Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3

    Аноним
    ПРИКЛЮЧЕНИЯ АННЫ И ГРЕЙС


    1

    Впервые я встретил Анну в большом парке аттракционов. Я рано вышел из дома и несколько часов бродил по парку один, пока мне не удалось пристроиться рядом с какой-то девушкой на одной из многочисленных каруселей. Между нами завязалось знакомство, а когда гулянье подошло к концу, она благосклонно разрешила мне проводить ее домой.

    Жила она на другом конце города, и когда увидела мой автомобиль и Джозефа, моего шофера, глаза у нее широко раскрылись; мне поначалу даже показалось, что она не поедет со мной, а возьмет такси, поскольку сюда тоже приехала на такси.

    Однако убеждать ее долго не пришлось, она села в мою машину, и как только оказалась на роскошном заднем сиденье, я знал, что сражение выиграно. Я спросил, не хочет ли она поужинать вместе со мной, но получил ответ, что ей нужно рано вставать, поскольку работает она в центре города, уже и так припозднилась, и ей нужно быть дома; а пообедать мы можем как-нибудь в другой раз.

    Пришло время дать читателю некоторое представление о моей знакомой, чтобы он мог сам судить о том удивительном подарке, которым облагодетельствовала меня в тот вечер судьба.

    Звали ее, как я уже говорил, Анна. Она была типичной американкой и самой что ни на есть откровенной модницей. Волосы у нее были коротко подстрижены по последней моде. На ней было коротенькое платье, позволявшее в полной мере оценить симметрию ее красивых ног. А влажные глаза были необычного синего цвета, насыщенного фиолетовыми оттенками. Портрет дополняли длинные шелковистые ресницы, маленький курносый носик и восхитительные пухлые губки.

    Что касается возраста, то здесь трудно было сказать что-то определенное. Ведь в наши дни и старушки коротко стригут волосы и носят короткие юбки. По-моему, ей было не больше семнадцати, хотя она утверждала, что ей уже исполнилось восемнадцать.

    Ее тоненькое, почти прозрачное платье не могло скрыть идеальных очертаний словно высеченных скульптором грудей, которые плотно обхватывал изящный бюстгальтер. Вид этих двух соблазнительных холмиков девичьей плоти вызывал у меня желание помять их руками, но, понимая, что слишком откровенное начало может заставить этот нежный и скромный цветок закрыть свои лепестки, я сдержался и решил пока довольствоваться тайным созерцанием ее девичьих прелестей.

    Платье ее, как я уже сказал, было весьма коротким, из тех, какие обычно носили в то время все девушки, и когда она садилась в машину, мне открылось зрелище ее ножек выше чулка. При виде обнаженной, словно глянцевой плоти я почувствовал, как мой член вздрогнул, словно его ударило током.

    Расположившись рядом с ней на заднем сиденье, я чувствовал, что меня притягивает к ней словно магнитом; дав указание Джозефу ехать по названному ею адресу, я откинулся на спинку, и машина неторопливо тронулась.

    Джозеф, работавший у меня не первый год, был наблюдательным и преданным слугой (об этом я еще расскажу позже) и прекрасно знал, что на уме у его хозяина. Поэтому он не превышал установленного предела скорости. Напротив, предусмотрительно ехал со скоростью гуляющего пешехода, чтобы дать мне возможность воплотить в жизнь те планы, которые я вынашивал.

    Я откинул руку на спинку сиденья за головой Анны, а потом словно невзначай уронил ее вниз – на талию, не встретив при этом ни малейшего сопротивления. Обняв ее, я притянул ее поближе к себе и попытался поцеловать в губы. Она со смехом оттолкнула меня и, многозначительно глядя на затылок Джозефа (хотя он, конечно, прекрасно нас видел в зеркало заднего вида), укоризненно погрозила мне пальчиком.

    Я тут же наклонился вперед и опустил шторку, отделившую нас от Джозефа, после чего снова обнял девушку за тонкую талию и, заключив в цепкие объятия, притянул к себе. Теперь я не встретил никакого сопротивления. Она позволила мне прикоснуться к ней губами, я начал осыпать ее горячими поцелуями, а она обняла меня за шею.

    Одну руку я положил ей на грудь и принялся смело мять ее холмики, пальцем щекоча спящий сосок, который вскоре налился тяжестью. Затем, уронив руку ей на колени, я запустил ее под коротенькое платье и принялся гладить и ласкать ее оголенные, возбуждающие ножки.

    Она в ответ чуть подалась назад и сделала рукой отстраняющее движение, но теперь, когда мой инструмент торчал, словно телеграфный столб, это уже не могло меня остановить, и я, снова притянув ее к себе, запустил правую руку прямо между ее ног и сразу же почувствовал обнаженные губки, отличающие ее пол, и вьющиеся волосы на лобке. Она опустила голову мне на грудь, а руками обвила мою шею. Видя, что ее сопротивление окончательно сломлено, я развел горячие влажные губки ее гнездышка и нащупал сокровенное чувствилище, которое после нескольких мягких касаний стало твердым, словно собираясь сразиться с незваным пришельцем. Тогда, на мгновение убрав руку, я рывком расстегнул ширинку брюк и выпустил на волю свой налившийся и рвущийся в дело член. Я взял ее руку, навел на мой пульсирующий инструмент и с блаженством ощутил, как она цепко за него ухватилась и начала медленно им манипулировать, двигаясь вверх и вниз по всей его длине.

    Внезапное магнетическое ощущение ее хрупкой, нежной ручки в эпицентре – источнике моих самых острых наслаждений, ласкающие движения белых мягких пальчиков на моем любовном инструменте, на моей стреле желания, сладостная, влажная мягкость ее зовущих губ и мягкое касание ее прекрасно сложенного тела – все это заставляло мое сердце гулко биться, а кровь – обжигающе течь по жилам. В порыве страсти я сильно притянул ее к себе и погрузил свой палец (а он находился у входа в желанное отверстие) внутрь; он вошел почти целиком, и она невольно вскрикнула от боли, резко отпрянула подальше от меня и, съежившись, замерла в углу машины.

    Она с такой поспешностью убрала руку с моего пульсирующего члена, словно это был горячий уголь, и я, увидев слезы в ее глазах, понял, что совершил ошибку. Молча проклиная себя за это, я стал извиняться и просить у нее прощения, говоря, что она слишком соблазнительна, что у меня слишком пылкая натура, и прочее и прочее в том же духе. Прошло несколько минут, прежде чем она снова оказалась в моих объятиях, а мой боец – в ее мягких, магнетических, ласковых пальчиках.

    На этот раз я действовал иначе, удовлетворяясь одними лишь ласками и поцелуями. Однако в то же время я мягко и осторожно все больше и больше забирался рукой ей под платье и вскоре полностью восстановил утраченные позиции.

    Первое время я довольствовался тем, что осторожно гладил и тискал ее грудки, но потом решился и раздвинул влажные губки маленькой подрагивающей щелки, щекоча восставший клитор; в этом момент я вдруг почувствовал, что мягкое прикосновение ее руки вот-вот вызовет у меня семяизвержение и я исторгнусь прямо на ее платье. Тогда я осторожно отвел ее руку и усадил девушку к себе на колени, как в седло, задрав платье вверх.

    Теперь она не противилась моим желаниям, и я, приставив головку увеличившегося в размерах члена к губкам вагины, принялся медленно насаживать на него девушку. Крепко удерживая руками, я начал сладостный танец-качание, а она помогала мне.

    – Ох-ох-аа-аа-аа-ааа… – постанывала она. – Ах, ка-ак хорошо. Оо-оо-оо! – Она медленно вязала бедрами кружева вокруг моей вонзающейся в нее иглы. – Ох, как приятно. Ох-аа-аа-аа, я сейчас… Оо-оо-оо! – И она оросила головку моего неугомонного члена своими сладкими соками.

    Я почувствовал, что сейчас потеряю сознанию и, желая поглубже войти в нее, приподнял, усадил на автомобильное сидение и несколькими сильными пронизывающими ударами довел своего скакуна до крайней степени напряжения, пустив в ее нежное, обнимающее лоно струю горячей, чуть ли не кипящей жидкости.

    На минуту мы застыли, прижавшись друг к другу, наслаждаясь ощущениями, сопровождающими то состояние, в которое впадаешь после удовлетворения. Затем, достав из кармана платок, я подвел его под свой член и медленно вышел из нее; она же, словно не желая меня отпускать, крепко вцепилась в меня.

    Обтерев себя, я оставил платок у нее в промежности и убрал свое хозяйство в штаны. Затем я опустил ее платье, обнял ее и нежно поцеловал в губы.

    Ее, казалось, пробирала дрожь, пульс бился как сумасшедший, а ее рука нервно шарила по моей ширинке. Расстегнув пуговицы, она снова ухватилась за мой обвисший инструмент и принялась нетерпеливо манипулировать им, издавая возгласы недовольства из-за того, что он сделался мягким, в то же время безумно целуя меня, словно хотела прикосновением своих губ вернуть его к жизни.

    К этому времени мы почти подъехали к ее дому, поэтому, приведя себя в порядок, уселись рядышком, словно ничего между нами не произошло. Джозеф, остановив машину, ждал дальнейших распоряжений.

    – Когда я снова увижу тебя? – спросил я ее. – Ты в самом деле очаровательная крошка, и я хочу увидеть тебя еще раз. Не осчастливишь ли ты меня своим присутствием завтра вечером?

    – Нет-нет, – ответила она. – Завтра я встречаюсь со своим дружком и с вами не смогу встретиться. Если хотите, давайте в четверг вечером (дело происходило во вторник). В четверг я смогу с вами встретиться, но нам придется разойтись пораньше, потому что утром мне нужно вставать, так что, если хотите, давайте встретимся в семь вечера.

    – Договорились, – ответил я и снова запустил руку под ее коротенькое платье, дабы лишний раз прикоснуться к желанным губкам. – Я встречу тебя на этом же месте в семь тридцать, и если ты не возражаешь, мы поедем куда-нибудь, где можно хорошо отдохнуть. А пока, – я засунул руку в карман и извлек оттуда банкноту, – возьми вот это. Может быть, ты захочешь купить себе что-нибудь, чтобы выглядеть еще лучше при нашей следующей встрече.

    – Ой, спасибо! – сказала она, несколько удивленная моей щедростью – ведь банкнота была довольно крупной. – Я непременно приду и сделаю все, что вы скажете. А теперь, – она вытянула губки трубочкой для поцелуя, – я должна идти. Ведь мне нужно рано вставать, иначе меня выгонят с работы! – И после еще одного сладостного поцелуя я отпустил ее.

    Можете не сомневаться, в четверг я был в назначенном месте в назначенное время и, приняв меры предосторожности – я оставил Джозефа с машиной за полквартала от ее дома, – был вознагражден зрелищем моей крошки, торопливо шедшей по улице в моем направлении. Обменявшись короткими приветствиями, мы сразу же поспешили к машине, торопясь поскорее покинуть район, где она жила.

    – Куда? – весело спросил я, несколько раз поцеловав ее и убедившись, что она ничуть не изменилась.

    – Мне все равно, – ответила она. – Куда хотите. Единственное, о чем я прошу, чтобы вы доставили меня домой вовремя, потому что в прошлый раз мне здорово попало за то, что я поздно пришла.

    – Можешь не беспокоиться, – сказал я. – Я доставлю тебя назад вовремя. А пока, моя дорогая, я бы хотел, если, конечно, ты не возражаешь, побыть с тобой наедине. Я хочу любить тебя и овладеть тобой, моя дорогая Анна, если ты не против.

    – Да, конечно! – ответила она. – Я и сама об этом думала, только не хотела говорить. Если у вас есть место, куда бы мы могли поехать и где могли бы побыть одни…

    – Сколько угодно! – воскликнул я. – Джозеф, езжай туда, куда мы с тобой договорились.

    Джозеф тут же развернул машину, и скоро мы неслись по направлению к квартирке, которую я специально снимал для таких случаев. Квартира была расположена в тихом квартале, и Джозеф, будучи моим доверенным лицом, прекрасно знал о моих намерениях, а иногда даже и принимал деятельное участие в этих маленьких развлечениях.

    Через несколько минут машина остановилась у самых дверей. Я помог Анне выйти, а Джозеф остался, чтобы припарковать машину в подходящем месте. Мы вошли в вестибюль, я открыл ключом дверь, ведущую в холл, и мы оказались в квартире, располагавшейся на первом этаже.

    Анна, едва войдя, тут же начала пожирать все вокруг глазами, а когда я провел ее в большую комнату, она вскрикнула от удивления, поскольку мебель здесь была довольно необычной.

    Так как это место предназначалось исключительно для удовольствий, я воспользовался услугами опытного декоратора и меблировщика, и он доказал, что не напрасно получил деньги. В комнате вместо обычных диванов, столов и стульев с изогнутыми ножками он разместил несколько мягчайших и уютнейших оттоманок. За исключением нескольких очень изящных офортов на стене, маленького столика для сигарет, на котором лежала зажигалка и были выставлены напитки, в комнате (в отличие от большинства комнат в городских квартирах) больше ничего не было.

    Я закрыл за собой дверь и запер ее на замок, зная, что у Джозефа есть свой ключ и он всегда может войти, воспользовавшись им. Затем, обняв девушку, я притянул ее к себе и уложил на одну из мягких подушек. Наши губы слились в поцелуе, и вскоре страсть и желание совершенно овладели ею. Узнав Анну получше, я понял, что в предварительной подготовке не было особой необходимости, ибо по природе она была легко возбуждающимся существом, которому свойственны вожделение и страсть. Она всегда была готова к любовной игре, и ей требовался лишь небольшой начальный толчок, чтобы воспламенить ее и заставить ее кровь быстрее бежать по жилам.

    – Ах вы, медведь, куда вы так спешите? – сказала она, переводя дыхание и высвобождаясь из моих объятий. – Послушайте, мистер Андерсон (именно так я представился ей при нашей первой встрече; и читатель не ошибется, если выскажет предположение, что имя это вымышленное), я просто удивлена вашими действиями. Чтобы джентльмен так поступал с молодой дамой во время первого визита к нему! И вам не стыдно? – под неумолчный хохот нас обоих она попыталась подняться, и когда ей это удалось, сделала вид, что хочет удалиться, но вновь оказалась в моих объятиях, и вновь последовали поцелуи, объятия и ласки, столь сладостные для нас.

    Наконец, запыхавшись, мы остановились, и я с радостью услышал тихий прерывистый стук в дверь. Дав девушке несколько мгновений, чтобы она могла привести себя в порядок – опустить юбку, которая все равно почти ничего не скрывала, – я открыл дверь и обнаружил за ней Джозефа: как я и предполагал, он держал в руках поднос с двумя бокалами коктейля особого сорта, который был мне весьма по вкусу.

    – А, – сказала Анна, – так это ваш человек! Слушайте, я не знала, кто там, но теперь, когда я вижу, что он принес добрые вести, – говоря это, она скорчила жеманную гримаску и взяла в руку бокал с искристым напитком, – я думаю, мы должны воздать ему должное и принять это подношение с благодарностью. – С этими словами она пригубила коктейль и, издав одобрительный звук, залпом выпила почти половину.

    Судя по всему, коктейль ей тоже пришелся по вкусу, чему я был весьма рад, поскольку напиток этот был весьма возбуждающим, и два-три бокала, выпитые этой впечатлительной девушкой, быстро заставили бы ее забыть обо всем на свете. Поэтому я предложил ей допить коктейль до конца.

    Я тоже выпил свой бокал и почувствовал, как эта действенная жидкость начала растекаться по моим жилам, наполняя все тело приятным теплом. Велев Джозефу еще раз наполнить бокалы, я уселся рядышком с объектом моих желаний и завязал разговор, полагая, что будет лучше, если я дам ей немного отдохнуть от моих ухаживаний, поскольку времени для этого у меня еще будет предостаточно, после того как напиток начнет действовать в полную силу.

    – Ах, моя дорогая, – сказал я, – сегодня ты, я вижу, особенно хорошенькая. Должен сделать комплимент твоему вкусу. В этом платье ты выглядишь отменно и очень привлекательно. Да, для девушки твоего возраста ты вполне сведуща в том, как одеваться и раздеваться.

    Она весело рассмеялась в ответ на мою шутку и, положив свою руку на мою, сказала:

    – Мой дорогой благодетель, главная роль в этом принадлежит вам. Ведь это вы дали мне деньги, чтобы я купила себе это красивое платье, – и она приподняла его, чтобы я мог получше рассмотреть ее приобретение. При этом ноги ее обнажились до самых бедер, и вид восхитительной обнаженной плоти поверх шелковых чулок возымел на меня такое действие, что орган мой приподнялся, словно желая получше разглядеть эту картину. – Это вы мне его купили, так что можете делать комплименты самому себе. Вы – причина того, что я сегодня, как вы это называете, хорошенькая.

    – Ну и ну, – со смехом сказал я. – Поверь, дорогая, я об этом даже и не думал. Но теперь, когда я вижу результат моих небольших денежных вложений, пусть тебя не удивляет, если я надумаю повторить эксперимент, – с этими словами я заключил ее в свои объятия и запустил руку под платье, чтобы ощутить ее упругую плоть.

    – Ой-ой, – рассмеялась она, – если вы собираетесь действовать подобным образом, то я больше никогда, слышите, никогда не скажу и слова о том, что покупаю для вас. Я вижу, вы намерены сами проверять, что покупается на ваши денежки. Кстати, это платье – не единственная моя обновка. Ваша щедрость позволила мне купить кое-что еще.

    – Так ты еще что-то купила? – воскликнул я с наигранным удивлением. – Ты должна мне сказать, что это такое. Новая шляпка? – я с восторгом принялся рассматривать модную шляпку, которая лежала на столике.

    – Нет-нет-нет! – рассмеялась она. – Холодно! Холодно! Ни за что! – сказала она с очень серьезным видом, но это была всего лишь игра. – Боюсь, если я скажу вам об этой обновке, то вы прибегнете к той же тактике, что и с моим платьем, а это, я не сомневаюсь, будет просто кошмарно, – и она в наигранном ужасе закрыла лицо руками.

    В это мгновение Джозеф вошел с новой порцией коктейля. Я протянул Анне наполненный до краев бокал и с радостью увидел, что она выпила все одним духом. Видимо, ее томила жажда, поскольку в комнате было очень тепло, даже душно, так как все окна были плотно закрыты, а занавеси опущены.

    Джозеф тут же вышел из комнаты, а я сел рядом с Анной, обнял ее за талию, притянул к себе и начал щупать ее налитую грудь и напрягшийся сосок, хорошо заметный под тонкой тканью. В то же время я продолжал шутливо допытываться у девушки, что за обновку она себе купила.

    – Ну да, – рассмеялась она. – Если я вам скажу, вы непременно захотите потрогать. А это вещи интимные. Ладно, буду с вами откровенна. Это кое-что из нижнего белья. А поэтому, как вы понимаете, я никогда, никогда…

    Не дав ей опомниться, я повалил ее на спину, задрал платье, обнажив ее тело до самой талии, и с удовольствием принялся разглядывать хорошенькие кружевные трусики. Я еще никогда не получал такого наслаждения от разглядывания женских трусиков.

    – Вот ты какая! – воскликнул я. – Почему ты мне сразу об этом не сказала? – Я запустил руку в трусики и на секунду задержался в ее самом чувствительном месте, отчего она тут же принялась так крутить своей попкой, что я счел за лучшее отложить это дело на потом. – Ах ты, маленькая проказница! Как ты посмела прийти в таких трусиках! – принялся я притворно ворчать. – Они же со всех сторон закрыты! Ты что, боишься подвергнуться насилию? В этом причина?

    – Может быть, я как раз опасалась обратного – что не подвергнусь насилию! – хихикнула она. Коктейль явно начал действовать. Она потянулась к моей ширинке, торопливо расстегнула пуговицы и выпустила на волю моего вздыбившегося скакуна, который тут же оказался в ее теплой маленькой ладошке. – Я могу быть уверена, мой дорогой мистер Андерсон, что вы не шутите, когда говорите такие ужасные вещи?

    Не отвечая прямо на вопрос, я убедил ее снять коротенькое платьице, и она осталась в одних лишь трусиках и бюстгальтере, почти не скрывающих ее прелестей, в чулках и туфельках. После этого я снова заключил ее в свои объятия и принялся осыпать страстными поцелуями.

    – Ну-ка, давай снимем и это! – воскликнул я, стягивая с Анны трусики. Скоро они уже были на уровне ее коленей, а затем я и вовсе стянул их с нее и бросил на диван рядом с собой.

    – Ах вы какой! – надула она губки. – Я думаю, было бы справедливо наказать так же и вас, заставить вас раздеться, чтобы никакой разницы между нами не было! – И она начала расстегивать мою жилетку и другие предметы одежды. Написать об этом заняло больше времени, чем мы потратили на то, чтобы предстать друг перед другом в костюмах Адама и Евы.

    Не успели мы раздеться, как снова раздался прерывистый стук в дверь. Анна, оглядываясь в поисках какой-нибудь накидки, выглядела смущенной и даже несколько ошеломленной, но я успокоил ее, сказав, что это Джозеф, а Джозеф – мое доверенное лицо и служит у меня не первый год. После этого она не делала никаких попыток прикрыть свою наготу. Она лежала в моих объятиях, выставив на показ все свои прелести.

    Джозеф вошел с новыми напитками для нас. Он ничем не выдал своего удивления открывшейся перед ним картиной, и Анна, поднявшись, чтобы взять бокал, хихикнула, а затем снова упала в мои объятия – ее рука так и не выпустила мой напряженный и пульсирующий член.

    Больше я ждать не мог. Игнорируя присутствие Джозефа, я грубо опрокинул девушку на спину, направил свой инструмент ко входу в ее отверстие и одним движением до упора всадил его туда. Поддерживая ее под ягодицы и ощущая бархатистость этой великолепной попки, я погружался в ее сладкую потайную щель, стенки которой страстно обхватывали мой член, как перчатка пальцы. Наконец, со стонами и криками она без остатка впитала в себя эликсир, выплеснувшийся из головки моего члена, и в полуобморочном состоянии, тяжело дыша, замерла на диване.

    – Ах, Господи, – воскликнула она. – Это было так великолепно! Просто замечательно!

