудь! – сказала мамочка. – Пойди посмотри, что там происходит.

    – Да ладно, – сказал Пирс. – Не тормоши меня. Потом посмотрю.

    Трейлер снова тряхнуло.

    – Вот что, – сказал Леопольд. – Я могу зажарить курочку. Мод, подождешь часика полтора?

    – Нет, полтора часа я ждать не могу! Мне надо съесть что-нибудь немедленно!

    – Орать-то зачем? – сказал Леопольд.

    – У нее отвратительный характер, – сказала мамочка.

    – Я просто очень есть хочу, – сказала я. – А еще – никто из вас не пошел гулять со мной и Фредом. Амур выпустил свою стрелу, и она попала в меня.

    – Большая была стрела? – спросил Леопольд.

    – Огромная! А мне, к вашему сведению, это ни к чему.

    – Почему? – спросил Теодор.

    – Субъективно – он мне нравится, а объективно – он зануда.

    – В тебя амур хотя бы стрелы мечет, – сказал Теодор. – У меня вообще никого нет. Не нравлюсь я девушкам.

    – Ты куче девушек нравишься, – сказала мамочка. – Ты на них просто внимания не обращаешь. Ты их не замечаешь, даже когда они с тобой кокетничают.

    – Если бы я стал знаменитым поэтом и композитором, все было бы иначе. Только никогда этого не будет. Женщины кидались бы на меня, как на Коула Портера, Ноэля Коуарда или Эндрю Ллойда Уэббера.

    – По-моему, двоих из списка можно опустить, – сказала я.

    – Женщины и так на тебя кидаются, только ты этого не замечаешь, – сказала мамочка. – Ты думаешь, раз они тобой интересуются, значит, с ними что-то не то. Вы все так торопитесь куда-то добраться, что забываете о прелестях самого путешествия. Помните, главное – это путь, а не цель.

    – Круто, – сказал Пирс.

    – Мам, только дзеном нас не грузи, – сказал Теодор.

    15

    Пирс пообещал проводить меня на рандеву с Саймоном.

    – Ты тоже можешь зайти со мной, – сказала я. – Если, конечно, он дома. Может, он вообще забыл, что у нас свидание.

    – Так позвони ему, – сказал Пирс.

    – Не хочу, – сказала я. – Не люблю телефон. Просто ненавижу. Да и что я ему скажу?

    – Я тебя понимаю, – сказал Пирс.

    Мы плелись молча.

    Неподалеку от шоссе, в перелеске стояла машина, но в ней никого не было. Я подумала, что это, наверное, приехали девчонки, которые вечно преследуют Пирса. Впрочем, ему на них было плевать. Если у него и имелась какая-то причина пойти со мной, то он мне о ней не сообщал. Вдалеке раздался грохот взрыва.

    – Обычно они так поздно не стреляют, – сказала я, посмотрев на часы.

    – Точно, – сказал Пирс. – Обычно к этому времени уже заканчивают, да?

    – Обычно они заканчивают к четырем.

    – К четырем? А я и не замечал. Так, грохочет что-то и пусть его грохочет.

    – Знаешь, Пирс, даже морская звезда любит своих детенышей, – сказала я.

    – Да ну?

    – То есть я не знаю, действительно ли она их любит. Но она сидит и обнимает их своими щупальцами – и уже родившихся, и оплодотворенные икринки. Так у низших организмов проявляется материнский инстинкт. Но это только инстинкт. Если, конечно, нелюбовь…

    – Значит, морская звезда заботится о своих детях? – сказал Пирс.

    – Вот еще что любопытно – морская звезда, если захочет, может развестись.

    – С отцом детей?

    – Сама с собой. Если она затоскует или, например, возненавидит себя, она может – тр-р-рах! – и разорваться на две части. В каждой половинке недостающие органы вырастают заново, и получаются две полноценные морские звезды, каждая из которых живет своей жизнью.

    – Здорово, – сказал Пирс.

    Он остановился прикурить, что вышло у него не сразу. Было холодно, и руки у него без перчаток, наверное, совсем окоченели. Они были такие красные и обветренные.

    – Тебе надо носить перчатки, Пирс, – сказала я.

    – Это зачем?

    – У кинозвезды не должно быть таких красных рук.

    – Да? – сказал Пирс. – Думаешь? Я вообще-то как раз об этом и хотел спросить.

    – О чем именно?

    – Ты правда считаешь, у меня есть шанс стать кинозвездой?

    – Правда считаю. Ты в зеркало хоть иногда смотришься?

    – Ну да, все время, – сказал Пирс. – Только красивых парней и без меня полно.

    – В тебе есть нечто, что важнее красоты. В тебе есть животный магнетизм. Взгляни-ка туда.

    Мы обернулись и посмотрели на стоящую в перелеске машину.

    Когда мы проходили, девчонки, наверное, нырнули под сиденья. А теперь все четверо сидели и пялились на нас, открыв рты, – ну прямо галчата в гнезде. Увидев, что мы их заметили, они снова спрятались.

    – Кто это? – спросила я.

    – Где?

    – В машине.

    – В машине? – сказал Пирс. – Девчонки.

    – Вот именно. Кого еще поджидают битком набитые девчонками машины?

    – Не знаю, – сказал Пирс. – Думаешь, они приехали, чтобы меня увидеть?

    – Пирс, девчонки ходят за тобой табунами, – терпеливо объяснила я. – У нашего дома вечно стоит какая-нибудь машина. Как ты думаешь, почему нам вечно звонят и молчат в трубку?

    – Из-за меня? – сказал Пирс. – Круто.

    Мы пошли дальше. Я смотрела в землю – искала наконечники стрел. Я читала, что когда-то в наших местах жили индейцы. В это мне верилось с трудом. Коренные обитатели Америки отличаются недюжинным умом, и только племя последних тупиц могло поселиться там, где большую часть года либо осень, сырая и серая, либо зима, сырая и холодная, либо весна, сырая и слякотная, либо лето с москитами, мухами, оводами, комарами и ядоносным сумахом.

    – Будь я коренной американкой, я бы выбрала другое место обитания, – сказала я. – Форт-Лодердейл, например.

    – Ага, – согласился Пирс. – Ты как, возьмешь себе эму перед отъездом?

    – Сомневаюсь, – сказала я. – Слишком хлопотно везти эму через всю страну.

    – Думаешь? – сказал Пирс. – Можно же взять небольшого. А хочешь, я проделаю в крыше дырку? Ну, как знаешь. Ладно, я это, домой пойду.

    – Может, проводишь меня еще? Если лорд дома, нанесешь ему краткий визит.

    – Нанести визит лорду? Думаешь, это ничего?

    – Конечно. Тебе полезно пообщаться с лордом. Эти англичане, они как мафиози, у них полно связей. Может, он знаком с каким-нибудь голливудским продюсером.

    – Ладно, – сказал Пирс. – Я нашел в кармане половинку косяка. Не свежак, конечно, но вдуть можно. Ты уверена, что это удобно?

    – Чего тут неудобного? – сказала я. – У него же со мной свидание. Вот пусть и делает, что я скажу.

    Я постучала в дверь. Колманы обили ее железом – говорили, что при таких соседях, как мы, нужно принимать дополнительные меры безопасности.

    – Лорд дома? – крикнула я.

    Через некоторое время дверь распахнулась. На пороге стоял Саймон. Он улыбнулся, и его коралловые уста приоткрылись, обнажив жемчуг зубов.

    – Как мило, что вы зашли! – сказал он. – Я надеялся, что ты не забудешь. – У него был такой чопорный вид, просто прелесть. Запахнувшись поплотнее в огромную пеструю шаль, он улегся на диван. Мы, постояв минутку, плюхнулись на стулья. – Я бы тебя поцеловал, но чувствую себя неважно. Кроме того, меня смущает присутствие твоего красавца брата, – сказал он, обозрел свои отполированные до блеска ногти и впился в них зубами.

    – Значит, ты, это… лорд, да? – смущенно спросил Пирс.

    – Угу, – кивнул Саймон.

    – А это как – быть лордом?

    – В каком смысле?

    – Ну, это, ты чего-то должен делать?

    – Ты хочешь узнать, есть ли у лордов обязанности? – Саймон взял пилочку для ногтей.

    – Ну да, – сказал Пирс. – Слушай, а можно, я потом тоже ногти подпилю?

    – Кстати, – сказал Саймон, – огромное тебе спасибо за вчерашние косяки. Превосходная травка. Я бы хотел, пользуясь случаем, осведомиться о возможности пополнить запасы.

    Пирс вылупился на меня.

    – Он спрашивает, не можешь ли ты достать еще марихуаны, – сказала я.

    – У меня в кармане недокуренный косяк, – сказал Пирс. – Малек лежалый.

    – Сейчас покурим? – спросил Саймон.

    – Оставь себе, – сказал Пирс. – Мне уже пора.

    – Неужели ты так скоро нас покидаешь? – с тоской сказал Саймон.

    – Я бы чего-нибудь выпила, – мрачно сказала я.

    – Прости, я должен был сам предложить!

    – Ничего.

    – Нет-нет, это моя вина. Чего бы ты хотела? Боюсь, выбор не слишком велик. Есть джин и бутылка шампанского. Как насчет шампанского? Я его специально охладил.

    – Звучит заманчиво, – сказала я. – А оно… сладкое?

    – К сожалению, довольно сухое.

    – Придется пить сухое.

    – Ну, в общем, я пошел. Увидимся. – Пирс положил косяк на журнальный столик и направился к двери.

    – Очень мило, что ты заглянул! – сказал Саймон, выбираясь из-под шали. – Приходи в любое время. – Он с тоской смотрел ему вслед, пока не вспомнил наконец о моем присутствии. – Так… Да… Дорогая, давай пойдем на кухню, я открою шампанское, хорошо?

    Я потащилась за ним.

    – Тебе что, мой брат нравится больше? – спросила я. – Хочешь, я его позову? А сама уйду.

    – Прошу прощения? – сказал Саймон. – Правда? Ах нет… Нет! Твой брат очень симпатичный, но меня, кажется, тянет к тебе. Просто… я так волнуюсь в твоем присутствии, что подумал, может, если бы мы с тобой были не одни, мне было бы спокойнее.

    – Да? – сказала я. – Ты что, меня боишься?

    – До дрожи, – сказал он, откупоривая бутылку. – Ну, за нас! – Он протянул мне бокал.

    – Знаешь, на курах живут кровяные трематоды. Они спариваются непрерывно. Им не надо тратить время на поиски партнера. Самец и самка встречаются – а обитают они у курицы в глотке – и так и живут беззаботно и счастливо. Несчастна разве что курица. Может, сядем?

    – Да, мисс, – Саймон подлил мне еще шампанского. Пузырьки так замечательно лопались. Мы вернулись в гостиную. Саймон снова залез под шаль. – Почитаешь мне?

    – Да, конечно. – Я взяла книжку и открыла ее наугад. – «Пусти, Моряк! Страшна твоя Иссохшая рука. Твой мрачен взор, твой лик темней Прибрежного песка».

    – О-оо! Я как это себе представлю – у меня мурашки по телу. Дорогая, я хочу тебя кое о чем спросить. Мне надо съездить на несколько недель в Англию. Не хотела бы ты составить мне компанию?

    – Что?

    – Не хотела бы ты поехать со мной в Англию? – повторил Саймон.

    – Прости, – сказала я. – Что ты сказал? Извини, я задумалась о гермафродитах, паразитирующих на рыбах.

    – Может быть, с моей стороны слишком самонадеянно приглашать тебя в путешествие. Мы едва знакомы.

    – Ты зовешь меня с собой в Англию?! – заорала я.

    – Извини.

    – Потрясающе! Никогда не бывала за границей. Только в Австралии. А сколько это будет стоить? У меня на счету двадцать четыре доллара – я копила на учебу.

    – Об этом не беспокойся, – сказал он. – Я все беру на себя.

    – Классно! Только, знаешь… Я обещала брату отвезти его в Лос-Анджелес.

    – По-моему, ты взвалила на себя слишком много обязательств! – сказал он обиженно, но тут же взял себя в руки. – Он взрослый парень. Мог бы и сам поехать. – Он придвинулся ко мне и обнял меня за плечи. И был он такой хорошенький, что я чуть не расплакалась, но тут от него пахнуло затхлым сыром, и мои нежные чувства испарились. – Как было бы замечательно, если бы ты поехала. Я мечтаю познакомить тебя с родителями.

    – Боже упаси! – сказала я.

    – Твой брат отлично справится и без тебя.

    – Ох, сомневаюсь, – сказала я. – Он очень чувствительный. И подвести его я не могу – он никогда больше никому не сможет доверять. Я обещала, что сделаю из него кинозвезду.

    – На мой взгляд, все это необычно до крайности, – сказал он. – Я испытываю чувства, о которых всего несколько дней назад даже не догадывался. Хорошо, согласен: я поеду с тобой в Лос-Анджелес, помогу тебе обустроить твоего брата, а потом мы с тобой отправимся в Англию. Я уверен, вы с моей мамой замечательно поладите. – Он усмехнулся. – За глаза мы зовем ее Священным Монстром.

    Я пригубила шампанское. Оно, как и многое другое, меня разочаровало. Я-то думала, что по вкусу оно будет как имбирный лимонад, в котором плещутся сказочные феи и эльфы, а оно оказалось просто кислятиной.

    – Ничего, что сухое? – спросил Саймон, прикусив губу. – Это «Кристалл». У меня и черная икра есть.

    Я ничего не сказала, только как могла сурово посмотрела на Саймона. Глаза у него голубые, ресницы густые и такие черные, что кажется, будто он подводит глаза. Ну что за идиот! Ничегошеньки обо мне не знает, просто понятия не имеет, какая я на самом деле. Пока что он видел только лучшую мою сторону, и, похоже, ему вообще плевать, есть ли у меня мозги. Собрался везти меня домой показывать родителям! Составил обо мне мнение по моей внешности, а все остальное придумал, чтобы под картинку подходило. А если бы я была пятидесятилетней теткой весом фунтов в четыреста? Да он бы со мной даже не заговорил, хотя внутри я была бы точно такая же, как сейчас. С чего это люди взяли, что внешнее и внутреннее соотносятся? Вот Пирс, например. Все девчонки считают, что он тонкий и умный человек, а мужчины принимают его за задиру и хулигана. Я же, за много лет неплохо его изучив, могу сказать с уверенностью, что внутри у него не происходит ровным счетом ничего.

    – У тебя такой задумчивый вид, – сказал Саймон, поднимая бокал.

    – Это потому, что я думаю.

    – О чем?

    – Я эту мысль еще не додумала, – сказала я. – Она состоит из двух частей.

    – О чем же первая?

    – О том, что я сейчас рыгну.

    – Ха-ха-ха! – весело захихикал он. – А если серьезно? Не смущайся. Мне интересны все твои мысли, даже самые обыкновенные.

    – Отстань, а? – сказала я. – Я все еще думаю, а ты мне мешаешь. Еще один звук – и я тебе въеду по урыльнику.

    – Прости, не понял.

    – Стукну тебя по голове и смоюсь отсюда! – сказала я. – Совесть меня мучить не будет.

    – Черт возьми! – сказал он с восторгом. – Ты говоришь в точности как Священный Монстр, хотя она, естественно, выражается иначе. Ты что, серьезно? Ты действительно имеешь в виду то, что говоришь?

    – Не совсем, – сказала я. – Я никогда не имею в виду того, о чем говорю. Я думала, а говорить и думать одновременно я не умею, поэтому я просто открыла свои коралловые уста, и слова сами полились. – Он отодвинулся в угол дивана и смотрел на меня искоса. – Может, у меня опухоль мозга, – сказала я. – Или мама нас неправильно воспитывала: нас никогда не учили, каким ножом что резать, и врать и притворяться не учили. Она всегда считала, что мы должны говорить то, что думаем.

    – Ничего страшного, дорогая, – сказал Саймон почти испуганно. – Мы о тебе позаботимся.

    – Такая уж я есть! – сказала я гневно.

    – Мне это очень и очень нравится, – сказал Саймон. – Понимаешь, меня воспитывали совсем иначе. Только, боюсь, во мне сильны мазохистские наклонности. Видишь, как я возбудился? Это потому, что ты обещала ударить меня. До сих пор стоит, даже больно.

    – Так что с нашим свиданием? – сказала я. – Может быть, ты хочешь пригласить меня поужинать?

    – Да… – разочарованно вздохнул он. – Конечно, ты хочешь куда-нибудь пойти. Вполне естественно. Я понимаю. Есть одна маленькая проблема… Ты не могла бы сама сесть за руль? Боюсь, мои ягодицы сейчас в таком состоянии…

    – С удовольствием, – сказала я.

    – Прекрасно, – сказал Саймон. – Меня только это и беспокоило. Так куда же ты хочешь поехать? Где вы развлекаетесь?

    – Здесь негде развлекаться, – сказала я твердо.

    – Ты проголодалась? Может, просто поужинаем? – Он взглянул на часы. – Сейчас скорее время чая, а не ужина, но, полагаю, чаю здесь выпить негде…

    – Да, давай поедем ужинать, – сказала я. – К сожалению, думаю, в округе, кроме «Рампернугиз», нет достойного тебя места.

    – Значит, едем в «Рампернугиз»! Замечательно! Мы сели в машину.

    – Да, кстати, ты знаешь, как она заводится? – спросила я.

    – Ха-ха-ха! – снова захихикал Саймон. – Ты такая забавная. Интересно, а твой брат может достать нам еще каких-нибудь наркотиков? Мы бы могли отлично провести время, а?

    – В нашем городке наркотиков почти не водится, – сказала я. Мне стало ясно, что помощи он предлагать не собирается. Я нажала на газ и включила зажигание. Мотор, странно взвизгнув, завелся. Я дала задний ход, но, к сожалению, откуда ни возьмись появилось дерево, и я в него врезалась. – Тьфу ты, черт! – сказала я. – Ну почему они всегда так?

    – Дело в том, – сказал Саймон, – что мне наркотики пригодились бы не только для развлечения, но и как болеутоляющее.

    – У тебя что-то болит? – спросила я. Я наконец выехала на нечто, смутно напоминавшее дорогу.

    – Думаю, тебе лучше держаться ближе к середине, – нервно сказал Саймон. – И фары включи.

    – Как скажешь.

    – Видишь ли, боль еще не прошла, – сказал Саймон. – Все дело в ягодице. Да, ты сказала, что ничего там не обнаружила, но мне все-таки не по себе.

    – Есть выход, – сказала я.

    – Какой же?

    – Думаю, тебе надо купить одного из наших щенков. Ацтеки держали этих собак, потому что они умеют вытягивать яд.

    – И что мне надо будет делать? – спросил Саймон.

    – Сидеть на нем.

    – Купить щенка? Но, когда мы поедем в Англию, я не смогу взять его с собой. Из-за карантина. – Он вдруг пронзительно завизжал.

    – Господи! – сказала я. – Что ты так верещишь? Мы подержим его у себя.

    – Почтовый ящик! – не унимался он. – Почтовый ящик!

    – Тебе что, надо бросить письмо?

    – Ты чуть в него не врезалась.

    – Не волнуйся ты так, – сказала я. – Их еще много. У нас в стране они на каждом шагу.

    – Думаю, мне лучше самому сесть за руль. Ты не могла бы одолжить мне свой свитер – надо что-нибудь под себя подложить.

    – Щенков мы продаем всего по триста долларов за штуку, – сказала я. – Бери сразу двух, чтобы им скучно не было. Остался один кобель – или два, точно не знаем. Когда ты окончательно вернешься в Англию, сможешь их разводить, заработаешь кучу денег. Здесь рынок практически насыщен. – Я взглянула на него. Он был похож на волглую желтую губку. Куда подевалась его высокомерная отсутствующая улыбка? Может, действительно заболел? Он боязливо подтянул колени к подбородку. – Тебе не плохо?

    – Ты не могла бы повернуть назад?

    – Значит, ты все-таки берешь щенков, да?

    – Я, честно говоря, предпочитаю лабрадоров. Не хочу тебя обидеть, но скажи – ты умеешь водить машину?

    – Умею! – сказала я. – Я просто вижу не очень хорошо.

    – Пожалуй, вон там, впереди, отличное место для разворота.

    – Такты возьмешь щенков?

    – Разворачивайся! – снова завизжал он.

    – Хам, – сказала я. – Какое ты имеешь право обращаться со мной как со служанкой?

    Машина замерла у телеграфного столба. Столб хоть и стукнул ее довольно сильно, но, к счастью, капот, насколько я могла разглядеть, почти не пострадал. Несколько минут мы сидели молча. В сгущавшихся сумерках завывал ветер, шевеливший побеги озимой пшеницы, – впрочем, я точно не знаю, что такое озимая пшеница. Пейзаж вокруг был серый и унылый, на холмах лежали грязь и коровий навоз.

    В полуоткрытое окно доносился металлический запах – похоже, скунса. Наверное, кто-то его сбил и тушка теперь валяется у обочины. На пригорке темнели силуэты нескольких черно-белых коров. А может, это были кабинки передвижных туалетов, оставленные здесь строителями? Мне очень хотелось спросить об этом Саймона, но я воздержалась.

    – Лабрадоры такие зануды, – сказала я наконец.

    16

    – Ты только посмотри на эту официантку, – сказал он. – Она похожа на тюремщицу.

    – Это Элен, – сказала я, когда официантка подошла к нашему столику. – Она раньше работала надсмотрщицей.

    – Серьезно?

    – Она одна из бывших жен Гарри, приятеля моей матери.

    – Привет, Мод, – сказала Элен и протянула нам меню. – Кого ты на сей раз подцепила?

    – Это лорд Холкетт, он из Англии.

    – Да ну? – сказала Элен. – В моем генеалогическом древе тоже есть несколько лордов. Я его двенадцать лет составляла. Кого там только не найдешь! О лорде Лукане слыхали? Он мой дальний родственник. Живет в Осуиго.

    Саймон звонко рассмеялся.

    – Очень забавно, – сказал он. – Наконец-то я встретил американку с чувством юмора.

    Элен бросила на него косой подозрительный взгляд.

    – Что тут такого смешного? – оскорбленно спросила она.

    – Элен, мне, пожалуйста, виски-сауэр с двумя вишенками, – сказала я.

    – Мод, я не могу подать тебе спиртное. Я знаю, что ты несовершеннолетняя. Так что даже не проси. Что желает его светлость?

    – Пожалуй, мартини. Только смешайте правильно, хорошо? – сказал он.

    – Он будет виски-сауэр, Элен, – сказала я. – В большом стакане. И бокал мартини.

    – Хорошо, – сказала она. – Изучите меню, я к вам еще подойду.

    – Милая, правда? – сказала я.

    – Необычная, – признал Саймон. – Господи, ты только взгляни на меню! Как все странно!

    – Я, пожалуй, возьму фирменный стейк «Рампер-нугиз», – сказала я. – С двумя овощными гарнирами.

    – Где ты видишь овощи?

    – В правой верхней колонке. – Я зачитала вслух: – «Овощные гарниры: пюре по-домашнему, печеный картофель по-айдахски, картофель-фри, немецкий картофельный салат, жареные луковые кольца, кукуруза отварная».

    – Не пойми меня неправильно, но мне было бы спокойнее, если бы ты не представляла меня как лорда, – сказал Саймон.

    – Бог ты мой! Ты что, наврал, что ты лорд?

    – Нет, что ты. Просто меня это смущает.

    – Можешь не смущаться! – заявила я. – Знаешь, у меня тоже были богатые родственники. Дедушка по материнской линии. Только он от нас отказался. Впрочем, если он умрет, мы, возможно, все унаследуем.

    – А как твой дед разбогател?

    – Он выкрал патент на производство вазелина. Это было незадолго до Второй мировой. Во время войны вазелин использовали для смазки оружия. А после – в косметической промышленности. С моей матерью он разругался. Я его никогда не видела.

    Элен вернулась с виски-сауэр и мартини. В нем плавало несколько грибков.

    – Не знаю уж, как получилось, – сказала она. – Смешала как умею. Вы выбрали, что будете есть?

    – Мне, пожалуйста, фирменный стейк «Рампер-нугиз», – сказала я. – А на гарнир – пюре и картошку-фри.

    – Два вида картофеля, Мод? – удивилась Элен.

    – Ну, хорошо, – сказала я. – Пюре и кукурузу.

    – Скажите, а зеленых овощей у вас нет? – спросил Саймон.

    – Зеленых? – переспросила Элен. – То есть зеленого цвета?

    – Да.

    – Каких, например?

    – Да любых. Куржетт, манж-ту.

    Элен сосредоточенно насупилась.

    – Я вас не вполне понимаю.

    – Ну, – занервничал Саймон, – не обязательно зеленого цвета, просто другие овощи. Например, обержин, флажоле.

    Элен взглянула на меня.

    – Ты понимаешь, о чем он?

    – По-моему, это словечки из жаргона садомазохистов.

    – Мне такие разговоры не нравятся, – сказала Элен.

    – Скажите, а ваш повар может приготовить патиссоны или брюкву? Ну хоть кольраби…

    – Никогда ни о чем подобном не слыхивала. Вы видели в меню жареные луковые кольца?

    – To, чего бы мне хотелось, имеет зеленые стебли, листья, побеги, но я согласен на все, что вы можете мне предложить помимо картофеля, кукурузы и вашего вездесущего фри.

    – Пойду узнаю, – сказала она, наградив Саймона улыбкой для умственно неполноценных.

    – Итак, – сказала я и пододвинула к себе стакан с виски-сауэр. Нужно было срочно придумать тему для разговора. – Вот мы с тобой и вдвоем. Знаешь, ты действительно красивый. – Нет, Мариэтта сказала бы иначе. Я предприняла вторую попытку. – Ты действительно красивый.

    – Спасибо. Ты тоже. То есть красивая.

    – Ты как мужчина гораздо красивее меня как женщины.

    – Думаешь? – сказал Саймон. – Что ты! Я помню, как я впервые тебя увидел.

    – Я тоже помню, как впервые тебя увидела. Память у меня не очень, но ведь это было совсем недавно.

    – Да, совсем недавно.

    – Подумать только! Ты приехал из самой Англии, чтобы реставрировать Уолвергэмптонский особняк, и оказался в соседнем с нами доме. Просто невероятно, правда?

    – Да, согласен. Действительно невероятно. Знаешь, есть одно дело, в котором ты могла бы мне помочь.

    – Какое же? – спросила я, затаив дыхание.

    – Я потратил уйму времени, чтобы найти рабочих, которые будут ремонтировать усадьбу. Согласился на их цену, заплатил задаток, обговорил объем работ, но они так и не появились. Что я сделал неправильно?

    – Здесь всегда так, – сказала я немного разочарованно – я-то решила, что он сейчас сделает мне предложение.

    – Поверить не могу! Может, в Америке свои порядки, которых я не знаю?

    – А ты их ничем не обидел?

    – Обидел? Да чем же? Может, у меня тон командный? Ты же говорила, что я к тебе обратился как к служанке. Одному, который должен был крышу перекрыть, я заплатил кучу денег, а он взял и исчез. Я ему даже дозвониться не могу.

    – Как его зовут?

    – Бедрос Бедросян, – сказал Саймон. – Наверное, армянин. Рекомендации он представил самые лучшие.

    – А, – сказала я, – это наш домохозяин. Старый Бедрос Бедросян. По телефону его можно застать только в приемные часы.

    – В приемные часы? – воодушевился Саймон. – Когда у него приемные часы?

    – Каждый второй четверг месяца с шести до семи утра.

    – Правда? Я и не знал, что у кровельщиков бывают приемные часы. Что же мне делать? Как заставить его приступить к работе?

    – Есть вероятность, что он отец Леопольда, – сказала я задумчиво. – В таком случае его можно было бы припугнуть алиментами.

    К столику снова подошла Элен.

    – У нас есть только то, что в меню, – сказала она. – Можете заказать салат, если хотите.

    – Великолепно! – обрадовался Саймон. – А какие у вас есть салаты?

    – Какие салаты? – устало вздохнула Элен. – Вы в меню смотрели?

    – Я не нашел там никаких салатов.

    Она обалдело посмотрела на него.

    – Не нашли в меню салатов?

    – Нет, – сказал Саймон. – Я, наверное, совсем тупой, но я действительно не нашел салатов.

    Она покачала головой.

    – Есть салат восточный с жареным мясом. Ломтики говядины на листьях калифорнийского кочанного салата с кружочками редиски и хрустящей китайской соломкой. Есть салат «Тако» – четверть фунта мясного фарша на чипсах «Тако». Есть немецкий картофельный салат и есть салат домашний.

    – Салат домашний! – воодушевился Саймон. – А это что такое?

    – Ну, просто салат, – сказала Элен. – Такой, с листьями.

    – А какой именно?

    – Наверное, кочанный, – сказала она. – Другого, кажется, нет.

    – Подойдет, – сказал Саймон. – И еще я, пожалуй, закажу рыбу с картошкой по-английски. Что у вас за рыба?

    – Мороженая.

    – Понятно, – сказал Саймон. – А какая?

    – Жареная рыба по-английски. Хотите, пойду уточню?

    – В этом нет необходимости, – сказал Саймон. – Какая уж есть.

    – Так бы и говорили, – сказала Элен раздраженно. – Значит, вам салат домашний и рыбу по-английски. Салат с какой приправой?

    – А какая есть?

    – Мексиканская острая, масло с уксусом, крестьянская, с голубым сыром, итальянская, итальянсекая сливочная, итальянская низкокалорийная, «Тысяча островов», французская, русская, рокфор и мед-горчица-йогурт.

    – Мексиканскую острую, пожалуйста, только отдельно.

    – Начнете с салата? А ты, Мод? Возьмешь что-нибудь на закуску?

    – Мне, Элен, на закуску, пожалуйста, картошку-фри.

    Через минуту она принесла тарелку бледной недожаренной картошки и блюдо со светло-зелеными салатными листьями, двумя ломтиками огурца и чуть розоватым кружочком помидора. Все это было залито густым комковатым соусом.

    – Только что прибыл мистер У, владелец ресторана. Он хочет с вами познакомиться.

    – Кто?

    – Мистер У. Это китайское имя, как слышится, так и пишется – У.

    – Пусть подходит, – сказал Саймон., Элен отошла, он попробовал салат и шепнул мне: – Я просил мексиканскую приправу, отдельно. Мне принесли из голубого сыра.

    – Ты не любишь голубой сыр?

    – Мне не нравится, когда он кусками.

    – А мне нравится! – сказала я. – Ты их выбери и отложи на салфетку, я потом съем.

    Подошел мистер У. Это был китаец крайне преклонного возраста и среднего роста.

    – Я знаю вашу мать, – сказал он.

    – Кто ее не знает? – ответила я.

    – Как вам нравится мой ресторан?

    – Чистый восторг!

    – В каком смысле? – спросил мистер У.

    – В том, что есть в округе приличное место, где можно спокойно поужинать, – сказала я, улыбнувшись так, как, на мой взгляд, должны улыбаться опытные, многое на своем веку повидавшие женщины.

    Вид у мистера У был довольный.

    – Gehakteh Leber iz besser vi gehakteh tsores.

    – Что это значит?

    – Печеночный паштет лучше мелких неприятностей.

    – Старинная китайская пословица?

    – Еврейская! Я думал, вы знаете. Кстати, сестра ваша работает прекрасно.

    – Что? – спросила я.

    – Вы и этого не знаете? Она поступила официанткой в один из моих филиалов.

    – Шутите? – сказала я. – Не верю. «Увидишь деву дивной красоты. Ее остерегайся! Таят обман прелестные черты. Коварства опасайся!»

    – «В честь реки ее назвал он, В честь веселых водопадов Дал ей имя – Миннегага», – сказал мистер У. – Вы тоже это декламируете?

    Я покачала головой.

    – Вовсе нет. Просто решила вас проверить.

    – А вы не хотели бы поработать у меня официанткой?

    – Нет, благодарю. Я не собираюсь надолго задерживаться в этой дыре.

    – Вы английский лорд, да? – спросил Саймона мистер У. – Счастлив с вами познакомиться. Gelebt vi a har un gestorben vi a nar.

    – А это что такое?

    – Жил как лорд, а помер как дурак. Я с вами посижу, вы не против? Позвольте вас угостить. – Он юркнул ко мне на диванчик и потерся о мое ухо. – Nit utlecher vos zitst oiben-on iz a pan, или: не каждый сидящий за столом аристократ. – Он покровительственно улыбнулся Саймону. – Не принимай всерьез, сынок. Люблю, знаешь, нащупать больное местечко и легонько уколоть. – Он схватил меня за руку, крикнул Элен: – Принеси им еще по порции, – и чмокнул меня в запястье. – Так, лапочка?

    – Да, спасибо, – ответила я.

    – Я, пожалуй, перейду на пиво, – сказал Саймон. – Какое пиво у вас имеется?

    Элен закатила глаза, сверкнувшие, как ртуть, посыпавшаяся из разбитого градусника.

    – Бутылочное и баночное: «Микелоб», «Будвайзер», «Буд Лайт», «Коре», «Коре Лайт», «Амстел», «Нью-Амстердам». – Говоря это, она смотрела в зал, который потихоньку заполнялся народом. Похоже, других официанток, кроме Элен, здесь не было. – «Рейнголд»,[9] «Бекс», «Сэмюэл Адаме», «Хайнекен», «Дженессийское плотное». Разливное: «Микелоб», «Амстел Лайт», «Карлсберг», «Басе» и «Энкор Стим».

    – Мне, пожалуйста, «Рейнголд».

    – Послушай, лапочка, – сказал мистер У, – мне, наверное, не следовало бы этого говорить, но не могу удержаться. Пошли к черту этого гойише копф, встречайся со мной. Я давно уже наблюдаю за тобой и твоей семьей. Сестра твоя – настоящая шайне майделе, и поэзию знает, это посетителям нравится. Я даже подумал, не одеть ли официанток в национальные индейские костюмы, только вот боюсь, культурный климат для этого сейчас неподходящий. А что касается твоей матушки… – Он слюняво чмокнул пальцы на свободной руке. – Изумительная женщина! Теперь переходим к тебе. Ты готова выслушать мое мнение?

    Элен поставила на стол выпивку и удалилась. Саймону принесли запотевшую пивную кружку. Он сделал глоток и так поспешно ее отставил, что расплескал три четверти содержимого.

    – Тьфу! – Дрожащей как осиновый лист рукой он схватил мой первый стакан с виски-сауэр и выпил его залпом. – Это было не пиво, – объяснил он, переведя дыхание. – Но что?

    Элен вернулась с блюдом салата и еще одним мартини.

    – Это опять я! – сказала она бодренько. – Прошу прощения, я вам сначала принесла не тот салат. Ваш вот этот. Мексиканскую острую приправу я подала в кружке, – Элен пододвинула кружку поближе к Саймону и спросила изумленно: – Куда она подевалась?

    – Этот псих ее выпил, – сказал мистер У. – Зачем тебе этот шлимазл, а?

    – Откуда мне было знать, что это приправа! – Саймона аж перекосило. – Шутка злая и неумная!

    – Ой, только не надо выражаться, – обиделся мистер У.

    Саймон бросил на него убийственный взгляд.

    – Думаешь, они нарочно? – попыталась догадаться я.

    Он замотал головой.

    – Я принесу еще приправы, – сказала Элен. – Вот его мартини. Фу ты, черт! Он же пива хотел! Какое он выбрал? – Саймон не отвечал. – Будьте добры, напомните, какое пиво вы хотели.

    – Стакан воды, прошу, – выговорил он наконец. С покрасневшими белками его глаза казались еще голубее.

    – Ой, правда, он говорит как Оливер Твист из мюзикла? – восхитилась Элен. – Обожаю этот спектакль. Я из-за него специально в Нью-Йорк ездила.

    Саймон судорожно схватил мой второй стакан с виски-сауэр и опорожнил его.

    Затем он выпил то, что стояло перед мистером У.

    – Мое саке! – сказал тот возмущенно, а Саймон продолжал безумным взглядом шарить по столу. Дотянувшись до бокала с мартини, он махом осушил и его. – Элен, снова все повторить, – сказал мистер У, брезгливо поморщившись.

    – Что вы пили? – спросила Элен.

    – Я пил охлажденное саке, – сказал мистер У. – А сейчас принеси мне, пожалуй, ликера «Бейлис» со льдом.

    – Прошу вас, – сказал Саймон голосом лягушки-вола, которую переехала машина, когда та, намереваясь метать икру, переходила шоссе. – Принесите мне стакан воды.

    – Я думала, саке – японский напиток, – сказала я задумчиво.

    – Сам не понимаю, что на меня нашло, – сказал мистер У. – Может, взыграли подавленные подростковые желания. Я всю жизнь только и делал, что работал, не до забав было. Приехал я в Америку тридцать лет назад, совсем мальчишкой, и сразу устроился в деликатессен Бернштейна. На Деланси-стрит, знаешь?

    Он потерся щекой о мою руку.

    – A maidel iz vi samet – aderabeh, gib a glet. – Он обернулся к Саймону. – Знаешь, что это значит? Девушка – она как бархат, так ласкай ее скорей!

    – О-о-о! – простонал Саймон и схватился за голову. Он приоткрыл свои коралловые уста, по-видимому изумляясь тому, что столько мужчин находят меня желанной, а может, потому, что случайно выпил столько салатной приправы.

    Элен принесла напитки и поставила их передо мной и мистером У.

    – Вот черт! – сказала она. – Опять забыла принести воды Оливеру Твисту.

    Саймон заглянул во все стаканы, большая часть из которых была пуста, поскольку их содержимое он же выпил, и тихонько завыл.

    – По-моему, мистер У, он хочет побыть один, – сказала я.

    – Так пусть уходит! – сказал мистер У. – Радость моя, я поджидал тебя у школы. Надеялся, что ты пойдешь со мной на дискотеку святого Вита.

    – Школу я окончила два года назад.

    – Так вот почему я тебя там так ни разу и не встретил!

    – С ума сойти! И все это при том, что грудь у меня далеко не роскошная и выросла я в трейлере.

    – Золото блестит и в грязи. Знаешь, когда я приехал в эту страну, я был даже моложе, чем ты сейчас. Я работал по двадцать часов в день без выходных и посылал деньги родным в Китай. Себе я ничего не оставлял. Сейчас мои дети выросли, жена два года назад умерла. Настало время пожить для себя. Besser a misesseh lateh aider a shaineh loch. Знаешь такое выражение? – Я покачала головой. – Нет? Это значит: лучше иметь некрасивую заплату, чем красивую дыру.

    Саймон выпил принесенный мистеру У «Бейлис».

    – Она когда-нибудь принесет мне воды? Просто садистка какая-то. – Он заговорил высоким голосом – раньше я такого от него не слышала. – Пожалуй, мы всего этого поимели достаточно. А, Мод?

    Я пожала плечами.

    – Похоже, начало вечера не задалось, – сказала я сурово.

    – Да, мисс, – прокаркал Саймон.

    Мистер У с недовольным видом что-то напевал себе под нос.

    – Позволь вставить слово. Не знаю, как принято у тебя на родине, но здесь те, кто ведет себя как разгулявшийся бабуин и пьет салатную приправу, особым успехом у девушек не пользуются. Нет, что это я несу: здесь делать можно все, что хочешь, – успех гарантирован.

    – Нет-нет, вы правы, – сказал Саймон пристыженно. – Я сам во всем виноват. Мне бы только глоток воды, и я буду в полном порядке.

    – Слушай, расслабься, ладно? – сказала я. – Так в каком же из ваших заведений работает моя сестра, мистер У?

    – В коктейль-баре «По-Пук-Кивис». Это на шоссе, рядом с казино «Священный вигвам» и «Резорт-отелем». Видишь ли, в резервации спиртного не подают, поэтому туристы заглядывают ко мне в бар заправиться, а потом уж отправляются на старое понемахское кладбище, где играют в азартные игры, курят табак и наблюдают за птицами. Посади свинью за стол – она и ноги на стол.

    – Мод, думаю, нам на самом деле пора.

    – В первый раз это прозвучало умно, во второй – мило, а на третий я тебе в зубы дам, – сказал мистер У.

    – С меня достаточно! – возмутился Саймон.

    – Да-да, сейчас, – сказала я. – Еще минутку, ладно? Мне здесь начинает нравиться.

    – Прошу меня извинить. – Саймон встал и, пошатываясь, поплелся к выходу.

    Я пересчитала пустые стаканы. Он выпил два (может, и три, я не уследила) мартини, три виски-сауэр (моих), саке мистера У, ликер «Бейлис» и салатную приправу. Ужасная несправедливость! Я тоже рассчитывала выпить хоть что-нибудь во время того, что я назначила своим первым романтическим свиданием.

    – Ну, что скажешь? Твой приятель удалился. Собака без зубов – не собака. Предлагаю переключиться на меня.

    Меня осенило:

    – Вы правда ждали меня около школы? Вы давно одержимы чувством ко мне, или же оно зародилось в вас только что?

    – Ветер дует – мусор носит.

    – Что, очередная еврейская поговорка?

    – Еврейская, китайская – какая разница. Всю правду знает только Бог, а я – лишь самую малость. Нет, это наваждение нашло на меня только что. Меня просто оглоушило.

    – Ой-ой-ой, – пробормотала я. – Похоже, мамочкино пожелание действительно сбылось. Я таки стала неотразимой.

    – Что-что?

    – Ничего. Послушайте, мистер У, вы для меня слишком стары. Саймон прав. Вы наверняка нравитесь девушкам, которые ищут в пожилом мужчине отца, или потрепанным дамочкам одного с вами возраста. Давайте разберемся. Приехав в Америку, вы работали до седьмого пота, в нечеловеческих условиях. Теперь, достигнув многого и поняв наконец, что такое быть настоящим американцем, вы ищете развлечений. Со мной, амиго, вы не наверстаете упущенного. У меня другие планы.

    – Ты что, хочешь сказать, что не будешь со мной встречаться?

    – Именно! – сказала я. – Вы для меня слишком стары.

