Оглавление

  • Подвиг вольноопределяющегося
  • Возвращение героя
  • Жизнь была кончена
  • Смертоносная книга
  • Явление Ангела-Спасителя
  • У генерала Жуковского
  • Смотр талантов
  • Швейцария. Сан-Плачидо
  • На озере
  • И овации были!
  • Но Зоммера охраняли превосходно
  • «Очаровали вы меня»
  • Оперативное совещание
  • Луны волшебной полосы
  • И всё завертелось…
  • Но взошло безжалостное солнце…
  • Настал роковой вечер
  • А тем временем…
  • В ресторане
  • На вилле
  • Снова «бис»
  • Крепость взята!
  • Решительная минута
  • В тайнике
  • На рассвете
  • У старого платана
  • На закате дня
  • Ночная экскурсия
  • В логове Мафии
  • Настал миг расставанья
  • Горькая тризна
  • А в эту самую минуту…
  • В пьяном угаре
  • Лучше ему было этого не знать…
  • Молодо-зелено
  • Но любовь есть!
  • Проблем не будет
  • Вторая попытка
  • Прощание победителя
  • Хроника

    Мука разбитого сердца (fb2)


    Борис Акунин
    Мука разбитого сердца


    Подвиг вольноопределяющегося

    В первый же день мобилизации студент Алексей Романов отправился на призывной пункт и записался добровольцем в действующую армию. Побудительным мотивом был не патриотизм, а самобичевание: смыть кровью ужасную вину за проваленную операцию. Еще лучше – пасть на поле брани, потому что в жилах одного человека не достанет крови, чтобы искупить ошибку такого масштаба.

    Студентов на службу брали неохотно, армейское командование было уверено, что побьет тевтонов силами одной регулярной армии, однако Алеше повезло. В N-ском пехотном полку, формировавшемся из запасных Санкт-Петербургской губернии, был недокомплект писарей. Посему Романов получил погоны с витым шнурком и был зачислен в штаб оператором пишущих машин. Однако при «ундервуде» студент состоял недолго.

    В первом же серьезном бою, у восточнопрусской мызы Блюменфельд, едва лишь батарея начала артподготовку, вольноопределяющийся сбежал на передовую линию. Он боялся только одного – что турнут обратно. Но офицеры были ему рады – и командир роты, и субалтерн Шольц, очень славный веснушчатый подпоручик одного с Алешей возраста. Пожали храбрецу руку, выдали винтовку, показали, как примкнуть штык.

    Когда капитан заливисто дунул в свисток и отчаянным голосом крикнул «Ура, братцы! Вперед!», Алеша зачем-то посмотрел на часы (было ровно девять утра) и прыгнул из окопа на поле, будто в прорубь на Крещенье.

    Он несся огромными прыжками. Потом оглянулся, увидел, что здорово оторвался от роты, и стал бежать потише.

    Спереди, со стороны кустарника, начали стрелять, воздух наполнился шипением и разбойничьим свистом. Это пули, понял Романов. Представил, как раскаленный кусок свинца попадает в живот, зажмурился и тоже стал орать «Ура-а-а!». Но кричать и бежать было трудно – не хватало дыхания. Глаза же и вовсе закрывать не следовало. Вольноопределяющийся споткнулся о торчащий из земли сук и упал, а когда поднялся, впереди были сплошь спины в линялых гимнастерках.

    Та-та-та-та-та! – с радостным ожесточением ударил пулемет. Вокруг все закричали, но не «Ура!», а «Мама!» или по-матерному. Все вдруг побежали гораздо медленнее. Многие стали падать. Кое-кто повернул назад. У этих, которые повернули и теперь оказались к Алеше лицом, были вытаращенные, остановившиеся глаза и разинутые рты.

    Сплошная стена гимнастерок, заслонявшая поле, проредилась. Романов снова оказался впереди всех. Капитана не было видно, в свисток больше никто не дул. Зато Шольца студент увидел совсем близко. Подпоручик лежал ничком, отбросив руку в перчатке.

    – Вы что, ребята, вы что?! – закричал Алеша бегущим.

    Только в этот миг ему стало по-настоящему страшно. Если все побегут, то и ему придется. Тогда пуля попадет не в грудь, а в спину. Хороша будет смерть храбрых!

    Он замахал винтовкой, повернув назад одну только голову.

    – Ребята, вперед! Немножко осталось! Вон они, кусты!

    «Совсем как Болконский при Аустерлице», мелькнуло в голове у Романова.

    Только за князем Болконским солдаты побежали, а за Алешей никто. Он остался торчать посреди пустого пространства один.

    Вперед бежать было глупо, в плен попадешь. Назад – немыслимо.

    Неизвестно, чем бы закончилась эта невозможная ситуация, если б не германская пуля, попавшая-таки в Алешу. Не в грудь и, слава Богу, не в спину. В руку.

    Как будто кто-то с размаху ударил железным ломом пониже правого локтя. Было не столько больно, сколько горячо, и вся рука до плеча разом онемела. От толчка Романов крутанулся на месте, упал.

    Понял: ранен. И опять зачем-то посмотрел на часы. Очевидно, сработала подсознательная реакция – ухватиться за нечто незыблемое и логическое в сошедшей с ума реальности.

    Но оказывается, время тоже окоченело от ужаса. Циферблат показывал все те же девять часов. Атака не продлилась и одной минуты.

    Неимоверное облегчение – вот чувство, с которым Алеша, пригнувшись, бежал назад. Винтовку волочил по траве за ремень. Немцы по раненому не стреляли.

    Доковылял до окопа, упал на руки солдат и лишь тогда, опять-таки с облегчением, лишился чувств.


    С героями на германском фронте в эти мрачные сентябрьские дни было скудно. Бездарную атаку на пулеметы по открытому полю в рапорте представили как богатырский порыв. Раненого студента представили к унтер-офицерскому чину, наградили крестом, а еще поместили в газете Севзапфронта заметку «Подвиг вольноопределяющегося», которую потом перепечатали и в столицах.

    Из публикации Романов узнал, что он с огнем в глазах и кличем «За Русь-матушку!», увлек роту в геройскую штыковую атаку после выбытия из строя всех офицеров. Про то, что рота не очень-то увлеклась, а до штыков вовсе не дошло, в статейке упомянуто не было.

    Вопрос о том, смыл ли он вину кровью, для Алеши так и остался открытым. По правде говоря, ему было не до моральных терзаний – хватало физических. Восьмимиллиметровая пуля германского «машиненгевера» перебила кости предплечья. Измученный беспрерывными операциями хируг поначалу хотел отчикать растерзанную конечность, потому что ампутация занимает пятнадцать минут, а, если вычищать осколки кости да сшивать сухожилия, это возни часа на два. Но узнал, что студент – и пожалел. Повезло Алеше, остался при руке.

    Проку от нее, честно сказать, было мало. Одна мука. Рука двигаться не двигалась, но исторгала невероятное количество гноя и адски саднила, а обезболивающие уколы в отделении для нижних чинов делали лишь самым тяжелым. Чтобы не выть в голос, Романов распевал нудные, тягучие романсы Абазы. Тем и спасся.

    У кровати бледного героя стали задерживаться сестрички милосердия. Слушали с затуманенным взором, вздыхали, иные и плакали. Одна повязку не в очередь сменит, другая лоб уксусом протрет, а некая Машенька даже потихоньку таскала из операционной шприцы с морфием. Так Алеша и пережил первые три недели, потом стало легче. Лихорадка спáла, боли прошли.

    В госпиталь приехал генерал, прицепил герою прямо на пижаму сияющий солдатский «Георгий». Алеша спел на Покровском концерте, после чего был перемещен в офицерскую палату. Жизнь понемногу вновь обретала краски.

    Но были и поводы для огорчения, числом два.

    Во-первых, не слушалась рука. Кисть еще так-сяк шевелилась, а пальцы ни в какую, и старший ординатор на вопрос о перспективах лишь качал головой. Было очень похоже, что ни водить авто, ни играть на фортепьяно студенту Романову больше не доведется.

    Меньшее (но тоже нешуточное) огорчение возникло из-за милосердной Машеньки. Как известно, в женском сердце от милосердия до любви дистанция самая крохотная. А девушка была смелая, с характером – даром что ли на войну ушла – и повела себя на манер пушкинской героини, то есть своих чувств скрывать не стала.

    В случаях, когда нужно ответить на страстное признание отказом, мужчине приходится куда труднее, чем женщине. Обычаи и привычки общества таковы, что, оказавшись в положении Иосифа Прекрасного, бегущего ласк жены Потифара, молодой человек выглядит довольно комично и даже жалко. Особенно если тут еще примешивается долг живейшей благодарности и симпатия, ибо Машенька была, хоть не красавица, но очень и очень мила.

    В конце концов обошлось. Алеша поступил немножко жестоко, но честно: рассказал про Симу, и Машенька, благородная душа, поняла. Даже предложила, что будет под Алешину диктовку писать счастливой сопернице письма, однако это было бы уже чересчур.

    После ранения Романов невесте ни разу не написал, да и от нее весточек не было. Последнее неудивительно, поскольку госпиталь несколько раз переезжал с места на место. Сам же он не мог держать перо, а потом, когда кое-как обучился карябать левой, подумал, что эффектнее будет заявиться лично. Наверняка Сима читала про геройство вольноопределяющегося в газете, места себе от тревоги не находит. Тут-то он и объявится: с крестом, с лычками, с рукой на черном платке.


    Через восемь недель после ранения младший унтер-офицер А.П.Романов был выписан в бессрочный отпуск и отбыл в Санкт-Петербург.

    При трогательном расставании получил от Машеньки закапанную слезами инструкцию с рисуночками (как разрабатывать руку, чтоб не сохла) и маленький каучуковый мячик – тренировать пальцы.

    Фронтовая карьера добровольца была закончена.

    Возвращение героя

    Однажды ноябрьскими сумерками на крыльцо маленького, знававшего лучшие времена особнячка у Невской заставы поднялся увечный защитник отечества в накинутой на плечи шинели. Встал перед медным колокольчиком, но позвонил в него не сразу, а минут через пять.

    Сначала поставил чемоданчик и продел левую руку в рукав, правое же плечо шинели отвел подальше, чтоб было видно черную перевязь. Подумав немного, раскрыл пошире и левый отворот – там блеснул георгиевский крест. Поправил фуражку. Посмотрелся в маленькое зеркальце и, кажется, остался собою доволен. Взволнованное лицо просияло улыбкой.

    Не может быть, чтобы Симочка долго сердилась на раненого героя. Ну да, ушел на фронт не попрощавшись, написал уже из эшелона. И после ранения не давал о себе знать. Но ведь не к цыганам на острова ездил – Родину защищал. И вернулся со щитом. То есть, собственно, даже на щите. Если учитывать тяжкое ранение.

    Главное ни в коем случае не оправдываться. Просто сказать: «Любимая, это я». Или еще лучше: «Господи, как я по тебе соскучился».

    Охваченный новым приступом волнения, он дернул за язычок. Колокольчик зазвонил громко и страстно.

    Хорошо бы открыла не горничная, а сама Симочка. Но лучше горничная, чем матушка Антония Николаевна. Она Алеше никогда не симпатизировала.

    – Глашка, звонят! Открой! – донесся откуда-то из глубин дома звучный мужской голос. – Глафира! Где она? Что за черт?

    Точно такой же вопрос возник и у Алеши. Что за черт? Какой такой крикун распоряжается в доме Чегодаевых?

    Послышались тяжелые шаги. Дверь распахнулась.

    На пороге стоял усатый субъект в самом что ни на есть затрапезном виде. На волосах сеточка, на груди салфетка, одет в бархатную куртку, ноги в домашних туфлях. Судя по цвету канта на форменных брюках, офицер интендантского ведомства.

    Увидев перед собой нижнего чина, непонятный человек рассердился:

    – Что трезвонишь, болван? Для хамья есть черный ход! А расхристался-то! – Взгляд грозно упал на раскрытую шинель. Наверняка заметил и руку на перевязи, и крест, но не смягчился, а совсем наоборот. – Еще кавалер! Стыдно!

    – Что за тон, милостивый государь! – вспыхнул Романов, благо наглец был не в кителе, а офицерских брюк раненый герой мог и не заметить.

    Незнакомец услышал «милостивого государя», разглядел шнурок по краю погона и сменил тон:

    – А, вольнопер, – снисходительно пробасил он. – Извиняюсь. Не разглядел. Вам кого?

    У Алеши сжалось сердце. Съехали! Вот и горничная не злющая мымра Степанида, а какая-то неведомая Глашка.

    – Я к Серафиме Александровне Чегодаевой… Они что, тут больше не живут?

    Офицер чуть нахмурился. Невежливо ответил вопросом на вопрос:

    – Вы, собственно, кто?

    – Романов, Алексей Парисович.

    Вдруг Алешу осенило. Антония Николаевна рассказывала про какого-то своего двоюродного племянника.

    – А вы, наверно, Симочкин кузен из Тулы? – заулыбался молодой человек. – Антония Николаевна говорила, что вы артиллерист. Наверно, перепутала. Знаете, женщинам всё едино…

    – «Симочкин»? – повторил интендант голосом, который не предвещал ничего хорошего. – Однако… Я не кузен и в Туле отродясь не бывал. – Обернувшись, загадочный господин крикнул. – Лапусик! К тебе какой-то господин Рубанов!

    – Романов, – смертельно побледнев, пролепетал Алеша.

    Ему показалось, что в прихожей вдруг стало темно, а стены будто качнулись и стиснули коридор, который сделался похож на мрачное, бесприютное ущелье.

    Но раскрылась белая дверь, из нее хлынул яркий электрический свет. В дверном проеме стояла Симочка в красном шелковом халате и папильотках.

    Она увидела гостя, сразу всё поняла и схватилась за сердце.

    – Ах! Алеша… То есть Алексей Парисович! – с удивительной быстротой поправилась она и, решительно сжав кулачки, заговорила быстро и твердо. Очевидно, не раз воображала себе эту сцену и была к ней готова. – Я хотела тебе… то есть вам написать, но… всё не могла собраться… Это Михаил Антонович. Мой муж. Мы только что вернулись из свадебного путешествия. Ездили на воды, в Кисловодск. Всего на неделю. На больший срок Мишеля не отпустили. Война, а он так нужен на службе! Вы, Алеша, наверное, к маме? А они со Степанидой переехали. Мишель снял им чудную квартирку на Литейном.

    Муж слушал и наливался опасным багрянцем. Кажется, басне про маму не поверил.

    – Ах, милый, это же Алексей Романов! Я тебе рассказывала! – всё быстрей тараторила Сима, теребя своего Мишеля пальчиками за рукав. – Ну, которому мама так покровительствовала. У него еще баритон. Неужели не помнишь?

    Она говорила что-то еще, но бедный, раздавленный Алеша уже не слушал. Он опустил глаза, чтобы не видеть раскрасневшегося от вранья личика своей невесты. Взгляд упал на ее щиколотки, розовевшие в обрамлении туфелек беличьего меха.

    Сердце сжалось, в груди будто что-то хрустнуло.

    Жизнь была кончена

    Когда Мишель, сменив гнев на милость и даже выказав деликатность, вышел из коридора, Сима перешла на шепот, даже прижалась на миг. Губам стало горячо и влажно – то ли поцеловала, то ли слезой капнула. Алеша не разобрал, ибо пребывал в оцепенении.

    Жизнь была кончена. В этот черный миг жалеть следовало только об одном – что германский пулемет не оборвал ее на поле у мызы Блюменфельд. Всё, что произошло позднее, два месяца боли и надежд, были ни к чему. Пустой перевод тепловой энергии, кислорода и дефицитного морфия.

    Романов вспомнил блаженное ощущение неуязвимости и довольства, накатывавшее после каждого Машенькиного шприца. Вспомнил и саму Машеньку. Но морфий не может заменить реальность. Машенька не может заменить любовь.

    Кончено, всё кончено.


    Он шел по мокрой мостовой под мелким ноябрьским дождем. Вдоль тротуарных бровок густо лежали мертвые листья. Как тела в линялых гимнастерках на расстрелянном поле. Не повезло. Не повезло…

    Когда первое потрясение ослабело, Алеша по математической привычке просчитал варианты решения.

    В армию не возьмут. Кому он, однорукий, нужен? Комиссован вчистую.

    Вернуться в университет? Невозможно. Какие могут быть лекции и экзамены после Блюменфельда? Какая к черту математика? Мир бессмысленно жесток, любая попытка его рационализировать, научно объяснить – подлость и шарлатанство.

    Уехать к отцу в Сестрорецк? Там другая жена, другие дети. Не нужен им Алексей Романов, да и они ему не нужны.

    Варианты были перебраны более для проформы. Разбитое сердце знало правильный ответ заранее. Он оказывался единственно верным.

    Вчистую так вчистую. Отличное слово.

    Грязь, слякоть, ноябрь, предательство, физическая и духовная мука пускай остаются здесь. Без нас.

    Как? – спросил себя разом повеселевший Алеша.

    Очень просто.

    А «Капитал»-то на что?

    Смертоносная книга

    Марксов «Капитал» стоял на том же месте, только пылью покрылся – и то исключительно из-за почтительности горничной-чухонки, которая знала, что Алексей Парисович не одобряет, когда тряпка или щетка касаются его письменного стола или книжных полок.

    Ирма Урховна была славная, на ее аккуратности и обстоятельности держался весь безалаберный дом дяди Жоржа. В тощие дни, когда старый оболтус спускал в карты все деньги, Ирма прибегала к крайнему средству – отпирала свой заветный сундучок, в котором хранились деньги, отложенные на похороны. Баба она была еще не старая, исключительно крепкого здоровья, но любила повторять: «Если сто, Ирма сама са себя плятит, перет лютьми стыдно не путет». Потом, восстановив кредитоспособность, Георгий Степанович возвращал долг с лихвой. Лихва тоже откладывалась во имя грядущего скорбного торжества. Денег в сундучке, наверное, уже хватило бы на генеральские похороны с лакированным катафалком и духовым оркестром.


    Дяди в городе не было. Он заделался видным деятелем патриотического движения, беспрестанно разъезжал по городам и весям, собирая зажигательными речами средства на военный заём.

    Вернувшегося воина встретила одна горничная. Оросила слезами и всё повторяла «какой плёхой стал, коза да кости». Сбегала куда-то, принесла платок, на котором все эти дни вышивала ангелов. Они-то, по ее словам, и уберегли «Алёсеньку» от гибели.

    Вот единственный человек, который меня ждал, с обидной для Ирмы горечью подумал Романов. Сухо спровадил добрую женщину за дверь и огляделся.

    Как уже было сказано, в комнате студента всё осталось по-прежнему. Даже оброненная на пол коленкоровая тетрадочка лежала нетронутой, Ирма подметала пол вокруг нее, а саму писчебумажную принадлежность не потревожила. В тетрадочке наивный студент намеревался вести фронтовой дневник, да позабыл взять из-за поспешности сборов.

    Алеша поднял блокнот, вырвал страничку и злобно накалякал карандашом: «А ну вас всех!»

    Еще раз обвел взглядом комнату, в которой прожил целых четыре года.

    Пианино сверкало черным лаком, как будущий Ирмин катафалк. Играть на инструменте всё равно не пришлось бы. Разве можно тренировать пальцы каучуковым мячиком, если сердце в осколках?

    На столе (маленькая садистская деталь) стояла в рамке фотокарточка улыбающейся Симы, супруги мордатого интенданта.

    Да, женское сердце загадка. Но пускай ее разгадывают другие.

    Без колебаний он снял с полки картонный книжный футляр. На нем было напечатано готическими буквами «Das Kapital», однако фолианта внутри не было. На первом курсе Алеша честно пытался освоить эпохальный труд германского ученого, но не преуспел. В картонке был спрятан пистолет «штейер-пипер», досадное напоминание об еще одном горьком фиаско.

    На следующий день после памятной дуэли на брудершафт Романов наведался в дачный лесок и отыскал выпавшую обойму. Ибо как без нее возвращать казенное оружие? Но сдавать пистолет не пришлось. Штабсротмистр Козловский лежал в госпитале, а тут нагрянула мобилизация. Отправляясь на фронт, Алеша спрятал оружие в такое место, куда ни дисциплинированная Ирма, ни равнодушный к ученым книгам дядя нипочем не полезли бы.

    Расчет оказался верен.

    На ладонь легла маленькая, совсем не тяжелая машинка, таившая в себе ответ на главный вопрос бытия: быть иль не быть.

    Ответ был таков: not to be.

    Младший унтер-офицер N-ского пехотного полка – это вам не растяпа-студент. В рычажках и кнопках не запутается, магазина на пол не выронит. Одна беда – не так-то просто взвести затвор одной левой.

    Яростно ругаясь шепотом, Романов сел поудобнее, зажал пистолет под мышкой. И чуть не всхлипнул от злости. Опять не вышло!

    Эврика!

    На краю стола в тусклом свете абажура блеснули маленькие тиски. Когда-то, в прежней жизни, у студента Алеши Романова было множество невинных увлечений. Пение. Футбол. Бокс. Выпиливание лобзиком. Самым полезным оказалось последнее.

    Вот оно, решение задачи. Зажать кончик ствола, затвор дернуть левой рукой.

    Алеша порывисто вскочил, и тут, как назло, раздалось: тук-тук-тук!

    Кто там еще? Ирма в дверь никогда не стучит, это кажется ей неделикатным. Скребет ногтем и спрашивает: «Мозьно?»

    Не откликаться, не открывать!

    Всех к черту!

    Дверная рукоятка качнулась. Створка скрипнула. Проклятье! От волнения он забыл запереться!

    Алеша еле успел положить «пипер» на стол и прикрыть батистовым платком, сплошь расшитым ангелочками.

    Явление Ангела-Спасителя

    Высокая, плечистая фигура, вдоль и поперек перехваченная скрипучими ремнями, заняла собою весь проем.

    – Ну-ка, ну-ка, покажитесь! Что это вы в сумерках? Где тут выключатель? – Вспыхнула люстра, и штабс-ротмистр Козловский предстал перед бывшим соратником во всей гвардейской красе: румяный, здоровый, с победительно торчащими усами. – Лычки, боевой крест! Герой! Я вас, Романов, обыскался. Хотел из полка вытребовать – говорят, в госпитале. Я в госпиталь – выписан. Ну, я сюда, по старой памяти. И застал! Повезло! Как рука? – заботливо нахмурился князь, обнимая Алешу только с одной, левой стороны. – Срослась?

    Постная физиономия могла вызвать ненужные расспросы, поэтому Романов изо всех сил растянул губы в улыбке.

    – Здравствуйте, Лавр Константинович. Кости-то ничего, вот сухожилия… Пальцы не слушаются.

    – Э, голуба, мячик жать надо, гуттаперчевый, я вам подарю.

    Козловский сел на стул, положил фуражку прямо рядом с ненадежно замаскированным пистолетом.

    – Мячик есть. Вы сами-то как? Поправились? – поспешно спросил Алеша, заходя с другой стороны, чтобы собеседник повернул к нему голову.

    – Здоровей прежнего. – Князь с любопытством разглядывал молодого человека. – Дыра в кишках – ерунда, зарастает в два счета, это вам не сухожилие. Доктора говорят, мне теперь коньяку нельзя, плохо будет. Но это они врут, я проверял. Очень даже хорошо. Читал в газете про ваш подвиг. Герой! А почему лицо кислое? В чем дело?

    Контрразведчик есть контрразведчик, перед таким притворяться бессмысленно.

    Убрав с лица фальшивую улыбку, Романов небрежно обронил:

    – Так… Невеста замуж вышла. В смысле, за другого… Трех месяцев не прождала.

    – Та, блондиночка? – кивнул штабс-ротмистр. – Ну и черт с ней. На что вам невеста, которая ждать не умеет? А не дай Бог, женились бы? Еще хуже бы вышло. Радоваться надо, что спас Господь.

    Он хлопнул Алешу по здоровому плечу и подмигнул:

    – Будет вам. Что нос повесили? Не стреляться же из-за дуры! – Еще и засмеялся, солдафон. – Сейчас такие времена, найдется, кому в нас пострелять.

    Он подождал, не скажет ли что-нибудь на это собеседник. Не дождался. Тогда прищурился и сменил тон с веселого на деловитый.

    – Его превосходительство помните? Кофе с булочкой? Погнали к черту. Он и в мирное-то время был не орел, а как война началась, вовсе потерялся. Отправлен назад, в полицию. Бдить за марксистами. – Штабсротмистр покосился на футляр от «Дас Капитала» и наморщил нос. – Ну туда ему и дорога. А у нас новый шеф, генерал Жуковский. Толковый, одно удовольствие служить. Причем разведку и контрразведку решено объединить под общим руководством. Так что все вместе работаем.

    Алеша ахал, двигал бровями, вставлял односложные слова – в общем, изображал заинтересованность. Нужно было дотерпеть, дождаться, пока старый знакомец уйдет.