    Она принялась сжимать и разжимать свои ягодицы и вращать ими, словно пытаясь вдохнуть жизнь в мой потерявший твердость инструмент, который она продолжала крепко удерживать влажной и горячей хваткой своего вместилища. Но – увы – он стал мягким и податливым и легко выскользнул из ее объятий. Она вскрикнула от разочарования и огорчения и, крепко сжав бедра, погрузила лицо в подушки, чуть ли не рыдая под воздействием неудовлетворенного желания. Ее обнаженное тело сотрясалось и подрагивало, словно от электрических разрядов. Я обнял ее за плечи, желая как-то утешить и принести извинения за быструю потерю мужской силы, но она сердито отодвинулась от меня и отказалась от утешения.

    В это мгновение мой взгляд упал на Джозефа, стоявшего в нескольких шагах от нас и с интересом наблюдавшего за нашей яростной любовной игрой. У меня мгновенно возник план, я подвинулся к девушке и прошептал ей на ушко:

    – Анна, дорогая! Если ты послушаешь меня, то я, без сомнения, смогу избавить тебя от огорчений. Послушай хотя бы минуточку! – Природное женское любопытство возобладало, и она согласилась выслушать меня. – Посмотри на Джозефа. Разве ты не видишь, что он тоже возбужден сверх всякой меры? Достаточно взглянуть на его брюки, чтобы убедиться, что вид твоих женских прелестей не оставил его равнодушным. Я уверен, что если ты позволишь, то он с удовольствием даст тебе то, чего ты так жаждешь. Нет, ты только посмотри на его брюки, Анна. Видишь?

    При этих словах она чуть повернулась и, бросив взгляд на большой выпуклый бугор, распиравший брюки Джозефа, снова спрятала лицо в подушки.

    – Ой, он кажется таким большим, – сказала она секунду спустя, – я боюсь, как бы он не сделал мне больно. Но если вы и правда хотите, чтобы он…

    Я не стал тратить время на пустые слова и особым образом кивнул Джозефу, внимательно слушавшему наш разговор. Он тут же вышел, а я принялся целовать и ласкать мою крошку, надеясь, что моя плоть вновь восстанет из мертвых.

    – Ой, – сказала она разочарованным тоном, подняв голову и обводя комнату глазами, – куда же он ушел? Я думала… думала, что он…

    – Он сделает это, – рассмеялся я. – Не беспокойся за него. Он сделает все, что ты от него потребуешь. Просто я подумал, что ему лучше выйти и раздеться. Так вам обоим будет удобнее. А вот и он, – в этот момент дверь открылась, и Джозеф вошел в комнату в чем мать родила. Его здоровенный член торчал, как железный лом. Джозефа Бог явно не обидел в этом смысле. Инструмент его был не меньше фута в длину при диаметре в несколько дюймов. Огромные яйца напоминали конские. Такое зрелище могло напугать любую девушку, поэтому Анна вскрикнула и снова погрузила голову в подушки.

    – Ну-ну, Анна, – принялся уговаривать я ее. – Неужели ты и вправду испугалась этого монстра? Ты ведь только что просила еще и еще. А стоило мне дать тебе настоящую вещь, как ты делаешь вид, что испугана до смерти. Хочешь, чтобы я отослал Джозефа? Ты только скажи.

    Ответа, конечно, не последовало, и Джозеф уселся рядом с нами. Я передал девушку в его руки; после нескольких поцелуев и поглаживаний он перевернул ее на спину и, забравшись на нее, направил головку своего инструмента в ее щелку, пытаясь проникнуть вглубь.

    Анна помогала ему насколько это было в ее силах: она обвила его руками и ногами, делая попкой встречные движения; после нескольких попыток он наконец вошел внутрь, и любовный танец начался.

    Джозеф был пылким любовником. Он мог удовлетворить желания практически любой девушки и весьма гордился своим талантом. Но наша крошка Анна была девушкой необычной. Приняв в себя два мощных разряда, она, казалось, по-прежнему не желала выпускать его из своего гнездышка, так ей понравились его труды. Но наконец все игры были закончены, и мы втроем неподвижно улеглись на полу.

    Спустя какое-то время Джозеф поднялся и снова принес нам напитки – на сей раз три бокала: один для себя. Между нами завязался разговор. Анна рассказала нам о своем дружке, о том, какой он замечательный парень и что скоро они поженятся. Потом я спросил, не может ли она в следующий раз привести с собой подружку, на что она немедленно согласилась.

    – Я приведу Грейс, – сказала она. – Мы давно дружим и всюду ходим вместе. Я уверена, она вам понравится. Грейс – очень хорошая девушка, примерно моего возраста, блондинка с замечательной фигурой, любящая развлекаться. Думаю, что Джозеф найдет еще одно приятное гнездышко для своей ужасной штуки, – она ухватилась за его инструмент и озорно покрутила его, отчего мы оба рассмеялись.

    – Но ты должна понимать, – серьезно сказал я, – что хотя я иногда и приглашаю Джозефа принять участие в наших забавах, я все же хочу, чтобы эта девушка принадлежала мне и только мне. Джозеф это очень хорошо понимает, но я хочу, чтобы и ты это поняла. Тебе ясно, моя крошка?

    – Да, конечно, – рассмеялась она, – если вы так хотите, значит, так оно и будет. Во всяком случае вы ее увидите, если уж вам так хочется, и я уверена, она вам понравится. Что касается меня, то я бы предпочла, чтобы все оставалось, как есть…

    – Ну, – категорически сказал я, – это мне решать. Пока ты со мной и пока я о тебе помню, – здесь я многозначительно взглянул на нее, – ты будешь более чем удовлетворена. Можешь заверить свою подружку, что, если она будет вести себя так, как нравится мне, я буду относиться к ней так же хорошо, как и к тебе. Как ты думаешь, ее это устроит?

    – Устроит? – переспросила Анна, по-прежнему держа в руке член Джозефа и легко его массируя. – Да я в этом просто уверена. Грейс, как и я, собирается замуж, и у нее тоже скоро состоится свадьба, а поскольку у дружка ее денег не очень много, то во всем, что касается денег, она как голодный волчонок. Я думаю, за деньги она сделает что угодно, так что на этот счет можете не беспокоиться. Когда вы хотите встретиться с ней?

    – При нашей следующей встрече, – сказал я. – А сейчас давайте-ка лучше подумаем о насущном. Я вижу, что у Джозефа снова начинает твердеть, да и у меня уже не такой мягкий, а потому, девочка моя, я думаю, что тебе предстоит еще один сеанс. Так что переворачивайся на спинку и дай-ка мне посмотреть, обладает ли твоя щелка свойством усаживаться. – Я перевернул ее на спину, забрался сверху и через некоторое время оросил ее чрево новой порцией своего бальзама. Затем, поднявшись, я позволил взобраться на нее Джозефу. Он проработал не меньше двадцати минут, и наконец с криками, стонами, тряской и царапаньем спины каждый из них опустошил свой резервуар, и они оба бездыханные замерли на полу.

    На прощание я сделал Анне обычный денежный подарок, недвусмысленно давая понять, что она получает эти деньги в качестве вознаграждения за труды по снятию напряжения с моего органа. Мы договорились о следующей встрече, я велел Джозефу отвезти ее домой и на какое-то время забыл о ней.

    Я полагаю, что в этой части моего повествования самое время познакомить читателя с некоторыми причудами и наклонностями автора, чтобы в ходе дальнейшего рассказа о любовных похождениях читателю уже были известны как нормальные, так и выходящие за рамки нормальных пристрастия пишущего.

    Как я уже говорил, человек я не очень молодой, но, если мне самому позволительно говорить об этом, довольно приятной наружности, пользующийся вниманием со стороны противоположного пола. Получив хорошее наследство и имея дело, практически не требующее моего участия, я большую часть времени посвящаю удовольствиям, которые, как, несомненно, уже догадался читатель, носят в основном чувственный характер.

    Я страстный поклонник красоты во всех ее проявлениях. Я люблю цветы, картины, изящные вещи, но больше всего развитые формы современных девушек, этаких модниц. Поскольку финансовое положение позволяет мне удовлетворять большинство моих желаний, я повсюду ищу покладистых девушек, и если они готовы исполнять мои желания и прихоти, я обращаюсь с ними весьма обходительно и щедро вознаграждаю за время, проведенное со мной.

    Меня совсем не привлекают так называемые «женщины полусвета», уличные потаскушки, проститутки и вся эта порода. Я с бульшим пылом готов ласкать коленку или бедро какой-нибудь не очень опытной молоденькой дамочки и удовлетворяться этим, чем лежать в постели с прошедшей огонь и воду профессионалкой. Я люблю юность, красоту и влекущую свежесть, присущие нынешним современным девушкам.

    Джозеф, как уже, видимо, понял читатель, является не только моим слугой, но и доверенным лицом. Он по мере сил и возможностей помогает мне во всех моих любовных делах и принимает самое активное участие во многих приключениях подобного рода, и я доверяю ему абсолютно. Теперь, когда на горизонте моей жизни появилась малютка Анна, я уверен, что имею в лице Джозефа верного и преданного мне помощника.

    Обещание привести и познакомить меня со своей подружкой Грейс, столь любезно данное Анной, послужило обильной пищей для моего разогретого страстью воображения. В этот вечер я оделся со всем тщанием и прибыл в условленное место задолго до назначенного времени, желая поскорее увидеть девушку, о которой Анна так тепло отзывалась.

    И вот я увидел Анну, приближающуюся ко мне по улице в сопровождении девушки примерно того же роста и сложения, что и она сама. С первого же взгляда я понял, что Анна ничуть не преувеличивала достоинств своей подружки. Грейс и в самом деле была очень красивой, с большими голубыми глазами и густыми золотистыми, коротко остриженными по моде волосами.

    Фигура у нее была просто идеальная, ибо формы молодого тела подчеркивало облегающее короткое платье. Она была без шляпки, что указывало на то, что она, видимо, вышла из дома, сказав домашним, что идет на небольшую прогулку.

    Представление было коротким, и я помог обеим сесть в машину. Джозеф ехал очень медленно, и я предусмотрительно задернул шторки на окнах, чтобы нас не увидели прохожие, когда машина остановится на перекрестке.

    – Ну вот, мистер Андерсон, – со смехом сказала Анна, – я доставила вам пленницу, и уверяю вас, что для этого мне пришлось изрядно постараться, потому что Грейс безумно любит Чарли и поначалу сомневалась, стоит ли ей вообще идти, но я сказала, что обещала вам и что она подведет меня, если не пойдет со мной; к тому же я уверена, что, когда мы побудем немножко вместе, она начисто забудет о своем милом дружке, и мы все вместе неплохо развлечемся. Я правильно говорю, Грейс? – спросила она, поворачиваясь к разрумянившейся девушке, сидевшей рядом со мной.

    Вместо ответа Грейс положила головку мне на плечо и, просунув руку за моей спиной, схватила Анну за руку и с силой сжала ее. Затем нервно рассмеялась и сказала низким грудным голосом:

    – Ты же знаешь, Анна, что для меня это очень… очень необычно – ездить в автомобиле, к тому же Чарли… это мой дружок, – пояснила она мне, – Чарли ужасно ревнив и не позволяет мне никуда ездить. Если он что-нибудь узнает или заподозрит, то никакой свадьбы не будет. Я от него просто без ума, а потому должна блюсти себя. Ты, Анна, это знаешь не хуже меня.

    – О да, – сказала Анна. – Я знаю, что ты без ума от Чарли, как и я без ума от Джима, но разве это может помешать нам немного развлечься? К тому же мы с тобой всегда уходим вдвоем, и кто может узнать, чем мы занимаемся? А кроме того, мистер Андерсон такой замечательный человек! Я уверена, стоит тебе узнать его получше, как ты будешь с нетерпением ждать следующей встречи с ним. Я правильно говорю, мистер Андерсон? – спросила она, ожидая от меня подтверждения.

    Я рассмеялся и, обняв обеих девушек за талию, сказал Грейс:

    – Я бы сказал так, моя дорогая: поскольку ты обручена с твоим возлюбленным Чарли и собираешься выйти за него замуж, то тебе нужно привыкать к мужской компании. А то, что ты проводишь время со мной и я могу… могу в своих отношениях с тобой зайти так же далеко, как твой Чарли, ни в коей мере не должно огорчать или расстраивать тебя. Напротив, я думаю…

    – Ах, мистер Андерсон, – прервала меня Анна, – я забыла сказать вам, – и тут она просто покатилась со смеху, – забыла сказать, что наша малютка Грейс так безумно влюблена в своего Чарли, что даже не подпускает его к себе и не разрешает ему к себе прикасаться. Она считает, что если девушка подпустит к себе парня до свадьбы, то он никогда на ней не женится. Вы можете себе такое представить? – И она снова залилась смехом.

    Бедняжка Грейс покраснела как маков цвет, и я, решив немного приободрить ее, сказал, что в некотором смысле это даже лучше, на что Анна немедленно надулась, потому что со своим ухажером она вела себя прямо противоположным образом. Между нами разгорелся горячий спор, в котором Грейс не принимала никакого участия.

    К этому времени мы добрались до дома, в котором я снимал квартиру, и Джозеф, остановив машину, помог девушкам выйти. Оказавшись в квартире, девушки закурили, а Джозеф принес поднос с тремя бокалами возбуждающего коктейля. К моему удивлению, Грейс отказалась пить, за что подверглась безжалостным насмешкам со стороны Анны. Грейс внимательно изучала обстановку в комнате, и я видел, что она чувствует себя не в своей тарелке, а потому вознамерился привести ее в более радужное состояние духа. Могу сказать не без гордости: не прошло и нескольких минут, как она уже сидела на подушках, смеясь и болтая, как и ее подружка.

    Зная, что время у нас ограничено, я встал и, взяв Грейс за руку, предложил ей показать квартиру. Я увел ее в соседнюю комнату, обставленную точно так же, как и первая, и сразу же закрыл дверь на задвижку.

    Анна с любопытством смотрела на нас и, видя, что мы собираемся оставить ее одну, не проронила ни слова. В этот момент в комнату вошел Джозеф с новой порцией коктейля, а посему я был уверен, что до нашего возвращения Анна не останется без дела, поскольку дал ему соответствующие указания на этот счет, так что Грейс какое-то время будет целиком и полностью находиться в моем распоряжении. Грейс явно чувствовала, о чем я думаю, поскольку позволила мне уложить себя на подушки рядом со мной. Как только она оказалась в моем безраздельном пользовании, я принялся осыпать ее горячими поцелуями, ощупывая руками ее юное и такое свежее тело.

    Однако тут же выяснилось, что Грейс – девушка весьма практичная, особенно по части договоров и условий. Она мягко отодвинулась от меня, разгладила на себе платье и, оглядевшись, чтобы убедиться, что мы одни, сказала вполголоса:

    – Как я понимаю, мистер Андерсон, вы и Анна были в близких отношениях – вы и знаете ее довольно близко, если уж она вам принадлежала. Анна сказала мне, что вы хотите со мной встретиться и немножко развлечься, но вы должны понимать, мистер Андерсон, что одна из главных причин, по которой я приняла это предложение, состоит в том, что, как вы сами дали ей понять, я получу что-то взамен, то есть что вы собираетесь заплатить мне. Я не хочу показаться слишком прямолинейной, но вы должны понять, что я не свободна и собираюсь вскоре выйти замуж. А таких вольностей я не позволяю даже тому, кто скоро станет моим мужем. Поэтому, прежде чем мы продолжим, я хочу, чтобы между нами не было недомолвок. Я ведь правильно говорю?

    – О да, – сказал я с облегчением, видя ее практичность, – именно это я и сказал Анне, и ты можешь не сомневаться: я сделаю, что обещал. Особенно после того, как увидел тебя, ибо теперь я знаю, что у меня нет причин сожалеть о своем предложении. Так что можешь быть уверена: ты получишь то, что тебе обещано, – и с этими словами я потянулся к девушке, желая прижать ее к себе и ошеломить ласками.

    Однако она снова отодвинулась от меня, натянув на колени коротенькое платье, и, подняв вверх пальчик, продолжила:

    – А еще Анна сказала мне, что ваш водитель… что он тоже участвует в этом. И я хочу знать, ограничится ли дело только вами двоими, потому что на большее я не соглашусь ни за какие блага. И не потому, что не могу или не хочу, а потому, что я уже обручена и должна соответствовать нравственным нормам. Если бы не деньги, я бы даже и думать об этом не стала.

    – Скажи, ты уже была с мужчиной? – с любопытством спросил я Грейс, озадаченный ее странным поведением: так она была не похожа на жизнерадостную Анну.

    – Да, – честно призналась она, – была, и не раз. И хотя я всем отказываю, в том числе и моему жениху, можете не сомневаться: делаю я это не потому, что мне не нравится это дело, а просто опасаюсь последствий – беременности и всего такого. При мысли об этом мне становится не по себе. Я очень хочу иметь дом, семью, детей и уверена, что в браке с Чарли мои заветные мечты сбудутся. А мое присутствие здесь… для меня это только средство достижения цели, и я не считаю это средство каким-то плохим. А теперь, когда мы поняли друг друга, давайте заниматься тем, чем собирались, потому что иначе мне влетит дома по первое число, если я поздно вернусь.

    – Да, но что если, – продолжал разговор я, – следствием этой нашей встречи станет беременность? Тебя это не беспокоит? Ты не боишься, что, отдавшись мне и Джозефу, через несколько месяцев можешь оказаться в интересном положении?

    – Через три недели у нас свадьба, – сказала она просто, – и хотя Чарли никогда не спал со мной, можете не сомневаться, что к тому времени, как он станет моим законным мужем, я отдамся ему. Так что, как видите, я позаботилась о возможных последствиях, как вы их называете, и можете ни о чем не беспокоиться.

    На этом я порешил завершить этот прозаический разговор и, вложив в руку Грейс крупную банкноту, прижал ее к себе и весь отдался наслаждению, которое давало соприкосновение с ее свежим, юным телом.

    Она лежала в моих объятиях, позволяя мне делать все, что я хочу. Шаря рукой по ее платью, я мял и ласкал ее упругие молодые груди, отделенные от моих пальцев лишь тонкой шелковой тканью. Запустив одну руку под платье и скользя по гладкому шелку ее чулок все выше и выше, я наконец почувствовал под пальцами восхитительную кожу ее бедер.

    Мой член к этому времени так и рвался наружу, и я, рывком расстегнув ширинку, вызволил его на свободу; он мигом оказался в ее маленькой ручке, которая принялась теребить и ласкать его столь приятнейшим образом, что у меня вскоре возникло ощущение, что я вот-вот исторгнусь прямо в ладошку.

    – Ах, как же ты хороша! – пробормотал я и, раздвинув ее бедра, вначале погладил ее живот, а потом спустился вниз и поиграл курчавыми волосками на ее лобке, после чего принялся ласкать губки, предварявшие вход в ее чувствилище. Наконец я почувствовал, что буквально сгораю от желания. Покрыв ее рот своим, я обнял ее рукой за шею и притянул к себе, заключив в столь жаркие и страстные объятия, будто собирался взять ее силой.

    – Мое платье, платье! – крикнула Грейс. – Не испачкайте его, умоляю. Вы можете кончить прямо на него, и мне придется…

    – Ну так сними его, – ответил я не без грубости и, чтобы слова не расходились с делом, принялся через голову стаскивать с нее платье.

    Грейс высвободилась из-под меня, приподнялась и выбралась из платья, позволив мне увидеть ее почти обнаженной. Затем, одним движением скинув с себя трусики, она предстала передо мной полностью нагой.

    Я схватил ее за руку, притянул к себе и принялся покрывать ее нагое тело страстными поцелуями. Член мой, уже достигший предела напряжения, дергался и пульсировал. Я опрокинул девушку на спину и возлег на нее сверху, сгорая от безумного желания. Она широко раскинула ноги, и я оказался между ними. Затем, расположив головку моего члена у входа в ее отверстие, я сделал движение вперед… но был несказанно удивлен, обнаружив, что даже головка не вошла внутрь, не говоря о самом члене. И хотя я старался изо всех сил, естественная величина моего конца в сочетании с узостью ее отверстия сводили все мои усилия на нет.

    – Вам с этим никогда не справиться! – выдохнула Грейс так, словно эти слова сами изошли из ее тела под воздействием моих усилий. – Я знаю, я там чересчур узка. Слишком много времени прошло с тех пор, как я это делала в последний раз.

    Я счел за лучшее не спорить с ней и, вскочив на ноги, дернул за шнурок звонка, призывая Джозефа, а сам в это время жадно разглядывал ее прекрасное обнаженное тело.

    – Что вы собираетесь делать? – спросила она, глядя на меня снизу и делая попытку подняться на ноги, но я снова мягко уложил ее на спину.

    – Я звоню Джозефу, – объяснил я. – Скажу ему, чтобы он принес мазь, с помощью которой надеюсь значительно облегчить решение этой проблемы. Не бойся и не смущайся, ведь тебе придется и с ним заняться любовью, так что вид твоего обнаженного тела будет для него приятным сюрпризом.

    В этот момент Джозеф тихо постучал в дверь, я впустил его и сообщил о препятствии, с которым встретился. Он бросил взгляд на девушку, а она от стыда спрятала лицо в подушку. Судя по тому, что брюки на нем были расстегнуты, он, видимо, вовсю утешал Анну. Джозеф вышел и через минуту вернулся с бутылочкой мази.

    Поставив мазь перед собою, я оседлал девушку и для начала щедро умаслил головку своего орудия, а затем, вновь заключив ее в объятия, предпринял вторую попытку овладеть ею. На этот раз мне удалось вклинить головку между плотно сомкнутых губок. Заняв более удобную позицию, я сделал сильное движение вперед всем телом – и почти целый дюйм моего пульсирующего органа оказался в ее влагалище.

    – О-о-о-о-о-ох, – простонала она, ерзая всем телом по подушке и упираясь руками мне в подбородок, словно собираясь оттолкнуть от себя, – вы мне делаете бо-о-о-ольно! Ой-ой-ой-ой! Он слишком… слишком большой! Выньте его на минутку. Всего на минутку. Ох, как он меня распирает! Я этого не вынесу! Вы… Постойте! Постойте!

    Но меня уже ничто на свете не заставило бы покинуть с таким трудом завоеванные позиции, поэтому я, крепко удерживая руками ее противодействующие моим усилиям ягодицы, на мгновение словно завис над нею, а затем одним движением наполовину погрузил свой кинжал в ее трепещущие цепкие ножны. Грейс издала безумный крик боли и, лишившись чувств, обмякла в моих руках.

    Должно быть, это жестокое движение причинило ей немалую боль, но я, будучи одержим страстью, уже не в силах был остановиться и, видя, что она потеряла сознание, решил извлечь максимум выгоды из этой ситуации: несколькими мощными толчками я вошел в нее до упора и распластался на ней, тяжело дыша и жадно хватая ртом воздух. Так я и лежал, пока девушка не пришла в чувство.