    – Баба с вилами, да чтоб в бок не ткнула! – Он вскочил с диванчика. Тут как раз вернулся, утирая коралловые уста, Саймон. – Неудивительно, что твоя сестра пользуется большим успехом. Никогда тебе этого не забуду! А я ведь мог сделать тебе много хорошего. – Окинув меня ледяным взглядом, он заковылял к кассе.

    – Эй! – крикнула я ему вслед. – Что это с вами?

    Я была поражена до глубины души. Такое же чувство я испытала, когда однажды взяла в руки бабочку, а у нее с крылышек осыпалась вся пыльца и я поняла, что больше ей не летать никогда.

    – Что произошло? – спросил Саймон, когда мистер У отошел подальше. – Странный тип.

    – Я просто сказала ему, что он старый. Он и правда древний старик. Ему, наверное, за пятьдесят. По меньшей мере, за сорок.

    Саймона перекосило – ну, будто он увидел, как я исподтишка мучаю котенка, и догадался, что я вовсе не пай-девочка.

    – Ужас какой! Он, конечно, немного с приветом, но так говорить, пожалуй, не следовало.

    Элен принесла Саймонову рыбу и мой стейк, два стакана воды и пиво Саймону.

    – Вот, пожалуйста, – сказала она. – Простите, что так вышло.

    Саймон выпил один за другим оба стакана воды.

    – Замечательно! – воскликнул он. – А то во рту так и стоял привкус приправы. Даже после того, как я сходил в туалет и попил из-под крана.

    – Быть не может! – сказала Элен.

    – Правда, попил, – сказал Саймон.

    – Мы не пьем водопроводную воду, – сказала Элен. – В нее попадают отходы атомной электростанции «Гитчи Маниту».

    – Как же вы с этим миритесь? – всполошился Саймон.

    – За это нам обещали, когда вода в озере нагреется до восьмидесяти четырех градусов, запустить туда пять стеллеровых коров. Да не волнуйтесь вы! Все с вами будет в порядке.

    – Это мы ночью проверим, – сказала я. – А что такое нашло на мистера У?

    – Что нашло на мистера У? Ты лучше скажи, что на тебя нашло, Мод. Он чертовски зол. Что ты ему такого наговорила? Сдержаться не могла? Он просто вне себя!

    – Я сказала правду!

    – Да уж, Мариэтта лучше умеет обращаться с людьми. Она всегда знает, что кому сказать. Удивительно, выросли в одной семье, а воспитывали вас будто по-разному.

    – Разве я виновата, что он старый? Нашел, на что обижаться.

    – Он такой трепетный, – сказала Элен и с тоской поглядела на мистера У. – Я за него ужасно беспокоюсь.

    – Может, тебе стоит сходить извиниться? – сказал Саймон.

    – Еще чего! – возмутилась я. – За что мне извиняться? За то, что я сказала правду? Саймон, а ты не ревнуешь?

    – Нет, что ты, – сказал он, взял вилку не в ту руку и подцепил ей кусок рыбы. – Я вообще не ревнивый. Он действительно странный человек, но мне было бы неприятно думать, что ты его обидела. – Он подозрительно посмотрел на рыбу, сунул кусок в рот, прожевал и проглотил. – Вкусно, закачаешься! – сказал он изумленно.

    – Мне даже есть расхотелось, – сказала я и отодвинула от себя тарелку со стейком.

    – Мод, ну пожалуйста, пойди извинись, – попросила Элен. – Вдруг он теперь станет вымещать все на твоей сестре? Или на всей твоей семье? Придет посреди ночи, когда все будут спать, и подожжет ваш трейлер. Или столкнет его в Гитчи-Гюми.

    – Вот именно, – кивнул Саймон, продолжая жевать.

    – Еда нормальная? – спросила Элен.

    – Классная, – ответил Саймон. – Если ты действительно не хочешь стейк, я бы его с удовольствием попробовал. – Элен тут же придвинула ему мою тарелку. – Скажите, а зачем вы жарите стейк как курицу?

    – Никогда об этом не задумывалась, – сказала Элен восторженно, уселась напротив и не сводила с него зачарованного взгляда. Она даже не заметила, что вода из ее кувшина льется на пол.

    – Лучше жарить с кровью – так мягче.

    – Ой, так бы сидела и слушала, – сказала Элен со вздохом. – А вы говорите, говорите…

    17

    – Можем зайти к нам, – сказала я, когда мы сели в машину. – Посмотрим телевизор, поболтаем с мамой.

    – Очень интересно, – сухо сказал Саймон.

    – Что ты хочешь этим сказать? – сказала я. – У вас в Англии что, по-другому развлекаются? Вы что, играете в снукер, детишек отстреливаете или еще что-нибудь?

    – Нет, что ты! – сказал Саймон. – Я просто подумал… ой, как неловко… я подумал, может ты заглянешь ко мне… мы бы поласкались немного.

    Мы выехали со стоянки и поехали по левой стороне. Ехавший нам навстречу водитель истошно забибикал, и Саймон, поняв наконец, что происходит, быстро свернул.

    – Вот педрило, – сказал он. – Совсем забыл, где нахожусь. – Саймон перевел дыхание. – Я всецело поглощен тобой и сам не понимаю, что творю.

    – А еще имел наглость критиковать мою езду.

    – Удивительная вещь, – сказал он. – Машину словно саму заносит налево. Похоже, дело не в том, что я забылся. Видно, что-то внутри повредилось, когда ты въехала в телеграфный столб.

    – Я в телеграфный столб не въезжала. Он сам выскочил откуда ни возьмись и стукнул машину. Этого никто не мог предвидеть.

    – Впереди площадка для отдыха. Если не возражаешь, я там приторможу.

    – Не вздумай выходить из машины! – предупредила я. – Эти площадки для отдыха просто кишат маньяками-убийцами, которые поджидают здесь своих ничего не подозревающих жертв.

    – Я хотел выйти посмотреть, можно ли выправить капот.

    Площадка для отдыха была в четверти мили от шоссе. Фонари освещали три доверху набитых мусорных контейнера. Рядом с ними валялось еще полно всякой дряни – бумажные пакеты, пустые бутылки из-под пива и минералки, банки из-под консервированных ананасов, огромные комки фольги, здоровенная полусгнившая тыква и кипа старых журналов, то ли порнографических, с рекламой садомазохистских примочек, то ли по садоводству, с фотографиями овощей и фруктов.

    Громадный енот с измазанной кетчупом мордочкой, ощетинившись, смотрел на машину. Рядом с горой отбросов торчала табличка «Свалка мусора запрещена».

    – «Сейчас кругом пожары, А там, где угли остыли. Бродим мы с Лавер-Боем Среди мусора, грязи, пепла».

    – Случаи бешенства животных участились, – сказала я.

    – Какой кошмар, – сказал Саймон. – И грязи столько!

    – Это все потому, что городские власти берут по два доллара за мешок мусора. Здесь же его можно оставлять бесплатно, если, конечно, полиции не попадаться. Главное, чтобы по содержимому мешков нельзя было определить, чьи это отходы, иначе они специально дожидаются, пока все протухнет, а потом возвращают хозяину.

    Саймон обошел машину и поднял капот. Я приметила в куче кое-что любопытное и тоже вышла. Там валялась настоящая клетка для кур, проволока с деревом, футов шести в длину и в отличном состоянии.

    – Саймон, ты только погляди! – сказала я. – Идеально подойдет для моих будущих цыплят. Я ее забираю. – Я попробовала вытащить ее из кучи, но она была такая тяжелая, что я с трудом сдвинула ее с места, протащила несколько дюймов по каким-то отбросам и апельсиновым коркам и поняла, что больше ничего сделать не могу. – Помоги же! – крикнула я. – У меня руки слабые.

    Саймон захлопнул капот.

    – Не знаю, что и делать, – сказал он. – Видимо, придется везти ее на сервис. Ой, осторожнее! У тебя за спиной животное!

    – Какое животное?

    – Ну, такое, барсукообразное, – сказал он. – Которое ты назвала бешеным. Оно как-то злобно на тебя смотрит. Думаю, ему не нравится, что ты роешься в его мусоре. Пойдем в машину, дорогая.

    – Сначала помоги мне засунуть в багажник клетку, – сказала я. – Целиком она, наверное, не влезет, так что придется багажник не закрывать.

    – Какая грязная, – сказал Саймон, оглядев клетку. – А что, если она заразная?

    – Есть такая вероятность, – согласилась я. – Может, она кишит пауками. Или от нее можно подхватить эту, как ее, никтурию, ну, которой птицы болеют.

    Бешеный енот, демонически сверкая глазками, встал на задние лапы и толкнул потрепанный чемодан, который упал и раскрылся. Затем он метнулся к картонной коробке и стал швырять в нас куриные крылышки.

    – Ой, что это? – воскликнула я, глядя на посыпавшиеся из чемодана книги. Это был почти полный комплект «Кулинарной энциклопедии», от «Варенья» до «Свинины», призывно поблескивающий в лунном свете. – Кому взбрело в голову выкидывать такие полезные книги? – Я открыла одну из них на странице с рецептами молочных тянучек.

    – Что ты там нашла? – спросил Саймон.

    – Тут полно всяких книг, – сказала я, отодвинув в сторону энциклопедию. – Целая куча изданий по сатанизму! Может, это то, что украли из библиотеки?

    – Дай-ка посмотреть. – Саймон попытался пролезть вперед меня, но я отказала ему в праве первой ночи.

    – Вот эта, похоже, из редких: «Цирк лилипутов Рори, в тридцать четвертом году». Ой, какие симпатичные! Номер с дрессированными котятами! Лилипуты в костюмах укротителей! А вот лилипута-клоуна засовывают в пушку! Сенбернар катает двух лилипуточек на санках.

    – Дай посмотреть! – взмолился Саймон.

    Прижав лилипутов к груди, я схватила следующую книжку.

    – А это – старинная колдовская книга с магическими таблицами и тысячью ста одним рецептом домашних заклинаний.

    – Можно, я хоть одним глазком взгляну?

    – Похоже, книги краденые, но все равно – такое богатство надо забрать домой.

    – Разве не следует вызвать полицию?

    – Нет! – сказала я. – Кто нашел, тот и взял! Это же валялось на помойке. Значит, было никому не нужно. Ой, здесь куча всего интересного… – Я занялась содержимым следующей коробки. Там лежала фиолетовая гитара «Фендер Стратокастер», на деке, видно, от руки было нацарапано «Джимми Хендрикс»; рядом – довольно большая картина маслом – часы и пицца, висящие на бельевой веревке посреди какой-то пустыни; кожаный футляр с драгоценностями – главным образом это были золотые запонки с эмалью и несколько колец с бриллиантами, изумрудами, рубинами и сапфирами; а еще – тяжелая квадратная металлическая коробочка.

    – В этом футляре полным-полно классных запонок, – сказала я.

    – Можно взглянуть? – робко попросил Саймон.

    Я отдала ему металлическую коробку.

    – Вот, – сказала я, – посмотри, что там. Я ее даже не открывала. Симпатичная коробочка. Это латунь? Или бронза?

    – Тяжелая, – оценил Саймон. – Очень изящная вещица. Что там может быть? – Он открыл крышку и завизжал.

    – Что такое?

    – Это прах, – сказал он. – Пепел и, похоже, зубы. Пять резцов, если быть точным.

    – Что-то я сомневаюсь.

    – Сама посмотри! Она доверху набита пеплом, ей-богу, не вру.

    – В то, что она полна пепла, я верю, а сомневаюсь только в том, что ты способен отличить резцы от клыков.

    Мы начали грузить находки в багажник. Делать это пришлось в несколько заходов.

    – Мод! – крикнул Саймон.

    – Что? – спросила я и уронила стопку книг ему на ногу.

    – Черт! – взвизгнул он. – У меня и так подагра!

    – Прости, – сказала я. – Так ты поэтому кричал?

    – Нет. – Он стоял согнувшись пополам и ловил ртом воздух. – Этот енот, он ходит за нами.

    – Bay! – Даже в темноте было видно, какие у енота недобрые глаза. – По-моему, мы ему не нравимся. И взгляду него обкуренный!

    Саймон водрузил в багажник клетку.

    – Поехали отсюда, – сказал он. – Здесь как-то тревожно. К тому же я уколол палец о ржавый штырь. – Несколько мгновений мы стояли и смотрели друг на друга.

    Я села в машину.

    – Давай скорее! – велела я. – Шевелись! Этот доходяга прямо за тобой. – Саймон бросился в машину. – Никогда не видела, чтобы еноты вели себя так агрессивно, – сказала я. – Знаешь, я вспомнила: если измазаться слюной бешеного животного, можно заразиться.

    – Просто измазавшись слюной?

    – Точно, – заверила я. – От этого умерла одна девочка из Квасинда. Как-то раз она гуляла по лесу и случайно дотронулась рукой, на которой у нее была свежая царапина, до листочка, запачканного беличьей слюной. Ситуация нетипичная, но достаточно вероятная. Видишь ли, больные бешенством страдают недержанием слюны. Отсюда следует: все, что мы трогали, вполне могло быть в слюне бешеного енота.

    – Ужас какой! – воскликнул Саймон.

    – Еще один вопрос. Ты когда последний раз делал противостолбнячную прививку?

    – Противостолбнячную? Даже не помню.

    – Тогда тебе лучше ее сделать, – сказала я. – И поскорее. Смерть от столбняка крайне мучительна, даже для англичанина с аристократическим выговором.


    Все, за исключением Мариэтты, сидели в трейлере и доедали нечто, весьма напоминавшее boeuf bourguignon,[10] иначе называемое ирландским рагу. У Пирса на тарелке лежала картошка, немного грибов и целая гора шпината.

    – Леопольд, посмотри, что я тебе принесла! – сказала я. – У меня для всех подарки. Но сначала вы, ребята, притащите клетку для кур – она ужасно тяжелая.

    Теодор и Пирс встали. Тут как раз вошел Саймон, прижимая к груди охапку обретенных нами ценностей.

    – Миссис Сливенович, надеюсь, я не причиню вам неудобства?

    – Вы что, к нам переезжаете? – спросила она.

    – Прошу прощения? – не понял Саймон. – Ах, что вы, нет. Мы обнаружили на площадке для отдыха множество различных предметов, которые, по мнению вашей дочери Мод, могли бы вас заинтересовать.

    – Вы ужинали? – спросила мамочка. – Не хотите ли попробовать восхитительное boeuf bourguignon, приготовленное моим сыном?

    – Я, признаться, уже ужинал, но с удовольствием попробовал бы, если что-то еще осталось, – сказал Саймон и взглянул на тарелку Пирса. – Если можно, положите мне шпината.

    – Шпината больше нет! – сказал Леопольд. – Но есть вот это. – Он протянул Саймону банку, стоявшую у нас на столе уже несколько лет. – Никто не может ее открыть. Может, вам удастся. Называется «Услада джентльмена».

    Саймон брезгливо исследовал видавшую виды банку, которую некогда кто-то из нас раскопал в корзине с уцененными товарами. Леопольд кинулся на кухню, через минуту вернулся с бумажной тарелкой тушеного мяса и поставил ее перед Саймоном. Сам он уселся напротив, напряженно следя за выражением его лица.

    – О, какой изыск! – сказал Саймон. – Просто восхитительно! Простите, а можно попросить кусочек хлеба? Вас это не затруднит?

    – Нисколько не затруднит, – сказала мамочка и обернулась к Леопольду. – Сынок, принеси ему хлеба. Пусть он поест, а мальчики пока что занесут в дом краденое.[11]

    – Мам, зачем ты называешь это краденым? – сказала я. – Мы же все нашли на помойке.

    – Молодец, Мод, – сказала мамочка. – Ты поступила правильно.[12]

    Леопольд принес Саймону чудесную белую булочку,[13] и они с мамочкой снова уставились на Саймона. Он подбирал хлебом подливку.

    – Леопольд, скажи, неужели и эти чудесные белые булочки ты печешь сам?

    – Мы покупаем вчерашний или недельной давности хлеб, а плесень я соскребаю, – сказал Леопольд. Саймон отложил булочку. – Говядину для boeuf bourguignon мы купили за полцены – у нее кончался срок реализации. На мой взгляд – никакой разницы. Все мясо лежалое. Просто подгнившие куски отрубают, а остальное продают в супермаркете. Картошка – я люблю картошку в мундире, но перевозят ее не в рефрижераторах, а в обычных грузовиках, и в ней от этого куча пестицидов. Грибы подарил маме ее корейский приятель. Хочется надеяться, он их действительно выращивает.

    – Сам выращивает? – спросил Саймон, отложив вилку.

    – Хочется надеяться, что выращивает, а не собирает, – объяснила я. – Видишь ли, приехав сюда из Кореи, он как-то раз отправился в лес с женой, тещей и подругой жены. И – о, чудо! – в лесу они нашли грибы точь-в-точь похожие на те, что они ели в Корее. Они набрали грибов, принесли домой и приготовили. Он отошел позвонить по телефону, а когда вернулся, увидел, что жена, теща и подруга жены бьются в конвульсиях на полу. Понимаешь, грибы хоть и выглядели так же, как те, которые они ели в Корее, на самом деле оказались другими. Двое умерли. Третьей пришлось делать пересадку печени.

    – Расскажите нам что-нибудь о себе, Саймон, – попросила мамочка. – Вы хороший лорд или плохой?[14]

    – Боюсь, не слишком хороший, – сказал Саймон и подцепил немного шпината с тарелки Пирса.

    – Ой, дорогуша, – сказала мамочка. – Я бы вам его помыла. Он упал на пол, а Пирс его поднял и положил обратно в тарелку. Собаки шпинат не любят, а то бы они его тут же сожрали. Смотрите, шерсти не наглотайтесь.

    – Наш корейский друг выращивает совсем другие грибы, – успокоил Саймона Леопольд. – А вино я использую от «Манишевиц».[15]

    – Очень вкусно, – сказал Саймон, глядя в пространство.

    – Нет, ну какой красавчик! – сказала мамочка. – И выговор очаровательный.

    – Мам! – сказала я. – Ты что, не понимаешь, что смущаешь Саймона? Оставь его в покое. Посмотри лучше, что я еще откопала.

    Теодор с Пирсом затащили в дом клетку и с грохотом шваркнули ее на пол. Из нее поднялись клубы белесой пыли, застлавшие всю комнату.

    – Круто, – сказал Пирс.

    – Какая грязь! – возмутилась мамочка. – Это же засохший куриный помет. От него можно заболеть. Дети, что я вам всегда говорила про птичий помет?

    – От него можно заболеть! – хором ответили мы.

    – Как называется та болезнь, которой я мог заразиться? – спросил Саймон встревоженно.

    Мамочка собралась было ему ответить, но тут трейлер затрясло. Пол заходил вверх-вниз.

    – Скорее! – крикнул Теодор. – Все бегите в тот угол.

    Мы посмотрели на него.

    – Сам беги, – сказала я.

    – Идиотка! Надо держать равновесие! – объяснил Теодор.

    Что-то странное творилось не только с полом, но и с потолком – он пополз в сторону, противоположную той, в которую двигался пол, – так бывает, когда складывается картонная коробка. Леопольд тоненько завыл. Я заткнула уши.

    – Мое шоколадное суфле! – хныкал Леопольд. – Это же был первый опыт!

    – Думаешь, осядет? – спросила мамочка.

    – Наверняка!

    Саймон пытался переползти в дальний угол комнаты, но у него никак не получалось.

    – Идите в тот угол! – крикнул он.

    – Я об этом и говорю, – согласился Теодор. – Идите в тот угол.

    – Ой, мои бедненькие собачки! – сказала мамочка.

    – Где они? – спросила я.

    – В спальне. Приведи их сюда, скорее!

    – Вперед, милорд! – сказала я Саймону.

    – Мод, иди с ним, – велела мамочка. – Один он с собаками не справится.

    – Почему обязательно я? Я боюсь.

    – Что там с Трейфом, Лулу и щенками? – спросил Пирс.

    – Они остались в спальне, – ответила я.

    – Серьезно? – сказал Пирс. – Пойду их выпущу.

    – Скорее! – крикнул Теодор. – Трейлер съехал с места. Дело плохо. Надо звонить, просить помощи.

    Все молчали.

    – Может, ты сам позвонишь, Теодор? – сказала наконец мамочка.

    – Ты глава семейства, – сказал Теодор. – Давай так: я наберу номер. – Он снял трубку. – Не работает! Наверно, провода порвались. Надо немедленно отсюда выбираться.

    – А как же мое «Искусство кулинарии»? – сказал Леопольд.

    – Забудь о нем, – сказала мамочка. – Саймон прав. Прием закончен. Надо немедленно покинуть дом.

    – Саймон?! – возмутился Теодор. – Это же я сказал! Никто меня не ценит.

    Мамочка попыталась взять Леопольда на руки, но он оказался слишком для нее велик. Она поволокла его вверх, к двери, и толкнула ее что было сил.

    – Дверь заклинило! – сообщила она. Телевизор медленно съехал с подставки на диван, оттуда на пол и пополз на нас. – Мы в западне! – сказала мамочка. – Мод, я ни в чем тебя не виню.

    – А за что меня винить?

    – За то, что ты приволокла домой всю эту дрянь, – сказала мамочка.

    – Почему, черт возьми, я еще не умерла? – сказала я. – Меня обвиняют во всем. Никто меня не любит. Всем нравится Мариэтта – она, видите ли, симпатичнее!

    На кухне посыпались кастрюли и сковородки – видно, кухонные шкафчики пораскрывались. Мы почти всегда пользуемся бумажными тарелками, потому что пластиковые и фарфоровые надо мыть дважды – перед едой, чтобы смыть остатки предыдущей, а потом еще раз – перед следующей. На сей раз преимущества одноразовой посуды были очевидны.

    – Я не считаю, что Мариэтта симпатичнее тебя. Мод, – сказал Теодор, пытаясь удержать телевизор.

    – Правда?

    – У тебя внешность необычная. Мариэтта красивая, но какая-то обыкновенная. А ты красивая и необычная. Вы будете нравиться совершенно разным мужчинам. Особенно когда у вас прыщи пройдут.

    – У меня один-единственный прыщик! – сказала я. – Так и знала, все заметили.

    – Только потому, что ты сама о нем говоришь и постоянно трогаешь его руками, – сказала мамочка. – Все, кончай переживать о своей внешности, лучше помоги мне открыть дверь. А то будет все равно, есть у тебя прыщи или нет.

    – А кто все-таки мой отец? – спросила я.

    – Сейчас не время это обсуждать, – сказала мамочка.

    – Как здесь странно пахнет, – сказал Пирс, войдя в комнату с Трейфом в одной руке и рюкзаком в другой. – Щенков я сунул в рюкзак. Они перепугались до смерти.

    – Слышите запах? – спросила мамочка.

    Леопольд принюхался.

    – Это же газ!

    – Господи! – сказала мамочка. – Пропан! Где-то утечка. Надо выбираться, иначе все взорвемся.

    – У вас, ребята, отменное обоняние, – сказала я, сползая по полу, который встал уже почти вертикально. Хорошо еще, что часть мебели, стол например, была привинчена. Я схватилась за ножку. – Я ничего не чувствую. Удивительно, Пирс, как ты унюхал. Ты же куришь как паровоз.

    – Пирс, ты правда куришь как паровоз? – спросила мамочка, хватая за руку выскальзывающего из ее объятий Леопольда. Пирс, злобно прищурившись, уставился на меня.

    – Ой-ой-ой, – сказала я. – Как страшно. Только не бей, Пирс. Ты будешь настоящей кинозвездой.

    – Да? – тупо спросил Пирс. – Думаешь? Надо бы запомнить, как я на тебя посмотрел.

    – Если мы отсюда не выберемся, никакой кинозвездой ему не бывать, – сказала мамочка. – Дверь не открывается. Саймон, возьмите собак. Пирс, ломай дверь.

    Саймон взял рюкзак со щенками и схватил Трейфа за ошейник.

    – Здесь все? – спросил он.

    – Лулу! – завопила я. – Ты забыл Лулу!

    – Она залезла под кровать, – сказал Пирс. – Я не мог ее вытащить. Сама знаешь, какая она.

    – И ты даже не удосужился об этом сообщить, – сказала я.

    Саймон передал мне рюкзак и подтолкнул ко мне Трейфа.

    – Я спасу Лулу, любовь моя! – воскликнул он и направился в коридор.

    Мы молча переглянулись. Через несколько мгновений послышалось грозное рычание Лулу. Потом – вопль и ругань Саймона.

    Пирс попытался открыть дверь. Она не поддалась.

    – Не получается, – сказал Пирс.

    – Заклинило, – сказала я.

    – Думаешь, заклинило? – сказал Пирс, пнул ее, но дверь не открылась.

    В комнату с Лулу в руках пробрался Саймон. Держал он ее на вытянутых руках.

    – Кажется, она меня укусила, – сказал он.

    – Лулу никогда не кусается, – возразила мамочка.

    – Саймон, только не сообщай в полицию, хорошо? – сказала я. – После трех нападений на человека собаку усыпляют. Если ты на нее пожалуешься, это будет ее смертным приговором.

    – Мам, что делать? – спросил Пирс.

    – Окно! – крикнула мамочка. Пирс подергал окно, но и оно не открывалось. – Выбей его! – велела она.

    – Ты хочешь, чтобы я выбил окно? – спросил Пирс.

    – Выбивай! – повторила мамочка.

    – А ты не будешь сердиться?

    – Нет! – рявкнула мамочка.

    – Мне страшно! – расплакался Леопольд.

    – Только не кулаком. Пирс! – сказала мамочка. – Возьми что-нибудь!

    – Хорошо, хорошо, – сказал Пирс. – Только не ори.

    Пирс огляделся по сторонам, но ни он, ни мы не видели ничего подходящего.

    – Гитара! – сказала мамочка. – Возьми вон ту гитару и разбей ею окно.

    – «Фендер Стратокастер» жалко! – сказал Пирс. – Лучше вот этим. – И он потянулся за рюкзаком со щенками.

    – А щенков тебе не жалко? – сказала мамочка. – Господи, неужели у тебя совсем мозгов нет?

    – Чем же мне тогда бить? – разозлился Пирс.

    – Мам, может, у тебя в сумочке что-нибудь найдется? – вмешалась я. – Где она?

    – Не знаю, – сказала мамочка.

    – Она же у тебя в руках, – сказал Теодор.

    – Да, – согласилась мамочка. – Дайте-ка посмотрю. Сомневаюсь, что у меня в сумке найдется предмет, которым можно разбить окно. – Она расстегнула боковую молнию. – Держи молоток, – сказала она и протянула его Пирсу. – А я все удивлялась, почему у меня сумка такая тяжелая.

    – Это что, мой молоток? – спросил Пирс. – Где он был? – Он пару раз стукнул по окну. – Оно не стеклянное, пластиковое. Не разбивается. – От следующего удара окно вылетело вместе с рамой. – С этой стороны слишком высоко, – сказал он, выглянув наружу.

    – Прыгай! – сказала мамочка. – Прыгай! А потом будешь нас ловить.

    Пирс просунул ногу в оконный проем.

    – Тесновато, – сказал он. – Боюсь, не протиснусь. Даже не знаю, получится ли всунуть вторую ногу.

    Трейлер съехал еще немного.

    – У тебя все получится! – крикнула мамочка.

    Он попытался просунуть в окно вторую ногу.

    – Слушайте, а где мои сигареты? Я «Мальборо» на столе не оставлял?

    – Вон они, – сказал Теодор. – В угол закатились. Ты что, хочешь, чтобы я их достал? Ой, боюсь, не дотянусь. Ужас какой! На помощь! Помогите! Похоже, никто, кроме меня, это всерьез не воспринимает.

    – У меня есть табак, – сказал Саймон. – Скрутить тебе сигаретку?

    Пирс похлопал себя по карману.

    – Все в порядке, – сказал он. – Есть еще пачка. – Он вытащил сигарету и зажигалку. – Ну что, поехали? – сказал он, сунул сигарету в свои коралловые уста и подтянул к груди левую ногу.

    – Пирс! – завизжала мамочка. – Только не вздумай закурить!

    – Ой, мам, – сказал Пирс, – отстань, ладно? Не так уж много я курю.

    – Мы все взлетим на воздух! Газ же течет! – объяснила мамочка.

    Пирс сунул зажигалку обратно в карман.

    – А-а-а, – сказал он. – Дошло. Поехали. – И, не выпуская из коралловых уст незажженную сигарету, он спрыгнул вниз.

    – Подтолкни Трейфа ко мне, – сказала мамочка. Она за ошейник доволокла пса до окна и поставила его передними лапами на подоконник. – Прыгай, Трейф, прыгай!

    Трейф обиженно посмотрел на мамочку и сжался в комок.

    – Он решил, что ты принуждаешь его к самоубийству, – сказала я.

    – Ну что за тупая собака! – сказала мамочка и, схватив пса за голову, выставила его из окна. – Пирс, лови! Я сбрасываю Трейфа! Слышишь?

    Никто не отвечал. Мамочка выглянула в окно.

    – Пирс, ты где?

    Я пробралась к окну и тоже посмотрела вниз. Пирса нигде видно не было. А до земли было футов десять, не меньше.

    – Пирс! – завопила я. – Скорее сюда!

    – Куда он подевался? – спросила мамочка.

    – Вот он, – сказала я. – Возвращается.

    – Пирс! – сказала мамочка. – Что за дела? Поймай собаку и оставайся на месте.

    – Я что, еще нужен? – спросил Пирс, подходя к трейлеру.

    – Идиот! – крикнула я.

    – Если будешь так со мной разговаривать, вообще уйду.

    – Не время ссориться, – сказала мамочка. – Пирс, я сейчас кину Трейфа, а ты уж будь добр его поймать.

    – Ты что, решила выкинуть собаку из окна?

    – Может, он под кайфом? – предположила я.

    – Пирс, слушай внимательно, – сказала мамочка. – Поймай собаку, поставь ее на землю и никуда не уходи – мы тоже будем прыгать.

    – Ладно.

    – Мод, отойди от окна, – сказала мамочка. – Ты только мешаешь.

    – Как хочешь.

    Я отступила в сторону.

    Мамочка вышвырнула из окна собаку. Пирс поймал ее, поставил на землю, и Трейф истошно залаял – искал Лулу. Мамочка схватила ее и швырнула следом. Трейф ее обнюхал – хотел убедиться, что она в полном порядке. Лулу злобно оскалилась и увернулась от него.

    – Теперь Леопольд, – сказала мамочка.

    Я выудила Леопольда из-под стола. Это было нелегко, потому что он рыдал и обеими руками цеплялся за ножку. Мамочка спустила его вниз.

    – Теперь твоя очередь, Мод.

    – Ой! – воскликнул Теодор. – Мои песни! Я их здесь не оставлю! – Он попробовал пробраться в коридор. Выглядело это очень забавно, хотя, в общем-то, ничего особенно забавного в ходьбе по тому, что еще недавно было стеной, нет. Что-то снова ухнуло, и трейлер сполз еще немного.

    – Теодор! – взвыла мамочка. – Что ты там делаешь? Ты жив? Мод, быстро вниз!

    Я выглянула из окна. Земля была где-то далеко-далеко. Я спустила ноги и повисла, уцепившись за подоконник. До земли оставалось много-много миль.

    18

    – Похоже, она со страху пукнула, – говорила мамочка. – Или это газ так воняет? Лапушка моя, вставай. Надо бежать отсюда, пока все не взорвалось.

    Кто-то склонился надо мной.

    – Любовь моя, жива ли ты?

    – Отстань, а, – пробормотала я. – Меня сейчас вырвет. Из-за тебя мне дышать нечем!

    – Слава богу! – сказала мамочка. – Она в полном порядке.

    Я открыла глаза и в полутьме разглядела скорбно склоненного надо мной английского лорда – ни дать ни взять отвергнутый возлюбленной поэт.

    Я поняла, что обязательно должна его удержать. Что, если я люблю его по-настоящему и просто еще не разобралась в своих чувствах?

    – Подожди! – крикнула я. – Вернись! Я не поняла, что это ты. Меня всю колотит. Согрей меня своим телом, а то меня удар хватит! Мне нужна медицинская помощь!

    Мамочка колошматила в стену трейлера.

    – Теодор, где ты! Умоляю, поторопись! – Трейлер съехал еще на несколько футов. – Что же мне делать? Я даже внутрь пробраться не могу. А вдруг он потерял сознание?

    Трейлер, раскачавшись, соскочил с кирпичей.

    – Миссис Сливенович! – заорал Саймон. – Назад! Он вас задавит!

    – Сынок! – вопила мамочка. – Где мой сынок?

    Наш дом заскользил по склону холма, вниз, к водам Гитчи-Гюми. Грохоча, как огромный спичечный коробок, он катился по камням и кочкам, с маху сшиб проволочную ограду и понесся дальше.

    – Теодор! – завыла мамочка. – Милый Теодор!

    Пирс помчался за трейлером, Саймон – за ним.

    – Его несет в пучину вод прибрежных! – Я тоже побежала.

    Раздался оглушительный всплеск.

    – Свалился в озеро! – охнула мамочка. – Он утонет!

    Мы ссыпались с холма. Трейлер, наполовину уйдя в воду, застрял.

    – Повезло! – сказала я. – Футах в пяти подальше совсем глубоко.

    – Он может взорваться? – спросил Пирс осторожно.

    – Не знаю, – сказала мамочка. – Взрывается ли газ в воде? Это только Теодор знает. Тео, где ты? Жив ли? – Она сбросила шлепанцы и, подобрав полы халата, шагнула в воду.

    – А вдруг он ударился головой и потерял сознание? – сказала я. – Тогда он захлебнется в собственной блевотине.

    – Пирс, сделай же что-нибудь! – завыла мамочка.

    Пирс вошел в воду и полез вверх по стене трейлера. Окно теперь было на крыше. Помахав нам рукой, он спрыгнул внутрь. Я тихонько толкнула трейлер – проверить, прочно ли он стоит. Оказалось – непрочно. Снявшись с места, он поплыл по озеру.

    – Что ты наделала? – сказала мамочка. – Что ты наделала?

    – Да я до него едва дотронулась. Только легонечко толкнула.

    Трейлер был похож на плавучий дом.

    – Сделайте же что-нибудь! – взмолилась мамочка. – Остановите его!

    Саймон зашел по пояс в воду.

    – Жутко холодно! – сообщил он. – Действовать надо быстро. – Он попытался ухватиться за трейлер, но у него ничего не получилось – тот уплывал все дальше. – Попробую проникнуть внутрь, – сказал он и попытался взобраться наверх, но не смог – слишком было глубоко.

    Мамочка с криком «Сынок!» ринулась за ним.

    – Миссис Сливенович! – сказал Саймон. – Вода ледяная. Вылезайте на берег, иначе переохладитесь.

    Трейлер все плыл. В темноте его видно было плохо. Я стояла прямо за мамочкой, которая так и не вылезла из воды. Я испугалась, что ей придется ампутировать ноги. Саймон, весь дрожа, выскочил на берег. Через минуту в окне трейлера показалась чья-то фигура.

    – Теодор, это ты? – спросила мамочка. Фигура выползла на крышу. За ней появилась еще одна. – Пирс! С тобой все в порядке?

    – Трейлер тонет! – крикнул Пирс. – Вода очень быстро поднимается. – Он встал, а Теодор так и остался лежать.

    – Что там с Теодором? – сказала мамочка. – Он ранен?

    – Он какой-то странный, – сказал Пирс. – Похоже, решил вздремнуть.

    – Спусти его вниз, – сказал Саймон. – Я за ним сплаваю.

    Пирс взглянул вниз.

    – Ни фига себе! Здорово нас отнесло, – сказан он.

    Саймон снова бросился в воду и поплыл к трейлеру. Пирс, как мне показалось, принялся расталкивать Теодора. Впрочем, видно мне было плохо. Бесчувственное Теодорово тело свалилось в воду.

    – Эй, что это с ним? – сказала я. – Что я без него буду делать? А вдруг он умом повредился? Вдруг он от этой травмы не оправится и на всю жизнь останется напуганным, забитым калекой? Что я буду делать? Мне, кроме него, и поговорить не с кем.

    Саймон вытащил Теодора на берег. Мы кинулись к ним.

    – Ой, рука, – стонал Теодор. – Рука… и голова… Мне на голову рухнул телевизор. И руку задел. У меня перелом. Никогда мне больше не играть на синтезаторе.

    Трейлер издал хлюпающий звук. Мы обернулись. Пирс сидел, уцепившись за единственный выступавший над водой край.

    – Прыгай, Пирс! – крикнула мамочка. – Трейлер тонет! Плыви к берегу.

    Пирса словно парализовало.

    – Я сплаваю за ним, – сказала я. – На него иногда находит, я знаю.

    – Мод, вода ледяная, – предупредил Саймон. – Боюсь, у меня сейчас нет сил тебя сопровождать. Ты хорошо плаваешь? – Лицо у него посинело от холода.

    – He очень, – ответила я.

    – Я поплыву, – предложила мамочка.

    – Бесполезно, – сказала я. – Ты слишком маленькая, а Пирс такой огромный. Ты что, собралась в халате плыть?

    Я зашла в воду. Она была почти убийственно холодной, но роковой предел еще не наступил – видно, отходы атомной электростанции «Гитчи Маниту» нагрели ее на градус-другой. Но этого было еще недостаточно, чтобы к нам в озеро запустили стеллеровых коров.

    Я прошла футов пять – десять, а потом дно ушло у меня из-под ног и мне пришлось поплыть. К тому времени, как я добралась до трейлера, а было до него футов семьдесят пять, я поняла, что назад не доплыву. Собрав остатки сил, я взгромоздилась рядом с Пирсом на островок, всего на фут поднимавшийся над водой.

    – Ты мокрая насквозь, – сказал вдруг Пирс. – Что происходит?

    – Ничего особенного, – ответила я.

    – Как тебя угораздило так вымокнуть? – сказал Пирс. – Снимай-ка все, а то мама заругается. На, возьми. – И он накинул мне на плечи свою куртку.

    – Спасибо, Пирс, – сказала я. Мы помолчали. – Как же нам теперь добраться до берега? – спросила я.

    – Не знаю, – ответил он. – Я вроде плавать не умею.

    – Не умеешь? – сказала я. – Слушай, действительно, никогда не видела тебя в воде. Как так получилось?

    – Просто не научился, – сказал он. – Ты правда думаешь, что я стану кинозвездой?

    – Если мы отсюда выберемся, – сказала я. – Как ты считаешь, эта штука скоро потонет?

    – Если сидеть смирно – минут через пять.

    – Значит, мы погибнем, – сказала я. – Трейлер пойдет ко дну, мы замерзнем и утонем.

    – Ты думаешь, после смерти есть еще что-то? – сказал он.

    – Надеюсь. Но точно не знаю.

    – Ты, да не знаешь? – Пирс достал сигарету, чиркнул зажигалкой. Зажглась она не сразу.

    И тут вдруг что-то зашипело, а потом грохнуло. Невидимая сила катапультировала меня в воду. Трейлер взорвался.

    – Пирс, – пробулькала я. – Где ты?

    Я поплыла к берегу, высматривая в море огня брата. Наконец, то ли полумертвая, то ли заново родившаяся, я добралась до суши.

    – Где Пирс? – спросила мамочка.

    – Там, – ответила я, вытряхивая из туфель воду. – Ты знала, что он не умеет плавать?

    – Он утонул! – Мамочка зарыдала.

    – Нет! – крикнул Саймон. – Смотрите! – Останки трейлера были объяты пламенем. У меня упало сердце. Но вдруг в клубах дыма я разглядела входную дверь, на которой, как на плоту, кто-то сидел. – Это же Пирс!

    – Греби к берегу! – крикнула мамочка. – Греби!

    Пирс сидел, уставившись в небо.

    – Опять отключился, – сказала я. – Может, у него все-таки эпилепсия?

    – Нет, – сказала мамочка. – Просто у него, бедняжки, слишком много мыслей в голове. Они его отвлекают. Сюда, Пирс! Греби сюда! Мы здесь! – Он наконец очнулся и сонно погреб в нашу сторону. – Говорила я вам, дети, не курите, – сказала мамочка.

    – Все мои произведения! – сказал Теодор. – Все лучшее, что я создал. Ничего уже не восстановить. Самое лучшее, на что я был способен… Впрочем, может, они и не были так уж хороши…

    – Ты все вспомнишь, – сказала мамочка. – Напишешь новые. Где Леопольд? Он же мог заблудиться в лесу. Его могли похитить. Или еще что.

    – Ничего подобного, – сказал Леопольд. – Я здесь. Смотрите! Он идет ко дну.

    Мы обернулись и посмотрели на трейлер. Языки пламени в тщетной попытке хоть напоследок привлечь к себе внимание взвились в небо, и воды бездонного Гитчи-Гюми, забурлив, сомкнулись над трейлером. Мы все молчали.

    – Ну, – сказал наконец Леопольд, – вот и все.

    С вершины холма донесся пронзительный вопль. По склону неслась Мариэтта, похожая со своими развевающимися в полумраке золотистыми волосами на кенгуровую крысу, удирающую от рогатого филина.

    – Если ты с визитом, то, боюсь, опоздала, – сказала я.

    Пирс причалил плот к берегу и присоединился к нам.

    – Ой, мой любимый большой брат, ты промок до нитки, – сказала Мариэтта. – Наверное, весь твой гардероб погиб вместе с «Гесперусом».[16] Жаль, ты не носишь платьев. Я бы дала тебе что-нибудь из своих вещей.

    – Это предложение только для Пирса, или остальным тоже можно им воспользоваться? – спросил Саймон.

    – А где, собственно, твои вещи, Мариэтта? – спросила мамочка.

    – В машине, – сказала она. – Я собиралась вернуться домой, только, насколько я вижу, дома у меня теперь нет. «Посмотри, как быстро в жизни Все забвенье поглощает!»

    – Ну, хоть мы с Мод переоденемся в сухое, – сказала мамочка.

    – Ага, заберете все лучшее, – сказала Мариэтта. – И обязательно загадите. Какого черта я сюда поехала? Вы небось, пока меня не было, мне все кости перемыли.

