Оглавление

  • Алексей Шилейко ПРОБЛЕМЫ КОМПЬЮТЕРНОГО ВЕКА
  • Роджер ЖЕЛЯЗНЫ, Фред СЕЙБЕРХЭГЕН ВИТКИ
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  •   8
  •   9
  •   10
  •   11
  •   12
  •   13
  •   14
  •   15
  • Сондра САЙКС ЦИФЕРТОН
  • Джон БРАННЕР (и О'ГЕНРИ) ЗАТРУДНЕНИЯ С КРЕДИТОМ
  • Джек ВОДХЕМС ИМИТРОНИКА
  • Стивен КИНГ ВСЕМОГУЩИЙ ТЕКСТ-ПРОЦЕССОР
  • Рэндалл ГАРРЕТ ОХОТНИЧИЙ ДОМИК
  • Карл-Хайнц ТУШЕЛЬ ЭКСПЕРТНАЯ СИСТЕМА
  • Филипп Киндред ДИК ДУБЛЕР ПРЕЗИДЕНТА
  • Грег БИР МУЗЫКА, ЗВУЧАЩАЯ В КРОВИ
  • Джон КОЙН ПОЗВОНИТЕ МНЕ!
  • Грегори БЕНФОРД ПОД ЛЕННОНА
  • Джон ВАРЛИ НАЖМИТЕ ВВОД
  • Стэн ДРАЙЕР КОНЕЦ ШПИНАТА
  • Боб ШОУ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ


    Алексей Шилейко
    ПРОБЛЕМЫ КОМПЬЮТЕРНОГО ВЕКА


    Общепринято восхищаться гением Жюля Верна, сумевшего предсказать в своих произведениях не только технические достижения, но и научные открытия. Правда, тут же напрашивается вопрос: а почему тех же лавров не заслуживает Александр Сергеевич Пушкин с его Золотым петушком и волшебным зеркальцем? Не потому ли, что, описав волшебное зеркальце, он не назвал его звучным иностранным словом? Но суть не в этом, важнее то, что современные писатели-фантасты, как правило, оказываются консервативнее сухарей-ученых. Действительно, никому из фантастов еще не удалось вывести нас за пределы евклидова пространства и обычного, «человеческого», времени. Надо признать, что такие попытки делались, но их следует считать явно неудачными. И это в то время, когда искривленное пространство — время давно стало классикой. Любой вузовский учебник физики, если, конечно, читать его вдумчиво и с пониманием, во много раз фантастичнее самой раскованной писательской фантазии. Чего стоит хотя бы электрон, способный одновременно существовать везде и нигде!

    Та же судьба постигла и научно-фантастическую литературу, посвященную компьютерам. Здесь можно выделить два периода. Начальный период «компьютерной» фантастики отмечен гигантоманией: авторское воображение порождало компьютеры величиной с дом, город и даже планету. Эти произведения в самом деле можно назвать фантастическими, но лишь потому, что подобные «построения» не имели ничего общего с действительностью и жизнь очень быстро внесла здесь свои коррективы. В последующем, втором, периоде писатели-фантасты вступили в соревнование с наукой и техникой, и все, что можно сказать об этом соревновании, это то, что и до настоящего времени оно идет с переменным успехом.

    Создав техносферу, человек давно уже срастил себя с машиной. И если кто-то сомневается в этом, пусть постарается представить себе жизнь современного города хотя бы без электричества. А значит, и без водоснабжения, канализации, отопления, транспорта, медицинской помощи и т. д. Все это жизнеобеспечение немыслимо без автоматики. Что же до компьютеров, то они представляют собой часть техносферы, часть совершенно неизбежную на определенном этапе ее развития, и в этом смысле в них нет никакой экзотики.

    Теперь о главном. Важен не компьютер как таковой, который был и остается набором деталей, соединенных между собой пусть наисложнейшим образом, важно то, что сотни тысяч компьютеров, работающих сейчас во всем мире, создают запасы информации, которые в совокупности составляют не что иное, как культуру. Сущность этой культуры не изменится от того, будем ли мы ее считать составной частью человеческой культуры или же культурой независимой, машинной. Разве тупое стремление к обогащению, обогащению любой ценой, любыми средствами, преступая все нормы морали и здравого смысла, характерное для буржуазного общества, не является типичным проявлением машинного образа мышления?

    Проблемы человек — машина не существует, она надумана. А вот проблема человеческое — машинное не только существует, но является одной из серьезнейших проблем сегодняшнего дня. И здесь нельзя не отдать должного авторам повести «Витки», центрального произведения предлагаемого вниманию читателя сборника, Роджеру Желязны и Фреду Сейберхэгену за твердую убежденность в победе человеческого над машинным.

    В основе их повести — способность человека телепатически связываться с компьютером.

    Успехи вычислительной техники, биотехнологии и микрохирургии позволяют как о реальности говорить о возможности в ближайшее время имплантировать компьютер в организм человека, как имплантируют стимуляторы сердечного ритма и строят протезы конечностей, управляемые (пока еще не очень хорошо) непосредственно нервными импульсами.

    Развивается глобальная компьютерная сеть. Домашние компьютеры вместо телефонных аппаратов — это не фантастика, это, скорее, вчерашний день компьютерной технологии. Одной из центральных проблем, возникающих сегодня, являются способы общения человека с информационной системой, в которую он уже погружен ныне и в еще большей степени погрузится в ближайшем будущем. Самое неправильное, что мы можем сделать в этой ситуации, — зарыв голову в песок подобно страусу, продолжать повторять набившую оскомину фразу, будто машина никогда не научится мыслить, что сочетание слов "искусственный интеллект" суть лишь неудачно выбранный технический термин.

    Посвятив свое произведение описанию компьютеризованного мира, Желязны и Сейберхэген сумели уловить главное. Они завершают свою повесть встречей героя с личностью — да-да, именно личностью! — возникшей в компьютерной сети. Появлению этой личности во многом способствует проникновение в компьютерную сеть и физическая гибель одной из героинь, наделенной телепатическими способностями. Находясь там, она становится связующим звеном между сетью и главным героем, но это происходит на более поздних стадиях развития сюжета. Сама компьютерная личность появляется в результате совершенно естественного процесса.

    Современная литература по информатике пестрит такими терминами, как "экспертная система", "логиколингвистическая модель" и "семантические сети". Попробуем разобраться в сути последнего. Пусть имеется фраза "Человек сел в самолет и перелетел из Москвы в Ленинград". В этой фразе выделяются объекты: человек, самолет, Москва, Ленинград — и действия: сел, перелетел. Вся фраза, а точнее ее содержание, изображается в виде некоторого множества точек (вершин), представляющих объекты, и линий (дуг), представляющих действия. В приведенной фразе вершины «человек» и «самолет» соединяются дугой "сел в", а вершины «Москва» и «Ленинград» соединяются дугой «перелетел». Подобная конструкция и называется семантической сетью.

    Семантические сети строятся по определенным правилам. В частности, они должны состоять из фреймов и слотов. Фрейм (скелет, рамка) отображает в виде некоторых структур общие понятия (в нашем случае — понятие "перелететь"). С фреймом связываются пустые ячейки (слоты), заполнение которых уточняет понятие. Например, откуда перелететь, куда перелететь, кто собирается перелететь и т. п.

    Семантические сети объединяются в базу знаний. Наконец, экспертные системы состоят из средств общения, базы знаний и памяти. Согласно прогнозам к 1990 году 90 процентов мирового рынка (без СССР) систем искусственного интеллекта будут составлять экспертные системы.