    Крик боли, который издала Грейс, был настолько громким, что вполне мог напугать Анну, да и напугал бы, не полагайся я на Джозефа и его инструмент, – уж они-то вдвоем должны были исключить всякое досадное недоразумение. К тому же дверь в комнату была закрыта и наверняка заглушила крик.

    Я с нетерпением ждал, когда девушка придет в сознание. Вскоре она начала подавать признаки жизни и, едва открыв глаза, принялась ерзать подо мной, двигая своей попкой. Убедившись, что боль от первого проникновения прошла, я начал ритмические движения, добиваясь того, чтобы инструмент мой скользил вдоль разогретых и орошенных влагой стенок ее оболочки, словно палец в перчатке.

    – Ой-ой-ой, – закричала она, – какой вы грубый! Грубый и бестактный! Неужели вы не можете быть чуточку понежнее со мной?

    Однако, как только боль уступила место более страстным чувствам, она с силой обхватила руками мою шею, отвечая мне встречными движениями бедер, ее губы впились в мои – и мы стали одним живым организмом, повинующимся единому ритму желания, сопровождая наши движения криками и стонами страсти.

    – О-о-о-о-о-о-о, – стонала она, вся подаваясь вперед, чтобы принять в себя моего мчащегося ей навстречу скакуна. – О-о-о-о, та-а-а-к, та-а-ак! – И ее отверстие смыкалось и размыкалось, послушно реагируя на стремительные, сладостные въезды и выезды моего жеребца. – Та-а-а-ак, вот та-а-а-ак! О-о-о-о-о-о-о! А-а-а-а-а-а-а! Я сейчас!.. О-о-о-о-о, мой дорогой, как мне хорошо! – И она оросила мое разбухшее орудие потоками горячей жидкости.

    Снова и снова сладострастно сжималось ее узкое отверстие, всякий раз орошая меня струйкой девичьей росы, и, чувствуя это, я вместе с ней близился к завершению. И когда я уже был на самом пределе, я, стиснув ее в своих объятиях, прошептал ей в самое ухо:

    – Вот он, ребеночек, которого ты так боишься. Сейчас я пущу в твое чрево пульсирующую жизнь! Сейчас, сейчас, сейчас! – и, взрываясь в ней, прокричал: – Вот он, первый плод твоего замужества! Прими его и храни, как дар от меня! – Струя горячей спермы устремилась в ее чрево – я не помню, чтобы прежде из меня исходило так много семени! – и я, войдя в нее до упора, ощутил самые сокровенные уголки ее женского естества.

    В этот момент она еще раз испустила из себя сок, и мы распластались на подушках в объятиях друг друга, бездыханные и обессилевшие. Я некоторое время лежал на ней без движения, чувствуя, как глубоко в ее чреве пульсирует мой член, загнанный по самое некуда, а она, обезумев от желания, как сумасшедшая вращала подо мной тазом, выдаивая из меня все до последней капли. Почувствовав, что жизнь понемногу возвращается ко мне, я снова начал медленные раскачивания.

    Второе совокупление продолжалось значительно дольше первого, и я сполна насладился сладкой узостью ее чувствилища. Грейс успела оросить меня соком четыре или пять раз, прежде чем я опять испустил в нее струю спермы, после чего мы оба затихли.

    Придя в себя и восстановив дыхание, я решил извлечь из недр девушки свой инструмент, но едва я вытащил пробку из этой живой бутыли, как из нее на подушки хлынула тягучая, вязкая жидкость. Я начал приводить себя в порядок, а Грейс, плотно сомкнув ноги, перевернулась на бок, словно желая скрыть от посторонних глаз этот изъян, нанесенный ее красоте. И тут я увидел, что во влаге, сочившейся из ее тела, присутствуют какие-то красноватые вкрапления, и сразу догадался, что это девственная плева, точнее – ее остатки, с которыми она теперь рассталась навсегда. И, глядя на обнаженную девушку, лежавшую передо мной, я испытал необычный прилив гордости.

    – А теперь черед Джозефа, – весело сказал я.

    При этих словах она повернула ко мне свое залитое слезами лицо и, выставив руку в умоляющем жесте, сказала:

    – Нет-нет, пожалуйста, прошу вас! Подождите хотя бы несколько минут! Я приму его, как мы и договорились, но мне нужно несколько минут, чтобы прийти в себя. А потом, если вы настаиваете, я выполню свою часть нашего соглашения.

    Волна сочувствия нахлынула на меня, и я подумал, что эта бедняжка, дабы устроить свой брак с возлюбленным, который еще не познал ее как женщину, продает себя – продает только затем, чтобы он мог, наконец, овладеть и насладиться ею. И вот она лежит здесь, готовая отдаться совершенно незнакомому человеку, моему слуге, а семя мое тем временем проникает в самые глубины ее чрева… Нет, это было невыносимо. Так не должно быть. И вдруг мне пришла в голову мысль: а что, если она и вправду забеременеет и ее чрево понесет моего ребенка? Может быть, лучше подождать немного, пока я не увижу результат? Джозефу вполне хватит Анны, а вот если Грейс, как она опасалась, понесет от меня, то дело примет неожиданный и приятный оборот. Я тут же принял решение.

    – Ладно, – сказал я, – так и быть. Тебе не нужно ложиться под Джозефа. Я передумал. Когда придешь в себя, можешь одеваться и уходить. Тебя это устраивает, моя дорогая? – Я снова лег рядом с нею и покрыл ее лицо поцелуями.

    – О да, я так рада, что вы меня избавили от этого. Как я уже сказала, я готова выполнить свою часть соглашения, но вы и вправду сделали мне очень больно. У меня еще никогда не было такого большого… О, он буквально растерзал меня на части! Мне кажется, я и идти-то не смогу. Помогите мне, пожалуйста, встать на ноги.

    Я помог ей подняться. Как только она встала, плодоносная влага, исторгнутая мною внутрь ее чрева, начала струйками стекать по ее обнаженным бедрам, но она не обращала на это внимания, ибо, к радости своей, убедилась, что жива-здорова и вполне владеет своими членами. Я протянул девушке полотенце и оставил ее, чтобы она могла привести себя в порядок. Приоткрыв дверь, я тихонько заглянул в соседнюю комнату, чтобы посмотреть, чем там заняты Джозеф и Анна.

    Оказалось, что заглянул я как раз вовремя, потому что между ними происходило… даже не совокупление, а настоящее сражение: переплетясь телами, они яростно катались по подушкам; на Анне не было никакой одежды, а на Джозефе оставались только трусы. Я повернулся к Грейс, и она, увидев в приоткрытую дверь столь соблазнительное действо, столь жаркую схватку между самцом и самкой, принялась жадным, горящим взором следить за всеми ее перипетиями, пока парочка, слившаяся в сладострастном объятии, не замерла в изнеможении и по телу любовников пробежала дрожь – самец испустил струю в нежное тело самки.

    При виде нас они смутилась и поспешно вскочили на ноги, а мы с Грейс, видя их смущение, от души рассмеялись.

    После этого девушки оделись, а поскольку я высказал желание узнать как можно больше об их прежних любовных похождениях и о том, при каких обстоятельствах они потеряли невинность, то мы договорились встретиться в следующий раз как можно раньше, после чего их развезли по домам. Покончив с этим, мы с Джозефом предались другим развлечениям и удовольствиям.

    Читатель может не сомневаться – развлечений у меня было более чем достаточно. Джозеф при этом неизменно выступал в качестве моего личного слуги, и у него всегда было наготове что-нибудь этакое; вот и на этот вечер у него было запланировано одно мероприятие, которое должно было – в чем он нисколько не сомневался – доставить мне подлинное удовольствие. Но об этом – по мере развития событий.

    Мы отправились на другой конец города, и когда Джозеф припарковал машину, пешком добрались до одного отеля с сомнительной репутацией, где Джозеф предварительно снял номер на вымышленное имя. Поднявшись в лифте, мы оказались в номере.

    – Ну, Джозеф, – сказал я, сделав глоток из фляжки, которую он прихватил с собою, – так что же ты припас мне на сегодня? Надеюсь, это будет что-нибудь свеженькое и необычное? Признаться, я ужасно устал после всех этих неувязок и приключений с Грейс, так что придется тебе, дружище, как следует потрудиться, чтобы меня развлечь.

    – Я заранее подумал об этом, сэр, – с присущим ему уважением ответил Джозеф, – и потому подготовил для вас кое-что, чем надеюсь заслужить ваше одобрение. Я и раньше делал все, что было в моих силах, устраивая вам различные мероприятия, не требовавшие от вас дополнительного расхода энергии. Вы не раз в этом убеждались и сами можете это подтвердить, поэтому можете быть уверены, что и на сей раз я не обману ваших ожиданий.

    Джозеф в самом деле никогда не обманывал моих ожиданий, вызывая у меня восторг и восхищение своими выдумкой и изобретательностью в такого рода делах. Естественно, что, потрафляя похотливым желаниям хозяина, слуга тоже не оставался в накладе, и в объемистые карманы Джозефа из моих перекочевала не одна сотня долларов, но это меня мало волновало, покуда он обеспечивал мои наслаждения, а уж в этом отношении он был настоящий мастер. И вот теперь я с нетерпением ждал, что же он приготовил для меня на этот раз.

    – Так что у тебя на уме, Джозеф? – спросил я.

    – Сейчас узнаете, сэр, – ответил он, не добавив больше ни слова, и я с любопытством стал наблюдать за ним.

    Джозеф подошел к телефону и попросил соединить его с номером, который он назвал; после этого у него завязался таинственный разговор с неизвестной мне персоной, по окончании которого он, улыбнувшись, положил трубку. Примерно через минуту раздался осторожный стук в дверь, и, когда Джозеф открыл ее, в проеме показалась фигура… не знаю, как ее назвать… Девушки? Если это была девушка, то такой мне еще встречать не доводилось.

    Ростом она была не более трех футов, а в остальном это была хорошо сформированная женщина. Миниатюрная женщина. Просто карлица. Ее появление вызвало у меня удивление, но, будучи привычным к сюрпризам Джозефа, я пригласил ее войти и закрыл за ней дверь.

    – Это, – сказал Джозеф, – мадемуазель Крошка. Вы, несомненно, встречали ее в различных театрах города. Я сообщил ей, что вы в восторге от ее талантов и, как видите, убедил ее прийти сюда и познакомиться с вами. Уверен, вы останетесь довольны этим знакомством. А теперь, когда вы представлены друг другу, позвольте откланяться и оставить вас наедине. Надеюсь, вы простите меня, поскольку мне нужно спуститься вниз, где у меня назначена еще одна встреча.

    Сказав это, мой почтенный слуга низко поклонился, открыл дверь и удалился. Я попросил маленькую даму присесть, и она, с любопытством оглядев комнату, села, но не на стул, как я ожидал, а на краешек кровати. Воистину, она была похожа на куколку.

    – Я безусловно рад случаю познакомиться с вами, – сказал я, – и должен сделать комплимент вашим актерским талантам. – Хотя, насколько помню, на сцене я ее ни разу не видел, я все же счел за лучшее не говорить этого вслух и следовать подсказке, столь услужливо подброшенной моим бесценным Джозефом.

    Услышав эти слова, мадемуазель Крошка улыбнулась, тихим грудным голосом поблагодарила меня за столь внимательное отношение к своей особе, а затем, к моему крайнему удивлению, протянула руку к ширинке моих штанов, расстегнула ее и извлекла мой обмякший член. Она принялась гладить и сжимать его с умением, свидетельствовавшим о том, что она обладает неплохими познаниями в этом усладительном искусстве.

    Это, конечно, сразу же сделало ненужными все предваряющие приготовления, и я тут же отбросил весь пиетет и всю предупредительность по отношению к ней, быстро привлек ее к себе и, нащупав маленькие грудки, выпустил их на свободу и приник губами к соску.

    Она тем временем продолжала играть моим инструментом, который к этому моменту обрел достаточную твердость. Запустив руку под юбку, я обнаружил, что чулки у нее приспущены до колен. Тогда я принялся ласкать и тискать ее маленькие ножки, а чуть погодя отправился повыше, туда, где находился вожделенный объект любви. Однако рука моя в тот же миг наткнулась на панталончики, временно приостановившие мой путь к цели. Крошка со смехом попросила меня обождать минутку, и, как только я убрал руку, она отпустила мой член, спрыгнула на пол и начала раздеваться.

    Вид этой крошечной фигурки (настоящей жемчужины в юбке), раздевающейся на моих глазах, вызвал у меня похотливое желание, и когда она быстро разоблачилась, обнажив свои миниатюрные прелести, словно выточенные резцом ювелира, я раскинул руки и заключил ее в свои объятия.

    Однако благодаря своему росточку она легко выскользнула из моих рук, и я, рассудив, что даром теряю драгоценное время, и не предпринимая более попыток схватить ее в свои объятия, просто лег на кровать, предоставив ей раздеваться дальше.

    Наконец, она осталась в одних чулочках и, гордо стоя передо мной, позволила мне созерцать свои прелести. Она даже медленно поворачивалась кругом, чтобы я мог получше рассмотреть ее миниатюрные спинку и ягодицы. Больше я ждать был не в силах. Я спрыгнул на пол, схватил ее, перенес на кровать, уложил на спину, лег рядом и принялся своим чувствительным языком вылизывать все ее тело.

    Она снова ухватилась обеими руками за мой стоящий член, поместив его между своих крохотных грудок, а я принялся двигать им взад-вперед, как при настоящем половом акте. И здесь, к моему удивлению, она вдруг приподняла свою голову, ухватила миниатюрным ротиком самый кончик моего пылающего пениса и принялась своим проворным язычком быстро и умело щекотать его, отчего я чуть было не свалился на пол.

    Я обхватил ее голову, приподнял еще повыше, так что чуть ли не вся головка оказалась у нее во рту, и полностью отдался чувству наслаждения этим необычным сладострастным актом. Через минуту-другую я почувствовал, что мой член напружинился до предела и, втолкнув его как можно глубже в ее сладкий ротик, я испустил в него кипящее семя, отчего она закашлялась и сделала попытку меня оттолкнуть, между тем как исторгнутая мною жидкость так и пузырилась у нее во рту. Когда я наконец отпустил ее голову и в изнеможении упал на кровать, она поднялась, сплюнула на пол остатки моего семени и, тяжело дыша, улеглась рядом со мной.

    – Ну и ну, – сказала она, когда дыхание вернулось к ней, – страшно сказать, сколько вы испустили! Я чуть не захлебнулась! Я уж думала, мне конец.

    – Значит, ты делала это и раньше? – с любопытством спросил я, снова обнимая и целуя ее.

    – О да, – смеясь, сказала она, – мой муж, который, кстати, был гораздо крупнее вас, всегда предпочитал этот способ наслаждения всем другим. Да и мне самой тоже нравится этот «французский вариант», как его называют. Уж сколько семени я проглотила, страшно и сказать. Ведь когда мой муж умер, у меня, как вы понимаете, были и другие, – она посмотрела на меня и весело рассмеялась.

    – Ты говоришь, твой муж был крупнее меня? – спросил я. – Ты имеешь в виду, крупнее только физически или во всех других отношениях тоже?

    – Я прекрасно вас понимаю, – рассмеялась она. – Вас интересует, были ли некоторые части его тела крупнее ваших, не так ли? И я вам отвечу: да. Значительно больше и крупнее. Вы, наверное, спросите, как такое возможно, принимая во внимание мои рост и телосложение? Они ведь мало подходят даже для обычных сношений с обычными мужчинами, то есть, хочу я сказать, с мужчинами, имеющими органы средних размеров. Да, поначалу это было весьма и весьма непросто, но, прожив с мужем несколько лет, я постепенно научилась не только принимать в себя все, что требуется, но и получать от этого наслаждение, естественно, при условии взаимного желания.

    Для меня, несмотря на весь мой опыт, это было в новинку, поскольку я считал, что карлицы и им подобные могут иметь половые сношения только с представителями своего рода-племени.

    Мысль о том, что такая миниатюрная женщина в состоянии вынести сексуальные посягательства нормального мужчины, такого как я, заинтриговала меня, и чтобы получить представление о состоянии ее органов, я запустил руку ей в промежность и раздвинул губки ее влагалища. К своему удивлению, я обнаружил, что все обстоит именно так, как она мне сказала, и я с сожалением подумал о плачевном состоянии моего члена. Мне захотелось вновь обрести подобающую упругость этого органа, чтобы овладеть этой малюткой.

    Она явно не возражала против моего желания – ее маленькая ручка подкралась к моему орудию и, мягко сжимая и лаская его, попыталась привести в состояние необходимой твердости. Наконец, переместившись в изножье кровати, она взяла кончик моего члена в свой соблазнительный ротик, и через несколько мгновений мое оружие вновь было в полной боевой готовности.

    – Но как? – спросил я ее, когда она отпустила мой конец, в последний раз поцеловав его налившуюся головку влажными губками.

    – Как и обычно, – ответила она, легла на спину и позволила мне возлечь на нее. Она быстро направила мой инструмент в свое заждавшееся и готовое к наслаждению лоно, и я мягко ввел его внутрь, удивляясь ее способности вмещать такое гигантское орудие, казавшееся в особенности невероятным ввиду ее миниатюрности. Однако нервное, порывистое смыкание и размыкание теплых, обжигающих тканей на моем жаждущем наслаждения члене вскоре заставило меня забыть обо всем на свете, и я начал свою работу со всем рвением и пылом.

    Крошка подавалась навстречу моему ныряющему члену с такой страстью, словно не желала упустить ни дюйма его набухшей плоти, и я (о, какая-то садистская страсть охватила меня!) погружался в нее с таким остервенением, будто и в самом деле хотел расклинить ее на две части. Предыдущие любовные схватки этого дня послужили продлению моего наслаждения, и я трудился на ней минут двадцать, а то и тридцать, пока наконец природа не сочла, что пора открыть шлюзы сексуальных потоков и я заполнил чрево малютки обильной порцией мужского семени.

    Мы оба лежали без движения, и ее тугое влагалище высасывало влагу из моего члена всю до последней капельки. После чего я вышел из нее, хотя и не без протеста со стороны моей очаровательной крошки, пытавшейся удержать меня, меж тем как наши смешавшиеся соки струились по ее обнаженным ягодицам на покрывало.

    Я был в полном изнеможении, поэтому, дождавшись, когда она оденется и уйдет, я привел себя в порядок и стал дожидаться возвращения Джозефа, который, как я знал, был где-то поблизости и наблюдал за развитием действа, им же и организованного. Я не предложил Крошке денег, поскольку знал, что Джозеф уже позаботился об этом. Вскоре он появился и, спросив, доволен ли я, ушел провожать нашу гостью.

    Джозеф получил неплохое вознаграждение за этот вечер, поскольку мне понравилось придуманное им развлечение. Затем мы вернулись в машину, и он отвез меня домой. Я с нетерпением ждал следующего свидания с Анной и ее хорошенькой подружкой Грейс, а сам тем временем выдумывал новые способы, позволившие бы насытить мое неуемное желание посредством прекрасных тел двух молоденьких девушек, готовых принимать от меня деньги в обмен на божественные прелести, дарованные им природой.


    2

    Несомненно, читатель уже догадался – и не ошибся в этом, – что моя жизнь состояла в основном из приключений, связанных с удовлетворением страсти и соблазном молоденьких девушек. Что касается сугубо деловой жизни, то она была такого рода, что ведение всех дел, дававших мне доход, я передал преданным мне людям, и в моем распоряжении оставалась масса свободного времени и денег, позволявших мне беззаботно и в полной мере предаваться чувственным радостям. Как читатель уже убедился, я жил только для того, чтобы удовлетворять свои чувственные фантазии.

    Прошло два дня, и наступило время свидания с Анной и Грейс. Я распорядился, чтобы Джозеф подал машину, и в назначенное время уже был на месте и с нетерпением ждал появления двух очаровательных девушек.

    Ждать пришлось недолго, девушки вскоре появились, с веселым видом шагая по улице в нашем направлении. Они сели в машину, и Джозеф быстро доставил их на квартиру.

    На это свидание у нас был особый уговор – обе девушки должны были рассказать о своем первом опыте в деле познания любовных утех и страсти, поэтому я велел Джозефу приготовить превосходный холодный ужин с шампанским, которое он поставил охлаждаться в холодильные камеры.

    При виде накрытого стола обе девушки издали крик радости и удовлетворения. Джозеф, убедившись, что все на месте и ничего не забыто, оставил нас втроем, удалившись в другую часть квартиры.

    – Итак, – сказал я, – вижу, вы обе сегодня одеты подобающим образом.

    В самом деле, девушки, как я и предполагал, неплохо воспользовались деньгами, врученными им во время прошлой встречи: они накупили себе всяких модных вещичек и выглядели просто великолепно. Они в полной мере оценили мой комплимент, вежливо поблагодарив меня, и Анна, откинувшись на одну из маленьких подушек, украшавших комнату, закурила сигарету и попросила чего-нибудь выпить.

    Я с готовностью поднес ей и Грейс по бокалу шампанского, один взял себе, а затем напомнил девушкам, что мы ограничены временем, и попросил их начинать.

    – А кому начинать? – спросила Грейс. – Мне кажется, будет несправедливо, если первой начну я, потому что много… много раз…

    – Ха-ха-ха, – рассмеялась Анна. – Дорогая Грейс, у тебя в запасе наверняка есть случаи, о которых ты мне еще не рассказывала. О многих я наслышана от тебя, о некоторых сама знаю, потому что они происходили на моих глазах, но, как я подозреваю, были еще и другие, которые ты от меня утаила, и если такие были, – здесь она укоризненно погрозила покрасневшей Грейс пальчиком, – то, сдается мне, они просто ужасны! Можешь не сомневаться, я буду слушать с интересом. Начинай же, я жду.

    – Минуточку, – вмешался я. – Грейс говорит, что если первой начнет она, это будет несправедливо, но поскольку в любом случае кто-то из вас должен начать первой, то я предлагаю бросить монетку, чтобы решить эту проблему. Думаю, это будет и справедливо, и честно. Что скажете?

    Обе девушки согласились, я вытащил из жилетного кармана монетку и, когда они выбрали, кому орел, а кому решку, подбросил монетку в воздух; к неудовольствию Анны, первой рассказывать о потере девственности выпало ей.