    – Да, больше поговорить было не о чем, – съязвила я.

    – Кому? – спросила мамочка.

    – Сама не понимаю, зачем я вернулась, – сказала Мариэтта.

    – Действительно, зачем? – сказала я.

    – Можно поехать ко мне, – предложил Саймон. – Мы согреемся, переоденемся в Мариэттино. У меня, правда, безумно холодно. Но я попытаюсь растопить камин.

    – Это было бы чудесно, – сказала Мариэтта, тут же шагнув к нему.

    – А где Стив Хартли? – сказала я. – Ой, Мариэтта, боюсь, на сей раз тебе тюрьмы не избежать. Это раньше тебе везло – предыдущие хотя бы выживали.

    Я взглянула на Саймона – проверить, оценил ли он мое замечание, но он был занят: отвечал на ее фирменную улыбочку. А она изо всех сил старалась придать своему взгляду таинственное и загадочное выражение.

    – Об этом говорить я не желаю, – сказала она. Не веря собственным глазам, я с ужасом наблюдала за тем, как они пялятся друг на друга.

    – Меня сейчас вырвет! – завопила я, капризно топнув ногой, до того мирно покоившейся в насквозь промокшей туфле.

    Это его отрезвило.

    – Любовь моя, не застудила ли ты себе кишечный тракт? – спросил он.

    Я тотчас успокоилась. Да, речь у него – заслушаешься. Каждая фраза идеально приправлена неповторимым британским акцентом с малой толикой имперских амбиций.

    – Спасибо, что спросил, дорогой, – сказала я со вздохом.

    Теодор лежал на земле и тихонько стонал.

    – Вставай! – велела мамочка. – Чего разлегся? Замерзнешь насмерть. – Она схватила Теодора за руку и помогла подняться.

    – Уй-уй-уй, – взвизгнул он. – Рука!

    – Та, за которую я схватила?

    – Нет, другая.

    В кромешной тьме мы побрели к дороге. Я тащила рюкзак со щенками. Трейф бежал впереди, Лулу с недовольным рычанием следовала за ним. Она терпеть не могла прогулок, в особенности ночных. Это же путешествие окончательно убедило ее в том, что мы все с приветом. Одна радость – хоть щенки ее не донимали.

    – Надо было нам подъехать на машине, – сказала шедшая со мной рядом Мариэтта. – Ты видела моего крошку «Мустанга»?

    – Откуда у тебя «Мустанг»? – спросила я.

    – Взяла напрокат.

    – Да кто тебе даст напрокат машину? – сказала я. – У тебя даже дохода постоянного нет.

    – Тайни Санди, заведующий прокатом, решил, что мне можно доверять.

    – Не верю, – сказала я. – Чем, интересно, ты его в этом убедила?

    – Сделала ему муфти-пуфти, – сказала она. – Секундное дело.

    – А-а-а, – сказала я. – А как ты вообще здесь очутилась, да еще с вещами? Со Стивом поругалась?

    – Он чересчур инфантилен. Взрослый мужик, а живет с мамочкой. И вообще, он оказался ужасным занудой. Да и в постели слабоват.

    – Девочки, я вам тыщу раз говорила, – сказала мамочка, нагнав нас, – все хорошие парни слабоваты в постели и занудны. Но что подсказывает практика?

    – Интересные мужчины тоже становятся занудами, а плохие тоже слабоваты в постели, – ответили мы хором.

    – Вот именно, – сказала мамочка. – Нельзя подходить к мужчинам с теми же меркам, что и к женщинам. К ним вообще никакие мерки не подходят. Мужчины – справедливости ради скажем, большинство из них – инфантильны, потому что они оптимисты.

    – А оптимизм что – признак инфантильности?

    – Конечно. Подумай об этом на досуге.

    – Мам, я не хочу уходить от темы, – сказала я, – но все-таки ужасно обидно, что все краденые сокровища утонули вместе с трейлером.

    – Да, обидно, – сказала она. – Может, это «Энциклопедия сатанизма» принесла нам несчастье? Вообще-то я никогда бы не позволила принести в дом краденое.

    – Почему это? – спросила я.

    – Потому что нас бы немедленно поймали.

    19

    У Саймона Леопольд сварил всем какао.

    – Какао надо хранить не в буфете, а в холодильнике, – сказал он. – Посмотрите, сколько в пачке дохлых жучков.

    – Его оставили люди, которые жили здесь до меня, – сказал Саймон, чихая и кашляя одновременно. – Ой, господи! Только бы не катар! Скажи, а пить его можно? И что там были за жучки?

    – Главное, не было бы личинок, – сказала я. – Личинки могут паразитировать на людях. Ты знаешь, что кровяные трематоды Bilharzia живут парами в кишечнике и мочевом пузыре человека? Самец похож на шкурку от сосиски, а самка живет внутри него.

    – Я собиралась туда вступить, – сказала мамочка.

    – Куда?

    – В общество «Дочерей Бильгарции».

    – Это что, вроде «Дочерей Американской революции»?

    – Приблизительно.

    – Мам! – возмутился Теодор. – Bilharzia – болезнь типа шистоматоза. А ты имела в виду «Дочерей Билитис». Это сообщество дам определенной ориентации. Как «Подруги Сафо».

    – Болезнь, ориентация – какая разница? Да никакой – лишь бы было весело.

    Теодор чуть не подскочил от возмущения. Я промерзла до мозга костей, и легче мне не становилось. Трейф, тоже дрожавший от холода, прыгнул ко мне на колени в надежде отогреться. У него на спине было несколько бородавок – особенность породы.

    – А щенки не задохнулись в рюкзаке? – сказала я. – Может, кто-нибудь посмотрит?

    Саймон вскочил.

    – Я разведу огонь.

    – Я так рассчитывала получить назад залог у домовладельца, – сказала мамочка. – Надеюсь, он не потребует с нас возмещения убытков.

    – Какие убытки! – сказала я. – Никаких убытков. Ему надо просто достать трейлер со дна и просушить.

    – Думаю, нам пора сниматься с места, – сказала мамочка. – Хотя я бы с удовольствием пожила здесь еще немного. Мне всегда казалось, что мы неспроста задержались в этих местах. Может, должны были извлечь какой-то урок. А теперь думаю: ну и черт с ним!

    – Я урок извлекла. Заглянув в глаза смерти, потеряв все, что имела, я поняла, что нет ничего ценнее жизни, а материальные ценности не значат ничего. – Я нежно улыбнулась Саймону.

    – Мод, ты просто не представляешь, до чего я рада это слышать, – сказала мамочка. – Нет ничего ценнее жизни. Я готова повторить это тысячу раз.

    – «Солнце ласково глядело Сквозь тенистые деревья, Говорило… «Правь любовью, Гайавата!» – сказала Мариэтта.

    – И ты права, Мариэтта, – сказала мамочка. – Ох, детки! Когда рожаешь ребеночка, даже не догадываешься, что и через двадцать лет тебе придется ежедневно общаться все с тем же визжащим, орущим, капризным типом. Столько лет вы, девочки, только и знали, что ругаться, злиться, плевать на всех и вся и ненавидеть окружающий вас мир! Так что теперь, когда вы говорите, что нет ничего ценнее жизни, и цитируете такие прекрасные стихи, я тронута до слез.

    Она подошла ко мне и обняла. Эмоции у мамочки редко сопровождаются действиями. Она оказалась холодной как ледышка.

    – Дорогая ты моя, сделай мне коктейль, – сказала она.

    – Коктейль для трупа, – сказала я. – Леопольд, джин на кухне.

    – Я вам не слуга, – сказал он.

    – Конечно, не слуга, – сказала я. – Ты милый, хороший, добрый мальчик.

    Расплывшись в довольной улыбке, он сунул мне в руки кружку с какао и отправился на кухню.

    – Боюсь, мне это не под силу, – сказал Саймон, сопевший и кряхтевший у камина. Сунув под полено газету, он пытался развести огонь. – А, чтоб тебя! Там что-то живое! Только бы не мышь!

    – Нам надо продумать наши планы, – сказала мамочка.

    – Леопольд, какао изумительное! – крикнула я. Саймон попытался вытащить из камина пылающую газету.

    – Благодарю, – сказал Леопольд, появившийся из кухни с бутылкой джина. – В каждую кружку я добавил по кусочку настоящего мексиканского шоколада, молоко и сахар. Без этого растворимое какао – гадость.

    Дым из камина пополз в комнату. Саймон поднялся с колен и отряхнул руки.

    – Что там было в камине, я так и не понял, но оно убежало, – сказал он. – Мне что, сложить все обратно и зажечь заново? Честно говоря, я толком не знаю, как топить камин. И пальцы окоченели.

    – А в замке, где ты вырос, разве не было каминов? – спросила я.

    – Меня от этого купания до сих пор озноб бьет. А с каминами я дела почти не имел. Я же большую часть года проводил в школе.

    – Он хочет сказать, что в замке огонь разводили слуги, – сказала мамочка. – Я читала об этом в романах.

    – Что-то горит, – прошептал Теодор. – На помощь!

    – Да нет, что вы, – сказал Саймон и сел на диван.

    – У тебя с ним один размер, – сказала я. – Мариэтта, гляди, как на нем сидят твои юбка с жилетом. – Я подошла и пристроилась рядом с Саймоном. Мариэтта уселась по другую сторону.

    – «Но по-прежнему смеялся. Но по-прежнему пел громко. Он костер поправил только, Чтоб костер горел светлее. Чтоб кидало пламя искры», – сказала Мариэтта и, взмахнув своими противоестественно пушистыми ресницами, окинула Саймона томным взором.

    – Ну что ты такое несешь? Совсем невозможная стала. Мам, а ты знаешь, почему Тайни Санди дал ей напрокат машину? Она сделала ему муфти-пуфти.

    – Всяко бывает, – сказала мамочка.

    Саймон задумчиво посмотрел на Мариэтту.

    – Я как раз собирался переодеться в брюки, – сказал он. – У меня наверху есть одежда. Эта шерстяная юбка такая колючая.

    – Я бы с удовольствием поднялась наверх посмотреть твой гардероб, – сказала Мариэтта.

    – Отвезут меня в больницу или нет? – неожиданно воскликнул Теодор. – Мам, ты живешь в мире иллюзий! Наш дом потонул, денег у нас нет. Одна из твоих дочерей, вместо того чтобы сочинить что-нибудь свое, только и знает, что цитировать «Гайавату» и делать минеты. У другой нет ни моральных принципов, ни сострадания к ближнему, ни элементарного вкуса. У тебя безработный сын двадцати одного года от роду, напрочь лишенный силы воли, а из другого, шестилетнего, вы сделали кухарку. У меня сломана рука и, кажется, сотрясение мозга.

    – Признаться, я бы с удовольствием послушал пару строф из «Гайаваты», – сказал Саймон.

    – Насчет вкуса – это, по-моему, чересчур, – сказала я.

    – Зачем меня-то винить? – сказала мамочка. – Если в лесу на тебя упадет дерево, ты же не будешь его ненавидеть.

    – Кого, дерево? – спросил Пирс.

    – Господи, до чего вы все жалкие! – воскликнул Теодор.

    – Прошу со мной таким тоном не разговаривать, – сказала мамочка. – Я знаю, что ты прав. Но культуры тебе не хватает. Я тебе когда еще дала книгу Дейла Карнеги «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей», а ты ее так и не прочел.

    – Этой книге лет сто, не меньше, – сказал Теодор. – Там половины страниц нет. И вообще она давно устарела.

    – Есть вещи, которые не устаревают, – сказала мамочка. – Ну ладно, давайте попробуем все вместе сосредоточиться, тогда мы обязательно что-нибудь придумаем.

    – Сомневаюсь, – сказал Теодор.

    – Так о чем нам думать? – спросила я.

    – О том, что делать дальше! – сказала мамочка.

    – Надо садиться в машину и ехать в Калифорнию, – сказал Леопольд. – Если Пирс туда не попадет, он не станет кинозвездой.

    Мамочка умильно улыбнулась.

    – Отличная мысль, – сказала она. – По дороге заглянем в больницу, выправим Теодору руку. Какие еще будут предложения?

    – Думаю, я в Калифорнию не поеду, – сказал Теодор. – Честно говоря, боюсь.

    – А-а, теперь понятно, почему ты на меня накинулся, – сказала мамочка. – Потому что испугался. Ты что, хочешь остаться здесь?

    – Один? А жить где буду? Чем заниматься? Где добуду денег на пропитание? Нет уж, поеду с вами. Но с большой неохотой.

    – А я не знаю, – сказал Пирс. – Ехать-то долго. Вы небось меня за руль усадите. Мне и здесь неплохо.

    Мы пропустили его выступление мимо ушей.

    – Так, давайте прикинем, – сказала мамочка. – Если Саймон едет с нами, получается три машины.

    – Я брал машину напрокат, – сказал Саймон. – Я бы предпочел, если вы не возражаете, ее вернуть. Тогда я смогу поехать с вами, а назад полечу.

    Мариэтта решила взять дело в свои руки.

    – Кто-нибудь поедет в моей машине, а ты, Саймон, сдашь свою и пересядешь к нам. Потом отвезем Теодора в больницу. Мы помчимся пулей и окажемся в Калифорнии в мгновение ока.

    – Саймона у пункта проката могу забрать и я, – сказала я.

    – Ты езжай к больнице, – рявкнула Мариэтта. – Мама, я и Теодор поедем на моей новенькой машинке, а по дороге прихватим Саймона. А вы с Пирсом и Леопольдом поедете на старом верном тпру-мобиле.

    – Почему это я должен ехать на старом тпру-мобиле? – возмутился Леопольд. – И вообще, что такое тпру-мобиль?

    – Это аллегорическое наименование нашей развалюхи. Тебя все равно в машине вырвет, – сказала Мариэтта. – Пусть уж лучше в той, которая и так провоняла. Если вы отправитесь в больницу прямо сейчас, у Пирса будет в запасе несколько минут – вдруг придется что-нибудь подремонтировать. А потом возьмете к себе Саймона. Если, конечно, он не раздумает ехать с вами.

    Леопольд, Пирс и я отправились к месту, где еще недавно стоял наш трейлер. Трейф потащился за нами. Только мы сели в машину, мимо нас проехал Саймон.

    – Встретимся в больнице, любовь моя! – крикнул он мне.

    Через полминуты из окошка Мариэттиного «Мустанга» высунулась мамочка.

    – Встретимся в больнице, детки! – сказала она. – Назначаю вам свидание в приемном отделении. Пирс!

    – Чего?

    – Ну-ка, скажи, где мы встречаемся?

    – В больнице, да?

    – В какой больнице, Пирс?

    – Не знаю, – сказал он. – Названия не помню. Ну, в больнице, где болеют.

    – В больнице имени Гарри и Наоми Розенталь, Пирс! – сказала мамочка.

    – Ну да, – сказал Пирс. – Я знаю. Только сначала мне надо разобраться с машиной. Почти все инструменты остались в трейлере. Даже не знаю, обойдусь ли теми, что в багажнике.

    – Об этом будем беспокоиться, когда доберемся до места, – сказала мамочка. – Главное – не беспокоиться попусту, а стараться насладиться жизнью.

    – Чего? – спросил Пирс, но Мариэтта уже рванула вперед.

    – Я продрогла, – сказала я.

    Пирс включил радио.

    – Я все хотел поставить в машину приемник получше. Я же помнил, что про что-то забыл, только не помнил про что.

    Некоторое время мы ехали молча.

    – Леопольд, как ты там? – спросила я. – Что-то тебя не слышно.

    – Я не очень, – сказал Леопольд. – Меня тошнит. Мне страшно.

    – Тошнит тебя не от страха, – объяснила я, – а от возбуждения. Ты слишком мал и не умеешь еще отличить одно от другого. Страх и удовольствие порой так схожи.

    – Сворачивай здесь. Пирс, – сказал Леопольд. – В больницу – направо.

    – Зачем только я позволила Мариэтте забрать лорда из пункта проката? – сказала я. – Если она расскажет про меня Саймону какую-нибудь гадость или попробует его у меня увести, я ее убью.

    – Да ты же этого лорда не любишь, – сказал Леопольд.

    – Знаешь, Леопольд, – сказала я, – в старину браки устраивались родителями. Поскольку мне никто ничего устраивать не собирается, я должна сама обо всем позаботиться. Лорд красавец, у него огромные глаза, густые волосы, точеное лицо и мощный зад. Да, возможно, у него в роду как по отцовской, так и по материнской линии полно психов, но девушке с таким происхождением, как у меня, не пристало быть чересчур разборчивой. Кстати, вам что-нибудь известно о моем происхождении? Мама не говорила вам, кто, по ее мнению, мой отец?

    – По-моему, какой-то цыган, – сказал Пирс.

    – Ой, нет! Только не цыган! Может, это твой отец цыган?

    – Нет. Она вроде говорила, что в тебе есть цыганская кровь.

    – Не хочу с тобой спорить, – сказала я, – но ты ошибаешься.

    – Кто бы ни был, все лучше, чем мой, – сказал Леопольд. – Наверное, придется, как приедем в больницу, зайти с ним попрощаться.

    – Точно! – сказала я. – Я совсем забыла, что твой бедный папочка мучается в больнице. Мы с тобой обязательно к нему заскочим, пока Пирс будет копаться с машиной.

    – Я есть хочу, – сказал Пирс.

    – Ты что, не наелся моим boeuf bourguignon? – спросил Леопольд.

    – Он, наверное, с тех пор успел выкурить косячок, и его пробило на жрачку. Цыган! Где только она его откопала? Я здесь никаких цыган не встречала.

    – Вроде бы это был румынский цыган, – сказал Пирс.

    – Бог ты мой! – сказала я. – Значит, скорее всего, это был скрипач из ресторана, утверждавший, что он румынский цыган. В Румынии ведь, кажется, никто из нас не был?

    – Я слышал, мамочка как-то раз водила всех в румынский ресторан, – сказал Леопольд.

    – Когда мне было года три-четыре, мы ездили в Покипси, – сказал Пирс. – По времени сходится. Это было сразу после Пхукета. В Покипси мы наверняка ходили в румынский ресторан. Там еще вроде танец живота показывали. Вот где все могло случиться.

    – О, господи! – сказала я. – А как вы оказались в Покипси?

    – Не помню, – сказал Пирс. – По-моему, заблудились.

    – Какое романтичное стечение обстоятельств! – бурчала я, пока мы въезжали на стоянку у больницы имени Гарри и Наоми Розенталь. – Просто сказка какая-то. Мне, правда, вообще трудно себе представить, что вы существовали до моего рождения.

    – Мне нехорошо, – сказал Леопольд.

    – Что такое? – спросила я. – Тебя тошнит?

    – Я очень волнуюсь за Теодора, – сказал Леопольд. – У него рука болит. И голова сломана.

    – Надеюсь, ему ее не ампутируют, – сказала я.

    – Что такое «ампутировать»? – спросил Леопольд.

    – Ампутировать – значит удалить, – сказала я. Леопольд расплакался. – Я пошутила, – успокоила я брата. – Пойдем поищем его.

    В приемном отделении никого из наших не было, что меня не слишком удивило, поскольку они должны были сначала забрать Саймона из пункта проката. Зная Мариэтту, я была уверена, что она пойдет на все, лишь бы подольше пробыть с Саймоном и продлить мучительную для нас с ним разлуку.

    – Давай навестим твоего папочку, – сказала я.

    – Детей до четырнадцати в больницу не пускают, – напомнил мне Леопольд.

    – Да какая разница, – сказала я. – Время посещений все равно закончилось.

    Нам пришлось выйти на улицу и обойти здание. За столиком у главного входа сидел охранник.

    – Время посещений закончилось, – сообщил нам он.

    Я издала нечеловеческий вопль и, суча ногами, повалилась на пол. Охранник вскочил из-за стола и кинулся ко мне.

    – Что с вами? – спросил он. – Вы споткнулись?

    – Прошу вас, – простонала я, – врача, скорее!

    Он выбежал из вестибюля, я встала, отряхнулась и сказала Леопольду:

    – Поторапливайся. Сам понимаешь, время ограничено.

    – Мод! – испуганно воскликнул он. – Что случилось? Что с тобой?

    – Все в порядке, радость моя. Я просто проверила быстроту его реакции.

    На стуле у палаты Эдварда сидел Фред де Галлефонтен. Увидев нас, он вскочил.

    – Быть не может! Это ты?

    Я даже не успела сообразить, что происходит, а тело мое уже метнулось в его распахнутые объятия, и наши коралловые уста слились в страстном поцелуе.

    – Эй! – тихо окликнул нас Леопольд.

    – Пойди навести своего отца, – сказала я, высвободившись из объятий. – Ты весь в губной помаде, Фред. Мужчине в форме это не к лицу. Во всяком случае, не этот оттенок. Вот если бы что-нибудь посветлей.

    – Плевать, – сказал он и снова принялся меня целовать.

    – Какой ужас! – сказала я, одновременно отталкивая его и придвигаясь ближе. – А вдруг нас увидит мой жених?

    – Так ты помолвлена? – спросил Фред.

    – Пока нет, но к этому идет, – сказала я.

    – И кто же счастливчик?

    – Один ипохондричный английский лорд с гомосексуальными наклонностями и наркотической зависимостью, – сказала я. – Я люблю его безумно. Он истинный аристократ, человек тонкой душевной организации и нисколечко не похож на тебя.

    – Надеюсь, ты будешь с ним счастлива, – понуро сказал Фред. – Я слышал, у него проказа.

    – Очень любопытно, – сказала я. – Откуда ты это знаешь?

    – Он сюда приходил, и я слышал, как врачи это обсуждали. Они не могли понять, что с ним. Если это действительно проказа, с него вот-вот клочьями полезет кожа.

    – Не болтай ерунды! У него гноеточивая язва на ягодице, вот и все. – Фред отшатнулся от меня. – Я с ним не спала, ничего такого не было, – сказала я. – Впрочем, чего это я оправдываюсь? Он просто показал мне, куда его укусил паук.

    – Врачи придерживаются иного мнения, – сказал Фред. – Они предполагают проказу. Он работал в Индии, помогал беднякам.

    – Не верю! – сказала я. – Мой жених никогда не станет помогать беднякам. А если это ему и взбредет в голову, теперь у него есть я.

    – Ур-рр, – заурчал Фред и наклонился с намерением поближе исследовать области, расположенные к северо-западу от моего уха.

    – Мне пора, – сказала я. – Надо брата увести, пока его папаша не надавал ему слишком много рецептов.

    Оставив Фреда в коридоре, я вошла в палату. Леопольд лежал в кровати рядом с Эдвардом, и тот обнимал его за шею.

    – Как трогательно! – сказала я. – Рада, что вы друг с другом поладили.

    – Одно движение, и я его придушу, – сказал Эдвард.

    – Ой, какой у нас злой папочка!

    – Я не шучу, – сказал Эдвард. – Позови полицейского.

    Леопольд, видимо желая подтвердить искренность отцовских намерений, сдавленно хмыкнул.

    – Хорошо, хорошо, – сказала я и крикнула: – Фред! Поди сюда, пожалуйста.

    Фред радостно влетел в палату.

    – Мальчишка в моих руках, – сказал Эдвард. – Если что, я его придушу. Достань пистолет, только медленно, и положи его на пол. А теперь давай ключ от наручников.

    20

    – Что это у вас за дрянь на приборной доске?

    – Это наш паук и его роскошная паутина, – сказала я. – Будь добр, не души Леопольда так сильно. У тебя есть еще дети?

    – Вышвырни ты этого гребаного паука. Я их терпеть не могу.

    – Ни за что! Это наш любимый паук.

    Леопольд замычал.

    – Слушай, старик, – сказал Пирс, – паук никого не трогает. Он нам как член семьи. Да, а вдруг они дорогу перекроют или еще чего? Ты бы, Эд, спрятался в багажнике.

    – Отличная идея! – сказала я.

    – Да? – сказал польщенный Пирс. – Тебе нравится? Ты, это, и Леопольда с собой в багажник возьми. Если полиция остановит, он будет твоим заложником.

    – Иногда лучше помолчать, Пирс, – сказала я.

    – Я сейчас полезу в багажник, – сказал Эдвард, – и возьму с собой Леопольда. Если полиция нас остановит, а вы им хоть словом проболтаетесь, мальчишка умрет. И если вы решите ехать прямиком в полицейский участок или еще что выкинете – тоже.

    Эдвард с Леопольдом забрались в багажник.

    – Не запирайте меня здесь! Я боюсь! – захрипел Леопольд, но Эдвард зажал его коралловые уста ладонью.

    – Не бойся, Леопольд, – попыталась утешить его я. – Помнишь, как я тебе говорила, что страх и удовольствие похожи? Сладкий мой, считай, что это такая игра.

    Пирс мрачно захлопнул багажник.

    – Напрасно ты предложил ему взять в заложники Леопольда, – сказала ему я.

    – Пожалуй, – сказал Пирс. – Но зато я спас паука.

    – Я и не знала, что этот паук так тебе дорог.

    – Еще как дорог! – сказал Пирс. – Что делать будем?

    – Езжай вперед! – раздался из-за заднего сиденья металлический голос Эдварда. Услышала я и всхлипывания – наверное, Леопольда.

    – Так, это, едем-то куда?

    – В Лос-Анджелес, Пирс, – сказала я. – Ты что, забыл? Остальные, думаю, догадаются искать нас там.

    Мы ехали молча, если не считать приглушенных рыданий Леопольда.

    – Ты правда думаешь, что в Лос-Анджелесе я могу стать кинозвездой? – спросил Пирс. – Далековато это как-то.

    – Я же тебе говорила: правда думаю, – сказала я. – У меня хорошее предчувствие. Но, боже ты мой, этот бедненький констебль, Фред де Галлефонтен. Как ему, наверное, будет стыдно, когда медсестра обнаружит его прикованным наручниками к кровати. А что, если она решит воспользоваться его беспомощностью? Он таких вещей терпеть не может. Зачем ты заставил его раздеться, Эдвард?

    Ответа не последовало.

    – А почему ты так думаешь? – спросил Пирс.

    – Мне кажется, они там, в Лос-Анджелесе, таких, как ты, в жизни не видали. Я вот точно не видала. Понимаешь, дело даже не столько в твоей внешности или сущности. У тебя есть аура.

    – Аура, говоришь? Ну, с этим мы разберемся.

    – Ты не против, если я переберусь назад и немного посплю? – сказала я.

    – Полезай, чего там.

    Я перелезла на заднее сиденье и улеглась там с Трейфом на руках. Леопольд перестал плакать. До меня доносились их с Эдвардом голоса – они о чем-то мирно беседовали.

    – Вот уж не думала, что мамин дружок окажется таким негодяем, – сказала я. – Да, блинчик комом.

    – Эй! – крикнул из багажника Эдвард. – Я все слышу. Ты про что это говоришь?

    – Про блинчики. Помнишь, как-то раз ты испек блинчики с корицей?

    – Чего? Не вздумайте чего-нибудь учудить!

    – Эдвард, это же твой собственный сын!

    – Знаешь, сколько сперматозоидов у меня в среднем вырабатывается за день? Хватило бы всю планету оплодотворить. Что ж мне, за каждый отвечать?

    – Выбирай выражения, ладно? – сказала я.

    Я задремала и проспала, наверное, несколько часов, а когда проснулась, меня тошнило и хотелось есть. Я не сразу вспомнила, где мы и зачем. Снаружи было темно.

    – Который час?

    – Не знаю, – сказал Пирс. – У меня нет часов.

    – А бензин не кончается?

    – Ой, нет! – сказал Пирс.

    – Что такое?

    – Нужно срочно заправиться. Бензин на нуле. Черт, что делать-то будем?

    – М-да, – сказала я. – Бензоколонка далеко?

    – Да нет, – сказал Пирс. – Вон там, впереди.

    – Она работает?

    – На вывеске написано, что круглосуточная.

    – Это ни о чем не говорит. По виду как, работает?

    – Работает. Но я, того, Эдварда подставлять не хочу.

    – Эдвард! – крикнула я. – Леопольд, ты и сперматозоиды, которых хватило бы на всю планету, вы там как, в порядке? Мы хотим заехать на бензоколонку заправиться, так что сидите тихо.

    – Сколько сейчас времени? – спросил Эдвард.

    – Точно не знаем. Темно. Судя по всему, вечер.

    – Ладно, – сказал Эдвард. – Заезжайте. Только быстро, заправьтесь и вперед. Когда рассветет, остановитесь где-нибудь и откройте багажник.

    Пока Пирс заливал бак, мы с Трейфом отправились в туалет.

    – Знаешь, мне что-то нехорошо, – сказала я псу. Он брел как в забытьи, сонно виляя хвостом. Так же сонно он поднял лапу у урны. – Наверное, я заболела – наглоталась воды в Гитчи-Гюми.

    Женский туалет был закрыт. Я пошла в соседний. Грязен он был до омерзения, даже Трейф возмутился.

    – Скажи мне, Трейф, что это за существа, которые позволяют себе так загадить помещение, в честь них же и названное?

    Трейф не ответил, только озабоченно наморщил лоб. Я включила воду и подняла его к раковине, чтобы он попил. Этому он научился у Лулу.

    Я умылась. Как быстро я состарилась… Первоцветы юности поблекли, скукожились и завяли. И тут у меня возник потрясающий план. Я осторожно сняла крышку сливного бачка. Там часто хранят оружие. Вот найду пистолет, открою багажник и отстрелю Эдварду яйца. Тогда и брата спасу, и Эдвардовы сперматозоиды больше не смогут оплодотворить планету. Но там ничегошеньки не оказалось: ни пистолета, ни пачки банкнот, ни даже освежителя унитазов сроком действия три месяца. Я снова вернулась к раковине и умылась еще раз, в надежде вернуть лицу сияние юности. Если хочешь обмануть цветок, сунь его в морозилку, и тогда он распустится заново хоть посреди зимы. Горячую воду я даже не включала.

    Я решила было, что Пирс уехал без меня, но потом увидела машину у колонки со сжатым воздухом. Когда мы с Трейфом подошли к нему, Пирс вздрогнул.

    – Ой, – сказал он. – А я чуть про вас не забыл.

    – Ты бы так без нас и уехал.

    Он нервно захихикал.

    – Не-а. Ни за что.

    – Да-да, – сказала я. – Слушай, а ты уверен, что мы едем в нужную сторону? Не хочешь спросить дорогу?

    – Уже спросил, когда за бензин платил. Кстати, денег почти не осталось.

    – А дорогу куда ты спрашивал?

    – Я спросил, где Лос-Анджелес, – сказал Пирс. – Этот парень, правда, не знает, но я уверен – мы едем куда надо. Из Нокомиса все равно только одно шоссе.

    Мы вернулись к машине.

    – Как по-твоему, с Леопольдом там ничего не случилось?

    Пирс стукнул кулаком по багажнику.

    – Ребят, вы как? – заорал он.

    Кассир пристально посмотрел на нас через пуленепробиваемое стекло своей кабинки.

    – Хочу наружу, – раздался из багажника сдавленный голос Леопольда.

    – Скоро рассветет, и мы вас выпустим, – сказала я. Мы сели в машину. – Бедный Леопольд. Какой подонок его отец! Заставил нас ехать в Калифорнию раньше времени. У нас всего несколько долларов, нет ни чистой одежды, ни кредитных карточек. Кассет приличных и тех нету. Нет, это не жизнь!

    – Вляпались мы, да? – спросил Пирс, когда мы выехали на шоссе.

    – Терпеть не могу этого выражения, – сказала я. – Если ты собираешься стать кинозвездой, научись держаться с достоинством. Ты должен возвышаться над обстоятельствами, а не идти у них на поводу, быть пантерой, тигром расхаживающей по джунглям. Понимаешь, для кинозвезды это главное. – Вид у Пирса был озадаченный, то есть лицо его приобрело самое задумчивое выражение, на которое он только был способен. – У тебя в носу волосы растут, – добавила я. – С этим надо срочно что-то делать.

    – Да ну? – сказал он. – И чего делать-то?

    – Понятия не имею, – сказала я. – Выдергивать! Выстригать! Завивать!

    – Придется ножницы купить, – сказал он. – Как ты думаешь, попадется нам по дороге место, где продают ножницы?

    – Пирс, – сказала я. – У меня расстроены нервы. Прямо сейчас я такие проблемы решать не способна.

    – А чего сама об этом заговорила?

    На том беседа и прервалась.

    Перед самым рассветом мне показалось, что мы проехали какой-то указатель.

    – Что там было написано?

    – Через милю – стоянка для грузовиков «Биплюс».

    – Эдвард! – крикнула я. – Скоро рассвет. Можно, мы где-то через милю остановимся?

    – Круто, – сказал Пирс. – Наконец-то позавтракаем.

    – Мы остановимся не чтобы завтракать, – сказала я, – а чтобы выпустить их из багажника. Если мы поедим, денег у нас вообще не останется.

    – Хочешь, чтобы я держался с достоинством? – сказал он. – Тогда мне надо питаться.

    – Хорошо-хорошо, – сказала я. – Мы даже не знаем, живы ли они там, в багажнике. Тормози.

    Мы свернули на стоянку.

    – Очень надеюсь, что запасная куртка у меня в багажнике, – сказал он.

    – Ты что, замерз? Только не вздумай заболеть.

    – Да нет. Нельзя терять имидж. Обычно я держу свою лучшую кожаную куртку в мамином багажнике. Ты же сама сказала, я должен быть тигром. Для этого нужны подходящие шмотки. Черт, все самые клевые остались в трейлере. Как ты думаешь, я их назад получу? Ну, это, есть же какие-то спасательные операции, и все такое.

    – Ой, ради бога, – сказала я, – хоть на время оставь в покое свой имидж. Подумай, что с Леопольдом. И с его отцом-убийцей со всеми его сперматозоидами. Их надо выпустить.

    Пирс вытащил расческу и погляделся в зеркальце заднего вида.

    – Проклятье! – сказал он. – Надо было душ принять. Волосы из-за этой чертовой озерной воды все слиплись.

    – Вовсе нет, – сказала я. – Это все из-за того просроченного геля, которым ты мажешься. А сушить их надо бумажными полотенцами. И вообще, хватит зацикливаться на себе.

    – На себя посмотри. – Он вылез из машины, я за ним. – Тьфу ты!

    – Что такое?

    – У меня нет ключа от багажника.

    – Что ты несешь? От машины-то ключи есть.

    – Есть. А от багажника нету.

    До нас донесся тоненький напуганный голосок – так могла бы пищать говорящая сардинка, неожиданно ожившая в банке.

    – Выпустите меня! – Голос только отдаленно напоминал молодой самоуверенный баритон Эдварда.

    – Как ты мог потерять ключ от багажника, кретин?

    – А ну, извинись, – поджал губы Пирс.

    – Прости, – сказала я. – Ты не кретин.

    – Так-то лучше.

    – Я просто очень волнуюсь за Леопольда. Вдруг Эдвард с ним что-нибудь сделал? Вдруг он его задушил? Или дал ему неверное представление о сексе, и Леопольд, когда вырастет, будет ходить по проституткам и так и не научится видеть в женщине человека, а не вещь.

    – Леопольд, ты живой? – крикнул Пирс. – Отзовись!

    – Я хочу наружу, – пискнул Леопольд.

    – А ты не можешь снять заднее сиденье? – спросила я.

    – Это идея. Надо проверить. Одна часть точно снимается – мне тут недавно понадобились шурупы, и я их оттудова вывинтил. Про вторую не знаю. Но они хоть дышать смогут.

    Мы открыли дверцы, Пирс вынул подушку сиденья и отвинтил внизу слева металлическую пластину. Трейф лаял и клацал зубами – пытался ему помочь.

    Пирс наклонился к щели и спросил:

    – Как вы там, парни?

    – Пап, прекрати меня лягать, – услышала я визг Леопольда.

    Я углядела в щелку его подошвы.

    – Пирс, скорее! – сказала я. – Тащи его за ноги. Видишь, прилежание ягодичное.

    Леопольд с трудом, но протиснулся наружу.

    – Солнышко мое! – сказала я, осыпая его поцелуями. – Котеночек мой ненаглядный! Паразитик любименький! Ты как?

    – Отстань, – сказал Леопольд слабым голосом. – Я есть хочу. Я пить хочу. Он заставлял меня мочиться в какую-то ржавую дыру.

    – Давай, – сказала я, – садись в машину, а я принесу тебе что-нибудь поесть. Бедный маленький головастик!

    – Пошла ты!

    – Эй, вы! – завопил Эдвард. Я заглянула через щель в багажник. Виден был только его глаз. – А я как же? Выпустите меня!

    – Ты что, не пролезаешь?

    – Нет! Снимите остальные сиденья!

    – А вдруг тебя кто-нибудь увидит?

    – Плевать! У меня же клаустрофобия!

    – Что ж ты раньше об этом не вспомнил? Все, поздно. Остальные сиденья привинчены. А ключ от багажника мы потеряли.

    – Что же мне делать?

    – Вот что я тебе скажу: мы сейчас пойдем как следует позавтракаем и постараемся что-нибудь придумать. Может, у кого в кафе найдется лом.

    – Пожалуйста, принесите мне коку. И конфетку.

    – Тебе простую коку или диетическую? А может, «Нейчез мэджести»?

    – Да все равно! – сказал Эдвард. – Они дороги перекрывали? Меня полиция искала? Я крепко попал, да?

    – Успокойся, никто тебя не искал. Сиди здесь хоть до скончания века.

    – Не хочу!

    – Впервые в жизни буду есть в настоящем кафе для дальнобойщиков, – сказал Леопольд, когда мы уселись у стойки. – Очень любопытно взглянуть на меню.

    – Заказывай что хочешь, дружок, – сказал Пирс. – У меня пятнадцать баксов.

    – Какая у вас, парни, здоровая психика, – сказала я. – Ты, Леопольд, просидел столько времени в багажнике с папашей-психопатом и даже не жалуешься, а ты, Пирс, об этом и не вспомнил.

    – Значит, психика у меня здоровая, да? – сказал Пирс.

    – Давайте заказывайте что хотите. Только самое дешевое.

    – А почему это я должен заказывать самое дешевое, а не ты? – сказал Пирс. – Машину ведь я вел.

    – Знаю, – сказала я. – Только, понимаешь, Пирс, денег у нас очень мало. Надо постараться растянуть их на подольше.

    Пирс с Леопольдом выбрали комплексный завтрак за доллар девяносто девять: два яйца деревенских, кусок окорока домашнего (а могли бы взять два ломтика жареной ветчины или сосиску в тесте), кофе, апельсиновый сок, тосты и овсянку с подливкой.

    – Овсянка с подливкой! – сказал довольный Леопольд. – Вот чего никогда не пробовал. Я думал, это южное блюдо. И вообще, что это?

    – Ну, оно такое, зерновое, грубого помола, – сказала я. – Его итальянцы едят, а еще им кормят кур. Эму и африканских страусов тоже, потому что, понимаешь, зубов у них нет, и им зерно необходимо для пищеварения. Да, похоже, моим мечтам об эму, африканском страусе или нанду – это тоже страус, только южноамериканский – еще долго не суждено сбыться. Сейчас я даже не понимаю, что я такого особенного находила в курах. Наверное, мне нравились их маленькие, почти потусторонние глазки, клювы и некая сдержанность натуры, столь редкая в этом мире фальшивых чувств. Пожалуй, я бы съела на завтрак жареной курочки.

    Пирс возмущенно фыркнул:

    – Ну вот, я же говорил. Жареная курица стоит шесть девяносто девять, а нас ты заставила выбрать самое дешевое.

    – Мод, – сказал Леопольд озабоченно, – а тебе известно, что жареная курица вредна для фигуры?

    – Знаешь что? Ты прав. Ты прав, а я ошибалась. Возьму завтрак с оладьями.

    Пирс достал сигареты. В пачке осталась одна штука.

    – Повтори, пожалуйста, – сказал он.

    – Я возьму завтрак с оладьями за двадцать два семьдесят девять. А, вот ты о чем? Успокойся, всего два семьдесят девять. Не возражаешь?

    – Нет, повтори, что ты сначала сказала.

    – Я сказала, что ты прав, а я ошибалась.

    – Ушам своим не верю! – воскликнул он. – Ты первый человек, кто мне это сказал. Ты не представляешь, чего я натерпелся с тех пор, как в средней школе меня перевели в класс для отсталых. Такая мерзость!

    – Действительно, мерзость, – сказал Леопольд, потягивая через соломинку шоколадный коктейль. – Как они могли засунуть тебя в класс для отсталых, Пирс? Они не имели права этого делать. Это мерзко.

    – Да, было очень мерзко, – сказал Пирс. – Нас все время заставляли учить наизусть стихи Байрона. Типа, думали, что, если ты знаешь что-нибудь умное, чувствуешь себя лучше. «Улыбка змеится коварно, Рот – скорпионов пара, Жало нацелено метко, Точен укус и едок».

    – Это ты о поэзии лорда Байрона? – сказала я. – Красавец Байрон, поэт-романтик, с густыми черными кудрями и античным профилем?

    – Он был юмористом, у него было что-то с ногой и еще с горлом, отчего он и растолстел. Нам так рассказывали. Учительница говорила, что если и есть кто, рядом с кем мы можем чувствовать себя людьми, так это старина Джордж Байрон.

    – Ты хорошо запомнил? Он был юмористом?

    – В основном. «Глаза его серей свинца, В лице – синюшность мертвеца». – Пирс задумчиво ковырял в носу. – Они заставили меня выучить наизусть всю эту бредятину. Поэтому-то я и думаю, что мне будет трудновато запоминать всякие роли. Голова у меня уже забита доверху. Слушай, а волосы из носа очень торчат?

    – Прекрати немедленно! – сказала я. – Иначе я завизжу, и так и буду визжать не переставая.

    – Как вы думаете, может, заказать завтрак для Трейфа? – сказал Леопольд.

    – Пожалуйста. Только будет ли он есть окорок? – сказала я. – Свинину он ненавидит. Он даже яйца не ест, если их пожарили с сосисками или беконом.