    Но князь, похоже, никуда не торопился. Закурил папиросу, откинулся назад, пристроил хромую ногу поудобнее.

    – А я к вам по делу. Вы мне очень нужны. Сколько времени на поиски потратил!

    По какому еще делу, тоскливо подумалось без пяти минут самоубийце. Долго ты меня мучить будешь, дьявол колченогий? Изыди!

    – Хотите Родине пользу принести? – интригующим тоном спросил Козловский. – Гораздо большую, чем в окопе?

    – С окопами всё. – Романов кивнул на раненую руку. – Комиссован вчистую.

    – Тем более! Тут такое дело… – Штабс-ротмистр весь подался в Алешину сторону и понизил голос. – Шерлок Холмс, Монте-Кристо и Нат Пинкертон в одной шкатулке. Я сразу про вас вспомнил. Во-первых, отлично на том деле поработали…

    Алеша скривился – воспоминание было не из приятных.

    – …А во-вторых, у вас, сколько я помню, хороший тенор?

    – Баритон.

    – Неважно. Талант в землю зарывать – грех. Готовы послужить отечеству, георгиевский кавалер?

    – Готов, – вяло ответил кавалер.

    А что было отвечать: «Не готов, я покидаю ваше отечество ради Отечества Небесного»? При чем тут талант и баритон, даже спрашивать не стал. Неинтересно.

    – Вы извините, Лавр Константинович, рука что-то разнылась… Давайте после поговорим.

    Но от штабс-ротмистра так просто было не отвязаться.

    Он поднялся, потянул молодого человека за локоть из комнаты.

    В прихожей накинул ему на плечи шинель, нахлобучил фуражку.

    – А раз готовы, так едемте. Время дорого. Такое расскажу – враз о ране позабудете.

    От этакого напора Романов опешил, да и не в том он сейчас был состоянии, чтобы отбиваться. Бубнил что-то про усталость, про руку, но князь не слушал.

    Уже на лестнице Козловский хлопнул себя по лбу, рассмеялся.

    – Вас-то одел, а сам с непокрытой головой. Я сейчас!

    Быстро проковылял назад в комнату, взял со стола забытую фуражку. Потом, воровато оглянувшись, приподнял платок. Поцокал языком.

    Вынув из пистолета обойму, князь спрятал ее в карман и снова прикрыл оружие батистом.

    У генерала Жуковского

    Лобастый, коротко стриженный человек поднял голову от бумаг, посмотрел на вошедших в кабинет и коротко кивнул.

    – А, Козловский. Отыскали своего певца?

    Голубые, немного навыкате глаза неторопливо оглядели унтер-офицера. Массивная нижняя челюсть подвигалась вправо-влево, будто пробовала молодого человека на вкус.

    Бульдог в пенсне, подумал Алеша, не отводя взгляда. Для человека, готового переступить порог смерти, есть лишь одно начальство – Господь Бог. Да и того, может, не существует. Скоро выясним.

    Две звездочки на погонах, вензель – генерал-майор свиты его величества. Белый мальтийский крестик – закончил Пажеский корпус. Круглый значок – это, кажется, академия Генштаба. Все эти атрибуты мирской суеты на человека с разбитым сердцем особенного впечатления не произвели.

    – Так точно, ваше превосходительство! Кандидат в солисты! Фамилия Романов! Я докладывал! – отрапортовал штабс-ротмистр короткими молодецкими фразами.

    Генерал встал, обошел стол и остановился в двух шагах от Алеши. И впрямь бульдог, обнюхивает, сказал себе тот, бестрепетно снося инспекцию. Какой кандидат? В какие солисты?

    – Видом недурен, – объявил приговор Жуковский и спросил – непонятно, Алешу или князя. – Работать готов?

    Романов не ответил. За него это сделал Козловский:

    – Счастлив, ваше превосходительство!

    Лицо генерала помягчело, бульдожьи брыли расползлись в улыбке. Начальник разведочно-контрразведочного управления крепко пожал Алеше левую руку.

    – Ну, как говорится, добро пожаловать на корабль. – Голос у него стал веселый, бодрый. – Паруса подняты, команда в сборе, ждали только вас. Плавание предстоит увлекательное и опасное. Вы как, опасностей не боитесь? – осведомился генерал, усмешкой давая понять, что вопрос риторический.

    – Нет, – безо всякой бравады, совершенно искренне ответил Алеша. Хотел добавить «ваше превосходительство», как положено по уставу, но поленился.

    Вряд ли существуют вояжи более опасные, чем тот, в который он собрался отправиться при помощи «штейерпипера».

    А все же слабое любопытство шевельнулось.

    Немногословие вольноопределяющегося начальнику, похоже, импонировало.

    – Ну так садитесь. Оба! – прикрикнул Жуковский на замешкавшегося князя, который не смел опускаться на стул, пока командир стоит. – Ничего, я разомнусь. Задницу отсидел. А вы, Романов, слушайте и вникайте.

    Это было странно. Младший унтер-офицер сидит, а генерал-майор свиты его величества расхаживает перед ним взад-вперед и рассказывает, рассказывает. Сам! Хотя мог поручить штабс-ротмистру. Оказалось, что в Алешиной душе кроме любопытства жива еще одна эмоция: он чувствовал себя польщенным.

    – В итальянской части Швейцарии, в курортном городке Сан-Плачидо, это на Луганском озере, существует одна необычнейшая фирма, – с видимым удовольствием, как-то очень вкусно начал Жуковский. – То есть по внешней видимости фирма как раз самая обычная. Название скучное: экспортно-импортная компания «Зоммер унд Зоммер». В каком смысле «унд», не знаю, поскольку Зоммер там всего один. Должно быть, в аллегорическом – намек на двуликого Януса. Нас, однако, интересуют не аллегории, а товар, которым очень успешно торгует господин Зоммер. Среди специалистов его предприятие принято именовать «Шпионской биржей». Это и в самом деле род биржи.

    Но продают там не акции, а самые разнообразные секреты. По случаю войны в основном шпионские сведения. Лавр Константинович, покажите-ка юноше нашего коммерсанта…

    Козловский встал, дохромал до шкафа и взял с полки весьма пухлую папку.

    – Вот он, сокол ясный… В авто… Со стройной брюнеткой… С пышной блондинкой… С мулаткой. Хороша, да?

    Немолодой и, на Алешин взгляд, очень непривлекательный господин с маленькими глазками и мясистым ртом почти на всех фотографиях был запечатлен в обществе писаных красавиц. Снимки, правда, были неважного качества. Одни темные, другие светлые, третьи смазанные. Тайная съемка, догадался Романов.

    – Президент «биржи» – большой ценитель прекрасного пола. Но это нам, увы, не поможет, – вздохнул генерал. – Французская разведка отлично использует агентов-женщин. У немцев это тоже заведено, а мы как-то не сподобились. По нашему русскому обыкновению всё чистоплюйничаем. Можно было бы дамочек в Охранном отделении одолжить, там практикуют. Но подготовка не та. Зоммер – это вам не эсер и не анархист. Господин в высшей степени прагматичный, осторожный. Чтоб с ним работать, нужна разведчица высокого полета. В Охранном таких не водится… Пока всё понятно? Спрашивайте сейчас. Чтоб потом не возвращаться.

    Спросить, конечно, хотелось про интересное: что такое практикуют с «дамочками» в Охранном отделении? Но про это, вероятно, не следовало.

    – Ваше превосходительство, а откуда у Зоммера берутся секреты, которыми он торгует?

    – О, это коммерческий гений. В своем роде. Президент «биржи» раньше всех понял, что самый дорогой на свете товар – тайны. У Зоммера сотни агентов и симпатизантов в высших кругах всего мира. Высматривают, вынюхивают, выпытывают – и за комиссионные поставляют улов нашему биржевику, а он потом находит на товар клиента. Нередко бывает, что люди, вовсе не знакомые с Зоммером, но откуда-то узнавшие о «Шпионской бирже», выходят на нее сами. Эксперты проверяют подлинность сведений, владелец назначает цену. Иногда, если товар слишком дорог или специфичен, Зоммер выступает в роли маклера, извещает потенциального покупателя, которого эта поставка может заинтересовать. Случается и наоборот: клиенты делают Зоммеру заявку, а он кумекает, как выполнить заказ. Это стоит дороже. – Генерал рассказывал про тароватого швейцарца с улыбкой, в которой читалось чуть ли не восхищение. – Он, мерзавец, развратил множество профессиональных шпионов. Иные, особенно из числа некадровых, раскопав что-нибудь особенно важное, несут добычу не своему резиденту, а Зоммеру – тот больше заплатит… Вопрос? – прервался Жуковский, заметив, что вольноопределяющийся насупил брови.

    – Ваше превосходительство, Зоммер что, работает против Антанты?

    – Как вы могли такое подумать? Это честный коммерсант, придерживающийся строгого нейтралитета, – укоризненно развел руками начальник, и штабс-ротмистр, не сдержавшись, фыркнул. – Зоммер обслуживает обе стороны. Продал французскому генштабу германский морской радиошифр. Австрийцам – чертежи нового разведывательного аэроплана «Фарман F-22». Англичанам переуступил ценный источник в турецком МИДе. И так далее. Нашему военному агенту в Берне тоже предлагал свои услуги. Но к сожалению, в России ассигнования на разведочную деятельность слишком скудны. Тарифы «Шпионской биржи» нам не по карману. Поэтому его основные клиенты – Франция и Британия, а с той стороны – Австро-Венгрия и Германия. Мы лишь ходим кругами да облизываемся.

    У генерала вырвался вздох искреннего сожаления, но долго унывать этот человек, по всей видимости, не привык. Он энергично тряхнул головой:

    – Что ж, раз мы не можем использовать фирму «Зоммер унд Зоммер» в своих интересах, выход один: пресечь ее деятельность. Иначе расклад не в нашу пользу. В войне разведок мы оказываемся слабее всех.

    Жуковский нахмурил лоб и надолго замолчал, над чем-то задумавшись. Алеша понял, что сейчас не нужно встревать с вопросами. Нужно переждать.

    – Вот, взгляните, – прошептал князь, протягивая фотокарточку, на которой Зоммер был запечатлен в каком-то ресторане, за одним столиком с подтянутым бритоголовым господином в австрийской форме. – Это он с майором Фекешем, специальным представителем австрийской разведки. Фекеш торчит в Сан-Плачидо безвылазно. Самый щедрый из клиентов Зоммера. Задрал цены до небес, даже его союзники-немцы недовольны.

    – Что? – рассеянно обернулся генерал. – Прошу извинить, отвлекся. Всё ли пока ясно?

    По-ученически подняв руку, Алеша спросил:

    – Ваше превосходительство, а почему вы, ну то есть не вы лично, а наше министерство иностранных дел не пошлет ноту правительству Швейцарии. Так, мол и так, на вашей территории действует враждебная России шпионская организация, это является нарушением швейцарского нейтралитета и прочее подобное?

    – Ноту послать, конечно, можно, – терпеливо объяснил Жуковский. – Но ведь Швейцария не Россия. Это у нас хватило бы запроса в Охранку, и прикрыли бы к черту любую фирму. А там начнется тягомотина: доказательства, адвокаты, судебная волокита. Зоммеpa так просто не ухватишь. Почтенный член общества, крупный налогоплательщик. Он для прикрытия ведет и легальную коммерческую деятельность – торгует экзотическими домашними растениями или чем-то в этом роде. Ботаник! Главное же…

    Это было и так понятно – что его превосходительство сейчас заговорит о чем-то очень важном: он подошел к Алеше вплотную, наклонился и понизил голос, а князь Козловский умудрился в сидячем состоянии изобразить стойку «смирно».

    – …Перед нами другая задача. Эту лавочку мало прикрыть. Хорошо бы добыть знаменитую картотеку «Шпионской биржи». Там хранится самое ценное: имена и координаты информантов Зоммера по всем странам. Тех самых курочек, что несут ему золотые яйца. И к каждому источнику свой ключик. Мы знаем лишь одно: картотека спрятана на вилле Зоммера, в какой-то хитроумной потайной комнате, куда посторонним доступа нет. Дорого бы я заплатил, чтоб заглянуть в эту пещеру Аладдина! – мечтательно произнес Жуковский. – Теперь вам ясна вся важность операции?

    Важность-то была ясна. Но при чем здесь Алексей Романов и его баритон?

    Не дожидаясь вопроса, генерал кивнул:

    – Вам, разумеется, хочется знать, зачем я раскрываю план секретнейшей операции постороннему человеку? Ну, во-первых, я доверяю Лавр Константиновичу, а он поручился, что вы человек чести и в любом случае будете молчать – даже если откажетесь…

    Начальник снова умолк, испытующе глядя на молодого человека сверху вниз.

    – …Но я вижу, что вы не откажетесь. А потому расскажу вам всё без малейшей утайки. Итак, Швейцария – страна нейтральная, причем самых строгих правил. Взвод жандармов туда не пошлешь. Как быть? У Лавра Константиновича возникла оригинальная идея. Главная достопримечательность городка Сан-Плачидо – роскошная гостиница «Гранд-отель». Зоммер ужинает там почти всякий вечер. Из-за войны курорты Франции и Германии закрылись. Зато для швейцарских наступил истинный золотой век. Богатые люди непатриотического склада хлынули туда из европейских столиц, чтобы переждать тяжелые времена. Ну а швейцарцы и рады стараться. На гастроли в «Гранд-отель» приезжают артисты и музыканты с мировым именем, им ведь тоже сейчас несладко. А тут изысканная публика, превосходные гонорары… Вот князь и предложил: а не побаловать ли миллионеров русскими талантами? Не отправить ли в Сан-Плачидо под видом гастролирующей труппы маленький отряд агентов? Они проведут разведку на месте, проникнут на виллу Зоммера и захватят картотеку. – Жуковский азартно взмахнул рукой. – Идея превосходная. Наш сотрудник в Риме договорился с тенором Корнелини, у которого в «Гранд-отеле» через десять дней начинается ангажемент. В последний момент маэстро заболеет и предложит на замену – с самыми лестными рекомендациями – русских артистов. Это стоило нам десять тысяч лир. Но далее возник вопрос. А кто будет обеспечивать прикрытие, то есть выступать? Мои сотрудники художественными талантами, увы, не блещут. Можно было бы попросить о помощи кого-нибудь из наших прославленных певцов, но все они в оперативном отношении люди не слишком надежные. Кто выпивает, кто нюхает кокаин, кто, пардон, глуп как пробка. Вот Лавр Константинович и вспомнил о вас. Проверены в деле, языки знаете. Если приодеть да причесать, будете недурны собой. Опять же у вас, говорят, голос. Ну-ка, спойте что-нибудь.

    От неожиданности Алеша заморгал.

    – Спойте, Алексей Парисович, не стесняйтесь, – ободряюще подмигнул Козловский.

    – А что петь? Из классического репертуара? Романс? Народное что-нибудь? Цыганское?

    Жуковский дернул плечом – очевидно, он не принадлежал к числу меломанов:

    – Неважно. Любую песенку. Что у вас в палате пели раненые? Я помню по русско-японской, когда сам в госпитале лежал. Каждый вечер перед сном выздоравливающие что-нибудь да пели. М-м-м… Про степь что-такое, еще про м-м-м… как это… – До невероятности фальшивым голосом его превосходительство завел: – «Меня все зна-ют, меня все лю-бят, мужчины-душки меня голу-бят. Зизи – красотка, Зизи – кокотка, плывет по жизни, как в море лодка!»

    Штабс-ротмистр и унтер-офицер не сговариваясь сморщились. Тембр, каким генерал исполнял куплеты, в просторечии обычно именуют «козлетоном».

    – Ну а у вас что пели выздоравливающие?

    – Вам не понравится.

    – Да пойте же! Я не гимназистка.

    – Как прикажете.

    Не без злорадства Алеша запел:

    Вихри враждебные веют над нами,Темные силы нас злобно гнетут.В бой роковой мы вступили с врагами,Нас еще судьбы безвестные ждут.Но мы поднимем гордо и смелоЗнамя борьбы за рабочее дело…Начальник жестом остановил его.

    – Знаю я эту песенку. Дрянь. Поете, однако, превосходно. Не хуже, чем этот, ну как его… Меня еще жена на концерт водила… Не вспомню. Молодец, вольноопределяющийся! Чувствуется школа. А «артисты», которых подобрали вы, Лавр Константинович, похожи на банду головорезов. И репертуар сомнительный. Солист у нас теперь есть. Нужно, чтобы остальная «труппа» его не скомпрометировала. В Сан-Плачидо вы будете иметь дело с очень неглупым противником. – Жуковский немножко подумал и объявил. – Знаете что, извольте-ка во всех художественных вопросах слушать унтер-офицера. Вы, Романов, целиком и полностью отвечаете за артистическое прикрытие операции. Произведете отбор талантов по собственному усмотрению. Ясно?

    – Так точно, ваше превосходительство!

    Алеша встал и вытянулся. И Козловский тоже вскочил.

    Из тона, каким было произнесено это самое «Ясно?», следовало, что решение принято, разговор окончен.

    Смотр талантов

    Час спустя Романов сидел у штабс-ротмистра, готовясь к смотру отобранных для поездки агентов.

    Всё происходило так стремительно, что Алеша как-то забыл об оставшемся под салфеткой «штейерпипере». Формального согласия унтер-офицера на участие в операции так никто и не спросил. Это вроде как само собой подразумевалось.

    После выхода из генеральского кабинета Козловский ни на минуту не оставлял молодого человека одного, так что не было решительно никакой возможности собраться с мыслями. Князь отвел нового сотрудника в костюмную и велел подобрать для него цивильное. Накормил ужином в столовой. Сообщил кое-какие дополнительные сведения. А там уж пора было идти принимать экзамен – срочно истребованные к штабс-ротмистру таланты собрались и ждали в коридоре.

    Князь немного нервничал за своих выдвиженцев.

    – … В смысле репертуара его превосходительство, конечно, прав, – говорил он. – Есть некоторые сомнения. Сам я буду при вас аккомпаниатором. В детстве меня много мучили игрой на фортепьяно. Матушка мечтала, что я пойду в консерваторию. Слава Богу, папаша отдал в корпус… Но как играть, помню. Меня в полку на праздниках всегда за пианино сажали. Могу и «Польку-бабочку», и «Кирасиры-молодцы». В сущности, если есть ноты, сыграю что угодно. – Лавр Константинович вдруг засмеялся. – Хорошая мы с вами будем парочка. Певец сухорукий, концертмейстер колченогий. Зато остальные участники труппы молодец к молодцу, сами увидите. Кого запустить первым?

    – Кого угодно.

    – Лютиков! – гаркнул Козловский, повернувшись к двери. И пояснил. – Это будет наш иллюзионист. Ну, или просто фокусник. Очень нужный для дела человек. Вы уж, Алексей Парисович, будьте к нему поснисходительней.

    В кабинет развалистой походкой вошел сутулый человек с неподвижным лицом, черты которого наверняка заинтересовали бы сторонника криминально-физиогномической теории Ламброзо.

    Вместо приветствия подозрительный тип дернул углом ртом в сторону штабс-ротмистра, а в Алешу всверлился жестким, как фреза, взглядом.

    – Давай, – приказал князь, – показывай. Только о приветливой улыбке не забывай. Я тебе объяснял!

    Губы Лютикова скривились в презрительной ухмылочке. Он извлек из кармана колоду карт и с невероятной ловкостью погонял ее разноцветной радугой из ладони в ладонь. Выудил первую попавшуюся – это оказался туз треф. Скривился, порвал на мелкие кусочки. Снова перетасовал, снова вынул – туз треф. Порвал. И так третий раз, четвертый.

    – Покажите колоду, – сказал Алеша.

    – Пажа-алста.

    Все тридцать шесть карт были на месте. Трефовый туз тоже.

    Лютиков перемешал колоду, не глядя выудил из нее злосчастного туза, предал лютой казни.

    – Покажите теперь!

    Ага, карт осталось тридцать пять!

    – Туза нет, – констатировал Романов.

    – Как это нет? Вон он он.

    Иллюзионист извлек целого и невредимого повелителя треф из Алешиного нагрудного кармана.

    – Ну как? – спросил гордый за своего кандидата Козловский. – Правда молодец? Над улыбкой только надо еще поработать.

    – Вашбродь, корму подымите, – попросил фокусник. – Со стула.

    И вынул из-под штабс-ротмистра еще одного трефового туза. Потом из-под правого погона. Из-под левого. Из княжьего уха. Из-за воротника.

    Сказал с растяжечкой:

    – Самая поганая карта. Никакой от нее жисти нет.

    – Как вы это делаете? – заинтересовался Алеша.

    Ответом ему была лишь снисходительная усмешечка.

    – Филя – легендарный «медвежатник», – объяснил штабс-ротмистр, любовно глядя на Лютикова. – Любые сейфы, как орехи, щелкает. Как началась война, проникся патриотизмом, с уголовным прошлым покончил. Ты ведь в завязке, Лютиков?

    – До победы над немцем – железно, – пообещал патриот.

    С тяжелым вздохом Алеша развел руками:

    – Ну, если нужен для дела, пускай будет. Пойдет как артист оригинального жанра.

    – Молодец, Лютиков! – Козловский просиял. – Зови сюда Гулыгу. Это, Алексей Парисович, «волкодав», мастер по захвату. Отобран в отряд, потому что здорово сочиняет комические куплеты. Имеет у сослуживцев большущий успех.

    На смену уголовнику явился мелкий мужчинка с несоразмерно большими руками, в которых он держал кокетливую гармонику.

    – Здравия желаю! Прикажете исполнять?

    – Валяй! С душой, как умеешь!

    Физиономия Гулыги вся пошла мелкими лучиками, один глаз хитро подмигнул.

    – Й-эх!

    У моей молодкиНа бахче арбузы.Чуть пониже подбородку,Чуть повыше пуза!

    Певец изобразил при помощи своего музыкального инструмента огромный бюст, и князь зашелся смехом. Отбивая каблуками подобие чечетки, Гулыга исполнил второй куплет, еще заковыристей предыдущего:

    У моей голубкиАж четыре губки.Две для поцелуя,Две для пользы …обчества!

    Князь от хохота согнулся пополам, обессилено замахал рукой. Зато Алеша сидел мрачнее тучи и после первой же строки третьего куплета («У моей Аниськи…») прервал выступление:

    – Спасибо, господин Гулыга. Можете идти. – А когда за кандидатом закрылась дверь, отрезал. – Нет, Лавр Константинович, для Швейцарии это не годится.

    – Да? – Козловский был обескуражен. – А нашим всем нравится… По захвату у меня, впрочем, еще один кандидат есть. Эй! – крикнул он. – Давайте сюда Никашидзе!

    Минуту спустя из коридора, грациозно покачивая бедрами, вошел умопомрачительный франт: сверкающий пробор, усишки в ниточку, атласная жилетка, на пальце – огромный сверкающий камень, отчасти похожий на бриллиант.

    – …Джиуджицу знает, всеми видами оружия владеет. Особенно по холодному мастак, – дошептывал штабс-ротмистр.

    – А что может для концертной программы? – строго спросил вошедший в роль экзаменатора Алеша.

    – Покажи что умеешь, Никашидзе.

    Брюнет сахарно улыбнулся, зачем-то расстегнул модный широкий пиджак.

    – Ничего, если попорчу-с? – кивнул он на черную, школьного вида доску, где была прикноплена большая фотокарточка какого-то бородатого господина, а внизу мелом написано: «Капитан Отто Зингер, он же Лейбович, он же Лошадников».

    Взмахом руки князь показал: можно.

    Быстрым движением агент откинул полу пиджака. Блеснули какие-то металлические полоски – Романов даже не успел их разглядеть. Несколькими бросками, до того стремительными, что у Алеши замелькало в глазах, Никашидзе кинул один за другим четыре ножа, которые вонзились в снимок по периметру лица, оставив его нетронутым.

    Подержав многозначительную паузу, Алеша обронил:

    – Ну, предположим. Хорошо бы еще какую-нибудь барышню беззащитной внешности – в качестве мишени. Тоненькую блондинку с кудряшками. Чтоб публика охала.

    Штабс-ротмистр виновато развел руками:

    – У нас барышень нет, и уж особенно – беззащитной внешности. Может, на месте наймем какую-нибудь. Ты как думаешь, Георгий?

    – Зачем наймем? Добровольно пойдет-с. Не извольте беспокоиться, ваше благородие.

    Кавказец пригладил завиток на виске, самодовольно улыбнулся.

    – Что ты ходок знаменитый, мне известно, но как ты с иностранкой объяснишься?

    – Обижаете, ваше благородие. Мне хоть эфиопку – всё одно-с. У Георгия Никашидзе осечек не бывает.

    – Ладно, принят. Зови Булошникова. Это, Алексей Парисович, на амплуа силача. Наш Илья Муромец. Что-нибудь взломать, поднять, вышибить. Не человек – паровоз. Десять пудов на плечах выносит. Картотека, надо полагать, тяжеленька.