    Она была немного расстроена этим, но вскоре приободрилась и, усевшись на подушке со скрещенными ногами так, что вся ее столь соблазнительная и почти обнаженная нижняя часть предстала нашим взорам, начала свой рассказ:

    – Ну что ж, дорогая Грейс, я вижу, тебе, как всегда, повезло, и мне приходится первой утомлять мистера Андерсона своим рассказом, но я все же надеюсь, что моя короткая история о мальчиках и твердых пипках, по крайней мере, развлечет вас. Думаю, она не покажется вам ни захватывающей, ни тем более возбуждающей, но если уж вы так этого хотите, то пожалуйста. Так, с чего бы мне начать? – она сложила губки трубочкой, восхитительно выгнула бровки и оперлась подбородком о пальчик, словно погрузилась в глубокое раздумье, а мы с Грейс при виде ее ужимок разразились веселым смехом. – Хорошо, – наконец решительно сказала она, – я опущу все глупые поступки и мысли детства, маленькие домашние проказы и шалости, да и все такое…

    Тут мы с Грейс просто прыснули от смеха, Анна тоже рассмеялась, но потом подняла руку, призывая нас к вниманию, и сказала:

    – Я вижу, что вам не терпится услышать главное, поэтому сейчас попытаюсь вспомнить. Первое, что я помню – я имею в виду сексуальное ощущение, – относится к девяти годам. У меня была подружка Дорис, приблизительно то же возраста, что и я, и мы с ней гуляли по берегу реки, стараясь подглядеть, как купаются мальчишки, потому что, как вы уже догадались, купались они совсем голыми. Я считала, что подглядывать нехорошо, но мне почему-то было интересно, хотя и я понятия не имела, с чем это связано. Мы ползали по кустам, пытаясь рассмотреть мальчиков, – которых мы, конечно же, знали, – нырявших в воду с берега в чем мать родила. Теперь-то я знаю, как сильно возбуждает впечатлительную девушку вид обнаженного мужского тела, и вполне могу понять тот жадный блеск, который появлялся в глазах моей подружки, да, вероятно, и в моих тоже, при виде маленьких писек, свисавших между ног. Конечно, мы с Дорис видели такие штучки и раньше и как-то даже дошли до того, что завели в кусты ее младшего братишку и, несмотря на его отчаянные крики и протесты, вытащили его письку, играли ею и ласкали ее, даже не подозревая о том, каково ее назначение. Я думаю, мы ничем не отличались от тысяч других девчонок нашего возраста, и уверяю вас, что у меня в это время не было никаких особых чувственных позывов. А если мы и подглядывали за мальчишками, чтобы увидеть их штучки, то нами просто руководило всеохватывающее любопытство. Поскольку Дорис была любопытной не меньше, чем я, то мы старались не упускать ни одного удобного случая, однако время шло, но ничего особенно интересного не случалось. Думаю, мне было уже лет одиннадцать или двенадцать, когда я стала ходить на вечеринки, где мы играли в «бутылочку», «стук почтальона» и другие игры с поцелуями, и хотя там были ребята и постарше и они крепко прижимали меня к себе, «доставляя письмо», я не видела в этом ничего необычного или была слишком маленькой и глупой, чтобы разобраться в различиях между мальчиками и девочками. Но потом наступило время перемен. Когда у меня стала наливаться грудь, на лобке появились волосы, а бедра приобрели женственные очертания, я начала бессознательно избегать, сама не зная почему, наиболее озорных мальчишек и предпочитала оставаться наедине с собой. В этот период мне не повезло, так как мою подружку Дорис отправили в школу-интернат, теперь было некому давать мне советы, поэтому мне все приходилось додумывать самой. Конечно, мать рассказала мне, что меня ожидает, и меня, естественно, разбирало любопытство, как все это будет. Когда в первый раз у меня случились месячные и мне пришлось носить прокладки, я испытывала возбуждение, но при этом понятия не имела о том, что такое половой акт. Наконец, когда этот неприятный период прошел, мне показалось, что мой взгляд на мир немного изменился, и я стала инстинктивно сторониться некоторых знакомых мальчиков, стала еще скромнее и старалась быть незаметной.

    В это время мои одноклассницы каким-то образом умудрились достать грязные, похабные картинки из числа тех, что всегда ходят по рукам в школе. Все девчонки их разглядывали, и можете не сомневаться, что, когда они попали мне в руки, я их тоже внимательно изучила. Изображенные на них действия немало изумили меня и так возбудили мое любопытство, что я обратилась к одной своей подружке, чтобы она просветила меня на этот счет.

    Она, конечно, знала не больше меня, и, когда стала описывать половой акт во всех его фазах, мне это показалось чем-то жутким и ужасным, я не могла этому поверить, поэтому решила про себя во всех подробностях узнать, как все это происходит, и только ждала удобного случая.

    У нас была кухарка, дебелая молодая ирландка, у которой была интрижка с развозчиком льда. И вот я заметила (ведь теперь я стала внимательнее к таким вещам), что они часто уединяются на заднем крыльце, скрытом от посторонних глаз, и что Джо – так звали мужчину – не появляется минут пятнадцать-двадцать. Мне казалось, что там происходят вещи, которые могут пополнить мои знания. Тогда я решила спрятаться на следующий день где-нибудь поблизости и посмотреть, что же там происходит.

    Обстоятельства благоприятствовали мне, потому что в одном углу крылечка стоял старый ящик – он был довольно большой и никогда не запирался. Там лежали старые метлы и швабры, и я решила, что именно там и спрячусь.

    Дело было в субботу, занятий в школе не было, а поскольку Джо приезжал рано утром, то я поднялась чуть раньше, еще до его приезда, залезла в этот ящик и приникла глазами к щели между досками, сквозь которую мне было видно все, что происходило рядом.

    Мне показалось, что прошла вечность. Грубые доски ящика царапали мне ноги, и время от времени мне приходилось поднимать крышку, чтобы глотнуть свежего воздуха, потому что воздух внутри был спертым. Я уже было подумала, что Джо сегодня не приедет, как вдруг послышался звук его тяжелых шагов: он поднялся по лестнице, сбросил ящик, который нес на плече, тот раскрылся, и лед разлетелся по всему крыльцу.

    Можете не сомневаться, в это время мои глаза словно прилипли к щели, и тут, к радости своей, я увидела, как Нора, наша кухарка, открыла дверь со стороны кухни, вышла на крылечко и через мгновение оказалась в мускулистых руках Джо, который изо всей силы прижал ее к себе.

    Это подтвердило, что мои подозрения были не напрасными. Мои глаза находились как раз на уровне ширинки Джо, и я увидела, что его член словно разбух и буквально рвется наружу, чуть не разрывая одежду.

    Я отчетливо слышала их голоса. Нора шептала Джо, чтобы он не шумел и не говорил ни слова, потому что хозяева могут услышать, а он, будучи человеком простым, а таковы все развозчики льда, без лишних слов приподнял подол и запустил руку ей под платье, так что мне видны стали ее голые, хорошо сформированные бедра. Я видела, как он шарит рукой в ее промежности, а потом он сильно прижал ее к себе и принялся тереться о низ ее живота своим разбухшим членом.

    Потом, увидела я, Нора стала шарить рукой по его ширинке, расстегнула пуговицы и вытащила набухший орган. А поскольку я никогда не видела, как на самом деле выглядит эта ужасная штуковина, я чуть не вскрикнула от удивления, глядя на это гигантское торчащее орудие. Он был такой большой и твердый, но Нора, казалось, ничуть не испугалась, напротив, она ласкала и сжимала его в руке, словно это был какой-то волшебный магнит. Казалось даже, ей словно хотелось сесть на него, чтобы он вошел внутрь.

    Все это, конечно, происходило гораздо быстрее, чем я рассказываю, и можете быть уверены, что я просто сгорала от любопытства, а может быть, то было и желание, но я в то время еще не понимала сути этого слова. Тут, к своей радости, я увидела, как Джо прислонил Нору спиной к длинной доске от качелей, стоявшей на крыльце, и задрал ее платье вверх, так что перед моему жадному взору предстали обнаженные половые органы женщины. Нора сама направила конец горячего, нетерпеливого члена в свою розоватую набухшую щелку, и скоро весь орган полностью исчез внутри нее и принялся ворочаться и извиваться там, как рыба на крючке.

    Регулярные толчки сильных мужских бедер, во время которых прямой, стоячий член Джо то выходил из щели, то снова в ней пропадал, вздохи и стоны, которые они оба издавали в тот момент, когда испускали свои соки, – все это вместе повергло меня в какое-то безумное состояние, и если бы они не были так заняты друг другом, они бы наверняка обнаружили мое присутствие.

    Наконец все было кончено. Джо опустил платье, застегнул штаны, поцеловал Нору на прощание, а потом взял щипцы для колки льда и пошел вниз по лестнице.

    Я лежала в ящике в полубессознательном состоянии и не осмеливалась даже дышать, пока Нора не ушла на кухню. Выждав немного, я осторожно выбралась из ящика и незаметно пробралась в свою комнату. Там я упала на кровать и лежала, уставившись в потолок, снова и снова прокручивая в памяти виденную мною любовную сцену.

    В то время, дорогие друзья, я совершенно не подозревала о том, что возбужденные чувства можно облегчать с помощью пальчиков, но даже и сегодня я бы предпочла самого распоследнего мужика, пусть даже член его неказист и потрепан, тому способу самоудовлетворения, к которому прибегают старые девы.

    При этих словах мы с Грейс громко рассмеялись. Я поцеловал Анну за ее откровенность, а чтобы не обидеть Грейс, поцеловал и ее. Затем я попросил Анну продолжать.

    – Так вот, – сказал она, – у меня из головы не выходил этот развозчик льда, и я немедленно принялась составлять план того, как и мне завладеть этой стоячей штуковиной, как сделать так, чтобы Джо ввел эту штуку в меня, как он это проделал с Норой. И вот утром следующего дня, до его появления, я затаилась в комнате, мимо которой он должен был пройти, направляясь к лестнице, и решила посмотреть, что из этого получится.

    Я стояла так, чтобы, как только Джо появится, будто случайно выйти ему навстречу. Сердце мое громко билось в ожидании его появления. Вы, конечно, можете смеяться над моей глупостью, однако не забудьте, что в то время я была почти еще ребенком и все это было внове для меня. Все, о чем я могла тогда думать, был этот торчащий, нетерпеливый член, занимавший мои мысли и днем и ночью.

    И вот я услышала шаги Джо, точно рассчитала свои действия и появилась из-за дверей именно в тот момент, когда он поднимался по лестнице. Я предстала перед ним, изобразив на лице, как мне казалось, соблазнительную и обворожительную улыбку, но, к моему удивлению и недоумению, он легонько оттолкнул меня в сторону и, даже не задержавшись, продолжил подъем.

    Я стояла не двигаясь, словно громом пораженная. Мне и в голову не приходило, что он может вот так грубо пройти мимо меня, и прежде чем мне удалось собраться с мыслями, он уже поднялся наверх и, насколько я могла судить по доносившейся возне, теперь засовывал свой торчащий орган в сочное и жаждущее отверстие Норы.

    При мысли о том, что весь мой тщательно разработанный план провалился, я готова была кричать от злости. Я желала обоим смерти, чтобы они немедленно окочурились и лежали в гробу. Весь день я была не в духе, но в конце концов все происшедшее представилось мне в комическом свете, и я весело рассмеялась.

    Однако я не оставила своих планов соблазнить развозчика льда, обладавшего таким большим и длинным членом. Позаимствовав из любовных романов, которые я читала тайком, кое-какие идеи, я принялась разрабатывать новый план.

    В некоторых романах молодая обаятельная героиня привлекает к себе внимание поклонника, нарочно упав с лошади и притворясь, будто растянула связки. Но так как ни лошади, ни даже мула у меня не было, я решила проигнорировать первую часть этой сцены и разыграть вторую, чтобы посмотреть, что из этого получится.

    С этой целью я уселась на нижней ступеньке, прямо на пути возчика льда, и при его появлении ухватила себя двумя руками за коленку, изобразила на лице гримасу боли и стала ждать, что будет.

    Джо поднимался по лестнице с ящиком льда на плече, наклонив голову, и чуть было не наступил на меня. Однако, увидев позу, в которой я сидела, и выражение боли на моем лице, он поставил ящик со льдом на нижнюю ступеньку и спросил, что случилось.

    – Ой-ой, – сказала я, – кажется, я сломала ногу, Джо. Посмотри! – И подняла ногу вверх, словно для осмотра. Он же стоял, глуповато глядя на меня. – Я спускалась по лестнице и оступилась. Ужасно больно, наверно, я ее сломала, да? – И я подняла ногу еще выше, почти к самому его лицу. Он автоматически взял мою маленькую коленку в свои шершавые потные руки.

    Именно этого я и ждала, потому что на мне были только очень тоненькие и коротенькие панталончики, распахивающиеся посередине. А это означало, что он увидит не только мои живот и бедра, но и, если только захочет, мой чуть поросший волосками лобок и вход в вагину.

    Я даже чуть сползла по ступеньке вниз и развела ноги пошире, словно приглашая его достать свой инструмент и войти в меня, но, к моему удивлению, он уставился на мою коленку, слегка потер ее своими ладонями, а потом осторожно поставил мою ногу на ступеньку.

    – Ничего страшного, – сказал он. – Если бы было что-то серьезное, ты бы визжала, когда я трогал. Сполосни теплой водичкой, и назавтра все заживет.

    Я была так удивлена и ошеломлена, что даже не заметила, что он потер мою ногу. А когда увидела, что он берет ящик со льдом, собираясь продолжить свой путь по лестнице, я почувствовала, что готова разреветься.

    Однако еще не все было упущено, и я прибегла к запасному варианту – еще одному трюку из книг: я внезапно вскрикнула и упала со ступеньки, сделав вид, что потеряла сознание. Можете не сомневаться – платье при этом у меня задралось так, что взору Джо открылась вся нижняя часть моего тела. Поглядывая на него из-под полуприкрытых век, я увидела, что в его штанах на месте ширинки стал набухать бугор, – это член словно безумный просился наружу.

    «Ну вот, – возбужденно подумала я, – сейчас я получу то, чего хотела!» Однако – ровным счетом не произошло ничего. Если не считать этого вполне естественного возбуждения. Джо только поглазел на меня и, к моему неудовольствию, поспешил вверх.

    Я слышала, как он позвал Нору и сказал ей, что я упала в обморок. Услышав, что та бежит по лестнице, я поспешно оправила платье и позволила Норе быстро привести меня, умиравшую от огорчения, в чувство и проводить в мою комнату. Можете представить, как я себя чувствовала в тот день! Мало того, что мне весь день пришлось притворяться перед родителями, жалуясь на боль в здоровой коленке, но и пришлось еще просидеть весь этот день в своей комнате.

    Только в одном у меня не было сомнений – ласки, которыми он одаривал Нору, были значительно подогреты видом моих молодых незрелых прелестей, что, несомненно, пошло ей на пользу. Так что во всем есть своя положительная сторона. Странно, что некоторые мужчины до того грубы и бесчувственны, что прямо-таки тупеют. Как Джо, например.

    Здесь мы с Грейс опять разразились смехом, но, как только очередная порция коктейля, принесенная вежливым Джозефом, оказала на нас действие и привела в еще более благодушное и блаженное состояние, Анна продолжила свой рассказ.

    – Ну вот, что касается развозчика льда, то его больше не было в моей жизни, хотя иногда мне нравится вспоминать о размерах его органа и о том, что он делал с нашей кухаркой. Но теперь самое время перейти к более важной и существенной части моей истории.

    Когда Дорис уехала, я большую часть времени проводила одна и в то лето часто гуляла в парке, расположенном неподалеку от нашего дома, сидела там на травке, кормила лебедей и прочее.

    К тому времени я уже усвоила хорошие манеры, да и грудью своей могла гордиться – она была что надо, твердой и налитой, к тому же я уговорила матушку, и она разрешила мне одеваться так, как я хочу, и я часто льстила себе мыслью, что, несомненно, кажусь лакомым кусочком любому парню и даже мужчине. Но в то же время у меня еще не было ухажера.

    Так вот, возвращаюсь к моей истории. Я частенько наведывалась в парк (а это, надо сказать, был довольно большой парк), и вот в один прекрасный день, сидя на берегу маленького озерца, я заметила, что на меня обратили внимание два молодых человека, расположившиеся на траве неподалеку от меня. Они глазели на меня и явно обсуждали между собой мои юные прелести.

    Конечно же, это очень тешило мое самолюбие, но я делала вид, что не замечаю их, и продолжала свою игру – кидала земляные орехи лебедям, которые уже ко мне привыкли, узнавали меня и всегда ждали моего прихода. Поэтому я вовсе не удивилась, когда один молодой человек вдруг поднялся и медленно приблизился ко мне.

    – Красивые, не правда ли? – сказал он, указывая на грациозных птиц, которые чистили свои перья и плавали в тихой воде, изящно выгибая шеи.

    – О да, – ответила я, как мне тогда казалось, самым изысканным тоном. – Такими они кажутся тем, кто их не видит каждый день.

    – А вы, наверно, часто их видите? – сказал он, усаживаясь на траву. Он вытащил из кармана земляные орехи и тоже начал кидать их лебедям.

    – Не каждый день, – призналась я. – Но довольно часто. И если вы тоже будете их кормить, они забудут обо мне! – я рассмеялась и посмотрела ему прямо в глаза.

    Это был довольно миловидный парень с приятной наружностью. Раньше я его не встречала, но мне это было безразлично. Мне так хотелось побольше узнать об этом необычном мужском инструменте и об ощущениях, которые он вызывает во влагалище девушки, когда движется там, чему я была свидетельницей, когда подсматривала за Джо и Норой, что ни о чем другом я и думать не могла. Поэтому я не могла удержаться и украдкой бросала взгляды на передок штанов этого парня. Я, маленькая дурочка, ожидала увидеть, что его так и распирает от желания.

    К этому моменту у нас закончились все орешки, и я, отклонив его предложение купить еще, поднялась на ноги. Он представил меня своему приятелю. Мы прошлись немного по парку, и один из парней спросил, не хочу ли я покататься на лодке – ведь в парке можно взять лодку на прокат. Я согласилась (вообще-то я согласилась бы на что угодно, если только это могло послужить достижению моей цели, состоявшей в том, чтобы почувствовать внутри себя мужской член), и мы направились к берегу озера, туда, где были причалены лодки, и нам выдали одну из них. Фрэнк (так звали первого парня, с которым я познакомилась) сел на весла, его приятель поместился на носу, у Фрэнка за спиной, а я – лицом к нему.

    День был прекрасный, и вода была гладкой, как стекло. Я украдкой бросала восхищенные взгляды на плечи Фрэнка, который всем весом налегал на весла. Наша лодка быстро пошла вперед, оставляя после себя небольшие волны.

    Фрэнк говорил ничего не значащие слова, а его друг довольствовался тем, что разглядывал другие лодки и тех, кто сидел в них. Решив, что теперь самое время раскрыть парням цель моей прогулки, я позволила моему платью, которое и без того было очень коротким, задраться выше коленей и обнажить бедра. При этом я сказала что-то Фрэнку, чтобы привлечь его внимание к виду, который я имела дерзость открыть ему.

    Он бросил на меня взгляд и почти забыл о том, что ему нужно работать веслами, – так привлекли его прелести, которые предстали его взору. Он хотел было сказать что-то, но слова так и замерли у него на губах, а глаза словно приклеились к моим ногам в шелковых чулках и к верхней части бедер, проглядывавших под платьем, задранным выше коленей.

    Мои же глаза в этот момент были прикованы к его ширинке, и, к своему удовольствию, я увидела, как у него в этом месте растет бугор. Фрэнку наконец удалось оторвать взгляд от моих ног, и он обратился к своему приятелю.

    Я же была так возбуждена этим неожиданным поворотом дела, что даже не разобрала, о чем он говорит своему приятелю, однако уже через мгновение взгляды того и другого были прикованы к моим ногам; я, желая подстегнуть парней, тут же свела ноги вместе, лишив них столь привлекательного зрелища, и принялась показывать им что-то на озере.

    В этот момент мы оказались у маленького островка, расположенного в самом центре озера, и Фрэнк направил лодку прямо к этому клочку суши. Мы оказались под прикрытием нависавших над водой кустов; Фрэнк, делая вид, что устал, опустил весла, и они легли вдоль бортов лодки.

    – Совсем я разучился грести, – со смехом сказал он. – Нужно немного отдохнуть.

    – Дай-ка я немного погребу, – сказал его друг. Его глаза по-прежнему были прикованы к моим ногам, и он охотно готов был заменить Фрэнка на веслах.

    – Нет-нет-нет, – сказал Фрэнк, снова берясь за весла. – Я совсем не так устал, как мне показалось. Мы сейчас же поплывем дальше.

    Я весело рассмеялась, когда Фрэнк проявил такое нежелание расстаться со своим наблюдательным пунктом. Мне и в самом деле стало жаль парнишку, и я сказала:

    – Нет, мы и правда много прошли на веслах, и я думаю, нам лучше немного побыть здесь, а потом мы отправимся обратно. Кстати, Фрэнк, может быть, то, что я сижу здесь перед вами, и есть причина вашей усталости? Может быть, мне лучше поменяться местами с вашим приятелем, и тогда вам будет легче грести?

    Бедняга Фрэнк! Он посмотрел на меня таким жалким взглядом, что я просто прыснула от смеха. А его приятель, вытягивая шею, пытался понять, что у нас происходит.

    – Если вы… если вы, – пробормотал Фрэнк с красным от смущения лицом, – если вы прикроете ноги, то я смогу грести дальше.

    – Ах, Фрэнк! – сказала я, изображая оскорбленную невинность. – Меня удивляет, что вы это говорите. Если бы мы были сейчас на берегу, я бы немедленно покинула вас. Правда!

    – Ах, Анна! – сказал Фрэнк жалостным голосом. – Вы меня не так поняли! Уверяю вас, Анна, у меня не было ни малейшего желания обидеть вас, напротив, я думаю, что у вас очень, очень красивые ноги, мне они очень нравятся…

    – Так они вам нравятся! – сказала я, изображая удивление. – Ну, тогда дело другое! Я думала, они кажутся вам такими уродливыми, что вы и грести не можете! Спасибо, Фрэнк, за комплимент. Тогда ситуация совершенно меняется.

    – Да, – сказал Фрэнк. К нему вернулась уверенность, и он теперь говорил, как ему, вероятно, казалось, довольно дерзко. – Я думаю, Анна, что у вас очень красивые ноги, просто очаровательные. И могу вас уверить, мне они очень нравятся. Особенно там, повыше, – он многозначительно кивнул. – Уверен, что и моему приятелю они тоже нравятся.

    Я не стала делать вид, что оскорблена, потому что, говоря по правде, эти слова звучали для меня весьма лестно, и, зная, что у меня красивые ноги с изящным абрисом, я отнеслась к происходящему как к чему-то само собой разумеющемуся.