    Теперь мы просим читателя, который, очевидно, утомился нашим экскурсом в область современной информатики, сделать последнее маленькое усилие. Способностью строить семантические сети компьютер, или ЭВМ, наделяется, так сказать, генетически, при выпуске с производства. Дальше происходит следующее. Компьютер как-то воздействует на окружающую среду, воспринимает возникающую при этом реакцию и заполняет одну из ячеек — слотов. Заполненные слоты объединяются во фреймы, то есть возникает понятие. Фреймы в свою очередь объединяются в семантическую сеть — возникают обобщения. Именно так формируется личность ребенка: к примеру, ударившись несколько раз о стенку, он создает для себя понятие «больно». Так формируется сегодня и будет формироваться в дальнейшем искусственный интеллект.

    Р. Желязны и Ф. Сейберхэгена можно поздравить и еще с одной несомненной удачей. Литература, независимо от жанровых форм, с максимальной полнотой стремится отразить окружающую действительность. (Здесь следует оговориться, что автор предисловия не литературовед и потому считает себя вправе высказывать собственное мнение без оглядки на профессионаловлитературоведов.) В доказательство того, что задача эта блестяще решена авторами повести «Витки», приведем цитату:

    "…меня беспокоило какое-то странное чувство. Человек, который вел вертолет, оставался для меня безликой абстракцией, существом, пытавшимся меня убить, хотя сам я не желал никому зла… А вот компьютер…"

    Авторам удалось нащупать характерную болевую точку буржуазного мира. Происходит стремительный процесс разобщения: человек, которого я убил, остается для меня безликой абстракцией, но не компьютер…

    И еще. Против героя выступают не отдельные лица, а система — и в этом состоит лейтмотив повести. В основе ее жесточайшая конкурентная борьба. Здесь и промышленный шпионаж, и диверсии, и устранение неугодных. Герою противостоит современный капиталистический мир со всей его технологической мощью, которую, к слову сказать, не следует преуменьшать, а компьютеры в нем вполне реалистичны.

    Еще совсем недавно пресловутый Джеймс Бонд побеждал благодаря своим экстраординарным физическим возможностям. Сегодня их явно недостаточно. Чтобы бороться с системой, человек должен обладать какими-то поистине необычайными свойствами. Таким свойством является способность героя повести телепатически проникать в память компьютеров и не только «читать» ее содержимое, но и изменять программы, подчинять компьютеры своей воле.

    И вот тут я позволю себе сказать несколько слов о телепатии, в том числе и компьютерной, и телекинезе. Возможно, именно здесь читатель усмотрит элементы художественного прогнозирования. Однако картины, нарисованные Желязны и Сейберхэгеном, с немалой убедительностью свидетельствуют о том, что если бы в мире нашелся хоть один человек, способный читать мысли на расстоянии, а значит, способный заранее и достоверно предвидеть, что та или иная корпорация (легальная или гангстерская — все равно) собирается вести игру на повышение или понижение, то это немедленно привело бы к краху всей биржевой системы с трудно предсказуемыми последствиями. Аналогичным образом достоверное существование людей, способных к телекинезу, немедленно привело бы к уничтожению всех рулеток. Ведь современный игровой бизнес — это миллиарды долларов.

    В сегодняшнем западном мире действуют гангстерыпрограммисты, разгадывающие защитные коды банковских компьютеров и в отдельных случаях совершающие более или менее удачные грабежи банковских счетов. Но в их деятельности нет ничего паранормального. Скорее наоборот, их профессию можно назвать архаичной. Ведь отгаданные защитные коды — это в конечном итоге те же отмычки. Они на порядки сложнее, но и вооружены современные взломщики, соответственно.

    И последнее, что хотелось бы сказать в связи с повестью «Витки». Пожалуй, самое фантастическое в ней то, что главный герой в борьбе с системой одерживает победу. Судьбы Мартина Лютера Кинга, Леонарда Пелтиера и даже Саманты Смит с достаточной убедительностью свидетельствуют о том, что в современной Америке отдельный человек не может победить в противоборстве с системой.

    Своего рода дополнением к «Виткам» является рассказ Рэнделла Гарретта "Охотничий домик". Только зло в нем олицетворяет не глава частной фирмы, как в повести, а представитель администрации — сенатор. И снова борьба человека против системы. Погони, автомобили, выстрелы — и нет спасения, нет укрытия. Героя обнаруживают даже в заведении, где прикрепленная на двери табличка от имени муниципалитета гарантирует тайну присутствия: "Комната проверена. Микрофоны, сканнеры и другие устройства, позволяющие следить за происходящим внутри нее, отсутствуют". Герою удается уцелеть только потому, что он сумел обмануть компьютер, на сей раз, правда, не прибегая к телепатии.

    Достижения в области, которая первоначально называлась компьютерной графикой, вместе с достижениями топографии позволяют получить совершенно реальное, объемное изображение актера. Его лицу по воле сидящего за пультом можно придать любое выражение, заставить его воспроизвести любой жест, произнести любую реплику. Фантастика? Нет, просто дальнейшее развитие того, что давно используется в криминалистике под названием фотороботов. А возможности? Возможности безграничные. Подобная техника позволяет драматургу одновременно быть и режиссером и актерской труппой. Причем он может заставить актера быть именно таким, каким видит воплощаемый персонаж. С настоящими актерами это удается далеко не всегда. Подобные приемы используются в мультипликации.

    Каким после сказанного представляется дальнейшее развитие сюжета? Огромный стадион или городская площадь, заполненные восторженной рукоплещущей публикой. Потрясающее красочное шоу! Стоит еще напомнить, что подобным небывалым актерам доступны любые трюки. Изображать можно не только людей и животных, но и сказочных драконов, инопланетян в любых обличьях — словом, кого угодно. И вдохновенный «творец» с каплями пота на высоком лбу, сидящий за пультом. А затем — расходящиеся по домам зрители, которые, конечно же, не могут не стать лучше, соприкоснувшись с истинным искусством.

    Такой «творец» встречается среди персонажей рассказа Дж. Уодемса «Имитроника». Это Одержимый Уилс, однако роль его в современном мире сводится к примитивной роли наводчика. А искусство имитроники (так называет его Дж. Уодемс) используется для грубого шантажа. И тут окружающая автора рассказа действительность вторгается в вымышленную канву погони, стрельбы из лазерного оружия и т. п. Герою рассказа, который в данном случае является государственным служащим, удается раскрыть и обезвредить банду шантажистов. Но не торопитесь вздыхать с облегчением: шеф полиции немедленно прекращает расследование, а герою не остается ничего иного, как использовать имитронику… для личного продвижения по службе.

    С рассказом «Имитроника» перекликается рассказ Боба Шоу "Обратная связь". Только место действия там выбрано автором довольно своеобразное, а компьютер используется для придания большей правдоподобности спиритическим сеансам.

    Мы давно шагнули в компьютерный век (он же атомный, он же космический). Только в США на конец 1987 года на 180 миллионов активного взрослого населения насчитывалось около миллиарда малых компьютеров — микропроцессоров. Поэтому неудивительно, что, по мнению большинства тех, кто пишет о проблемах современности, проблема человек — машина, как уже говорилось, на сегодня одна из самых животрепещущих. Есть и ставшее каноническим решение этой проблемы. Состоит оно в том, что машина никогда не может в полной мере обладать интеллектом, а коли так, то на веки веков ей отводится роль помощника, или усилителя, умственных способностей человека.

    В этой связи вспоминается история великого греческого философа и баснописца Эзопа. Мудрый Эзоп был рабом богача Ксанфа. Эзоп среди многого прочего, придумав хитроумный трюк, спас своего хозяина от необходимости в результате проигранного пари выпить море. Но и после этого для Ксанфа Эзоп как был, так и остался всего лишь рабом. Точно так же «Луноход» или автоматический грузовой корабль «Прогресс» при желании можно назвать усилителем способностей человека. Команды-то отдает человек. Но ведь и человек-пилот, совершая посадку, охотно пользуется командами с земли.