    Очень большой человек, задевший дверной косяк сразу обоими плечами, сказал неожиданно тонким, бабьим голосишком:

    – Здравия желаю.

    Лицо у него было круглое, пухлое, с розовой, как у младенца, кожей. Фигура, как у куклы-матрешки. Кисть руки – безволосая, толстая и короткопалая – напоминала раздутое молоком вымя.

    – Не годится, – сразу отрезал Романов. – Для гарнира к основному номеру довольно метания ножей и карточных фокусов. Силач – явный перебор. Это же не цирк, а отель высокого класса. И, воля ваша, Лавр Константинович, но без артисток как-то странно. Подозрительно.

    – Откуда я, милый вы мой, возьму женщин? В штате разведки их нет, в контрразведке тем более. Уйди! – опечаленно махнул князь толстяку. – Не проходишь.

    – Ваше благородие, Лавр Константинович! – фальцетом взмолился Булошников. – Всю жизнь мечтал за границу попасть. Возьмите, ну ради Христа, а?

    – Да как я тебя возьму, болван, если ты ничего художественного представлять не умеешь?

    Илья Муромец закручинился, повесил голову.

    – Эх, раньше я русские песни пел, под балалайку. Даже на свадьбы приглашали…

    Сочувственно вздохнув, князь шепотом объяснил:

    – Это он весной в ледяной воде сидел, за шведом одним слежку вел. Получил медаль за геройство, но застудил себе напрочь всё, что только можно.

    – Грех вам, – продолжал жаловаться инвалид. – Живу, как Иов многострадальный. Борода расти перестала. Жена ушла. Всем ради отечества пожертвовал… – Вдруг в маленьких, но по-младенчески ясных глазках Булошникова блеснула надежда. – А хотите, дишкантом спою? Давеча попробовал – вроде получается.

    Он подбоченился одной ручищей, другую округлил и выставил вперед, запел тонким, довольно сильным голосом: «Выйду ль я на реченьку, погляжу на быструю. Унеси ты мое горе, быстра реченька с собой».

    Дослушав до конца, Алеша засмеялся:

    – Да это не дискант, это настоящее сопрано.

    Иностранного слова Булошников не понял, но одобрительную интонацию уловил и плаксиво заныл:

    – Возьмите меня, ваше благородие! Я горы альпийские на открытке видел – красотища! Страсть как повидать хочется!

    – Извини, Вася. Видно, не судьба.

    Лавр Константинович подошел к бедняге, потрепал по плечу, даже полуобнял, для чего пришлось подняться на носки.

    Будто к мамкиной груди припал, подумал Алеша. Тут-то ему и пришла в голову идея.

    – Погодите-ка, погодите… – медленно сказал он.

    Швейцария. Сан-Плачидо

    В Европе полным-полно старых отелей, про которые обычно говорят: «ах, это заведение знавало лучшие времена!» Каких-нибудь полгода назад то же мнение высказывали и по поводу «Гранд-отеля» в Сан-Плачидо.

    Эта гостиница помпезной, тортообразной архитектуры пережила пик моды тому лет тридцать, когда здесь любила останавливаться немолодая, но все еще прекрасная вдова императора Луи-Наполеона. Потом вкусы изысканной публики переменились, и отель стал обителью тихого семейного отдыха миланских и венских буржуа средней руки. Но едва континент затянуло пороховым дымом, для гостиницы, как и для прочих швейцарских курортов, настал истинный ренессанс. Номера подорожали втрое, но их все равно не хватало. Из Парижа прибыли два первоклассных шеф-повара, не пожелавшие попадать под призыв. На сцене выступали мировые знаменитости, развлекая взыскательных постояльцев. Среди последних было особенно много американских миллионеров, очень недовольных тем, что Старый Свет ни с того ни с сего сошел с ума и лишил приличных людей возможности отдыхать на Лазурном берегу, в Биаррице или Баден-Бадене.


    Чудесным ноябрьским утром, в самый разгар бархатного сезона, на подъездную аллею «Гранд-отеля», шурша гравием, въехал длинный «делонэ-бельвилль» и остановился у парадного входа, прямо напротив огромной афиши, где был изображен усатый красавец в казачьей черкеске. Объявление на трех языках (итальянском, французском и немецком) извещало:

    Лакей с поклоном открыл вторую справа, так называемую «парадную», дверцу автомобиля, и оттуда вышел красивый молодой человек в роскошном пальто – легкого сукна, но с пышным собольим воротником. Конец алого кашне с обдуманной небрежностью был перекинут через плечо, белоснежные гамаши посверкивали перламутровыми пуговками. Очень эффектно смотрелась рука на черной шелковой перевязи. Пальцы в лайковой перчатке беспрестанно мяли каучуковый мячик.

    На веранде, где полдничала публика, моментально стало известно, что это и есть петербургская знаменитость. Дамам певец ужасно понравился, к тому же от стола к столу жужжащим шмелем пролетел невесть откуда взявшийся слух, что он царского рода, ибо в России Романофф– фамилия очень редкая и простой человек носить такую не может.

    Если дамы главным образом засматривались на августейшую звезду санкт-петербургской оперы, то благосклонное внимание кельнерш и горничных привлек интересный брюнет, соскочивший с подножки третьего, «свитского» ряда сидений. Девушки из прислуги сочли, что он одет еще шикарней солиста, а кроме того брюнет успел в одну минуту перемигнуться по меньшей мере с шестью из них.

    Вокруг суетился, распоряжаясь разгрузкой чемоданов, хромоногий господин с тараканьими усами. Наблюдатели сначала предположили, что это импресарио, но судя по куцему пиджаку и обтрепанным брючкам, то была какая-то мелкая сошка.

    На угрюмого субъекта в наглухо застегнутом макинтоше особенного внимания не обратили. Зато сугубый интерес мужской половины вызвала монументальная дама в шляпе с огромными страусовыми перьями. Тяжело ступив внушительной ногой на землю, она обвела взглядом озеро, горы и воскликнула тонким голоском:

    – Gospodi, krasota-to kakaya!

    Старший портье тараторил по-французски с итальянским акцентом:

    – У мсье солиста номер-люкс с балконом в бельэтаже. У госпожи певицы номер на шестом, с ванной.

    Остальным господам отведены три комнаты в чердачном этаже.

    – Акакий Акакиевич, осторожнее, это очень хрупкая шляпка! – сердито крикнула госпожа Василиса хромому, который вынимал из багажника круглую коробку. – Дайте сюда, болван! – И, перейдя на шепот, спросила. – Ваше благородие, можно хоть у себя в комнате по-человечески ходить?

    – Я тебе похожу, – тоже шепотом ответил Козловский. – Только в пеньюаре! Терпи, Василий, сам вызвался.

    Потом подошел к каждому и тихо приказал:

    – Час на обустройство. Потом все ко мне, на инструктаж.

    На озере

    По гладкой, как каминная доска, поверхности Луганского озера скользила прогулочная лодка, в которой с комфортом расположилась праздная компания. На носу в романтическом одиночестве, сидел Алексей Романов. «Концертмейстер Акакий Акакиевич» скромно примостился на дне. Гребли Никашидзе и Лютиков, а на корме, одной рукой держа руль, другой кружевной зонтик, сидел Булошников и распевал народную песню «Мы на лодочке катались золотистой, золотой».

    – Вот она, – кивнул штабс-ротмистр в сторону берега. – Только не все разом головы поворачивайте.

    На скале, прямо над обрывом, нависла прелестная вилла в псевдоготическом стиле. С обеих сторон от нее росли деревья, дальше виднелся срез высокой стены, обрывавшейся на самой кромке.

    – Нет, отсюда тоже не подберешься. Черт!

    Козловский сердито швырнул за борт окурок папиросы.


    Итоги рекогносцировки выглядели неутешительно, полностью подтверждая агентурные данные.

    Вилла Зоммера представляла собой настоящую цитадель.

    Со стороны озера ее надежно прикрывал обрыв. С суши вилла была окружена двухсаженной стеной. В саду постоянно дежурили двое часовых – очень бдительных. Еще четверо охранников в самом доме. И это не считая шестерки телохранителей, повсюду сопровождавших президента «Шпионской биржи».

    – «Ты правишь в открытое море, где с бурей не справиться нам! В такую лихую погоду нельзя доверяться волнам!» – развивал водную тематику Булошников следующей песней.

    – Побереги голос, дура! Вечером выступление, – раздраженно прикрикнул на сотрудника князь.

    Лодка сбавила ход под самой кручей. Алеша задрал голову, присвистнул. Эркер виллы торчал высоко вверху, похожий на бастион неприступной крепости.

    – Да, с воды не подступишься. Что будем делать, Лавр Константинович?

    – Искать решение. Это уж моя забота. – Штабс-ротмистр нервно дернул усом. – Ваше дело, Романов, обеспечивать качественное прикрытие. Чтоб на концерте овации были, ясно?

    И овации были!

    После первого выступления (на языке артистов – аппетизанта, то есть номера, призванного разжечь у публики аппетит) «Алекса Романофф» не отпускали целых пять минут. А ведь когда распорядитель концерта, объявлял нового певца, в ответ раздались вялые, почти сразу оборвавшиеся хлопки…

    Конферансье синьор Лоди провозгласил:

    – Первое выступление наших гостей из снежной России! Синьор Романофф, из настоящих петербургских казаков. Попросим!

    Пока еще немногочисленная публика (время было раннее) жиденько поаплодировала. К роялю сел принаряженный Козловский. Вышел Алеша в папахе и белой черкеске с серебряными газырями. Спел для разогрева «Ночь тиха, под луной тихо плещет волна» – и сразу, без перерыва, выдал «Una furtiva lacrima» Доницетти, свою коронную арию.

    Тут-то слушатели и взорвались криками «браво!» «анкора!», аплодисментами. На этот аппетитный шум в ресторан потянулись новые клиенты, но солист с поклоном удалился, а конферансье объявил, что выступление русских артистов начнется через час, когда почтеннейшая публика закончит трапезу и перейдет к напиткам.

    Сойдя со сцены, штабс-ротмистр обнял и расцеловал певца, что было, конечно, лестно, но физически не очень приятно, ибо князь от волнения сильно вспотел.

    – Вы бы, Лавр Константинович, лучше за нотами повнимательней следили. Привираете.

    – Ерунда! Буду играть потише, а вы громче пойте.

    В первый вечер отдуваться за всю труппу предстояло лишь певцам. У Лютикова и Никашидзе было особое задание.

    Баритон и аккомпаниатор остались за кулисами, наблюдая через щель в занавесе, как наполняется зал. К восьми часам не осталось почти ни одного пустого столика, а те, куда никто не сел, были зарезервированы.

    – Наши друзья-австрияки пожаловали, – хищно прошептал Козловский, показывая на двух мужчин с военной выправкой. Они сели к одному из заказанных столов и одинаковым, заученным движением обвели глазами зал. – Усатый – майор Фекеш. Рыжий – его помощник, обер-лейтенант Воячек.

    Два столика по соседству оставались незанятыми.

    Конферансье сладчайшим голосом продекламировал:

    – На сцене несравненная Клара Нинетти! Ученица великой Айседоры!

    Судя по тому, как охотно повернула головы вся мужская часть аудитории, номер пользовался успехом.

    Заиграла тихая, странноватая музыка, в зале негромко, но энтузиастически захлопали.

    Обернувшись назад, Алеша увидел готовящуюся к выходу девушку, которой минуту назад за кулисами не было. Тоненькая, с коротко стриженными и очень гладкими, будто приклеенными к голове волосами, она скинула длинную газовую накидку, и Романов не поверил своим глазам. На девушке не было ничего кроме легчайшей античной туники, едва прикрывавшей колени! Чулков, и тех не было! Скинув бархатные туфельки, барышня быстро растерла маленькие ступни. Выпрямилась, взмахнула стройной ножкой. Алеша сглотнул. Танцовщица мельком скользнула по нему большими, круглыми, как у куклы глазами, поцеловала висящий на шее крестик и невесомо, будто ступая по облаку, выбежала на сцену.

    Судя по восторженным крикам, поклонников у мадемуазель Нинетти было предостаточно.

    Ее танец показался Алеше удивительным, ни на что не похожим. Он слышал о «свободном танце», но не видел выступлений Айседоры Дункан, когда та гастролировала в Петербурге, и теперь был совершенно потрясен.

    Какая свобода, какая смелость движений, сколько непосредственности, сколько чувства – и сколько чувственности! Неудивительно, что почти все женщины в зале морщились, а почти все мужчины не сводили глаз с этого ожившего лучика света. Впрочем, у луча света не бывает стройных ножек и прелестных плеч, обнажавшихся при каждом воздевании рук. Когда же Клара завертелась в стремительном фуэте, полы туники приподнялись, и по ресторану прокатилось подобие коллективного вздоха.

    Алешу толкнули в бок.

    – А? – рассеянно спросил он.

    – Ослепли вы, что ли? Вон он!

    С сожалением отведя взгляд от волшебной плясуньи, Романов вернулся к исполнению служебного долга – стал смотреть туда, куда показывал штабс-ротмистр.

    «Президента» Алеша узнал сразу.

    Толстогубый человек в подчеркнуто консервативном костюме, но при этом с орхидеей в петлице, медленно приблизился к столу, за которым сидели австрийцы. Те разом поднялись, поприветствовали губастого коротким поклоном, обменялись с ним рукопожатиями.

    За шефом Шпионской биржи, немного отстав, шли двое крепких молодцов, шарящих по сторонам профессионально стремительным взглядом.

    – Телохранители, – шепнул Козловский, как будто Алеша сам бы не догадался.

    Но это был еще не хвост процессии. Третий молодец, очень похожий на двух первых, вкатил в зал кресло на колесиках. Там, прикрытый пледом, сидел ветхий старичок с неподвижной, будто прилипшей улыбкой на морщинистом личике. А позади шествовал еще и четвертый верзила.

    – Это наверняка хранитель архива Жубер, – объяснил штабс-ротмистр про инвалида. – Почти никогда не покидает виллу, поэтому его фотографий у нас нет. Но приметы совпадают: паралитик. Зоммер часто в разъездах, но этот всегда на месте… Вероятно, австрийцам нужна какая-то консультация, потому и Жубер здесь. Послушать бы, о чем говорят!

    Телохранители парами сели за два свободных столика. Официант, ни о чем не спрашивая, поставил перед каждым по чашке кофе.

    – Серьезные ребята, – со вздохом кивнул князь на охрану. – Сразу видно. А еще двое остались у автомобиля.

    Здесь Алеша сделал себе маленький подарок – украдкой взглянул на госпожу Нинетти, прелестной козочкой летавшую между столиков.

    – Глядите, глядите, я был прав! – снова дернул его штабс-ротмистр. – Они спрашивают, он отвечает.

    Австрийские разведчики внимательно слушали архивариуса, который с благожелательной улыбкой им что-то рассказывал. Один раз прервался, посмотрел вверх, как бы что-то припоминая, и продолжил.

    – Ходячая энциклопедия. Помнит наизусть. Что у них есть, чего нет. Знает всех информантов, – короткими фразами нашептывал князь, тщетно пытаясь разобрать по губам хоть какие-то слова. – Сейчас ответит. Может выполнить заказ или нет…

    Жубер переглянулся с Зоммером, они пошептались. Глава биржи кивнул и сказал что-то, отчего австрийцы сразу заулыбались.

    Романов снова отвлекся.

    Клара порхала по залу, будто нимфа по райскому лугу, где вокруг не столы с бутылками и не облизывающиеся самцы, а серафимы с херувимами да чудесные кущи. По лицу танцовщицы скользила мечтательная полуулыбка.

    – Видали, а? – возбужденно шепнул Козловский.

    – О да! – горячо ответил Алеша и спохватился – князь показывал на Зоммера.

    Майор Фекеш протягивал коммерсанту какой-то конверт. Тот заглянул внутрь, небрежно кивнул, спрятал в карман.

    – Чек! Это аванс. Значит, заявка принята. Эх, хоть бы одним глазком… Глядите, Фекеш шампанское заказывает! У, гадина!

    – Ужасная, – согласился Романов, глядя не на майора, а на чрезвычайно неприятного господина, перед которым госпожа Нинетти что-то слишком надолго задержалась, будто танцевала персонально для него.

    За самым лучшим столиком, у окна, с видом на озеро, в полном одиночестве восседал субтильный уродец надменного вида. Его подкрученные усы торчали двумя ятаганами, эспаньолка напоминала острие копья, в бутоньерке элегантного фрака алела роза. Чем дольше Клара танцевала перед этим смехотворным щеголем, тем неприятнее казался Алеше весь его облик. Особенно жилы, набухшие на лысом черепе, выпученные рыбьи глаза и неестественно длинные пальцы, которыми незнакомец чистил апельсин – будто потрошил маленькое живое существо.

    Криво улыбнувшись тонкими губами, человечек бросил танцовщице свою розу. Клара поймала ее на лету, поцеловала и пристроила себе за ухо.

    Тут и музыка стихла. Под крики и аплодисменты вакханка подсела за столик к мерзкому карлику. Он наполнил ей бокал шампанским, щелкнул пальцами – подсеменил лакей, неся газовую накидку и бархатные туфельки. Все с жадным любопытством наблюдали за эффектной парой. Когда недомерок опустился на одно колено и бережно надел Кларе туфельки, ресторан приглушенно зашумел.

    К кипящему от возмущения Алеше подошел распорядитель Лоди.

    – Через минуту ваш выход.

    – Кто этот фигляр?

    Синьор Лоди всплеснул руками, от ужаса его акцент стал сильнее.

    – Как вы можете! Это мсье Д'Арборио! Первый поэт Италии! Современный Данте! Великий патриот!

    Алеша нахмурился. Про Рафаэля Д'Арборио он, конечно, слышал, даже читал его изысканные поэмы в русском переводе, но кто бы мог подумать, что любимец декадентствующей публики до такой степени нехорош собой и… гадок, да-да, гадок!

    Распорядитель снова объявил «петербургского казака». Пора было выходить.

    Едва русские появились на сцене, Фекеш с Воячеком и еще несколько человек из зала (должно быть, германские и австрийские подданные) демонстративно вышли. Стоящий у выхода Лютиков проводил их ленивым взглядом.

    Зоммер и его помощник остались сидеть. Они о чем-то сосредоточенно разговаривали, на певца не смотрели. Но всё это Романов заметил вскользь, краешком глаза. Внимание его было целиком сосредоточено на столике Клары Нинетти. Спеть нужно было так, чтобы она отвернулась от своего тролля и забыла о нем, покоренная музыкой.

    – «Луны волшебной полосы», – велел Алеша аккомпаниатору.

    И запел, как прежде не пел никогда, даже для Симы Чегодаевой, воспоминание о которой именно в эту светлую минуту перестало терзать его сердце – раз и навсегда.

    На первой же строфе Клара обернулась, сначала рассеянно. Потом, когда певец нежно призвал подругу спеть с ним в два голоса, обернулась еще раз. И больше уже на своего кавалера не смотрела. Ее взгляд стал нежным, глаза повлажнели. Всё шло просто замечательно!

    Мерзкий гном почуял неладное, нахмурился. Что, съел, лапша итальянская? Поэзия – не самый главный из видов искусства. Особенно, когда нужно воздействовать на женскую душу.

    После страстного зова, заставляющего кровь слушательницы быстрей струиться по жилам, следовало пробудить в ней чувствительность и сострадание.

    Вторым номером, после оглушительных аплодисментов, Алеша затянул «Лучинушку». Ничего, что Клара не понимала слов. Что это за песня, в которой текст требует перевода? И так ясно: погибает человек без любимой, жизнь не мила, и спасти его от гибели в сей роковой миг может лишь взаимность.

    На глазах у танцовщицы выступили крупные слезы. Поняла, она поняла!!!

    Всецело захваченный музыкой, певец не видел ничего кроме этих сияющих, направленных только на него глаз. Он не заметил, как поднялся и направился к выходу Зоммер, как выкатили инвалида, как аккомпаниатор кивнул Лютикову.

    Тот пропустил мимо себя президента биржи со всей его свитой, плавно развернулся на каблуке, двинулся следом.

    Задание у Лютикова и Никашидзе было такое: проверить, нельзя ли захватить Зоммера поздним вечером, когда он возвращается с ужина к себе на виллу.

    Но Зоммера охраняли превосходно

    У входа почтенного коммерсанта поджидали два авто: роскошный «роллс-ройс» и американский «форд-фаэтон» для охраны.

    Завидев патрона, шофер «роллс-ройса» выскочил навстречу. Двое охранников, дежуривших у подъезда, встали справа и слева. Остальные, явно действуя по инструкции, сопроводили Зоммера и Жубера до машины, после чего сели в «форд».

    С места оба автомобиля тронулись одновременно.

    Лютиков, внимательно наблюдавший весь этот балет из-за колонны, сорвался с места и нырнул в открытую дверцу «бельвилля», стоявшего в стороне.

    – Грамотно работают, – заметил Никашидзе, заводя мотор. – Видал, как они все сектора прикрыли, когда объект усаживали?

    Уголовник сплюнул:

    – Мартышки дрессированные. Чую, возни будет…

    «Бельвилль» длинной черной тенью пролетел по аллее, за воротами пристроился на умеренной дистанции от «форда».

    Фар Никашидзе включать не стал.

    – Всё записывай, – сказал он. – Секунда в секунду. Я говорю, ты глядишь на хронометр – и в блокнот.

    – Не учи ученого.

    – Какой ты ученый? Урка с Лиговки, – беззлобно проворчал грузин. – Пиши: скинул скорость до двадцати, повернул налево…

    «Очаровали вы меня»

    В перерыве Алеша сидел в маленьком, отгороженном шторами закутке позади сцены и пил теплый «цаубертренк» – старинный оперный эликсир для размягчения и укрепления голосовых связок: красное вино со сливками.

    Из зала доносилось пение Булошникова, заполнявшего паузу. Высокий, разудалый голос выводил:

    Очаровательные глазки,Очаровали вы меня!В вас много жизни, много ласки,В вас много страсти и огня.

    Время от времени на сцене начинался род землетрясения – это «Василиса», подбоченясь, пускалась в пляс. Судя по поощрительным возгласам, определенная часть аудитории не осталась равнодушной к монументальной красоте русской Венеры.

    Концертмейстер отчаянно колотил по клавишам, частенько попадая не на ту, на какую следовало. Штабсротмистр беспокоился за Лютикова и Никашидзе, что сказывалось на качестве аккомпанемента.

    А вот унтер-офицер Романов, увы, думал не о задании Отечества. Честно пытался пробудить в себе чувство долга – не получалось. Хотелось лишь одного: подкрасться к занавесу и подглядеть за Кларой. Что она? Неужели снова кокетничает со своим Д'Арборио?

    Алеша посмотрел в зеркало на свое разгоряченное лицо, поправил прическу, пригладил светлый, не успевший как следует отрасти ус.

    И вдруг пред ним предстало волшебное видение.

    Штора качнулась, в каморку проскользнула мадемуазель Нинетти, в своей газовой накидке похожая на фею, порождение прозрачного эфира.

    Не зная, верить ли глазам, Романов обмер.

    Нет, это происходило наяву!

    Она подошла сзади и глядя через зеркало ему в глаза, воскликнула с очаровательным акцентом:

    – Ах, как вы пели!

    – Вы знаете по-русски? – только и нашелся пролепетать потрясенный Алеша.

    – Я романка… румынка, да? Когда девочка, немножко жила в Кишинеу. Нинетти – мое сценное имя, да?

    Он поправил:

    – Сценическое…

    Надо бы обернуться, но Алешу сковал иррациональный страх: вдруг, если он хоть на мгновение отведет взгляд, она исчезнет? Так и смотрел на нее в зеркало.

    Из-под невесомой ткани выпросталась голая рука и потянулась к его виску. Она была тонкая и совсем белая, будто луч лунного света. Длинные рубиновые ногти показались Романову похожими на капли вина. Когда пальцы дотронулись до его кожи, он вздрогнул от неожиданности – такими они оказались горячими.

    Она не из воздуха! Она из плоти и крови!

    Затрепетав, он быстро повернулся и вскочил.

    Схватил ее кисть, стал целовать, бормоча что-то невнятное:

    – Я… Вы… Мы… Может быть, мы могли бы…

    Женщина, несмотря на скудное знание русского, была куда красноречивей. Отдернув руку, она сказала:

    – Молчи. Слова не надо. Глаза достаточно. Я видела, ты видел. Конечно, мы могли бы. О, мы очень-очень могли бы! Но теперь нельзя. Совсем нельзя. Мне ужасно жалко…

    Она приподнялась на цыпочки и, не идя в объятья, легонько, всего на секунду припала к его рту своими горячими губами.

    С Симочкой студент целовался куда обстоятельней, не говоря уж о дачных эскападах с деревенскими простушками. Но то было совсем другое. Можно ли сравнить горение свечки с сиянием солнца?

    Ослепленный и обожженный, Алеша все телом подался к ней.

    – Что нельзя? Почему нельзя?!