    – Кажется, – возразила я, на мой взгляд, не менее дерзким тоном, – мои ноги производят на вас довольно сильное впечатление, – говоря это, я бросила многозначительный взгляд на его ширинку, где по-прежнему торчал бугор. – Вы не очень-то вежливы, Фрэнк, если ведете себя так в присутствии дамы. Я и в самом деле удивлена. Я уверена, что ваш приятель находится вовсе не в таком ужасном положении, как вы.

    Это, наконец, возымело действие, и его приятель взял главенствующую роль на себя. Он наклонился над плечом Фрэнка и принял участие в нашей игривой беседе.

    – Давайте-ка выйдем на сушу и прогуляемся по островку, – сказал он. – Я уверен, это будет гораздо лучше, чем просто сидеть и болтать в лодке.

    Мне этого только и надо было, однако Фрэнк обратил наше внимание на запрещающие таблички. Кроме того, сказал он, нас будет видно со всех сторон, потому что еще очень светло. Лучше всего подождать, пока стемнеет, добавил он, тогда нас никто не заметит.

    – А вы пойдете с нами, когда станет темно? – спросил он меня. Глаза его горели, а рука автоматически потирала то место, где явно выдавал себя его восставший член, словно он пытался снять там напряжение.

    – Не знаю, – пошутила я. – Я думаю, это было бы ужасно: девушка с двумя молодыми людьми одна на острове. Один Господь знает, что вы сделаете со мной, я думаю, лучше нам забыть об этой идее. Может быть, нам лучше… просто остаться здесь? – И я немного откинулась назад и чуть раздвинула ноги, являя их взору свои едва прикрытые прелести. Тут оба молодых человека задышали чаще, непроизвольно наклонились в мою сторону, и глаза у них расширились.

    Фрэнк даже попытался было встать со своего места и перебраться ко мне, но лодка опасно накренилась, его приятель издал предупреждающий крик, и тому пришлось сесть на место. При этом он разочарованно крякнул. Он вожделенно посмотрел на поросший деревьями островок, а потом перевел взгляд на меня, но тут я снова свела ноги, и он, видимо в отчаянии, на мгновение спрятал лицо в ладони.

    – Послушайте, Анна, – сказал он наконец, – если вы и дальше будете демонстрировать свои ножки и задирать подол платья, то я либо прямо в лодке, либо на этом островке, но оттрахаю вас, – с этими словами он расстегнул ширинку и продемонстрировал мне поистине огромный инструмент. Я издала притворный крик стыда и закрыла лицо руками.

    Можете не сомневаться, что в это время я смотрела сквозь расставленные пальцы на то, как он массирует его, и жаждала только одного – наклониться и заменить его руку своей. Но, увидев приближающуюся лодку, Фрэнк быстро спрятал предмет моих вожделенных устремлений и взялся за весла.

    – Послушайте, Фрэнк, – сказала я, делая вид, что пришла в себя, и стараясь говорить потише, чтобы голос не разносился по воде, – что это такое вы сказали? Какое-то нехорошее слово…

    – Ничего такого я не говорил, – сказал Фрэнк, налегая на весла, отчего лодка рывками пошла по воде. – Я просто сказал, что хочу оттрахать вас. В этом нет ничего плохого. Вы, видимо, уже не раз это испытали и хотите этого сейчас. Если б сейчас было темно, вы бы уже лежали там, на островке, широко раскинув ноги, а мы бы по очереди вас охаживали. И ничего другого вы мне сказать не можете. То, как вы выставляетесь, говорит само за себя. Не правда ли? – он обернулся за поддержкой к своему приятелю.

    Я на это ничего не ответила, но его грубоватый язык покорил меня, ибо я и в самом деле мечтала лишь о том, чтобы почувствовать в себе его огромный орган. Я только и ждала, когда стемнеет, чтобы отдаться им обоим.

    – Абсолютная правда, – сказал приятель Фрэнка, не сводя с меня своих дерзких глаз. – И мы ее непременно начнем охаживать, как только стемнеет. Погреби пока немножко, Фрэнк, а потом мы вернемся сюда.

    – Прежде чем окончательно стемнеет, – сказал Фрэнк, крутя лодку на одном месте, – я хочу остановиться под теми кустами, чтобы она еще раз показала нам свои ножки. У меня от этого такой стояк! Ты покажешь нам ножки, Анна, когда мы остановимся, а? А когда стемнеет, мы тебя оттрахаем. Договорились, Анна?

    – Договорились, – игриво сказала я. От этих бесстыдных речей все мои чувства совершенно перемешались. – Если мы остановимся под теми кустами, я покажу вам то, что вы хотите, а когда стемнеет, мы сойдем на остров, и я поимею вас обоих.

    – Отлично! – воскликнул Фрэнк, направляя лодку к островку.

    Когда лодка уперлась носом в берег, он вытащил свой член и попросил меня показать им то, что есть у меня.

    Я задрала платье до самой талии, а поскольку на мне были только шелковые трусики с большим вырезом посередине, им открылось любопытное зрелище, которое я сделала еще интереснее, раздвинув ноги. У молодых людей, жадно смотревших, как я сижу и верчу задом, демонстрируя себя, было такой вид, будто они вот-вот готовы кончить. Чтобы этого не случилось, я опустила платье и сказала, чтобы они погребли еще немного.

    Оба с сожалением убрали в штаны свои торчащие члены, и мы поплыли дальше. Наша лодка неторопливо двигалась по маленькому озеру.

    – Черт! – с нетерпением сказал Фрэнк. – Когда же, наконец, стемнеет! Ох, как бы я сейчас тебя оттянул, – и он смерил меня взглядом, горевшим огнем и страстью. – Готов поспорить: если бы мой член был сейчас внутри тебя, ему бы там не было сухо. Как ты думаешь? – спросил он у своего приятеля.

    – Нет-нет, – сказал тот, держа руки в непосредственной близости от своего органа, – не говори со мной о совокуплении, а то я кончу. Если мы сейчас же не высадимся на сушу, я ее оттяну прямо в лодке.

    – Ну-ну, ребята, – сказала я успокаивающим тоном. – Я хочу не меньше вашего, но посмотрите, – тут я указала пальцем на небо, – скоро будет темно, и через несколько минут мы будем на островке, а уж там можете делать это столько, сколько хотите.

    В самом деле с каждой минутой становилось все темнее и темнее. Вскоре зажглись фонари. Я сдерживала пылких молодых людей до тех пор, пока не убедилась, что нас не будет видно ни с берега, ни с лодок, и, наконец, позволила Фрэнку причалить к островку. Темнота была почти полной, и я осторожно ступила из лодки на твердую землю.

    Сначала возник небольшой спор относительно того, кто должен быть первым, но Фрэнк быстро решил эту проблему, и я досталась ему, а его приятель остался сторожить лодку.

    Фрэнк повел меня в самые заросли, где обнаружилась небольшая полянка. Здесь он крепко обнял меня и начал целовать в губы. Его руки ощупывали мое тело под платьем, спускаясь все ниже к увлажнившейся половой щели.

    Я со своей стороны жадно и лихорадочно щупала его стоячий член, затем быстро высвободила его из плена и принялась ласкать и гладить, щекоча пальчиками горячую головку.

    Чем больше я манипулировала его членом, тем больше распалялся Фрэнк. Затем, выпустив меня на секунду из своих объятий, он быстро снял с себя плащ, бросил его на землю, уложил меня, а сам улегся сверху.

    Я чувствовала голой кожей бедер, как нетерпеливо тыкается в меня его член, и раздвинула ноги, чтобы облегчить ему вход. Но мои трусики ему мешали, и Фрэнк попросил меня снять их, что я и сделала. Я позволила ему ощупать все мои обнаженные лакомые места, после чего стала просить поскорее войти в меня.

    Тогда я еще ничего не знала о том, что первое совокупление обычно сопровождается сильной болью, и думала, глупая девчонка, что меня ждет только наслаждение, а потому умоляла его поскорее овладеть мною.

    Фрэнк, со своей стороны, полагал, что для меня это дело привычное. Он подвел свой инструмент ко входу и, вжимаясь в меня все сильнее, начал вводить свой член внутрь.

    Сопротивление вагины удивило, наверное, не только меня, но и его. Однако, обезумев от желания, он не стал особо церемониться и, приподняв свой зад как можно выше, одним резким толчком – ах, как мне описать вам это ощущение! – всадил в меня свой член, лишив меня невинности.

    Боже, какая боль последовала за этим резким ударом! Я вскрикнула… Нет, не вскрикнула – я кричала, рыдала, стонала, но без результата: им овладели животные инстинкты, и он, словно обезумев, безжалостно охаживал меня как одержимый. Вскоре я почувствовала, как он извергнул струю горячей жидкости, и она, проникая все глубже и глубже внутрь меня, немного смягчила ту боль, которую причинил его драчливый член.

    Мне казалось, что вся нижняя часть моего тела, начиная от талии, будто парализована, и, как я ни пыталась, я не могла пошевелить ногами. Фрэнк же начал на мне новый танец любви, намереваясь еще раз впрыснуть в меня продукт своих половых желез. Потом, резко оборвав свой танец, он побежал к лодке, оставив меня лежать на земле рыдающей и стонущей.

    Я попыталась подняться на ноги, но мне это не удалось, а когда попыталась вторично, было уже поздно, поскольку на меня в тот же миг навалился второй парень с торчащим, как пика, членом.

    Я собиралась было извиниться, объяснив, что не могу принять его, однако внезапное вторжение его стоячего органа, который заново откупорил и раскрыл мое маленькое отверстие, так грубо и безжалостно вскрытое Фрэнком, положило конец моим жалобам, и я, видимо, потеряла сознание, потому что, когда я пришла в себя, он стоял рядом и отирал платком свой член.

    Он помог мне подняться на ноги, но я тут же снова рухнула на землю, и он, перепугавшись, побежал за Фрэнком, который пришел один, оставив, вероятно, своего приятеля сторожить лодку.

    – Что случилось? – испуганно спросил меня Фрэнк. – Тебе больно, Анна? – Он сел рядом со мной, обнял меня и стал целовать.

    – Ой-ой-ой, – заплакала я. – Мне больно. Очень больно. Ты мне все порвал. Я знаю. У меня идет кровь, и я себя ужасно чувствую. Ты разорвал мне там что-то, Фрэнк! – Рыдая, я опустила голову ему на плечо.

    Фрэнк пытался как мог утешить меня, потом встал и сказал, что оставит меня на минуту – он сбегает к своему другу и скажет ему, чтобы тот пока покатался один, а он побудет со мной, пока я не приду в себя.

    Его приятель отчалил от берега, а Фрэнк вернулся, обнял меня, и я быстро пришла в себя, приятно удивившись тому, что боль в районе влагалища утихла, а поцелуи и ласки Фрэнка вновь заставили меня потянуться к его члену. Обнаружив, к радости своей, что он обрел достаточную твердость, я – хотя мне и стыдно теперь признаваться в этом – до возвращения приятеля Фрэнка еще раз испытала сладострастное движение того органа, который незадолго до этого так жестоко обошелся со мной.

    Такова, мистер Андерсон, история о том, как я потеряла свою невинность. А теперь, Грейс, прошу тебя, расскажи нам во всех подробностях, как ты рассталась со своей.

    – Ой-ой, – сказала Грейс, которую последние слова Анны вернули к действительности. – Я… я слишком… – Я осторожно убрал руку из нежного органа девушки, который только что обильно оросил меня вязкой жидкостью. – Я… я…

    – Ты просто кончила, – со смехом сказал я. – Ты меня удивляешь, Анна. Ты просишь девушку рассказать нам, как она потеряла невинность, в то самое время, когда, слушая твою историю, эта самая девушка кончает.

    – Не без помощи ваших пальцев, – усмехнулась Анна. – Вот она, благодарность за все мои труды! – она надула губки, словно обидевшись, но мы-то знали, что это только игра.

    Грейс мягко отвела мою руку и, поправив на себе платье, тепло поцеловала подружку и приготовилась начать свою историю.

    Я и сам чуть не кончил, слушая рассказ Анны, и прежде чем Грейс приступила к своему, я извлек свое набухшее орудие и, уложив Анну на спину рядом с распаленной Грейс, раздвинул ей ноги и через мгновение был в ней, чтобы почти сразу же разлиться в ее трепещущем лоне теплой струей спермы.

    Наскоро утеревшись и приведя себя в порядок, мы оба принялись слушать Грейс.

    – Я не такая везучая, как Анна, – со смехом сказала она, – и в ранней юности мне не представился случай наблюдать что-нибудь вроде того, что видела она. И никто меня не просвещал теми знаниями, которые преподают молоденьким девушкам в нынешние времена. Ты прекрасно знаешь, Анна, – многозначительно добавила она, – что я никогда, даже тебе, не рассказывала о том, как лишилась невинности, как вы это называете, и до сего дня никогда не обращалась мысленно к этим воспоминаниям.

    – Но сегодня собираешься это сделать? – с любопытством спросила Анна, глядя на подружку. – Ведь собираешься, Грейс?

    – Да, собираюсь, – сказала Грейс. – И расскажу вам об этом. Все до мельчайших подробностей. Так вот, когда я была ребенком, я не предавалась играм и забавам, как Анна, в семье моей не водилось денег в достатке, у меня не было ни приличной одежды, ни всего остального, а потому я стеснялась ходить гулять с другими девочками. Когда мне исполнилось шестнадцать, я стала, разумеется, ходить в кино и в другие места, и однажды один знакомый молодой человек пригласил меня в китайский ресторан.

    Не только я одна, но и многие другие девушки ходили туда со своими дружками, однако этот молодой человек не был ни моим избранником, ни другом и пригласил меня туда просто пообедать. Я уже бывала в этом ресторанчике с подругами и знакомыми молодыми людьми, поэтому ничего необычного там не заметила, да ни о чем таком и не думала. За одним, правда, исключением. Один китаец (во всяком случае мне показалось, что он китаец), когда я возвращалась из уборной, как-то особенно посмотрел на меня, но я не придала этому никакого значения и вернулась на свое место.

    Так вот, в тот раз ничего особенного не случилось, но однажды вечером, когда я пришла в этот ресторан одна, этот человек, то есть китаец или как его там, осмелел настолько, что заговорил со мной. Я, конечно, не ответила ему, потому что слышала всякие истории о коварстве китайцев. Однако он обратился ко мне очень вежливо, и мне, собственно говоря, не на что было обижаться.

    Не забывайте, что я все еще была девственницей и абсолютно невежественной во всем, что касалось секса. Правда, мне доводилось слышать разговоры и о сексе, и о половом акте, но я очень смутно себе представляла, как он осуществляется, а уж возможности ощутить наслаждение или боль от самого акта у меня и подавно не было.

    В то время я не задумывалась о поведении мужчин, и мне даже в голову не приходило, что я могу привлекать их своим внешним видом. Сегодня, когда мне это известно, я думаю, что именно моя внешность и привлекла того китайца.

    Прошло, наверное, несколько недель, и хотя я несколько раз заходила в тот ресторанчик, этот человек больше ко мне не обращался. Но вот в один из дней, когда я зашла туда, чтобы вернуть долг, он вручил мне маленький пакетик и попросил принять его, сказав, что это подарок.

    Сгорая от любопытства, я тут же в его присутствии развернула пакет и нашла там красивое колечко с нефритом, явно не дешевое.

    – Ой, какое хорошенькое! – не сдержалась я. – Но, мистер Мотт (именно так его звали), я не могу принять его. Это было бы неправильно.

    – Почему? – спросил он на идеальном английском. – Вы мне нравитесь, и я хочу подарить его вам. Ведь никто не узнает, откуда оно у вас… если вы сами не скажете.

    Мне пришлось выдержать серьезную борьбу с самой собой – надеюсь, вы не забыли, что я вам говорила: семья моя была довольно бедной. Но, как только я надела колечко на палец, я уже не смогла с ним расстаться – таким красивым оно было.

    Мистеру Мотту было приятно, что его подарок так понравился, он улыбнулся удовлетворенной улыбкой и, наклонившись над прилавком, сказал тихим голосом:

    – Мисс Грейс, вы очень милая девушка, и вы мне нравитесь. Очень нравитесь. Если вам когда-нибудь понадобится моя помощь, дайте мне знать, и я уверен, вы не будете разочарованы.

    Смысл этого замечания был вполне очевидным даже для меня, и, сильно покраснев, я бросилась прочь. В то время как я перебирала ногами ступеньки мраморной лестницы, меня раздирали самые противоречивые эмоции. Мысль о том, что какой-то китаец набрался наглости и предложил мне свое покровительство, так разгневала меня, что я чуть было не сшибла с ног несколько человек.

    Я говорю «разгневана», но через несколько минут на передний план вышло мое тщеславие, и меня стала терзать мысль о том, почему какой-то желтокожий китаец только и смог оценить мои достоинства. Конечно, все это было глупо, и я, дав зарок, что больше никогда не приду сюда, рассмеялась про себя и выкинула эту историю из головы.

    А когда через несколько дней я все же пришла туда…

    – Постой, – прервала ее Анна, которая запустила руку мне в штаны и принялась самым восхитительным образом манипулировать моим членом, меж тем как я ласкал один из сосков Грейс. – Мне послышалось, что ты собиралась больше не ходить туда.

    – Да, собиралась, – призналась Грейс. – Но ты ведь знаешь, Анна, это было бы несправедливо по отношению к тому бедняге. Я ведь не могла помешать ему думать обо мне и при этом не чувствовать никаких обязательств…

    Мы с Анной буквально покатились со смеху, а Грейс переводила взгляд с Анны на меня и обратно, и видно было, что она пребывает в каком-то загадочном недоумении. Наконец, когда взрыв веселья миновал, я сказал:

    – Не обращай внимания, Грейс. Мы прекрасно понимаем, что ты чувствовала и почему пожалела беднягу. Продолжай, прошу тебя.

    – Ну так вот, – сказала Грейс, – как я уже говорила, я все же отправилась туда после того, как получила в подарок нефритовое колечко. На этот раз мистер Мотт был не один, с ним был какой-то весьма странный китаец, и я заметила, что я ему тоже очень понравилась, однако я не обращала внимания ни на того, ни на другого и, покончив с обедом, приготовилась уходить. Когда я расплачивалась по счету, мистер Мотт подошел ко мне и спросил, не буду ли я возражать, если он представит меня своему другу, и прежде чем я успела сказать «нет», он представил мне своего приятеля. Так я познакомилась с Ки Линем.

    Это был высокий человек с желтоватой кожей, хорошо сложенный, к тому же прекрасно одетый. Он склонился к моей руке… короче, просто обворожил меня своими манерами. Я тогда сразу же ушла из ресторана, но в следующий раз, когда я там появилась, мистер Мотт не упустил случая заговорить со мной. Он сообщил мне, что Ки Линь – человек очень богатый и что я произвела на него очень хорошее впечатление. Еще он добавил, что если у меня когда-либо возникнут финансовые затруднения, то Ки Линь, несомненно, с радостью мне поможет.

    К этому времени мне уже удалось преодолеть неприязнь к мистеру Мотту, и я со смехом ответила ему:

    – Я полагаю, мистер Мотт, ваш друг захочет при этом, чтобы его вложения не пропали даром и принесли ему хоть какие-то дивиденды. Вы ведь это имеете в виду, мой друг?

    – Нет такого мужчины, который не был бы заинтересован в получении прибыли или наслаждения, – веско сказал мистер Мотт. – Тем не менее, моя дорогая, я думаю, что вам следует отнестись к моим словам с подобающей серьезностью.

    Я весело рассмеялась ему в лицо, выбежала из ресторана и тут же выкинула все это из головы.

    А потом… Потом была вечеринка у Бетти Мор, и я…

    – Неужели? – воскликнула Анна. – Теперь я знаю! Я знаю, почему ты…

    – Помолчи, Анна, дорогая! – сказал я, закрывая ладонью ее рот. – Ты же не хочешь испортить историю Грейс? Она ведь тебе не мешала.

    Анна замолчала, и Грейс продолжила:

    – Потом была вечеринка у Бетти Мор. Конечно, я тоже была приглашена, но мне нечего было надеть. Я увидела роскошное платье в витрине одного из магазинов в центре. Я была просто без ума от этого платья, но цена, увы, была мне явно не по карману. Несколько раз я вспоминала слова, сказанные мистером Моттом, но решительно их отвергала… пока в конечном счете все же не решила пойти проверить, что из этого получится… во всяком случае, хотя бы узнать, что он попросит взамен. И это было началом конца.

    Однажды после школы я отправилась в ресторанчик и, поскольку там никого больше не было, обратилась к китайцу, сказав, что хотела бы поговорить с ним о мистере Лине. Он сразу же расплылся в улыбке и, приоткрыв дверь за прилавком, пригласил меня в маленькую комнатку.

    Я вошла, как вы можете себе представить, вся трясясь от страха, а он послал одного из своих людей принести бутылку вина и, предложив мне бокал, спросил, чем может быть полезен.

    Я ужасно нервничала, но, сосредоточившись мыслями на платье и думая о том, какой фурор я в нем произведу, решительным тоном сказала:

    – Сколько мне заплатит мистер Линь, если я… если я пойду с ним?

    – Не знаю, – откровенно признался мистер Мотт. – Об этом нужно спросить у него. Хотите, чтобы я узнал?

    – Но, – сказала я, – он, видимо, захочет что-то сделать со мной? То, что мальчики делают с девочками? Ну, вы знаете, что я имею в виду.

    – Кажется, знаю, – сказал мистер Мотт. – Но и вы должны понимать, на что идете, если просите у него денег. Единственное, в чем я могу вас уверить, так это в том, что ничего страшного с вами не случится.

    – Но у меня может быть ребенок, – сказала я. – Ведь такое может случиться? Ведь может?

    – Нет-нет, – сказал он. – С вами ничего подобного не случится. Уж мистер Линь об этом позаботится. Если вы хотите, я встречусь с ним сегодня и спрошу у него насчет вас, а завтра дам вам знать. Если только вы это серьезно.

    – Серьезно, – сказала я. – Я хочу, чтобы вы с ним поговорили. Прошу вас! – И я поднялась, чтобы уйти.

    К моему удивлению, мистер Мотт начал было приближаться ко мне, а когда я отпрянула, он остановился и улыбнулся.

    – Я не сделаю вам ничего плохого, – сказал он, продолжая улыбаться.

    – Но мы об этом не договаривались, – сказала я. – Я спрашивала у вас про мистера Линя.