    На наш взгляд, начало проблеме человек — машина положила обезьяна, когда впервые взяла в руки палку. В тот самый момент начался продолжающийся и по сей день процесс создания человеком техносферы. Появление компьютеров, точнее, информационной индустрии — лишь один из маленьких, вполне закономерных шагов на этом пути. Если уж говорить о проблеме человек — машина, то сформулирована она должна быть так: как наилучшим образом организовать партнерство человека и окружающей его техносферы? Нет нужды подчеркивать, что сегодня вопрос этот приобрел поистине драматическое звучание.

    Видится удачной попытка поставить эту проблему А. и Б. Стругацкими. Один из персонажей в их романе "Далекая радуга" — научный работник, срастивший себя с машиной, говорит, что всю жизнь ученые занимаются поисками пути в лабиринте, измеряя свои успехи длиной пути, пройденного от начала, но отнюдь не длиной пути до финиша. А вот теперь представьте себе, что вы получили возможность взглянуть на этот лабиринт сверху.

    Возможность "увидеть лабиринт сверху", то есть начать мыслить принципиально иными категориями, — вот то главное, что может дать партнерство человека с компьютером не только в науке, но и во всех областях творческой деятельности. Для этого не обязательно сращивать себя с машиной навсегда, хотя, как уже говорилось, технически подобная задача вполне разрешима. И, как знать, может быть, именно компьютер удержит человека, не даст ему нажать пресловутую красную кнопку, в каком бы обличьи она ни выступала.

    В связи с этим чрезвычайно важная тема затронута в рассказе Сондры Сайке «Цифертон». Мальчику дарят электронную игрушку, выполненную в виде небольшой — размером с пирог — летающей тарелки черного цвета. Задача игрока — повторить во все усложняющемся порядке комбинации мигающих огней, сопровождаемые мелодичными звуками разных тонов. Сначала мальчик просто играет. Но игра затягивает все больше. А в финале мальчик исчезает. В параллельное пространство или куда-то еще.

    Проблема увлечения молодежи компьютерными играми — одна из острейших в западном мире. Она не сходит со страниц как специальных, так и научно-популярных журналов. Однозначного мнения о пользе этого увлечения пока нет. Ясно только, что обособленность людей друг от друга, и без того развивающаяся достаточно быстро, усугубляется за счет появления у человека постоянного интеллектуального партнера — компьютера. Кстати, этот же мотив присутствует в повести «Витки».

    Классическим образцом научной фантастики является рассказ Грега Вира "Музыка, звучащая в крови". Введя в кровь крохотные микросхемы, герой рассказа вызвал перестройку клеток собственного организма. Каждая клетка обзавелась разумом, а все вместе — они составили цивилизацию, которая, конечно же (ведь автор — американец), в самом скором времени поработит человечество.

    Создать компьютер размером с клетку живого организма, обладающий при этом интеллектом, пусть даже искусственным, вполне вероятно. Даже появился термин — нанотехнология. Вероятно, хотя мы пока этого не умеем, но вероятно и значительно большее — научиться с помощью компьютеров управлять процессами, в том числе и процессами деления живых клеток, и таким образом выращивать новые здоровые органы человеческого тела взамен больных. Ведь известно, что в хромосомах каждой клетки человеческого организма присутствуют «чертежи» всех органов. Задача лишь в том, чтобы активизировать соответствующий участок хромосомы. А вот порабощать компьютеры никого не будут. Им это попросту ни к чему. Они ведь возникли не в результате борьбы за существование.

    Теме компьютерного моделирования посвящен рассказ Грегори Бенфорда "Под Леннона". Некто Филдинг пытается проникнуть в будущее под именем участника группы «Битлз» Леннона. Чтобы не совершить какой-нибудь оплошности, Филдинг вначале моделирует всю операцию на компьютере. Но возникший в памяти компьютера двойник Филдинга рассуждает по-своему. В конце концов, вполне вероятно, что лет через сто личности из компьютеров начнут пересаживать в человеческие тела.

    Способностью изменять прошлое наделяет компьютер Стивен Кинг (рассказ "Всемогущий текст-процессор").

    Особого внимания заслуживает тема несанкционированного доступа к памяти компьютера, прозвучавшая в небольшом изящном рассказе Стэна Драйера "Конец шпината" и в повести Джона Варли "Нажмите ввод В". В повести мы снова встречаем компьютер и компьютерную сеть. И опять соприкосновение с системой, в данном случае связанной с органами пресловутой национальной безопасности США, приводит к гибели не только преступника, но и тех, кто пытается распутать образовавшийся клубок.

    Яркие штрихи к американской действительности добавляет рассказ Филиппа К. Дика "Дублер президента", где компьютер выполняет функции президента.

    Рассказ Джона Койна "Позвоните мне!" раскрывает, если можно так выразиться, антикомпьютерную тему. Человек из самых лучших побуждений помогает всем желающим советами или просто отвечает на их вопросы. Делает он это без всяких технических средств, его квартира ломится от справочников, указателей, статистических сборников, энциклопедий и отчетов. Коллекционирование информации — его хобби. Но вот у героя, от имени которого ведется рассказ, появляется помощница. Желая повысить эффективность работы, она приобретает компьютер. "Сначала прекратились звонки. Установили пульт с записями — исчезли груды писем, почтальон вновь стал здороваться. В прошлом месяце около полуночи внезапно зазвонил телефон, первый раз за полгода, и он схватил трубку. Ошиблись номером. От тишины в квартире дрожат руки. Позвоните мне!"

    К жанру, который условно можно определить как компьютерный фольклор, относится рассказ писателя-фантаста из ГДР Карла-Хайнца Тушеля "Экспертная система", где речь идет о подпольной фирме, предлагающей с помощью компьютера планировать ограбления и всякого рода другие преступления, гарантируя полный успех.

    Информационная индустрия, или информатика, существует и развивается. Возможности, которые она открывает перед человечеством, поистине безграничны. Прежде всего, это возможность построения моделей различных экономических систем и получение с помощью этих моделей прогнозов, основанных на реальных данных, что открывает путь к созданию экономики, свободной от каких бы то ни было ошибок и кризисов.

    Встроенные компьютеры — это совершенно безопасный транспорт, это автоматизированное производство, избавляющее человека от необходимости выполнять утомительные рутинные операции. Так называемые суперкомпьютеры вместе с возможностью расшифровки генетического кода — это путь к тому, чтобы полностью покончить с болезнями, до разумных пределов продлить срок жизни человека. Домашние компьютеры — это средства индивидуального обучения, позволяющие, в частности, полностью раскрыть потенциальные способности ребенка.

    Новые трудно предсказуемые горизонты в области науки, литературы и искусства, безграничное расширение возможностей человеческого общения — вот о чем хотелось бы говорить в предисловии к книге, посвященной компьютерам. Однако научная фантастика, как и любой другой жанр художественной литературы, не может не отражать окружающей действительности. И чем талантливее писатель, тем в большей мере ему это удается. Авторы, чьи произведения представлены в сборнике, в большинстве своем отмечены талантом, поэтому в их произведениях неминуемо «просвечивает» сегодняшняя жизнь с ее тревогами и проблемами, которые не могут не настораживать.

    С информатикой, которая уже создана, может произойти примерно то же, что произошло с атомной эергией и квантовой электроникой (я имею в виду лазерное оружие). Надо не допустить этого в настоящем, чтобы спасти наше будущее.

    Алексей Шилейко


    Роджер ЖЕЛЯЗНЫ, Фред СЕЙБЕРХЭГЕН
    ВИТКИ


    1

    Перевод с английского В. Баканова, А. Корженевского

    Клик-клик. Клик-клик. Два градуса право руля. Клик. Клик.

    Бежит сладкий сон… Все, его нет. Что же…

    — Ты странный человек, Дональд Белпатри, — звучали слова. — И многое пережил.