    – Можно попросить сделать без ветчины, – сказал Леопольд. – Он и не догадается, что это некошерное.

    – Это мысль, – сказала я.

    Пирс зевнул.

    – Я сейчас вырублюсь, – сказал он.

    – Выпей кофе, – посоветовала я. – Леопольд, а о чем ты беседовал с отцом? Что он за человек?

    – Он мне сказал, что гомосексуалисты давным-давно должны были вымереть, потому что они не размножаются.

    Я задумалась.

    – Может, и не размножаются, – сказала я наконец, – зато плодятся.

    21

    – Ты хоть не думаешь, что у меня есть гомосексуальные наклонности? – спросил меня Пирс у кассы. Он заплатил по счету и купил себе сигареты.

    – Кобелю плевать, что трахать, – сказала я и сунула в карман пачку вафель «Кит-Кэт», пакетик молочных ирисок и леденцы для Эдварда.

    – Ага, – сказал Пирс, помолчав. Он был озадачен, но польщен. – Ты права. – Мы ждали сдачу и еду для Трейфа. Пирс взял с витрины коробочку. – Глянь-ка! «Метамфетамин. Новая формула». Круто! Винт – и без рецепта! Но, блин, дорого…

    – Пирс! – сказала я предостерегающе. – Не забывай, мы ограничены в средствах. Вот что я придумала: я буду раз в две минуты говорить тебе гадости. Ты начнешь злиться и не заснешь.

    В машине я поставила поднос на заднее сиденье и смотрела, как Трейф деликатно пожирает яйца и тост. Леопольд с Пирсом стояли у багажника и спорили о том, как его открыть. Внезапно в щели показался огромный страшный глаз.

    – Эй! – сказал Эдвард. – Чем это так вкусно пахнет? Это вы мне завтрак принесли?

    – Ой, – сказала я, – чуть не забыла. Потерпи немного. – Я вытащила из кармана пачку вафель и показала ее глазу. Глаз исчез, и появилась рука. – Нам тоже оставь, – велела я. – Эдвард, расскажи, что именно ты натворил.

    – Я – ничего, – сказал Эдвард. – Это был кто-то другой. А они мне шьют.

    – Давай поговорим о тебе в третьем лице, – предложила я. – Может, так будет легче. Я слышала, что серийные убийцы предпочитают рассказывать о себе в третьем лице. Что он сделал?

    – Он позабавился с библиотекаршей, – буркнул Эдвард. – Пока она была без сознания.

    – Зачем же он так поступил, а, Эдвард?

    – Он ненавидит людей, – сказал Эдвард. – Он их ненавидит и хочет иметь над ними власть.

    – Разумное объяснение. Могу себе представить, что бы делала я, если бы испытывала подобные чувства. А как по-твоему, почему он их испытывает?

    – Потому что люди считают, что он хуже их. Единственным человеком, к которому он не испытывал ненависти, была твоя мать, но потом и она стала его раздражать.

    – Но моя мать гораздо старше его.

    – Я сказал своей мамусечке: «Может, ты и старенькая, но не волнуйся: пока я хожу по этой земле, никто тебя в приют не отправит. Будешь жить со мной». У меня было одно-единственное условие: чтобы она без разрешения из своей комнаты не выходила.

    – Может, все вели себя так, будто они лучше его, потому, что они на самом деле лучше?

    – Нет! Стоило самой распоследней секретарше из соцобеспечения на него взглянуть, так и она начинала улыбаться этак свысока, покровительственно. Но окончательно все испоганили ее дети. Если бы эти испорченные, избалованные, гадкие, никчемные дети не мешались вечно под ногами, у него с твоей матерью все могло сложиться по-другому. Хотя… кто знает, может, все равно ничего хорошего бы не получилось. Никогда не получается.

    Он трещал дальше, а я вылезла из машины и подошла к братьям.

    Пирс пытался вскрыть замок багажника биковским стержнем.

    – Черт! Ни фига не получается. – Он попробовал вытащить стержень, но тот застрял намертво.

    К нам направился какой-то мужчина в бейсбольной кепке.

    – До чего жирный! – сказал Пирс и пнул машину.

    – Тс-с! – шикнула на него я. – Это может с каждым случиться. А вдруг ты сам как-нибудь проснешься утром и увидишь, что стал таким же.

    – Главное – сахара не есть! – сказал Пирс.

    – Ого-го! – сказал Леопольд.

    Трейф, приникнув к заднему стеклу, зашелся в истеричном лае. Мужчина приближался.

    – Если он хочет выглядеть стройнее, не стоит ему носить футболку в поперечную полоску, тем более такую тесную, – сказала я, когда он был уже совсем рядом. – Да, ты, пожалуй, прав. Дело не в футболке. Он и правда жирный.

    – Привет! – сказал мужчина.

    – Это ужасно, – сказала я, чтобы хоть как-то объяснить свое хамство. – Без очков я ничего не вижу, а их у меня нет. Впрочем, так мир выглядит в некотором смысле привлекательнее.

    – У вас проблемы, ребятки? – сказал мужчина. – Я наблюдал за вами из кафе. Что, забыли ключи в багажнике?

    – Нет, – сказала я.

    – У меня в машине есть монтировка, – сказал он. – Могу вам одолжить. Попробуйте взломать замок.

    – Ничего нам не нужно, – сказала я.

    – Помогите! Выпустите меня! – раздался сдавленный голос. – Я здесь заперт!

    – Что это? – сказал мужчина.

    – Ничего особенного.

    – Что тут творится? Кто у вас там?

    – Отец моего маленького Братца Кролика, – сказала я, показав на Леопольда. – Он попросился прокатиться в багажнике и сказал: «Что бы я ни говорил, что бы ни делал, как бы ни просил-умолял, Братец Кролик, пожалуйста, не выпускай меня из багажника».

    – В последнее время я стал очень сомневаться, что он мой отец, – сказал Леопольд. – Честно признаться, я не чувствую никакой с ним связи. Как вы полагаете, если бы я действительно был порождением одного из его сперматозоидов, я бы это чувствовал?

    – Я вам не верю, – строго сказал мужчина. – Пойду принесу монтировку.

    Он поплыл, колыхаясь, как медуза, к своей машине. Утренний воздух был так тих и свеж, будто напрочь забыл о том, в какую помойку превратилась наша планета. В пыльных кронах деревьев, окружавших пролысину стоянки, радостно заливались соловьи и жаворонки, предвкушая пригоршни черствых крошек, которые принесет им день.

    – Все, сматываемся, – сказала я. – Быстро!

    – Ты чё? – сказал Пирс. – Да что с тобой? Этот мужик только сказал, что хочет помочь.

    – Никакая нам помощь не нужна. Ну, выпустит он Эдварда – и что мы будем делать? Фред был прав. Эдвард очень опасен: у него комплекс неполноценности. Только в его случае никакого комплекса нет, все проще простого. Люди неполноценные обожают рушить жизни тех, кто лучше них, – так они надеются низвести их до собственного уровня. У него нет совести – он бессовестный. И запросто может обвинить нас в том, что это мы его похитили. Тогда и нам придется его кое в чем обвинить. В этом обязательно захочет разобраться полиция. В результате часть из нас окажется за решеткой, а остальные – в приюте. Тогда наши планы придется отложить на неопределенное время.

    – И что ты собираешься делать?

    – Я придумал! – сказал Леопольд. – Пусть этот мужик откроет багажник, а когда Эдвард вылезет, мы смоемся.

    – Хорошая мысль. Только вдруг он объявится лет через двадцать, жалкий и убогий, и обвинит тебя в том, что ты его бросил?

    Леопольд задумался.

    – Ой, не знаю.

    – В таком случае выбора у нас нет. Будем действовать по твоему плану. Ты, Пирс, полезай на заднее сиденье и спи. Леопольд, ты помнишь сказку Ганса Христиана Андерсена про статую на городской площади, у которой выковыряли глаза, сделанные из драгоценных камней, и она ослепла?

    – «Я буду твоими глазами, – воскликнул воробышек», – сказал Леопольд.

    – Именно так, Леопольд. Воробышек помог бедному памятнику, когда тот ослеп. А потом наступила зима, и птичка замерзла.

    – Почему?

    – Потому что преданный воробышек не мог улететь зимовать на юг. Ты будешь моим верным воробышком. Сядешь на переднее сиденье и будешь меня направлять. Нам надо постараться обезопасить себя – на дороге полным-полно всяких предметов, которые так и норовят кинуться на автомобиль и как следует его стукнуть.

    – А ты-то что будешь делать?

    – Я поведу машину. Но сначала надо все подготовить.

    Я выхватила у Пирса ключи и завела машину, стараясь причинить ей при этом как можно меньше боли. Приняв дерзкое решение и поставив ее на нейтралку, я помчалась навстречу толстяку. Он шел, гордо неся в руке выкрашенную красной краской монтировку – во всяком случае, я решила, что эта штуковина и есть монтировка.

    – Ой, как любезно с вашей стороны, – промурлыкала я. – Достаточно разок поддеть замок этим замечательным инструментом, и багажник распахнется.

    Идя за мной, он довольно улыбался – то ли ему было приятно оказать помощь, то ли он радовался тому, что я подчинилась его желанию и больше его не гоню. Он занес монтировку над беззащитным багажником – как это с незапамятных времен делают все мужчины.

    – Ой, господи! – воскликнула я. – Я кое-что забыла в машине. Я на минутку, но вы можете приступать к немотивированному акту вандализма, меня не дожидайтесь.

    Я села за руль. Пирс уже храпел на заднем сиденье.

    – Ну, Леопольд, начинаем. – Мужчина заехал ломом по багажнику, и машину затрясло. – Смотри в окно и, как только Эдвард вылезет, сразу скажи. – Последовал еще один удар.

    Тут багажник открылся и закрыл мне обзор.

    – Все случилось, – доложил Леопольд. – Папа вылезает.

    – Он целиком вылез? Нога не застряла?

    – Целиком и полностью, – сказал Леопольд. – Разговаривает с толстяком. Пора, Мод!

    Я нажала на газ, и мы стрелой вылетели со стоянки.

    – Леопольд, я ничего не вижу! – закричала я. – Помоги мне выехать на шоссе!

    Проснулся Пирс.

    – Что, черт возьми, происходит? – заорал он.

    Леопольд, высунувшись из окна, смотрел на толстяка и Эдварда.

    – Они бегут за нами! – сообщил он.

    – Пешком они вряд ли нас догонят, – сказала я, выезжая на автостраду. – На всякий случай, как выеду в левый ряд, я на пару миль превышу скорость. Я сейчас ничего не задела?

    – Мод, прибавь газу! – завизжал Пирс. – Ты ж его подрезаешь!

    – Не люблю быстрой езды, – сказала я. – Она мне кажется неестественной, да и машине вредно.

    Мне сигналили со всех сторон: то ли потому, что у нас был открыт багажник, то ли всем не нравилось, как я еду.

    – Ладно, слушай меня: как только увидишь указатель бензоколонки или площадки для отдыха – тормози, закроем багажник, – велел Пирс. – Дальше поведу я.

    Несколько миль мы проехали молча, если не считать пронзавших воздух истошных стонов и воплей Леопольда с Пирсом.

    – Да что это с вами, парни? – сказала я. – Съели что-то несвежее за завтраком?

    – Ты что, слепая? – сказал Пирс. – Я же сказал: притормози у бензоколонки. Ты знак видела?

    – Знак я отлично видела, – сказала я. – Да вот толку от него никакого. Буквы все сливаются. Вывешивают такие неразборчивые знаки и еще хотят, чтобы люди ими руководствовались.

    Братья принялись меня уверять, что впереди площадка для отдыха.

    – Неужели все было настолько ужасно? – сказала я, заехав, следуя их указаниям, на стоянку.

    – Ты здорово поцарапала крыло машины, которая справа, – сказал Леопольд.

    – Нечего было ставить ее впритык, – ответила я.

    – Сейчас описаюсь, – сказал Пирс. – Тут даже туалета нет. Дерьмо, а не стоянка. Придется идти в кусты. Трейф, за мной! – Они удалились.

    – Пожалуй, я тоже схожу, раз уж есть такая возможность. Чего это Пирсу так приспичило? Леопольд, тебе не нужно в кустики?

    – Я здесь побуду, – сказал Леопольд.

    – Ладно, тогда ключи я оставлю. Мальчики и мужчины вообще мало писают. Меня это всегда удивляло – Господь сотворил их такими, что делать им это гораздо проще, чем женщинам, но зачем-то устроил так, что пользоваться этим преимуществом мужчинам почти не надо.

    – Господь никогда не дает нам, мужчинам, больше того, что нам по силам, – заметил Леопольд.

    Выйдя из кустов, я увидела что толстяк припарковал свой красный «Бронко» рядом с нашей машиной и, стоя на пожухлом газоне, разговаривает с Леопольдом.

    – Зачем ты запер своего отца в багажнике? – сердито вопрошал он.

    Я помчалась прямо по чахлой травке, схватила Леопольда и прижала его к себе.

    – Мы даже не знаем точно, отец ли он ему, – сказала я. – Возможных вариантов штук шесть, не меньше. И вовсе не Леопольду пришла в голову мысль запереть этого типа в багажнике! – Тут в «Бронко» толстяка я увидела скрючившегося на переднем сиденье Эдварда. – Что здесь происходит? У него что, припадок? Или вы прострелили ему висок?

    – Что? – сказал мужчина. – О чем вы? Он просто очень расстроен. Вы, дети, так жестоко с ним обошлись. Он даже расплакался.

    Эдвард внезапно распрямился, открыл дверцу «Бронко», выглянул наружу, огляделся, словно пытаясь понять, где он, а потом кинулся к нашей машине, шмыгнул на переднее сиденье, завел мотор, подал назад, развернулся так, что завизжали шины, и, выехав со стоянки, помчался по автостраде.

    Мы с Леопольдом переглянулись. Леопольд пожал плечами. Мужчина, похоже, ждал, что мы скажем хоть что-нибудь. Мы стояли молча. Из кустов вышел Пирс.

    – Мы с Трейфом немного прогулялись, – сказал он. – По-моему, он хочет пить. – Он подошел к месту, где только что стоял наш автомобиль, и глаза у него полезли на лоб. – Где машина?

    – Эдвард забрал, – сказала я.

    – Кто?

    – Эдвард.

    – A-a, – сказал Пирс. – И куда он поехал?

    – Понятия не имею.

    – Вы не можете его винить, – сказал мужчина, – после всего, что сами с ним сделали. И потом, ведь это его машина.

    – Не его это машина, – возмутилась я, – а нашей мамы! Мама считала себя его невестой. Он преступник, причем не особенно удачливый. Поэтому-то, когда он объявлялся, у него всегда были отличные ковбойские сапоги, новый мотоцикл, бумажник крокодиловой кожи, сумка от Луи Виттона и все такое. Крокодиловая кожа! На мой взгляд, кожа кенгуру и то приличнее, впрочем, тоже смотрится вызывающе. Он похитил ребенка, который вполне мог оказаться его собственным сыном, для того, чтобы бежать из больницы.

    – Из какой такой больницы? – подозрительно спросил мужчина. – Он предупреждал, что вы, дети, обязательно будете придумывать всякие небылицы.

    Я принялась всхлипывать.

    – Жизнь моя – сплошная череда несчастий! – сказала я. – Я думала, ничего хуже жизни в грязном вонючем трейлере с кучей неудачников, которые волею судеб являются моими родственниками, мне не грозит, и только теперь поняла, что даже не подозревала о кошмарах, меня поджидающих. Где моя мамочка?

    – Я тоже не подозревал, – сказал Леопольд. – А ведь моя жизнь только начинается. Ты-то уже старая, тебе недолго осталось. – Он разрыдался. – Где моя мамочка?

    – Повторюшка! – крикнула я.

    – Ну что вы! – сказал мужчина.

    Я заметила, что и у него в глазах стоят слезы. – Не плачьте! Может, я смогу вам как-нибудь помочь?

    – Да заткнитесь вы! – сказала я и повернулась к Пирсу. – Что делать будем?

    – С чем?

    – Пирс, – сказала я, – у нас нет денег, нашу машину только что угнали, и мы застряли на площадке для отдыха на пути в Калифорнию.

    – Калифорния в другую сторону, – сказал мужчина. – Откуда вы едете?

    – Из-под Нью-Йорка, – сказала я.

    – Это вовсе не дорога на Калифорнию.

    – А куда же?

    – На Ки-Уэст, – сказал мужчина. – Майами, Орландо, Флорида.

    – Врунишка, врунишка, горящие штанишки! Никто вас и не спрашивал.

    Мужчина облокотился о капот «Бронко» и окинул меня взглядом умудренного опытом проповедника.

    – Я уже много лет как принял Христову веру, – сказал он доверительно.

    – Шли бы вы подальше, – сказала я.

    – Эй, поосторожнее, – обиделся мужчина. – Не надо со мной так разговаривать.

    Не обращая на него внимания, я повернулась к Пирсу и Леопольду.

    – Итак, к делу. Нам нужны наличные. Что мы можем продать?

    – Трейфа? – задумался Пирс. – Нет, собаку я продавать не хочу.

    Леопольд, рукавом размазывая сопли по лицу, расплакался еще горше.

    – Собаку продавать не будем, – решила я. – Да ее все равно никто не купит. Что еще?

    – Машину?

    – Пирс, ты что, забыл? Машину угнал Эдвард.

    – Тогда не знаю.

    – Наши тела! – сказала я.

    – Ты чего? – сказал Пирс. – Мы что, на панель пойдем?

    – Я на панель не хочу, – сказал Леопольд.

    – Ты и не пойдешь, – сказала я. – Ты слишком чист и невинен.

    – Я давно не невинен, – сказал Леопольд. – Поздно спохватились – я все знаю. Я рос в неблагополучной семье, и вы своим примером давным-давно меня развратили.

    – Потом об этом расскажешь. Твоим телом мы все равно торговать не собираемся. На это я никогда не пойду. Будем торговать моим телом и телом Пирса, а детьми и собаками – ни за что.

    – Потому что моего тела никто не захочет, да? – снова разрыдался Леопольд. – Никому я не нравлюсь, потому что толстяк?

    – Может, я вам помогу? – сказал мужчина. – Вы христиане, дети?

    – Грязная свинья, – сказала я. – Оставь моего братишку в покое.

    – Я вовсе не про то, – смутился мужчина.

    – Может, ты и найдешь какого-нибудь мужика, который захочет переспать с тобой за деньги, – сказал Пирс, оглядываясь по сторонам. – Но девиц я здесь не вижу.

    – Ты меня не понял, – сказала я. – Я очень сомневаюсь, что ты найдешь подходящую женщину.

    – Ты же говорила, что я хорош, как кинозвезда! – сказал Пирс.

    – Это так, – согласилась я. – Только на автостраде вряд ли нам встретятся дамочки, которые ищут красавца, за чьи сексуальные услуги они готовы заплатить.

    – И что? – сказал Пирс.

    – Есть мужчины! – объяснила я. – Мужчины, которые платят другим мужчинам за то, чтобы сделать им муфти-пуфти. Вот этот, например, – показала я на нашего нового знакомого. – Желаете?

    – Вы что, серьезно? – сказал тот.

    – Вполне, – сказала я. – Может быть, вы хотите заплатить за то, чтобы он вам сделал муфти-пуфти?

    – Где ты воспитывалась? – спросил мужчина неуверенно, словно не знал, что еще сказать. – Ты не еврейка, а? Я бы хотел помочь вам, дети, обрести истинный путь.

    – В Калифорнию? Туда наша мамочка укатила, – сказала я.

    – Как, без вас? Ее надо немедленно отыскать! – сказал мужчина. – Я обязан на нее заявить. Таких надо лишать материнства.

    – И вы еще называете себя христианином? – сказала я.

    Мужчина прикрыл глаза.

    – Полагаю, вам слишком многое пришлось пережить, – сказал он. – Вот что! Как вы думаете, если я куплю вам поесть, вам станет лучше?

    – Мы вроде недавно завтракали, – сказала я.

    – А я бы подкрепился, – сказал Пирс.

    – Мы завтракали лет сто назад, Мод, – сказал Леопольд.

    – Сейчас время ланча, – сказал мужчина. – Я с удовольствием разделю его с вами.

    – А вы не могли бы посидеть за другим столиком? – спросила я.

    – Если я и хочу угостить вас ланчем, то лишь потому, что намерен помочь вам встать на путь истинный.

    – Ну, хорошо, хорошо!

    Мы сели в «Бронко». Машина была новехонькая, в ней даже пахло по-особому. Этот запах вывел Трейфа из себя. Он любит старые машины. Я сидела сзади и не могла его удерживать, а он решил, что совершенно необходимо вылизать спинку водительского сиденья. Раньше я такого за ним не замечала. К счастью, мужчина поставил кассету с духовными песнопениями в исполнении белых, и музыка заглушила Трейфово чавканье.

    Место, где можно поесть, мы нашли не сразу. В кафе кормили по-домашнему.

    – Я бы хотел отведать мясной запеканки, а к ней – пюре и тушеную окру, – решил Леопольд и захлопнул меню.

    – Отличная мысль, – сказал Пирс и тоже закрыл меню.

    – Пирс! Знаешь, большинство современных кинозвезд – вегетарианцы, – напомнила ему я.

    – Он что, кинозвезда? – спросил мужчина, до этого момента молчавший. Он был, похоже, так доволен нашим согласием составить ему компанию, что на время лишился дара речи.

    – Собирается ею стать, – сказала я.

    – А откуда вы, ребятки? – спросил он и лучезарно улыбнулся.

    – Возражаю, ваша честь! – заявила я. – Я сказала, что мы с вами поедим, но не говорила, что будем с вами беседовать. Тем более отвечать на такие идиотские вопросы.

    Наступила тишина.

    Я густо полила запеканку кетчупом. Он был чудо как хорош – густой, ароматный, перченый. Пирс с тоской глядел на мою тарелку поверх своего сэндвича с сыром и помидорами. Леопольд вдумчиво жевал кусок запеканки, пытаясь распознать ингредиенты.

    – Интересно, как там наши родственники, – сказал он.

    – Мне тоже интересно, – сказала я. – Столько вопросов осталось без ответа. Например, хотелось бы знать – Фред все еще прикован к койке или нет, много ли у него неприятностей по службе, думает ли он обо мне все с той же истовостью, которая чуть его не погубила? Как там мама? Навлекла ли она на своих спутников новые несчастья? Как Мариэтта, домогается ли моего лорда, пользуясь его слабостью? Как Теодор, сильно ли страдает? И так далее. – Мужчина, он сидел напротив меня, нервно заерзал. – Сэр, вы что, трогаете себя за интимные места?

    – Неужели нынешние девушки все так разговаривают? – сказал он.

    – Да! – сказала я. – Вы что, с луны свалились?

    – Я из округа Покахонтас, Западная Вирджиния, – сообщил он. – Моя жена умерла полгода назад. Я ездил навещать родственников. Большей частью я сам едва понимаю, что делаю. Никогда не думал, что переживу жену. Так странно, что я вас встретил. Не могу поверить, что мы с вами вот так вот сидим, едим. Эдвард мне многое о вас обо всех рассказал. Не знаю, может, не следовало бы этого говорить, но, когда за завтраком я увидел тебя из окна кафе, со мной случилось нечто странное.

    – И что же с вами случилось, мсье? – сказал Леопольд.

    – А что именно вы ели на завтрак? – сказала я.

    – Я даже не представился, – сказал мужчина. – Я только что сообразил, что о вас я знаю так много, а вы даже не знаете моего имени.

    – Это ничего, – сказала я.

    – Меня зовут Боб, Боб Хеттей.

    – Боб, вы собираетесь есть свою лазанью? – сказал Леопольд. – Вы к ней даже не притронулись. В меню написано, что это домашняя лазанья.

    – Смешно, – сказал Боб. – С тех пор как моя жена умерла, я только и делаю, что ем. Обратившись к Господу, я обратился к еде. А сейчас я почему-то даже не голоден. Думаю, мне стоит немного похудеть.

    – Мы ее завернем на потом, – сказала я. – Итак, вы христианин?

    – Я бы так хотел рассказать вам, что это для меня значит!

    – Значит ли это, что вы хотите дать нам немного денег?

    – Нет-нет, – сказал Боб, – Я…

    – А, поняла, – сказала я. – Вы мне дадите денег только после того, как я с вами пересплю. Тогда давайте поскорее с этим разделаемся.

    – Да что ты! – сказал Боб. – Я понимаю, после всего, что с вами приключилось, вы еще немного не в себе. Чуть тронулись – как я, когда потерял жену. Вот встретил тебя и не могу понять, о чем только думал раньше. Знаете, мы ведь были женаты сорок лет. А теперь я даже вспомнить не могу, что в ней такого нашел.

    – Дети есть? – спросила я. Он покачал головой. – Значит, на наследство никто не претендует. Возможно, прогулявшись со мной до стоянки, вы захотите переписать завещание.

    – Глупая, безумная деточка! Мое духовное богатство я отдал Господу. Финансовое положение у меня отличное. Много лет я вкладывал деньги в акции «Юнайтед парсел сервис». А проработал я там сорок два года.

    – Вы проработали на почте сорок два года и называете безумной меня?!

    – Что ты имеешь в виду?

    – Боб, – объяснила я, – вы что, не понимаете, что всю жизнь потратили на заворачивание посылок? Все, нам пора. – Я встала. – Пошли, ребята! Лазанью Боба отнесем Трейфу. Спасибо за угощенье, Боб.

    – Подождите! – крикнул Боб. – Что вы собираетесь делать, дети?

    – Будем околачиваться на стоянке, пока один из нас не подцепит кого-нибудь, кто будет согласен заплатить за секс. Если таковых в течение нескольких часов не отыщется, мы будем вынуждены продать Леопольда. Может, вы пока что побудете ему нянькой?

    – Мне нянька не нужна! – сказал Леопольд.

    Боб вскочил.

    – Вы что, серьезно? И думать об этом не смейте. Мы немедленно уезжаем. Я отвезу вас в мотель.

    – Черт возьми! – сказала я. – Я даже не представляю, сколько просить за ночь. Впрочем, думаю, со временем я освоюсь.

    – Твоя первая работа, Мод, – гордо сказал Леопольд.

    – Знаете, что я вспомнила? Вам известно, что есть такой вид кальмаров и в определенное время года – то есть в период спаривания – у этих кальмаров шпиндели отпадают и сами по себе плавают в океане, пока не найдут кальмарих? В лунные ночи полинезийцы выходят в море, и их лодки плывут меж самодвижущихся кальмаровых шпинделей. Разве это не прекрасно, а, Боб?

    – А что такое шпиндель? – спросил Боб. – Деталь мотора?

    – Это мужской половой пенис, – громко объяснила я.

    Он пропустил мои слова мимо ушей.

    – Вы умеете молиться? – спросил он.

    – Естественно! – сказала я. – Когда чего-нибудь очень сильно хочешь, то начинаешь клянчить это у высших сил, которые, по мнению части населения, являются воображаемыми.

    Коралловые уста Боба отверзлись, по-видимому, от ужаса. Верхняя губа перестала касаться своей извечной партнерши, влажной и оттопыренной нижней. Его бледное рыхлое лицо напоминало надутую морду рыбы-собаки.

    – Прошу тебя, не говори так, – сказал он.

    – Почему это? – спросила я. – Вы что-то от меня скрываете? Типа того, что вы и есть Господь, а я оскорбила ваши чувства?

    – Умоляю, дорогая, перестань, – сказал Боб. – Так нельзя…

    – Хотите помолиться, Боб? Не надо себя сдерживать. Не позволяйте мне сбить вас с толку. У меня свои мысли и чувства, у вас – свои. Меня вот что интересует: ловят ли полинезийцы шпиндели кальмаров, употребляют ли их в пищу? Если да, то это крайне странно. С другой стороны, многие считают кальмаров съедобными, и никто никогда не говорил, что перед готовкой шпиндели надо удалять.

    – Кальмаров, кажется, можно варить в их собственных чернилах, – сказал Леопольд. – Но я никогда не встречал в кулинарных книгах фраз типа «сначала удалите шпиндель». Только «очистите креветки, удалите дорсальные протоки». Впрочем, мне еще многому предстоит научиться.

    – Нет-нет! – сказал Боб. – Слушайте меня. Я вам сниму одну комнату в мотеле, а сам поселюсь в другой. Время уже позднее. Я хочу, чтобы сегодня вечером вы помолились вместе со мной. Завтра я отвезу вас к себе домой. Я живу в Миннегага-Спрингс, в Аллеганских горах. Я понял, вы были мне посланы не случайно. Малыш, которого Эдвард называл Леопольдом, а вы зовете Братцем Кроликом, пойдет в школу. Твой старший брат может устроиться, например, на бензоколонку, я помогу ему снять жилье. Ты, Мод, будешь вести у меня хозяйство. Не пугайся, работы будет немного, я понимаю, тебя не так воспитывали. У меня уже есть уборщица, она приходит раз в две недели, но, если захочешь, будет приходить чаще.

    – М-да… – сказала я задумчиво. – Вы слишком добры, Боб. Знаете, я должна признаться: предлагая вам себя, я чуть не умерла со страху. Я надеялась, что в первый раз у меня все будет совсем иначе.

    – Я не хочу, чтобы ты лгала мне, Мод, – сказал Боб. – Я хочу спасти тебя. И вижу, как тебе это необходимо.

    22

    Перед самым рассветом я разбудила Пирса, Леопольда и Трейфа.

    – Поднимайтесь! Нам пора.

    В номере пахло плесенью и хлоркой. Эти два аромата, по-видимому, когда-то давно слились в один, и теперь воняло хлорированной плесенью. Я подошла к окну, отодвинула засаленную синтетическую занавеску. На улице было еще темно, полупустую стоянку освещали два фонаря.

    – У нас же нет машины, Мод, – сказал Леопольд.

    – Ага, – сказал Пирс сонно и, не открывая глаз, полез за сигаретами. – У нас даже машины нет.

    – Да знаю я, кретин! – огрызнулась я. – Тебе придется угнать «Бронко» Боба Хеттея.

    – Ты чё, серьезно? – встрепенулся Пирс.

    – Совершенно серьезно, – сказала я. – Шевелись.

    – А если этот тип, того, полицию вызовет? – сказал Пирс.

    – Не вызовет.

    – Откуда ты знаешь?

    – Он христианин, – сказала я. – К тому же я напишу ему нежную записочку, в которой все объясню.

    – Круто, – сказал Пирс, натянул джинсы и закурил. С минуту он сидел на кровати и мусолил сигарету. – Какую машину будем угонять?

    – «Бронко» Боба Хеттея.

    – Это что, тот, вчерашний? Который заставлял нас молиться? Забыл спросить, ты о чем молилась? Я – о главной роли и гонораре в десять миллионов.

    – Он самый, Пирс, – сказала я. – Боб Хеттей – пенсионер, всю свою жизнь прослуживший в «Ю-пи-эс», который хочет, чтобы я жила в маленьком домике в Миннегага-Спрингс и носила фартук, ты работал на бензоколонке и жил в квартирке над бакалейной лавкой, а Леопольд то ли на кроликов ходил охотиться, то ли еще что.

    – Да ну? – сказал Пирс. – Клево. А я и не знал, что Леопольд любит охотиться на кроликов.

    – На кроликов я охотиться не буду! – крикнул из ванной Леопольд. – Все остальное мне даже нравится. Похоже, так и живут нормальные люди.

    – Правда? – сказала я и вдруг на мгновение представила, как живу в маленьком домике с Бобом, хоть он меня и старше.

    Это было какой-то иной реальностью, ну как если бы инопланетяне отправили меня в прелестную бревенчатую хижину года так тысяча восемьсот семьдесят четвертого. Такая новая жизнь дала бы мне ощущение стабильности. У меня были бы детишки с пухлыми румяными щечками, куры, которые бы меня обожали и весело кудахтали при моем появлении, или даже эму и африканские страусы, которых я бы изредка пускала в дом. Я, может, еще и научилась бы ездить на серой арабской кобылке, которую взяла бы еще жеребенком.

    Ощущение было такое, словно одна из дверей в длинном коридоре вдруг распахнулась и за ней предстала одна из возможных жизней. Но, заглянув внутрь, я решила идти дальше – в надежде узнать, что там за другими дверями.

    По-моему, гораздо увлекательнее просто заглядывать в двери, а не проживать тебе положенное, так и стоя у дверного проема и глядя в коридор. Может, конечно, наступить час, когда я, пройдя по коридору, заглянув во множество комнат и не найдя ни одной по душе, обнаружу, что все возможности исчерпаны, а оставшиеся двери наглухо заперты.

    Впрочем, поскольку этому сбыться было не суждено, я решила отклонить заманчивое предложение Боба.

    – Бедный Боб! – вздохнула я, когда мы уже мчались по шоссе. – Только бы он не попытался нас догнать.

    – Мы же забрали его машину, – напомнил Леопольд.

    – Твоя правда. Но он может, например, взять машину напрокат. Я вчера вечером вынудила его дать нам немного денег, только надолго их не хватит. Надо было забрать его кредитные карточки, но тогда мы могли бы поиметь много неприятностей.

    – Можно где-нибудь кофе попить? – устало попросил Пирс. Солнце только поднималось. Свет и тьма боролись друг с другом, как две краски в мисочке, где красят пасхальные яйца. Восьмиполосное шоссе было пусто. Пирс включил прикуриватель. – Черт, понять не могу, что со мной такое. Может, я просто не привык жить вдали от семьи?

    – Я тоже, – сказал Леопольд.

    – И я! – сказала я. – Почему мы с Леопольдом тоскуем по дому, мне понятно, а вот ты. Пирс! Да в твоем возрасте вообще живут отдельно. Давно бы мотался по стране, стал бы профессиональным угонщиком. У тебя это отлично получается. Может, твой отец тоже был преступником, а?

    – Я думал, он был итальянцем, – буркнул Пирс.

    – Ты, Пирс, лапочка, – сказала я.

    – Заткнись, а? – крикнул Пирс.

    – А вы знаете, кто в нашей семье самый странный? – спросила я.

    – Я? – сказал Леопольд.

    – Я? – сказал Пирс.

    – Нет.

    Я выглянула в окно. Я видела, что мы едем по шоссе, что розовато-пурпурный свет заливает все вокруг, но кроме этого я мало что различала. Я решила, что все-таки надо подобрать себе очки или контактные линзы – голубые или розовые.

    – Теодор? – предположил Леопольд. – Он не странный, просто талантливый и неуверенный в себе. Эти качества легко перепутать. Мама не странная, у нее просто мозгов нет, что вообще-то вполне нормально. Может, ты про наших отцов? Но большинство из них мы в глаза не видали, а если и видали – не помним. Ты не себя имеешь в виду?

    Последовала пауза, после чего Пирс с Леопольдом хором презрительно фыркнули.

    – Я говорила о Мариэтте.

    – О Мариэтте? – воскликнули они, а Леопольд добавил: – Что в ней особенно странного?

    – Она не похожа на человека.

    – Она похожа на человека, – сказал Пирс. – Хотя бы с виду.

    – Да она же как хамелеон! Сами подумайте, что она за личность?

    – Не знаю, – сказал Пирс. – Да возьми любого из нас – что мы за личности?

    – Большинство людей – личности. Вот ты, например. Ты тихий и спокойный. Так называемый тип «молчаливого гостя». Возможно, сильно духовно продвинутый, поскольку у тебя вообще нет никакого честолюбия. Ты берешь лишь то, что само идет в руки. Теодор – он чувствительный и трусливый. Леопольд…

    – Да? – встрепенулся Леопольд.

    – Отзывчивый, живой, любознательный, но в глубине души ты считаешь себя беспризорником, мальчиком из неблагополучной семьи. И ошибаешься! Мама – она ребенок, который так никогда и не вырастет, который мучается в теле взрослой женщины. Ребенок остался десятилетним, а тело все стареет и стареет. Но к взрослому предъявляют совсем другие требования – ведь никто не понимает, что в душе она до сих пор дитя. Этому ребенку иногда удается обмануть окружающих, потому что за долгие годы опыту она набралась, а вот мудрости не прибавила.

    – Как-то это сурово. – Леопольд опустил окно и высунулся наружу глотнуть свежего воздуха. – Слушайте, а где мы? – спросил он. – Пирс, курил бы ты поменьше.

    – Может, и сурово. Но вполне справедливо. Только Мариэтта не подходит ни под одно из определений. Она меняется в зависимости от того, с кем общается. Но делает она это не потому, что у нее такая личность. Когда она дома, с нами, она как чистая страница. Она излучает ауру таинственности – но стоит только проникнуть в эту ауру, выясняется, что никакой таинственности нет. В ней нет и намека на индивидуальность! Поэтому-то мужчины ее и любят. Они могут сделать ее такой, какой пожелают, и видят в ней то, что захотят. А на самом деле она какая? Печальная улыбка, пустой взгляд – и больше ничего.

    – Ну когда ты разрешишь нам позавтракать? – спросил Леопольд.

    Времени было, наверное, около половины восьмого. Солнце давно взошло, на шоссе появились рейсовые автобусы и огромные грузовики дальнобойщиков.

    – Пожалуйста, можем остановиться, – сказала я. – Только сначала оглянитесь, проверьте, не послал ли Боб Хеттей за нами вдогонку полицию и не преследует ли он нас сам на взятой напрокат машине.

    – Ничего такого не видать, – сказал Леопольд.

    – Отлично, – сказала я. – Тогда следите за дорогой, ищите подходящее местечко.

    – Стоянка грузовиков подойдет?

    – Как она называется?

    – Кафе «Си-плюс», – сказал Леопольд.

    – Давайте подождем «Би-плюс» или хотя бы «Эй-минус», – предложила я.

    – Мод, можно тебя кое о чем спросить? – сказал Леопольд.

    – Конечно, Леопольд. Спрашивай, сколько хочешь. Видно, пока что за твое образование придется отвечать мне.

    – Вот мы украли у человека машину, бросили его одного в мотеле – а он ведь хотел нам помочь, взять к себе. Это как, правильно?

    – М-да, – сказала я. – Если так формулировать, то нет. Но постарайся взглянуть на все иначе. Живет этот толстяк, ничто в жизни его не интересует, да и вообще жизнь у него была тоскливая – жена, работа, дом. Встреча с нами принесла ему столько радости! Так что можно считать, что это он нами воспользовался.

    – Как?

    – Люди вроде него – они, как миноги, кайф ловят, подпитываясь от других. К тому же, если бы я отчаялась окончательно, я бы сдалась и вышла за него замуж. Готова об заклад биться – в его родном городе тысячи женщин заводятся от одного взгляда на него, а он на них и внимания не обращает. Во мне он увидел экзотическое создание, несчастное и беспомощное, и решил пригреть меня, дабы все считали его истинным праведником. Вот и получил по заслугам!

    – А-а, – сказал Леопольд.

    Трейф, лежавший калачиком рядом со мной, решил размяться и начал потягиваться и принимать всевозможные йогические позы, а потом встал передними лапами мне на колени и зевнул прямо в лицо. Меня обдало горячим звериным дыханием. Немногие оставшиеся у него зубы торчали из десен, как клыки гиппопотама. Закончив зевать, он закрыл пасть и быстро сунул морду мне под руку – дал понять, что его надо немедленно погладить.

    – Мод! – сказал Леопольд.

    – Что такое, сладкая моя булочка?

    – Когда мы найдем маму и всех остальных?

    – Мы встретимся с ними в Калифорнии, – сказала я. – В Лос-Анджелесе. Ты что, забыл?

    – А в Лос-Анджелесе пальмы есть?

    – Есть.

    – Может, мы уже доехали? – сказал он.

    – Ты знаешь, где мы должны встретиться в Лос-Анджелесе? – спросил Пирс.

    – Мы их найдем, – сказала я.

    – Лос-Анджелес вроде большой. Леопольд, посмотри в бардачке, там нет чего-нибудь пожевать?

    Леопольд полез в бардачок.

    – Интересно, как там наш паук? – сказал он. – Только бы папа его не выкинул.

    – Мы будем гулять по той аллее, где на тротуаре звезды, – сказала я, – и рано или поздно они объявятся.

    Леопольд тихонько зашмыгал носом.

    – Леопольд, – сказал Пирс со вздохом. – С твоим пауком точно все в порядке. Это паук не хилый. Он за себя постоит.

    – Я не поэтому плачу, – сказал Леопольд. – Я домой хочу.

    – У тебя нет дома, – напомнила я.

    – Где мои мама, братик, сестренка, Лулу? Я не могу без дома.

    – Слушай, – сказал Пирс, – а ты не можешь просто о них забыть?

    – О, Пирс, какая мудрая мысль! – сказала я.

    – Ты хочешь сказать, я грубо выразился?

    – Вовсе нет, – сказала я. – Я думаю, ты был излишне мягок к шестилетнему ребенку.

    Леопольд разрыдался еще громче.

    – Отстань, ладно? – сказал Пирс. – Ты его только больше расстраиваешь.

    – Это не важно! – сказала я. – Важно другое: когда ты что-то говоришь. Пирс, это звучит очень правдиво. Правдиво и свежо, будто такого никто никогда раньше не говорил. Есть у тебя такое свойство.

    – Я сказал, отстань! Отстань или вылезай и иди пешком!

    – Я вовсе над тобой не издевалась, – сказала я. – Я серьезно.

    – Не заставляй ее идти пешком, Пирс! – завизжал Леопольд.

    – Так ты думаешь, – сказал Пирс, помолчав, – мы найдем Мариэтту, Теодора и маму на той аллее, где звезды?

    – Ну да. И лорда тоже. Может, даже Фредди. Либо на аллее, либо на пляже в Венисе, либо в «Спаго», «У Мортона» или в «Айви» за ланчем, а может – в Лавровом каньоне или в Малибу.

    – Ты рассказываешь так, будто там бывала! – сказал Пирс.

    – Вечером я смотрю новости по телеку, – сказала я. – Больше все равно нечего.