    – Да, но организатору ведь тоже полагается маленькая компенсация за труды, – сказал он. – Я не сделаю вам ничего такого, о чем вы подумали. Уверяю вас, эту комнату вы покинете столь же неви… в том же состоянии, в каком вошли сюда. Но, прежде чем я поговорю с мистером Линем, мне необходимо убедиться в некоторых фактах… касающихся вас. А это ни в коей мере не повредит вам.

    – Что это за факты? – спросила я испуганно. – Скажите, и я вам отвечу. Какие факты?

    – Мистера Линя не интересуют сорванные цветы, – просто сказал он. – Вы должны понимать, что лично у меня на этот счет нет никаких претензий, но, что касается мистера Линя, я должен точно знать, невинны вы или нет. Если невинны, то я встречусь с мистером Линем. Если нет, выкиньте все это из головы, поскольку мистера Линя вы не заинтересуете.

    – Вы хотите выяснить, девственница ли я? – спросила я, не вполне понимая, чего он хочет.

    – Да, – ответил он. – Именно.

    – Я девственница, – сказала я ему. – Я еще никогда ни с кем не была. Могу вас в этом уверить.

    Он протестующе поднял руки и прислонился к стене.

    – Я должен это сам увидеть.

    – Должны увидеть? – повторила я, как дурочка. – Вы должны… увидеть… осмотреть меня там?

    – Да, – сказал он. – Если вы стесняетесь, я притушу огни.

    – Нет-нет, – сказала я, испугавшись, что сейчас комната погрузится в темноту. – Только не это! – Я была уверена, что, как только свет погаснет, он изнасилует меня.

    – Ну что ж, – сказал он, – тогда ложитесь вот на этот стол, – и он указал на столик в углу.

    – Но вы можете сделать со мной что-нибудь, – сказала я, нервничая.

    – Я ничего вам не сделаю, – ответил он, и я, превозмогая страх, позволила ему помочь мне забраться на столик, где он мягко уложил меня на спину. Я почувствовала, как он задрал на мне платье и широко развел мои ноги в стороны.

    – Ой-ой! Нет! – сказала я и, вытянув перед собой руку, постаралась оттолкнуть его.

    – Хорошо, – холодно сказал он. – Но если я этого не сделаю, то к мистеру Линю я не пойду.

    Перед моими глазами вновь, как живое, возникло платье с витрины, и потому я покорно вытянула руки вдоль тела, и мистер Мотт возобновил свой осмотр. Можете себе представить, что я чувствовала! Платье на мне было задрано до самой талии, трусики спущены до колен, и легкий сквозняк, гулявший по комнате, ласкал мои обнаженные гениталии, вызывая у меня дрожь. Почувствовав, как его пальцы раздвигают губки у входа во влагалище, я закрыла лицо руками, но… К моему немалому удивлению, я испытывала восхитительное чувство, когда он стал прикасаться к самым чувствительным моим местам, отчего словно ток пробегал по всему телу.

    Спрашивая себя, откуда могло взяться подобное чувство, я подняла голову и увидела, что мистер Мотт расположился между моих ног и целует меня в сокровенные места, а его горячий, жесткий и в то же время нежный язык щекочет мои штучки.

    Ах, какое сладостное, необыкновенное чувство охватило меня! Какое наслаждение я получала от прикосновений его языка, этого маленького дарителя наслаждений! Я ерзала по столу, стонала, хватала ртом воздух и, наконец, кончила, а этот желтолицый негодник собирал губами вытекавшую из меня влагу и глотал ее, что, видимо, доставляло ему огромное наслаждение.

    Мистеру Мотту одного раза показалось недостаточно, и он повторил это со мной еще раз, и еще, пока не довел меня до полуобморочного состояния, и только после этого помог мне слезть со стола, поскольку я испытывала такую слабость во всем теле, что сама бы этого сделать не смогла и упала на пол, если бы он не поддержал меня. Он подождал, пока я приведу себя в порядок, и вышел из комнаты. Несколько минут я сидела, собираясь с силами и разглаживая на себе платье, а затем осторожно приоткрыла дверь и глянула в щелку.

    Он ждал меня за дверью; поманив меня пальцем, он прошептал, что удовлетворен моим состоянием, и попросил меня прийти на следующий день.

    Я с трудом спустилась по лестнице и, придя домой, сразу прошла к себе и забылась глубоким сном без сновидений. Я проснулась под утро, и больше мне заснуть не удалось – мне не давала покоя мысль о том, что со мной проделал этот китаец, и мысль эта была такой сильной, что я… что я, предаваясь этим воспоминаниям, стала в том месте вся влажная.

    Весь этот день меня снедало любопытство, и я задавала себе вопрос: что же ответит мистер Линь? Поэтому сразу же после школы я поспешила в ресторан, но, увидев, что там собралось много посторонних людей, поспешно скрылась в комнатке за прилавком и закрыла за собой дверь.

    Через несколько минут вошел мистер Мотт. Его лицо, как всегда, было непроницаемым. И вот что он сказал мне:

    – Мистер Линь просил меня уведомить вас, что принимает ваше любезное предложение и заплатит вам за ваши услуги сто долларов. А меня он попросил вручить вам аванс, – тут он пошарил у себя в кармане и вытащил конверт, – двадцать пять долларов, – с этими словами он передал мне конверт.

    Сто долларов! Для меня это звучало получше любой музыки. А двадцать пять уже лежало у меня в кармане! Я разорвала конверт, чтобы убедиться в том, что все без обмана, и обнаружила внутри две десятки и пятерку. Платье стоило семьдесят пять долларов, и эти двадцать пять я могла внести в качестве первого взноса. Это и в самом деле была удача!

    Все эти мысли быстро проносились у меня в голове, но вдруг я почувствовала, что мистер Мотт мягко подталкивает меня к столу. На этот раз в мои намерения не входило противиться ему. Преодолев последние сомнения, я позволила ему стянуть с меня трусики и прильнуть губами к моему лобку.

    Это сладкое прикосновение было для меня таким неожиданным, что я почти сразу же выпустила ему в рот доказательство искренности моих чувств. После чего я отдалась во власть настоящего наслаждения. Вы, несомненно, можете счесть меня маленькой дурочкой – в особенности с учетом моего возраста, – коль скоро язык этого желтокожего оказывал на меня такое действие. Но буду с вами откровенной – я действительно испытывала неимоверное наслаждение.

    В тот раз я кончила не меньше пяти раз, прежде чем он удовлетворился. После этого он сказал мне, что все устроил: мое свидание произойдет в ближайшую субботу, то есть через два дня, и что он сам проводит меня к мистеру Линю.

    – Разве он не придет сюда сам? – спросила я.

    – Нет, – ответил он. – У него замечательный дом в южной части города. Вам у него понравится. Придумайте какой-нибудь предлог для домашних и будьте здесь ровно в одиннадцать часов утра в эту субботу.

    Я обещала прийти вовремя и, оказавшись за дверьми ресторана, тут же поспешила в магазин и сделала взнос за платье. Но я внесла не все двадцать пять долларов, а только десять, поскольку остальные хотела потратить на красивое нижнее белье, чулочки и туфельки, чтобы в субботу выглядеть наилучшим образом.

    Купив все необходимое, я, как ты, наверное, Анна, помнишь, зашла к тебе и оставила пакет с вещами у тебя в доме, сказав, что в субботу я должна быть в одном месте и забегу за ними в тот же день утром.

    Настало субботнее утро; я встала довольно рано и не мешкая поспешила к тебе, сказав своим домашним, что у нас запланирован на сегодня небольшой пикник за городом. А ты, соня, – эти слова были обращены к Анне, – спала без задних ног. Я взяла пакет, зашла в ванную, надела на себя все свои обновки, а старые вещи, аккуратно запаковав, оставила под ванной.

    После этого я поспешила в ресторан и, несмотря на то что было еще рано, обнаружила, что мистер Мотт уже ждет меня. Он шепнул мне, чтобы я спустилась вниз и ждала его за углом, что я и сделала.

    Я вышла на улицу и, завернув за угол, оказалась в довольно пустынном месте – там и сейчас не так уж много людей. Не прошло и минуты, как к тротуару подъехала машина, в которой я, к своему удивлению, увидела мистера Мотта. Он пригласил меня в машину; я, оглядевшись, не видит ли меня кто, залезла в салон, и водитель тут же тронулся с места.

    Ехали мы довольно долго, а когда остановились, я поняла, что мы находимся в китайском квартале, и прямо перед нами была китайская прачечная. Неужели почтенный мистер Линь был владельцем прачечной?

    Но времени на раздумья у меня не было, поскольку мистер Мотт поторапливал меня – я вышла из машины и сразу оказалась в помещении. Мы не останавливаясь прошли в заднюю комнату, чтобы никто нас не мог увидеть. Там находился какой-то человек, китаец, который, увидев мистера Мотта, встал со своего места и поклонился, не выказав при этом ни малейшего удивления по поводу нашего внезапного появления.

    Мистер Мотт сказал что-то по-китайски, человек (судя по всему, нас ожидавший) тут же выдвинул из стены шкаф, и, к моему удивлению, я увидела проход, куда меня и пригласил мистер Мотт.

    Минуту я колебалась, напуганная темнотой, царившей там, но потом решила, что зашла уже слишком далеко и, последовав за мистером Моттом, оказалась в темном коридоре. Пройдя несколько ярдов, мы оказались перед железной дверью, которую мистер Мотт открыл ключом, после чего мы оказались, как я тогда подумала, в соседнем доме. Еще несколько шагов – и мы вышли в длинный коридор, где нас встретила молоденькая китаянка – явно служанка, поджидавшая нас. Она улыбнулась мне, поклонилась, а мистер Мотт, вручив меня попечению девушки, внезапно удалился, оставив меня с нею в тихом коридоре.

    – Идемте, – сказала китаянка на чистейшем английском. – Следуйте, пожалуйста, за мной. Я служанка мистера Линя; я проведу вас в комнату, где вы сможете привести себя в порядок в ожидании моего хозяина.

    Я была немного напугана быстротой всего происходящего, но последовала за девушкой наверх по длинной винтовой лестнице, а потом оказалась в комнате, где имелись все необходимые принадлежности женского туалета. Девушка вышла из комнаты, оставив меня одну. Ее мягкие тапочки беззвучно ступали по толстому ковру.

    Я поглядела на себя в изящное зеркало, поправила локоны на лбу, затем напудрилась и стала с тревогой ждать возвращения служанки. Она появилась через несколько минут и все с той же улыбкой пригласила меня следовать за ней. Мы спустились вниз и подошли к двери в другую комнату. Она шепнула мне, что сейчас я окажусь в обществе мистера Линя, затем открыла дверь и сделала жест рукой, приглашая войти.

    Поток света, ударивший в открытый дверной проем, сначала испугал меня, но когда мои глаза привыкли к новой обстановке, я увидела, что нахожусь в роскошно обставленной комнате, похожей на библиотеку. В большом кресле передо мной сидел Ки Линь. На нем была одежда, которая мне показалась национальным китайским одеянием – длиннополое кимоно и маленькая шапочка с пуговичкой на вершине. Он сидел неподвижно, но его раскосые глаза ощупывали меня всю с ног до головы.

    – Можешь идти, Санти, – сказал он служанке. – Я позвоню, если ты мне понадобишься. – Китаянка низко поклонилась и вышла из комнаты.

    Минуту-другую он разглядывал меня, не произнося ни слова, затем, поднявшись на ноги, низко мне поклонился и сказал:

    – Я рад, дорогая мисс, снова встретиться с вами при столь благоприятных, как говорит наш дорогой друг мистер Мотт, для меня обстоятельствах. Я полагаю, что сведения, которые передал мне мистер Мотт, верны и точны и что, придя сюда, вы решили воспользоваться той малой помощью, которую я могу вам оказать, и в обмен на это предложить себя для моих услад. Я верно говорю, моя дорогая? – его глаза блестели, и я не сомневаюсь, что блестели они от похоти и чувственности.

    – Да, конечно, мистер Линь, – несколько нервно, должна признаться, ответила я. – Я сказала мистеру Мотту, что я… что я буду любезна с вами так, как вы этого хотите… и он дал мне двадцать пять долларов и сказал, что…

    – Что я дам вам еще семьдесят пять, – закончил мистер Линь, видя, что я краснею от смущения. – Да, он вас не обманул, моя дорогая. А теперь, когда вы здесь, я расскажу вам о том развлечении или, если хотите, удовольствии, которое я устроил специально для вас.

    – Удовольствии? – переспросила я, даже не представляя, что он имеет в виду. – Об удовольствии для меня? Наверное, мистер Линь, я немного глупа, поскольку я думала, что пришла сюда для вашего удовольствия…

    Он улыбнулся в ответ на мои слова и, приблизившись ко мне, пригласил сесть на низенький диванчик, стоявший у стены, а затем продолжил:

    – Девушка вроде вас, моя дорогая, стоит значительно больше того, что я по моим скромным возможностям могу дать, но я обставил удовольствие – наше обоюдное удовольствие, мисс – на особый, китайский манер и не сомневаюсь, что оно ни в коей мере не покажется вам обидным. Вы ведь, наверно, еще не обедали? Поэтому я организовал маленький обед, на который придут несколько моих друзей. Однако они не будут иметь ни малейшего отношения к тому маленькому делу, о котором знаем только мы с вами, – тут он многозначительно посмотрел на меня, отчего я покраснела до корней волос и в смущении отвела глаза. – Можете не сомневаться, моя дорогая Грейс, среди этих гостей не будет ни одного, кто стал бы претендовать на ваше внимание и, уж конечно, на ваши услуги.

    Закончив говорить, он вернулся на свое место и дернул шнурок звонка. Уже знакомая мне китаянка бесшумно вошла в комнату. Ли сказал, что хочет, чтобы я оделась по-китайски, и вручил меня заботам девушки, которая снова провела меня в комнату, из которой я ушла несколько минут назад.

    Когда мы оказались в комнате, китаянка закрыла дверь, подошла к шкафу, открыла дверцы и извлекла на свет божий китайские наряды, великолепные по цвету и фасону. Она сказала, что я могу выбрать и надеть то, что мне понравится.

    Я вскрикнула от удивления и, перебрав все, выбрала одежду, украшенную изящным шитьем. Китаянка положила выбранное мной на кровать, потом выдвинула один из ящиков огромного комода, и моим глазам предстал великолепный набор шелкового, словно сотканного из воздуха, нижнего белья. Здесь же было и множество чулок из паутинки – шелка тончайшей выделки.

    Из этого богатства я тоже выбрала кое-какие вещи, затем с помощью китаянки разделась донага и облачилась во все новое. В завершение она вытащила пару крохотных блестящих туфелек и надела их мне на ноги, потом накинула мне на волосы очень изящное, усеянное блестками украшение, после чего подвела меня к зеркалу, чтобы я оценила результаты ее трудов.

    Я издала крик удивления, поскольку внешность моя совершенно изменилась. Как только с переодеванием было покончено, она снова отвела меня в комнату к Ки Линю.

    Он прохаживался по комнате; увидев меня, облаченную в китайские одежды, он одобрительно хмыкнул и взмахом руки отпустил служанку. Затем он ударил в находившийся в комнате гонг, прислушался и предложил мне руку. Мы вышли через другую дверь, которую я не заметила прежде, и прошествовали по коридору в большую столовую, в центре которой находился низкий стол, украшенный цветами. У стены стояли безмолвные слуги-китайцы.

    К моему удивлению, стульев здесь не было, и их заменяли огромные подушки. Все присутствующие были одеты на китайский манер, а на груди у некоторых из них красовались ордена и медали. Я обратила внимание, что, кроме меня, здесь не было ни одной девушки. Мистер Линь подвел меня к столу и усадил на подушку рядом с собой. Остальные тоже сели, и слуги начали выставлять перед нами разнообразные блюда, каких я никогда прежде не видела и, уж конечно, не пробовала.

    Я, естественно, проголодалась и сразу набросилась на еду; заметив, что все пьют что-то из маленьких чашечек, я спросила у мистера Линя, что это такое.

    – Это, – сказал он, пригубливая из чашки, – разновидность вина, которое делают только в Китае. Это очень хорошее вино, можете не сомневаться. Попробуйте, я уверен, вам понравится.

    – Но я не пью, – сказала я, – и никогда не пила. Если я выпью, меня может начать тошнить. Лучше я, пожалуй…

    – Я так хочу, – просто сказал он, – и уверен, моя дорогая, что вы не собираетесь начать с того, чтобы воспротивиться моим желаниям. – С этими словами он передал мне одну из чашек.

    Я пригубила вино из чашки, и оно растеклось по моим жилам, жгучее, как огонь; однако, убедившись, что все его пьют, причем в больших количествах, я подумала, что оно не причинит мне никакого вреда, и решила допить чашку, что и сделала.

    Я думаю, что нет нужды описывать вам всякие яства, бывшие на столе, потому сразу перейду к описанию того, что случилось после обеда, – это может быть для вас интересно.

    Как только трапеза завершилась – а продолжалась она не менее двух часов, – Ки Линь провел меня из столовой в комнату рядом, такую же большую, как и столовая, где вровень с полом был устроен бассейн.

    Он подвел меня к мягкой широкой тахте и, усадив рядом с собой, ударил в огромный гонг, висевший над тахтой. Сразу же вошло несколько музыкантов. Они расположились за декоративными кустами в дальнем конце комнаты и начали играть на струнных инструментах какую-то очень приятную мелодию.

    Я позволила мистеру Линю мягко уложить меня на тахту, после чего он обнял меня за плечи и притянул к себе. Я почувствовала, как он расстегивает на мне кимоно, под которым у меня ничего не было, кроме прозрачных коротких трусиков и чулок, которые я сама же для себя и выбрала. Мне ничего не оставалось, как позволить ему ощупывать мое обнаженное тело.

    Молоденькая девушка, тело которой, а точнее сказать – лобок, прикрывал только маленький кусочек материи, оставляя обнаженными хорошо сформированные груди, подала нам на подносе две небольшие чашечки с напитком, совершенно не похожим на тот, что я пила раньше, потому что, когда я выпила его, мысли у меня стали мешаться и я словно погрузилась в странный сон, в котором главную роль исполнял Ки Линь.

    Словно во сне я увидела, как в комнату вошли танцоры – юноши и девушки. Пройдясь в танце по комнате, молодые люди схватили девушек, уложили их на пол и тут же овладели ими, и их победные дикие выкрики, казалось, пробуждают во мне безумное желание последовать их примеру.

    К этому времени Ки Линь полностью распахнул на мне кимоно, и теперь его руки были заняты моими гениталиями. Две молодые девушки подошли к тахте и принялись снимать с Ки Линя его одежды, обнажив его огромных размеров торчащий член. Потом они взяли мою расслабленную руку и поместили ее на гигантский ствол его орудия.

    Ах, что это был за член! Я никогда не видела ничего подобного и, уж конечно, никогда не ощущала и даже не представляла себе в самых безумных мечтах инструмента таких размеров. Поглаживая его рукой, я думала о том, что этого более чем достаточно, чтобы разорвать меня на две части. И все же я совсем не боялась его, и когда одна из девушек нагнулась и поцеловала его, а потом обмотала какой-то лентой с маленькими шишечками на ней, я даже не догадалась об их назначении.

    Наконец мистер Линь забрался на меня, и когда его огромный орган прикоснулся к моему обнаженному животу, украшавшие ленту шишечки больно кольнули меня; я вскрикнула от испуга и постаралась высвободиться, но Ки Линь еще сильнее прижал меня к тахте, а две девушки нацелили головку его фаллоса в мое отверстие, и он начал вдавливаться в меня, растягивая мои половые губы.

    Растяжение, вызванное таким неестественным давлением, причиняло мне немалую боль, и я рванулась в сторону в попытке избежать этого, но почувствовала, как чья-то рука нырнула под мои голые ягодицы и на мои обнаженные гениталии полилась какая-то жгучая жидкость, причиняя мне резкую боль. Чтобы избавиться от этой разъедающей все тело боли, я резко рванулась вверх. В этот момент китаец надавил изо всей силы, его огромный член буквально разодрал меня на две части, вклиниваясь в мою маленькую девственную щель, а маленькие шишечки на ленте еще шире раскрывали ее. Издав громкий крик от дикой боли, раздиравшей все мое тело, я без сознания распласталась на тахте.

    Не знаю, сколько времени я оставалась без сознания, но, придя в себя, обнаружила, что этот словно изготовленный из металла твердый безжалостный инструмент по-прежнему находится внутри меня, а мистер Линь совершает сильные, глубокие толчки, погружаясь в меня до основания. Вдруг я почувствовала, как он на мгновение замер, и в следующую секунду в меня хлынули струи его семени. И тут же я снова впала в забытье. Каждый раз, приходя в себя, я чувствовала, что нахожусь в состоянии какой-то прострации, которую у меня, вероятно, вызвало то самое зелье, что мне дали выпить, и что я по-прежнему нахожусь в объятиях жестокого ненасытного китайца.

    Помнится, я, в очередной раз придя в себя, обнаружила, что лежу абсолютно голая, а все мои одежды разбросаны на полу. Мне показалось, что на мне какой-то другой человек, не мистер Линь, но так ли это было на самом деле, я не уверена, потому что, когда я окончательно пришла в себя, на мне были те самые одежды, которые дала девушка-служанка, и лежала я в задней комнате прачечной.

    В моей сумочке оказался конверт, в котором я нашла обещанные семьдесят пять долларов и замечательный кулончик; такого я не встречала никогда прежде, и он теперь лежит спрятанный у меня дома. Такова, мои дорогие, история моего соблазнения. С тех пор Ки Линя я никогда больше не видела.

    К этому времени мой член уже стоял в полной боевой готовности, и последние несколько минут Грейс ласкала и гладила его торчащую головку. Как только она закончила свою историю, я уложил ее на пол, улегся сверху, поместил свое орудие у соответствующего отверстия, которое, как и прежде, принимало меня с натяжкой, как перчатка – палец, и… Вот тут-то она и смогла по достоинству оценить преимущества подогретых чувств.

    Анна с интересом наблюдала за этой сценой, а поскольку в этот момент появился Джозеф, она тоже не стала терять времени – обнажила его инструмент и, когда Джозеф лег на спину, тут же оседлала его, поглотив лоном его внушительных размеров орудие. И тут мы устроили что-то вроде веселых гонок, которые завершились блаженно-влажным финалом.

    – Я полагаю, Грейс, – сказал я, когда Джозеф удалился за очередной порцией коктейля, – что в этот раз я насладился тобой в гораздо большей степени, чем в прошлый. Нет, что ни говорите, а чтобы хорошенько воспламенить чувства, нужно вначале непременно выслушать какую-нибудь будоражащую историю. А как тебе, Анна? Тебе сегодня понравилось с Джозефом?