    Я не поворачивал головы. Я притворялся спящим, пытаясь разобраться в своих чувствах. Только что мир куда-то ускользнул… Или дело во мне? Нет, все на месте: вот палуба моего плавучего дома «Хэш-Клэш», плетущегося со скоростью, наверное, мили в час по заросшему мангровыми деревьями каналу, что змеятся вдоль Лонг-Ки где-то между Майами и Ки-Уэст. Тепло, прохлада, свет, тень.

    Канал местами так сужается, что двум плавающим домам уже не разойтись, — а значит, здесь было достаточно тенисто, что делало летнюю жару сносной. Более того, даже приятной. На остальное мне плевать. Однако… Я так и не повернул головы к Коре, лишь хмыкнул. Я должен был сделать по крайней мере хоть это, потому что по ее тону понял — она знает, что я не сплю.

    Но такого ответа для нее оказалось недостаточно. Кора молча ждала продолжения.

    — Трюизм, — наконец произнес я. — Назови трех людей, которые ничего не пережили. Назови хоть одного.

    — Хорошо образован, — ровно произнесла Кора, будто наговаривала в диктофон. — Довольно умен. Возраст… сколько? Двадцать семь?

    — Около того.

    — Сложение крупное. Тело еще не деформировано чрезмерным потреблением блюд итальянской кухни. — За две недели, прошедшие с момента нашей встречи, мы привыкли подшучивать над общей склонностью к мучным изделиям. Сейчас это позволяло ей вести допрос с долей иронии. — Материально, очевидно, обеспечен. Цель в жизни…

    Кора замолчала, выжидая.

    — Приятное времяпрепровождение, — подсказал я, все еще не поворачивая головы.

    С закрытыми глазами легко представить себе, как урчание двигателя сливается с рокотом проходящих через микрокомпьютер битов информации. Я все еще не доверял по-настоящему этой проклятой штуковине — иначе позволил бы дремоте перейти в глубокий спокойный сон. И избежал бы тогда неприятного вопроса… Однако Кора подбиралась к нему уже несколько дней.

    — …каковое возведено в ранг искусства, — продолжала она. — Глаза голубые. Волосы темные, вьющиеся. Черты лица строгие, предвзятый человек мог бы даже сказать — красивые. Нет видимых…

    Да, они практически невидимы. При нормальных обстоятельствах. Именно поэтому ее голос затих. Шрамы были хорошо укрыты теми самыми "темными, вьющимися". Кора обнаружила их неделю назад, когда моя голова лежала у нее на коленях; естественно, заинтересовалась.

    Я знал, что если прямо попросить ее отвязаться, она так и сделает. Но, разумеется, после этого я больше ее никогда не увижу. А, похоже, Кору тянуло ко мне сильнее, чем требовалось условиями "летнего романа", и я…

    Я повернул голову и посмотрел на Кору. Сейчас ее изящное тело вытянулось на расстеленном на палубе пляжном полотенце. Она сняла лифчик купальника, но держала его под рукой — на непредвиденный случай. На случай серьезной ссоры со мной, к примеру.

    В сущности, Кора — осмотрительная молодая женщина, каковой и надлежит быть школьной учительнице. Высокая, футов шесть ростом. Красивая. Лицо не голливудское, нет-нет. Темные волосы, остриженные короче, чем диктовалось нынешней модой, потому что, по ее словам, за такими легче ухаживать, а у нее в жизни есть вещи поважнее прически…

    — Нет видимых причин для существования? — наконец предположил я. Беззаботным тоном, конечно.

    Кора чуть повернулась, чтобы посмотреть мне в глаза.

    — Расскажи о своем детстве, — сказала она. — Судя по твоему говору, оно прошло где-то на Среднем Западе.

    Тема эта для меня не опасная на первый взгляд. Опасная? Неужели я в самом деле так подумал? Да. На мгновение мне показалось, что меня схватили пинцетом и тщательно рассматривают. Кое-где болело. Может, шрамы. Я всегда считал себя человеком, который не очень-то раскрывает душу, и…

    И тут я явственно увидел себя извивающимся в тисках пинцета.

    Что-то здесь было не так. Словно существовали определенные вопросы, которые не следовало задавать. Впервые за многие годы я попытался разобраться в себе и осознал, что в ткань моей жизни вплетена нить необъяснимого. Но это я все, что я осознал, — ни пути подобраться, ни тем более вытянуть эту нить.

    Видение с пинцетом исчезло так же быстро, как и появилось.

    — Верхний Мичиган, — ответил я. — Маленький городок. Уверен, что ты о нем никогда не слышала. Представь себе, называется Багдад. Неподалеку от Национального парка Гайаваты. Миллион озер и без числа комаров… Типичная провинция.

    Кора улыбнулась — первый раз за долгое время.

    — Завидую. Надо полагать, твой отец был владельцем какой-нибудь лесопилки?

    Я покачал головой.

    — Нет. Всего лишь работал там.

    Мне не хотелось говорить о моих родителях. И, между прочим, даже думать о них. Хорошие люди, вот и все. Жизнь в Багдаде была идиллической, ребенком я коротал дни подобно Гекльберри Финну. Но все это оставалось в далеком прошлом, и я не испытывал никакого желания возвращаться к нему.

    Из-за поворота навстречу нам выплыл еще один плавучий дом. Мой компьютер отвернул «Хэш-Клэш» немного вправо, уступая проход.

    — Я думала, ты живешь на какое-то наследство.

    И тут у меня заболела голова — возможно, из-за солнца. Я сел и помассировал шею.

    — Мы не взяли удочек, да? Черт побери, а ведь собирался! Забыл…

    — Ну, хорошо, Дон, прости. Это не мое дело.

    Встречная посудина выключила двигатель и скользила по инерции. В иллюминатор высунулись два парня. Полуобнаженные загорающие девушки вовсе не являлись здесь редкостью, но, очевидно, не такие красивые, как Кора. Один из парней отпустил какую-то шуточку, но я сделал вид, что пропустил ее мимо ушей, я лишь загородил надевающую лифчик Кору.

    — Нет! Ну, Кора… Черт побери, ты не так меня поняла!

    — Я не обижаюсь.

    — Но ты удаляешься от меня, я чувствую.

    — Удаляюсь? Или меня отталкивают?

    — Я…

    Ухмыляющиеся юнцы проплыли мимо и запустили двигатель под моим почти беспомощным взглядом.

    Сев спиной к Коре и свесив ноги с палубы, я заколотил пятками по стекловолокну корпуса.

    — Дон, меня действительно не касается, откуда у тебя деньги. Я знаю только, по твоим словам, что тебе на счет ежемесячно поступает восемь тысяч долларов…

    — Когда это я тебе сказал?

    — Ночью, несколько дней назад, практически во сне, — ответила она. — Похоже на правду — ты ведешь довольно обеспеченную жизнь.

    Мое лицо под тщательно культивируемым загаром покраснело.

    — Ты хочешь знать, откуда у меня деньги? — выкрикнул я. — А я не хочу!

    Как это ей удается заставить меня почувствовать себя ребенком, признающимся в тайном грехе?! Мне страшно захотелось ударить ее по лицу.

    — Что — "не хочу"? — помолчав, удивленно спросила Кора.

    В горле внезапно встал ком, голова буквально разламывалась.

    — Не хочу думать об этом! — наконец выдавил я, будто пробивая словами стену. Затем я повернулся, и неожиданно моя рука, которую я едва не занес в ударе, теперь рванулась вперед и сжала запястье Коры. Я не мог больше вымолвить ни слова, но знал, что и отпустить ее руку тоже не могу.

    Внезапно вспыхнувшее в Коре раздражение тут же сменилось жалостью ко мне.

    — Дон… У тебя что-то не в порядке, да?

    — Да.

    Я почувствовал облегчение, сумев признаться. "Не в порядке"? Да, к тому времени я уже понял это. Хотя и не представлял себе, что именно за этим скрывается. Но определенно это так. Настолько я уже прозрел — с помощью Коры.

    — Тебе придется отпустить мою руку, — с деланной непринужденностью сказала Кора. Ее торопливо застегнутый лифчик грозил упасть. — Сюда идет еще одна лодка.