    – Пальма, – сказал Леопольд. – Еще одна. Еще. Еще.

    – А сколько денег ты вытянула у старины Боба? – спросил Пирс.

    – Всего тридцатку. У него кредитные карточки. Он сказал, если я с ним поеду, он мне отдаст немного акций «Ю-пи-эс». Ума не приложу, что бы я с ними делала. Во всяком случае, на завтрак и бензин нам хватит. Надо будет придумать, что ночью делать. Леопольд, что ты там говорил про пальмы?

    – Они повсюду, – сказал Леопольд. – Вдоль всего шоссе за Форт-Лодердейлом.

    – А как мы очутились в Форт-Лодердейле?

    – Мы не в Форт-Лодердейле, – сказал Леопольд. – Его мы уже проехали. А где это, Форт-Лодердейл?

    – Форт-Лодердейл во Флориде.

    – Я слыхал про Форт-Лодердейл, – сказал Пирс.

    – Пирс, – холодно спросила я, – ты что, нарочно привез нас в Форт-Лодердейл?

    – Что ты хочешь сказать?

    – Я хочу узнать, что мы делаем в Форт-Лодердейле, идиот несчастный! Ты что, не слышал вчера, как Боб сказал, что мы едем во Флориду? Какого черта ты сегодня утром поехал на юг? Надо было на запад! Ну как можно быть таким кретином! Почему ты на знаки не смотрел?

    – Ты не сказала, на какие знаки смотреть! Сама не говоришь, куда ехать, только заставляешь вести машину, не даешь позавтракать, ругаешься, когда я курю, потом заявляешь, что я расстраиваю Леопольда, да еще обзываешь меня кретином! Это ты кретинка! Не смей больше называть меня кретином, иначе пешком пойдешь!

    – И пойду! – сказала я. – Пойду пешком. Кому ты нужен?

    – Нет! – завизжал Леопольд. – Мод, не уходи! Не бросай меня!

    – Вот и прекрасно! – сказал Пирс. – Нам с Леопольдом без тебя только лучше будет, гадина! Выйти хочешь? Выметайся!

    Он притормозил у обочины. Место для остановки не из лучших: обочина узкая, вполовину уже машины, а сразу за ней – высокий бетонный забор. Я открыла дверцу, поцарапав ее о забор, и выскочила. Пирс протянул руку и захлопнул дверцу. Леопольд орал во все горло.

    Красный «Бронко», посигналив, влился в поток машин и укатил. Я разглядела только собачью морду, прижавшуюся к стеклу, и вроде как фигурку Леопольда, переползавшую назад, как будто, едучи сзади, он мог быть ближе ко мне. Еще мгновение – и машина растаяла вдали.

    23

    Было и так жарко, а от проносящихся мимо машин становилось еще жарче. Крема от солнца у меня не было, и я знала, что через несколько минут кожа у меня зажарится и начнет отделяться от плоти, как отваливается от мяса кожица поджаренной Леопольдом курочки. Жизнь моя запуталась окончательно. Глаза мои наполнились слезами, каждая из которых была размером с жемчужину. В них наверняка обитали какие-то живые существа, но без микроскопа мне их было не рассмотреть.

    Несколько секунд я стояла не двигаясь, и только огромные сверкающие капли стекали по моим щекам. Мне посигналила проносившаяся мимо машина, и если можно просигналить плотоядно, то так это и прозвучало. Затем она притормозила так резко, что в нее едва не врезалась идущая сзади. Из окна высунулся мужчина и закричал:

    – Быстро садись! Здесь нельзя останавливаться!

    Я покачала головой. Не время заводить нового кавалера, особенно если это мужик средних лет с «Шевроле-Каприсом» и страстью подбирать девушек на автостраде. Да и «Каприс» у него далеко не новый.

    Я брела по обочине, стараясь жаться к забору. Слезы застили мне глаза, и я все ждала, когда какой-нибудь зазевавшийся водитель сшибет меня коротким, точным ударом. Тогда придется мне провести остаток жизни в инвалидной коляске и компенсировать свою неполноценность, развивая мускулатуру рук. Со временем, может, мне раздобудут дрессированную обезьянку, обученную наливать лимонад и играть на шарманке для своего калеки хозяина. От этих мыслей я разрыдалась еще горше. Ну разве это жизнь для обезьянки? Остановилась еще одна машина.

    – Помощь нужна? – крикнул мужчина.

    Был бы у меня пистолет, я бы приняла одно из следующих пяти-шести предложений. Возможно, мне удалось бы поставить любого, на меня посягнувшего, на место при помощи того, что мамочка называла моим острым как кинжал слабоумием, только очень уж мне не хотелось поселиться в окрестностях Форт-Лодердейла и провести остаток жизни в инвалидной коляске в обществе обезьянки и какого-то малоприятного типа.

    Пирс ссадил меня всего в полумиле от съезда с эстакады. Мне, можно сказать, повезло. Правда, я так и не составила определенных планов относительно того, чем заняться в оставшиеся до аварии мгновения. И вот наконец долгожданный поворот! На машине не расстояние, но когда идешь пешком, кажется, что, несмотря на все усилия, стоишь на месте.

    – Почем даешь? – крикнул какой-то парень. – Тыщи хватит?

    Это меня основательно взбодрило. Хоть кто-то меня оценил. Впрочем, карьеру куртизанки можно было бы начать в городе покосмополитичнее или, скажем, в эпоху поизысканнее. Вот, например, в Париже начала века нижнее белье ручной работы можно было купить очень и очень недорого, а сейчас оно стоит запредельно, и вряд ли я бы стала тратить все тяжким трудом заработанные деньги на то, что увидит лишь горстка мужчин, пусть и согласных щедро платить за мое общество.

    И все-таки было удивительно приятно ощущать себя неотразимой, а то, что я получала столько внимания от людей, которые даже не могли видеть моего лица, а только затылок и скрытые одеждой конечности, говорило о том, что моя магическая сила растет (если только у меня не было дырки на каком-нибудь неприличном месте). Я быстренько ощупала задницу – вроде все в порядке. За моей спиной кто-то настойчиво сигналил, но я не оборачивалась. Наверняка очередной недоумок – либо с непристойностями, либо с предложением помочь.

    Стало совершенно ясно, что иного выбора, кроме как заняться проституцией, у меня нет и, пожалуй, следовало сдаться, но, с другой стороны, я не видела причин не попробовать скользнуть в пучину порока чуть медленнее, хотя бы не на съезде с эстакады.

    Рядом со мной притормозила машина. Я пыталась придумать, что бы сказать водителю такого, что бы его уязвило, поставило на место, заставило понять всю низость собственного поведения и в то же время возжелать меня еще больше.

    – Садись! – закричали два голоса.

    Один из них был детский, высокий и мелодичный. Я покосилась на машину. Это были Пирс с Леопольдом. Леопольд сидел сзади. Я залезла вперед, и Пирс поехал дальше. Леопольд тихо всхлипывал за моей спиной. Я молча глядела в окно, а потом посмотрелась в зеркальце. Лицо в грязных подтеках, волосы торчат во все стороны. Те, кто мне сигналил, видно, были психами. Ни один нормальный человек с таким чучелом спать не захочет. А косметики с собой никакой, красоту навести нечем. И я, вторя Леопольду, разрыдалась.

    – Прости, – сказал наконец Пирс.

    Я не ответила.

    – Зачем ты это сделал, Пирс? – спросил Леопольд с подвыванием. – Ты меня от смерти напугал.

    – Не «от», а «до».

    – Чего?

    – Он тебя не от смерти, а до смерти напугал.

    – По-моему, «от смерти» точнее, – сказал Леопольд.

    – Я же сказал «прости», – взревел Пирс.

    – Дай мне салфетку, – сказала я, шмыгнув носом.

    Пирс пошарил у себя в ногах и вытащил рулон туалетной бумаги.

    – Утром прихватил в мотеле! – сказал он гордо.

    – Отлично. – Я громко высморкалась.

    – Что ты решила делать? – спросил он.

    – Понятия не имею, как во Флориде с промышленностью. Знаю только, что цитрусовые разводят, – сказала я. – Чем еще знаменита Флорида?

    – Аллигаторами, – сказал Леопольд. – И общинами пенсионеров. Мы с мамой заказывали литературу на эту тему.

    – Пирс может стать охотником на крокодилов, а я займусь изготовлением бумажников и ремней, – сказала я. – Впрочем, у нас нет необходимых навыков. А чтобы выйти на пенсию, нужны деньги. Может, удастся устроиться сезонными рабочими. Пожалуй, проституткой становиться я не хочу.

    – Почему это? – спросил Леопольд.

    – Все эти раздевания-одевания так надоедают, – объяснила я. – Когда мои ближайшие родственники бросили меня на произвол судьбы посреди автострады, я вдруг поняла, что мне это не интересно.

    – Значит, – сказал Пирс, – будем сезонными рабочими? Круто.

    – Слава богу, мамы с нами нет, – сказала я. – Она бы наверняка кого-нибудь из рабочих соблазнила. Мы бы оглянуться не успели, как у нас на руках оказался бы еще один младенец.

    – А сейчас сезон цитрусовых? – спросил Пирс.

    – Можешь мне поверить, – сказала я, – когда наша мама видит мужчину, ей на сезон наплевать.

    Мы наконец выехали на улицу, которая была немногим уже шоссе, только со светофорами.

    – Свернул бы ты направо, – сказала я. – Может, хоть там не автострада? – сказала я.

    Но когда Пирс свернул, мы очутились на еще одном шоссе.

    – Давайте найдем какой-нибудь переулок, – сказал Леопольд.

    На перекрестке Пирс снова повернул направо, но и это мало что изменило.

    – Может, это штат из тех, где все заасфальтировано? – сказала я.

    – А в Соединенных Штатах есть такие? – спросил Леопольд.

    – Безусловно, – сказала я. – Если не на сто процентов, то по крайней мере на девяносто. Флорида, большая часть Техаса, Нью-Джерси, Калифорния, Массачусетс и еще несколько. Например, в Массачусетсе девяносто процентов занимает город Бостон, а остальное – знаки «Стоянка запрещена» и японские предприятия. Или Техас: сплошные торговые центры и немножко пастбищ.

    – Откуда ты знаешь? – спросил Пирс.

    – В школе учили. – Шоссе опять расширилось и стало точь-в-точь как то, с которого мы только что свернули: шесть полос, а по бокам какие-то учреждения, аптеки, банки. Между «Пет-Фуд экспресс» и китайским ресторанчиком стояло двадцатиэтажное здание то ли с фонтаном, то ли с прудом у фасада. – Леопольд, что там написано?

    – Отель «Кросс-Крик». Может, в этом фонтане водятся аллигаторы? Давайте проверим!

    – Отличная мысль, – сказала я. – Пирс, притормози.

    Я зашла в вестибюль. За конторкой стоял с виду совсем молоденький мальчик. Я присмотрелась к нему повнимательнее и поняла, что он не так уж молод, а красив только по американским стандартам: безвольное, глуповатое лицо, близко посаженные глаза и грязные светлые волосы. Похоже, из тех, кто любит скейтборд, лыжи или гольф, то есть такой вид спорта, который требует дорогого снаряжения, и поездок в места, куда стекаются толпы любителей того же самого и где цены запредельные.

    Он разговаривал по телефону, судя по всему, по личному вопросу. Я стояла перед ним, барабаня пальцами по конторке. Там валялась куча буклетов, и я их полистала. В месте под названием «Мир бабочек» было собрано более пятисот видов бабочек и гусениц. В рекламе бара «Вики-Ваки» и ресторана «Саппер-клаб» сообщалось, что бар работает с 1957 года и каждый вечер там танцуют настоящие полинезийцы, а еще там была фотография официанта-мексиканца с молочным поросенком на блюде, на фоне филодендрона. Может, предпочесть карьере сезонного рабочего работу в ресторане?

    Я расстегнула три верхние пуговицы на кофточке и, по старой семейной традиции, навалилась грудью на конторку. У парня на табличке было написано «Брайан Триста», а ниже и чуть мельче – «Помощник управляющего».

    Брайан положил трубку и взглянул на меня.

    – Могу я вам чем-то помочь?

    – Возможно. Вы помощник управляющего?

    – Да, – сказал он. – Вернее, управляющий.

    – У вас есть свободные номера на ночь?

    – Сейчас проверю, – сказал он и подошел к компьютеру.

    Я просмотрела остальные буклеты. Неподалеку находился «Крупнейший в мире торговый центр» площадью более пятисот акров, где можно было купить товары знаменитых универмагов практически за бесценок. По субботам и воскресеньям на территории центра – блошиный рынок. Я взглянула на Брайана, который все еще возился с компьютером.

    – Прошу прощения, – сказал он, заметив мой взгляд. – У нас компьютер немного барахлит.

    – Но вы же должны знать, есть ли у вас свободные номера, – сказала я. – У вас есть книга регистрации? Что-нибудь на бумаге записано?

    – Нет, – ответил он. – Подождите минутку.

    Он продолжал нажимать на разные клавиши и кнопки. Я проглядела брошюру о «Стране попугаев», где попугаи со всего мира разъезжали на велосипедах по парку, имитирующему джунгли. Вход – двадцать долларов. Понять, где именно это расположено, я не смогла, и, хоть мне очень хотелось бы сводить туда Леопольда, брошюру ему, пока мы не разбогатели, показывать не стоило.

    – Даже не знаю, что сказать. – Брайан почесал в затылке. – Может быть, вы зайдете попозже? Компьютер вот-вот заработает.

    – Я бы хотела сначала узнать, сколько стоит номер и пускаете ли вы постояльцев с собаками?

    – Сколько стоит номер, я сказать не могу, это все в компьютере, тем более что стоимость разная – в зависимости от расположения. А собаки – да, собаки разрешаются, но только не в номере.

    Это я пропустила мимо ушей.

    – Брайан, – сказала я, – а может, вы дадите мне номер сейчас, а заплачу я, когда компьютер заработает?

    – Этого я сделать не могу.

    – Я понимаю, это нарушение правил, – сказала я, – но мне кажется, вы тот человек, который может их нарушить. А утром я расплачусь наличными.

    Мне пришлось дать ему понять, что его ожидает море удовольствий и что я постараюсь сделать так, чтобы он ни о чем не пожалел. Наконец мы договорились. Он сказал, что, если мы несколько часов где-нибудь погуляем, он нас потом потихоньку впустит. У него, конечно, могут быть серьезные неприятности, если, например, делегаты какой-нибудь конференции сняли весь отель и внезапно объявятся или приедет с внезапной инспекцией из другого отеля его босс.

    Но если я проведу с ним этот вечер, а утром заплачу наличными, он согласен рискнуть своей карьерой. А если свидание будет действительно удачным, он даже сможет одолжить мне немного денег.

    – Сейчас у нас одно дело – где-нибудь несколько часов погулять, – сказала я Пирсу и Леопольду, ждавшим меня в машине. – Так что, пока есть время, нам надо попытаться набрать где-нибудь Денег. Какие будут предложения?

    – Разве вчера вечером ты не получила кучу денег от Боба Хеттея? – сказал Пирс. – И вообще, я есть хочу. Давайте сначала перекусим, а потом решим. – Он снова выехал на шоссе. – А вот и пиццерия. – Мы свернули на стоянку у супермаркета.

    – Хорошо, приоритеты мы наметили, – сказала я. – Нам нужно хотя бы двадцать долларов, и нам нужна еда. План таков: ты, Леопольд, иди в супермаркет и принеси нам чего-нибудь поесть, в машине и в номере, на случай, если мы опять проголодаемся. Вот тебе пять долларов. Я пойду поошиваюсь у входа в супермаркет, может, встречу какого-нибудь мужчину, закупающего продукты на одного. Тогда я к нему пристану и кое-что предложу. При необходимости я готова вернуться к идее проституции, но, надеюсь, мне удастся уговорить его дать мне денег просто так.

    – А что такое «продукты на одного»? – спросил Пирс.

    – Ну, например, готовый ужин для микроволновки, кварта молока, упаковка мороженых буррито.

    – Ой, лучше не рассказывай, – сказал Пирс. – А то жрать еще больше хочется. Леопольд, принеси мне ужин для микроволновки, ладно?

    – Пирс, а где же ты его будешь разогревать?

    – Да нигде. Я, это, и так люблю, замороженное. У вас задания есть, а мне-то что делать?

    – Слушай меня: иди в пиццерию, закажи кусок пиццы и коку, и еще кусок Трейфу. А потом жди нас у входа. Пока будешь ждать, поищи подходящего клиента.

    – Клиента для чего?

    – Для секса! – сказала я.

    – Думаю, у меня не очень-то получится, – сказал он.

    – Не беспокойся, – сказала я. – Сиди у входа и ешь свою пиццу. Оглянуться не успеешь, как к тебе подвалит какой-нибудь скользкий тип и спросит что-нибудь про собаку. Ты только обязательно ему ответь. Будь с ним мил. А потом он захочет узнать, не желаешь ли ты заняться сексом.

    – Точно? – сказал Пирс. – Думаешь, в пиццерии во Флориде в десять тридцать утра так бывает?

    – Конечно! – сказала я. – Ты даже не представляешь, сколько всего скрытого от постороннего глаза творится вокруг. Есть множество людей, которые ведут себя, что называется, совершенно нормально, и есть одновременно с этим подводные течения, так сказать, изнанка жизни. В настоящее время мы познаём изнанку жизни.

    – А когда этот тип предложит заняться сексом, что мне делать?

    – Сначала он захочет узнать, не пойдешь ли ты к нему. Ты отказывайся, говори, что это слишком долго. Он, возможно, скажет, что это в пяти минутах отсюда, что обычно значит от получаса до сорока пяти минут. Ты скажи, что у тебя встреча, но укажи на вон тот проулок. Тебе всего-то и надо будет, Пирс, зайти в этот проулок и постоять смирно, пока он тебе сделает муфти-пуфти. Раздобудь себе газету или что-нибудь такое, чтобы было чем заняться.

    – Стоять смирно, пока он мне сделает муфти-пуфти, – повторил Пирс.

    – А что, собственно, такое муфти-пуфти? – спросил Леопольд.

    – Муфти-пуфти – это когда мужчина или женщина, но чаще мужчина, берет шпиндель другого мужчины и, сунув в свои коралловые уста, его сосет.

    – Фу, – сказал Леопольд. – Гадость!

    – Пирс, – сказала я, – только не забудь ему сказать, чтобы он заплатил пятьдесят баксов вперед. Если мы с Леопольдом вернемся, а тебя не будет, мы тебя подождем. А ты без нас не уезжай!

    – Ни за что! – негодующе воскликнул Пирс.

    – Может, мне лучше все это записать?

    – Да, – вздохнул Пирс. – Неплохо бы.

    – Повтори еще раз, что мне купить, – сказал Леопольд.

    – Всякой ерунды. Что-нибудь вкусное и питательное – морковку, конфеты, собачий корм. На пять долларов, впрочем, не разгуляешься. Посмотри, нет ли чего-нибудь уцененного, или попроси кассиршу сделать для тебя скидку. Уверена, у тебя отлично получится. Веди себя так, словно точно знаешь, что делаешь, только учти: что бы ни случилось, мы с тобой не знакомы. Ты никогда раньше меня не видел, понял?

    – Почему это?

    – Когда за тобой таскается ребенок, мужика не подцепишь. Обещай, что сделаешь вид, будто меня не знаешь.

    – Ни за что, Мод! – Леопольд обхватил меня за колени.

    – Это только на время, – сказала я, что его немного успокоило.

    Мы с Леопольдом направились к супермаркету, а Пирс – в пиццерию.

    – Эй! – крикнул Пирс. – Я обернулась. – Это и есть жизнь?

    – Нечто ей подобное, – ответила я. – Похоже, но не совсем то. Скорее, это параллельный путь.

    24

    В супермаркете была приятная прохлада и слегка пахло несвежим мясом и подгнившими овощами. Я подошла к полкам с сальсой. Стоила она семьдесят девять центов за банку. Была представлена сальса острая, средняя и мягкая, кусочками и протертая, по-мексикански и по-деревенски. Я сделала вид, что выбираю сальсу, но уголком глаза следила за кассой для купивших от одного до пяти предметов. Какая-то женщина выставила перед кассиршей пачку растворимого пюре, банку макарон с сыром, банку тушеных бобов и пакетик чипсов, а потом взглянула на меня и вздрогнула.

    – Что-нибудь не так? – спросила я и машинально себя оглядела – проверить, не потеряла ли я какую деталь туалета.

    Все оказалось на месте, хотя, честно признаться, я успела изрядно испачкаться, да и мои клоунские штаны с блестками были немного пестроваты. Обожаю все яркое, наверное, это во мне цыганская кровь говорит. Я смутилась и покраснела.

    А потом подумала, что мне, собственно говоря, стыдиться нечего. Это пусть ей будет стыдно – надо же, залила свои мышиные волосенки лаком, сверху все гладенько, а по бокам кудельки, да еще напялила розовые пластмассовые очки, в которых похожа на распластавшегося по стенке аквариума осьминога. А эти черные синтетические брючки, а кофточка в желто-красных тюльпанах, почему-то осаждаемых какими-то райскими птичками! Вот убожество!

    У меня мелькнула мысль: может, нагнать ее на автостоянке, сбить с ног и стащить все ее покупочки? Но тут я представила себе, как она валяется на асфальте, рассматривает жирное пятно на своей кофточке и заливается горючими слезами. Нет, все-таки Теодор ошибается: не чуждо мне сострадание! Я вдруг безумно захотела поскорее с ним встретиться. Опишу ему этот случай, и пусть он заберет свои слова обратно!

    И все же как она смеет на меня пялиться! Нет, такое поведение заслуживает наказания. Может, подойти к ней, спросить, не отдавала ли она свою дочку в детский дом, и притвориться, будто я эта дочка и есть – вот, нашла-таки мамочку. Если у меня возраст неподходящий – что ж, есть еще Пирс с Леопольдом. А если она никогда не отдавала никакого ребенка в детский дом, может, она хотя бы нас пожалеет, пригласит к себе, накормит, мы у нее пару недель поживем.

    Но тут я присмотрела объект более подходящий – древнего старичка. На нем была красная в синюю клетку кепочка с помпоном на макушке – то ли знак того, что сексуальный интерес у него давно угас, то ли предупреждение, что женщинам на всякий случай следует держаться подальше.

    Я решила, что лет ему около восьмидесяти. Он вытащил из корзинки покупки: кошерную салями, консервированную щуку, коробочку готового помидорно-морковного салата и баночку желе, из тех, что лежат на прилавке так долго, что сверху коркой покрываются. Это была красная студенистая масса с полуутопленными в ней ядовито-желтыми кусками каких-то фруктов. Я, чувствуя себя львицей, выслеживающей в степи престарелую антилопу, сделала несколько осторожных шагов в его сторону.

    На задворках собственного воображения я уже могла разглядеть его машину: старомодного мастодонта, за все годы прошедшего тысяч десять миль. Скорее всего, это «Олдсмобиль-81». Может, просто выйти за ним следом и, когда он откроет дверцу, внаглую залезть внутрь и сказать, что я в жизни такого не делала, но, увидев его, не смогла с собой совладать?

    А потом Лев отвезет меня к себе в кондоминиум, где у него на втором этаже квартирка, темная, пропахшая тунцом, горелыми тостами и мочой, с мебелью, купленной еще покойной женой и перевезенной из Бронкса во Флориду, сплошь старое красное дерево и пыльное зеленое сукно. Наверное, его дочь, живущая по соседству, уже прибрала к рукам драгоценности покойной (обидно, конечно, но что поделаешь!) и теперь приходит через день, ворчит на него за то, что он все еще водит машину, и проверяет, правильно ли он питается, придерживается ли рекомендованной ею изумительной диеты – тунец, апельсиновый сок и творожок со сметаной.

    У меня не хватило душевных сил следовать за полетом собственного воображения. Это было безусловное поражение, но я решила не сдаваться и снова отправилась в разведку. У отдела замороженных продуктов я заметила одинокого мужчину и крадучись последовала за ним.

    У него была лысина на затылке и темно-синий костюм с огромными подкладными плечами. Он кидал в тележку упаковки равиоли с мясом и сыром, готовые обеды «Хелси чойс» и мороженые смеси «Грин джайент». Я снова чуть не разрыдалась: в каком он положении – и в каком я! Но он был по меньшей мере лет на сорок моложе хромой антилопы в кепочке, этакий средних лет олень. Даже самая ленивая львица предпочтет старой козлятине мясо помоложе и посочнее.

    Я незаметно кралась за ним – от писчебумажного отдела к хозяйственному, затем в бакалею. Он оплатил покупки и с пакетами в обеих руках зашагал на автостоянку, кажется, по направлению к черной спортивной машине.

    Расстояние между нами увеличивалось. Я собрала остатки сил и настигла его, когда он открывал багажник.

    – Прошу прощения! – крикнула я, с трудом переводя дыхание.

    Он обернулся и инстинктивно поднял руки. Я обнажила зубы, изобразив то, что среди людей считается улыбкой, но в ситуации «хищник – жертва» означает нечто совсем иное.

    – Вы, возможно, сочтете это странным, но, уверяю вас, я никогда ничего подобного не делала, – сказала я. – Я увидела вас в супермаркете, и меня к вам так и потянуло. Вы такой интересный мужчина!

    – Что? – спросил он.

    Так, у старого осла проблемы со слухом.

    – Я говорю, вы очень интересный мужчина, – заорала я.

    Он нервно оглянулся по сторонам.

    – Я хорошо слышу. Просто решил, что неправильно вас понял.

    – Да вам наверняка все время такое говорят!

    – Нет, – пробормотал он смущенно.

    – Вы думаете, я с приветом? – Я ждала ответа, но удар уже попал в цель – он лишился дара ре-ми. – Вы сразили меня наповал! – Взгляд его затуманился. Такое же выражение я видела по телевизору в глазах беспомощных существ, на которых падал выбор хищника, – вместо того чтобы попытаться убежать, они сдавались и цепенели, загипнотизированные страхом и неотвратимостью финала. – Там, в магазине, я прошла мимо вас и просто кожей почувствовала ваш магнетизм, поэтому и пошла за вами. Вы, наверное, к такому уже привыкли?

    – Вообще-то нет, – сказал мужчина. – Даже не знаю, что сказать. Вы уверены, что не ошиблись?

    – А вы ничего не почувствовали? – спросила я. – Вас никакой волной не обдало?

    Если б мне здесь, на стоянке, пришлось пристать к Фреду, ему бы я такой белибердой голову не заморочила. Он бы сам в ответ наговорил с три короба.

    – Я… как бы это… – Мужчина оставил наконец в покое свои пакеты и вперился остекленевшим взглядом в мои усыпанные блестками брюки, настолько вызывающе тесные, что блестки с них сыпались дождем.

    – Ну, извините, – сказала я. – Я просто не простила бы себе, если бы ушла, ничего вам не сказав. Вам, наверное, пора – к жене, к детям…

    Я развернулась и пошла прочь походочкой Мерилин Монро, которую мы с Мариэттой отрабатывали днями напролет, но преуспела в этом только она. У меня получалось похоже скорее на семенящую дамочку, у которой вот-вот трусы свалятся.

    – Подождите! – крикнул мужчина. – Все это так странно… Я не могу поверить, что вы серьезно. И не знаю, как себя вести в такой ситуации. Я разведен.

    – Серьезно? Вот уж не подумала бы. – Я послала ему влажный тягучий взгляд, каким смотрит красавица корова, чье дыхание благоухает клевером. Правда, мгновенно перейти от образа гипнотизирующего жертву хищника к роли наивно-простодушного жвачного травоядного оказалось нелегко. Мужчина отпрянул в сторону и озадаченно почесал затылок. – Добавить мне, в сущности, нечего. Но я рада, что все вам рассказала.

    – Понимаете, – сказал он почти испуганно, – мне надо убрать продукты в холодильник. Но мы могли бы встретиться попозже, выпить, например, по рюмочке. – Он пристально меня оглядел. – На вид вам лет шестнадцать. Вы меня не разыгрываете?

    – Шестнадцать! – Я закатила глаза. – Я знаю, что выгляжу моложе своих лет, но вы мне чересчур льстите. Вы что, думаете, у шестнадцатилетней девочки хватило бы духу сказать такое?

    – Хорошо, хорошо! Я вам верю! Так как, встретимся вечером?

    – Я, к сожалению, не знаю, буду ли свободна. Впрочем, если хотите, я могу с вами быстренько позавтракать. Правда, вам надо еще продукты в холодильник положить…

    – Позавтракать? – переспросил мужчина.

    – Какая я глупая! Сейчас скорее время ланча, да?

    – А плевать! Пусть тает, – сказал мужчина. – Все равно мне пора подкрепиться. Вы как, возьмете свою машину?

    – Вы на «Корвете»? Пожалуй, я лучше поеду с вами. А вы потом меня сюда и отвезете, хорошо?

    – Обязательно!

    – А вы не подождете меня минутку? Я кое-что забыла купить.

    – Конечно.

    Я пулей кинулась обратно в супермаркет.

    – Леопольд! – завопила я.

    – Чего? – Леопольд вынырнул из-за полок с сальсой.

    – Давай скорее! – сказала я. – Что ты копаешься? Нам пора.

    – Если бы ты меня не дергала, я бы купил еще чего-нибудь, – возмутился Леопольд. – В кулинарии я взял четверть фунта копченой говядины, маринованных огурчиков, копченой лососины и итальянскую салями в нарезку.

    – Ты что, спятил? Протухнет же. Я думала, ты купишь каких-нибудь консервов и печенья, а это все надо держать в холодильнике!

    – И это вместо благодарности! – обиделся он.

    – Да ладно тебе, – сказала я. – Значит, так, сейчас ты поедешь со мной и с одним типом на ланч. У него черный «Корвет». Как только подойдем к машине, садись назад, только быстро – поставим его перед фактом. А потом вытаскивай все покупки из пакета и суй под сиденье, пусть этот мужик решит, что мы очень бедные и очень голодные.

    – Мы действительно бедные и голодные!

    Этого я комментировать не стала.

    – После ланча он отвезет нас обратно к Пирсу.

    – А что это за тип?

    – Сама не знаю. Да какая разница! Главное, он может нам помочь. А нам нужна любая помощь, в разумных, естественно, пределах.

    Мужчина уже сидел за рулем. Он потянулся, чтобы открыть мне дверь, но, увидев за моей спиной Леопольда, зажмурился и потряс головой, словно отгоняя дурное видение. Так ему и надо: мужчина поприличнее вышел бы из машины и распахнул передо мной дверцу, а не тянулся бы к ней, не вставая с места. Дверцу я открыла сама, выдвинула сиденье вперед и пропихнула в щелку Леопольда.

    – Привет! Твой… твой юный спутник – это кто?

    – Клевая тачка! – сказал Леопольд. – Новая? А почему на заднем сиденье детское креслице?

    – Отодвинь его в сторону. Я на выходные забираю ребенка. Для человека с детьми машина не самая удобная, но мне так хотелось побаловать себя чем-нибудь после развода. Неприятная, знаете ли, процедура.

    – Ненавижу неприятности, – сказала я. Тут меня что-то стукнуло по ноге, и я отпихнула это неизвестно что подальше. – А как вас зовут?

    – Меня? Билл. – Он сидел развернувшись вполоборота и пялился на Леопольда, который вел себя довольно странно: ползал, как лемур, по полу. Я наконец вспомнила, что велела ему запихать продукты под сиденье. Он, наверное, засунул что-то слишком далеко и заехал мне по ноге. – Билл Бринкман.

    – О, Билл! – воскликнула я. Его надо было немедленно отвлечь. – А я Мод, Мод Сливенович. Это мой братишка, Леопольд. Ты не против, что он поедет с нами? Не могла же я оставить его одного в супермаркете. Ты должен меня понять, у тебя ж у самого ребенок. Посмотри мне в глаза, Билл, и скажи, что не сердишься!

    Его лицо напоминало бабочку, слишком рано вылезшую из куколки: широко расставленные, чуть навыкате глаза, крошечный нос с раздувающимися ноздрями, коралловые уста такие тонкие, будто прорезь для них сделали, а про губы забыли.

    – Я… это, боюсь, времени у меня не много, – сказал он. – Вы с братом хотите пойти в какое-нибудь определенное место?

    – Куда-нибудь поближе, – величественно сказала я. – У меня тоже, увы, времени не много.

    – А куда?

    – Да хоть сюда! – Я грустно покачала головой, показывая, как меня расстраивает его медлительность.

    – В медицинский центр «Источник жизни»?

    – 0-ох, – вздохнула я.

    – Рядом есть пара кафе. Ты это имела в виду? «Побег бамбука»? Там отличная кухня, китайско-японская. Раз мы оба спешим, могли бы выпить по стаканчику, а брату твоему предложить, например, минералки.

    – У нас хватит времени перекусить, – весело прощебетал Леопольд. – Давно мечтал попробовать блюда китайско-японской кухни.


    В ресторане было темно и пусто. В нос мне ударил запах сырой рыбы и каких-то пестицидов. У входа нас встретила крохотная кореянка.

    – Что вам угодно?

    – Столик на троих, будьте добры, – сказал Леопольд с уверенностью человека, который прошел множество реинкарнаций и в каждой жизни питался только в ресторанах.

    – Времени у нас не слишком много, – сказал Билл. – Нам что-нибудь попить и легкую закуску.

    – Принесите, пожалуйста, меню, – сказала я.

    В меню было страниц пятнадцать.

    – Я бы, ребята, с удовольствием посидел с вами подольше, но только…

    – Лично я выбираю «парадный обед из десяти блюд», – заявил Леопольд и захлопнул папку с меню. – Звучит заманчиво: водоросли с вяленой скумбрией под соусом мисо, яйца, фаршированные креветками, суши из угря, макрели и тунца, свинина в кисло-сладком соусе, темпура с баклажанами, чау-мейн, яйцо фу-юн, а на десерт на выбор компот из личи и ананасов, соевый творог или зеленый чай с мороженым.

    Меня немного подташнивало. Интересно, а можно забеременеть, просто посидев на грязном сиденье?

    – Вряд ли тебе понравится сырая рыба, – сказала я. – У нее специфический вкус, и ценят его только те, кто знает толк в кокаине.

    – Я так мечтал ее попробовать, – заныл Леопольд.

    – Возьми сырой рыбы и поешь! Ты посмотри, как старина Билл Бринкман напрягся! Может, ему не по карману угостить бедного бездомного ребенка обедом из десяти блюд.

    – Об этом не беспокойтесь, – пробормотал Билл Бринкман.

    – Какой ты милый! – сказала я. – В таком случае можно, я закажу коктейль «Скорпион» в кубке-черепе за семь девяносто пять, дюжину ребрышек в кисло-сладком соусе, утку по-пекински и оладьи? Я и с вами поделюсь.

    – Ребята, а вы уверены, что столько съедите?

    – Если что и не съедим, попросим завернуть и заберем с собой. В китайских ресторанах еду на вынос дают в таких хорошеньких коробочках. Билл, почему у тебя такой скорбный вид? Сдается мне, ты думаешь, что я пристаю ко всем мужчинам, лишь бы поесть на дармовщину. Вовсе нет! Гони от себя эти мысли! Пройдут годы, и ты еще будешь горько в них раскаиваться, потому что я уже никогда не позволю мужчине платить за мой обед. Не сочти за наглость, но любой нормальный мужчина будет счастлив меня угостить и сочтет это великим одолжением с моей стороны. Я же тебе говорила: когда я увидела тебя в супермаркете, меня к тебе всю так и потянуло, иначе бы я ни за что к тебе не подошла.

    Билл немного расслабился.

    – Тогда я ничего не заметил, – признался он. – Но сейчас почувствовал. Это как энергетическое поле, которого сам по себе не ощущаешь, но стоит встретить второго такого же – и понимаешь: есть контакт!

    Леопольд поперхнулся минералкой. Я пихнула его под столом ногой.

    – Не пихайся! – возмутился он.

    – Все верно, Билл, – сказала я. – Все так и есть.

    Я жадно пила свой коктейль «Скорпион» и изо всех сил старалась сдержаться и не обозвать его кретином и идиотом, хотя бы пока он не оплатил счет. До чего же он туп: не понял, что все дело в моем энергетическом поле, а у него никакого поля нет и в помине! То, что он наконец-таки почувствовал, было моим полем, а он пытался приписать его себе. Я хлебнула еще «Скорпиона» и сказала:

    – Мне ужасно нравятся твои очки. По-моему, мужчина в очках – это так сексуально.

    – А я думал, ты очки терпеть не можешь, – сказал Леопольд.

    – Обожаю.

    – Тогда почему не носишь? – не унимался Леопольд. – Ты же говорила, что тебе вид людей в очках просто отвратителен и сама ты их ни за что не наденешь.

    Я высосала из кубка-черепа последний глоток.

    – Если ты не против, я бы повторила.

    Билл показал официантке на мой кубок.

    – Скажи, пожалуйста, а что, собственно, вы с братом здесь делаете?

    – Мы ездим по стране, – сказала я. – Путешествуем.

    – У вас что, каникулы?

    – Нет. Просто жизнь.

    – Не понял.

    – Каникулы – это когда ты отдыхаешь от обычной жизни и занимаешься чем-то другим. А мы ни от чего не отдыхаем, а так и живем.

    – То есть что, путешествуете?

    – Лучше расскажи, чем ты занимаешься, – сказала я. – Ты, наверное, сидишь на одном месте. И работаешь… работаешь брокером на бирже!

    – Нет, – сказал Билл.

    – Заместителем вице-президента?

    – Нет!

    – Вторым заместителем вице-президента? – Он помотал головой. – Руководителем программы? Коммерческим директором? Директором по маркетингу? Финансовым аналитиком?

    – Вообще-то я зубной врач.

    – А пародонтоз лечишь?

    Билл кивнул. Я прикрыла коралловые уста ладонью.

    – Ого! – вскликнул Леопольд. – А это что такое? – Официантка принесла деревянную доску, на которой были разложены какие-то бледно-розовые и серые кусочки.

    – Это твое сасими, – объяснил Билл. – Его надо есть, окуная в васаби и соевый соус.

    – Бог ты мой! – Леопольд едва не подавился. – Оно даже не вареное!

    – Я тебя предупреждала. А что, ты думал, означает слово «сырая»?

    – Только не это! – сказал Леопольд. – Издевательство какое! Называют себя рестораном, а еду даже не готовят. Я, пожалуй, лучше закажу себе ассорти «Озеро Тонг-Тинг». Омары, креветки и гребешки в яичном соусе.

    Билл взглянул на часы.

    – Дети, я бы с удовольствием посидел с вами еще, но меня ждут пациенты.

    – Тогда позволь спросить тебя напрямик: ты можешь одолжить мне сто долларов? – Я наклонилась к нему поближе, взяла за руку. – Только не думай, что я вымогательница. Я дошла до точки. Пока я тебя не повстречала, пока меня не пронзило чувство, которого я раньше никогда не испытывала, я всерьез подумывала о том, чтобы пойти на панель. Положение у меня действительно отчаянное, и ради братишки я была готова на все.

    Билл в ужасе отпрянул.

    – Так ты пошла за мной, потому что хотела выудить у меня денег!

    – Нет, конечно! Насколько ты помнишь, я пыталась уйти, но то, что возникло между нами, оказалось сильнее меня. Ты же сам предложил мне выпить.

    – Я ни на чем не настаивал! По-моему, ты просто мелкая мошенница!

    – Теперь мне понятно, почему жена с тобой развелась, – сказала я. – Несчастная женщина… Ну ладно, пускай я, как ты, будучи параноидальным женоненавистником, утверждаешь, и вправду мошенница. Но разве не интереснее, вместо того чтобы просто съездить домой и сунуть продукты в морозилку, провести день так?

    – Нет! – угрюмо заявил он и, залившись густым румянцем, отхлебнул у меня из кубка.

    – Вот видишь! Ты уже учишься жить по-человечески.

    – О чем это ты?

    – Да о том, что поначалу тебя можно было просто стереть тряпкой с доски. Ты был практически невидимым. А теперь потихоньку начинаешь приобретать человеческие черты.

    – Врешь! У меня всегда были человеческие черты. Это тебя не существовало.

    – Нет, – твердо сказала я. – Не существовало тебя.

    – Ты обманом вынудила меня взять тебя и твоего так называемого братишку на ланч, может, и еще чего хотела, и я утверждаю, что это именно тебя не существовало!

    – А ведь он прав, Мод, – сказал Леопольд.

    Я бросила на него испепеляющий взгляд.

    – Что ж, Билл, если тебе так больше нравится… Я лично считаю, что ты плод моего воображения, но я готова считаться с желаниями этого Плода.

    – Плод! – тихонько рассмеялся Леопольд. – Плодик мой, плод… Эй, плоды, а вы плодитесь?

    – Хочешь рассказать мне о методах лечения пародонтоза, Плодик? – предложила я. – Или, например, о своем неудачном браке?

    – Нет, – сказал он. – Я, пожалуй, выпью. Пожалуй, пива. Вообще-то я не пью. Давно бросил. У меня были проблемы с кокаином. – Он взглянул на меня, проверяя, произвело ли его признание должное впечатление. – Так, значит, ты все придумала, ну, про волны и все такое?

    – Билл, – сказала я строго, – с того момента, как я тебя увидела, я говорила главным образом правду. У меня плохо получается врать. Не веришь – спроси моего брата. А сам ты никаких токов между нами не чувствуешь?

    Он накрыл мою ладонь своей.

    – Сколько тебе на самом деле лет?

    – Восемнадцать. – Леопольд фыркнул, я на него сурово зыркнула. – А тебе, Билли, сколько?

    – Сорок три. А ты подумала сколько?

    – Бог ты мой, неужели так много? – воскликнула я. – Ну, так как, Билли, поможешь нам?

    – Сколько, говоришь, вам надо? Сто долларов?