    – Могу только сказать, – ответила чувственная молодая дама, с гримаской протирая промежность, – что у нашего пылкого Джозефа в штанах настоящая дубина и он знает, как ею пользоваться! Боже мой, мне даже больно к себе прикоснуться!

    – А скажите-ка, девушки, – сказал я более серьезным тоном, – почему в ваших рассказах отсутствуют чувственные сцены французской любви, или содомии, с вашим участием? Ведь я более чем уверен, что эти вещи вам знакомы, не так ли?

    – Содомии? – повторила Грейс, с изумлением глядя на меня. – Что вы имеете в виду? И как это делается? Это что-то новенькое? Или что-то… – но, увидев, как мы оба прыснули от смеха, она замолчала, так и оставшись с открытым ртом.

    – Как видишь, Анне кое-что об этом известно, – сказал я. – Но я вижу, милая Грейс, что в твоем образовании есть огромные пробелы, и уверен, что, почувствуй ты хоть раз сладость этого ощущения – присутствия стоячего члена в узком пространстве заднего прохода, ты бы никогда не согласилась на другой метод.

    Гримаса отвращения на личиках обеих девушек ясно свидетельствовала о том, что ни одна из них еще не испытала наслаждений такого рода: Анна заткнула уши пальцами, а Грейс – та даже зажала мне своей маленькой ручкой рот, словно пытаясь остановить меня.

    – Но вы непременно должны об этом знать, – сказал я. – Для вас это очень важно, и нравится вам это или нет, но я сделаю вам одно предложение.

    Тут их природное любопытство взяло верх над благонравием и сомнениями, и они принялись с интересом слушать мои слова, которые я специально выговаривал ясно и четко, дабы дать им понять, что мои намерения серьезны:

    – Если одна из вас, милые мои, или вы обе вдруг обнаружите в себе желание отдаться мне именно таким способом и позволите овладеть вами по моему усмотрению, то я готов проявить такую же щедрость, что и китаец в рассказе Грейс, иными словами – заплатить вам по сотне долларов.

    – Никогда! – с чувством сказала Анна. – Вы никогда не убедите меня пойти на это! Да, я, конечно же, слышала о таком способе любви и даже знаю девушек, которые занимались этим, но что касается меня, то вам, мой дорогой мистер Андерсон, вряд ли когда-нибудь представится случай заплатить мне эти деньги.

    – Но как, как, черт возьми, такое возможно? – сказала Грейс, и ее бровки выгнулись в изумлении. – Я просто не представляю, как такое может произойти. Каким образом мужчина может вставить эту свою штуку девушке сзади? Да ведь это просто убьет ее!

    – Нет-нет, – сказала Анна, напуская на себя умный вид. – Не думаю, что девушка от этого умрет, в особенности если мужчина терпелив и не будет делать это силой. Но что касается меня, то я и слышать об этом не хочу, меня вполне устраивает обычный способ.

    – Да у меня и в мыслях не было попробовать, – сказала Грейс, покраснев. – Я просто не могу себе этого представить – ведь я впервые об этом слышу. Вообще-то есть много чего, что мне неизвестно, так что мое желание разобраться – вполне естественно.

    – Ну что ж, – сказал я, – мое предложение остается в силе, а поскольку вам обеим известно, как меня найти, и даже мой номер телефона у вас есть, вы можете в любое время известить меня о вашем желании; и если я буду свободен, я с удовольствием выполню свою часть соглашения. Но это, конечно, ни в коей мере не нарушает другие наши планы. А теперь, девушки, если вы готовы, мы отвезем вас домой.

    Анна еще раз очень эмоционально высказалась по этому поводу, Грейс же не произнесла ни слова. Я позвал Джозефа и велел ему подавать машину. Мы довезли девушек до дому и, договорившись о следующем свидании, расстались с ними. Я чувствовал себя очень усталым, поэтому попросил Джозефа отвезти меня домой и сразу лег спать.


    3

    К моему крайнему удивлению, на следующий день около полудня раздался телефонный звонок, и я услышал женский голос, показавшийся мне знакомым:

    – Алло, это мистер Андерсон?

    – Да, – ответил я, спрашивая себя, кто бы это мог быть.

    – Это Анна, – весело сказал голос. – Вы меня не забыли?

    – О, привет! – сказал я, недоумевая, что могло вызвать столь ранний звонок. – Как дела, Анна? Надеюсь, у тебя все в порядке?

    – У меня все в порядке, – сказала она. – Я звоню, чтобы узнать, по-прежнему ли вы готовы потратить ту сумму, о которой говорили вчера перед нашим уходом. Предложение остается в силе?

    – Да-да, – сказал я, не веря своим ушам: ведь еще вчера вечером она и слышать ни о чем таком не хотела. – Но… но как же твои взгляды на эти вещи?

    – Ерунда! – резко выпалила она. – Я и не думала, что вы примете мои слова всерьез. Неужели вы думаете, что я стану разоблачать себя в присутствии Грейс? Не скрою, для меня это будет в новинку… и все же… Компенсация – вот что привлекает меня. Вы хотите, чтобы я пришла сегодня вечером?

    – Подожди, – попытался я остудить ее пыл, – ты слишком торопишься, я еще не знаю, что у меня сегодня запланировано на вечер. Может быть…

    – Но ведь это важнее, – услышал я в трубке ее смех. – Я уверена, ваши дела могут и подождать ввиду того, что предлагаю вам я. Но, конечно, если вы хотите отложить, то я могу…

    – Нет, – отрезал я. – Сегодня вечером мы с тобой встретимся в том же месте, и я надеюсь, ты вполне понимаешь, о чем идет речь. Ведь так?

    – О да, – сказала она. – Я буду вас ждать, а сейчас мне нужно идти. Я звоню вам во время рабочего перерыва. Жду! До свидания.

    Я автоматически положил трубку и подумал о том, какая же лицемерка эта девушка. А потом мне пришла в голову мысль, что, может быть, для нее это и не впервые. Как бы там ни было, я готов был попробовать независимо от того, было ли это для Анны в новинку или нет – мне, по крайней мере, это обещало ощущения, которых я еще не испытывал.

    Однако неожиданности наступившего дня на этом не кончились. Чуть позже раздался еще один звонок, на этот раз от скромницы Грейс, которая спросила, не может ли она встретиться со мною наедине – она хочет сказать мне что-то важное.

    «Значит, – подумал я, – обе рыбки заглотили наживку, только сначала я подсек одну, а теперь и вторую».

    Однако ничего такого по телефону я говорить не стал, поскольку знал, что скромница Грейс во многих отношениях сильно отличается от довольно-таки раскованной Анны. Я сказал Грейс, что сегодня вечером мне нужно будет уехать, но если она знает, как добраться до меня, то я буду рад видеть ее завтра вечером в семь часов.

    В голосе Грейс послышались нотки разочарования из-за того, что наше свидание не состоится сегодня же, однако она согласилась на мое предложение. Я попросил ее не опаздывать и фыркнул от смеха, предвкушая двойное удовольствие.

    Готовясь к встрече, я послал Джозефа в банк, чтобы он взял для меня немного наличными, а сам оделся со всем тщанием, коего требовал момент, и отправился на встречу с Анной.

    Она рано назначила встречу и не опоздала. Едва оказавшись в салоне машины, она принялась весело смеяться над моим недоумением во время телефонного разговора, а Джозеф тем временем быстро вез нас на мою квартиру. Закрыв за нами входную дверь, Джозеф затем быстро приготовил коктейли, и Анна, на которой был светлый плащ, так как вечер был довольно холодным, сняла его и залпом выпила сильнодействующий напиток.

    – Анна, – с изумлением сказал я, – тебя сегодня, кажется, мучит жажда.

    – Если вспомнить о том, что мне сегодня предстоит, – сказала она, – я думаю, лучше поднять настроение до того, как это случится. Ибо, если подойти к этому здраво, я не думаю, что смогу вынести такое. Послушайте, мистер Андерсон, почему вас не устраивает обычный способ? Давайте сделаем сегодня, как обычно, и я вам обещаю, что в следующий раз, когда вы об этом попросите, я выполню наш договор.

    – Теперь, теперь, – сказал я, погрозив ей пальцем. – Ведь не для того же ты явилась сюда, чтобы сладкими речами заворожить меня и убедить отказаться от нашего соглашения? Если именно таковы были твои намерения, то ты только даром теряешь время, ибо я не уступлю. Я совершенно не намереваюсь обращаться с тобой грубо, и ты сможешь получать удовольствие, сколько пожелаешь. А это, – тут я вытащил пачку мелких купюр на сумму сто долларов, – то, что я тебе обещал, и ты получишь эти деньги, если выполнишь свою часть соглашения. Так тебе нужны эти деньги, или мне убрать их? – я шутя всунул в ее хрупкую руку всю пачку, и ее пальцы автоматически сомкнулись на ней.

    – Это ужасно, – сказала она, недовольно скривившись, – но я знаю, что вы будете деликатны со мной, насколько в этом деле вообще можно быть деликатным, а если к тому же вы позволите мне выпить пару бокалов, то я уверена, что это меня сильно подогреет и я не стану обращать внимание на все это… и все закончится, прежде чем я пойму, что же произошло. По крайней мере, я на это надеюсь.

    Я не мог не рассмеяться, услышав аргументацию такого рода, но пообещал дать ей столько выпивки, сколько ей захочется. Затем я позвал Джозефа, попросил его принести целую бутылку и оставить на маленьком столике рядом с нами.

    Как только Джозеф вышел, я обнял девушку и принялся страстно ее ласкать, потом по моему предложению она скинула с себя свою короткую юбочку и осталась только в трусиках, чулках и туфельках, после чего целиком отдалась моей воле.

    Я счел, что мне тоже лучше раздеться, и, выйдя в соседнюю комнату, сбросил с себя все, а затем, накинув халат и засунув ноги в туфли, вернулся к Анне.

    Анна, дожидаясь меня, щедро угощалась из бутылки; увидев, что я вернулся раздетым, она вскрикнула от полноты чувств и, ухватив меня за орудие, принялась гладить и ласкать его своими маленькими, теплыми, магнетическими пальчиками. Я был вынужден отстраниться и убрать ее руки, опасаясь, что кончу прямо в ее ладони.

    – Нет-нет, Анна, – сказал я, – ты же прекрасно знаешь, что таким образом я кончу прямо на тебя! Осторожнее со своими маленькими ручками, мисс Страсть.

    – Так будет лучше для меня, – сказала она, – когда вы приступите к тому, чего хотите. Если я доведу вас до точки, то вы наверняка не сможете повредить мне. Так что, как видите, в моем сумасшествии есть своя последовательность.

    – Я положу этому конец, – сказал я, переворачивая ее на спину, после чего возлег на нее, полностью обнаженную, предварительно разведя ее ноги. – Для начала я выпущу первый заряд в то место, которое ты называешь «надлежащим», а потом, мисс Умная Голова, ты получишь второй – в то место, за которое я заплатил.

    Анна скорчила разочарованную гримаску, но как только мой конец оказался в ней, она забыла обо всем на свете и принялась вертеться на нем, как червяк на крючке, пока не извлекла из моей трепещущей плоти полный заряд густого белопенного молозива, заполнившего все пространство мягкого, влажного гнездышка ее страждущего чрева.

    Я всегда несказанно наслаждался, овладевая этой красивой девушкой, и мысль о том, что скоро я буду иметь ее совершенно особым образом, в самое интимное из интимных отверстий ее тела, природой предназначенное для совершенно иной цели, весь день приводила меня в трепет, наполняя сладостными ожиданиями; и теперь, когда добыча была в моих руках, я полностью воздавал должное моей прекрасной обожаемой жертве.

    Если в начале ее точил лишь маленький червячок сладострастия, то вскоре под воздействием двух-трех выпитых бокалов и свойственной ей от природы горячей страстности, он превратился в настоящего дракона похоти, так что я вынужден был кончить дважды, прежде чем ее ненасытная вагина ослабила свою крепкую хватку и выпустила мой пульсирующий член, который упокоился между ее горячих бедер.

    Мы оба лежали в изнеможении. Потом я налил ей еще один бокал, а когда она привела себя в порядок, мы какое-то время болтали на самые разные темы.

    – Только не говорите ничего Грейс, – внезапно воскликнула она и серьезно добавила: – Я бы ни за что на свете не хотела, чтобы она узнала об этом. Вы даете мне слово, мистер Андерсон? – она выпрямилась, демонстрируя в полный рост красоту своего нагого тела. В этот момент она напоминала нимфу, замершую с полупустым бокалом в руке.

    Я видел, что она пьянеет и заверил ее в том, что не собираюсь злоупотреблять ее доверием – ее подружка ничего не узнает (что было абсолютной правдой), после чего она, облегченно вздохнув, снова обмякла в моих руках. Некоторое время я играл ее торчащими сосками, и это действие никоим образом не доставляло неприятных ощущений этой чувственной девушке. Она не возражала и тогда, когда моя рука спустилась вниз по ее обнаженной спине, добралась до круглой попки и похлопала по пружинистым ягодицам. Это, видимо, вернуло ее к действительности и напомнило о предстоящей миссии – она обвила мою шею обнаженными руками, страстно поцеловала в губы и снова спросила, возможно ли, что я по какой-либо причине откажусь воспользоваться ее проходом по назначению, которое ему не свойственно.

    Эти попытки красивой девушки сбить меня с толку и заставить отказаться от своих намерений, дабы я заменил столь желанное для меня действо на традиционное, которое тоже доставляло мне удовольствие, но ни в коей мере не могло сравниться с тем наслаждением, которое я предполагал получить при соитии новым способом, были столь действенными, что я с трудом удержался от того, чтобы тут же не овладеть ею так, как она об этом просила.

    – Нет, Анна, – мягко сказал я, – ты меня не собьешь с толку, и все твои льстивые речи, все твои сладкие уловки, все твои мягкие и соблазнительные поцелуи ни в коем случае не заменят того, на что ты дала согласие. Я полон решимости овладеть тобою именно этим способом, а любые замены или извинения, которые приходят тебе в голову, только укрепляют меня в моем желании пронзить тебя моим орудием на всю его длину, почувствовать, как оно входит в тебя, насладиться плотным охватом и узостью твоего отверстия. И вот что я тебе скажу, дорогая: даже если бы между нами и не было договора, я сомневаюсь, что тебе удалось бы избежать того, что я решил осуществить.

    К моему удивлению, она тут же сдалась. Я сделал большой глоток из бокала, налил и ей. Ее глаза блестели все больше, по мере того как живительная жидкость растекалась по ее жилам. Я же тем временем задумался над тем, с помощью каких средств мне осуществить свой план. Связать девушку было невозможно, как невозможно было и оставить ее совершенно свободной, потому что такое здоровое молодое животное, как она, неизбежно стало бы оказывать сопротивление, чем крайне затруднило или вообще исключило бы акт.

    Чтобы уложить ее на живот и войти в нее (с учетом того, что это было в первый раз), требовалась некоторая изобретательность, и я разработал план, который – я нисколько в том не сомневался – не только увенчается успехом, но и будет одобрен ею. Об этом я и заговорил.

    – Анна, дорогая, – сказал я, целуя ее еще раз и чувствуя, как при прикосновении моих губ к ее бархатистым губам твердеет мой член, – мы приближаемся к тому мгновению, когда будет сорван цветок невинности с еще одного твоего канала, и, зная твою страстную натуру, я придумал план, который, уверен, получит твое одобрение.

    – Что это за план? – недоуменно спросила она.

    – Очень простой, – ответил я. – Я знаю, что поначалу тебе будет больно. Но допустим, что в то же самое время ты будешь ощущать в себе твердый член Джозефа. Как ты думаешь, поможет это тебе отвлечься от того, что будет происходить в твоем заднем канале?

    Услышав это предложение, она захлопала в ладоши, и я тотчас позвал Джозефа. Когда он вошел, я бросил на него многозначительный взгляд, и он тут же начал раздеваться.

    К этому моменту Анна была немного пьяна и лежала в моих объятиях, выставив на всеобщее обозрение все свои прелести. Джозеф, полностью раздевшись, пристроился рядом с нами, и Анна, не теряя ни мгновения, ухватилась за его восставший член. Джозеф, который был заранее проинструктирован мною, позволил ей ласкать и сжимать свою игрушку, пока она не сделалась, как железный лом. Затем он велел ей подняться, подвел девушку к маленькой кровати, стоявшей в углу комнаты, и сел на краешек, упираясь ногами в пол. Я помог Анне забраться к нему на колени, направив гигантский пульсирующий член Джозефа в ее вагину. Она нанизывалась на этот инструмент, издавая страстные стоны и вздохи, и через несколько секунд он полностью исчез в ее лоне. Обняв Джозефа за шею, она предалась наслаждению, какое только в состоянии дать женщине находящееся внутри нее могучее пульсирующее мужское орудие.

    Однако этим мой план не ограничивался. Джозеф, как ему было велено заранее, не спеша лег на спину, притянув к себе девушку, и та легла на него всей грудью. Затем Джозеф широко раздвинул ноги, позволив мне подойти к Анне сзади и вставить мой орган между ее ягодиц с очаровательными ямочками.

    Я увидел, как Джозеф обвил своими ногами ноги девушки, надежно заперев их в «замок». Она издавала слабые стоны, свидетельствующие об испытываемом наслаждении, поэтому я смело раздвинул пружинистые ягодицы и подвел головку моего ставшего твердым, как железо, орудия к ее малому отверстию. Затем я ухватился руками за ее плечи и, наклонившись над нею, начал давление, пытаясь овладеть ее крохотной крепостью.

    Анна внезапно напряглась, утратив всю свою гибкость и сделавшись твердой как доска, и вскинула голову над плечом Джозефа – жест, свидетельствующий о том, что она испытывает боль. Затем она принялась метаться и рваться в припадке беспомощности, громко кричала и стонала, но Джозеф, следуя моим наставлениям, крепко держал ее в цепких объятиях. Его огромный инструмент тяжелыми всесокрушающими качками двигался туда и обратно в ее содрогающейся вагине. Упершись ногами в пол, я давил все сильнее и сильнее, пытаясь войти в тугое отверстие. Наконец я почувствовал, что ткани медленно поддаются, неохотно уступая враждебному нажиму, и головка моего орудия постепенно входит внутрь, чему способствовали и судорожные конвульсии ее канала. Вхождение было медленным, трудным, но неумолимым – еще минута, и я вошел в нее до упора.

    Какой крик! Какое исступление! Нервные дразнящие спазмы этого никем еще не опробованного гнездышка природы, приютившего мой орган любви, и сами по себе могли бы вызвать семяизвержение, но у меня на этот счет были другие соображения: слегка выйдя из этого плотного малого канала, я вновь резким толчком до упора погрузился в него и стал охаживать его яростными раздирающими движениями, одновременно ощущая через тонкую перегородку ткани, разделяющую два этих отверстия, как скачет и извергается член Джозефа.

    Наконец я кончил! Ах, какой небывалый заряд выпустил я в нее! Как кипела и пузырилась моя жидкость – истинный фонтан горячего сладострастия! О, если бы вы видели, как эта жидкость просочилась вглубь нее и как мы все трое свалились в изнеможении на кровать!

    Я извлек свой инструмент, издавший при этом что-то вроде хлопка, и позволил Анне вскочить с распростертого Джозефа. Она сделала попытку убежать – сильно сомневаюсь, что она отдавала себе отчет в том, куда бежит, – но тут же безжизненной массой свалилась на пол. Я поначалу думал было, что нанес ей какие-то повреждения, но мой верный Джозеф, с чьего конца еще капала семенная жидкость, оказал первую помощь, вскоре к девушке вернулось сознание, и она позволила Джозефу отвести ее в туалет.

    Анна отсутствовала несколько минут, а когда вернулась, выглядела абсолютно трезвой и слегка бледной. Однако, какие бы ощущения, приятные или неприятные, сладостные или болезненные, она ни претерпела, никакого ущерба она не понесла, и я обращался с ней со всей добротой и уважением. После недолгой беседы она сказала, что никакой боли больше не испытывает и вскоре смеялась и болтала, словно ничего не произошло. Троекратное извержение утомило меня, и, договорившись, что она придет на очередное свидание вместе со своей подругой, я оставил в ее руках оговоренную сумму, велел Джозефу отвезти ее домой, а сам решил пораньше лечь спать.

    Джозеф уехал, а вернувшись, рассказал мне, что на пути к дому Анны остановил машину в темном месте, перебрался на заднее сиденье и дал девушке еще раз насладиться его членом, что она и сделала со всей страстью. Таким образом я узнал, что она вполне оправилась, поскольку проделанное Джозефом было достаточно серьезным испытанием для этой маленькой чувственной красотки. Мы с Джозефом посмеялись над этим приключением, и я, желая быть во всеоружии в момент свидания со скромницей Грейс, рано отправился спать и встал лишь после полудня.

    Я, конечно, поставил Джозефа в известность о предполагавшемся свидании с очаровательной девушкой, и когда ровно в семь часов она позвонила в дверь, Джозеф почтительно провел ее в комнату, где я сидел за чтением, а сам удалился.

    – Ну, моя милая, – сказал я, – ты сегодня просто очаровательна! Я уверен, что твой будущий муж будет счастлив, получив такой подарок. Уверяю тебя: будь я на несколько лет помоложе, у него появился бы серьезный соперник.

    Грейс слабо улыбнулась, подошла ко мне и, оглядевшись по сторонам, сказала тихим голосом:

    – Я думаю, мистер Андерсон, он не стал бы считать меня подарком, если бы был знаком с истинными наклонностями своей жены. Не то чтобы я жалуюсь или сокрушаюсь в связи с тем, что было, но… я должна сказать вам… именно для этого я и пришла… – тут она покраснела до корней волос, взгляд ее небесно-голубых глаз уперся в ковер, и она словно потеряла дар речи.

    – Ну-ну, Грейс, – мягко сказал я, – все это совсем не так ужасно, как тебе кажется. Что тебя так расстраивает, моя дорогая? Скажи мне, умоляю.

    – Понимаете, – стыдливо сказала она, – я, кажется, уже говорила вам, что через три дня выхожу замуж и, готовясь к этому событию, я, конечно, рассчитала время… ну, вы знаете, о чем я говорю – о моих месячных. И хотя боли у меня начались вовремя, по крайней мере три дня назад, крови так и не было, и теперь я боюсь, что я беременна. А вы – единственный, кто может иметь к этому какое-либо отношение.