    Я поднял голову. Лодка только что показалась из-за поворота, метрах в восьмидесяти впереди, и запястье Коры выскользнуло из моих разжавшихся пальцев. И в этот момент передо мной предстало загорелое мужское лицо.

    — Никак Малыш Уилли Мэтьюс собственной персоной, — удивился я. И внезапно понял, что сейчас благополучно пережил какой-то внутренний кризис — и сохранил Кору. Что бы там ни произошло, а расставаться с ней я не собирался.

    — Уилли?.. Почему ты о нем вспомнил? — спросила Кора, поправляя лифчик.

    — Не знаю. Наверное, былые знаменитости просто иногда всплывают в памяти.

    Вблизи лицо в лодке мало напоминало сгинувшего проповедника, каким я запомнил его по фотографиям и телевидению. Собственно, между ними было всего лишь весьма расплывчатое сходство: когда ищешь повода хоть как-то отвлечься, то, как утопающий, хватаешься за любую соломинку.

    — Что тебя тревожит? Поделись, — сказала Кора. — Ведь от этого ничего ужасного не случится.

    Возможно, я не поверил ее словам, но поверить хотел. Не осознавая причин того, я чувствовал отчаяние. Жаль, если мои страдания окажутся напрасны. "Еще одно усилие, — уговаривал я себя, — я все будет в порядке. Кора узнает ровно столько, сколько знаю я сам, и, едва не расставшись, мы станем ближе друг другу".

    — Хорошо, — сказал я, глядя на сверкающую воду. — Я понятия не имею, откуда приходят деньги.

    Я выждал, но Кора молчала.

    — Средства перечисляет компьютер без указания источника. Около года назад я пошел в банк и спросил, насколько трудно их проследить. Оказалось, по имеющимся данным — невозможно. После этого я внезапно заболел, свалился на несколько дней. Так вот, пока я не задумываюсь об источнике поступления денег, все будет хорошо. Просто чудесно.

    Последние слова продолжали звучать у меня в голове. Я повторял их. Словно зубрил наизусть.

    Подняв руку, я потер лоб, глаза. Головная боль не утихала.

    Кора вдруг взяла меня за плечи.

    — Успокойся, Дон. Я думала, ты, возможно, получаешь какое-то пособие — эти шрамы… Но ведь здесь нечего стыдиться.

    Тут я понял, что веду себя, будто и в самом деле чего-то стыжусь. Однако чего? Хотя теперь я уже боялся думать об этом. Почему — тоже уже понял. Действительно, было что-то… странное в моем образе жизни. Но самое странное — мое отношение к этому. И сколько это уже тянется?

    — Зачем предполагать дурное?.. — тихо произнесла Кора. Затем, помолчав, добавила: — Хотя ты говорил, что семья у тебя не из богатых?

    Кора одержала победу, и мы оба это почувствовали, хотя сформулировать, какую именно, не могли. Я только начал прозревать. Я знал, что уже не смогу вновь стать тем человеком, которым был совсем недавно. Я содрогнулся, а потом взял Кору за руку. Мы смотрели на воду, и головная боль утихла.

    Настал момент кристальной ясности, и вдруг я как наяву увидел сосны и ели вместо окружавших нас мангровых зарослей, уловил запах и шум леса вместо свежести океана…

    Впервые за долгое время — за многие годы — я захотел вернуться домой.

    — Кора…

    — Да?

    — Поедешь со мной знакомиться с родителями?

    О благословенная тяга к общепринятому…


    2

    Билет? Билет?.. Билет.

    Что-то кликнуло. Беззвучно. Что-то как-то где-то. Клик-клик-клик.

    Передо мной огромный сияющий котел с алфавитной кашей. Подход спереди. Я нырнул туда, где движется рука, собравшая нити власти. Естественно. От одного к другому, потянешь за ниточку, и клубок размотается. Расширяясь и пульсируя…

    На причале, где мы оставили днем «Хэш-Клэш», имелись все удобства, в том числе устройства для подключения бортовых компьютеров к телефонной сети. Многие деловые люди и на отдыхе предпочитали иметь под рукой этот вид услуги.

    Внезапно мое дурное самочувствие как рукой сняло, остался лишь налет почти приятной усталости и легкого оцепенения, который в случае надобности я мог бы стряхнуть. Для полной безмятежности не хватало лишь хорошей порции жаркого. Но сперва дела.

    — Отчего бы не заказать сейчас билеты? — предложил я, ощущая нетерпение.

    Кора улыбнулась и кивнула:

    — Давай. Я не передумала.

    В заказывании билетов нет ничего особенно сложного или экзотического. По сути дела, надо лишь соединить мое информационно-обрабатывающее устройство с аналогичными устройствами авиалиний и банка и передать указания, сколько людей куда и каким классом летят. Однако…

    Это произошло после того, как с делом было покончено. Можно было протянуть руку и выключить компьютер. Но вместо этого я продолжал смотреть на экран дисплея, чувствуя приятное удовлетворение, что билет…

    Билет?

    Очевидно, я замечтался, подумав о билете, о том, что следует за подобным решением, а затем о точной, слаженной работе самой машины, которая все это делала возможным, и наконец…

    Я вроде бы слышал, как Кора меня окликнула — самым обычным тоном, едва ли требующем ответа. Потом я увидел сон наяву.

    Мне казалось, будто я с головокружительной скоростью несусь вдоль темных и ярких линий. Словно безумный аттракцион — вверх, вниз, по какой-то знакомой местности, на территории мозга или духа, где я уже бывал в предыдущем воплощении, а может, вчера в момент забывчивости. Там, в конце пути, держали в заточении часть моей жизни. Ее окружали стены, преграждающие мне дорогу, и беззвучно завыли вокруг сирены, когда я попытался найти проход…

    — Дон! Что с тобой?

    С порога на меня смотрела Кора.

    — Замечтался о доме, — сказал я, стряхивая оцепенение.

    — На секунду мне показалось, что ты уснул или…

    — …отключился? Ничего подобного. Я знаю, что тебя надо периодически кормить.

    Она улыбнулась. Я выключил терминал.

    Возвращение домой согревало душу.

    Клик-клик.

    В Детройте мы пересели на самолет до Эсканобы, что на северном берегу Мичигана. И чем ближе становилось мое пасторальное детство, тем больше наплывало воспоминаний. Я постоянно указывал Коре то на одну, то на другую достопримечательность, занимательные истории сами слетали с языка.

    Багажа у нас не было — только сумки через плечо. Сойдя с самолета, мы взяли напрокат машину и по автостраде 41 проехали вдоль берега к северу, в выезду из города. Через несколько миль мы свернули на шоссе Джи-38 к Корнеллу. Темно-зеленый косматый горизонт казался удивительно близким, и мое воображение, опережая события, устремилось вперед.

    — Все же, думаю, надо было предварительно позвонить, — не в первый раз сказала Кора. — За пять лет многое могло измениться.

    Пять лет?.. Неужели так долго я не был дома? Как-то я выпалил эту цифру не задумываясь. Так сколько же лет прошло? Ни в прошлом — 1994-м, ни в позапрошлом году я, точно, Флориду не покидал. В 1992-м… Я не мог припомнить, что делал в этом году.

    — Знаешь, я немного побаиваюсь знакомства с твоими.

    Дорожный указатель обещал Багдад через 15 миль после Корнелла. Как мне и подсказывала память.

    Я повернулся к Коре.

    — Тебе нечего бояться, все будет хорошо.

    Да и как иначе? Чем ближе мы подъезжали к Багдаду, тем меньше я беспокоился о будущем. Главное, что мы вместе.

    Крошечный Корнелл, очевидно, за несколько лет сильно изменился — я ничего не мог узнать. Но шоссе, старая железнодорожная ветка, водонапорная башня — все было до боли знакомо.