    Клара быстро отступила вбок и приложила палец к губам.

    – Алексей Парисович! На выход! – донесся голос Козловского.

    Чтобы князь не вошел, Алеша сам бросился к шторе.

    – Сейчас! Секунду!

    Когда же обернулся, женщины в каморке не было. Она исчезла в одно мгновение, совершенно бесшумно. В углу чуть покачивалась бархатная портьера.

    Оперативное совещание

    В час тридцать ночи, когда большой отель утих, вся группа собралась в номере штабс-ротмистра Козловского. Крошечная комнатка была расположена изолированно, в маленькой башенке, которая снаружи смотрелась весьма живописно, изнутри же представляла собой чуланчик нелепой круглой формы с узкими оконцами и низким потолком. Зато к двери вела невероятно скрипучая лесенка, а за стеной не было соседей, так что подслушать, о чем говорят в номере, не представлялось возможным. Потому-то князь и выбрал именно этот номер, самый дешевый из всех.

    Командир устроился на подоконнике. Художественный руководитель на тумбочке. Трое остальных сидели на железной кровати, которая под тяжестью дородного Булошникова прогнула свое проволочное чрево чуть не до пола.

    – Перестаньте вертеться, – уже не в первый раз сказал Козловский ерзавшему на своем неудобном сиденье Романову. – …В общем, пока картина неутешительная. Проникнуть на виллу трудно. В пути Зоммера тоже не возьмешь. Так?

    Повздыхали. Помолчали.

    Алеша изо всех сил пытался сосредоточиться на проклятом Зоммере, но в голову лезло совсем иное. Горячие губы… Шуршание газа… Аромат белой кожи…

    Он покачнулся – от воспоминания закружилась голова.

    У тумбочки подломилась ножка. Романов едва успел соскочить – грохнулся локтем о чугунный умывальник.

    – Да что с вами сегодня? – рявкнул князь. – Вроде не пили!

    – Извините, тесно.

    – Да уж, не апартамент-люкс. Итак, жду предложений, соображений, идей.

    Булошников пропищал:

    – На вилле всегда шесть человек охраны. Да у Зоммера шестеро. Много, ваше благородие.

    – Сам знаю, что много! Сколько раз говорить! Пока мы здесь, называть меня «Акакий Акакиевич»! А то забудетесь, ляпнете при посторонних… Ну, толковые мнения есть?

    Крайнее раздражение, в котором пребывал начальник, лучше всего свидетельствовало: дело швах.

    – Если б пострелять дозволили – другое дело, – степенно сказал Лютиков. – Сами же велели: без кровянки. И чтоб тихо. Как тут по-тихому обтяпаешь, когда вокруг него столько псов цепных?

    – Нет, Акакий Акакьич, – припечатал колено ладонью Никашидзе. – По-тихому не получится. Даже не думайте.

    Глаза штабс-ротмистра грозно округлились. Появилось на ком сорвать досаду.

    – Ты как разговариваешь с офицером, сукин сын! – зашипел князь. – Ты на кого это рукой машешь?! Встать!

    Агент вскочил, вытянул руки по швам. Кровать качнулась, и двое остальных завалились на бок.

    – Виноват, ваше благородие! То есть Акакий Акакиевич!

    Козловский только зубами скрипнул – теперь уже рассердился на самого себя, за несдержанность.

    – Да сядь ты!

    – Так чё делать-то? Говорите, сполним, – пожал плечами, как всегда, невозмутимый Лютиков.

    Опять замолчали.

    Штабс-ротмистр дергал себя за ус. Романов смотрел в окно. Там по озеру пролегла лунная полоса, напомнившая ему Кларину руку.

    – Раз толковых идей нет, будем действовать по плану, который разработан нашей резидентурой, – сухо, недовольно заговорил наконец Козловский. План, придуманный в Берне, ему не нравился. Во-первых, слишком рискованный и чреватый неприятностями с полицией. А во-вторых (и если честно, в-главных), потому что придуман в Берне, а не самим князем. – Завтра вечером Зоммера на вилле не будет. Наш военный агент приглашает его на встречу в Локарно. Якобы для переговоров о закупке некоторых материалов. На вилле остаются шестеро охранников плюс старичок архивариус…

    – Вот это подходяще, – кивнул Лютиков.

    Булошников пихнул его локтем: заткнись, когда командир говорит. Однако и сам не удержался, вставил:

    – Шестерых уж как-нибудь сделаем, Лавр Константиныч. Не сомневайтесь.

    И огромными ручищами изобразил, будто сворачивает кому-то шею.

    – Дура ты баба, Василиса! – встрял Никашидзе, которому хотелось реабилитироваться в глазах начальства. – Акакий Акакьич русским языком сказал: без трупаков.

    – Акакий Акакиевич, чего он дразнится! – плаксиво возопил Булошников. – Сам он «баба»!

    – Молчать! Никашидзе прав: убивать нельзя. Нужно попасть в секретную комнату и забрать оттуда картотеку. Во что бы то ни стало.

    Агенты переглянулись. У Лютикова возникло сомнение.

    – Если у них там обычный замок, я его сделаю, какой мудреный ни будь. Но по элестричеству я не того… Там надо цифирь знать.

    – По «электричеству», лапоть, – поправил Никашидзе. – Если там цифирь, дедушка ее должен знать. Клянусь, всё мне расскажет.

    Князь, чуть покраснев, предупредил:

    – Ты только гляди у меня, без изуверства.

    – Обижаете, Акакий Акакьич! Он полюбит меня, как внука!

    Все засмеялись, а в Алеше вдруг проснулась совесть. Половину он пропустил мимо ушей и теперь хотел поучаствовать в разработке диспозиции.

    – А как мы попадем на виллу? Там же стены. И часовые.

    – Не мы, – поправил его штабс-ротмистр и кивнул на агентов. – Они. Их работа. Наше с вами дело обеспечивать прикрытие. Завтра ребята выступят первыми. Потом поете вы, долго. Я барабаню по клавишам. Нужно продержать зал в течение часа. Как, молодцы, за час управитесь?

    – Ерунда-с, – красуясь, поиграл бровями Никашидзе. – Ехать тут пять минут. Еще к аплодисментам поспеем. А насчет стены, Алексей Парисович, не переживайте. Мы с Лютиковым там один шикарный дуб присмотрели…

    Луны волшебной полосы

    Романов возвращался в свой «люкс» по пустому коридору. Здесь, в бельэтаже, пол был не дощатый, как на чердаке, а укрытый толстым ковром, и шаги не нарушали ночной тишины. Когда Романов открыл дверь номера, ему под ноги легла лунная дорожка. Не включая света, постоялец прошел по ней до самого окна и стал смотреть на озеро. Оно мерцало и искрилось. Алеше, пребывавшему в настроении восторженно-поэтическом, подумалось: словно черное лаковое блюдо, на котором рассыпаны бриллианты. Несмотря на поздний час, спать не хотелось совсем. Да и как тут уснешь?

    Позади раздался тихий шелест. Чуть колыхнулся воздух. На плечи Романову опустились две обнаженные руки.

    Задохнувшись, он обернулся.

    – Вы?!

    Перед ним стояла Клара. В ее глазах, очень близко, отражались две маленькие луны.

    – Тихо, тихо, – прошептала она, лаская пальцами его шею.

    Алеша хотел прижать ее к себе, но это не так просто, если одна рука на перевязи.

    – Не бистро, не бистро, – снова шепнула Клара, чуть отстранилась и сделала вот что: взяла его за левую ладонь и, раздвинув легкий газ, положила ее себе на грудь. Под накидкой ничего не было – гладкая, нежная кожа. От бешеного толчка крови Алеша чуть не потерял равновесие, так закружилась голова.

    – Я… я… знаю, это нельзя… это очень нельзя, – бормотала Клара, подставляя ему лицо, шею, плечи для поцелуев. – … Все равно… Пускай… Люны волшебной полёсы…

    И всё завертелось…

    Алеша лежал на спине совершенно обессиленный и, даром что спортсмен, хватал ртом воздух, всё не мог отдышаться и прийти в себя. Клара же, несмотря на кажущуюся хрупкость, усталой совсем не выглядела, дышала размеренно, да еще мурлыкала песенку. Опершись на локоть, она водила пальчиком по Алешиной груди. На пальчике посверкивало кольцо с алмазом. Вдруг острый ноготок сердито царапнул по коже.

    – Я знаю, что ты думаешь! Ты думаешь, что я без стыда. Что я распутина, да? Танцорки все такие, да? Бесчестные? Скажи!

    Ее глаза наполнились слезами.

    – Нет, что ты…

    Но Клара нетерпеливо мотнула головой: молчи!

    – Я самая честная. Другие женщины притворяются, я нет. Жизнь такая короткая! Молодость еще больше короткая! Ты мне так нравился, так нравился… – Она просияла улыбкой, смахнула слезинку и пропела. – «Сядь поближе, гитару настрой, будут плакать волшебные струны…»

    Однако теперь настала очередь Алеши хмуриться.

    – Этот лысый поэт, он тебе тоже… нравится?

    Клара передернулась и легла на спину.

    – Почему ты молчишь? – приподнялся Романов. – Что у тебя с ним?

    Поймать ее взгляд не удавалось, огромные глаза печально смотрели в потолок.

    – Не надо спрашивать…

    – Великий Д'Арборио, да? – терзая себя, горько сказал Алеша. – Богатый, знаменитый… И для артистической карьеры хорошо, да?

    – Нет… – перебила она и снова содрогнулась. Выражение лица стало, как у смертельно напуганной маленькой девочки. – Д'Арборио страшный. Совсем страшный. О, ты не знаешь, какой он человек. Я его боюсь. Потому сказала «нельзя». Если он узнает…

    – Ну, и что будет? – с вызовом спросил он.

    – Д'Арборио будет меня убивать. Тебя тоже.

    И зажмурилась.

    Романову стало смешно.

    – Тоже еще Синяя Борода! Дракон огнедышащий! Да я этого сморчка лысого…

    Она прикрыла ему рот ладонью.

    – Знаю. Ты его одной левой. У нас в Кишинеу так мальчишки хвастали… Конечно, одной левой. Правая у тебя больная.

    Наклонилась, стала его целовать.

    – Погоди-погоди! Ты думаешь, я не смогу тебя защитить?!

    – Не надо про это говорить.

    Клара закрыла ему рот поцелуем. Он хотел возразить, но для этого пришлось бы высвободить губы, а на это Алеша не согласился бы ни за что на свете.

    Сквозь окна, сквозь стеклянную дверь балкона лился свет луны. Ночь казалась бесконечной. Время застыло.

    Но взошло безжалостное солнце…

    Но утром взошло солнце. Алеша открыл глаза, увидел, что Клары нет, и в первый миг испугался, не приснилось ли ему всё это. Будь проклято солнце, прервавшее такой сон!

    Но постель благоухала Кларой, тело помнило ее каждой клеточкой, а на груди осталась царапина от ноготка. Романов простил дневное светило, потянулся и запел неаполитанскую канцонетту «О sole mio», которую великий Эдуардо ди Капуа, как известно, сочинил, любуясь нашим Черным морем в Одессе.


    Весь день Алеша провел в блаженном полусне. В этот день должна была решиться судьба всей операции, но унтер-офицер думал не о тайниках и картотеках. Он думал о любви.

    Оказывается, настоящая любовь – не трепет души, описанный у Тургенева или Толстого. И не постельные кувыркания, о которых трепали языком в университетской курилке. То есть, конечно, и трепет, и кувыркание, но это лишь крошечная часть огромного, неописуемого словами мира, где и сосредоточена истинная Жизнь. Кто там не бывал – всё равно не поймет, зря Тургенев с Толстым только бумагу переводили. Или, может, сами знали об этом мире лишь понаслышке?

    Неловко было вспоминать поцелуйчики с Симой Чегодаевой, и уж тем более неуклюжую возню на сеновале с деревенскими хохотушками. К любви эти глупости не имели никакого отношения. Совсем.

    Выражение лица у влюбленного было такое, что даже Козловский обратил внимание и спросил, чем вызвана «идиотская улыбка». Впрочем, гораздо больше штабс-ротмистра занимало, в голосе ли нынче солист. Получив утвердительный ответ, князь помощником интересоваться перестал и до самого вечера натаскивал агентов: то по одиночке, то всех вместе.

    Настал роковой вечер

    На сей раз, когда распорядитель объявил русских артистов, майор Фекеш с Воячеком вышли не сразу, а в самой середине первого номера – видимо, специально, чтобы сорвать выступление.

    Только ничего у них не получилось.

    Во-первых, почти никто из соотечественников не последовал их примеру. Любопытство возобладало над патриотизмом.

    Ну а во-вторых, Лютикова подобными пустяками было не смутить.

    Поскольку трюки с картами имеет смысл показывать лишь с близкого расстояния, фокусник спустился прямо к столам. Воячек, топая мимо, нарочно толкнул его плечом. Лютиков глумливо поклонился вслед рыжему оберлейтенанту, и публика покатилась со смеху, потому что у австрияка на фалде заболтался невесть откуда взявшийся поросячий хвостик, а на спине заалел бубновый туз.

    – Молодец, – фыркнул Козловский на ухо Алеше. – Одного боюсь: не утянул бы у кого-нибудь часы или бумажник, по старой памяти.

    Зрителям фокусник очень понравился, его долго вызывали аплодисментами, но Лютиков не вышел.

    После него пела Василиса в расшитом сарафане и кокошнике, тоже недолго.

    Потом появился Никашидзе в германской каске и с кайзеровскими усами. Среди обитателей «Гранд-отеля», как и во всей итальянской Швейцарии, преобладали антинемецкие настроения, поэтому артиста приветствовали хохотом. Правда, из зала вышли еще несколько оскорбленных тевтонов, но это лишь прибавило номеру пикантности.

    Состроив зверскую рожу, Никашидзе стал метать в Василису, олицетворявшую собой матушку-Русь, острые кинжалы. Сталь вонзалась в дерево, Булошников пищал и гордо тряс косой, зрители ахали. Всё шло великолепно.

    Ровно в десять часов первая часть концерта закончилась.

    За кулисами штабс-ротмистр сунул артистам сумку с оружием и инструментами.

    – Всё, пошли-пошли. Лютиков уже в автомобиле. У вас 60 минут.

    – Акакий Акакьич, штаны бы надеть, а? – попросил Булошников.

    – Всё в сумке. Переоденешься по дороге. Марш! Только смотрите у меня. Без покойников! Головы поотрываю!

    Командир перекрестил удаляющихся агентов и напутствовал Романова:

    – Ну, Алексей Парисович, расстарайтесь. Чтоб десять раз на «бис» вызывали.


    Солиста встретили хлопками и приветственными криками. Сегодня «казак» был в красной, расшитой золотом черкеске и белой папахе. Поправив на поясе бутафорский кинжал, он изящно поклонился залу.

    Аккомпаниатор, ссутулившись, просеменил к роялю, открыл ноты.

    – «Нотихá!» «Нотихá!» – донеслись возгласы.

    Алеша прижал руку к сердцу, кивнул Козловскому и для разминки спел мелодичный, нетрудный для исполнения романс «Ночь тиха, под луной тихо плещет волна», обводя взглядом ресторан.

    Здесь ли она? Вот единственное, что его сейчас занимало.

    Да, да!

    Когда он увидел Клару, ему показалось, будто в зале что-то произошло с освещением. Угол, где сидела она, словно озарился чудесным сиянием, зато вся остальная часть помещения погрузилась в сумрак.

    В сегодняшней программе танец госпожи Нинетти не значился. Очевидно, поэтому Клара была не в своей газовой накидке, а в вечернем платье и пышном боа из страусовых перьев. Вуалетка, заколотая черной жемчужиной, опускалась на ее лицо, но не прятала его, а наоборот, делала еще ослепительней. Алешу поразило: неужто люди не видят этого неземного сияния? А если видят, как они могут есть, пить, смотреть на сцену?

    Должно быть, у него на время помутилось зрение – соседа Клары певец разглядел с опозданием. И чуть не сбился с мелодии.

    Проклятый итальянец сидел рядом с Кларой и поглаживал ей запястье!

    За минувший день Алеша узнал о Рафаэле Д'Арборио больше, чем за всю предшествующую жизнь.

    Это было нетрудно. В гостиничной библиотеке книги живого классика на разных языках занимали несколько полок. Все итальянские газеты и половина швейцарских обсуждали речь, которую Д'Арборио недавно произнес на римской площади перед двадцатитысячной толпой. Блестящий оратор призывал соотечественников воевать на стороне Антанты, и вся страна поддержала своего кумира. Просто поразительно, что этот негодяй придерживался столь похвальных взглядов! Но это его не извиняло. Глядя на портреты пучеглазого фанфарона, Алеша ощущал, как к горлу подкатывает тяжелая, густая ненависть. Гнусный сатир! Мерзкий пятидесятилетний старикашка!

    После аплодисментов, проигнорировав вопросительный взгляд Козловского, Алеша на минуту ушел за кулисы – выпить воды и взять себя в руки.

    Вернулся, раздвинув занавес жестом супруга, распахивающего дверь спальни, чтобы покарать преступных любовников.

    Бросил аккомпаниатору:

    – «Хас-Булат!»

    И сжимая рукоять кинжала, завел тягучую, грозную кавказскую песню про благородного джигита, зарезавшего неверную жену.

    Клара почувствовала его обиду, послала певцу украдкой воздушный поцелуй, и баритон сразу зазвучал мягче, глубже.

    В зале закричали:

    – Bravo, Romanoff!

    А тем временем…

    «Делонэ-бельвилль» с погашенными фарами остановился в темном пустом переулке. Не хлопнув дверцами, вышли трое мужчин, одетых в черное и оттого почти не различимых во мраке.

    Первый вышагивал налегке, грациозной кошачьей походкой. За ним вразвалочку шел второй, неся на плече тяжелую сумку. У третьего, огромного детины медвежьих пропорций, в руке тоже была большущая сумка, но пустая.

    Переулок вывел троицу к высокой каменной стене. Не обменявшись ни единым словом, подозрительная компания повернула направо, проследовала мимо наглухо запертых ворот и остановилась у старого дуба. Дерево росло шагах в десяти от стены.

    Здесь человек-кошка, он же агент первого разряда Георгий Никашидзе, надел специальные перчатки со стальными когтями и очень сноровисто вскарабкался на дерево. Булошников и Лютиков, присев на корточки, с интересом наблюдали за действиями своего товарища.

    Тот пребывал в отличном расположении духа. Этот человек очень любил свою работу. По давней привычке, приступив к делу, он бормотал под нос какое-нибудь стихотворение из тех, что сохранила его память с гимназических лет. Дальше третьего класса чрезмерно резвый мальчуган не поднялся, поэтому стихов запомнил немного, но превосходно обходился и этим скромным репертуаром.

    Залезая на дерево, он шептал: «У лукоморья дуб зеленый».

    Распутывая бечеву: «Златая цепь на дубе том».

    «Златая цепь» с тихим шелестом рассекла воздух, железный крюк зацепился за кромку стены. Без лязга, без скрежета – крюк был в чехле из прорезиненной ткани.

    С ловкостью акробата «волкодав» перелез по веревке с дуба на стену, распластался там и стал изучать обстановку.

    Его взору открылся чудесный сад: пальмы, благоуханные тропические кусты, клумбы, стеклянные оранжереи. Но флора агента не заинтересовала. Повертев головой, он определил местоположение часовых. Один прохаживался у входа в дом. Второй стоял у ворот.

    «И днем и ночью кот ученый всё ходит по цепи кругом», – прошептал грузин и, пригнувшись, беззвучно пробежал по стене налево.

    «…Идет направо – песнь заводит, налево – сказку говорит…».

    Остановился над воротами, примерился, прыгнул сверху точно на плечи дозорному. Короткий удар кулаком, в котором зажата свинчатка.

    «Там тишина, там леший бродит…»

    Охранник, дежуривший у дверей виллы, что-то услышал.

    – Cosa с'е, Gino?[1]

    Держа карабин наготове, осторожно двинулся по аллее к воротам. Прижавшийся к мохнатому стволу пальмы агент вынул метательный нож, взвесил на руке и с сожалением спрятал обратно. Губы Никашидзе были плотно сжаты. Лира временно умолкла.

    – Gino! Gino! – всё громче звал часовой.

    Лязгнул затвор.

    Больше ждать было нельзя.

    Скакнув из засады, агент ударил охранника в висок, подхватил тело, аккуратно уложил на дорожку.

    Прежде чем открыть ворота, щедро полил засов маслом из бутылочки.

    Соратников Никашидзе приветствовал словами:

    – «И тридцать витязей прекрасных чредой из вод выходят ясных…»

    В приоткрывшуюся щель нырнул Лютиков, за ним протиснулся Булошников. У него настроение тоже было отменное.

    – Господи, отвык в штанах ходить, – хихикнул богатырь.

    Грузин посоветовал:

    – А ты сними.

    Посмеиваясь, агенты перебежали к дому. Сзади враскачку шествовал Лютиков.

    Все ставни первого этажа были закрыты, но сквозь жалюзи просачивался свет – охрана бодрствовала. Потрогали дверь – на замке.

    – «Избушка там на курьих ножках стоит без окон, без дверей», – почесал затылок Никашидзе.

    В ресторане

    А в ресторане «Гранд-отеля», испепеляя взглядом ненавистного итальянца, Алеша в эту самую минуту пел про отраду, что живет в высоком терему, куда нет ходу никому.

    На словах: «Я знаю, у красотки есть сторож у крыльца, но он не загородит дорогу молодца» – Клара испуганно схватилась за сердце и помотала головкой.

    Романов зловеще усмехнулся. Дела соперника были плохи.

    На вилле

    Бравому Никашидзе пришла в голову отличная идея.

    – Джино! Джино! – заорал он во всю глотку, стараясь произносить непонятное слово в точности, как часовой.

    Черт знает, что оно значило. Может «шухер!», а может просто «Эй, ты чего?».

    Так или иначе, сработало.

    Дверь приоткрылась, высунулась усатая башка, сердито что-то крикнула в темноту. Вероятно: «Какого беса ты разорался?»

    Было очень удобно взять болвана сбоку двумя пальцами за кадык, выдернуть из дверного проема и швырнуть со ступенек вниз, ну а там клиента принял Васька Булошников. Кулачина у него – никакой свинчатки не надо.

    Ничего так получилось, довольно тихо. А главное, дверь теперь была открыта.

    Туда-то Никашидзе и ввинтился.

    Богато, но скучно, определил он про себя убранство дома.

    Дубовая обшивка, тусклые картинки на стенах, всюду цветы в горшках и кадках. Ну да – ведь Зоммер ботаник, любитель экзотических растений.

    Наверх вела лестница с ковром тоскливой расцветки. Никашидзе подумал, что когда ему надоест лихая служба и он женится на богатой невесте, в доме у него всё будет не так. Жить надо ярко, красиво, с блеском, с позолотой. Если ковры, так не черно-бурые, а желтые, красные и голубые.

    – Не суйтесь! Не ваша работа! – шикнул он на своих напарников, которым тоже не терпелось попасть в дом.

    Еще наделают шуму, черти косолапые.

    Никашидзе прислушался.

    Откуда это бубнеж доносится?

    Ага, из-под лестницы!

    Прошуршав каучуковыми подошвами по ковру, «волкодав» замер у приоткрытой дверцы, за которой находилась комната – очевидно, предназначенная для охраны.

    Там находились двое. О чем они говорят, Никашидзе понять не мог, но по мелодичности речи догадался, что это итальянский.

    Очень осторожно заглянул внутрь.

    Один чернявый, рубаха расстегнута на волосатой груди, из-под мышки торчит рукоятка «маузера». Другой наклонился над столом, читает газету. Кобура на поясе, застегнутая. Да хоть бы и расстегнутая, это ничего бы не изменило. Не надо поворачиваться спиной к двери, когда находишься в карауле.

    Агент сделал три быстрых шага. Чернявого рубанул ребром левой по уху, второго успокоил ударом свинчатки. Никашидзе одинаково хорошо владел обеими руками.

    Посчитал улов. Двое в саду, трое здесь. А всего должно быть шестеро. Где последний?

    Специалист по захватам вернулся в прихожую. Позвал шепотом:

    – Булка! Сюда!

    Ткнул пальцем в сторону каморки. Это было работой Булошникова: еще раз, для верности, стукнуть огдушенных охранников; связать, засунуть кляпы и отнести в сад, к остальным.

    Тем временем Никашидзе взлетел по лестнице на второй этаж.

    На площадке пустые кресла. Дальше коридор, двери. Одна открыта.

    Вот он шестой, голубчик. Сидит, чаечек пьет. Ну-ну, приятного чаепития.

    С последним «волкодав» особенно осторожничать не стал. Вошел в дверь спокойно, не крадучись, поглядел охраннику в ошеломленные глаза – и влепил точнехонько между ними.

    Снова «бис»

    Отпев всю программу, на второй «бис» Алеша спел |«Не уезжай ты, мой голубчик!» – тем более что слушатели, запомнившие эту трогательную песню со вчерашнего дня, просили: «Голюбсик! Голюбсик!»