    – Тогда мы с братишкой сможем провести эту ночь в отеле. Я знаю, по утрам жизнь кажется гораздо лучше, во всяком случае, так говорят, но мне лично утром жизнь кажется гораздо хуже – просыпаешься и понимаешь, что надо вставать и пройдет не меньше двенадцати часов, пока тебе удастся лечь снова. И еще, если тебе не трудно, добавь долларов сорок – пятьдесят, а то и сто сверх того. Тогда нам хватит и на бензин, и на еду.

    – Ты что, хочешь, чтобы я просто так дал вам денег? Мне-то это зачем?

    – Билл, как ты можешь так говорить? От тебя я такого не ожидала. Да я тебе все верну! Пришлю. Или ты предпочитаешь оплату натурой? Бедняжка Леопольд! Ну хорошо, пусть он подождет в холле. – Глаза мои наполнились слезами, и несколько из них стекли горячими струйками по щекам. – Как ты не понимаешь, Билл, я действительно в отчаянном положении! Мне всего восемнадцать, и я никогда еще ничего такого не делала. Но, если ты хочешь именно этого, у меня не остается выбора.

    – Хорошо, – сказал он раздраженно. – Вот тебе полтораста.

    – А почему ты говоришь это таким тоскливым тоном? Знаешь, добрые дела всегда вознаграждаются. Ты должен радоваться, что сделал доброе дело.

    Я высморкалась в салфетку.

    – Я отвезу вас в отель, – сказал он.

    – Нам по дороге надо еще брата забрать.

    – Ты же говорила, что это твой брат.

    – Другого брата, – объяснила я, пряча деньги. – Спасибо, Билл! Огромное спасибо!

    Пирс стоял у входа в пиццерию, немного мрачный и похожий на Хитклиффа,[17] хотя вряд ли, конечно, у Хитклиффа была серо-розовая лысая собака. Впрочем, я книги не читала, видела только фильм с Лоуренсом Оливье, который на меня никогда особого впечатления не производил: у него нет того животного магнетизма, который Пирс так и излучает. Он и сейчас его излучал. Я помахала ему из «Корвета».

    – Кто это? – спросил Билл.

    – Наш брат, – ответила я.

    – Ага, конечно! Похоже, ты и впрямь ловишь мужчин на улицах.

    – Да правда же! – закричал Леопольд. – Это правда наш брат!

    – Мы везем его в Голливуд, где он станет кинозвездой, – сказала я. – У него есть все, чтобы ею стать, кроме одного.

    – И чего же?

    – Агента.

    – А я открою собственный ресторан, – сообщил Леопольд. – Мне для этого тоже только одного не хватает.

    – И чего же?

    – Начального капитала.

    – А я собираюсь в Калифорнию за приключениями! – сказала я.

    – Чего же не хватает тебе? – поинтересовался Билл.

    – Всего хватает. Разве что…

    – Что?

    – Другой мой брат, вернее, третий, которого здесь нет, считает, что у меня нет нравственных принципов и сострадания к ближнему. Впрочем, я просто не понимаю, зачем мне все это. В жизни это только мешает.

    25

    – Крутая тачка! – сказал Пирс, подходя к нам.

    Трейф, которого он держал за ошейник, при виде нас с облегчением завилял хвостом. У него очень выразительный хвост: он умеет им вилять предупреждающе, угрожающе, устало, ликующе, умоляюще и так далее, в зависимости от ситуации. Я даже иногда жалею, что у меня такого нет, правда, имея его, я бы частенько попадала в неловкое положение – лицо мое выражало бы радость, а уныло поникший хвост выдавал бы истинные чувства.

    Пирс нежно погладил капот.

    – А прокатиться можно?

    – Конечно! – кивнула я. – Денег, которые дал Билл, хватит на две ночи в «Кросс-Крик». Он подвезет тебя, а я поеду на «Бронко». Ну как, получилось что-нибудь?

    – Потом расскажу, – мрачно ответил Пирс.

    Я вылезла из машины и забрала у Пирса ключи. Леопольд с Трейфом ждали в «Бронко», а я сбегала в супермаркет, купила собачьего корма, три бутылки «Нейчур мэджести», чипсов и печенья.

    – Леопольд, отель в какой стороне?

    – Отсюда налево, через два квартала, – сказал Леопольд. – Не крути руль, когда даешь назад! – Он завизжал, я услышала какой-то скрежет. – Тор-мози-и-и!

    – Не смей на меня орать! – Под колесами что-то хрустнуло.

    – У-уй! – проверещал Леопольд, но уже гораздо тише.

    – Да ладно! – сказала я. – Вряд ли это было что-нибудь стоящее. Едем дальше.

    Пирс с Биллом стояли перед входом в отель «Кросс-Крик», смеялись и болтали, любовно поглядывая на машину Билла, – ну просто два закадычных дружка!

    – Я как раз объяснял твоему брату, почему не хочу расплачиваться за ваш номер своей кредитной карточкой. Наличные вы можете использовать по вашему усмотрению, – сказал Билл.

    – Да уж, – согласилась я, – если бы ты стал на нас тратить деньги с карточки, я бы чувствовала себя твоей должницей: расчеты по карточке легко проследить. Думаю, тебе и самому будет удобнее просто дать нам еще немного денег.

    Билл порылся в карманах.

    – Твоя сестра забрала у меня всю наличность, – сказал он Пирсу, бросив на него восторженный взгляд.

    Да, Пирс умеет привлекать внимание мужчин, у него это получается даже лучше, чем у меня. Мужчины либо его пугаются, либо сразу к нему проникаются, и если закрывают глаза на его разгильдяйство, то доверяют так, как не доверяли бы никому. Он располагает к себе всех – и мужчин, и женщин. А на меня мужчины, даже те, которые мной уже загипнотизированы, только взглянут, и тут же решают, что мне доверять нельзя.

    – Как ты мило общаешься с моим братом, – заметила я. – Спокойно, уверенно. А со мной ты вел себя как барышня, попавшая в лапы насильника.

    – Может, оставим твоих братьев в гостинице и поедем ко мне? – предложил Билл.

    – Ну вот, а теперь ты на меня давишь, и как раз когда я пытаюсь исправиться, встать наконец на истинный путь. Если так хочешь, я, конечно, проведу с тобой ночь, но – не по собственной воле!

    – Я только предложил, – угрюмо буркнул Билл. – Чтобы ты не думала, что я жертва насилия.

    – У тебя часом травки не найдется? – спросил Пирс. – Я и купить могу, деньги-то у нас есть.

    – Найдется, но немного, – сказал Билл. – Можешь все взять. А не хочешь ближе к вечеру заглянуть ко мне в кабинет? У меня там знаешь что есть? Закись азота – веселящий газ. Попробовать не желаешь? Исключительно быстро цепляет.

    – Круто, – сказал Пирс.

    – Ну, до встречи! – радостно крикнул Леопольд и помчался за мной в отель.

    Смена Брайана Триста еще не кончилась.

    – Привет! – сказала я. – Я бы хотела занять свой номер прямо сейчас.

    – А это кто? – спросил он, заглядывая мне за спину.

    – Мой братишка, – сообщила я. – Я возьму его с собой на свидание. – В вестибюль вошли Пирс с Трейфом. – А это мой второй брат и наш пес. Он приболел. Ты сказал, что с собаками пускают. Я сейчас отведу его наверх – его надо подлечить.

    – Что с ним такое? – спросил Брайан.

    – У него вся шерсть вылезла, – сказала я. – Надеюсь, это не заразно, хотя, говорят, людям иногда передается. Пирс! Выгляни, посмотри, Билл еще там? Я все-таки решила воспользоваться его кредитной карточкой. Если он уехал, расплатись наличными.

    Наш номер был на шестом этаже. Из кондиционера шел кислый, застоявшийся запах – как будто предыдущий постоялец забыл в нем бутерброд с сыром.

    Трейф запрыгнул на одну из кроватей и принялся, громко сопя и причмокивая, себя вылизывать. Вид у него был угрюмый и раздраженный.

    Душ первым занял Пирс. Леопольд улегся на кровать рядом с Трейфом и сложил руки на груди – наверное, играл в египетскую мумию.

    Я раздвинула шторы. Наше окно выходило на поле, уставленное крохотными домиками. Все, как один, были одноэтажные, квадратные, с верандами, за каждым – отгороженный штакетником бассейн. У каждого крыльца на пятачке газона росло по пальме, обритой почти налысо, с хохолком листьев на макушке.

    – Не хочу тут засиживаться, – сказала я телу Леопольда. – Здешние места давят на психику. Надо двигать в Калифорнию, не то еще выйду замуж за зубного врача.

    Пирс вышел из ванной в крохотном белом полотенце, обернутом вокруг чресел.

    – Знаете, чего мне этот Билл сказал? Он может устроить меня на работу, туда, где его «Корвет» чинят. Они там занимаются спортивными машинами: «Ягуарами», «Феррари», «Лотусами», «Ламборгини». Здесь полно богатых докторов, которые стариков лечат. Можно потусоваться тут месяца три-четыре.

    – Решение неверное! – заявила я. – Надеюсь, ты не все полотенца извел? Я хочу голову помыть.

    Я взяла пульт и включила телевизор, чтобы не чувствовать себя одиноко. Мои братья в силу их бесполезности компании составить не могут. Я проверила несколько каналов – хотела найти какую-нибудь образовательную программу. Так тяжело, когда нет возможности пополнять образование. Например, я поняла, что совершенно не умею прилично есть, даже не знаю, как палочками пользоваться, ничего не знаю про историю кинематографа, не говоря уж о новейших достижениях в этой области. Мне необходимо повышать свой уровень, может, через меня и Пирс с Леопольдом как-то пообтешутся. Иначе, боюсь, в Калифорнии я и беседу толком поддержать не сумею. Надо мной там все смеяться будут, как узнают, что я не отличаю суши от сасими и одного режиссера от другого.

    – Эй, не щелкай так быстро! – крикнул Пирс. – Там вроде гольф показывают. Это что, «Турнир звезд»?

    – А чем ты занимался, когда мы с Леопольдом продавали себя зубному врачу? – спросила я, попав на передачу о похищении женщин инопланетянами. Распахнув коралловые уста, мы вперились в экран.

    – Больные люди эти инопланетяне, – сказал Леопольд, подложив под голову подушку и устраиваясь поудобнее.

    – Не хочу тут засиживаться, – сказала я. – здешние места давят на психику.

    – Вот, глядите! – Пирс вытащил из кармана брюк две двадцатки и десятку.

    – Bay! – воскликнула я. – Неплохо! Кто тебе их дал?

    – Все было, как ты сказала. Я пошел, взял себе кусок пиццы, потом – кусок Трейфу.

    – Какую взял-то? – спросил Леопольд.

    – Обычную.

    – Скучища какая! – сказал Леопольд. – Ну и как пицца?

    – Ничего вроде. Правда, я все равно жрать хочу.

    У вас есть что-нибудь?

    – Тьфу ты, черт! – воскликнул Леопольд. – Я оставил салями и копченую лососину в машине, под сиденьем.

    – Лучше не рассказывай, – попросила я. – Ладно, я кое-что купила. Чипсы, сальсу, крекеры, «Чиз-виз».

    – А сладенького?

    – «Твинкиз» и рисовые шарики.

    – Рисовые шарики? – обрадовался Пирс, кинулся к пакетам с покупками и, порывшись, нашел нужную коробку. – Так вот, этот парень, он подошел, сказал чего-то про собаку и дал пятьдесят баксов.

    – Что за парень? – спросила я.

    – Парень как парень. Такой, с акцентом.

    – Лет сколько?

    – Не знаю. Может, под сорок. Он вроде какой-то иностранец. Я когда ему рассказал, что мы с сестрой и братишкой путешествуем, а денег ноль, он дал мне пятьдесят баксов. И еще сказал, что такой собаки не видел с детства. У них в деревне такие были.

    – Муфти-пуфти не хотел тебе сделать?

    – Вроде нет.

    – Похоже, мы живем под счастливой звездой, – решила я. – Может, наши – по крайней мере, Теодор – направляют на нас свою психическую энергию, чтобы нам чужие люди деньги давали. Слушай, он тебе точно муфти-пуфти не сделал? Или ты стесняешься рассказывать?

    – Чего? – буркнул Пирс, снова вперившийся в телевизор.

    – Так, ничего. Черт, есть как хочется! Кто-нибудь, дайте мне «Йодель». Или я купила «Ринг дингз»? – Я распечатала пачку и сунула в рот липкую плитку искусственного шоколада. Никогда раньше я не получала такого наслаждения от химических продуктов! – Помнишь, Леопольд, то божественное блюдо, что ты изобрел?

    – В котором нет ни одной калории?

    – Нет, другое.

    – А, с яйцами?

    – Да нет.

    – А мне показалось, то, с яйцами, тебе понравилось.

    – Исключительно понравилось. Но я имею в виду не его, а то, в которое идет весь скопившийся в доме чеснок.

    – Вкусно было, да? – обрадовался он. – Только тогда никто из ребят в летнем дневном лагере со мной играть не хотел. Эх, оказаться бы мне где-нибудь, где я снова смогу готовить…

    – Бедняга Леопольд, – вздохнул Пирс. – Разве это жизнь для ребенка?

    – Даже не знаю, смогу ли я вспомнить, как готовить эту чесночную штуку, – сказал Леопольд. – А вот клубника с чесноком мне не удалась.

    – Не все эксперименты удаются, – заметила я. – Так расскажи. Пирс, как все было.

    – Я же рассказал!

    – А теперь правду говори. Этот парень – наверняка он за свои пятьдесят долларов что-то хотел.

    – Не-а. Ой, вспомнил!

    – Ну?

    – Когда я стану кинозвездой, он хочет приехать ко мне на съемки.

    – А ты что сказал?

    – Круто. Пусть приезжает. Он, кажется, китаец.

    – Китайца-то ты можешь отличить?

    – Да я не приглядывался. Может, и негр. Он вроде говорил, что родом с Тринидада.


    Они всю ночь смотрели телевизор, а потом спали до трех часов дня.

    Я трижды выходила с Трейфом – выгуливала его вокруг стоянки – и дважды сама: один раз купила в автомате местную газету, а в другой сходила на ту сторону шоссе, но там не было ничего особенного, и я вернулась назад.

    На сей раз Брайан Триста, «помощник управляющего», снова дежурил.

    – В чем дело? – спросил он. – Я думал, мы вечером встретимся.

    – Да? Мы договаривались, что встретимся вечером, если ты разрешишь нам переночевать, а заплачу я утром. А мне, чтобы раздобыть денег, пришлось унижаться перед зубным врачом.

    Он пропустил это мимо ушей.

    – Так ты что, с другом путешествуешь?

    – Это мои братья.

    – Правда? И долго вы планируете пробыть в Форт-Лодердейле?

    – Приятно, что ты интересуешься, – сказала я. – Только тебя это не касается.

    – Подожди! Может, я кое-чем и помогу. Если собираешься здесь задержаться, я переговорю с управляющим насчет работы для тебя.

    – Знаешь, это в мои планы не входило, – сказала я и отправилась наверх.

    Я громко хлопнула дверью, долго и безуспешно пыталась открыть окно, чтобы хоть немного проветрить, но Пирс с Леопольдом, которые спали на одной кровати, так и не проснулись. Я никак не могла придумать, чем заняться. Бродя по комнате, я наткнулась на лежащую на тумбочке Библию и открыла ее наугад. Раньше я Библию почти не читала – мне она казалась слишком толстой и длинной. Написано там было следующее: «Господь Бог, человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и детях детей до третьего и четвертого рода».

    Это меня не на шутку растревожило. Мало того, что мамочка сошлась с официантом из какого-то румынского ресторана, только и знавшим, что мучить посетителей игрой на скрипке, – по Библии, выходило, что меня накажут за то, что натворил дедушка этого типа. Неудивительно, что жизнь у меня такая суровая.

    Теперь, начав новую жизнь, я оглянулась на старую и поняла, что, сама того не сознавая, была по-настоящему счастлива. Я вспомнила вечера, когда мы все сидели за столом, ели сэндвичи с тунцом и пачкали жиром библиотечные книжки. Друг с другом мы не разговаривали, просто молча переворачивали страницы пособий по развитию парапсихологических способностей, воспоминаний пациента последнего действующего лепрозория, рассказов о современных каннибалах. Благословенное было время!

    Я приняла душ, тихонько всхлипывая и вспоминая былые деньки, постирала шампунем трусики, только воду долго настраивала – из крана, что бы я ни делала, лилась то ледяная, то крутой кипяток. Сама не знаю почему, но я решила, что Фред каким-то образом меня разыщет и спасет. Идиотская мысль, тем более что я знала, что это невозможно – он у себя в полиции еще не сдавал экзамен на детектива.

    Пирс с Леопольдом проснулись около четырех. Леопольд отправился в туалет, Пирс сел в кровати и почесал живот.

    – Где мы? – спросил он.

    – Где ты, я не знаю. Я – в Форт-Лодердейле, и только потому, что ты такой тупой и в дорожных указателях не разбираешься.

    Мрачно сопя, я улеглась на свою кровать. Леопольд вышел из ванной, и туда, громко хлопнув дверью, зашел Пирс. Зазвонил телефон. Никто не знал, что мы здесь, разве что Фред нас все-таки, разыскал. Я кинулась к аппарату.

    – Привет! Говорит Билл Бринкман. Это Мод?

    – Да, – ответила я. – Чего тебе?

    – Мы договаривались, что я за тобой заеду и отвезу поужинать. Ты что, забыла?

    – Либо ты решил, что пригласил меня, но, имея сложности в общении с женщинами, вслух этого так и не произнес, либо пригласил, когда я тебя не слушала. Как ты думаешь, как было на самом деле?

    – Ты не слушала? По-моему, ты сказала, что пойдешь.

    – Ну ладно. Я, естественно, беру с собой братьев. Да, помню, ты еще приглашал нас к себе на работу, хотел накачать наркотиками.

    – Я? Ах, ну да. Конечно. Куда пожелаете. Есть предложения?

    – Я хочу в ресторан «Вики-Ваки».

    – Куда?

    – Ты что, его не знаешь? Это же полинезийский ресторан с ночным шоу и ароматом Океании, в национальном стиле.

    – Ур-ра! – завопил Леопольд. Он сидел, чесал Трейфу пузо и внимательно прислушивался к разговору.

    – Даже не знаю… – сказал Билл. – По-моему, это… слишком туристическое место.

    – Это туристическое место, Леопольд.

    – Мне все равно! – ответил Леопольд.

    – Билл, ему все равно.

    – А там подают национальную полинезийскую еду? – поинтересовался Леопольд.

    – А еда там действительно полинезийская? – спросила я. – Леопольд любит кухни разных народов.

    – Я знаю один чудесный итальянский ресторанчик…

    – Нет, нам хочется чего-нибудь необычного, – сказала я. – Как насчет «Пира рыцарей»? Я читала рекламу. Леопольд, тебе хочется попробовать чего-нибудь средневекового?

    – Где ты такое нашла? – спросил Билл.

    – В буклете про Форт-Лодердейл и его окрестности. Ну и плевать, что это для туристов. Я сама турист! Тем более что ресторан находится в точной копии настоящего испанского замка. Я никогда не бывала в испанском замке. Если копия действительно точная, там все должно быть по-настоящему.

    – Вот что я предлагаю, – сказал Билл. – Приезжайте, ребята, ко мне на работу, там все и решим. Может, твои братья захотят сходить в «Барбекью Биббы» и сыграть там на бильярде, а мы с тобой поужинаем вдвоем.

    – Билл, – сказала я грустно. – Есть еще одна проблема.

    – Какая же?

    – Мне нечего надеть. Только то тряпье, что на мне, а оно уже год как вышло из моды. Я бы не хотела позорить тебя своим видом. Как ты думаешь, ты не мог бы помочь мне раздобыть новую одежду?

    Билл помолчал, а потом сказал уныло:

    – Наверное, мог бы.

    – Будь добр, впредь отвечай бодрее, старый ты скряга! – сказала я и повесила трубку. – Интересно, все зубные врачи такие жмоты? – спросила я Леопольда.

    – Мне бы тоже не помешал новый вечерний костюм, – сказал Леопольд.

    Мне стало стыдно.

    – Я не хотела слишком на него давить, – объяснила я. – Но он как-то не больно щедр. Наверное, поскольку он каждый день удаляет людям зубы, ему не нравится, когда что-то забирают у него самого. Пирс! – обернувшись к ванной, заорала я. – Давай скорее! Нам пора идти. Мы встречаемся с Биллом Бринкманом у него на работе. Если поторопимся, может, ты успеешь обольстить его медсестру, и она тебе зубы отбелит. – Ответа не последовало. – Пирс! А ну отвечай! Ты что, за моей спиной разжился наркотиками и теперь валяешься в передозняке на кафельном полу, весь в кровище, как в кино, да?

    – Я не выйду, пока ты не извинишься, – сказал он.

    – За что?

    – Не помню.

    – Ну, тогда извини.

    Он вышел из ванной.

    – Ты, черт возьми, обращаешься со мной как с животным. Да ты даже с пауками бываешь ласковее, сам видел. Отправляйся-ка в Голливуд одна, посмотрим, что у тебя получится. А я здесь останусь, устроюсь механиком.

    – Нет, Пирс, только не это! – завопила я.

    Леопольд тоже завыл.

    – Ну пожалуйста, не оставайся в Форт-Лодердейле! Пожалуйста, не устраивайся механиком! – рыдал он. – Пирс, Пирс, не надо!

    – Ты должен поехать в Голливуд и стать кинозвездой! – сказала я. – Мы туда без тебя и не доберемся. На чье плечо я обопрусь, поднимаясь вверх по социальной лестнице? Да и вообще, без тебя у меня и повода не будет там находиться.

    – Да ну? – презрительно фыркнул Пирс. – Тогда уж постарайся быть со мной понежнее. Я-то где угодно выживу. Могу быть механиком, могу наркотиками торговать, могу сварщиком работать, на гитаре играть. Да я все могу. А ты без меня даже видишь плохо.

    Я тяжело вздохнула.

    – Ну, пошли.

    – А с Трейфом что делать?

    – Оставим его внизу с недомерком управляющим.

    – Да? – спросил Пирс. – А он согласится?


    Брайан обалдел, но спрятать собаку под конторкой разрешил.

    – Если босс придет и его увидит, мне каюк, – сказал он.

    – Он не издаст ни звука, гарантирую, – пообещала я. – Если мы оставим его в номере, он будет выть. Бедняга так напуган. Не привык жить в гостиницах. Ты просто держи его тут, к постояльцам не подпускай.

    Пока я болтала, Трейф обнюхал конторку и поднял лапу. К счастью, Брайан этого не заметил.

    – Вы когда вернетесь? – спросил он.

    – Не очень поздно. Мы немного развлечемся, потом поужинаем, а потом, будем надеяться, наш хозяин напьется и отрубится.

    – У меня завтра свободный вечер, – сказал он. – Я сменами поменялся. Может, в кино сходим или еще куда?

    – С огромным удовольствием, – сказала я. – Следи за собакой, Брайан, ладно?

    – Я думал, мы завтра уезжаем, – сказал Пирс, когда мы вышли на стоянку.

    – Мне не хотелось лишать его надежды, – объяснила я. – Кроме того, если вдруг мы решим задержаться, планы на вечер уже есть. Он может нас всех сводить в кино. Сто лет в кино не была.

    Пирс отпер дверцу, и я села. Леопольд забрался ко мне на колени.

    – Господи Иисусе, – сказал Пирс, усаживаясь за руль. – Неужели это и есть жизнь?

    – Что ты имеешь в виду, Пирс? – спросил Леопольд.

    – Ну, вот это – один день кончается, другой начинается.

    – Ты можешь предложить что-нибудь получше? – поинтересовалась я.

    – Получше чего?

    – Получше начала следующего дня после окончания предыдущего.

    – Чего-то я не понял.

    – Ну и ладно, – сказала я. – Забудь об этом. Все, поехали к зубному.

    26

    Кабинет Билла находился неподалеку, на третьем этаже здания какого-то банка.

    – Это моя регистраторша, Бетани, – сказал он. – Ты уже собралась, Бетани? Иди-иди, я сам все запру.

    При взгляде на Бетани, казалось, будто взяли болванку головы и наклеили на нее фотографии всех необходимых деталей. У меня было ощущение, что я смотрю на вырезку из журнала: круглые голубенькие глазки, курносый носик, длинные крашеные волосы, ходит, разговаривает, но все равно какая-то одномерная. Хорошенькая, а глазом зацепиться не за что, даже вспомнить нечего. Она, как Тифозная Мэри, разносила бациллы амнезии, а самой хоть бы хны: была, наверное, из тех людей, что всегда всех узнают: встретишься с такой и ужасно смущаешься – никак не можешь вычислить, кто это, и тем более никогда не вспомнишь, что видел ее, сидя прикованным к зубоврачебному креслу.

    – Ты же говорил, что нам зубы бесплатно отбелят, – сказала я.

    – Я говорил? – изумился Билл.

    – Наверное, ты вчера за ланчем слишком много выпил.

    – Вовсе нет! – сказал Билл. – И ничего подобного я не говорил. Впрочем… Бетани, ты не против?

    – Мы с тобой поедем в магазин, а она пока что пусть отбелит зубы Пирсу, – сказала я. – Как я понимаю, регистраторша и медсестра – одно и то же лицо. Выполняет обе работы за одну зарплату, так?

    – Так, – вздохнул Билл. – Я только что развелся и двоих нанять пока что не имею возможности.

    – У меня диплом медсестры, – сказала Бетани, не сводившая глаз с Пирса. – Ой, у вас такое лицо знакомое. Я не могла вас видеть по телевизору?

    – Бетани, бедняжка! – сказала я. – Вы, наверное, перетрудились. Но сами поглядите… – Я подошла к Пирсу и распахнула его коралловые уста. – Ничего, что вам придется задержаться?

    – Ничего. – Она застенчиво потупилась.

    – Вот и отлично, – сказала я. – Леопольда мы оставим за дуэнью. Вообще-то лучше сначала отбелите зубы Леопольду, а уж потом Пирсу. Ну, Билл, пошли.

    Билл отпер «Корвет».

    – Ой, Билл, что с машиной? Почему тухлятиной пахнет?

    – Сам не понимаю, – сказал он. – Я брал ребенка на прошлые выходные, но тогда ничего не заметил. Может, он что-то сделал, а потом спрятал?

    – Ты кормишь ребенка чесноком? А рыбой?


    Он отвез меня в ближайший универмаг под названием «Не дороже двадцатки».

    – Потрясающе! – сказала я. – Представляешь, раньше я покупала вещи только в магазинах Армии спасения, на благотворительных базарах и домашних распродажах.

    В примерочной я переоделась в черные чулки в сеточку, красную виниловую мини-юбку, полосатую футболку и черные в белый горошек китайские туфли.

    – Останусь в этом, – сказала я, выйдя из примерочной, и направилась к Биллу, прятавшемуся за вешалкой. – Ну, как я выгляжу? – подмигнула я ему.

    В ответ он только восхищенно замычал.

    – Билли, можно, я куплю еще кое-какие мелочи? – Я отобрала стопку трусиков. – Ты только посмотри, какие миленькие! Здесь написано, что они светятся в темноте. Очень удобно – вдруг я ночью попаду в аварию или окажусь в компании мужчин, которым нужно будет отличать меня от себе подобных.

    Дар речи к нему еще не вернулся, и я, приняв это за знак согласия, прихватила еще несколько футболок, понадеявшись, что кое-какие окажутся впору Леопольду, и продававшуюся со скидкой юбку, по виду из мешковины. Всего получилось на сто двадцать долларов.

    – Уй-уй-уй! – воскликнула я потрясенно. – Прости, Билл. Ты в состоянии это оплатить? Ой, посмотри, какой чудный свитерок – вон тот, с помпончиками. Всего-то пятнадцать долларов! Можно, я и его возьму?

    Вид у него был совсем не радостный, но покупки он оплатил. Я жалела только об одном – что пришлось все делать наспех. Там и украшения продавались, но искушать судьбу я не решилась. Повертев в руках браслетик из пластмассовых кубиков всех цветов радуги, я выразительно посмотрела на Билла, но он сделал вид, что намека не понял. Надеюсь, в один прекрасный день все это само приплывет ко мне в руки, и не надо будет больше унижаться. У выхода я отдала пакеты с покупками Биллу. Как назло, включилась сигнализация.

    – Ты ничего туда не сунул? – спросила я.

    – А это здесь откуда? – удивился он, вытаскивая желтые атласные брючки-стретч. – Может, сами в корзинку свалились?

    Он смущенно отдал их охраннику. К счастью для Билла, поскольку он был человек взрослый и солидный, его не арестовали, даже допрашивать не стали, чего было бы не избежать, окажись на его месте я.

    – Ты так добр ко мне! – сказала я, схватив его под руку. – Ой, посмотри, а рядом аптека. Пожалуйста, давай зайдем, мне там кое-что нужно. Так неудобно, что все время приходится тебя просить. Ты даже не представляешь, как неловко я себя чувствую. Но ничего, рано или поздно ты приедешь в мой особняк в Беверли-Хиллз. Когда мой богатый муженек будет уезжать по делам, ты сможешь жить в нашей кабане. И тогда, оглядываясь назад, ты поймешь, сколько выгод принесло тебе знакомство со мной. Сейчас, боюсь, ты этого до конца не понимаешь.

    Я купила губную помаду – алую, перламутровую, оранжевую и бесцветную, фиолетовую тушь, розовые, голубые, лиловые и зеленые тени, баночку аспирина для Пирса, хотела взять еще зубные щетки и пасту, но Билл угрюмо сказал:

    – Это я тебе дам бесплатно.

    В машине я попробовала алую помаду.

    – Ну, как я выгляжу? – спросила я и опустила окошко. – Здесь надо проветрить. Пахнет так, будто, решив покинуть сей мир, какая-то рыбина выбрала твою машину своим мавзолеем. Как ты думаешь, бывшая супруга не могла подбросить тебе в машину дохлую рыбку?

    – Кто ее знает, – сказал Билл. – Мне это в голову не приходило.

    – А ключи от машины у нее есть?

    – Вообще-то у нее должен был остаться запасной комплект. Она забрала много всего, что я бы очень хотел получить назад. Мы пока не разведены, только разъехались.

    – Чтобы я встречалась с женатым мужчиной! Да мне даже думать об этом невыносимо! – сказала я. – А где, говоришь, ты учился?


    Леопольд сидел в приемной и листал журнал.

    – Она отбеливает ему зубы, а меня выгнали, – сказал он печально. – И дверь заперли!

    – Ужас какой! – воскликнула я, подошла к двери и прислушалась. Жужжания электрощетки слышно не было. – Эй, вы там? – крикнула я.

    – Мы еще не закончили, – не сразу раздался сдавленный голос Бетани.

    – Когда закончите, я его сам осмотрю, – сказал Билл и повернулся ко мне. – Если бы вы остались здесь подольше, я мог бы запломбировать ему все дырки. А коронки ему не нужны?

    – Билл, скажи честно, ты трахаешь свою регистраторшу? Я хотела сказать – медсестру.

    Он, ничего не отвечая, метался по приемной, а за ним хвостом носился Леопольд.

    – Билл, а тебя когда-нибудь били? – спросил он, пытаясь его нагнать. – Пациенты тебя били?

    – Раз или два, – ответил тот.

    – А спортом ты интересуешься? – Леопольд попытался удержать Билла за полу его отвратительного рыжего пиджака.

    – Мне нравится баскетбол.

    – И мне тоже! – обрадовался Леопольд.

    – Как ты думаешь, чем они там занимаются? – спросил Билл и отпер дверь еще одной пыточной камеры.

    – Мне кажется, Билл, у тебя плоховато с моральными принципами, – сказала я.

    – Это в каком смысле?

    – Ничего удивительного, что твой брак распался. Трахаешься с медсестрой, клеишь девушек на стоянке, водишь их по магазинам, даешь маленьким детям нюхать закись азота…

    Он резко обернулся ко мне.

    – Я с ней только однажды переспал! Это было ошибкой, ясно тебе? И я совершенно не собираюсь давать твоему братишке веселящий газ!

    – Почему это? Я в этом никакого вреда не нахожу, – сказала я. – Несчастному бездомному мальчишке было бы полезно посмеяться вволю – все лучше, чем сидеть в промозглой приемной и читать журналы, как я подозреваю, третьегодичной давности.

    – Я не могу регулировать температуру, – ответил Билл раздраженно. – Она устанавливается централизованно.

    – А что ты так возмущаешься? Я просто пытаюсь уяснить, что ты, собственно, за человек. Ты… ты меня завораживаешь.

    – Правда? – спросил он, потихоньку успокаиваясь. – Так вы действительно хотите попробовать закись азота? Ну, давайте… Все равно этих надо ждать.

    – А я буду от нее смеяться? – поинтересовалась я. – Вообще-то я предпочитаю смеяться по собственной воле, а не тогда, когда ничего смешного нет. Смех – дело сугубо личное. Когда на людях смеются и пожимают руки, я всегда думаю, что лучше это делать наедине. Сексом я, правда, никогда не занималась, но смех и рукопожатия кажутся мне чем-то вроде публичного секса. То есть, когда пожимаешь кому-то руку, вкладываешь весьма чувствительную часть своего тела в часть тела другого человека, причем чаще всего – человека, тебе совершенно не знакомого. Ужас! Кошмар! Она же может быть такая мягкая, влажная, а может – твердая и жесткая! А смех! Ну согласись, это состояние наибольшей уязвимости, схожее, например, с моментом эякуляции.

    – Да не волнуйся ты так, Мод! – сказал Леопольд. – Я у Бетани спрашивал. Она говорит, веселящий газ действует всего несколько минут, и это очень приятно. Потом, правда, болит голова и начинается депрессия.

    – Прелесть какая! А с алкоголем хорошо идет? Билл, у тебя шампанского не найдется? Лучше сладкого.

    – У меня есть немного пищевого спирта, – сказал Билл. – Мне по ошибке прислали его со склада, вместо технического.

    – Тогда налей мне капельку в какую-нибудь полоскалку, – попросила я. – Ой, Билли, что со мной творится? Что я делаю в Форт-Лодердейле, да еще в компании зубного врача?!

    На это Билл отвечать не стал.

    – Надо прижать маску ко рту и вдохнуть поглубже, – сказал он и вытащил из шкафа огромный баллон. – Давай сначала я покажу тебе, как это делается.

    – Неужели ты совсем ничего не хочешь про меня узнать? Кто я? Откуда? Где выросла? О чем мечтаю, к чему стремлюсь…

    Билл отвернул вентиль и сделал глубокий вдох. Леопольд улегся в зубоврачебное кресло и принялся нажимать на всякие рычажки и кнопки. Кресло откинулось назад, потом вернулось в прежнее положение. Билл задержал дыхание, а когда наконец выдохнул, хищно улыбнулся.

    – Понимаю, это может показаться странным, – сказал он, – но я, похоже, в тебя влюблен. – Он дико расхохотался. – Господи, какая же ты странная!

    – Зря ты дважды повторил это слово. Я не могу считать твое заявление признанием в любви.

    – Ты очень-очень странная. Я вовсе не собирался заводить ни с кем серьезных отношений, по крайней мере в ближайшее время. Но… все так странно… Ощущение такое, что выбора у меня нет. Как только я тебя повстречал, сразу понял – быть беде.

    – Я вовсе не жалуюсь, – сказала я, – моя новая одежда мне очень нравится. Но скажи честно – разве это лучший магазин в окрестностях Форт-Лодердейла?

    – Не хочешь попробовать?

    Он протянул мне маску. Я нацепила ее, и он открыл вентиль. По всему телу пробежал мерцающий холодок, а потом все молекулы в пространстве увеличились в миллион раз, засияли серебристым светом и снова съежились.

    Когда я сняла маску, все куда-то плыло. Билл был похож на огромного страшного богомола. Глаза его, влажные и стеклянные, вылезали из-под очков.

    – Некоторые считают, что богомолы напоминают кузнечиков, – сказала я. – Но стоит взглянуть на их семенники, похожие на слоеные пирожные, и сразу понимаешь, что они ближе к тараканам. А тебе известно, что они могут убивать ящериц, птиц и лягушек? Честное слово! – Я схватила Билла за лацканы. – Богомол пожирает свою жертву живьем. А если передние лапки самки перед совокуплением не связать, она сожрет самца. К тому же она ненасытна. Даже когда яйца уже оплодотворены, она готова принимать новых кавалеров – сначала развлекается, потом обедает.

    – Врешь! – радостно воскликнул Билл. Он медленно-медленно раскинул свои конечности и обвил ими меня. Человеческие руки они не напоминали ничем.

    – Помогите! Леопольд, спаси меня!

    – Кресло никак назад не встает, – пробормотал Леопольд, не обращая на меня ни малейшего внимания.

    Закончить жизнь вот так, в кабинете зубного врача, в объятиях получеловека-полунасекомого! Его коралловые уста надвигались на мои. Я пыталась закричать, но не могла. Он присосался своей ротовой полостью к моей. Я собрала остатки сил и оттолкнула его.

    – У тебя «Листерин» есть? – спросила я.

    – Зачем это? – всполошился он. – У меня что, плохо изо рта пахнет?

    – Может, у тебя, а может, и у меня.

    – У тебя – нет.

    – Следовательно, не у меня. И вообще, это не очень-то прилично.

    – Что? – удивился он.

    – Вот так тереться друг о друга ртами. Непонятно, как это зубные врачи могут целоваться, да еще после целого дня работы! Кому, как не им, знать, что творится во рту! Зубной камень, кариес, гингивит и все такое!

    Билл устало опустился на кресло.

    – Эй! – завопил Леопольд. – Ты меня раздавишь! А ну, вставай! – То ли Билл, то ли Леопольд нажал на кнопку, и кресло снова пришло в вертикальное положение. – Выпусти меня! – завизжал Леопольд и выскользнул на свободу.

    – Присядь ко мне на коленки, – предложил Билл. Кресло, теперь уже само по себе, опустилось, и Билл оказался в лежачем положении.

    В кабинет зашел, глупо ухмыляясь, Пирс. За ним шла Бетани.

    – Я поеду с вами! – заявила она. – Не удивляйтесь – я такая!

    – Не поедешь, – буркнула я.

    – Ой, а это что? – спросил Пирс. – Закись азота?! Круто! Чего делать-то, колесико повернуть? – Он надел маску и вдохнул. – Клевая штука! – сказал он, не разжимая зубов, и протянул маску мне.

    Несмотря на то что первый опыт был не очень приятным, я вдохнула снова и отдала маску обратно Пирсу. Он машинально бросил ее на стол, а вентиль закрыть не удосужился, поэтому газ продолжал вытекать со звуком «ш-шш-шш», словно прося нас не шуметь.

    – Обычно я такими вещами не занимаюсь, – сказала Бетани, беря маску. – Мне просто хочется быть в том же состоянии, что и вы.

    – А я сейчас привяжу этого стоматолога к креслу! – заявила я.

    Леопольд радостно загоготал.

    – Вот здорово! – Он взял маску у Бетани. – Давайте его свяжем!

    – Хорошая мысль, – сказал Пирс. – Отплатим ему за все мучения, которые мы от ихнего брата натерпелись.

    27

    – Да ты, Пирс, к зубному в жизни не ходил, – сказала я. – Тебе повезло: у нас в округе вода с пестицидами, поэтому зубы у всех белые и без дырок.

    – С какими пестицидами? – Билл приподнялся в кресле, но глаза до конца не открыл.

    Бетани забрала маску у Леопольда и приложила ее к коралловым устам Билла.

    – Пирс, веревку принести? – спросила она. – Прямо как в кино про Хелтера-Скелтера. Она как-то странно шевелила коралловыми устами и челюстью, а зубы то сжимала, то разжимала. – Грабить его будем?

    – Вот дура-то! – сказала я. – Ты что, думаешь, он так и будет сидеть и ждать, пока мы его свяжем и ограбим? – Билл, однако, лежал с закрытыми глазами и не шевелился: то ли потерял сознание, то ли предвкушал, как мы будем его связывать. – Впрочем, я вот что вспомнила. Мама всегда говорила, что врачи и бизнесмены в сексе предпочитают пассивную роль, потому что им и так целый день приходится всеми командовать. Еще она как-то сказала, что из меня получится отличная Госпожа, но мой умный брат Теодор в этом сомневается.

    – Ребята, я пошла за веревкой! – сказала Бетани таким тоном, будто мы с ней были в одном скаутском отряде.

    – Дай-ка посмотреть твои зубки, – сказала я Пирсу. Он открыл коралловые уста. – Хорошенькие, беленькие. Почти идеальные. Не знаю, понадобится ли тебе это, но потом можно будет и коронки поставить.

    – Что за коронки? – спросил Пирс, делая еще один вдох.

    – У всех кинозвезд стоят коронки.

    – То есть что, маленькие короны на зубах? Никогда не замечал.

    – Коронки выглядят как настоящие зубы! – объяснила я. – Билл там не помер? Может, закись азота ему вредна?

    – Думаешь? – захихикал Леопольд. – Вроде дышит. Или это кресло скрипит?

    Он нажал кнопку на ручке кресла, но оно, вместо того чтобы подняться, еще больше опустилось, и голова у Билла оказалась ниже пяток.

    – Прошу вас, больше не бейте! – прошептал Билл.

    – Нет, не умер, – сказал Леопольд. – А кресло сломалось.

    Билл попытался встать, но, поскольку голова его была запрокинута, сил у него не хватало. Наконец он изловчился и сел, жестом попросил Пирса дать ему маску и снова улегся.

    – Мод, приди ко мне, – сказал он. – Разве ты не видишь, как сильно я тебя хочу?

    – У парня шпиндель совсем твердый, – сказал Пирс.

    – Я никак его не поощряла! – заявила я.

    – Как я устал от жизни, – простонал Билл и закрыл глаза. – Знаешь, радость моя, я сам не понимаю, как оказался в этом дерьме: алименты, частная практика, ребенок, «Корвет». Я тоже поеду с вами.

    – Ни за что! – топнула ногой я.

    Вернулась Бетани.