    — А вот это что-то новое, — сказал я после долгого молчания.

    Бензоколонка на краю Багдада оказалась маленьким и ветхим строением, а не крупной станцией от "Ангро Энерджи", которую я так отчетливо помнил. У въезда в поселок стоял новый знак "Багдад. Нас.-442".

    Я притормозил до требуемых 30 миль в час и поехал по единственной дороге, которую в черте поселка с известной натяжкой можно было бы назвать улицей. Неасфальтированные дорожки, поросшие кое-где травой, развалюхи-сараи и кособокие домики с облупившимися фасадами…

    Эта улица не имела ничего общего с той, которую я помнил. Возможно, та находилась на другой стороне поселка.

    Конца улицы мы достигли неожиданно быстро. Промелькнуло последнее здание, и начались поля.

    Нет, не может быть. В детстве меня окружало некое подобие если не столичной жизни, то уж, во всяком случае, в которой существовали города, — не эта Богом забытая дыра. Я помнил… что-то большее. Где красная кирпичная школа с черными пожарными лестницами, где белая церковь со шпилем, где театр? Где, наконец, дом моих родителей?

    Я вел машину, растерянно глядя по сторонам, и Кора, наверное, догадалась: что-то здесь не так.

    Я затормозил, прижавшись к правой обочине, развернулся — движения, собственно, не было никакого, даже сейчас, в разгар лета — и медленно поехал назад, в ту часть поселка, которую условно можно было бы назвать центром. Мимо проплыли старые фасады четырех магазинов, совершенно мне незнакомых.

    "Кафе". Хорошая идея. Я припарковал машину — с таким же успехом можно было оставить ее посреди улицы — и мы зашли в кафе.

    Кроме нас, посетителей не было. Мы сели у стойки и заказали охлажденный чай. День выдался жаркий, и, наверное, неудивительно, что я вспотел.

    — Вы не знаете здесь в округе семью Белпатри? — спросил я усталую официантку.

    — Кого?

    — Белпатри, или что-то похожее, не помню…

    — Нет. — В этой женщине — владелице или совладелице кафе — безошибочно угадывался старожил. — Вроде в Перронвиле есть Беллы, — добавила она.

    Расплатившись, мы сели в машину и медленно поехали по шоссе к югу. Я внимательно всматривался в боковые улочки — и ничего. Все выглядело совершенно иначе.

    На краю поселка я свернул на заправку и залил бензин. Электрической подзарядкой здесь и не пахло — так далеко на север от Солнечного Пояса электромобили, как видно, не дошли. А на новой станции «Ангро», которую я вроде бы помнил, — действительно помнил! — подзарядочные устройства были.

    Заправщику пришлось выдержать ту же серию вопросов о семействе Белпатри.

    Увы, эту фамилию он слышал впервые.

    Не успел я завести двигатель, как Кора спросила:

    — Ты помнишь улицу, на которой стоял твой дом?

    — Конечно. Беда лишь в том, что это ложная память.

    Я был потрясен своим открытием. Но не до такой степени, как можно было ожидать. Где-то глубоко внутри я все время знал, что и запечатленный в памяти дом, и мое детство — все ложь. Мне важно было приехать сюда и убедиться в этом. И главное, чтобы при этом рядом была Кора.

    — Конечно, я помню улицу и дом. Но они не в этом городе. Улицы другие, дома другие и люди… А все, что я вижу вокруг, — не помню. Я никогда в жизни не был в Багдаде.

    Наступило молчание.

    — Может быть, их два? — произнесла Кора.

    — Два города с одним названием? Оба в Мичигане, оба в нескольких милях к северо-востоку от Эсканобы по одной дороге? Причем дорогу я помню, все сходится. Все — до края поселка. Потом… словно в меня вживили что-то чужеродное.

    — А твои родителя, Дон? Если их здесь нет…

    Они по-прежнему стояли у меня перед глазами, но не живые, не настоящие, а будто сошедшие с киноэкрана или со страниц книги. Мама и папа. Милейшие люди.

    Я больше не хотел думать о родителях.

    — Ты нормально себя чувствуешь?

    — Нет, но… — Я понял, что в каком-то отношении мне сейчас даже лучше, чем тогда, во Флориде. — Вернешься со мной во Флориду?

    Кора коротко рассмеялась.

    — Да уж. Честно говоря, не хочется остаток отпуска проводить здесь.

    Я выехал на знакомое шоссе. Прощай, Багдад, вор моей юности.


    3

    Закат и вечерняя звезда, горизонт, увенчанный увядшими розами…

    Нам повезло с рейсом на Детройт, недолго пришлось ждать и самолета до Майами. Кора попросила меня сесть у иллюминатора, и я наблюдал, как чернильную мглу протыкают светящиеся точки звезд.

    — Ты не собираешься обратиться за помощью, когда мы вернемся?

    — За помощью? — спросил я. — А по какому поводу?

    — Тебе нужен врач. Разумеется, специалист.

    — Ты думаешь, я — сумасшедший?

    — Нет. Но мы оба знаем, что у тебя что-то определенно не в порядке. Если автомобиль барахлит, его показывают механику.

    "Нельзя вот так просто забыть о поездке в Мичиган и вновь соскользнуть в счастливое неведение", — сказал я себе. И тут опять пришло странное чувство — а может, отмахнуться от всего этого и плыть по течению, никогда, никогда не возвращаясь домой?

    Мне стало страшно.

    — Ты знаешь хорошего специалиста в этой области?

    — Нет. Но безусловно найду.

    Я потянулся и тронул ее за руку. Наши глаза встретились.

    — Хорошо, — сказал я.

    Кроме плавучего дома у меня на Флорида-Кис есть собственная квартира. Но мы остановились в гостинице в Майами, где с врачами значительно проще. Кора сразу же уселась за телефон и разыскала приятеля одного знакомого, каким-то образом связанного с администрацией медицинского института. По ее теории, надо обращаться к тому специалисту, к которому приходят с собственными проблемами другие врачи. Через несколько часов после нашего приезда я был записан на прием к психиатру, доктору Ральфу Даггетту. На следующее утро.

    Словно готовясь к предстоящему испытанию, мое подсознание услужливо высыпало калейдоскоп снов. Из-за бензоколонки в какой-то дикой глуши выглянул Малыш Уилли. Мэтьюс предупредил меня, что следующий полет на самолете добром не кончится, и превратился в медведя. Кора, раздевшись, чтобы легче было залезть в мой домашний компьютер и починить его, объявила, что на самом деле она — моя мать. А когда я — во сне, разумеется — пришел в кабинет психиатра, в засаде за столом поджидало меня толстое черное чудовище.

    Настоящий психиатр, с которым я встретился, в подобающее время проснувшись, побрившись и позавтракав, оказался вовсе не страшилищем. Доктор Даггетт был радушным, обаятельным мужчиной лет сорока, невысокого роста, скорее плотно сколоченным, чем полным, — этакий лощеный хоббит, увеличенный в размере. Пока у нас шел ни к чему не обязывающий разговор о причинах, побудивших меня к нему обратиться, Даггетт с непроницаемым лицом профессионального картежника изучал лежащую перед ним на столе медицинскую анкету, которую я только что заполнил. Собственно, изучать там было нечего. Насколько мне известно, всю жизнь я был до отвращения здоров.

    Доктор передал медсестре анкету для введения в компьютер, а сам уставился мне в глаза. Он поинтересовался, часто ли мучают меня головные боли, а я мог припомнить лишь недавний приступ в плавучем доме. Даггетт проверил мои рефлексы, координацию движений и артериальное давление. Наконец усадил меня на неудобный стул и развернул над моей головой стереотактическую раму, а сестра вкатила аппарат «КОГ-ЯМР» (компьютеризированная осевая голография посредством ядерно-магнитного резонанса) для сканирования мозга. В отличие от рентгеноскопии новая методика, появившаяся в последние годы, давала голографическое изображение исследуемого органа — вне поля вашего зрения, если вы брезгливы, и на виду, если вас от этого не тошнит. К счастью, мой психиатр оказался человеком современных взглядов, а я не из брезгливых. Сначала он рассматривал мое изображение за складной ширмой, но по моей просьбе ее убрал.