    – «Скажи-и ты мне, скажи-и ты мне, что любишь меня, что любишь меня!» – так убедительно просил певец Клару, что та не выдержала, закивала.

    Ее гнусный кавалер давно уже не смотрел в потолок. И вина больше не пил. Он сидел мрачнее тучи, переводя взгляд со своей дамы на солиста и обратно. Почуял что-то. Ну и пусть бесится, упырь ушастый.

    Кажется, и Клара, покоренная мастерством певца, забыла об осторожности. Когда он закончил, она вскочила и громче всех захлопала, закричала: «Романов, фора!»

    Довольный ходом концерта Козловский кинул взгляд на часы и одобрительно пробурчал:

    – Пой, ласточка, пой.

    Но лицо солиста вдруг померкло. Клара обнимала поэта за плечо, говорила ему что-то ласковое и гладила по щеке – точно так же, как прошлой ночью Алешу!

    О, женщины…

    Опустив голову, Романов горько-горько запел:

    – «Зачем, зачем тебя я встретил, зачем тебя я полюбил…»

    Крепость взята!

    Последний боец гарнизона был сражен. Все шестеро, бережно спеленутые Булошниковым, лежали рядком в саду, близ оранжереи.

    – Чисто младенчики, – по-бабьи подперев щеку, сказал Василий, полюбовался результатом своей работы и поспешил назад в дом.

    Там сосредоточенный Лютиков доставал из сумки орудия своего утонченного мастерства: сверла, молоточки, отверточки. Каждый инструмент был любовно завернут в бархоточку.

    Наверх идти было рано – Никашидзе позовет, когда надо.

    А вот и он.

    Грузин появился на верхней площадке, подмигнул, поманил рукой.

    Втроем они прошли по длинному коридору, «волкодав» показал на приоткрытую щелку двери, прошептал:

    – Там Царь Кащей над златом чахнет.

    Булошников заглянул, но никакого царя не увидел, злата тоже.

    В уютной комнате, все стены которой были заняты книжными полками, сидел старичок-архивариус в своем кресле на колесиках, перебирал на столе бумажки.

    На вошедших незнакомцев он уставился с ужасом, стал тыкать пальцем в кнопку звонка.

    – Поздно, милый, – жалеюще сказал ему Василий.

    А Никашидзе, который умел объясняться по-всякому, положил инвалиду на плечо руку и задушевно спросил:

    – Комната секрета, ферштеен?

    Дедок залопотал что-то по-своему, головенкой замотал. Дурачком прикинулся.

    Гога кивнул: давай, мол, Вася. Твой номер.

    Бережно, чтоб не поломать хрупкие косточки, Василий взял калеку за цыплячьи ноги, выдернул из кресла и стал держать головой книзу. Вес был ерундовский.

    Никашидзе присел на корточки, чтоб глядеть архивариусу в глаза.

    – Ну, дедуля, где комната с секретом? Давай, парле, не то Вася пальчики разожмет.

    А Лютиков пока скучал. Прошелся по комнате, трогая всякие разные безделки: бронзовую чернильницу, пресс-папье, часы на камине. Остановился у комода с запертыми ящиками. Зевнув, стал открывать пустяковые замки ногтем. Внутри ничего интересного не было. Лютиков рассеянно помахал фомкой, сковырнул с комода ручки – просто так, для разминки.

    Но протомился он не сильно долго.

    После того как Вася слегка постучал деда темечком об пол, беседа сразу пошла живее. Архивариус перестал прикидываться, будто не понимает по-иностранному, ткнул дрожащим пальцем в третью слева полку.

    Булошников перевернул его, поднес к указанному месту. Старик сдвинул толстый том в кожаном переплете, и вся секция с тихим шелестом сдвинулась в сторону, за ней открылся темный прямоугольный проем.

    Агенты переглянулись.

    Наступала решительная минута.

    Решительная минута

    Отпев десять романсов и арий, солист удалился на пятиминутный перерыв. На столике в гримерной стояли букеты от поклонниц и бутылка вина. Пока Козловский, заполняя паузу, отстукивал на рояле «Калинку-малинку», Алеша прогревал горло «цаубертренком». Невидящий взгляд был устремлен в пространство, правая рука сжимала и разжимала мячик.

    Раздалось легкое шуршание – кто-то пытался постучаться в портьеру.

    – Vous permettez?[2]

    Это был распорядитель концертов синьор Лоди. В руке он держал вазу с фруктами.

    – Мьсе Романофф, это комплимент от отеля, – сказал он, ставя ее на стол с таким видом, будто это был по меньшей мере ларец с драгоценными камнями. – Вы имеете большой успех. Что вы скажете, если мы предложим вам продлить ангажемент на неделю?

    Оплата – двойная против нынешней, у остальных членов труппы полуторная.

    Ах, как он был некстати! Только мешал разобраться в мыслях и чувствах.

    – Поговорим об этом позже, – недовольно сказал Алеша, обернувшись к надоеде.

    Вдруг занавес резко качнулся. В конурку вошел Д'Арборио – маленький, прямой, с бешено горящими глазами. Махнул синьору Лоди, и тот с поклоном попятился вон.

    Вот она, решительная минута!

    – Что вам здесь нужно? – процедил Романов, чувствуя, как в глазах темнеет от ненависти.

    Распорядитель просунул голову между шторами и плаксиво сморщился, что несомненно означало: «Как вы можете? Это же великий Д'Арборио!»

    Великий Д'Арборио отчеканил, презрительно кривя тонкие губы:

    – Мсье, я не привык исполнять роль рогоносца. Вы молоды, я хочу дать вам шанс. Немедленно, сию же секунду, убирайтесь – в Петербург, в Москву, к черту в преисполню. Иначе…

    – Но ангажемент! Публика! – не выдержав, возопил синьор Лоди.

    Поэт на него даже не оглянулся. Певец тоже не обратил на распорядителя ни малейшего внимания. Враги не отрываясь смотрели друг на друга.


    – Что «иначе»? – язвительно улыбнулся Алеша. Он вспомнил пушкинскую повесть «Выстрел» – как граф под прицелом Сильвио ел черешни. В вазе черешен не было, поэтому Алеша взял вишню, положил в рот. Жалко, Клара не видела.

    – Убью, – будничным голосом известил его итальянец. – Пистолет, шпага – мне все равно.

    Синьор Лоди испуганно прикрыл рот ладонью, но во взгляде зажглось жадное любопытство. Сцена, случайным свидетелем которой он оказался, обещала стать поистине исторической.

    Алеша сказал:

    – Пистолет.

    Уж шпага-то точно исключалась. Даже если б он учился фехтованию, с такой правой рукой было не удержать и столового ножа.

    Показав наклоном головы, что условие принято, поэт поманил пальцем распорядителя и заговорил с ним по-итальянски. Тот почтительно кланялся на каждую фразу. Несколько раз прозвучало слово padrino[3]

    Ответ синьора Лоди был коротким и завершился прижатием ладони к сердцу. Кажется, собирался возразить, но одного взгляда хватило, чтоб бедняга заткнулся.

    – Он станет нашим секундантом, – суммировал диалог Д'Арборио. – Не будем формалистами, лишние свидетели нам обоим ни к чему. У вас ангажемент, у меня… – Некрасивое лицо исказилось, как от приступа мигрени. – …У меня дела поважнее ангажемента. Всё это исключительно не ко времени. Но выше чести все равно ничего нет. В восемь утра. У старого платана. Он объяснит, где это. Расстояние, количество выстрелов – на ваше усмотрение. Мне это безразлично. Главное: никому ни слова.

    Подождав секунду, не будет ли возражений (их не было), рогоносец вышел прочь.

    Распорядитель схватился за голову:

    – Santa Madonna! Signor Dottore!

    Бросился вдогонку за поэтом.

    Алеша стоял у зеркала, потирая разгоряченный лоб. В мозгу мгновенно понеслись лихорадочные, выталкивающие одна другую мысли.

    Дуэль! Как у Пушкина с Дантесом. Только кто тут Дантес? Очевидно, я. Он ведь великий поэт, а я иностранец… Смеясь, он дерзко презирал земли чужой язык и нравы, не мог он знать в сей миг кровавый… Чушь! Ничего я не презираю! Просто этому чудовищу не место на земле! … Господи, только бы Козловский не узнал… Ах, Клара!

    Словно услышав безмолвный зов, сбоку из-за портьеры вынырнула она и с плачем кинулась ему на шею.

    – Я всё слушала! – всхлипывая, залепетала она. – Не стреляй с ним! Он тебе убьет! Я говорила, он страшный человек! Он стрелял дуэль восемнадцать раз! Он попадает из пистола вот такая костенька! – Клара показала на косточку от вишни. – А у тебя рука!

    Нагнувшись, она поцеловала его раненую руку и безутешно разрыдалась.

    – Что поделаешь, – пробормотал Романов, чувствуя, что у него тоже выступают слезы. – Дело чести…

    А на душе сделалось горячо и очень хорошо. Клара плакала не из-за великого поэта, а из-за ничем не знаменитого Алексея Романова!

    Треньканье фортепьяно оборвалось. Это означало, что пора на сцену.

    Девушка выпрямилась. Ее мокрые глаза горели безумием и решимостью.

    – Слушай! – шепнула она. – Скажи так: «Хочу самая маленькая дистанция». Пять шагов. Стреляй первый, прямо вот тут! – Клара ткнула себе пальчиком в середину лба. – Очень быстро стреляй! Пять шагов можно и левая рука! Понял? Очень быстро! Паф – и всё! Я буду тебе молиться.

    – Не тебе, а «за тебя».

    Он обнял одной рукой ее подрагивающее плечико. Страшно не было. Нисколечко.

    За шторой раздались шаги, и на этот раз спрятаться Клара не успела.

    Вошел штабс-ротмистр.

    – Минутку отдохну. Пальцы задубели…

    Увидел обнимающихся любовников, запнулся.

    Шмыгнув носом, Клара выбежала вон. Князь проводил ее неодобрительным взглядом.

    – Нашли время, Алексей Парисович… Что это у вас, винишко? Ну-ка плесните. Нервы ни к черту… Как там наши? Сорок три минуты прошло.

    В тайнике

    За книжной полкой открылось темное пространство, свет из библиотеки туда почти не проникал. Справа помигивали таинственные огоньки, красные и зеленые, будто глаза затаившихся в темноте хищных зверей.

    – Дед, тут выключатель есть? – нервно спросил Никашидзе. – Электрицитет, ферштеен?

    Архивариус промямлил что-то, тыкая пальцем в сторону. Булошников поднес инвалида поближе, тот щелкнул, под потолком зажглась неяркая лампочка.

    Это была небольшая глухая комната, совершенно пустая. Лампочки, оказывается, мигали на металлическом щите, где были еще какие-то рычажки и кнопки.

    Стена напротив входа была стальная, гладкая.

    Лютиков подошел к ней, присел, провел пальцем по утопленному в пол желобу.

    – Серьезная дверка. Лектрическая. Не, этому не обучен. Тряси старого, пускай секрет скажет.

    Сказано – сделано.

    Булошников как следует тряхнул калеку, Никашидзе спросил:

    – Ну?!

    Тот понял. Держась левой рукой за сердце, правой показал на пульт. Когда старика поднесли туда, он повернул шесть кругляшков с цифирками. Получилось 385958.

    Показал на большой рычаг.

    – Nach unten. Zu fest für mich… Mir ist kodderig…[4]

    – «Унтен» – это вниз, – перевел полиглот Никашидзе. – Дернуть, что ли?

    Дернул.

    – Ух ты! – восхитился Булошников.

    Стальная стена с шипением уползла в сторону и исчезла в пазу. За ней было узкое неосвещенное помещение.

    Богатырь осторожно усадил архивариуса на пол, дед теперь был не нужен.

    Агенты втроем подошли к открывшемуся сезаму и остановились. Нужно было подождать, пока глаза свыкнутся с полумраком.

    Вдруг Никашидзе услышал позади шорох. Обернулся.

    Паралитик дополз до входа и, схватившись руками за стенки, вытягивал свое непослушное тело из потайной комнаты.

    Молниеносным движением грузин выхватил нож, метнул. Оружие воткнулось старику чуть ниже затылка. Голова с глухим стуком ударилась о пол.

    – Ты чего?! – взвизгнул Булошников. – Сказано же: без тухлятины! Баррран грузинский!

    – А если б он нас тут запер? Это ты его проглядел, хряк холощеный!

    – Ах ты, паскуда!

    Булошников схватил «волкодава» за грудки, получил мощный удар коленкой в пах, но даже не поморщился. Занес гигантский кулачище.

    – А ну ша, ботва! – цыкнул на них Лютиков. – Гляньте-ка, чего это там.

    На том конце продолговатой, похожей на тамбур камеры что-то поблескивало.

    Толкаясь плечами, агенты шагнули внутрь.

    На рассвете

    Алексей знал, что не сможет забыть эту картину до конца своей жизни.

    Рассвет.

    Пустынная дорога над озером.

    Туман, мелкий дождь.

    Кучка хмурых мужчин под зонтами стояла возле автомобиля. Завидев русских, люди расступились.

    Романов заглянул внутрь «бельвилля» и увидел в кабине на кожаных сиденьях три неподвижных фигуры в одинаковых позах. Головы запрокинуты назад, руки сложены на коленях.

    Комиссар местной полиции открыл дверцу.

    Стало видно, что у мертвецов лица голубого цвета. Даже у Булошникова, вечно румяного, как крымское яблоко.

    Рядом сдавленно вскрикнул Козловский. Алексея мелко затрясло…


    Когда группа не вернулась в установленное время, сначала они просто ждали. Потом, во втором часу пополуночи, отправились к вилле, но там было темно и тихо.

    Вернулись, снова ждали.

    Козловский выкурил две пачки папирос. Алеша забыл о грядущей дуэли и даже почти не думал о Кларе.

    А в половине седьмого приехал полицейский. Они не знали по-итальянски, а он, как многие из жителей этого кантона, не говорил ни по-французски, ни по-немецки. Поняли лишь: «signor commissario» да «urgente» – в общем, срочно вызывают в полицию.

    По дороге князь вполголоса инструктировал помощника, как себя вести на очной ставке с агентами, что отвечать, а чего ни в коем случае не говорить. Они готовились к тому, что группа завалилась и теперь всех посадят в тюрьму или, самое лучшее, депортируют.

    Но подобного исхода не ждали…


    Алеша мигнул, ослепленный блицем. Полицейский фотограф снимал трупы.

    Подошел комиссар, представился. Заговорил на приличном французском:

    – Примите мои соболезнования, маэстро… Картина более или менее ясна. Прошу взглянуть вот сюда. – Он взял окоченевшего певца, подвел к автомобилю сзади. – Видите? Выхлопную трубу залепило комком грязи. Такое случается, хоть и очень редко. Вашим товарищам не повезло. Мы, конечно, сделаем вскрытие, но причина смерти очевидна. Синюшность кожных покровов характерна именно для отравления выхлопным газом. Я понимаю, вы в потрясении. Но нам нужна ваша помощь. Нужно установить личность покойных. Собственно, я уже знаю: вот этот брюнет – ваш метатель ножей, а человек с квадратной челюстью – фокусник. Их опознали служители «Гранд-отеля». Но им не знаком полный господин. Вы можете назвать нам его имя?

    Взглянув на Булошникова, Алеша содрогнулся. Один глаз мертвеца был чуть-чуть приоткрыт, и казалось, будто он подсматривает за живыми из какого-то иного мира. То ли с насмешкой, то ли с угрозой…

    – Маэстро! – тронул Романова за рукав комиссар. – Вы меня слышите?

    Сзади Алешу толкнул штабс-ротмистр.

    – …Не знаю, – с трудом выговорил Алеша. – Впервые вижу…


    Когда полицейские разрешили им уйти, они какое-то время шли вдвоем вдоль берега молча. В унылой, темной от дождя дубраве, где их никто не мог увидеть или услышать, князь опустился на колени, прямо на мокрую землю, закрыл лицо руками и простонал:

    – Провал… Позор! Бесчестье… А ребят как жалко…

    При слове «бесчестье» Алешу словно плетью хлестнуло. Он посмотрел на часы. Без четверти восемь!

    – Лавр Константинович, мне нужно отлучиться, по делу… – Он попятился от штабс-ротмистра, который уставился на своего товарища вытаращенными глазами. – Вернусь через час.

    – А? По какому еще делу?

    Вскочив, Козловский догнал Алешу, схватил за плечи.

    – Это у вас потрясение. Успокойтесь!

    Когда же Романов, вырвавшись, отбежал в сторону, князь закричал ему:

    – Стойте, мальчишка! Я приказываю! Нужно взять себя в руки! Операция провалена. Мы срочно уезжаем.

    – Да, да… – лепетал Алеша, отступая всё дальше. – Я… я ненадолго. Встретимся в гостинице.

    Штабс-ротмистр гневно стиснул кулак.

    – Ах вот вы о чем! Танцорка, да? Опомнитесь, Романов! Наши товарищи погибли, а вы к девчонке на свидание! Идите сюда! Живо!

    – Не могу, – твердо сказал Алеша. – Увидимся через час. Или…

    Он побежал к дороге.

    – Да пропадите вы пропадом! Вы мне омерзительны! – неслось ему вслед. – Глаза б мои вас больше не видели!

    – Не увидят, Лавр Константинович, будьте покойны, – шептал Алеша, озираясь.

    Где это – «у старого платана»? Как он вообще выглядит, платан?

    У старого платана

    Но первый же встречный, на Алешино счастье (или, наоборот, несчастье) понимал по-французски и объяснил, где растет le vieux platane.[5] Очевидно, это была местная достопримечательность.

    Дерево было видно издалека – огромное, с узловатым стволом в несколько обхватов. Оно росло на голом, продуваемом ветрами мыске. Неподалеку стояла коляска с поднятым верхом. Приблизившись, Романов разглядел под деревом две фигуры: синьора Лоди и маленького, чопорного Д'Арборио, казалось, не замечавшего, что распорядитель держит над ним клеенчатый зонт.

    Поэт повернулся к молодому человеку, поправил на голове цилиндр и красноречивым жестом достал из кармана золотые часы. Была уже половина девятого.

    – Прошу извинить, господа! – крикнул издали запыхавшийся Алеша. – Чрезвычайные обстоятельства задержали.

    Обстоятельствами поэт не заинтересовался. Его больше занимало иное.

    – Вы в самом деле желаете стреляться с пяти шагов? – с любопытством спросил он. – Так сказал секундант.

    Алеша вызывающе вскинул подбородок.

    – Вы сами сказали: на любых условиях.

    Усмешка тронула синеватые губы уродца.

    – Сомневаетесь в своей меткости? Понимаю. Но по европейскому дуэльному кодексу минимальное допустимое расстояние для поединка на пистолетах – десять шагов. Иначе суд классифицирует летальный исход как предумышленное убийство. Мне это ни к чему. Вам, я полагаю, тоже.

    – Ну, значит, десять.

    Романов был недоволен. Всю дорогу на ходу он тренировался: быстро вскидывал руку с воображаемым пистолетом, нажимал на спуск. Однако сразить противника наповал левой рукой с десяти шагов не так-то просто, особенно если стрелять не целясь. Можно и промазать.

    – Начнем, что ли? – небрежно предложил он.

    Мысли в этот момент у Алеши были такие: убьют – ладно, по крайней мере конец всем проблемам.

    Это он, конечно, храбрился, сам себя подбадривал. Дистанция в десять шагов означала, что надежды почти нет. Застрелит его мерзкий карлик и потом еще будет Кларе хвастаться. А она поплачет-поплачет, да и утешится. В объятьях гнусного плешивца. Мало того – Алешина смерть станет маленьким романтическим эпизодом в биографии кумира публики. Ах, герой, ах, рыцарь чести! Великий Д'Арборио покарал святотатца, который дерзнул покуситься на любовь Барда!

    Большое дело для заправского дуэлянта – застрелить неопытного противника, да еще с раненой правой рукой.

    Достаточно было взглянуть на змеиную улыбочку, то и дело кривившую рот Д'Арборио, чтобы понять: этот не помилует.

    И снова вспомнился Пушкин. Вернее Дантес. Наверное, юный офицерик чувствовал себя перед дуэлью точно так же. Потерявший голову от любви, вытащенный к барьеру немолодым ревнивцем, про которого было известно, что он виртуозный стрелок, для развлечения убивает из пистолета ползающих по потолку мух. А что Пушкин у местных жителей считается большим поэтом, то какая к черту может быть поэзия на их тарабарском наречии?

    Мысль про Дантеса неприятно кольнула, но не уменьшила желания продырявить лысую голову пулей.

    Больше всего Алешу бесило, что Д'Арборио взирал на него с улыбкой. Она была, пожалуй, не язвительная, а скорее меланхоличная. Вроде как говорящая: «такой юный, а уже на тот свет собрался». Эта самоуверенная мина была отвратительна!

    Алеша внимательно выслушал объяснение, как взводить курок. Пистолеты были новые. Большого калибра, с нарезными стволами. Таким с десяти шагов можно, наверное, слона свалить, а человеческий череп попросту разлетится на куски.

    Здесь Романову вспомнилась еще одна дуэль, Печорина с Грушницким. Как нечестный секундант не положил в оружие заряд. Синьор Лоди особенного доверия не вызывал.

    – Выбирать буду я! – быстро сказал Алеша.

    Д'Арборио показал жестом: согласен.

    Встали на барьеры, роль которых выполняли два воткнутых в землю сука.

    Бледный, торжественный Лоди всем своим показывал, что сознает историчность происходящего.

    Проходя мимо Романова, он тихонько шепнул:

    – Умоляю вас, мсье… Это же великий Д'Арборио!

    Ага, он великий, а я букашка, подумал Алеша. Меня раздавить не жалко.

    Но вот секундант встал поодаль, на безопасном расстоянии и дрожащим голосом воскликнул:

    – Господа… Прошу!

    Со всей возможной поспешностью Алеша поднял пистолет, но, видя, что противник никуда не торопится, стрелять не стал – появилась возможность прицелиться получше. Пистолет был тяжелый, а рука от волнения тряслась. Поймать на мушку высокий желтоватый лоб итальянца никак не получалось. Нужно было метить прямо под цилиндр, уложить врага наповал, иначе он и раненый произведет ответный выстрел. Как упавший Пушкин по Дантесу. Но француза спасла медная пуговица на мундире. У Алеши на пальто таковых не имелось…

    Он нажал спуск.

    В плечо шарахнуло отдачей, уши заложило от грохота. Из дула вылетела струйка дыма и тут же упорхнула, сдутая ветром.

    Д'Арборио стоял, не шелохнувшись. Только цилиндр с головы исчез.

    – Grazie a Dio![6] – возопил распорядитель, картинно простирая руки к небу, а потом еще и преклонил колена. Воистину даже один итальянец – это уже аудитория.

    Поэт поднял свой головной убор, просунул палец в дырку на тулье.

    – Превосходный выстрел. Теперь я.

    И тоже переложил пистолет из правой руки в левую. Дешевый позер!

    Нет, не дешевый, сказал себе Романов. Дешевый не позволил бы мне выстрелить первым…

    Алеша стоял, закусив губу, и готовился к боли. Про смерть как-то не думал. До нее еще нужно было дожить. Сначала – обжигающий удар, и тут лишь бы не завыть, не заорать, не потерять лицо. Потом всё кончится, но смерть почти никогда не бывает мгновенной…

    Он повернулся боком, как мог прикрылся рукой и пистолетом. Хуже всего, что в эти последние мгновения чувствовал он себя препакостно. Каким-то Грушницким. Впору было крикнуть: «Стреляйте! Я вас ненавижу, а себя презираю!» Ах, Клара, Клара, это из-за тебя я сошел с ума, подумал Алеша. И опять получилось некрасиво – свалил вину на женщину.

    По всему выходило: нехорош Алексей Романов. Пускай пропадает, не жалко.

    Черная дырка смотрела прямо в лицо. Сейчас к восемнадцати жертвам великого дуэлянта прибавится девятнадцатая.

    Д'Арборио опустил ствол пониже, подпер локоть правой рукой. К чему такая тщательность? Промахнуться мудрено.

    Выстрел показался Алеше не таким оглушительным, как предыдущий. Левую руку, которой молодой человек прикрывал бок и низ лица, слегка толкнуло. Но боли не было.

    С недоумением он посмотрел на рукав и увидел, что на манжете отстрелена запонка.

    Что за чудо?

    Синьор Лоди верещал что-то по-итальянски про belissimo duello и annali di storia, а Романов всё разглядывал свой простреленный рукав.

    Подошел улыбающийся Д'Арборио.

    – Ну вот, мы квиты. Вы слегка попортили мой туалет, я – ваш. – Он снял перчатку и протянул руку. – Вы смелый человек, мсье. И отличный стрелок. Вы молоды, хороши собой, а главное она вас любит. Рафаэль Д'Арборио – не дракон, от которого нужно спасать принцессу. Клара ваша, вы достойны этой нимфы.