    – Нашла только это, – радостно проверещала она и показала кусок резинового шланга.

    – А зачем мы его хотели связать? – спросил Пирс. – Никак не вспомню.

    – Я тоже не помню, – сказала я. – Давайте отсюда сматываться. Билл, слушай, можно, мы возьмем твою машину? Ненадолго.

    – Круто, – сказал Пирс. – Отличная мысль.

    – Ты говорил, что я могу поехать с вами! – напомнила Бетани капризным голосом.

    – Пирс, ты говорил Бетани, что она может поехать с нами? – спросила я.

    – Не помню, – пожал плечами Пирс.

    – Бетани, может, еще немножко закиси азота, – предложила я и сунула маску прямо в ее наглую морду.

    Она вдохнула, запрокинула голову и рассмеялась.

    – Нет, ты сказал, что я могу поехать! – сказала она сквозь смех и захохотала еще громче. Пирс к ней присоединился.

    – Похоже, вы неплохо проводите время, – сказала я с горечью.

    – Мотор! Начали! – крикнула Бетани. – Да это все как сон! Через всю страну, в Голливуд! Пока будем взбираться на вершину, придется туго, но и в этом есть своя прелесть, да, Пирс? А потом у нас будет дом в Брентвуде, меня пригласят сниматься для «Плейбоя», я буду покупать шмотки на Родео-драйв и ходить на премьеры со своим звездным мужем, который будет получать по десять миллионов за картину. Мод, по-моему, у него типаж для боевиков, а?

    – Какие убогие у тебя мечты, – сказала я. – Мечты идиотки.

    – А у тебя, Мод, что, мечты особенные? – спросил Пирс.

    Я посмотрела на него с презрением, граничащим с ненавистью. Вот предатель! Впрочем, он прав. Мечты и у меня довольно убогие. Впрочем, какие именно, вспомнить я уже не могла.

    – Господи, как же мне тошно, – сказала я. – Дело в том, Бетани, что ты, по-моему, не можешь представить себе второй части картинки, периода упадка. Дорогущая одежда, которая через полгода выходит из моды; огромный безвкусный и бестолковый дом с нищими слугами-мексиканцами, ненавидящими хозяев; провал фильма с бюджетом в полтораста миллионов; глупые, избалованные и несчастные дети; муж-звезда, которому под сорок и которого никто не снимает, трахающий всех блондинок подряд; ты в погоне за новыми мужиками, ловящимися только на двадцатилетних; и в довершение всего – Калифорния уходит на дно океана.

    – Давай я угощу тебя спиртом, – сказал Билл. – Я, кажется, забыл его тебе предложить.

    Он встал с кресла. Настроение у всех у нас внезапно упало почти до нуля, хотя, возможно, это у кондиционеров в здании случился нервный срыв. Бетани присела на краешек кресла.

    – Значит, ты думаешь, у меня мечты убогие? – спросила она и уронила голову на руки. – Тогда скажи, пожалуйста, какие мечты лучше? Я хочу просто иметь то, о чем мечтают другие.

    – Значит, на самом деле ты этого не хочешь, а хочешь просто, чтобы все остальные тебе завидовали, – сказала я.

    – Думаешь, так, да?

    – Не помню, говорил я Бетани, что она может поехать с нами, или нет, – сказал Пирс.

    – Как ты сможешь получать удовольствие от чего-то, на что тебе, в сущности, наплевать? – продолжала я. – Будешь сидеть и ждать, когда тебе доставит его чужая зависть? Не могут же люди каждую секунду тебе завидовать.

    – Я купил «Корвет» не для того, чтобы мне завидовали, – сказал Билл. – Я его купил, потому что он красивый. Как произведение искусства.

    Он раздал всем бумажные стаканчики с какой-то жидкостью.

    – Ну, конечно! – язвительно хмыкнула я. – Бетани, будь добра, дай мне два листа бумаги и ручку. – Она достала из ящика стола блокнот, на котором был нарисован больной зуб, и ручку в форме зубной щетки. Я хлебнула из стаканчика и чуть не подавилась. – Да, крепковато, – сказала я. – Впрочем, подозреваю, что закись азота притупила ощущения.

    – В нем девяносто градусов! – сказал Билл. – А что «ну, конечно»?

    – Чего? – не поняла я.

    – Ты сказала: «Ну, конечно!» – Он пошевелил усиками.

    – О-о-о! – воскликнула я, пораженная его неистребимым насекомообразием. – Ты купил «Корвет», чтобы все тебе завидовали. – Билл опять поплыл, поэтому ответить мне не смог. Он присел на кресло рядом с Бетани, а я забралась ему на колени и потерлась о его щеку. – Конечно, дорогой, с «Корветом» ты гораздо сексуальнее, – сказала я. – Вот, подпиши эти два листа, вон там, внизу, где я крестиком пометила.

    – Я купил «Корвет» не для того, чтобы мне все завидовали, – сказал Билл заплетающимся голосом и нацарапал свою подпись.

    – Именно для этого! – настаивала я. – Ты все равно быстрее пятидесяти пяти миль в час не ездишь!

    – Хорошо, а вот такая гипотетическая ситуация, – сказал Билл. – Допустим, я купил красивую и очень дорогую картину. Зачем я это сделал?

    – Чтобы тебе все завидовали. Чтобы показать, что у тебя куча денег.

    – А может, потому, что она чудесное произведение искусства и глубоко меня тронула?

    – Это не повод ее покупать. Не будешь же ты целыми днями сидеть и на нее смотреть. Поначалу, может, и посмотришь. Но пройдет неделя, впечатление от нее будет уже не то, и тогда ты станешь приглашать к себе друзей, надеясь, что получишь удовольствие от того, как ею восхищаются они. Потом ты начнешь беспокоиться, удачно ли вложил деньги, растет ли твое приобретение в цене или падает, и окажется, что настоящей причиной покупки было именно это. Прости, может, я не очень понятно объясняю…

    – Я вроде въехал, – загоготал Пирс, решив, видно, что я шучу.

    – Мне скучно, – сказал Леопольд. – Скоро поедем? – Он подобрал зубочистку и прочесывал ею ковер.

    – А что, если я куплю большой дом? – предложил Билл. – Для нас с тобой.

    – Ты же не можешь находиться в нескольких комнатах одновременно. Люди покупают большие дома только для того, чтобы произвести впечатление на окружающих! Жалко, Теодора с нами нет. Он бы сумел тебе объяснить.

    – Но это же так чудесно – жить в красивом доме, покупать красивые вещи, – озадаченно сказала Бетани.

    – Все это внешнее, а настоящее счастье – оно внутри, – объяснила я. – Ты обязательно встретишь кого-нибудь, у кого дом еще больше, и все твои красивые вещи тебе опостылят. Впрочем, и в твоих словах есть доля разумного.

    – Тогда что плохого в том, что я мечтаю жить в Брентвуде с твоим братом-кинозвездой?

    – Не буду с тобой спорить, – сказала я. – Мечтай, если хочешь, но с нами в Калифорнию ты не поедешь, и точка.

    – Пирс! – жалобно воскликнула Бетани.

    Мы обе обернулись к Пирсу.

    – Вы, девочки, сами разбирайтесь, – сказал он и допил спирт из стаканчика. – Мне все равно.

    – Видишь, Бетани? С этим ты ничего не поделаешь – ему все равно. Он совершенно равнодушен ко всему, кроме как поесть и покайфовать. Вот поэтому-то он и станет знаменитым. До глубины души его ничто не забирает.

    Я царственно встала с коленей Билла. Он тоже поднялся, направился, пошатываясь, к одному из стеклянных шкафчиков, распахнул дверцы и забрался внутрь. Бетани зарыдала. Увидев, что она плачет из-за такой ерунды, как мой братец, я расхохоталась.

    – Пирс, неужели это правда? – говорила сквозь слезы Бетани. – Тебе действительно все равно? – Пирс молча налил себе еще спирта. – А ты, Мод, надо мной издеваешься, – продолжала она. – Думаешь, ты особенная, потому что никогда не умирала от любви. Но я тебе докажу, что это не так!

    – Эй, ты! – сказал Пирс, внезапно вернувшись в нашу реальность. – Ты как с моей сестрой разговариваешь?

    – Это мне напоминает одну песню. – Леопольд вскочил и запел тоненьким голоском:

    Моя мать была истинной леди,Как и ваша была, может статься,А вот дочь ее нынче в беде.Помогите несчастной подняться!

    – Браво! Браво! – зааплодировала я.

    – Пирс, я хорошая, – продолжая всхлипывать, сказала Бетани. – Это твоя сестра решила, что я злая и глупая. Кто дал ей право считать себя лучше всех?

    – Пожалуйста, не уезжайте! – раздался из шкафчика голос Билла. – Сходим в «Вики-Ваки» или в «Пир рыцарей», куда пожелаете!

    – Ой, пожалуйста, давай пойдем в «Пир рыцарей», – обрадовался Леопольд. – Там наверняка подают марципаны, фрукты засахаренные, меды ароматные, мясо дикой косули и много всего другого, чем я мечтал угоститься под аккомпанемент флюгельгорна, колесной арфы и виолона.

    – Что-что? – спросила я изумленно.

    – Это средневековая еда, – объяснил Леопольд. – Я читал про нее в библиотеке, в «Истории кулинарии». Там, правда, некоторых страниц не хватало.

    – Что такое «флюгельгорн»? – спросил Пирс.

    – Это средневековая то ли труба, то ли тромбон, – ответила я. – Леопольд, ты поразил меня своими познаниями, но я подозреваю, что в «Пире рыцарей» подают не рыцарскую еду, а самых обычных жареных цыплят и свинину на ребрышках. Билл, слушай, ты не одолжишь мне еще немного денег? Я тебе обязательно верну.

    – Бумажник вон там, – простонал Билл. – Я посижу в шкафу – мне страшно вылезать. Только прошу тебя – не уезжай насовсем! Обещай, что вернешься!

    Поскольку дверцы шкафчика были решетчатые, я, решив, что воздуху ему хватит, связала ручки резиновым шлангом, а Билл, как и хотел, остался внутри. Похоже, полумрак действовал на него успокаивающе. Бетани лежала на полу и рыдала.

    – Можешь не вставать, Бетани, – сказала я. – Кстати, Билл, мне на самом деле не восемнадцать.

    – Я так и знал. Ты кажешься гораздо старше.

    – Мне девятнадцать. – Я достала из бумажника пятьдесят долларов и ключи, отдала Бетани один из подписанных Биллом листов, и мы ушли.

    – Ну и что ты собираешься делать? – спросил Пирс.

    – Билл разрешил нам воспользоваться его машиной. Он написал это вот здесь, – показала я второй лист. – Во всяком случае, подписал. Садись и заводи мотор, пока он не передумал.

    – Чего? – изумился Пирс. – Он нам дал свой новенький «Корвет»? Круто!

    Мы расселись. В машине воняло чесноком и рыбой.

    – Господи, чем это несет? – сказал Леопольд. – Наверное, это его ребенок обделался на прошлой неделе. Или… – Он нырнул под сиденье и что-то оттуда вытащил. – Фу, гадость! Это оставить или выбросить?

    – Так что делать будем? – спросил Пирс.

    – Выбрасывай. Форт-Лодердейлом я сыта по горло. Слава богу, хоть не пришлось ради твоей карьеры расставаться с невинностью. Поехали отсюда.

    Мы отправились в отель за Трейфом.

    – А он даже милый, правда? – сказала я.

    – Кто? – спросил Пирс.

    – Билл.

    Пирс с Леопольдом загоготали.

    – Мод, тебе необходимы очки, – сказал Леопольд.

    – Уж как-нибудь обойдусь, – ответила я.

    – Я думал, он тебе не нравится, – сказал Пирс.

    – Он купил мне все это! А вы даже не заметили. Наверное, это следует счесть доказательством вашей гетеросексуальности. К тому же я взяла у него из бумажника пятьдесят долларов. Может, задержимся еще? Он мне тогда зубы отбелит.

    – У тебя и так зубы белоснежные, – сказал Леопольд.

    – Ну, ладно. И вообще, он не виноват, что я люблю другого.

    – А кого? – спросил Пирс. – Я что-то забыл.

    28

    Брайан, чем-то очень взволнованный, стоял у входа в отель с Трейфом на поводке.

    – Представляете, этот чертов управляющий приехал и меня уволил! Подумать только, какая подлость!

    Трейф вырвался, кинулся к машине и через окно полизал мне локоть.

    – Ужас! Брайан, бедненький! – воскликнула я. – Как же так случилось?

    – Да я же говорил – нельзя держать собаку под конторкой. Крутая тачка! Вы чего, их угоняете, да? – Он заглянул в окошко. – Фу! Что, кто-то в штаны наложил?

    Я открыла дверцу и впустила Трейфа.

    – До встречи, Брайан!

    – А как же мои трусы? – заволновался Леопольд. – Я их постирал и оставил в номере. Там еще печенье, чипсы…

    – Я тебе свои дам, – пообещала я. – Я купила несколько пар. Есть даже светящиеся во тьме. Ну, поехали!

    – Подождите! – крикнул Брайан. – Можно, я с вами поеду? Никогда не хотел быть помощником управляющего этого гребаного отеля. Всегда мечтал стать космонавтом. Но туда никого не берут, только ядерных физиков.

    – Что это с Трейфом? – сказал Леопольд. Я обернулась. Трейф сидел на заднем сиденье рядом с Леопольдом и не отрываясь смотрел на меня. – Он что, под кайфом?

    Выражение морды у Трейфа было почти экстатическое.

    И тут я догадалась! Он в меня влюбился! Он, конечно, и раньше меня любил, но не больше, чем всех остальных моих родственников. А сейчас его словно сковородкой пристукнули. Он смотрел на меня с такой тоской и желанием, что из глаз его текли и катились по морде слезы.

    – Ой-ой-ой… Бедняга Трейф. И ты не устоял… – сказала я.

    Он завилял хвостом, продолжая умильно мной любоваться.

    – Что с ним? – Пирс тоже обернулся.

    – Ничего особенного. Он просто влюбился.

    – Шутишь? – сказал Пирс. – В кого?

    – В меня, идиот! Ты что, не понимаешь? Ужас в том, что собаки испытывают те же чувства, что и люди. На пса, как и на человека, любовь может нагрянуть совершенно нежданно.

    – Да? – сказал Пирс недоверчиво. – Вот что я скажу: на меня она не нагрянет.

    – Ага, – согласился Леопольд. – На меня тоже.

    – И вообще, я думал, Трейф любит Лулу, – сказал Пирс.

    – Он ее любил. И был к ней очень привязан. Он вообще ко всем был привязан, в особенности к маме. А это другое. Это безумная любовь, на грани мании. Вы что, действительно не понимаете, что происходит? Это все мамино проклятье. Надо ее найти, чтобы она его с меня сняла.

    – Какое проклятье? – хором спросили Пирс с Леопольдом.

    – Вы разве забыли, как мама нам всем что-то обещала: тебе – что ты будешь кинозвездой, тебе – что откроешь собственный ресторан, а мне – что мужчины будут находить меня неотразимой.

    – Никакое это не проклятье! – возмутился Леопольд. – Я хочу собственный ресторан!

    – Ага, – согласился Пирс. – Я тоже. Ну, это, хочу быть кинозвездой.

    – Мод, если она снимет одно проклятье, ей, может, придется снять и остальные, – сказал Леопольд. – Так что ты уж постарайся привыкнуть, ладно? Не так уж это и плохо.

    – А я, дурочка, все думала, что это моя заслуга, – сказала я, открывая дверцу. – Ну хорошо, раз уж я поняла, в чем дело, надо попробовать этим воспользоваться.

    Брайан так и стоял у машины и умоляюще смотрел на меня.

    – Так что, детка? Меня прихватите? Давайте только заскочим ко мне, я возьму пару кассет и дисков.

    – Брайан, где управляющий, который тебя уволил?

    – Там, внутри. Вот дерьмо! Мод, прошу тебя, разреши мне поехать с вами. У меня отложено две тысячи – я копил на акваланг. Если ты меня возьмешь, я отдам их тебе.

    – А ты можешь отдать нам деньги, а с нами не ехать?

    – Прошу, не говори так! Ты во мне не разочаруешься! Я очень надежный.

    – Да ты даже на работе не сумел удержаться! Тебе сначала надо доказать, что ты надежный и ответственный.

    – А если я докажу, что я ответственный, ты меня возьмешь?

    – Должно пройти немало лет, прежде чем я поверю в твое трудолюбие.

    – Я горы сверну! – сказал Брайан. – И, если придется, буду ждать сколько скажешь. Ты того стоишь! Ну позволь, я хоть в отпуск к тебе буду приезжать! Хотя я очень сомневаюсь, что он возьмет меня обратно. Он просто дерьмом изошел! Собирался только заехать посмотреть, как я справляюсь, а потом меня прогнал и теперь отсиживает мою смену. Даже значок именной с меня сорвал.

    – Вот гнида! – возмутился Пирс. – Тут бы и я не стерпел!

    – Может, так договоримся: если он меня обратно не примет, вы меня возьмете с собой, а? – предложил Брайан.

    – Нормально, – кивнул Пирс.

    – Ничего нормального не вижу! – заявила я. – Он тебя примет. Значит, так. Ждите меня здесь.

    Я вошла в вестибюль. Управляющий сидел на месте Брайана. Это был толстенький кругленький человечек, выглядевший так, будто всю жизнь просидел в банке с майонезом.

    – Могу я вам чем-нибудь помочь? – спросил он, глядя на меня с подозрением.

    – Полагаю, да, – сказала я с хрипотцой в голосе. – Это я виновата.

    – В чем?

    – В том, что вы уволили несчастного Брайана Тристу! – выпалила я и навалилась грудью на конторку.

    – Правила ему известны, – ответил управляющий, слегка отодвинувшись. – Собака была даже без поводка! Она чуть не укусила постояльца!

    – Ах, что вы! Трейф вообще не кусается!

    – Чуть не укусила, – повторил управляющий.

    Я взглянула на его значок.

    – Ах, мистер Костер! – воскликнула я и зарыдала. – Прошу вас, не наказывайте Брайана! У меня были неотложные дела, я просто не знала, что делать! Брайан был так любезен, что согласился помочь. Знали бы вы, как мне тяжело! Я одна в целом мире! Ну почему людей наказывают за добрые дела? Брайан так дорожит этой работой, а я – я не могу себе простить… Вы человек благородный… Брайан мне столько о вас рассказывал… Он вас очень уважает! – Управляющий не успел опомниться, как я, зайдя за конторку, кинулась к нему на колени.

    Нос мне утереть было совершенно не обо что, только о его пиджак. Но он вряд ли это заметил – так разнервничался от того, что девица в виниловой мини-юбке и сетчатых чулках уселась на него верхом прямо на его рабочем месте.

    В конце концов я добилась того, что он принял Брайана назад с испытательным сроком, а мне подарил пятьдесят долларов из личных денег. Кроме того, я рассказала, что Брайан предложил мне две тысячи долларов, но банки уже закрыты, к тому же я не хочу лишать Брайана всех его сбережений, и мистер Костер выдал мне пятьсот долларов из сейфа и сказал, что Брайан может вернуть их утром, когда банк откроется.

    – Вы необыкновенный человек! – сказала я. – Я чувствую, наша встреча была предопределена судьбой. Понимаю, вам это может показаться диким, но скажите – вы никогда не представляли себя термитом, живущим в гигантской колонии таких же термитов, пожирающих все вокруг? А я, быть может, была царицей термитов, и у меня на груди в подвесном мешочке вызревали миллионы яиц.

    Он сказал, что, наверное, поедет в Денвер – там устраивают конференцию по гостиничному бизнесу, записал все даты и заставил меня пообещать, что я постараюсь там его найти. Еще на случай необходимости я получила номер его пейджера, который он обычно никому не дает. Три года он был женат, но брак его оказался ошибкой: они познакомились еще в школе, и у него никогда не было других девушек, а будь он поумнее, пожил бы сначала в свое удовольствие, а уж потом бы заводил семью, впрочем, она чудесный человек, учится на аудитора и работает бухгалтером. Если я решу пробыть в Форт-Лодердейле еще несколько дней, он с удовольствием покажет мне окрестности, можно днем, а можно и ранним вечером – он знает пляж, про который приезжие и не слыхали.

    Наконец я вернулась на стоянку. Быть роковой женщиной – занятие не из легких, но мужчинам этого не понять. Пирс с Брайаном стояли, прислонившись к багажнику, и курили косяк.

    – Это у вас откуда? – спросила я.

    – Мне вчера зубной врач дал, – объяснил Пирс.

    На противоположной стороне шоссе остановилась машина и громко засигналила.

    – Леопольд, что там такое? – спросила я.

    – Похоже, это Бетани, – ответил Леопольд, приглядевшись повнимательнее. – И Билл. Точно не скажу, но они вроде нам машут.

    – Так, давайте поскорее сматываться, – сказала я. – Брайан, отправляйся в отель. Тебя приняли обратно. Только больше не прокалывайся. – Я кинула ему ключи. – Возможно, нас будет спрашивать один мужчина. Отдай ему ключи от «Бронко» – пусть пользуется, если захочет. У него есть помощница по имени Бетани. Имей в виду, она медсестра в зубоврачебном кабинете, а они известные мастерицы по муфти-пуфти – правда, Пирс? Рада была познакомиться, Брайан. Да, еще одно! Я воспользовалась твоим любезным предложением и заняла у тебя пять сотен.

    – Пирс, надо торопиться, – сказал Леопольд.

    Мы вырулили со стоянки, едва не сбив Брайана. – Вот идиот, купил «Корвет» с автоматической коробкой передач! – возмущался себе под нос Пирс.

    – А мне такие больше нравятся, – сказала я.

    – Мы домой едем? – спросил Леопольд.

    Мы не ответили.

    – Леопольд, что происходит? – поинтересовалась я. – Они нас все еще преследуют?

    – Ага.

    – Черт знает что такое! – возмутилась я. – Ненавижу, когда меня преследуют. Мы так мило попрощались. Ну почему они не хотят оставить нас в покое? Мы ведь можем и полицию вызвать.

    – Как мы вызовем полицию? – сказал Леопольд. – Для этого придется останавливаться.

    – Не знаю, – задумалась я. – А может, в машине есть телефон?

    – Есть! – сообщил Леопольд. – Вон там, рядом с тобой.

    – Круто! Никогда еще не звонила из машины. Куда бы еще позвонить, кроме полиции?

    – Они нам машут, хотят, чтобы мы остановились, – сказал Пирс. – Мод, что делать будем?

    – Жми на газ. Пирс! Отрывайся! – Пирс резко вывернул руль вправо, что оказалось ошибкой, поскольку движение было односторонним. Машины вокруг возмущенно засигналили. – Да ладно вам! – крикнула я, когда Пирс свернул на улицу с двусторонним движением. – Подумаешь, ошибся немного. Делов-то! Мы оторвались?

    – Ага! – ответил Леопольд, и тут зазвонил телефон. – Телефон!

    – Я трубку не сниму! Пирс, может, ты ответишь?

    – Не могу, – сказал Пирс. – Я же за рулем.

    – Леопольд, тогда ты!

    – И не подумаю! Я здесь совершенно ни при чем. Не я это затеял.

    – Леопольд, так нечестно, – сказала я. – Ты же с нами в одной команде. Если у тебя были возражения, надо было их раньше высказывать.

    – А мне плевать!

    Я схватила трубку, нажала на какие-то кнопки.

    – Это ты. Мод? – спросил Билл Бринкман.

    – Да. Чего тебе?

    – Я звоню из автомата. Бетани сидит в своей машине. Вы забрали мой новый «Корвет». Верните его! Обещаю, я не буду заявлять в полицию.

    – Билл, ты сам предложил нам воспользоваться твоей машиной, а теперь грозишь полицией? – Я зажала трубку ладонью. – Пирс, выезжай на автостраду. И пожалуйста, на сей раз отправляйся строго на запад. – Я снова взяла трубку. – Билл, прошу тебя, обещай не вызывать полицию. – От испуга я расплакалась. – Ты же говорил, что любишь меня. Что, все кончено? Любовь так просто не проходит.

    – Где вы? Оставайтесь на месте, я подъеду и заберу машину.

    – Что? – переспросила я. – Билл, я тебя не слышу. Неужели я тебя теряю? Прошу, не причиняй мне зла! Ты погубишь и мою жизнь, и жизнь моих братьев. Билл, я тебе скоро позвоню. Я никогда не забуду того хорошего, что ты для меня сделал! – Больше я ничего придумать не могла и повесила трубку. – Мы можем его как-нибудь отсоединить? Чтобы звонков не слышать!

    – Я тебя не понимаю, – сказал Пирс, когда мы наконец выехали на автостраду. – У нас здесь все складывалось. Брайан с Биллом – нормальные ребята. Мы так классно устроились. Я бы, может, нашел и того парня, который дал мне полсотни. Он тоже милый. Я бы устроился в этот гараж с иномарками, а ты, если тебе не нравятся эти парни, нашла бы себе других.

    – Ты, наверное, по Бетани соскучился, – сказала я. – Она, видно, какая-то особенная.

    – Чего? Заткнись, а? И вообще. Мод, я не понимаю, чего мы ищем.

    – Чего ищем? – воскликнула я. – Славы! Роскоши! Денег! Поклонения!

    – Мы ищем дом! – добавил Леопольд.

    – Вот именно, – подхватила я. – А не огромный торговый центр посреди бескрайних асфальтовых полей! Не надо думать, что вся Америка такая.

    – Мы пока что побывали только во Флориде, – сказал Леопольд. – Честно говоря, я ожидал совсем другого. Я видел по телеку фильм про одну женщину, которая отправилась во Флориду и купила там апельсиновую рощу. Там везде были леса, олени, апельсины, каноэ и какие-то беззубые старики. А сейчас я ничего такого не видел.

    – Нету этого больше, – сказала я. – Да не волнуйся ты, все только начинается. Нас ждет много чего удивительного. Ты что, Леопольд, не знаешь, как живут богатые люди? Вот Пирс станет кинозвездой, мы купим двести акров земли в настоящем лесу, которых в Америке хотя и немного, но хватает, а еще – дом в Беверли-Хиллз. Все это вопрос времени.

    – И все-таки здесь было не так уж плохо! – заупрямился Пирс. – Я бы в гольф научился играть.

    – А вы по нашим не скучаете? – спросил Леопольд.

    – Конечно, скучаем, – ответила я.

    Трейф протиснулся с заднего сиденья на мое и принялся вылизывать мне лицо. Пахло от него довольно противно.

    – Он пытался укусить какого-то постояльца, – сообщила я. – По-моему, он спятил. Вот ужас-то!

    – Ой, кажется, я вижу полицейскую машину! – воскликнул Леопольд. – Точно! Они нас догоняют.

    – Пирс, только не превышай скорость! – предупредила я. – Тогда нас, может, и не остановят. Жалко, что ты не дал мне повести. Полицейские меня любят.

    – Что мне делать? – спросил Пирс.

    – Езжай как ни в чем не бывало. Леопольд, они далеко?

    – Не знаю. В полумиле от нас, а может, в миле.

    – Мигалка включена?

    – Да.

    – Между нами и ними есть машины?

    – Полно.

    – Тогда, боюсь, нам придется принять меры: напрячь волю, сконцентрировать энергию и велеть им устроить массовую аварию.

    – Нет уж! – возразил Пирс. – Это никогда не срабатывает вовремя.

    – Не болтай. Концентрируйтесь!

    – Жаль, что с нами нет Теодора, – сказал Леопольд.

    – Концентрируйтесь!!!

    К моему изумлению, кое-что действительно произошло. Пирс обогнал машину, ехавшую довольно медленно: в багажнике у нее было несколько велосипедов, а на крыше – еще нечто, затянутое куском черной пленки.

    Может, из-за наших сигналов, может, от ветра, но, когда мы ее обходили, пленку сорвало, и она, спланировав, гигантской летучей мышью приземлилась на ветровое стекло машины, шедшей следом. Первый водитель нажал на тормоза, а второй, обзор которому закрыла пленка, врезался в него. На автостраду посыпались велосипеды, а за ними огромный диван – на крыше был именно он. Больше я ничего не разглядела, слышала только визг тормозов и скрежет металла.

    – Искренне надеюсь, что никого не убило и не покалечило, – сказала я взволнованно. – И вообще, вряд ли в случившемся обвинят нас. Леопольд, прошу тебя, никогда не забывай о том, что у тех, кого ты убиваешь – будь это муха, комар, даже блоха, – сексуальная жизнь может оказаться богаче и экзотичней твоей, а ты не только лишаешь их жизни – ты рушишь их мечты.

    – Я не убийца! – сказал Леопольд с негодованием.

    Я промолчала, поскольку не хотела его огорчать, но как-то раз я видела, как он смахнул с себя муравья и его раздавил.

    – Пирс, как только увидишь указатель на Джорджию, поезжай туда. Запад там. Думаю, полиции другого штата еще не известно, что мы эту машину украли. На всякий случай у нас есть бумага от Билла, где говорится, что он нам ее одолжил.

    – Леопольд, что там сзади? – спросил Пирс.

    – Там действительно авария, – ответил Леопольд. – Все четыре полосы перекрыты. Полиция далеко позади. За нами никто не едет.

    – Неплохо было бы прибрать себе эти велосипеды, – сказала я.

    Теперь мы хотя бы ехали в нужном направлении. Ответственным за карту был Леопольд, и маршрут он выбирал по своему усмотрению, как я подозревала, по ресторанам и кафе, о которых он читал или которые видел по телевизору.

    В Атланте, сидя в придорожном кафе и поедая свинину на ребрышках, мы увидели «Тандерберд» шестьдесят пятого года, красно-белый, с откидным верхом и с табличкой «Продается» на ветровом стекле. Тут Пирс вдруг заявил, что у «Корвета» серьезные проблемы с коробкой передач и ремонт обойдется в тысячу долларов, не меньше.

    Не успела я опомниться, как он обменял наш «Корвет» на «Тиберд». Поначалу было даже приятно ехать в открытой машине, но в ней не было стереосистемы, радио работало отвратительно и все время перегревался мотор.

    – Не понимаю, чего ты решил меняться, – сказала я. – И коробка передач здесь тоже автоматическая.

    – Заткнись, ладно? – ответил Пирс.

    Мы ехали два дня и две ночи, на ночлег останавливались на проселочных дорогах и все время, следуя моим указаниям, двигались на запад.

    В Миссисипи мы обнаружили ресторан, где подавали жареную зубатку, и дешевый магазинчик, где я нам всем, включая Трейфа, купила толстовки с героями комиксов и мультиков. Трейфу ее надели задом наперед – на спине у него красовался огромный кулак, нацеленный на желтую звезду. Так хотя бы его прыщей видно не было. Леопольду достался Спайдермен. Пирсу – картинка Роя Лихтенстайна, а мне – Ричи Рич.

    К сожалению, толстовки попали на распродажу по цене доллар девяносто восемь центов за штуку потому, что пережили пожар, и от них так несло дымом и бензином, что дышать было почти невозможно.

    Когда мы обедали, официантка долго принюхивалась, потом рылась в мусорной корзине и наконец помчалась на кухню с криком: «Это у вас горит?!»

    Нас она вычислила, когда шестеро людей, сидевших рядом с нами у стойки, попросили пересадить их за столики.

    – Как дела? – вежливо спросил Пирс, поймав ее подозрительный взгляд.

    Видно, поначалу она его не разглядела как следует, но тут выражение ее лица смягчилось, и к концу обеда она выдала Пирсу с Леопольдом по бесплатной добавке яблочного пирога, Трейфу, сидевшему в машине, послала отбивную на косточке, а Пирсу еще подсунула двадцатку и умоляла подъехать вечерком – она соберет нашему песику объедков.

    Звали ее Полли, и было ей сорок семь лет. Пирс был готов сняться с места немедленно, прикарманив двадцатку, но я настояла на том, чтобы он провел с ней ночь (Леопольд, Трейф и я остановились в мотеле за девятнадцать долларов девяносто пять центов).

    Утром он вернулся, бледный и вымотанный, но с двумястами долларами из ее сбережений.

    – Мне пришлось пообещать, что, как только мы устроимся в Лос-Анджелесе, я пришлю ей адрес. Она хочет приехать нас повидать. Ты мне хоть благодарна?

    – А то! – ответила я. – Хотя она, думаю, благодарна еще больше. Как только разбогатеешь, вышли ей чек.

    Дни и ночи шли долгой чередой, и мы уже теряли счет времени.

    Под Далласом я сказала Леопольду, что у нас нет денег (тридцать долларов с носа) на «Великий Американский Кошмар» – раскинувшийся на ста акрах парк с американскими горками, каруселями, где вместо лошадок были волки-оборотни и летучие мыши, водяные аттракционы в мрачных пещерах и еще какие-то сверхскоростные турбины в виде межпланетных ракет.

    – Если будем экономить, денег хватит до самой Калифорнии, – объяснила я. – Понимаешь? А так – выкинем на ветер не меньше сотни.

    Леопольд рыдал целый час.

    – Малыш, прости. Мне правда тебя очень жалко. Я и не подозревала, что ты так любишь луна-парки. Или ты плачешь об утраченной молодости?

    – А может, у него препубертатный период? – предположил Пирс.

    – Умно, Пирс! – изумилась я. – Действительно, умная шутка.

    – Ты серьезно? – обрадовался Пирс.

    – Наверное, у меня гормональная буря, – сказал Леопольд, когда к нему наконец вернулся дар речи.

    В Форт-Уэрте машина сломалась, и Пирс обменял ее на «Плимут-Валиант» семьдесят первого года.

    – Машина квазиклассическая, – объяснил Пирс. – Цвета голубиного крыла, как внутри, так и снаружи. В «Тиберде» коробка передач полетела к чертям, а на ремонт у нас времени нет. Если мы на этой продержимся до конца, она, может, станет просто классической.

    По большей части Пирс вел, когда спала я, и наоборот. Не успели мы выехать из Уичито-Фоле, как нас чуть не смел страшный торнадо. Небо среди дня стало иссиня-черным, и нам пришлось три часа простоять у обочины, пока стихия не утихомирилась.

    В стороне от автострады мы находили дешевые, по двадцать – тридцать долларов за ночь, мотели. Однажды мы переночевали в какой-то роще, укрывшись одеялами, которые оставил в багажнике предыдущий владелец машины.

    Рядом с палаточным лагерем, где мы остановились за пятнадцать долларов с правом пользования общественной душевой, была бензоколонка. Там я повстречала мужчину, согласившегося залить нам полный бак, если я потереблю его шпиндель.

    – А вдруг вы своего слова не сдержите? – спросила я.

    – А вдруг ты своего слова не сдержишь? – ответил он.

    Наконец мы договорились, что полбака он зальет до, а полбака – после.

    Я пошла с ним за мужской туалет, и он расстегнул ширинку. Штуковина у него была лиловая, отвислая и напомнила мне кое-какие иллюстрации из «Энциклопедии птицеводства».

    – Бедняжечка, – пробормотала я и легонько его пощупала. – Ну, в добрый путь! – И я принялась тереть его в ладонях. Он вдруг раздулся и отвердел. – Ой-ой-ой! – завизжала я. – Я так не играю!

    Мужчина схватил меня за руки, отчего я завизжала еще громче. Пирс, поджидавший за углом, кинулся мне на помощь. Он саданул мужику по ноге, и тот меня отпустил. Да и штуковина его тут же обмякла. Я помчалась к машине.

    – Подожди! – кричал он. – Прости! Я не хотел! Я никогда себе такого не позволял!

    – В следующий раз, если захочешь развлечений, сначала побрейся! – заорала я. – Ублюдок! Пользуешься бедными и бесправными!

    Ему наверняка было совсем кисло. Я села в машину к Трейфу и Леопольду. Издали я видела, как мужчина объясняется с Пирсом, вид у которого был воинственный.

    – Он дал мне пятьдесят долларов, – сообщил Пирс, вернувшись к нам. – И сказал, что, если ты позволишь ему принести свои извинения, он зальет бак доверху.

    – Нет уж, Пирс! – сказала я и вытерла ладони о сиденье. – Поехали отсюда.


    Где бы мы ни проезжали, пейзаж был практически один: шоссе пошире и поуже, кое-где – чахлые, полузасохшие деревца, нефтяные вышки, торчащие из маслянисто поблескивающих болот.

    – Судя по всему, эту страну действительно заасфальтировали от края и до края, – сказал Леопольд.

    – Кое-где это, увы, так, – ответила я. – Но в Америке сохранились еще дивной красоты места. Я сама видела по телевизору. Одно плохо – эти дивные места предназначены для богатых, для тех, кто может себе позволить их купить. Поэтому нам придется стать богатыми.

    – Бога-бога-богатые, – пропел своим высоким голоском Леопольд.

    – Мод, расскажи нам, как мы будем богатыми, – попросил Пирс.

    – Ага, расскажи! – подхватил Леопольд.

    – Ну, ладно, – согласилась я. – Когда мы будем богатыми, у нас будут свитера из тончайшего кашемира – палевые, золотистые, лимонные и так далее. Утром мы будем просыпаться на чистейшем белье, которое хрустит от свежести и при этом мягче пуха. А из окна спальни будет открываться потрясающий вид – деревья, горы, океан, река, короче, что пожелаешь. Встаешь, звонишь в звонок, и тебе приносят капуччино, кафе-о-ле, эспрессо или же травяной чай и тропические фрукты – манго, папайю, ананасы. О лишнем весе беспокоиться не будем – ведь на ланч всегда можно съесть креветок или омара под соусом-коктейль, а во всем этом калорий почти нет. И все нас будут любить. Почему? А потому что мы – богачи.

    Пирс с Леопольдом помолчали, а потом сказали хором:

    – Ну, не знаю…

    – Может, я плохо объяснила, – сказала я. – Наверное, есть еще нечто такое, чего я и вообразить не могу. У нас еще будут бассейны, супертренажеры, поле для гольфа, надувные вешалки, английские зонты с темными деревянными ручками и много всего другого.

    – Поле для гольфа – это круто, – сказал Пирс

    29

    Несколько часов мы ехали по Лос-Анджелесу, но ничего знакомого нам так и не попалось. Когда мы наконец остановились на стоянке около бара «Свежие соки» на Сансет-бульваре, уже смеркалось.

    – Привет, Калифорния! – воскликнул, войдя в бар, Леопольд. – Вот мы до тебя и добрались! Я хочу стакан сока из авокадо, яблок, клубники, свеклы, латука и морских водорослей.

    – Коктейль? – уточнила я.

    – А мне – фраппе из моркови, яблок, сельдерея, бананов и имбиря, – сказал Пирс.

    – Пирс, – прошипела я, – коктейль, который выбрал Леопольд, стоит пять девяносто пять, а это все, что у нас осталось. Давай не будем портить ему удовольствие. Может, он даст тебе попробовать.

    Мы сели за столик. Кроме нас, в баре не было никого. Леопольд любовался Сансет-бульваром и пил, громко хлюпая, свой сок. Тут в бар вошел какой-то мужчина и сразу уставился на Пирса. Он попросил позволения присесть к нам за столик, назвался Деннисом и рассказал нам, вернее Пирсу, почти все о себе. Он оказался директором компании звукозаписи, у него был дом неподалеку – особняк, построенный еще в девятнадцатом веке для какого-то знаменитого певца, имени которого я не разобрала. Деннис, несмотря на молодость, казался человеком богатым: у него были туфли из крокодиловой кожи и огромные золотые часы.

    – Как только разбогатею, обязательно куплю себе туфли из крокодиловой кожи, две, а может, даже три пары – полуботинки черные, коричневые и рыжие, – сообщила я.

    Но Деннис на меня не обращал ни малейшего внимания и вопросы задавал только Пирсу, поэтому я решила предоставить ему возможность пообщаться с Пирсом без моего посредничества. Кончилось дело тем, что Деннис растерянно обернулся ко мне. Он был похож на человека, который утверждает, что умеет ездить верхом, и знает, как обращаться с лошадьми, но, оказавшись в седле, вдруг понимает, что не может разобраться, что к чему.

    Я сходила за второй соломинкой – решила попробовать сок Леопольда.

    – Если тебе негде остановиться, можешь пожить у меня, – говорил Деннис Пирсу, когда я вернулась к столику.

    – Откуда такой нефтяной привкус? – спросила я у Леопольда, сделав глоток.

    – Наверное, от водорослей, – предположил Леопольд.

    – Могу пожить у тебя? Круто! – обрадовался Пирс. – Я уже три дня не мылся.

    – Эй! – возмутилась я. – А как же мы?

    – А, да… – вспомнил Пирс. – Это мои братишка с сестренкой.

    – Родственники? – недовольно поморщился Деннис. – Они могут пожить у меня во флигеле, пока не подыщут себе жилье.

    Он извинился и удалился в туалет, и, пока его не было, Пирс передумал.

    – Не хочу я жить у этого парня.

    – Если тебе не понравится его дом, мы уедем, – сказала я. – Но от него можно хотя бы позвонить, узнать, не оставила ли мама свои координаты в полиции. А может, у Денниса и неплохо. Судя по рассказам, там даже здорово. К тому же Деннис – человек из музыкального мира. Теодору такое знакомство очень пригодится.

    – У меня какое-то странное ощущение, – признался Пирс.

    – Слушай, я думала, ты смирился с мыслью о муфти-пуфти, хотя бы в роли реципиента.

    – Чего? – переспросил Пирс, озадаченно глядя на меня.

    – Это когда мужчина или женщина, чаще мужчина, сосет партнеру шпиндель, – сообщил Леопольд и разразился идиотским смехом.

    – Пирс, ты что, забыл? – удивилась я. – Ты же говорил, что плохого в этом нет.

    – Да? Я так говорил? Может быть, не помню… Так думаешь, это не противно?

    – Надо просто лежать и ничего не делать. У него, наверное, дорогие чистые простыни, только что выглаженные, – помнишь, я про такие рассказывала? Можешь представить на его месте какую-нибудь девицу.

    – Зачем это мне представлять себе девицу?