    – Ну и дела, – сказал я, чувствуя некоторую неловкость, но в то же время понимая, что такая девушка, как Грейс, в меру скромная и честная, слишком далека от того, чтобы пытаться шантажировать меня. – Послушай, Грейс, если ты в этом уверена, то сделать уже ничего нельзя, ну, ты меня понимаешь, но так как через три дня ты уже будешь спать со своим мужем, пусть оно все так и идет, а что касается меня, то в моей щедрости можешь не сомневаться – я тебя не забуду, если вся эта история вдруг всплывет ненароком.

    – Ой, я так рада слышать это, – облегченно вздохнула она. – Может быть, это и ужасно, но, как вы сами говорите, другого выхода нет, а поскольку я выхожу замуж, чтобы иметь дом, семью, детей, то эта тайна навсегда останется со мною, и никто ее не будет знать, кроме вас и меня, а что до Анны…

    – Доверься мне, – сказал я, притягивая ее к себе. Одной рукой я обнял ее за талию, а другой притянул к себе и запечатлел множество горячих поцелуев на ее тонких безвольных губах.

    – Конечно, я знала это, – сказала она, не предпринимая никаких попыток остановить дерзкие пассы моих рук, которые расстегнули на ней платье и обнажили нежные спелые груди. – А теперь, мистер Андерсон, когда это дело улажено, я, пожалуй, пойду. У вас, наверное, есть другие дела.

    – Но, моя дорогая, – сказал я, скользя рукой по ее обтянутой чулком красивой ноге вверх к обжигающему обнаженному бедру, – я полагал, что ты придешь сегодня в расчете забрать приз, который я тебе предложил… Я уверен, он будет более чем достаточным вознаграждением за те несколько минут твоего драгоценного времени, которое ты мне уделишь. Ты разве не думала об этом, дорогая Грейс?

    – Думала, – призналась она, – и очень много думала. Я думала весь вчерашний день, но это кажется мне таким неестественным, таким неприятным, таким необычным… И потом, несоответствие размеров… Ведь это может привести к серьезным последствиям. Вы знаете, мужчины в любовной лихорадке иногда не видят реального положения вещей. И если бы я была чуточку более привержена этому способу любви…

    – Чепуха! – сказал я, испытывая радость от того, что она размышляла о моем предложении. – Я никоим образом не причиню тебе вреда, можешь быть уверена. К тому же, ручаюсь, после первого раза ты и думать забудешь о боли, которая, как тебе кажется сейчас, последует за этим актом.

    – Она последует, – сказала Грейс. – Я знаю, что последует.

    Но к этому времени моя рука была уже в ее промежности, и маленький язычок, спрятанный внутри ее губок, под ласками моих пальцев налился и набух. Грейс наклонилась ко мне и, часто дыша, сказала:

    – Ах, мистер Андерсон, если бы только я знала… если бы только я знала, что это не повредит мне… слишком. Вы и правда обещаете быть очень осторожным? Даете слово?

    – Даю! – сказал я. – Однако если ты действительно хочешь максимально ослабить боль или свести ее на нет, то мы можем прибегнуть к одному трюку, который значительно облегчит прохождение.

    – К какому? – спросила Грейс и чуточку отстранилась от меня, чувствуя, что близка к оргазму из-за моих манипуляций.

    – Ты должна взять его в рот, чтобы смазать как следует, – ответил я. – Таким образом ты значительно увеличишь естественный эффект скольжения. Если ты все сделаешь правильно, то моя задача заметно облегчится. Хочешь попробовать? – с этими словами я извлек свой восставший орган и пошевелил им перед нею.

    – Я не знала, что это входит в наш договор, – сказала она, хотя мое неожиданное предложение ничуть ее не смутило.

    – Вот, держи, – сказал я и, засунув руку в карман, извлек на свет божий рулончик скрученных купюр и вложил их ей в руку. – Тебе нужно только доставить удовольствие мне и Джозефу. Это займет совсем немного времени, ты уйдешь отсюда с кучей денег, и никто никогда не узнает, что ты здесь была. Кроме того, я не сомневаюсь, что эти деньги очень пригодятся тебе в связи со скорым бракосочетанием. Так мы договорились, милочка? – и я снова горячо поцеловал ее, а затем принялся ласкать ее сосочки, которые тотчас затвердели и торчали так, словно готовились к бою.

    Мысль сделать Джозефа участником нашего договора пришла ко мне неожиданно, но, правильно все рассчитав и приняв в расчет природную застенчивость девушки, я предположил, что она воспримет мое предложение как должное, а потому решил получить все или ничего.

    – Я должна быть дома к десяти, – сказала она (деньги все еще оставались в ее руке). – Я надеюсь, мистер Андерсон, что вы и Джозеф сохраните все это в тайне. Это должно остаться тайной для всех, кроме нас троих, на все времена…

    – Хватит, – воскликнул я, поскольку обезумел от желания при виде восхитительной застенчивости этой прекрасной девушки. – Все будет, как ты хочешь. Предоставь себя в мое распоряжение, и помимо тех денег, что ты держишь в руке, ты получишь еще. Я тебя не забуду, – потянувшись к шнурку звонка, я резко дернул за него, и Джозеф тут же предстал передо мной. Я не сомневаюсь, что все это время он, оставаясь за дверями, был весьма заинтересованным слушателем.

    – Джозеф, – сказал я, – наша молодая приятельница, восхитительная мисс Грейс, согласилась удостоить нас своим божественным присутствием. Поскольку она посетила нас несколько раз на прошлой неделе, она теперь убеждена, что носит в своем чреве маленькую копию твоего хозяина. Так как через несколько дней она выходит замуж, она предоставляет нам последнюю возможность воспользоваться ее прелестями так, как мы этого пожелаем. Мне нет необходимости говорить тебе, что с нашей стороны в этом предприятии должна соблюдаться строжайшая тайна. С другой стороны, предоставляя себя в наше распоряжение в последний раз, мисс Грейс не ставит никаких запретов на то, каким способом я буду владеть ею через несколько минут, и посему я намереваюсь любить ее греческим способом, а она облегчит мне вхождение, тщательно облизав мое орудие. Я все правильно сказал, Грейс? – обратился я к ней, так и не убрав руку из ее промежности и продолжая ласкать ее маленький бутончик.

    Она не ответила, а лишь приникла ко мне, тяжело дыша, и я почувствовал, как ее любовный сок оросил мои пальцы. Джозеф вышел, чтобы запереть входную дверь, потом вернулся и начал раздеваться, продемонстрировав нам, что член его пребывает в состоянии великолепной эрекции. С помощью Джозефа я быстро раздел Грейс донага, сняв с нее даже туфельки и чулки, но предварительно разделся сам.

    Это пикантное раздевание, осуществляемое двумя обнаженными мужчинами с торчащими членами, которые время от времени прикасались к ее нагому телу, заставило покраснеть скромную девушку, как маков цвет. Румянец покрыл не только ее лицо, но даже плечи и грудь. Когда на ней не осталось ничего, я, усевшись в большое кресло, поставил ее на колени перед собой и, прикоснувшись стоячим членом к ее губам, попросил пососать его, и она послушно приняла мое орудие в свой ротик.

    Джозеф по моему знаку занял место на полу позади Грейс. Встав на колени, он ввел свой член в ее влажное отверстие, а поскольку я крепко удерживал девушку, запустив руку в ее коротко остриженные волосы и прижимая ее лицо к своему орудию, он охаживал ее со всей яростью, на какую был способен, и в скором времени мы оба, словно рассчитав наши действия до секунды, одновременно выпустили свои заряды в разные отверстия ее тела.

    Грейс закашлялась, получив порцию моей влаги – сама она, судя по всему, тоже была близка к оргазму, – и я, наконец, извлек мой обвисший орган из ее рта.

    Джозеф протер ее промежность, после чего мы привели в порядок и наши собственные орудия. Поскольку Джозеф и после этого не утратил своей эрекции, я предложил Грейс взять в рот его член и наблюдал, как ее голова ритмично двигается вверх и вниз по этому блестящему от влаги стержню.

    Джозеф не стал кончать ей в рот, а внезапно извлек свое орудие, уложил ее на спину, забрался сверху и, обхватив ее ягодицы, принялся охаживать ее со всем пылом и неистовством страсти. Губы его словно приклеились к ее губам, и через какое-то время он наполнил ее зачавшее чрево еще одной порцией своей влаги.

    Все это невероятно возбуждающее зрелище: и вид этой застенчивой девушки, которая собиралась через три дня выйти замуж и которую сейчас на моих глазах охаживал мой слуга, и чувственные движения, ерзание и страстные объятия этой тяжело дышащей пары, а затем вид их замерших в изнеможении тел, после того как Джозеф наполнил спермой жаждущее лоно девушки, – все это так подействовало на меня, что мой член вновь обрел твердость железа и я вне себя от вожделения вскочил на ноги.

    Наконец Джозеф оторвался от девушки и, подчиняясь моим указаниям, принес из дальнего угла комнаты длинную скамейку, поставил ее в центре, уложил на нее Грейс животом вниз, а потом, встав у изголовья, попросил ее вытянуть вперед руки и крепко зажал их железной хваткой.

    Грейс была в недоумении, ибо не знала, для чего это делается, но через минуту ей предстояло узнать об этом, причем в полной мере – я пристроился к ней сзади, раздвинул мягкие, пышные, трепещущие ягодицы и приставил свое орудие прямо к расположенному между ними розовому отверстию.

    Теперь она поняла, в чем дело и, ощущая возрастающее давление головки моего члена на непривычный к такому обращению канал, принялась корчиться и извиваться, пытаясь увильнуть, но – слишком поздно: обезумев от желания и совершенно не думая о возможных последствиях, я яростно вклинивал в беспомощную девушку свое безжалостное орудие; после нескольких неистовых рывков мне удалось-таки проникнуть внутрь, и почти сразу же я излил в нее свои любовные соки.

    Несколько мгновений я лежал на ней без движения, но, увидев глаза Джозефа, горевшие огнем желания, извлек свое орудие и занял его место у изголовья. Я позволил ему оседлать эту почти потерявшую сознание кобылицу, а сам сдерживал ее безумные рывки, усиливавшиеся по мере того, как Джозеф все глубже и глубже входил в нее, пока не начал охаживать такими дикими качками, что чуть было не сбросил ее со скамейки.

    Наконец он кончил, и девушка, бездыханная, затихла, словно жизнь покинула ее. Ее руки и ноги свесились по обе стороны скамейки, а наши, мои и Джозефа, перемешавшиеся семенные жидкости стекали из ее попранного отверстия по губкам ее зачавшего чрева. Жалость пришла на смену похоти: мы с Джозефом перенесли девушку на кровать и оставили ее там на время, чтобы она могла прийти в себя.

    Прошло не меньше часа, прежде чем она смогла подняться и одеться. Она явно нервничала и пребывала в смешанных чувствах, поэтому я проводил ее до выхода из дома и, велев Джозефу проверить, нет ли поблизости посторонних глаз, остановился с нею холле.

    – Я увижусь с вами после свадьбы? – спросила Грейс, и взгляд ее больших влажных глаз встретился с моим взглядом; при этом она безотчетно положила руку мне на плечо.

    – Конечно, – сказал я. – Мы будем часто встречаться, моя милочка, – наклонившись, я поцеловал ее, и податливая влажность ее губ вынудила меня снова сжать ее спелые груди.

    – Ой, – сказала она, делая слабую попытку высвободиться, – мне пора. А то вы опять начнете. Я…

    В это мгновение вернулся Джозеф и, увидев, чем я занят, собрался было исчезнуть, но я остановил его.

    – Джозеф, можешь подавать машину, – сказал я. – Что касается тебя, Грейс, то я намереваюсь еще раз овладеть тобой! – И немедля уложил ее на покрытые ковром ступеньки, вытащил свое орудие и через мгновение был уже в ней – мой член горел огнем в ее нежном гнездышке.

    Этот порыв был так внезапен, так страстен, что она обильно смочила меня своей влагой, а я выпустил в нее еще один заряд спермы.

    Уже стоя у самых дверей, я попросил ее навестить меня еще раз – вечером следующего дня. Я сказал, что Джозеф, к сожалению, отправится завтра по моим поручениям далеко за город и не сможет ее привезти.

    Грейс пришла на следующий день, причем раньше обычного. Наполнив вином пару бокалов, мы быстро разделись и улеглись в кровать. Мы принялись ласкать друг друга, и наша страсть стремительно разгоралась, но я не хотел, чтобы все закончилось слишком быстро. Несколько минут я делал ей что-то вроде шведского массажа, и наконец вся она превратилась в одно жгучее желание. Тогда, чувствуя, что страсть ее достигла апогея, я принялся целовать ее, начав с задней стороны шеи и спускаясь по спине вниз. Затем я переменил положение – сполз с нее и улегся рядом. Мои губы двигались вдоль ее позвоночника к лоснящейся круглой попке. Она вся тряслась от вожделения и буквально дергалась из стороны в сторону.

    Я не оставил без ласки ни одного местечка на ее теле – мои губы прошлись по ее ногам, да и вся ее горячая плоть была осыпана тысячами поцелуев. Наконец я добрался до ступней, которые тоже собирался поцеловать, но тут обнаружил, что эта часть ее тела очень чувствительна к щекотке, а потому вынужден был оставить свои попытки. Однако, вспомнив знаменитый восточный способ возбуждения страсти (говорят, что этот способ может возбудить даже самую фригидную женщину, считающуюся абсолютно бесчувственной, так что ни одна женщина, если к ней применить этот способ, не может остаться равнодушной, какой бы холодной она ни была), я взял в рот большой палец ее ноги и начал щекотать его кончиком языка. Грейс немедленно впала в пароксизм страсти. Она принялась метаться по кровати, ее руки хватались за простыни, она стонала от возбуждения и удовольствия.

    Достаточно было одну минуту подержать палец ноги во рту – и она вся превратилась в огонь и страсть. Я знал, что если буду продолжать и дальше, это кончится для нее оргазмом, а я еще не был готов к этому. Обхватив ее за колени, я чуть подтолкнул ее, давая понять, что хочу, чтобы она перевернулась. Она тут же выполнила мое желание и одним резким движением перевернулась на спину. Ее красивое лицо пылало, а прекрасное молодое тело во всей красе раскрылось передо мной – ноги широко раскинуты, грудь высоко вздымается при каждом вздохе. Если бы ей требовалась дальнейшая стимуляция, я бы немедленно осуществил ее, но было и так очевидно, что она вот-вот кончит, а потому я решил завершить действо.

    Наклонившись к ее коленям, я снова принялся ее целовать – на этот раз снизу вверх. Я не думаю, что она догадывалась, каковы будут мои дальнейшие действия – настолько она была невинна, – и просто лежала, распростертая, а ее тело подрагивало и лихорадочно рыскало из стороны в сторону.

    Покрыв горячими поцелуями ее колени и бедра, я добрался до лона, и в то же мгновение ее ноги сомкнулись в каком-то безотчетном порыве. Но я, просунув руки между бедрами, развел их в стороны, а затем неожиданным движением погрузил свое лицо в ее розовую промежность и принялся страстно целовать ее срамные губы. Она издала стон, больше похожий на крик, вцепилась руками в мои волосы и крепко прижала к себе мою голову. Мой язык тем временем проник в ее горячее гнездышко, отчего ее тело затряслось, как в лихорадке. Внезапно несколькими мощными колебаниями бедер она приблизила свой оргазм, чему в немалой степени способствовал и я, быстро и яростно работая языком. Наконец она издала еще несколько стонов и, как змея, судорожно изогнувшись, достигла пика, после чего замерла в полном упадке сил после только что испытанного безумного напряжения. Я поднял голову и улегся рядом с Грейс, обнял ее и, прижав к себе, держал в своих объятиях до тех пор, пока она не пришла в себя.

    Несколько минут она пребывала словно в ступоре – тяжело, прерывисто дышала и ее дыхание сопровождалось стонами. Затем ее прекрасные глаза медленно открылись, и она с улыбкой посмотрела на меня.

    – Ну, как ты себя чувствуешь? – спросил я.

    – О, Господи! – ответила Грейс. – Я думала, что попала на небеса. Я просто перестала существовать, – ее белые руки страстно обняли меня.

    – Значит, тебе понравилось? И ты не будешь плохо думать обо мне после того, что я сделал?

    – Конечно же, нет! Это было великолепно! Я люблю вас за это. А теперь скажите, что я могу для вас сделать? – спросила она, лукаво глядя на меня. Ее рука скользнула вниз, нашла мое напряженное орудие и принялась медленно ласкать и сжимать его.

    Я не стал долго держать ее в неведении. Я думаю, она прекрасно знала, что мне нужно: тот факт, что я целовал ее в самое чувствительное место, ясно указывал на мое желание получить в ответ то же самое. Она была так возбуждена, что без лишних слов встала на колени между моих раскинутых ног и принялась манипулировать моим подрагивающим членом. Она с обожанием взирала на него, а ее пальцы сжимали и ласково теребили его. Она оттянула кожицу с красноватой головки, а потом снова спрятала головку в кожаных складках. Она проверила мой член на твердость, несколько раз надавив на него пальчиком, а затем, взяв его двумя пальчиками, принялась внимательно изучать его, разглядывая кожицу, синие прожилки и волоски. Потом ее пальчики спустились к основанию и несколько минут играли моими яичками.

    Внезапно она наклонила голову и принялась целовать бархатистую кожицу; потом ее рот открылся, и она обхватила губами головку моего члена, который мощно завибрировал при этом мягком и влажном прикосновении. Несколько минут она таким образом играла с моим орудием – то засасывая его внутрь, то отпуская на волю. Ее язык скользил вдоль твердого тела и порхал вокруг красноватой набухшей головки. Я лежал без движения, пытаясь контролировать себя, поскольку не хотел кончить в этом положении – я надеялся, что это произойдет позже.

    – Что ты скажешь, если мы попробуем другую позицию?

    – Давайте, – сказала она с энтузиазмом.

    – Ну что ж, если хочешь мне угодить, я скажу, что ты должна делать.

    Она была готова на что угодно, и я показал ей, как принять самую занимательную из всех позиций. Я лег на спину, а ее попросил оседлать меня, встав на колени таким образом, чтобы вход в ее лоно оказался точно над моим орудием. Когда она присела, моя гордая птичка попала прямо в ее горячее гнездышко, и островки волос на наших лобках соприкоснулись. Больше никаких указаний ей не требовалось, и она продолжила сама, даруя мне своими движениями необыкновенное наслаждение, поворачиваясь телом то в одну, то в другую сторону. Затем по моей просьбе она принялась медленно подниматься и опускаться на мне, и мускулы ее влагалища плотно обхватывали мой пенис, вызывая ощущение засасывания. Мне казалось, что моя душа вот-вот вылетит через мой член – столь сильным было это сладострастное чувство.

    Но я все еще не был готов к оргазму. После нескольких минут такой игры я попросил ее слезть с меня и занять позицию на кровати – встать, опершись на руки и колени. Сам я разместился позади нее, раздвинул губки ее гнездышка, которые к этому моменту были обильно смочены той жидкостью, которую выделяет возбужденная вульва. Затем я вставил головку члена между этих розовых губок и несколькими медленными толчками ввел его до конца. Мои руки ухватили ее груди, а прикосновение ее круглых ягодиц к моему животу вызвало во мне такое острое наслаждение, что я чуть было не разразился оргазмом, но, чувствуя, так сказать, что сегодняшний праздник устроен скорее в честь дамы, чем в мою, я решил закончить акт в позиции, которая для меня, возможно, была наименее удовлетворительной, но зато более сладостной для нее. Поэтому, еще минуту проведя в этом положении, я извлек свой пенис и снова улегся на спину.

    Грейс вопросительно посмотрела на меня, недоумевая – что же теперь? Я попросил ее расположиться сверху, что она и сделала. Затем, вытащив подушку из-под головы, я положил ее себе под ягодицы, что позволило мне повыше поднять таз и бедра, и потому, когда я снова ввел свой член в ее разгоряченное и возбужденное влагалище, наши животы словно срослись, а лобки плотно прижались друг к другу. Итак, она легла на меня сверху, а я схватил ее за ноги и раздвинул их в стороны, что позволяло нам соединиться еще плотнее.

    Теперь мы были готовы, и мои руки начали ласкать ее затылок, зоны за ушами, мои пальцы погрузились в ее роскошные золотые волосы и массировали ее голову. Она принадлежала к тому типу женщин, который немедленно откликается на массаж лопаток и спины, а потому я принялся медленно растирать и гладить ее тело от шеи до ягодиц. Она в ответ буквально извивалась на моем твердом члене, погруженном в самые глубины ее горячей, вязкой вагины. Она крепко обхватила руками мою шею и полуприкрыла глаза, в безумии сладострастия закатив их так, что мне видны были одни лишь белки. Дышала она прерывисто и часто, плотно сжав зубы, и страстные крики то и дело срывались с ее трепещущих жарких губ.

    Сидя на твердом, как камень, члене, Грейс словно бы вознамерилась покорить его – она делала яростные движения бедрами, и при этом все ее тело тряслось и извивалось. Я чувствовал, как головка моего члена трется о самые потаенные оболочки ее чрева, и, зная, что она получает максимум наслаждения, старался как можно дольше продлить действие.

    Однако ее страсть вкупе с ее безумными движениями в конце концов привели к неизбежному, и я почувствовал, что приближаюсь к оргазму. Пальцами правой руки я ласкал ее облегавшие мой член губки, а левой рукой массировал ее шею и затылок; время от времени мой палец попадал в ее ушную раковину, и я шептал: «Что мы делаем, Грейс, что мы делаем?» – и это, казалось, возбуждало ее еще больше. А когда я понял, что момент настал, я прошептал:

    – Ты готова?

    – О, да, да, да!

    После чего последовали стоны и вздохи, ее губы слились с моими в долгом страстном поцелуе, и мой язык проскользнул в ее рот. Она тут же в безумии сладострастия принялась сосать его и мгновенно достигла пика. Я тоже почувствовал, как долго откладываемый оргазм накатывает на меня, удерживаясь на самом крае, и в следующий миг, сплетя наши тела в последнем объятии, мы содрогнулись в пароксизме наслаждения и погрузились в состояние неописуемого блаженства.

    Пролежав в блаженстве удовлетворенного желания несколько минут, мы затем встали и оделись. Когда наступил момент расставания и Грейс собралась уходить, я сунул ей в руку пачку долларов, которая более чем вознаградила ее услуги, став весомой прибавкой к той заработанной тяжелым трудом сумме, что она скопила к свадьбе, ожидавшей ее через два дня.


    © 2007, Институт соитологии

  • 1
  • 2
  • 3
  • создание сайтов