    Еще не пришедший в себя Романов вынул из кармана и протянул правую руку (перевязь перед поединком он снял).

    Пальцы у итальянцы были горячие, сильные. Алеша вскрикнул.

    – Простите, я забыл про вашу руку, – расстроился Д'Арборио. – У вас повреждено сухожилие? О, я знаю толк в ранениях.

    Оглянувшись на сияющего секунданта, поэт отвел русского в сторону и понизил голос.

    – Вы ведь офицер? Это видно по взгляду, по выправке, по благородству манер. И коли находитесь здесь в разгар войны, на то, конечно же, имеются веские причины… Молчите, не возражайте. Но если вам что-нибудь говорит имя Д'Арборио, вы знаете, что я пламенный враг австрийцев и тевтонов. Вы читали речь, которую я на прошлой неделе произнес в Риме? «Италия, проснись!» Нейтралитет – позор для моей отчизны. Мы должны вынуть меч из ножен!

    – Да, я читал. Вас слушали двадцать тысяч людей.

    – Тридцать! А услышала меня вся Италия! Теперь скажите. – Он крепко схватил собеседника за плечо. – Что вы ищете здесь, в Сан-Плачидо? …Хорошо, попробую догадаться сам. Вам нужно проникнуть в бронированную камеру Зоммера. Я угадал?

    Романов вздрогнул.

    – Откуда вы…?

    Итальянец пожал плечами.

    – Больше ничего интересного в этом болотце для русской разведки быть не может. Лишь «Шпионская биржа» господина Зоммера. Ради нее имело смысл прислать группу агентов во главе с таким бравым молодым человеком… – Д'Арборио сделался печален. – Я знаю о несчастье, постигшем ваших товарищей. Их автомобиль нашли на берегу, в десяти минутах езды от виллы Зоммера… Не нужно ничего говорить. Я всё понимаю. Вы потерпели фиаско, вам нужна помощь. Послушайте, я влиятельный человек, у меня связи в самых разных слоях общества. У нас говорят: «человек, у которого есть Друзья». Вы знаете, кто такие «Друзья»?

    – Ну как, – удивился Романов. – Друзья – это друзья…

    – Вы не знаете, кто такие «Друзья», – констатировал поэт. – Может быть, вам больше знакомо слово «Мафия»?

    – Как-как? – переспросил русский. – Впервые слышу.

    На закате дня

    – Игра продолжается, – сказал Козловский, потирая руки. Весь день он отсутствовал, а вернулся бодрый, брызжущий энергией. Прямо не верилось, что еще утром тот же самый человек стоял на коленях под дождем и стонал от отчаяния. – В Лозанне встретился с нашим резидентом. Доложил обстановку, получил полную свободу действий.

    Полковник объяснил мне, что за «Мафия» такая. Красивое слово. Вашего Д'Арборио нам Бог послал, за наши страдания.

    Они находились в номере у Романова, точнее на балконе. Красное солнце, выглянувшее из-за туч лишь на исходе пасмурного дня, уже коснулось своим румяным ликом верхушек гор.

    Точно таким цветом пылали Алешины щеки. Он был полуодет, приход командира застал его врасплох.

    – Отдыхали? – спросил с порога штабс-ротмистр. – Это правильно. Ночью опять не спать. Да посторонитесь вы, дайте пройти.

    Сославшись на духоту, Алеша сразу увел гостя на балкон. Дверь платяного шкафа скрипнула, без видимой причины решив закрыться поплотней, но Козловский был слишком возбужден, чтоб обращать внимание на пустяки.

    – Так что это – Мафия? – спросил Романов.

    – Итальянская конспиративная организация. Возникла на Сицилии, но действует повсюду, где живут итальянцы. Очень влиятельная. Вроде карбонариев или эсеров, но только не за революцию, а наоборот. Разумеется, не в ладах с законом, но ведь и мы с вами действуем не дипломатическими методами. В общем, повезло вам с поэтом… Однако холодно здесь. Пойдемте внутрь.

    Вернулся в номер и как назло сел к столу прямо напротив шкафа. Алеша заслонил собой дверцу – вроде как прислонился спиной.

    – Алексей Парисович, на который час вы условились?

    – Мы с Д'Арборио встречаемся в четыре пополуночи.

    – Отлично. Я еду с вами.

    Дверца была вся в поперечных прорезях, на манер жалюзи. В затылок Алеше дунуло щекотным ветерком. Сжав губы, чтобы не улыбнуться, Романов как бы в задумчивости похлопал ладонью по шкафу. Это означало: не шали.

    – Я должен быть один, – сказал он, сосредоточенно сдвинув брови. – Таково условие.

    – Ерунда. Я не в счет. У итальянцев солидный человек без свиты никуда не ездит, это неприлично… Стало быть, в четыре я у вас. Отправимся на ночную экскурсию вместе. Ну, отдыхайте. Я тоже немного посплю.

    Князь направился к двери. Заметив, что молодой человек не тронулся с места, прикрикнул на него:

    – Немедленно в кровать! Это приказ, ясно?

    – Слушаюсь, господин штабс-ротмистр! – отчеканил Романов.

    Из шкафа донеслось приглушенное хихиканье.

    * * *

    До разговоров дело дошло нескоро. Очень нескоро. Клара пришла прямо перед Козловским, и в те пять минут было не до объяснений: поцелуи, объятья, слезы, летящая под кровать одежда. Когда штабс-ротмистр удалился, любовники снова кинулись друг на друга, будто два изголодавшихся хищника.

    Солнце давно уже спряталось за горы, свет померк, над озером взошла луна, когда в кровати прозвучала первая мало-мальски членораздельная фраза.

    – Какое счастье! Ты живой! Потому что я тебе молилась, – промурлыкала Клара и вдруг сердито воскликнула. – Но он тоже живой! Я его видела! Он на меня не смотрел. Повернулся и не смотрел! Почему он живой?

    – Д'Арборио благородный человек. Он понял, что ты любишь не его, а меня, и отступился. Если бы я его убил, я был бы хуже Дантеса!

    – Хуже кто? – наморщила лобик Клара.

    Но он не стал читать ей лекцию по истории русской литературы, а сказал то, о чем думал весь день:

    – Теперь я понимаю, отчего ты… была с ним.

    Она скорчила гримаску.

    – Ты будешь меня всегда accusare? Винять?

    – Винить, – поправил Романов. – Нет, не буду. Ты говорила, он страшный человек. Это из-за Мафии, да?

    Личико танцовщицы стало мрачным, и Алеше впервые пришло в голову, что она не так юна, как кажется. Наверное, ей больше лет, чем ему. Может быть, двадцать восемь или даже тридцать.

    – Это очень опасные люди. – Она поежилась. – Ты тоже занимаешь опасное дело. Я не дура. Я слушала твой пианист. Он не пианист. И ты не певец. Не только певец.

    – Не надо про это…

    Теперь настал его черед закрыть ей рот поцелуем.

    Ночная экскурсия

    Обошлись без слов. Алеше поэт молча пожал руку, на его спутника мельком взглянул и ограничился кивком. Козловский ответил низким поклоном. Он нарочно оделся пообтрепанней, чтоб подчеркнуть сугубую незначительность своей персоны. Ничего объяснять не пришлось. Очевидно, штабс-ротмистр был прав относительно итальянских обыкновений.

    Свидетелей у немой сцены не было. Ночной портье дремал в пустом фойе за стойкой и не поднял головы.

    Д'Арборио был в черном плаще с пелериной, альпийская шляпа с перышком надвинута на самые глаза. Всё это делало его похожим на миниатюрного оперного Мефистофеля.

    В глубине аллеи, на некотором расстоянии от подъезда, ждал «паккард» с темными стеклами – Алеша таких никогда не видывал. Из кустов на дорожку ступили двое мужчин в шляпах и строгих, чуть мешковатых костюмах.

    Козловский и Романов переглянулись. Полицейские? Или люди Зоммера?

    – Это крестники дона Трапано, – успокаивающе объяснил Д'Арборио.

    Что за дон, было непонятно, а его крестники выглядели довольно зловеще, но Алеша чувствовал: вопросов лучше не задавать.

    Поэт подал незнакомцам какой-то знак и добавил:

    – Мы с вами сядем назад, ваш человек – вперед, к шоферу.

    Так и сделали.

    Но едва они расселись, люди в шляпах быстро подошли к автомобилю и тоже залезли внутрь, один вперед, другой назад. Пришлось подвинуться, причем Козловский оказался между водителем и первым «крестником», Алеша между Д'Арборио и вторым.

    Не произнеся ни слова, новый сосед натянул на голову Романову черный мешок с отверстием для носа.

    – Э, э! – запротестовал штабс-ротмистр, очевидно, подвергшийся такой же процедуре.

    Д'Арборио положил Алеше руку на локоть.

    – Прошу извинить, но таковы правила. К дону Трапано гостей с незавязанными глазами возят только в одном случае… Если не собираются отвозить обратно.

    Фраза произвела должное впечатление. В автомобиле надолго воцарилась тишина, лишь шуршала земля под колесами, да сердито пофыркивал мотор.

    – Ах, какая ночь, – мечтательно произнес Д'Арборио и продекламировал. – «Il paradiso mio apersi. Era una luna plena…»[7]

    – Раз вы любуетесь красотами, делаю вывод, что вам мешок на голову не надели, – ворчливо заметил Алеша. Все-таки тревожно ехать вслепую невесть куда, непонятно к кому, да еще в сопровождении бандитов и полоумного декадента.

    Чиркнула спичка, потянуло ароматом сигары.

    – Я для дона Трапано не гость, а друг. Италия – единственная страна, в которой разбойники чтут поэзию…

    Снова наступило молчание.

    Будь что будет, подумал Алеша, откинул голову назад и уснул. Две ночи без сна – это чересчур даже для двадцати трех лет.


    Пробудился он от толчка, когда «паккард» резко остановился.

    – У нашего «руссобалта» тормоза помягче, – раздался голос Козловского.

    Алеша не сразу сообразил, почему это глаза открыты, а ничего не видно. Потом вспомнил.

    – Приехали. – Д'Арборио взял его под руку. – Осторожней, я вам помогу.

    Вылезли из машины. Под ногами были каменные плиты. Пахло сыростью, какими-то цветами.

    Сад, что ли? Или лесная чаща?

    – Вам не о чем беспокоиться, – сказал поэт, чувствуя, как напряжен локоть спутника. – Слово итальянца.

    – Ой, не нравится мне такой эпиграф, – вздохнул князь, которого, судя по звукам, тоже извлекали из авто. – «Слово итальянца» звучит, как «дисциплинированность русского».

    – Что сказал ваш помощник про Италию и дисциплину? – насторожился Д'Арборио.

    – Восхищен тем, какая у вас, итальянцев, дисциплина.

    Ответ понравился.

    Впереди что-то скрипнуло. Кажется, створки ворот.

    Еще шагов пятнадцать, и с Романова сдернули мешок.

    Он огляделся.

    Сад. Окружен стенами. Ворота уже успели закрыть. Около них двое громил в белых рубахах и жилетках, но при этом в шляпах. У каждого на сгибе локтя по дробовику.

    Впереди за деревьями темнел большой дом невыразительной архитектуры.

    – Мне начинает казаться, что мы ввязались в паршивую историю, – нервно прошептал Козловский. – Как бы и нас завтра не нашли с синими лицами… Мой сосед вытащил у меня наган. Вас тоже обшарили?

    Нет, Алешу не обыскивали. Очевидно, не позволил статус – как-никак офицер, командир разведочной группы. Но от этого было не легче.

    Только теперь Романов вспомнил, что «пипер» остался в прикроватной тумбочке. Спросонья Алеша про него просто забыл. Что за несчастная судьба у этого пистолета!

    Поэтому ответом на вопрос штабс-ротмистра было неопределенное покашливание.

    Д'Арборио позвонил в дверной колокольчик.

    Открылось квадратное окошко, из него на гостей смотрели два черных глаза. Наклонившись, поэт что-то сказал. Дверь, недобро скрипнув, отворилась.

    В логове Мафии

    Просторная комната, куда проводили поэта и его спутников, очевидно, исполняла роль приемной. Вдоль стен были расставлены массивные кожаные кресла, а на великолепном сверкающем столе красовался бронзовый чернильный прибор в виде кладбищенского надгробья и торчала целая шеренга телефонов. Несмотря на ночное время, секретарь тоже был на месте – неприметный человек, лица которого Романов не рассмотрел, потому что сей господин, ссутулившись, писал что-то в тетради и от своего занятия не оторвался. Не обращайте внимания, слегка махнул рукой Д'Арборио, этот субъект не имеет значения.

    Сели. Осмотрелись. Разглядывать было особенно нечего. Из обстановки – пара канцелярских шкафов. На стене большое мраморное распятье и аляповатая картина с Мадонной.

    Двое охранников, которые сопровождали русских от самого отеля, застыли по обе стороны от резной двери, вероятно, ведущей в кабинет к загадочному дону Трапано. Лица у «крестников» были смуглые, лишенные какого-либо выражения.

    Минут пять спустя, когда Алеша начал ерзать, Д'Арборио тихо сказал:

    – У дона Трапано временные неприятности с сицилийской полицией, поэтому он обосновался в итальянской Швейцарии.

    Алеша кивнул, как будто неприятности с полицией были чем-то вполне естественным.

    Судя по всему, нарушать молчание дозволялось только людям с положением. Когда штабс-ротмистр шепотом заметил: «Ну и рожи у этих крестников», поэт нахмурился и поднес палец к губам.

    Прошло еще минут десять. Д'Арборио счел нужным пояснить:

    – Хозяину доложили о нашем приезде. Дон Трапано сейчас выйдет. Один совет. Крестному отцу не задают вопросы. Спрашивает только он.

    Время шло. Тикали настенные часы. Алеша почувствовал, что его снова клонит в сон. Спохватился, вскинул голову – поймал восхищенный взгляд Козловского. «Ну у вас и нервы», читалось в глазах князя.

    Вдруг безо всякого сигнала, оба разбойника взялись за створки и открыли их.

    Секретарь вскочил и низко поклонился.

    Из дверей, шаркая домашними туфлями, вышел старик в бархатной курточке. Физиономия у него была бритая, благообразная, только черные глаза сверкали чересчур ярко, так что смотреть в них было как-то неуютно.

    Д'Арборио и русские встали.

    С почтительной улыбкой хозяин приблизился к поэту, пожал его руку обеими своими, поклонился и сказал что-то, вызвавшее у великого человека протестующий жест – мол, что вы, что вы, я недостоин таких славословий.

    Потом Д'Арборио показал на Романова.

    – Ессо l'ufficiale russo di cui abbiamo parlato per telefono.

    Хороший все-таки язык итальянский. Даже не зная его, можно более или менее догадаться, о чем речь.

    Алеша шагнул вперед и поприветствовал старого разбойника по-военному: дернул книзу подбородком, щелкнул каблуками. Князь, как подобает исправному служаке малого чина, просто вытянулся по стойке «смирно».

    – Моя миссия завершена, я удаляюсь, – сказал поэт. – Липшие уши при вашей беседе ни к чему. Дон Трапано знает французский, он долго жил в Марселе.

    Д'Арборио попрощался с хозяином, и тот снова склонился в преувеличенно благоговейном поклоне.

    Поймав взгляд Алеши, поэт подмигнул ему и удалился, миниатюрный, но величественный.

    Почтительная улыбка разом исчезла с морщинистого лица дона Трапано. Он поманил посетителей за собой.

    – Ну, с Богом, – зашелестел Романову на ухо штабс-ротмистр, прихрамывая сзади. – Говорите, как условлено. Главное не тушуйтесь, поуверенней. Знаю я эту публику: почуют слабину – живыми не выпустят.


    Кабинет выглядел неожиданно. После богатой приемной Романов ожидал увидеть нечто еще более роскошное, а вместо этого оказался в тесной, убого обставленной комнатенке. На полу домотканые коврики, у облупленного стола два соломенных кресла, черный крест на голой стене. То ли крестьянская горница, то ли монашеская келья. Это император Николай Первый, говорят, точно так же любил впечатлять окружающих: во дворце пышность и великолепие, а в личных покоях суровая солдатская простота. Или, может быть, дон Трапано уютнее себя чувствовал в этом плебейском антураже, а на впечатление посетителей ему было наплевать.

    Поскольку кресел было всего два, сели хозяин и Алеша. Штабс-ротмистр скромно пристроился позади Романова. Руки положил на спинку. Вероятно, рассчитывал, что будет незаметно подавать напарнику сигналы, тыча его пальцем в плечо.

    – Уважаемый дон, – внушительным тоном начал Алеша, не вполне уверенный, как следует величать собеседника, – синьор Д'Арборио сказал мне, что вы любезно согласились помочь моей стране в весьма деликатном и очень непростом деле…

    Старик неторопливым, властным жестом велел ему замолчать – поднял ладонь. Романов споткнулся прямо на середине цветистой фразы.

    – Я не привык разговаривать с подчиненным, когда рядом находится начальник, – сказал дон Трапано на скверном французском, глядя своими пронзительными глазами поверх Алешиной головы на Козловского.

    – Что, извините? – растерялся Алеша.

    Князь хмыкнул.

    – Дядька-то непрост. Вставайте, Алексей Парисович. Теперь я посижу.

    И они поменялись местами.

    – Капитан императорской гвардии князь Козловский, – представился командир, и, невзирая на обтерханный пиджачок, по тону, манере сразу стало видно, что это, действительно, князь и вообще персона значительная. – Я вижу, вы человек дела. Поэтому сразу перейду к сути проблемы. Мы хотим…

    – Я знаю, чего вы хотите, – перебил его дон Трапано. Он явно не привык тратить время на лишние разговоры. – И знаю, как вам помочь. Я дам вам лучшего специалиста. Он выполнит основную работу. От вас потребуется две вещи: обеспечить доступ в дом и узнать код. Это всё.

    Козловский помолчал, осмысливая сказанное. Остался не удовлетворен. Опасно связываться с человеком, чьи побудительные мотивы неизвестны.

    – Скажите, отчего вы решили помочь русской разведке? – спросил он, хоть и помнил, что дону задавать вопросов не полагается. – Неужто из одного уважения к поэзии?

    У могущественного человека раздраженно шевельнулась седая бровь, но князь смотрел собеседнику прямо в глаза, и по выражению лица было видно – не отступится.

    Дон Трапано кивком дал понять, что уяснил скрытый смысл вопроса: перед ним не просители, а представители великой державы, и разговаривать с ними следует в открытую.

    – Скажем так… Мы решили, что война на стороне Антанты будет Италии полезна, – коротко ответил итальянец, слегка выделив слово «мы». – И больше никаких вопросов. Иначе будете решать свою проблему сами. Итак, первое: доступ в дом. Второе: код. Когда будете готовы – сообщите через дотторе Д'Арборио.

    – Допустим, мы придумаем, как проникнуть на виллу. Но у Зоммера сильная охрана!

    Старик сердито стукнул ладонью по столу и поднялся.

    – Повторяю последний раз. Ваша забота: доступ в дом и код.

    Двери сами собой распахнулись за спиной у русских. Аудиенция была окончена.

    – Тоже мне союзничек, – зло сказал Козловский, когда они выходили. – Умеет только языком трепать! Дон Трепано! Попусту время потратили. Что за код такой? К сейфу, что ли? Если б мы знали код сейфа и могли проникнуть на виллу, на черта нам Мафия? Эх, Алексей Парисович. Бой проигран, и флаг спущен. Завтра доложу резиденту, и домой. С позором…

    Настал миг расставанья

    Они сидели вдвоем на высоком берегу. Он понурый, несчастный. Она заплаканная, безутешная.

    – …Ну вот, я всё тебе и рассказал… Сама видишь, какой из меня разведчик. Мы с тобой выбрали плохое время для любви. Сегодня ночью уезжаю…

    А как было не рассказать? Тем более что Клара и так обо всем догадалась – еще когда отсиживалась в шкафу. Она ведь не дурочка. Пускай Алексей Романов горе-шпион, но с любимой женщиной, по крайней мере, он поступил честно.

    Со скамейки, на которой расположились бедные влюбленные, были видны дома городка и – на зеленом утесе – проклятая вилла, так и оставшаяся неприступной.

    – Нет! Нет! – рыдала Клара. – Ты не уедешь! Не сегодня! Это нельзя! Я умру!

    – Не могу. Получен приказ. Задание провалено, нужно возвращаться.

    Она порывисто обняла его, стала целовать и сбивчиво заговорила:

    – Ты будешь победитель! Ты выполнишь задание! Ты остаешься со мной еще день, или два, или даже три. Ты вернешься домой триумфатор, царь Николай даст тебя самый главный медаль!

    Алеша улыбнулся сквозь слезы.

    – Не надо улыбаться! – Клара ударила его кулачком в грудь. – Я буду тебя помогать! Я для тебе всё сделаю! Дон сказал попасть на виллу и какой-то код? Я всё узнаю!

    Мысленно обругав себя за болтливость, Романов схватил ее за плечи:

    – Ты что задумала?

    Она высморкалась в платок и с поразительным хладнокровием, как-то очень уверенно заявила:

    – Зоммер любит красивые женщины. А я красивая. Он на меня всегда смотрит. Два раза посылал букет розы. Но я посылала обратно, потому что Зоммер противный. Теперь я буду с ним. Я всё узнаю и скажу тебя.

    – Как ты… Как ты могла подумать, что я соглашусь…

    Он вскочил со скамейки, весь дрожа от ярости.

    – Маленький дурак, – ласково сказала Клара. – Совсем не обязательно спать с мужчина, чтобы узнавать его секрет. Хочешь, я клянусь? – Она вынула из-под платья крестик, поцеловала его. – Убей меня гром и молния, если я буду делать любовь с этот жирный, некрасивый Зоммер!

    Горькая тризна

    Вечером в гостиничном ресторане штабс-ротмистр Козловский и унтер-офицер Романов справляли тризну по погибшим товарищами и по собственной незадачливой судьбе. В восемь часов утра таксомотор должен был доставить двух уцелевших членов разведгруппы в Лугано на вокзал, оттуда поездом в Венецию и дальше кружным морским путем, через Скандинавию в Петербург. Предстояла долгая и грустная дорога, особенно горькая для Алексея, потерпевшего поражение не только служебное, но и любовное.

    Последнее свидание на озере закончилось катастрофой. Теперь стыдно было об этом вспоминать. Он кричал, что не будет альфонсом, сутенером. Клара ответила: «Ты просто не любишь» и ударила его узкой рукой по лицу – сильно и больно. Еще кинула: «Дурак! Идиот!» Повернулась и убежала.

    Ну и отлично, сказал он себе, вытирая окровавленную губу. Так даже лучше.

    А потом, вечером, когда мрачно курил на террасе, увидел Клару. Нарядная, смеющаяся, она садилась в машину к Зоммеру.

    Что это означало? Неужели она все-таки решилась осуществить свое намерение? Или просто устроила демонстрацию, чтобы больнее досадить своему обидчику?

    Козловскому про свои страдания Алеша, конечно, не рассказал. Князю и собственных терзаний было более чем достаточно.

    За столик они сели поздно, когда в зале уже почти не оставалось посетителей.

    Бессердечная кокотка, горестно думал Романов, пока штабс-ротмистр делал заказ. Зоммер богат, а ей нужны деньги. Еще, поди, про нас с Козловским ему доложит. Ну и черт с ней. Все равно дело кончено.

    Но в смятенной душе звучал и другой голос, укорявший: «Как тебе не стыдно! Она не такая! Ради любви она готова на всё, а ты…»

    Не удержался Алеша, всхлипнул.

    – Ой, только без этого. Ради Бога, а? – попросил князь. – А то я сейчас сам слезу пущу.

    Надобность изображать «маленького человека» отпала, поэтому штабс-ротмистр был в хорошем сюртуке, полосатых брюках и с траурной повязкой на рукаве.

    Стоявший у стола официант был сильно удивлен метаморфозой, которая произошла со скромным аккомпаниатором, но безошибочным нюхом почуял аромат нешуточных чаевых и потому был само подобострастие.

    – За наших товарищей, земля им пухом. – Козловский выпил из бокала, поморщился. – Ты что нам принес? Я же сказал: массимо форте. Самого крепкого давай. Нет, к черту коньяк! Граппу неси. Граппа – кларо?

    Служитель поклонился и исчез.

    Штабс-ротмистр проводил его тяжелым взглядом.

    – К черту всё. Не по мне эта служба. И я не по ней. На фронт попрошусь. Сейчас война позиционная – все одно в окопе сидеть, хромая нога не помеха…

    Официант бегом тащил поднос, на котором сверкал хрусталем огромный графин с прозрачной жидкостью.

    – Выпьем молча, – сказал Козловский. – Сами знаем, за что.

    Унтер-офицер опрокинул рюмку за любовь, до дна. Глотку обожгло, будто жидким пламенем. Сердце заколотилось еще пуще.