    – Ну, не знаю. Да и мне ли тебе советовать, о чем думать, когда Деннис будет тебе делать муфти-пуфти. А может, Деннис и не захочет делать муфти-пуфти. Откуда мне знать, чего он захочет? – Я выхватила у Леопольда стакан и допила последние капли сока. – Вы что, ребята, на меня сердитесь за то, что я решила ехать в Лос-Анджелес и разыскивать наших? Я и представить себе не могла, что он такой огромный. По телевизору он казался гораздо меньше.

    – Не психуй, – сказал Пирс. – Мы на тебя зла не держим.

    – Правда?

    – И мы их обязательно найдем.

    – Думаешь? – Я разревелась. – Простите… Я вовсе не собиралась плакать. Ой, как со мной, наверное, трудно путешествовать. Простите меня! Это я во всем виновата. Я вспыльчивая, суетливая, мне вообще плохо – я так устала от чужих людей, а кроме вас, мальчики, у меня никогошеньки нет, но я и вас достала.

    – Ты нас совсем не достала, – тихо сказал Леопольд. – Мы к тебе привыкли. Ну и что, что ты психованная…

    – Ой, Леопольд, спасибо тебе! – воскликнула я и обняла его.

    Вернулся из туалета Деннис. Он причесался и на Пирса смотрел голодным взглядом.

    – Так вы готовы или как? – спросил он. – Пирс, ты садись ко мне в машину, а они пусть едут за нами.

    – Нет! – твердо сказала я. – Пирс поедет с нами.

    – Как хотите, – пожал плечами Деннис. – Надеюсь, ты не убийца. А впрочем, сам не знаю почему, может, потому, что Пирс, если что, меня защитит, но я не боюсь!

    – Идиот, – пробормотала я себе под нос.

    – Что-что? – переспросил Деннис.

    – Я говорю, вам не о чем беспокоиться. Сами посудите: мой брат станет кинозвездой, а вы – первый человек в Калифорнии, который с ним познакомился. Приводов в полицию у него почти не было.

    – Что? – снова переспросил Деннис. – Я вас опять не расслышал. Я немного глуховат – наверное, оттого, что слишком много хожу по клубным концертам. У меня знаете какая идея? Я бы с удовольствием устроил ужин в твою честь. Пирс.

    – Не нужно мне никакого ужина в мою честь, – заявил Пирс.

    – Это я услышал, – сообщил Деннис. – Ты бы мог быть немного посговорчивее – ведь ты никого здесь, в Лос-Анджелесе, не знаешь, а я хочу помочь тебе завязать знакомства. Я знаю много всяких нужных людей. Что ты подумал – это на твоей совести, но в моем предложении ничего дурного нет.

    – А он дело говорит, – сказала я Пирсу.

    – Ничего я, Деннис, не подумал! Понятно?

    Деннис мечтательно вздохнул.

    – О, как давно я ждал таких слов, – сказал он. – Прости, пожалуйста. Ты прав. Я переборщил. Все будет, как ты захочешь.

    – Никаких ужинов в мою честь!

    – Хорошо, хорошо! Только прошу, поехали со мной. Не покидай меня, Пирс! У тебя же нет ни денег, ни кредитной карточки. Позволь мне тебе помочь! У меня потрясающий массажист, Джорджи. После бассейна он будет тобой заниматься.

    – Звучит заманчиво, – сказала я. У Пирса вид был такой, будто его сейчас вырвет. – Эй, Пирс, что это с тобой?

    – Ты посмотри на его пиджак!

    – А что у меня с пиджаком? – удивился Деннис.

    – Лацканы, – буркнул Пирс.

    – Тебе что, лацканы не нравятся? – спросил Деннис. – Этот пиджак стоил восемьсот долларов. Господи, я себя чувствую полным идиотом. Да, ты прав, лацканы ужасные.

    – Деннис, у тебя дома есть какие-нибудь стимуляторы? – спросила я.

    – Какие именно?

    – Марихуана, например. Мой брат любит марихуану и скотч.

    – Скотч мне не нравится, – сказал Пирс. – Лучше пиво.

    – Он обожает хороший скотч, – сказала я. – Я, слава богу, уговорила его не употреблять кокаин с героином, но кто его знает, что дальше будет. Понимаешь, я считаю, что каждого человека окружает аура, она как белок у яйца, а человек – это желток, он внутри ауры, как зародыш-желток в белке. Зародыш питается белком, а человек получает духовную поддержку, то есть ту же пищу, из ауры. Те, кто употребляет героин, пожирают свой собственный белок, ауру, значит. Вкусно, конечно, но получается, что сам себя съедаешь заживо. И назад этого не вернешь, а оно могло бы и пригодиться снаружи, то есть когда ты, так сказать, вылупишься. В общем, съеденный белок обратно не воротишь, да и сам ты уже не тот. Ну, как мальчишка, который съел запас завтраков на неделю вперед.

    – Полагаю, то, что ты рассказываешь, самой тебе кажется очень разумным, – сказал Деннис.

    – Сволочь! – обиделась я.

    – Ты что, не согласен с тем, что моя сестра говорит? – спросил Пирс.

    – Ага! – подхватил Леопольд. – Ты что, не согласен?

    – Лучше вас, ребята, нет никого! – растроганно воскликнула я.

    – Да, ей наверняка кажется очень разумным то, что она рассказывает. А у меня дома полно марихуаны, отличная травка – с Гавайев, одни цветочки, а еще – батончики пейотля. Сам я его лет сто не пробовал, но ручаюсь, это клево. Я и скотч закажу, а если он вам нужен срочно – купим по дороге, – пообещал Деннис.

    – Одни, говоришь, цветочки? – обрадовался Пирс. – Ладно, уговорил. Мы поедем за тобой следом.

    – Понимаешь, другие дети ни за что не будут водиться с мальчишкой, который съел свои завтраки за неделю вперед, и прежде всего потому, что он наверняка будет ходить голодный и выпрашивать у них завтраки. Да, конечно, наверняка найдется кто-нибудь убогий, с заниженной самооценкой, кто с радостью поделится своим завтраком – для того чтобы обзавестись другом. Так же и женщина с заниженной самооценкой готова спутаться с наркоманом и чуть ли не радуется тому, что ее аура разрушается, – это все потому, что она считает себя никчемной.

    – Твоя сестра, – она что, немного того? – спросил Деннис, когда мы вышли.

    – Нет, – сказал Пирс. – Это ты того.

    – Ага, – подтвердил Леопольд. – Это ты того.

    – Я никогда не забуду вашей доброты, – сказала я братьям.

    – Тебе что, правда не нравится мой пиджак? – спросил Деннис. – Он почти новенький, я его всего разок надевал. Ну до чего я несчастен!

    Я отвязала от дверцы машины Трейфа и села вперед. Леопольд забрался ко мне на колени.

    – Он на серебристом «Мерседесе», – сказал Пирс. – Дома у него еще темно-зеленый «Лотус», но он сейчас не на ходу. Я обещал разобраться.

    – Он, наверно, жутко богатый, – сказала я. – Ой, Пирс, а вдруг это наш выигрышный билет?!

    – Кто его знает, – ответил Пирс.


    Несколько кварталов мы ехали за серебристым «мерсом», но на перекрестке нам пришлось остановиться на красный свет, и мы потеряли Денниса из виду.

    – Может, он свернул, – предположила я и тут вдруг посмотрела на соседнюю машину. – Леопольд, у меня зрение отвратительное. Будь добр, взгляни на даму в соседней машине. Кажется, она похожа на маму.

    Леопольд посмотрел в сторону, вперед, обернулся назад.

    – Ой, точно, мама!

    – Правда?! А я уж думала, у меня глюки. Что будем делать?

    – Кричать! Орать во все горло!

    – Ма-а-ам! – завопила я. – Мама, мы здесь! Она посмотрела в нашу сторону и опустила окно.

    – Откуда у нее машина с кондиционером? – удивилась я.

    – Может, это та, которую взяла Мариэтта? – предположил Пирс.

    – Не похоже, – сказала я.

    – Сколько же на мою долю выпало страха, тревог и волнений! – прокричала мамочка в открытое окно.

    – He говоря уж о стирке и уборке! – подхватил сияющий Леопольд и попытался встать прямо у меня на коленях.

    Зажегся зеленый.

    – Где вы были? – спросила мамочка.

    Машины сзади возмущенно засигналили, а Трейф на заднем сиденье истошно залаял.

    – Тебя искали! – проорал Пирс. – Притормози вон там, впереди.

    Мы свернули на стоянку перед универмагом. Мамочка вышла из машины, и мы все, включая Трейфа, бросились ей на шею.

    – Лапушки мои, – запричитала она. – Вам было очень плохо?

    Из машины вышла женщина, которую я никогда раньше не видела. Она стояла и смотрела на нас. Это была дама восточного вида, лет сорока. Грудь ее украшало ниток двадцать бус – янтарь, бирюза и серебро, которые на черном обтягивающем платье смотрелись весьма экзотично. На ногах у нее были серебряные туфли на высоченной платформе.

    – Это Нэнси, – сказала мамочка.

    – Кто такая Нэнси? – спросила я.

    – Моя новая подружка.

    – В каком смысле?

    – Я стала лесбиянкой! – сообщила мамочка. – Мужчинами я сыта по горло! Мы с Нэнси любим друг друга.

    – А почему ты решила покончить с мужчинами? – спросила я.

    – Эдвард сбежал из больницы.

    – Это мы знаем, – сказала я. – Он нас похитил, но нам удалось бежать.

    – Бедные мои детки! – воскликнула мамочка. – Он метался по всей стране. В газетах писали, что с ним девушка и маленький мальчик, и я решила, что он убил Пирса и взял в заложники тебя с Леопольдом.

    – Да нет, – сказала я. – Они, наверное, перепутали его с Пирсом. С нами все в полном порядке.

    – Слава богу! Больше всех пострадала несчастная мать Эдварда. Когда назначили залог, она в качестве гарантии предложила свой дом. Теперь его у нее забирают. Как только наберу денег на билет, вызову ее сюда, пусть живет с нами. Но это не главное. Как я беспокоилась, просто места себе не находила, на десять лет состарилась. Я безумно боялась, что Эдвард вас убьет.

    – Я по тебе ужасно скучал, мамуля! – сказал Леопольд. – Даже почти забыл, какая ты неполноценная.

    – Доконало меня то, что вместе с трейлером пропали все мои фотографии, – сказала она. – Не осталось никаких свидетельств моего существования. А я ведь хранила фотографии всех ваших отцов, хотела вам показать, когда вам исполнится двадцать один.

    – Мне двадцать один уже исполнилось, но никаких фотографий ты мне не показывала, – сказал Пирс.

    – Не могла вспомнить, куда я их запрятала, – объяснила мамочка. – А мы как раз ехали на встречу с продюсером, хотели, чтобы про вас рассказали по телевизору, в передаче о пропавших людях. Теодор даже песню написал. Хотите с нами поехать?

    – Теперь же в этом нет необходимости! – сказала я.

    – Теодор так расстроится, – вздохнула мамочка.

    – Знаешь, я очень сомневаюсь, что Эдвард мог бы убить собственного сына.

    – Кто знает, может, Леопольд вовсе не его сын, – ответила мамочка.

    – Да?! – обрадовался Леопольд. – А какие есть еще варианты?

    – Надо припомнить, – сказала мамочка. – Я тебе потом скажу.

    – Нэнси, какие у вас красивые бусы, – восхитилась я.

    – Спасибо. Я их сама делаю.

    – Неужели сами?

    – Да. Я покупаю старинные тибетские и русские ожерелья и перенизываю.

    – А-а-а, – сказала я.

    – Правда, она чудо?! – сказала мамочка. – Она столько для меня сделала!

    – Мам! Ты говоришь, что стала лесбиянкой… Значит… значит, вы с Нэнси… занимаетесь любовью? – выпалила я.

    – Сначала я думала, что никогда не смогу заниматься любовью с женщиной – у женщин кое-чего не хватает. А потом решила: да какая разница! К тому же мы этим занимаемся редко. Честно говоря, у меня и желания особого нет. Там, где мы живем, всегда столько народу, нам и наедине побыть почти не удается.

    – А где вы живете?

    – У Нэнси чудесный домик в колонии Малибу. Правда, немного запущенный.

    – В Малибу! – воскликнула я с восторгом.

    – Мне он достался по наследству, – объяснила Нэнси. – А вы где живете?

    – Как это – где мы живем? Мы же только приехали. И жить собираемся с вами.

    – Нэнси, мои дети, естественно, будут жить со мной, – сказала мамочка. – Мы же это обсуждали.

    – Твои дети – они едут и едут! И их друзья тоже, – возмутилась Нэнси.

    – Мы ждем маленького, – призналась мамочка.

    – Ты беременна? – изумилась я и оглядела их обеих. – Но… каким образом?

    – Аист принес! – сказала сияющая мамочка.

    – Я всегда мечтала о ребенке, но мне сделали гистероктомию, – сказала Нэнси.

    – Ой, какой ужас!

    – Жалеть меня не надо! – отрезала Нэнси.

    – Я что-то не то сказала, – пробормотала я. – Прошу прощения.

    – Ой, Мод! – воскликнула мамочка. – Неужели ты наконец выросла? Какая ты стала деликатная! – Она чмокнула меня в щеку и обернулась к Нэнси. – Дорогая, не злись. Мод просто хотела выразить сочувствие. Откуда ей знать, что следует говорить в подобных случаях. Если бы она не сказала «какой ужас!», ты бы обвинила ее в том, что она холодна и эгоистична.

    – Извини, – сказала Нэнси и взяла меня за руку. – Мы с твоей матерью знакомы всего неделю, но она так многому меня научила. Мы с ней уже встречались в прошлой жизни, и это многое объясняет.

    – Извинение принято! – обрадовалась я. – Но и ты меня прости, если я что не так сказала.

    Мамочка глядела на меня с восторгом.

    – Знаешь, Нэнси, она и впрямь изменилась. Разговаривает почти как взрослый человек.

    Я зашмыгала носом.

    – Мы так устали в дороге, – объяснила я. – К тому же, сами понимаете, какой это шок – приехать и узнать, что твоя мать стала лесбиянкой. А как вы вообще познакомились?

    – На до-джо, – ответила Нэнси.

    – А что такое до-джо?

    – Это разновидность каратэ, – объяснила Нэнси.

    – Мама, а я и не знала, что ты увлекаешься каратэ.

    – Ты многого обо мне не знаешь! Уж не думаешь ли ты, что я вообще не меняюсь?

    – Я тоже хочу ходить в школу каратэ! – заявил Леопольд.

    – Круто! – сказал Пирс.

    – Ой, как нам будет здорово! – воскликнула я. – Малибу… Я о нем столько читала.

    – Евангелина, где же они будут спать? – сказала Нэнси. – В гостевой спальне Мариэтта с Саймоном, в другой – Теодор, Фред и Шон, в третьей – мы с тобой. Больше места нет!

    – Кто-кто в гостевой спальне? – Я чуть не взвыла от отчаяния.

    – Только не волнуйся, – сказала мамочка. – Мы все уладим. – Она отвела взгляд и обратилась к псу: – Трейф, бедный ты мой! Они, наверное, вообще тебя не кормили. Какой ты тощенький!

    – Он влюбился в меня, и все из-за твоих заклинаний! – сказала я. – И похудел он от любви.

    – Какие такие заклинания? – Мамочка посмотрела на меня непонимающе. – Что-то мне мало в это верится. Ну ладно… Так, дети, поезжайте за нами. Пора домой.

    Нэнси пошла к машине.

    – Евангелина, давай поторапливайся. Я все боюсь, что в наше отсутствие дружок Теодора спалит дом.

    Мамочка подошла и обняла меня за плечи.

    – Правда, она замечательная? – шепнула она мне на ухо. – По десятибалльной шкале тянет на тройку.

    30

    – Мне хочется приготовить блюдо, которое символизировало бы радости семейной жизни, – сказал Леопольд. – Помните, Теодор как-то принес мне с блошиного рынка прелестную старинную поваренную книгу. Она называлась «Тысяча один способ доставить мужу удовольствие», девятьсот семнадцатого года издания. Увы, я мало что из нее помню, но могу попробовать приготовить лососевые крокеты. Берется банка лосося, разминается, добавляется мелко нарезанный лук и пара яиц. Из полученной массы надо слепить пирожки и обжарить их на сковородке. Подается с картофельным пюре. Как вы думаете, им понравится?

    – Они будут в восторге, – ответила я рассеянно. Мы ехали по автостраде вдоль Тихого океана.

    Она оказалась далеко не такой великолепной, как я себе представляла, потому что по обеим ее сторонам не было ни одного незастроенного клочка земли. Чуть подальше, правда, был общественный пляж, но тут же висела табличка «На стоянке мест нет».

    – В девятьсот семнадцатом году, когда была написана книга «Тысяча один способ доставить мужу удовольствие», в Калифорнии ничего, кроме чудесных видов, не было, – сказал Леопольд. – Здесь росло множество фруктов: авокадо, гранаты и все такое. Жаль, что я забыл, как делается мороженое с авокадо!

    Машина Нэнси свернула на узкую дорогу, ведущую к океану. В ярдах ста от поворота стояла сторожевая будка.

    – Они что, берут плату за въезд? – забеспокоилась я. – Пирс, посигналь, чтобы они остановились. У нас ни гроша.

    Пирс забибикал. Нэнси притормозила у будки. Мамочка выскочила из машины и подбежала к нам.

    – Мам, что, въезд в колонию Малибу платный? У нас ни цента.

    – Нет, конечно! Это будка охранников. Здесь охрана строгая – мы не хотим, чтобы кто-нибудь посторонний нарушал наше уединение. Нэнси как раз разговаривает с Фредом: он должен внести ваши имена в список тех, кому въезд разрешен.

    Она поманила Трейфа, и тот перепрыгнул на заднее сиденье, а когда туда же села и она, Леопольд тоже пробрался назад и устроился у нее на коленях.

    – Что здесь делает Фред? – возмутилась я.

    – Он приехал за тобой. Уже три разведенные дамы, имеющие дома здесь, в колонии, сделали ему предложение, но он бережет себя для тебя. Ему, спасибо Нэнси, повезло – он устроился охранником. Поначалу будет поучать тридцать шесть тысяч в год.

    – Тридцать шесть тысяч?! – изумилась я.

    – Это только поначалу, – повторила мамочка. – А еще он пишет сценарий.

    Нэнси проехала в ворота, и мы проследовали за ней. Пирс опустил свое окошко и крикнул:

    – Привет, старик! Как ты там? Ну, до скорого!

    Я прикрыла глаза.

    – Боюсь, я в него влюбилась по-настоящему, – произнесла я через силу.

    – М-да… Бедный Фред… – вздохнула мамочка. – Бедный наш Фред…

    – Все, достаточно! – оборвала ее я.

    – Может, ты сумеешь себя побороть? Вот бедняга… Знаешь, он развесил объявления по всему Лос-Анджелесу – тебя искал. Даже статью напечатал в «Лос-Анджелес тайме». Всех на ноги поставил. Я так надеюсь, что либо ты его, либо он тебя разлюбит – для его же блага.

    – Очень мило, – прошипела я.

    – А тобой, Леопольд, очень заинтересовалась Нэнси, – ласково сказала мамочка. – Не исключено, что она тебя усыновит. Тогда ты унаследуешь ее дом.

    – Вот мне повезет-то! – обрадовался Леопольд.

    Мы выехали на узкую улочку, застроенную небольшими домиками, стоящими чуть ли не вплотную друг к другу.

    – А дом Нэнси выходит на океан? – спросила я.

    – Увы, нет, – ответила мамочка. – Там еще много чего нужно отремонтировать, но мы решили, что Пирс нам поможет.

    – Вы же думали, что он умер, – напомнила я.

    – В душе я в это ни секунды не верила, – сказала мамочка. – Если бы с одним из вас что-нибудь на самом деле случилось, я бы наверняка места себе не находила. Мне бы сердце подсказало. Притормози здесь.

    – Этот участок и без дома стоит недешево, – сказал Пирс. – Ну как, много ты здесь видела кинозвезд?

    – О да! Одна из них – мать Шона, правда она уже много лет не снимается. Она играла в андерграундных фильмах Энди Уорхола. С виду они совсем обычные люди. Ну, вот мы и приехали.

    – А кто такой Шон?

    – Соло-гитарист у Теодора. Пока группа не раскрутится, он будет жить у нас.

    – Где мне припарковаться? – спросил Пирс.

    – Бог его знает. Наверное, придется оставить машину на улице, но, надеюсь, соседи возражать не будут. Те, кто живет здесь, считают себя свободными личностями, правда ездят все почему-то на «Рейндж-Роверах».

    – А домик симпатичный, – заметила я. По фасаду он был обит серой кедровой вагонкой и походил на старинные часы с кукушкой.

    Мы вошли в дом вслед за мамочкой. Гостиная там была двухсветная, с раздвижными стеклянными дверями, выходившими на теннисный корт.

    – Что это за шум? – прокричала я.

    – Наверное, Теодор с Шоном работают на корте, – объяснила мамочка.

    – В теннис играют?

    – Да нет, лапочка, репетируют.

    – А где Мариэтта с Саймоном?

    – Не знаю. Может, наверху.

    Я взбежала по лестнице. Одна спальня была пуста, а дверь в другую оказалась запертой. Я подошла и приложила ухо к замочной скважине.

    – Больно не будет! – услышала я голос, похожий на Мариэттин.

    – Ты уверена? – спросил второй голос, мужской, с британским акцентом.

    – Ты просто закрой глаза и думай об Англии, – сказала Мариэтта.

    Значит, эти двое действительно сожительствуют. Сердце мое, сама не знаю почему, странным образом подскочило чуть ли не до горла, но об этом я бы Мариэтте ни за что на свете не рассказала.

    Я спустилась вниз. Мамочка стояла у дверей на корт.

    – Мама, как ты это допустила? Она же украла у меня Саймона. Теперь мне придется ее убить.

    – Вот видишь, – сказала мамочка, – оказывается, ты все-таки не изменилась. Как приятно снова видеть тебя в ярости. Я всегда вас учила не подавлять свои чувства. По-моему, ярость возвышает человека и придает ему сил. Я делала все, чтобы у моих детей не было недостатка в отрицательных эмоциях.

    Теодор стоял спиной ко мне, от его гитары тянулся шнур к гигантскому усилителю. Я немного послушала. Не могу сказать, что его музыка сильно изменилась, но она стала как-то увереннее и решительнее. Кто знает, может, другие сумеют к этому привыкнуть или даже полюбят.

    Я постучала его по спине, и он обернулся. Выглядел он старше, мудрее, тверже, крепче, одним словом – возмужал, и мальчишеского в нем почти не осталось. Взгляду него был напряженный и тревожный, но, узнав меня, он облегченно рассмеялся. Мы обнялись, и он прокричал мне в ухо:

    – Мод, ты даже представить себе не можешь, какие адские муки я претерпел, проехав с ней в одной машине через всю страну. Чего мне только не пришлось вынести – ее надо было вытаскивать из всех придорожных баров, она знакомилась с мужчинами на автобусных остановках, даже в туалетах. Слава богу, что ты наконец объявилась!

    Пирс с Леопольдом тоже подошли.

    – Как дела, старина? – спросил Пирс, которого всегда смущают такие вот требующие проявлений чувств ситуации. – Как твоя эта, как ее… рука?

    – Неужели помнишь? Спасибо, почти в порядке, только гнется плоховато.

    – А это что за красавец с гавайской гитарой? – поинтересовалась я.

    – Привет! – кивнул нам юноша. – Я Шон. Пишется 3-и-б-х-о-й-г-а-н, а произносится Шон.

    – Да какая разница, – махнула рукой я.

    – Это очень важно, – заявил Зибхойган. – Написание суахильско-гаэльское. Я, видите ли, наполовину африканец, наполовину ирландец. Отец мой был из «Черных пантер», а мама – кинозвезда андерграунда.

    – Да ну? А мой отец был смотрителем Эддистонского маяка, – сказала я.

    – Круто! – оценил Зибхойган.

    Теодор запел:

    Отец мой в Эддистоне был смотритель маяка.С русалкой темной ночью порезвился он слегка.Она родила сыновей (полюбила, видать, старика):Дельфина, меня, дурака, и морского конька.

    Пирс подхватил:

    Йо-хо-хо, дует ветер с моря.Только что он нам несет – радость или горе?

    – Твой брат на чем-нибудь играет? – спросил Теодора Зибхойган. – Может, он захочет к нам в группу?

    – Вот уж нет! – вмешалась я. – У него другие планы.

    – Давай, он сам решит, а? – сказал Зибхойган.

    Росточка он был небольшого, и я легко бы ему врезала, если бы была той, прежней. У него было хорошенькое нежное личико и золотистые волосы, заплетенные в мелкие косички, – короче, мальчик, которого все детство баловали, впрочем, никакой его вины в этом быть не могло. Я прикинула и решила, что разберусь с ним позже. Выглядел он так, будто вырос в доме с кондиционерами и со служанкой-мексиканкой, которая то и дело вносит в гостиную блюда со свежей малиной и клубникой. Даже по косичкам было видно, что он привык к самым дорогим шампуням с бальзамами, да и парикмахер его стоит наверняка не меньше полутора сотен за визит.

    – Теодор так много мне про вас рассказывал, – сказал он, пристально нас разглядывая, – что мне кажется, будто мы давным-давно знакомы. Хотите, уберем аппаратуру, поиграем в теннис?

    – Мы в теннис не играем, – ответила я.

    Зибхойган от изумления лишился дара речи.

    – А я всегда хотел научиться, – сказал Пирс. – Может, ты меня потренируешь?

    – Ты хотел научиться играть в теннис? – переспросила я. – Вот не знала. Даже представить себе не могу тебя с ракеткой.

    – Теперь все будет по-другому, – сказал Пирс.

    – Ничего себе! А что мне делать? Может, подготовить номер с дрессированной собакой? Похоже, здесь негде разводить эму и прочих страусов. Кстати, где Лулу? Где щенки?

    – Когда мы репетируем, приходится запирать их в кабане, – сказал Теодор. – Щенки обожают писать на аппаратуру.

    – Кабана – это вот это? – спросила я, показав на розовый в голубую полоску сарайчик в углу корта. – Никогда раньше не видела настоящую кабану. Какая симпатичная! Ну, Трейф, пошли! Тебя ждет встреча с твоей благоверной.

    Я подошла к сарайчику, открыла дверь, и наружу выскочили семь собак. Все пять щенков ужасно вымахали, я даже с трудом их узнала. У одного на голове вырос пук черной шерсти, но туловище было лысое и серое. Он крутился волчком, пока не врезался в стену.

    – Два щенка Фреда, два – Саймона, – рассказывал Теодор. – К сожалению, этот – мы его назвали Цуцик – аутист.

    – Правда? Может, я оставлю его себе – это так благородно, воспитывать больную собаку. А как назвали остальных?

    – Ромео, Лилия, Би-би и Альфонс Доде.

    Девочка была розовая с коричневыми подпалинами, один кобелек иссиня-черный со странным хохолком на боку, еще один – лиловатого, я бы сказала, лавандового оттенка, а последний – пегий. Рядом с ними носился черный чихуахуа. Щенки отнеслись ко мне вполне дружелюбно, хотя, естественно, не вспомнили. Только Лулу, радостно взвизгнув, повалилась на спину – при виде Трейфа она пришла в экстаз. Разлука пробудила в ней, пусть и ненадолго, нежные чувства.

    – Ой, до чего они все милые! – сказала я. – А чихуахуа чей?

    – Мариэттин, – ответил Теодор.

    Чихуахуа прыгнул мне на руки и принялся осыпать меня слюнявыми поцелуями.

    – Бедняжечка ты моя недоласканная, – вздохнула я. – Неужели тебя никто-никто не любит?

    – Красавчик! – раздался пронзительный вопль за моей спиной. – Красавчик, немедленно ко мне! Мод, Красавчик мой пес. И ласки ему хватает!

    Я обернулась и принялась осматривать корт в поисках подходящего орудия.

    31

    – Ах ты, медуза вонючая! – сказала я, когда Красавчик спрыгнул с моих рук. – Жалкое беспозвоночное!

    Мариэтта, на которой была какая-то серо-бурая то ли льняная, то ли ситцевая юбчонка, черный свитер с высоким горлом и широкий черный пояс крокодиловой кожи с серебряной пряжкой, похоже, стала еще худее. Зануда, но со вкусом, и умеет себя подать!

    – Это настоящая крокодиловая кожа? – спросила я.

    – Ты что, думаешь, я стану носить кожзаменитель?

    – Рептилия! – прошипела я сквозь зубы. – Ни капельки не изменилась! Украла у меня возлюбленного! Да как ты могла? – Я кинулась на нее и принялась душить. Нечего было так худеть – сил обороняться у нее почти не осталось. – Как ты могла! Ты нарочно усадила меня в машину с Пирсом! Небось заранее решила заграбастать Саймона себе. Страшно даже представить, сколько лжи ты ему наплела!

    – Отпусти меня, гадюка! Мне больно!

    Она заверещала, как кролик, попавший в лапы лисы, но, даже воя, ухитрилась просунуть руку мне под юбку и пребольно ущипнуть. Это только со стороны она выглядела беспомощной и поверженной. Я взвыла и вцепилась ей в волосы. И тут я заметила, что появился Саймон: он с растерянным видом стоял в дверях.

    – Ах, Саймон! – Я отпустила Мариэтту и метнулась к нему. – Как ты мог так поступить? – Мариэтта нагнала меня и обвила рукой мою шею – якобы в дружеском объятии, но на самом деле она впилась мне в шею когтями. – Уй-уй-уй! – взвизгнула я и развернулась, чтобы ее огреть.

    – Я хотела помириться! – воскликнула Мариэтта. – Видишь, Саймон, она совсем психованная! Напала на меня безо всякой причины.

    – Безо всякой причины?! – возмутилась я. – Она же тебя у меня украла! Лживая тварь!

    Мариэтта разрыдалась, кинулась к Саймону и приникла к его груди.

    – Девочки, только из-за меня не ссорьтесь, – слабым голосом взмолился Саймон.

    – «По-Пок-Кивиса убью я, – заявила Мариэтта. – Я убью, найду злодея!»

    Саймон рассеянно погладил Мариэтту по голове.

    – Любимая, может, ты прочитаешь что-нибудь свое? – предложил он.

    И тут разрыдалась я:

    – Ты говорил, что любишь меня! Хотел отвезти меня к себе домой, познакомить с родителями…

    – Мод, это же просто английская формула вежливости, – сказал Саймон. – Мариэтта мне объяснила, что у вас с Фредом де Галлефонтеном все решено, а когда он приехал в поисках тебя сюда, я окончательно понял, что ко мне ты серьезно никогда не относилась.

    – Сука! – Я снова бросилась на Мариэтту. – Ты прекрасно знаешь, что Фред мне не пара. Я же не виновата, что он, как и многие другие, находит меня неотразимой!

    – Да ну? – сказала Мариэтта. – А может, для разнообразия поиграем в правду? Почему бы тебе не признаться в своих истинных чувствах?

    – Ну, не знаю… – буркнула я.

    – Бедный Саймон был такой одинокий и несчастный, а тут еще поездка через всю страну с нашими психованными родственничками, – продолжала Мариэтта. – Он отлично понимал, что ты никогда не любила его по-настоящему, а он ведь этого заслуживает!

    – А ты-то сама! Тебе только одного и нужно – заполучить его титул.

    Я принялась пританцовывать вокруг нее, готовясь в удобный момент снова броситься в атаку.

    – Мариэтта, соберись! – посоветовал Саймон. – Голову опусти вниз, подбородок прижми к груди.

    – Девочки! – На корт выскочила мамочка. – Вы что, опять деретесь? Это просто невыносимо! Хоть бы малыш родился нормальным человеком! Я все стараюсь, стараюсь, и ничего путного не получается. Ничего особенного не прошу – только полноценного человеческого общения. Неужели это так сложно? – Пирс, Теодор, Леопольд и Зибхойган стояли кружком и радостно гоготали. Только Саймон был расстроен и испуган. – Пирс, подержи Мод за руки, пусть остынет немного, – велела мамочка. Мариэтта бросила на меня победный взгляд.

    – Может, мне ее водой облить? – предложил Леопольд.

    – Помню, бабушка рассказывала мне об искусстве светской беседы, – сказала мамочка. – Разговор в ее времена строился по строго разработанному образцу, и все участвующие в нем могли обмениваться своими соображениями о литературе, живописи, музыке, обсуждать последние новости. Порой один из собеседников интересовался здоровьем или работой другого, тот отвечал и незамедлительно осведомлялся о том же.

    – Несчастный Леопольд, – сказал Саймон. – Вся эта ругань ему не на пользу. Хочешь, пойдем на кухню? Я тебе покажу, где что лежит. Там и телевизор есть.

    – Ура! – воскликнул Леопольд. – Наконец-то я смогу приготовить нормальный ужин!

    – Только, пожалуйста, поменьше масла, – попросила мамочка. – Не люблю жирную пищу.

    – А пляж далеко? – спросила я. – Я бы с удовольствием прогулялась.

    – Ага, – согласился Пирс. – Пора наконец взглянуть на Атлантику.

    Несколько мгновений мы молчали и умильно улыбались, глядя на Пирса.

    – Я вас отведу, – сказал Теодор. – Хотя, признаться, о том, какая там вода, я думаю с ужасом. Вы знаете, что в водах Миссисипи обнаружили четыре сотые процента кофеина? Никакая очистка не помогает. Так, глядишь, скоро будем купаться в море спитого кофе.

    – А здесь и Миссисипи протекает? – удивился Пирс. – Вот не знал.

    – Мод, тебе я, пожалуй, поставлю кушетку в кладовке, – сказала мамочка. – Пирс, помоги мне притащить с чердака футоны: мы их положим в кабану, там будете жить вы с Леопольдом, а ванной, если вы не против, будете пользоваться той, что за кухней. Как замечательно, что мы снова все вместе! Умоляю вас, не ссорьтесь. Друг без друга мы ничто.

    – Неужели? – Я все еще злилась. – Да если бы не вы все, я бы осталась во Флориде, с зубным врачом.

    – О, как буржуазно! – залилась серебристым смехом Мариэтта. – Жаль, что Саймон этого не слышит. Зубной врач? Из Флориды?

    – Дети, дети! – забеспокоилась мамочка. – Умоляю, потише! Нэнси прилегла отдохнуть. Вы же знаете, она привыкла к покою.

    – А что, с этой Нэнси так трудно ладить? – спросила я.

    – Раньше было легко, – задумчиво сказал Зибхойган. – Я ее тыщу лет знаю.

    – Она просто получает слишком много эстрогена, – объяснила мамочка. – Врач всю ее облепил этими пластырями, и она впала в депрессию.

    Теодор показал нам узенький проход между домами на другой стороне улицы – он вел прямо к океану. Песок на берегу был серый, повсюду валялись пластиковые бутылки из-под молока и кольца-держалки от упаковок с пивом. С берега фасады десятимиллионных особняков с деревянными палубами-верандами и раздвижными стеклянными дверями выглядели не так роскошно. Мы прошли по узенькой полоске песка и уперлись в высоченный забор, то ли ограждавший от непрошеных гостей, то ли ограничивавший зону передвижения местных жителей.

    – Слишком похоже на лепрозорий, – заметила я.

    Мы повернули назад.

    – Интересно, вода какая? – Пирс скинул ботинки и сунул ногу в воду. – Уй, ледяная! Слушайте, а если я искупаюсь в трусах, у меня будут неприятности?

    – У тебя что, плавок нет? – сказал Теодор с явным неодобрением. – Придется повезти тебя по магазинам. Кажется, у «Версачи» распродажа.

    Пирс снял штаны и полез в воду. Волны были совсем маленькие.

    – Помните, когда трейлер тонул, Пирс сказал, что не умеет плавать? – сказала я.

    Да и сейчас он выглядел не слишком уверенно. Он зашел по шею, проплыл пару ярдов по-собачьи и чуть не пошел ко дну.

    – Может, он решил свести счеты с жизнью? – предположил Теодор.

    – Ой, Теодор, зачем ты такое говоришь? – испугалась я. – Ты что, правда так думаешь? Зачем ему сводить счеты с жизнью сейчас, когда он близок к успеху?

    – Если у него заниженная самооценка, одна только мысль об успехе и признании может пробудить в нем тягу к самоуничтожению, – объяснил Теодор. – Он может решить, что этого не заслуживает. Возьмите хотя бы Джеймса Дина…

    – Пирс! Пирс! – хором заорали мы. – Вернись!

    Пирс с трудом повернул к берегу.

    – Что такое?

    – Ты же плавать не умеешь! – крикнула я.

    – Ой, а я и забыл. Помню только, что как-то раз оказался в воде, только забыл, что это было, когда трейлер тонул. – Он громко загоготал. Так приятно было слушать, как он гогочет. Кажется, по пути сюда он вообще ни разу не гоготал. Может, напряжение было слишком велико, больше, чем я предполагала. – Эй, а что там такое?

    Мы с Теодором обернулись. На веранде дома, прямо за нами, собралась целая толпа, человек восемь, не меньше. Какой-то мужчина в белом пристально нас разглядывал.

    – Ого-го! – сказала я тихо.

    Двое смотрели на нас в бинокли.

    – Опаньки! – воскликнул Пирс. – Думаете, они сердятся, что я в трусах? – Он оглядел себя. – У меня ничего нигде не болтается? Да какое им вообще дело, на пляже-то никого. Вот извращенцы!

    – А, это Барри, – сказал Теодор.

    – Кто такой Барри? – спросила я.

    – Продюсер один, мультимиллионер.

    – Что он продюсирует? Фильмы? Журналы? Эстраду?

    – Наверное, – пожал плечами Теодор.

    – Что «наверное»? Чем именно он занимается?

    – Всем, Мод, – объяснил Теодор. – Он даже не миллионер, а миллиардер. Владеет всем.

    – Всем владеть нельзя.

    – Ему – можно. Здесь есть такие люди, которые владеют всем. То есть всем важным. Сама увидишь. Он готов в любой момент прослушать мою демо-кассету.

    – Так что же ты ему ее не несешь? – удивилась я.

    – Я еще не готов!

    – Отлично ты готов! И не спорь! Ой, господи, просто в голове не укладывается… Теодор, ты, по-моему, болен.

    – Не надо меня обзывать больным! – обиделся Теодор. – Дура!

    – Да, Мод, ты бываешь такая злая, – подхватил Пирс. – Теодор сам знает, что ему делать. Не вижу смысла называть его больным.

    Я от досады чуть не расплакалась. Как же это невыносимо, когда тебя никто не слушается! Теодор обнял меня за плечи.

    – Да ладно тебе, Мод. Пойдем, он зовет нас в гости.

    – Погодите! – сказал Пирс и начал одеваться.

    Толпа на веранде замахала руками, словно хотела прокричать «Нет!».

    – По-моему, Пирс, они не хотят, чтобы ты одевался, – сказала я.

    – Да пошли они… – буркнул Пирс, застегивая джинсы.

    Мы поднялись по деревянной лестнице.

    – Привет, Барри! – сказал Теодор. – Это мой брат Пирс и моя сестра Мод.

    – Где ж ты был столько времени? – спросил Барри, глядя на Пирса.

    Пирс вытащил сигареты.

    – Мы только что сюда добрались, – объяснила я. – Проехали всю страну.

    – Мне бы не хотелось, чтобы ты курил, – сказал Барри.

    – Что вы такое говорите? Мы же на свежем воздухе! – возмутилась я. – На пляже, где все продувается. И вообще, ветер от вас! И курение законом не запрещено!

    Среди гостей была дама в лилово-оранжевом кафтане.

    – Твои брат с сестрой просто вос-хи-ти-тель-ны! – сказала она Теодору. – Брат – точно! Сестра – ну, еще одна смазливая стройная девчушка, таких здесь тыщи. – Она повернулась к Пирсу. – Расскажите-ка о себе! Вы, наверное, актер?

    Пирс не ответил. По неизвестной мне причине он счел необходимым публично отфыркаться и почесать нос, а потом закурил. Я видела, что он потихоньку начинает отключаться: при стрессе с ним такое бывает.

    – Ну конечно, актер! – сказала я. – Гипнотизирует всех, кто на него взглянет.

    – Тебя кто-нибудь уже смотрел? – спросил Барри.

    – Никто его еще не смотрел. Мы только что приехали.

    – А твой брат – он что, вообще не разговаривает?

    – Редко.

    – Ты говоришь так, будто меня здесь вообще нет, – угрюмо буркнул Пирс.

    Все неловко переглянулись, но, судя по всему, остались довольны – видно, они надеялись, что именно так он и разговаривает.

    – Я бы могла стать твоим агентом, – сказала дама в кафтане.

    – Вот повезло парню! – воскликнул Барри. – Мерри лучший из агентов. И на моей памяти она никогда еще с новичками не работала. У тебя есть рекомендации?

    Пирс почесал живот.

    – Нет – он еще нигде не играл, – сказала я. – Но я уверена, у него все получится. Я хотела спросить… Мерри, когда вы будете представлять Пирса, вы позволите посмотреть, как вы работаете?

    – Н-ну… – протянула Мерри. – Посмотрим…

    – А он не играл в любительском театре? – спросил Барри. – В школе, например? В варьете, в клубах? Если да, скажите сразу. Знаете, такие вещи потом всегда всплывают.

    – Ничем таким он не занимался! Вы что, подбираете эвфемизмы к порнографии?

    – Порнография нас не пугает, – презрительно фыркнул Барри. – Гораздо опаснее сняться в рекламе средства от геморроя. Вот это может серьезно повредить имиджу, который нам нужен. Он идеально подходит для… Мерри, как называется то, что мы задумали?

    – Он будет просто божествен! – воскликнула Мерри. – Если, конечно, умеет играть.

    Барри усмехнулся.

    – Мерри, не груби, – сухо сказал он.

    – А какая, собственно, разница? – спросила я. Барри оценивающе пос