    Серо-розовый цветок на толстой ножке — никогда раньше я не лицезрел свой мозг. Весьма хрупкий на вид. Вот, значит, каков я — "заколдованный ткацкий станок", по Шеррингтону, где неустанно ткут сознание миллиарды клеток? Или радиостанция, материализующая душу? Или "компьютер из плоти" Минского? Или…

    Как бы то ни было, Даггетт оборвал мои размышления, вытащив изо рта трубку и начав пользоваться ею, как указкой.

    — В височной доле, похоже, шрам, — заявил он. — Однако аккуратный. Любопытно… Судороги случаются?

    — Насколько я знаю, нет.

    Даггетт ткнул трубкой в изображение, и я невольно поморщился.

    — Возможно, гиппокамп… — заметил он. — Повреждения в этой области могут сказываться на памяти самым невероятным образом, но… — Он замолчал и что-то подрегулировал в аппаратуре. — Расскажите-ка мне подробнее о вашей поездке в Мичиган… Вот! Что ж, внешне гиппокамп в порядке… Давайте говорите.

    Он продолжал измываться над изображением моего мозга, а я излагал все связанное со злополучной поездкой. Кора была рядом, готовая подтвердить, что по крайней мере эти воспоминания — не ложные.

    Наконец доктор щелкнул тумблером, и парящий в воздухе мозг исчез. Мне даже стало не по себе.

    — Я бы хотел попробовать гипноз, — сказал Даггетт. — Не возражаете?

    Впрочем, времени возражать он не дал — признак того, полагаю, что мой случай его заинтересовал.

    — Вас раньше гипнотизировали?

    — Никогда.

    — Тогда давайте устроимся поудобнее.

    Даггетт высвободил меня из рамы и подвел к мягкому креслу, откинув его спинку чуть ли не до горизонтального положения.

    — Как ваше самочувствие?

    Надо мной нависло профессионально внимательное лицо доктора Даггетта. Рядом, выглядывая из-за его плеча, стояла Кора.

    — Вроде неплохо, — отозвался я, потягиваясь.

    Мне казалось, что я спал очень долго и при этом видел сны — из тех, что немедленно бледнеют и ускользают, когда пытаешься их осознать.

    — Что вы помните о Багдаде? — спросил Даггетт.

    У меня все еще сохранялось два набора воспоминаний — город, который я действительно видел, и уже изрядно потускневший, будто призрачный Багдад, какой я запомнил якобы с детства. И теперь за почти неосязаемой пеленой смутно ощущалась некая другая реальность, какие-то движущиеся за занавесью тени. Какие — пока я определить не мог. И сказал об этом доктору.

    Он задал мне несколько простых вопросов — какой нынче год и тому подобное, — чтобы убедиться, что я более или менее ориентируюсь в происходящем (по крайней мере не хуже, чем до начала сеанса). При каждом моем ответе Даггетт кивал.

    — Сколько же вы действительно живете во Флориде?

    Я покачал головой.

    — Не уверен… Несколько лет — точно. Что со мной происходят?

    — Во-первых, — начал Даггетт и замолчал. — …В анкете вы указали, что травм головного мозга у вас не было.

    Травмы… Конечно. И хотя для меня они почему-то связывались с какими-то иными обстоятельствами, очевидно, логично и неизбежно предположение, что, раз они есть, получил я их в какой-то передряге.

    — Итог сканирования совершенно однозначен, Дон, — продолжал доктор Даггетт. — У вас была но меньшей мере одна серьезная травма черепа. Может, все же припомните?

    Почти осязаемые видения пришли и растворились. И больше не приходили. Я снова покачал головой. Теперь уж я точно знал, что в моем прошлом что-то скрыто, — и это уже немалое достижение.

    — Из того, что я видел и слышал, — продолжал доктор Даггетт, — осмелюсь сделать вывод, что былые травмы — не единственная ваша беда. И даже не самая большая. Вполне вероятно, что они вообще не играют сколько-нибудь серьезной роли в этиологии вашего состояния. Налицо признаки умышленного воздействия на вас гипнозом, возможно, в сочетании с наркотиками.

    "Зачем"? — спросил я себя. Все это казалось просто диким.

    Вначале я даже не поверил. Но Даггетт показал мне распечатку. Перед моим пробуждением он пропустил результаты обследования через терминал своего компьютера, соединенного с большим банком диагностических данных в Атланте.

    — Видите, электронный коллега согласен со мной.

    Я посмотрел на Кору. Она кусала губы и глядела на распечатку, словно на покойника.

    — Что все это значит? — в конце концов выдавил я.

    Перед тем как ответить, Даггетт раскурил трубку.

    — Я думаю, над вами кто-то поработал, — проговорил он. — Не могу сказать, была ли умышленно нанесена травма головного мозга. Но фальшивую память вам, безусловно, имплантировали.

    — Кто?

    — Любой мой ответ был бы на данном этапе достаточно беспочвенным предположением.

    — Так предполагайте!

    Даггетт слегка пожал плечами.

    — Известно, что так поступают с людьми некоторые правительства. Но потом эти люди, как правило, не ведут беззаботную и обеспеченную жизнь. — Он сделал паузу. — Судя по вашему говору, вы коренной уроженец Америки.

    — Я тоже так думаю. Однако не из Верхнего Мичигана.

    — Истинные воспоминания о том периоде пока не появились?

    На миг, лишь на какой-то краткий миг, пока он говорил, мне почудилось, что я сумел что-то ухватить, почти уже держал в руках, — и вдруг все. Исчезло. Финиш. Истина издевательски ухмылялась мне из-за угла.

    Я плотно сжал веки, свел брови, стиснул зубы.

    — Черт побери!

    На мое плечо легла рука Даггетта.

    — Придет, придет в свое время. Не мучайтесь так.

    Он отвернулся и стал чистить трубку над большой пепельницей.

    — Я мог бы загипнотизировать вас глубже, — сообщил он. — Но существует опасность создания новой конструкции. Если отчаянно пытаться что-то найти, можно вызвать к жизни иную фальшивую память — для восполнения нужды. Так что на сегодня все. Приходите через три дня.

    Я был не в силах ждать три дня.

    — Завтра.

    Даггетт отложил трубку.

    — Завтра, — повторил я.

    Он вздохнул.

    — Хорошо. Завтра утром. Условьтесь о встрече с моим секретарем.

    Реакция наступила через несколько кварталов.

    — Мне страшно, Дон, — сказала Кора.

    Она вела машину. Я сидел, понуро свесив голову, и вызывал демонов, чтобы с ними бороться. Тщетно — те не обращали на меня внимания.

    — Мне тоже.

    И это была правда, хотя и не вся. Кора, судя по ее поведению, была напугана сильнее меня. Я же стал испытывать чувство, от которого совсем отвык. Отвык настолько, что его первые проявления казались почти незнакомыми. Это была злость.

    Ангелы? Может быть, я мертв и нахожусь в раю? Нет. Мелодичные звуки не напоминали струнное пение арф, да и не должна бесплотная душа чувствовать кислый привкус во рту. Я простонал и вернулся на бренную землю, к тренькающему телефону — забыл поставить его в режим записи, когда, ложась спать, еще надеялся на возвращение демонов. Если они и являлись, то конечный счет был примерно таким: демоны — 6, Белпатри — 0. Часы показывали 8:32 и повели отсчет дальше. Я ответил на звонок.

    Знакомый голос. А, секретарь Даггетта… Но что-то определенно стряслось…

    — …вынуждены отменить вашу встречу, — говорила она. — Доктор Даггетт ночью скончался.