    А в эту самую минуту…

    Ах, если б Алеша мог видеть, что происходило в этот миг в какой-нибудь миле от отеля, его сердце было бы окончательно разбито.

    Зоммер и его гостья были на втором этаже виллы, в спальне. Они стояли у окна и целовались. Потом мужчина, возбужденно сопя, сполз губами с лица Клары вниз, к шее. Расстегнул пуговки на платье, обнажил плечо, стал целовать его.

    Женщина смотрела на его мясистый затылок с отвращением, но при этом не забывала издавать сладостные вздохи. Когда он взял ее за талию и потянул к ложу, она с тихим смехом выскользнула из жадных рук и кокетливо показала на дверь ванной.

    Хохотнув, Зоммер шлепнул ее по бедру:

    – Только поживей, кошечка. Я весь горю!

    Он подождал, пока за красоткой закроется дверь, и начал раздеваться. Зоммер знал, что нехорош фигурой, поэтому проделал эту процедуру с предельной скоростью. Забравшись под одеяло, устроился поудобнее, включил лампу и приготовился к чудесному зрелищу. Обнаженная прелестница, изготовившаяся к любовным утехам – что может быть пикантней?

    То, что она заставляла себя ждать, лишь распаляло аппетит. Зоммер нетерпеливо поерзал, провел по губам толстым языком.

    В ванной лилась вода. Что-то звякнуло. Должно быть, чаровница от волнения обронила какую-нибудь дамскую безделицу – пудреницу или помаду.


    – Porco![8] – шепотом обозвала Клара некстати звякнувший шпингалет и высунулась из окна.

    Внизу, под обрывом плескалось озеро.

    Оглянувшись, она стянула через голову платье. Вокруг талии была обмотана лестница из тонкого прозрачного шелка.

    Один конец Клара закрепила на опоре жалюзи, предварительно проверив ее прочность. Ко второму привязала гирьку, извлеченную из сумочки. Спустила вниз.

    Потом плотно прикрыла створку, но шпингалет запирать не стала.

    В пьяном угаре

    – Двенадцать рюмок тащи! – инструктировал штабс-ротмистр официанта. – Додичи, кларо? И еще додичи! Тутто венти кватро![9]

    Тот умчался. Козловский повернулся к товарищу, задушевно сказал:

    – Алеша, давай на «ты». Связала нас судьба одной веревочкой, да на ней же и вздернула. Оба мы с тобой му… тьфу! музыканты.

    – Хорошо, – согласился Романов. На «ты» так на «ты». Разница в возрасте небольшая, лет восемь.

    Официант уже возвращался с новым подносом, сплошь заставленным крошечными рюмками.

    – Вот так и вот так, – показал князь.

    Двенадцать рюмок встали в шеренгу перед ним, двенадцать перед Алешей. Официант в два счета наполнил их граппой. В его взгляде читались недоверие и ужас.

    – Я тебя научу пить по-гвардейски, за апостолов.

    – Как это? – без интереса спросил Романов.

    Сердце у него сжималось так тоскливо – хоть на луну вой.

    – Очень просто. Делай, как я. – Штабс-ротмистр скривился на рюмки. – Тьфу, наперстки какие-то. Значит, так. За апостола Петра!

    Он осушил крайнюю правую. Алеша последовал его примеру.

    – За Матфея.

    Выпили по второй.

    – За Иоанна.

    По третьей, но Алешу пришлось немного подождать, он закашлялся.

    – За Иакова сына Зеведеева.

    Тут младший из собутыльников сдался – поднял руки. Князь досадливо крякнул, но не остановился.

    – За Иакова сына Алфеева… После двух Иаковов разрешается закусить.

    Отломил кусочек хлеба, понюхал, проглотил. Алеша хотел подцепить кусочек горгонзолы, но никак не мог попасть в сыр вилкой.

    – Так, теперь за Андрея Первозванного. Не отставать! … За Фому Неверящего… За Филиппа… За Варфоломея… За Симона Зилота… За Иуду Леввея… А Иуде Искариоту – вот. Об твердь земную!

    С этими словами Козловский выплеснул последнюю, двенадцатую порцию на скатерть, а саму рюмку с размаху грохнул об пол – официант жалобно вскрикнул. Князь кинул ему купюру.

    – На, не переживай… Алеш, ты что?

    Его молодой друг сидел с разинутым ртом, пытаясь сделать вдох.

    Прислушавшись к себе, штабс-ротмистр констатировал:

    – Не пробило. Ну-ка, как тебя… Еще неси. Анкора!

    Голова у Алеши с каждой секундой делалась всё тяжелее. Одной шеей на весу ее было уже не удержать. Пришлось подпереться сначала одной рукой, потом двумя.

    – Где ты, где ты? – уныло повторял пьяный Романов, взывая к Кларе.

    Князь взял его за ухо, повернул к себе.

    – Да вот же я. Ослеп ты, что ли?

    – Где ты? – безнадежно всхлипнул Алеша.

    Лучше ему было этого не знать…

    Господину Зоммеру было хорошо. Он полулежал на подушке, потягивал из тонкого бокала херес, время от времени подносил ко рту сигару.

    Танцовщица лежала рядом, уткнувшись носом в его плечо и ровно дышала во сне. Умаялась, цыпочка, самодовольно подумал он. Не всякий способен на шестом десятке так утомить женщину.

    Ему тоже хотелось спать, но до двенадцати было нельзя. Вот сменит код, тогда впору и отдохнуть. К утру пылу поднакопится – глядишь, еще разок покувыркаемся.

    Милашка пролепетала во сне что-то нежное, трогательное. Зоммер осторожно взял со столика часы. Без пяти. Пора.

    Тихо поднявшись, он накинул халат. Женщина грациозно перевернулась на другой бок. Одеяло сдвинулось, вдоль спины по ложбинке пролегла мягкая тень.

    Улыбнувшись, Зоммер вышел.


    В следующую же секунду Клара бесшумно, не скрипнув пружиной, поднялась и перебежала к двери.

    Грузный человек в халате шел по коридору, пол поскрипывал под его шагами. Сзади, ночной бабочкой скользил белый силуэт.

    На верхней площадке лестницы в креслах сидели охранники. Кларе пришлось прижаться к самой стене, чтобы не попасть в их поле зрения.

    Коридор повернул направо. Она успела увидеть, как хозяин входит в какую-то дверь.

    Высунулась из-за краешка, готовая отпрянуть обратно. Но Зоммер назад не смотрел.

    Судя по книжным полкам, тут находилась библиотека.

    Волосатая рука тронула фолиант в кожаном переплете. Открылся секретный ход.

    Когда Зоммер вошел в него, Клара на цыпочках, танцующей походкой переместилась к тайнику. Выглянула.

    Невидимые часы начали отбивать полночь. Зоммер что-то повернул на пульте и пробормотал вслух, запоминая:

    – Sechs-drei-sechs-acht-zwei-zwei. Sechs-drei-sechs-acht-zwei-zwei…

    Сзади что-то скрипнуло.

    Президент «Шпионской биржи» быстро обернулся, правая рука юркнула в карман халата. Прислушался – тихо.

    Зоммер подбежал к светлому прямоугольнику двери. В библиотеке было пусто. На ветру скрипнула приоткрытая форточка.

    Тогда морщины на лбу коммерсанта разгладились. Он запер тайник и вернулся в спальню.

    Девчонка спала в той же позе, только одеяло сползло еще ниже.

    Сочные губы Зоммера тронула улыбка.

    Молодо-зелено

    – Эх, молодо-зелено… – Козловский с умилением взглянул на сомлевшего товарища и выплеснул граппу на пол. – А Иуде Искариоту – вот!

    Наученный опытом официант был наготове и ловко поймал брошенную рюмку на растянутое полотенце. Очередная купюра, впрочем, все равно полетела следом за рюмкой.

    Сосредоточенно жуя ломтик груши, штабс-ротмистр о чем-то размышлял. Некая мысль явно не давала ему покоя. Он потряс за плечо уткнувшегося в скрещенные руки Романова.

    – Леша! Леша, проснись!

    Молодой человек выпрямился, но глаз не открыл.

    – Вот скажи: государь император – помазанник Божий?

    – Божий.

    – А Бог – Он есть? Ведь если Бога нет, то кто ж тогда императора на царство помазал? По какому праву он над нами властвует? Есть Бог?

    – Не знаю, – ответил Романов и заморгал.

    Князь тяжело вздохнул.

    – Вот и я не знаю… Во что же тогда верить?

    – В любовь.

    Голова унтер-офицера снова склонилась к столу.

    – Э-э, брат… – Штабс-ротмистр потрепал романтика по загривку. – Нет никакой любви. Одно паскудство.

    Но любовь есть!

    Теперь Алеша твердо это знал. Бледный после алкогольных излишеств, но счастливый и торжествующий, он объяснял, показывая на схеме:

    – …Вот здесь окно ванной, оно находится в эркере, прямо над обрывом. Мы видели снизу, из лодки. Это метров пятнадцать – двадцать от поверхности воды. Лестница прозрачного шелка из дома не видна. Окно закрыто, но не заперто. Госпожа Нинетти говорит, что уборку в доме делают по субботам, а значит, до того времени никто этого не обнаружит…

    Козловский и дон Трапано внимательно следили за кончиком карандаша. В утреннем свете «крестный отец» в вязаном жилете и его скромная комнатка выглядели очень мирно, даже идиллически. За окном на ветвях апельсиновых деревьев висели тяжелые плоды, ласковое солнышко просвечивало сквозь патриархальные тюлевые занавески. Русских снова привезли сюда с завязанными глазами, но сегодня эта процедура уже не показалась им зловещей – комичная причуда старомодных разбойников в духе Луиджи Вампы из романа «Граф Монте-Кристо».

    Волшебница Клара, будто Царевна-Лебедь, одним взмахом крыла разрешила все Алешины трудности.

    Это чудо знаю я;Полно, князь, душа моя,Не печалься; рада службуОказать тебе я в дружбу.

    Спасла честь возлюбленного, оказала бесценную помощь России! С какой бесшабашной веселостью, с каким юмором рассказывала эта поразительная девушка про свои приключения! Она подсыпала Зоммеру в вино снотворного, и сластолюбивый осел вскоре после полуночи осовел, задрых, так и не получив того, на что надеялся. Клара добилась всего: подсмотрела, как открывается тайник; запомнила код; обеспечила безопасное проникновение в дом – и при этом оставила идиота с носом, отделавшись парой поцелуйчиков. А чтоб не заподозрил неладное, оставила ему укоризненную записочку: «Как ты посмел уснуть! Меня никогда еще так не оскорбляли!» Ну не прелесть?

    Отчаянная, бесшабашная, рисковая, готовая на все ради нескольких украденных у судьбы дней счастья. Громокипящий кубок, а не девушка!

    – …Из ванной мы попадем в спальню Зоммера, – продолжил Алеша и нахмурился, вдруг заметив, как при слове «спальня» слушатели украдкой переглянулись. Выражение их лиц ему очень не понравилось.

    – Не смейте делать такие глаза! – вспыхнул он. – У Клары ничего с ним не было! Вы не знаете эту женщину!

    – Да мы ничего, тебе померещилось, – поднял руки Козловский. – А женщина, действительно, чудо. Успокойся, Лёш, ты что?

    И дон Трапано тоже приложил ладонь к груди: мол, вам, мсье, показалось.

    Но Романов все равно закончил очень сухо:

    – Код на сегодня известен: 636822. Таким образом, господин Трапано, ваши условия мы выполнили. Попасть на виллу мы сможем со стороны озера. Код тайника тоже известен. Но что делать с Зоммером и его телохранителями? А Клара рассказала, что кроме них в саду и на первом этаже дежурят еще шесть человек.

    – В саду и на первом этаже вам делать нечего. А на втором этаже вам никто не помешает. С Зоммером проблем не будет, обещаю. Код – хорошо. Остается стальная дверь…

    – Какая дверь? – удивился штабс-ротмистр.

    Вместо ответа старик нажал под столом кнопку. В комнату без стука вошел очень коренастый, почти квадратный человек с широким безгубым ртом и очень узкими, полуприкрытыми глазами – словно природа прорезала по каменному лицу три щели: большую снизу, две маленьких сверху.

    – Это мой крестник, Молчун Чичо. Лучший в мире специалист по замкам. Он пойдет с вами.

    Князь демократично протянул устрашающему квазимодо руку и улыбнулся, но Чичо на него не взглянул. Он стоял, будто истукан, и смотрел только на своего крестного папашу.

    Улыбка сползла с лица штабс-ротмистра, рука сжалась в кулак и опустилась.

    Проблем не будет

    В этот четверг, по своему всегдашнему обыкновению, Герберт-Мария Зоммер наведался в Лугано, чтобы положить в банк честно заработанные деньги.

    Неделька выдалась хлебная, но бурная. Общее сальдо получалось следующее.

    В приход следовало записать новый беспрецедентно выгодный заказ от австрийцев. Майор Фекеш выразил пожелание сделать крупную оптовую закупку: приобрести всю картотеку по Италии. Эта страна чрезвычайно интересует Вену как потенциальный противник. Очень вероятно, что помимо двух существующих фронтов – русского и сербского – у императора Франца-Иосифа вскоре появится третий, итальянский.

    За одну только опись всех имеющихся товаров Фекеш заплатил сто пятьдесят тысяч крон. Когда ознакомился с ассортиментом, весь затрясся от алчности. Назначенная цена превышает его возможности, но он обещал, что надавит на свой Генштаб. Если сделка состоится, нужно будет вложить всю выручку в аргентинский скотобойный бизнес. Спрос на консервированную говядину, производимую вдали от зоны военных действий, наверняка возрастет. Пока на этом наживаются североамериканцы, но рано или поздно Штаты тоже втянутся в европейскую заваруху, и тогда наступит звездный час Аргентины. В таких прогнозах Герберт-Мария не ошибался.

    Туда же, в плюс, попадал новый покупатель – итальянская разведка. Вчера был многообещающий звонок из Рима. Интересовались, нет ли у синьора Зоммера сведений по Тирольскому укрепрайону. Как не быть, есть. И не только по Тирольскому.

    А еще (чутье подсказывало) очень скоро активизируются американцы. У этих, всем известно, денег куры не клюют. Стало быть, возрастут все расценки. Остальным странам придется подтягиваться. Это неизбежно.


    Теперь графа «затраты».

    Позавчера ночью русская разведка предприняла весьма наглый рейд. Этого следовало ожидать. Пустопорожний разговор в Локарно с русским военным агентом насторожил Зоммера. Сразу после ужина он протелефонировал на виллу, чтобы охрана усилила меры безопасности, но опоздал. Аппарат не отвечал. Все шестеро часовых к тому моменту уже были нейтрализованы. Но отличная система дополнительной защиты не подвела. Операция русской разведки провалилась, причем со значительными потерями. Это им урок. Пусть знают, что с Гербертом-Марией Зоммером такие шутки не проходят.

    Олухи-охранники уволены без выходного пособия. Итальянцы слишком беспечны, теперь виллу сторожат надежные цюрихские парни.

    Пожалуй, это все-таки не затраты, а дополнительная инвестиция в совершенствование производства.

    Жалко, конечно, милягу Жубера. Заменить его пока некем, придется справляться в одиночку. Но нет худа без добра. Старик в последнее время здорово сдал, часто прихварывал. С ним так или иначе следовало что-то решать.

    Единственная проблема, которая возникнет в результате этого инцидента – отношения с русскими. Нация самолюбивая, обидчивая. Хотя какие тут могут быть претензии? Сами первые проявили агрессивность, он всего лишь защищал свою собственность.

    И все же нехорошо. Нельзя нарушать равновесие, нельзя превращаться в эксклюзивного поставщика Венского императорского двора, иначе начнутся сложности в отношениях со всеми разведками стран Антанты.

    Пожалуй, проще всего будет подкинуть что-нибудь важное по льготной цене французам и англичанам. А они взамен пусть попридержат на цепи русского медведя.

    Зоммер откинулся на мягком сиденье «роллс-ройса», окинул благосклонным взглядом озеро, заснеженные вершины гор.

    Жизнь была прекрасна: полна опасностей, но и щедра.

    Поразмыслив о делах, Герберт-Мария позволил себе немного расслабиться. Что за чудо эта танцорка! Мила, резва, изобретательна. Жалко, утром он проснулся слишком поздно, не хватило времени на анкор. Надо будет послать за нею вечером.

    Он стал представлять, сколько всего интересного можно испробовать с такой удачной партнершей. Глаза заблестели, губы плотоядно задвигались.

    Шофер «роллс-ройса» нажал на клаксон. Болван-пастух в соломенной шляпе вздумал перегонять через дорогу стадо овец. Огромное серо-белое пятно расползлось по шоссе, обтекая лимузин с обеих сторон. Из машины сопровождения вылезли телохранители, стали орать на кретина, чтобы поскорей убрал с проезжей части свою вшивую орду.

    Можно поиграть с Кларой в овечку и волка, подумалось Зоммеру. Сначала он волк, она овечка, потом наоборот…

    – Чертовы итальяшки! – заворчал Дитрих, личный телохранитель и шофер президента. – Безмозглые дикари! Как хотите, шеф, но тут у нас самая паршивая часть Швейцарии…

    И не договорил. Увидел что-то в зеркало заднего вида. Вскрикнул.

    Зоммер обернулся.

    Прямо из середины стада выросли четыре силуэта, тоже в овечьих шкурах. Четыре ствола ударили картечью по охранникам. А потом еще. И еще. И еще. И по «форду-фаэтону», от которого во все стороны полетели щепки и кусочки железа.

    Все шестеро цюрихских парней были изрешечены в какие-нибудь несколько секунд. А Дитрих в этот роковой миг сплоховал. Вместо того чтобы отстреливаться, ойкнул и уткнулся в руль – как перепуганный ребенок носом в подушку. Вот тебе и Железный крест, золотой кубок за стрельбу, четыреста франков жалованья!

    Но у Герберта-Марии нервы были покрепче, чем у телохранителя. С поразительным для такой комплекции проворством коммерсант вывалился из дверцы с противоположной стороны. Втиснулся между двумя овцами, которые вблизи оказались довольно жесткими и очень пахучими. Стал продираться вперед, к озеру. Баран больно ткнул Зоммера в бок, но это была ерунда.

    На четвереньках президент выполз на обочину, скатился в кювет. А там уж было рукой подать до спасительных кустов.

    Вслед ему никто не стрелял – прошляпили, недоумки!

    Четверо убийц маячили возле «роллс-ройса». Дитрих наконец опомнился, сунул руку под мышку.

    Поздно.

    Мощный залп превратил роскошную машину в сито.

    Черт с ней! Другую купим.

    Судьба хранила Герберта-Марию. Спасала от верной гибели уже не в первый и не во второй раз.

    Спуститься вниз, к воде. И бежать со всех ног к ближайшей деревне. Сверху не попадут, обрыв прикроет.

    За первым же кустом Зоммера с двух сторон подхватили под руки. Третий человек сзади набросил ему на шею удавку. Короткий визг оборвался сипением.


    Десять минут спустя с высокого берега одна за другой рухнули две машины. Вода взметнулась, покачалась, утихла.

    Вдоль дороги, блея, брело овечье стадо.

    Сияло солнышко, зеленела не пожухшая и в ноябре травка. Пастораль да и только.

    Вторая попытка

    Сколько раз Алеша читал в романах про то, как герой лезет куда-нибудь по веревочной лестнице. И в фильме одной видел, из средневековой жизни. Там это у актера получилось очень ловко. Раз – и наверху, в башне.

    Но оказалось, что подниматься по веревочной лестнице очень неудобно и довольно страшно.

    Неудобно, потому что не видно, куда ставить ногу; невесомые перекладинки все время норовят выскользнуть из-под подошвы; лестницу раскачивает, тебя всего вертит и бьет о камни то спиной, то плечом, то коленом. И это еще Козловский нижний конец придерживает, иначе вообще бы ничего не получилось.

    Ну а страшно, потому что наверху темно, не видно, сколько еще осталось. Вниз и подавно лучше не смотреть – там чернота и плеск волн. Лодка стоит на якоре, скрытая густой тенью обрыва.

    Ночь пасмурная, безлунная. То есть, с диверсионной точки зрения лучше не бывает. Но до чего же бесприютно и жутко!

    Чтобы не думать о том, куда придется падать, если сорвешься – в воду или на камни, Романов принялся считать перекладины.

    Идея была хорошая. Во-первых, страху поубавилось. Во-вторых, дело пошло быстрее. В-третьих, как известно, прогресс складывается из суммы количественных изменений.

    На счете «тридцать три» он разглядел над головой массивный силуэт эркера. Поправил лямки пустого рюкзака, предназначенного для добычи, и полез дальше. Близость цели придала сил, а приобретенные навыки ускорили последний этап восхождения.

    Еще десять перекладинок, и Романов оказался на каменном выступе подоконника. Увидел, как надежно, тройным узлом закреплен на железном штыре конец, и на сердце потеплело. Кларочка позаботилась. Знала: в ее руках жизнь любимого.

    Как и было обещано, створка открылась от толчка. Петли не скрипнули – умница Клара догадалась смазать их кольдкремом.

    Алеша перегнулся и дважды мигнул фонариком. Всё в порядке, я наверху, можно.

    Следующим должен был подниматься штабс-ротмистр. Ему с хромой ногой труднее, чем остальным, поэтому решили, что Романов будет придерживать лестницу сверху, а Чичо снизу.

    Шелковые бечевки натянулись, закачались.

    Прошло пять минут, десять, пятнадцать, а князь все не появлялся. Соскучившись, Алеша пытался рассмотреть ванную, но в ней было совсем темно. Где-то близко из крана капала вода.

    На двадцать второй минуте внизу, наконец, послышалось тяжелое дыхание.

    Схватив командира подмышки, Романов помог ему перевалиться через подоконник. Как и Алеша, князь был в темном костюме. Это чтобы какие-нибудь припозднившиеся любители лодочных катаний не заметили на склоне подозрительных альпинистов.

    – Уф, – задыхаясь, прошептал Козловский. – Думал, не долезу.

    Последним поднялся Молчун. У него за плечами был тяжелый кожаный мешок с инструментами, да и нижний конец лестницы никто не придерживал – пришлось просто привязать к лодке, а все же итальянец вскарабкался гораздо быстрее русских. Очевидно, имел в таких делах навык.

    Наконец, вся небольшая группа была наверху.

    «Пора!» – махнул рукой отдышавшийся штабс-ротмистр и приоткрыл дверь в спальню.

    Там было пусто. Постель не расстелена.

    Чичо отодвинул офицера и спокойно, не слишком заботясь о производимом шуме, пересек комнату. Правда, в коридоре его шаги сделались осторожнее, потому что откуда-то снизу доносились голоса. Но дон Трапано не обманул. На втором этаже не было ни души.

    Куда подевались Зоммер и его охранники?

    Пока плыли в лодке, князь пытался задавать итальянцу вопросы, но Молчун ни на один не ответил. Он вообще не произнес за всё время ни слова. Если что-то хотел сообщить, обходился жестами. Козловский и Романов пришли к выводу, что он немой. Отсюда и прозвище. Безъязыкий специалист по замкам – чем не идеальный крестник для дона Трапано?

    Глядя, как уверенно ведет себя на вилле Чичо, штабс-ротмистр нахмурился. Командир в бою может быть только один, все остальные обязаны ему повиноваться.

    Твердо взяв специалиста за руку, князь развернул его к себе и тихо, раздельно сказал:

    – Стоп. Фар ньенте. Йо парларе – ту фаре. Кларо?[10]

    Немой кивнул.

    – Лёша, ну-ка, посмотри, что там.

    Князь мотнул подбородком в направлении голосов.

    Романов двинулся к лестнице. Очень удобная для разведчика вещь – крестьянские туфли на веревочной подошве. Поступь мягкая, шума почти никакого.

    На верхней площадке ничего, только пустые кресла.

    Алеша чуть высунулся из-за перил.

    Внизу, у столика с телефонным аппаратом стояли двое мужчин. У одного кобура на поясе, у другого под мышкой.

    – Нет, не возвращался… – взволнованно докладывал кому-то в трубку один по-немецки (второй нервно переминался с ноги на ногу). – Ни на что непохоже… Да, меры приняты. В саду выставлены двойные посты…

    Попятившись назад, Романов махнул штабс-ротмистру: можно действовать.

    Схема, нарисованная Кларой, была предельно ясна.

    Повернули по коридору направо, четвертая по счету дверь привела в библиотеку.

    Фальшивый фолиант, рычаг к потайной двери, тоже отыскался без труда.

    Скрипнул механизм, полка отъехала, открылся вход.

    Пропустив напарников вперед, штабс-ротмистр вошел последним и плотно задвинул переборку.

    – Здесь полная звукоизоляция, – сказал он громко, осветив фонарем стены. – Хоть пой… Вот свет включать мы не будем, – остановил князь потянувшегося к выключателю Романова. – Вдруг у них там внизу какой-нибудь сигнал включится? Поставь свой фонарь на пол, нам хватит.

    Тем временем Чичо приладил на голову кожаный ремень с лампочкой, подошел к стальной перегородке и принялся внимательно ее рассматривать. Зачем-то задрал голову, привстал на цыпочки, пощупал потолок.

    – Сейчас откроем. Моменто – аперто,[11] – усмехнулся штабс-ротмистр, которому понравилось изъясняться по-итальянски.


    Он подошел к щиту, на котором светились огоньки.

    – Круглые рычажки с цифрами… Очевидно, вот эти. Набираем 636822. Теперь повернуть ручку. Ну-ка…

    Стальная стена с тихим шипением отъехала, за ней открылось темное пространство – то ли проход, то ли ниша.

    Штабс-ротмистр посветил туда фонарем.

    – Что за черт! Пусто!

    Луч забликовал по поверхности еще одной двери, как две капли воды похожей на предыдущую, но со стальным кольцом посередине.

    – А где картотека? Эй, специалист, ты что-нибудь про это знаешь? Спечиалиста! Сапере?

    Похоже, что знал. Во всяком случае, удивленным Чичо не выглядел. Он невозмутимо шагнул вперед, снимая со спины свой кожаный мешок. Однако когда русские тоже хотели войти в странный тамбур, энергично замотал головой.

    – No! Solo uno![12]

    И попробовал выпихнуть Алешу обратно.

    – Ты, оказывается, умеешь говорить! – рассердился князь. – Покомандуй мне! Чего это «соло уно»? Оба войдем. Тутти дуэ!

    – Uno, – повторил Чичо.

    Штабс-ротмистр показал ему кулак.

    – Надоел мне этот уголовник. Закончим – набью рожу, поучу вежливости. Дуэ. Кларо?

    Итальянец пожал плечами: мол, дело ваше.

    Когда все трое оказались внутри камеры (теперь стало окончательно ясно, что это всего лишь преддверие архива), первая дверь всё с тем же шипением начала закрываться.

    – Лавр! – закричал Алеша. – Смотри!

    Но специалист встревоженным не выглядел – преспокойно копался в своем мешке.

    Козловский объяснил:

    – Все в порядке. Я читал, что в самых современных банках такая же система. Пока не закроется внешняя дверь, внутренняя не отпирается.

    Кромешную тьму прорезали три луча. Два ползали вправо-влево и вверх-вниз, третий, прикрепленный ко лбу Молчуна, был направлен только на стальное кольцо.

    В руках специалиста появилась маленькая дрель. С поразительной сноровкой Чичо начал просверливать дырки, следуя какой-то системе, понятной ему одному.

    – Алмазное сверло! – шепотом сообщил штабс-ротмистр. – Виртуоз почище покойного Лютикова. Так и быть, не стану ему рожу бить.

    Где-то наверху послышался тихий свист, на который русские сначала не обратили внимания. Но итальянец насторожился, прислушался, извлек из мешка странную резиновую маску с трубчатым хоботом. Вторую точно такую же, не оборачиваясь, протянул назад.

    – Что это у тебя? Пер ке?

    Романов посветил вверх.

    Из маленькой решетки, похожей на вентиляционную, била сизая струя. Дым спускался до самого низа, расстилаясь по полу.

    – Лавр, это у него респираторная маска! Я видел такие на химической кафедре! Защищает от ядовитых газов. Господи, голубые лица!!! Наши погибли не в машине, а здесь!!!

    Синеватый туман уже поднялся до колен.

    Вырвав у итальянца маску, штабс-ротмистр крикнул:

    – Анкора! Анкора уно![13]

    – Io parlate: solo uno, – буркнул специалист, продолжая сверлить. – No ho terza.[14]

    – Тогда открой дверь! Он выйдет. Сортире!

    – Impossibile.[15]

    Облако ядовитого газа подползало к поясу. У Алеши защипало в глазах, защекотало в ноздрях.

    – Лавр, не вдыхай! Ни в коем случае! – просипел он сдавленным голосом, зажав нос и рот.

    – Почему ты ничего не сказал? – рычал князь на итальянца. – Саперегазо – нодире?[16] Убью мерзавца! А маску заберу!

    Романов вцепился здоровой рукой в «наган», уже извлеченный князем из кобуры.

    – Ты что?! А кто дверь откроет? Дай!

    Он сунул лицо в маску, жадно втянул воздух.

    – Теперь ты! По очереди!

    Сквозь струящийся воздух они почти ничего не видели, лишь передавали друг другу противогаз (вот как называлась маска – Алеша вспомнил). Чтоб не слезились глаза, пришлось зажмуриться.

    Деловито жужжала дрель, ей подсвистывал задувающий сверху ядовитый пар.

    Скрежет. Лязг. Что-то с трудом провернулось.

    – Tutto fatto,[17] – объявил Чичо.

    Алеша приоткрыл глаз. Стальная дверь уходила в стену. Из расширяющейся щели в тамбур лился электрический свет, а наверху, очевидно, включилась вытяжка – голубой дым быстро всасывался в решетчатое оконце.

    Кажется, противогаз больше был не нужен. Молчун свой снял и аккуратно убрал в сумку вместе с инструментами. Однако войти первым в хранилище Козловский ему не позволил.

    – Но! Йо примо!

    Небольшая камера была вся занята стеллажами, на которых в идеальном порядке стояли папки и картонные коробки с наклеечками.

    На каждой полке красовался флажок той или иной страны, на папках и коробках какие-то цифирки.

    Будто пьяница, дорвавшийся до выпивки, штабс-ротмистр жадно перелистывал страницы документов и наскоро просматривал фотографии, приговаривая:

    – Ух ты, ух ты, ух ты… Всего не унести, жалко… Алеша, давай саквояж!

    Одни бумаги, коротко просмотрев, он брал с собой, другие с душераздирающим вздохом бросал на пол. Но так дело шло слишком медленно, и князь поменял методику.

    – С полки «Russland» берем всё. «Германию» тоже целиком. «Австро-Венгрию» – само собой… Что, места больше нет?

    – Тяжело. Не спустимся.

    – Эх, Булошникова бы сюда!

    Князь снял черную куртку, сорвал с себя рубашку, соорудил из нее подобие мешка.

    – «Франция» – пригодится… «Америка» – кому она нужна. – Соединенные Штаты посыпались с полки на пол. – «Япония» – эх, не поместится… «England» – ну, сколько влезет.

    Вот уже и рубаха была набита бумагами по самый воротник. Британской империи досталось совсем мало места.

    Чуть не плача, Козловский выдирал из папок отдельные страницы, запихивал Романову за пазуху.

    – Что это, шифр? – бормотал он. – Ничего, криптографы разберутся. А это что за чертежи?

    – Лавр, – наябедничал Алеша про итальянца, – он папки «Италия» берет!

    – Италию – ляд с ней. Пускай. Его доля. Но надо проверить, что он еще себе понапихал. Эй, минуто!

    Из рюкзака специалиста одна за другой были извлечены несколько папок.

    – «Schweiz»? Ладно, ва бене. А «Сербию» отдай, ни к чему вам братья-славяне…

    Чичо за Сербию биться не стал – у него с местом тоже было плохо.

    Наконец, нагрузились, что называется, под завязку.

    Штабс-ротмистр вынул плоскую флягу с горючей жидкостью, полил груду сваленной на пол бумаги. Бросил спичку – по документам побежало веселое голубое пламя.

    Диверсанты побыстрей выскочили в тамбур, и Чичо задвинул стальную дверь.

    После электрического освещения в глухом закуте было ничего не видно. Русские фонарей не включили, а лампочка на лбу у итальянца почти села, едва светилась в темноте.

    – Газо анкора? – с тревогой спросил князь.

    Светящееся пятно отрицательно помоталось из стороны в сторону. Очевидно, защитная система срабатывала только при несанкционированном проникновении, а на обратном пути не включалась.

    Чичо подошел к внешней двери, пошарил по ней лучом. Лишь сейчас Алеша заметил, что на ней тоже маленькие кругляшки – кодовый замок. Специалиста это не смутило. Он стал набирать знакомое сочетание цифр: шестерка, тройка, шестерка, восьмерка, двойка и снова…

    Итальянец еще не успел повернуть последнюю ручку, как дверь вдруг шикнула и поползла.

    Невозмутимый Чичо издал удивленное восклицание.

    – Давай, давай! – поторопил Козловский перегородку, которая, впрочем, и без того двигалась довольно быстро.

    Что за чертовщина?!

    С той стороны в темноте сияли два фонаря. Слабый лучик, сочащийся от головы специалиста выхватил из мрака две круглоглазые хари со слоновьими хоботами.

    Люди! В противогазах!

    – Леша, бей! – крикнул штабс-ротмистр. – Засада!

    Трудно было понять, кто выстрелил первым.

    Два ярких фонаря погасли сразу. Лампочка на лбу итальянца тоже, причем со стеклянным звоном.

    Вспышки одна за другой раздирали тьму, по стали и камню чиркали рикошеты, но грохота выстрелов и визга пуль Алеша не слышал – сразу же заложило уши.

    – Scheise! – орали из черноты. – Получи, гад! Mamicko!

    А Романов в сражении не участвовал. Всё время, пока шла пальба, он, вжавшись в угол, пытался больной рукой взвести затвор своего «штейер-пипера». Когда, наконец, получилось, стрельба уже стихла.

    – Алеша! Ты живой? – донесся глухой, как через подушку, голос.

    Зажегся фонарь, пошарил вокруг, заставив Романова зажмуриться.

    – Ты что скрючился? Ранен?

    – Стыдно… – Алеша чуть не плакал. – Провозился, ни разу не выстрелил… Чертова рука.

    – Пустое. – Луч переместился на тело, раскинувшееся на полу. – Э-э, говорун-то наш… Прямо в лампочку всадили. Царствие небесное… Кто это такие были? Охрана?

    Он шагнул за дверь.

    – Посвети-ка.

    Двое в противогазах лежали в разных позах: один на спине, другой ничком. Штабс-ротмистр сдернул с них резиновые маски. Присвистнул.

    По усам Алеша узнал майора Фекеша. По рыжему бобрику – его помощника, обер-лейтенанта Воячека. Рядом с последним валялась сумка, из которой рассыпались инструменты, в том числе и небольшая дрель…

    – Поджидали нас австрияки, – заключил штабс-ротмистр. – Хорошо мы с тобой фонарей не включили, а то составили бы компанию бедолаге Чичо.

    – Нет, Лавр. Они не ожидали нас тут встретить. Два человека для засады маловато. Ошалели не меньше нашего. И пистолетов наготове не держали. Опять же инструменты у него, видишь? Ничего не понимаю…

    Козловский почесал подбородок.

    – Да нет, всё понятно. Австрийцам надоело платить Зоммеру деньги. Пришли к тому же выводу, что и мы: лучше забрать всё и даром. Великие умы мыслят сходно. – Он развел руками. – Но беднягам не повезло. Они наткнулись на меня.

    Он поднял голову, прислушался.

    – Однако странно. Звукоизоляция, конечно, дело хорошее, но неужто на первом этаже не услышали этакой канонады? Идем-ка отсюда подобру-поздорову. Нам еще по веревке спускаться.


    Однако лезть из окна не пришлось – штабс-ротмистр и его помощник вышли цивилизованно, через дверь.

    Покойные майор и обер-лейтенант при всей невезучести, видно, были мастерами своего дела. Охранники, все шестеро, лежали мертвые: двое в доме, четверо в саду.

    «Дом Эшеров какой-то», с содроганием подумал Алеша, оглянувшись на ворота разгромленной биржи.

    Прощание победителя

    Вещи были собраны. Посередине номера, в скромном на вид, но исключительно прочном и даже водонепроницаемом саквояже, лежал бесценный трофей – вынесенные с зоммеровской виллы материалы. Козловский предпочел бы держать саквояж при себе, но у князя перед отъездом еще оставались неотложные дела, поэтому стратегический груз остался на попечении Романова.

    По приказу командира, Алеша был обязан не выпускать картотеку из поля зрения вплоть до самого отъезда. Отлучаться из номера запрещалось.

    А Романов никуда и не отлучался.

    Еще до рассвета, когда возбужденный и торжественный князь, лично уложив документы, ушел к себе, Алеша послал через коридорного записку госпоже Нинетти.

    Она прибежала тотчас же.

    Было всё: слезы, страстные объятья, клятвы, снова страстные объятья и снова слезы. Но теперь и плакалось совсем по-иному, не то что во время предыдущего расставания.

    Это было прощание не жалкого неудачника, а победителя.

    Возлюбленная смотрела на него не с состраданием – с восхищением. Он обнимал ее не с отчаянием последнего «прости» – с уверенностью в будущем.

    Задержать любимого Клара не пыталась. Она была умница, всё понимала.

    Ему следовало покинуть страну до того, как на вилле обнаружат побоище и в Сан-Плачидо съедется вся верхушка швейцарской криминальной полиции. Род занятий герра Зоммера для компетентных инстанций секрета, конечно, не составляет. Круг подозреваемых определится быстро. Но к тому времени русских уже и след простынет. Как говорится, ищи-свищи.

    Про главное Клара спросила, когда до отъезда оставалось лишь четверть часа.

    Алексей был уже в пиджаке, она же всё тянула – будто боялась, что, одевшись, разорвет связывающую их нить.

    – Пора, – нежно сказал он. – Сейчас носильщик придет за чемоданами.

    Медленно встав с кровати, она взяла панталоны и лиф.

    – Помогай пуговицы… Когда ты вернешься?

    И замерла.

    Романов уже знал, что ответит – он всё продумал.

    – Вернуться сюда я не смогу. Ты сама ко мне приедешь. Теперь наши для тебя всё, что захочешь, сделают. Ты нам так помогла!

    Он не удержался, стал целовать ее плечо возле бретельки. Но Клара вывернулась, юркнула в постель и натянула на голову одеяло.

    – Ненавижу прощаться, – всхлипнула она. – Я усну, пока ты здесь. Я быстро сплю, как дубина.

    Алеша улыбнулся:

    – Надо говорить «как бревно». Носильщики все равно разбудят.

    – Если я уснула, меня из бомбы не разбудишь.

    – Из пушки, – поправил он. – Спи, бревнышко моё.

    Невероятно, но через какую-нибудь минуту из-под одеяла донеслось ровное, сонное дыхание. Он наклонился – спит! По-настоящему спит!

    И очень хорошо. Просто отлично. Самая лучшая, самая умная из женщин!

    Однако, в самом деле, нельзя допустить, чтобы ее увидел здесь носильщик. После романа с Д'Арборио, после демонстративного отъезда на машине с Зоммером еще и это. Клару объявят женщиной легкого поведения! А ведь она – невеста русского офицера. Да, офицера: Лавр обещал, что теперь Алешу непременно произведут в прапорщики.

    Стараясь ступать потише, он вышел в коридор и встал у двери.

    Глаза у георгиевского кавалера были на мокром месте и, чтобы не разреветься, он сунул в рот папиросу. Даже в спокойные минуты зажечь спичку ему было непросто – пальцы еще не научились прочно держать коробок. Теперь же руки так тряслись, что Алеша не стал и пытаться. Проще попросить у кого-нибудь огня.

    В коридоре не было ни души. Романов подошел к балюстраде лестницы, что спускалась из бельэтажа в фойе. Хотел кликнуть кого-нибудь из прислуги и вдруг увидел подле стеклянных дверей зимнего сада знакомую подтянутую фигурку с тростью в руке.

    Д'Арборио! Сам Бог его послал.

    Должно быть, итальянец встречался с Козловским. Штабс-ротмистр собирался рассказать ему о событиях минувшей ночи и о том, как погиб Молчун Чичо.

    Но у Алеши был к великому человеку и свой приватный разговор. Ужасно хотелось снять с души камень, изгнать мрачное облачко, отравлявшее триумфально сияющий небосклон.

    Романов сбежал по мраморным ступеням.

    Д'Арборио заметил его и с улыбкой двинулся навстречу.

    – Всё знаю. Чичо убит. Австрийские шпионы тоже. Картотека у вас, – сказал он, пожимая молодому человеку левую руку. – Скоро Италия вступит в войну. Мы будем товарищами по оружию.

    И стало Алеше нестерпимо стыдно перед этим маленьким человеком с большой душой.

    Краснея, глотая слова, он быстро, как с моста в воду, бухнул:

    – Я виноват перед вами… Я хуже, чем вы про меня подумали… После дуэли вы назвали меня благородным человеком, а я… Я вам цилиндр случайно прострелил. Просто в голову не попал. Из-за левой руки. А хотел убить…

    Сказал – думал, легче станет. Но не тут-то было. Проговоренные вслух слова упали между союзниками, будто каменная глыба.

    – Вы хотели меня убить?! – Глаза Д'Арборио, и без того выпуклые, чуть не вылезли из орбит. – Но Клара… Она была у меня перед поединком! Рыдала, говорила, что любит вас. И предупредила, что вы выстрелите первым – мимо! Я тоже пообещал промахнуться!

    – А… а мне она говорила совсем другое. «Стреляй ему в голову», – пролепетал Романов.

    Он еще ничего не понял и лишь испугался, что сболтнул лишнее: выдал любимую, которая ради него была готова на что угодно, даже на низость.

    Д'Арборио смертельно побледнел:

    – Что?!

    Однако Алеше стало не до оскорбленных чувств итальянца. Страшная, невозможная мысль заставила его развернуться и со всех ног броситься вверх по лестнице.

    Вихрем пронесся он по коридору, влетел в номер.

    И замер.

    Клара, по-прежнему в одном нижнем белье, сидела на корточках у раскрытого саквояжа. Документы были разложены стопками на расстеленной простыне, которую танцовщица как раз начала связывать концами.

    При виде Романова лицо женщины исказилось. Она испуганно метнулась в сторону, налетела на тумбочку, с тумбочки упал графин. Он не разбился, но по полу растеклась лужа…

    Алексей стоял не в силах пошевелиться. Клара тоже не двигалась – только непроизвольно подобрала одну ногу, которой коснулась пролившаяся вода.

    – Ни с места!

    В номер ворвался Д'Арборио, моментально сообразил, что произошло, и, выхватив из трости короткую шпагу, приставил ее танцовщице к горлу.

    – Вот оно что. Остроумно придумано. А вы бы, мьсе, уехали вот с этим.

    Он ткнул носком туфли саквояж – тот завалился на бок. Внутри лежало свернутое одеяло, из которого торчали зеленые листья фикуса. Прежде этот цветок стоял на подоконнике…

    – Отвечать. Быстро. Иначе убью, ты меня знаешь. – Поэт цедил короткие, грозные фразы, водя острием по нежной шее, на которой еще были видны следы Алешиных поцелуев. – На кого ты работаешь?

    Зачарованно глядя на узкую сталь, Клара с готовностью ответила:

    – На майора Фекеша. Не убивайте. Я всё расскажу!

    – Задание?

    – Сначала – вы. Я должна была вас… нейтрализовать.

    Д'Арборио понимающе улыбнулся своими синеватыми губами:

    – Убить руками русского военного? Чтобы возмущенная Италия отшатнулась от Антанты? Неплохо… Но ты сказала «сначала». Какое задание ты получила потом?

    – Потом он велел переключиться на русских. Фекеш сказал: «Пусть они войдут в тайник, отравятся газом. Мы придем чуть позже и заберем картотеку себе, а подумают на русскую разведку».

    – Понятно. Австрийцам надоело платить Зоммеру бешеные деньги. Решили одним выстрелом убить двух зайцев.

    Логично. Всё логично, сказал себе Алеша, поражаясь собственной безучастности. Жизнь вообще устроена чрезвычайно логичным образом. Всякое чудо непременно имеет естественнонаучное объяснение.

    – Что и требовалось доказать, – удовлетворенно произнес Д'Арборио, пряча шпагу в ножны. – Где у вас телефон? Нужно позвонить дону Трапано. Он захочет рассчитаться с ней за Чичо.

    Быстрым, каким-то птичьим движением Клара повернула голову к двери, потом к балкону. Поняла, что ей не вырваться, вжалась в стену и, кажется, закрыла лицо ладонями.

    Впрочем, Алеша не смотрел в ее сторону, поэтому деталей не разглядел.

    – Нет, – сказал он глухим, будто чужим голосом. – Пусть исчезнет… Я не могу ее видеть.

    Телефонная трубка покачивалась в руке поэта. Некрасивое лицо чуть тронула печальная улыбка.

    – Ну, как угодно, – сказал Д'Арборио после паузы. – Пошла вон!

    Вторичного приглашения не понадобилось. Не одеваясь и не обуваясь, танцовщица в несколько воздушных шагов выпорхнула в коридор.

    Назад не оглянулась.

    Итальянец подошел к задумчивому Алеше, потрепал его по плечу.

    – На свете много мерзостей. Предательство – худшая из них…

    Махнул рукой, пошел к двери.

    Вежливость требовала проводить гостя, что Романов и сделал. Только зачем-то еще и повернул в замке ключ.

    Застывший взгляд молодого человека упал на цепочку узких мокрых следов, протянувшуюся от стены к выходу. Вяло, без надрыва подумалось: как большие слезинки.

    Невыносимо болело сердце, хоть криком кричи. С этим надо было что-то делать.

    Мелькнула мысль, совсем короткая: от судьбы не уйдешь.

    Он расстегнул один из чемоданов, стал рыться в вещах.

    В дверь постучали.

    – Алеша! Это я! Д'Арборио мне рассказал! Открой немедленно!

    Вот он, пистолет.

    – Ты что задумал?! Алешка! Не смей! Ты присягу давал!

    На сей раз затвор взвелся с первой же попытки. Повезло.

    От сокрушительного удара дверь слетела с петель. В номер вломился штабс-ротмистр.

    Скорей, чтоб не опоздать, Алеша приложил дуло туда, где болело, и нажал спуск.

    Облегчение наступило моментально – как только ударил выстрел и в нос шибануло запахом пороха.

    Сердце больше не ныло, сердцу стало хорошо.

    Романов лежал на спине, глядя на зыбкий, быстро темнеющий потолок.

    Рядом кто-то причитал:

    – Болван, какой болван! Черт бы побрал всех баб!

    Но крики делались всё тише, свет всё тусклее. Потом он вовсе погас, как в синематографе перед началом сеанса.

    Конецъ Второй Фильмы
    ПРОДОЛЖЕНIЕ БУДЕТЪ

    Хроника

    Война началась…


    Рота перед атакой


    В госпитале

    Звезды сцены


    Швейцария: остров мира средь океана войны


    «Гранд-отель»


    Артисты варьете


    «Свободный танец»


    Итальянцы слушают речь Барда


    Бронированная комната

    Примечания

    1

    Что случилось, Джино? (ит.)

    (обратно)

    2

    Вы позволите? (фр.)

    (обратно)

    3

    Секундант (ит.)

    (обратно)

    4

    Вниз. Слишком тугой для меня. Мне плохо… (нем.)

    (обратно)

    5

    Старый платан (фр.)

    (обратно)

    6

    Слава Богу! (ит.)

    (обратно)

    7

    Открылся рай мне ночью полнолунной (ит.)

    (обратно)

    8

    Свинья! (ит.)

    (обратно)

    9

    Всего двадцать четыре! (искаж. ит.)

    (обратно)

    10

    Ничего не делать. Я говорю – ты делаешь. Ясно? (искаж. ит.)

    (обратно)

    11

    Момент – открыто (искаж. ит.)

    (обратно)

    12

    Нет, только один! (ит.)

    (обратно)

    13

    Еще! Еще один! (ит.)

    (обратно)

    14

    Я же сказал: только один. Третьей маски нет (ит.)

    (обратно)

    15

    Невозможно (ит.)

    (обратно)

    16

    Знать газ – не говорить? (искаж. ит.)

    (обратно)

    17

    Готово (ит.)

    (обратно)

    Оглавление

  • Подвиг вольноопределяющегося
  • Возвращение героя
  • Жизнь была кончена
  • Смертоносная книга
  • Явление Ангела-Спасителя
  • У генерала Жуковского
  • Смотр талантов
  • Швейцария. Сан-Плачидо
  • На озере
  • И овации были!
  • Но Зоммера охраняли превосходно
  • «Очаровали вы меня»
  • Оперативное совещание
  • Луны волшебной полосы
  • И всё завертелось…
  • Но взошло безжалостное солнце…
  • Настал роковой вечер
  • А тем временем…
  • В ресторане
  • На вилле
  • Снова «бис»
  • Крепость взята!
  • Решительная минута
  • В тайнике
  • На рассвете
  • У старого платана
  • На закате дня
  • Ночная экскурсия
  • В логове Мафии
  • Настал миг расставанья
  • Горькая тризна
  • А в эту самую минуту…
  • В пьяном угаре
  • Лучше ему было этого не знать…
  • Молодо-зелено
  • Но любовь есть!
  • Проблем не будет
  • Вторая попытка
  • Прощание победителя
  • Хроника

  • создание сайтов