    — Что?!

    — Доктор Даггетт скончался. Мы… я обнаружила его в кабинете утром, когда пришла. Сердечный приступ.

    — Неожиданно…

    — Совершенно неожиданно. Он никогда не жаловался на сердце.

    — Допоздна работал?

    — Изучал история болезни некоторых пациентов. Прослушивал записи.

    Больше она, по сути, ничего не знала. Разумеется, я не мог отрешиться от мысли, что именно мои записи прослушивал он перед смертью.

    Я встал, умылся, оделся и приготовил кофе. Кора с благодарностью приняла его и бросила на меня вопросительный взгляд. Я рассказал ей все, что узнал.

    — Это дело дурно пахнет, — проговорила Кора после паузы. — Черт побери! Начинать все сначала с другим врачом? Или, быть может, попытаться заглянуть в твою историю болезни?

    Я покачал головой.

    — Сегодня это точно не получится… А другой врач лишь повторит то, что сделал вчера Даггетт, так что зачем? Даггетт ведь предупредил, что воспоминания скоро вернутся. Мне кажется, он прав, поэтому лучше подождать. Я уже чувствую себя иначе, будто в моей голове что-то проясняется.

    — Но мы были так близко к чему-то! Просто невероятное совпадение! Может, стоят обратиться в полицию? Рассказать им все, и пусть проверят…

    — Слухи и догадки, — перебил я. — К тому же исходящие от предполагаемого душевнобольного. Даже если они отнесутся серьезно, за что ухватишься? Сердечный приступ — это не удар дубинкой. Для полиции у нас ничего нет.

    Кора сделала глоток кофе.

    — Ну и что ты собираешься делать?

    — Вернуться в Ки-Уэст. Послезавтра в банк должен поступить следующий платеж. Мы можем позволить себе успокоиться и ждать результатов лечения.

    — Успокоиться? — переспросила она и встала с постели. — Как эго возможно, зная то, что мы увязли?

    — А что же еще делать?

    — Когда уляжется шум, постараться заглянуть в твою медицинскую карту. Даггетт мог записать туда больше, чем сказал нам.

    — Навести справки можно по телефону через несколько дней, уже из дома. Приводи себя в порядок и пойдем завтракать — если ты не предпочитаешь поесть здесь. Потом складываем вещи и уезжаем.

    — Нет, — сказала Кора, решительно откинув назад волосы. — То есть да — завтраку, а нет — "уезжаем".

    Сошлись на компромиссе: мы задерживаемся здесь, ночуем, днем пытаемся добраться до моей истории болезни и, если ничего не получится, утром уезжаем.

    Ничего не получилось.

    Приемная Даггетта была закрыта. Справочная не могла или не хотела связать нас с его родственниками. Разыскать его секретаря я не сумел. В конце концов нашел медсестру, и она сообщила, что то, что мне нужно, получить немедленно я не смогу. Архивы носят весьма деликатный характер; они опечатываются в случае кончины психиатра и выдаются лишь по решению суда или по запросу нового лечащего врача. Ей очень жаль, но…

    Ничего не получилось.

    — Давай обратимся в суд, — предложила Кора.

    — Нет, — ответил я. — Обойдемся без посторонних. Я сдержал свое слово — мы ждали, мы пытались. Завтра мы уезжаем.

    — Так ничего и не узнав?

    — Все придет. Я чувствую.

    — Ты и Багдад "чувствовал".

    — Иначе.

    — Вот как?

    Тяжелый был день. Вдобавок ко всему снова вернулись демоны, прихватив с собой запас кошмаров. К счастью, большинство из них с первыми лучами солнца исчезли бесследно. За исключением сценки последнего танца вокруг бензоколонки "Ангро Энерджи" с участием всевозможных ужасов; и земля разверзлась под ногами, когда какой-то толстяк пылающим топором разрубил гигантскую голограмму моего мозга… Словом, все те маленькие прелести, которые превращают сон в захватывающее приключение.

    Кора не очень радовалась нашему отъезду, но я выполнил свои обязательства, и она сдержала обещание. Почти всю дорогу нас преследовал моросящий дождь и мы оба были далеко не в блестящем настроении, когда приехали домой.

    Едва пришли в себя, как Кора вновь завела разговор об адвокатах. Нет ли у меня надежного юриста, способного заняться этим делом?

    — Нет, — солгал я.

    Просто мне не хотелось идти этим путем, и подобные разговоры стояли поперек горла. А она не унималась. Я вновь почувствовал злость, на сей раз на Кору, но боялся дать ей выход. Я сказал, что устал, что у меня опять разболелась голова и что мне нужно побыть одному. Потом извинился и вышел на улицу.

    Прогулка привела меня к бару, куда я изредка заглядывал, возле старого дома Эрнеста Хемингуэя. Неужели Хемингуэй в самом деле утащил отсюда писсуар и сделал из него дома поилку для своих котов?

    Я потягивал пиво, когда ко мне подошел Джек Мэйс. Рослый, веснушчатый, вечно улыбающийся, песочные волосы, выгоревшие до белизны… Пожалуй, более несерьезного человека я не видел. Он часто влипал во всякие неприятности, хотя, в сущности, ничего порочного в нем не было. По натуре Джек был искателем удовольствий и, подобно мне, каждый месяц получал вклад на текущий счет. Только он знал, откуда приходят деньги. Ему их переводили родители за то, чтобы он не возвращался в Филадельфию.

    — Дон! — Он хлопнул меня по плечу и сел на соседний стул. — Сколько лет, сколько зим! Куда ты пропал?

    — Немного попутешествовал. А как у тебя?

    — Слишком хорошо, чтобы хотелось уезжать. — Джек ударил но стойке. — Эй, Джордж, принеси-ка кружку!.. Ко мне тут прибились две крошки, — продолжал он. — Тебе это пойдет на пользу.

    Мы пили пиво и болтали. Я ничего не рассказывал — Джек не из тех, с кем делятся неприятностями. Зато в искусстве пустопорожних разговоров ему не было равных, и это меня вполне устраивало.

    Не успел я опомниться, как уже стемнело. К тому времени мы успели поесть — не помню где — и посидели в другом заведении. В голове у меня все плыло, но Джек казался свежим как огурчик и беспрерывно трепался, пока не дошли до его дома.

    Потом он познакомил меня с девушками, включал музыку, готовил коктейли, снова готовил коктейли… Мы потанцевали. Немного погодя я заметил, что он и высокая — Лаура — куда-то исчезли, а я сижу на диване с Мэри, обнимая ее за плечи, со стаканом на коленях и второй раз выслушиваю историю ее развода. Периодически я кивал и время от времени целовал Мэри в шею. Не думаю, что это отвлекало ее от захватывающего рассказа.

    Еще немного погодя мы каким-то образом оказались в одной из спален. Позже я выплыл из забытья на несколько секунд, смутно припоминая, что девушка осталась мною недовольна, и никого рядом со мной не обнаружил. И снова заснул.

    Наутро я чувствовал себя больным и разбитым и потащился за исцелением в ванную, оснащенную Джеком лучше любой аптеки. Пока я глотал попадавшиеся под руку витамины, желудочные, болеутоляющие и успокоительные средства, магический занавес в моем сознании колыхнулся, неожиданно приоткрыв какие-то картины. Я даже не сразу понял, какие. А когда понял, застыл с полным ртом и едва не захлебнулся.

    Из прихожей донесся шум. Я выплюнул пахнущую мятой жидкость, сполоснул раковину и вышел.

    Джек в желто-оранжевом пляжном полотенце направился в туалет.

    — Джек! Я работал в "Ангро Энерджи"!

    Он поднял мутные глаза, пробормотал: "Прими мои соболезнования" — и исчез в туалете.

    При мыслях о Коре мне стало стыдно, но в целом я чувствовал себя лучше, чем когда-либо. Я вспомнил, и это отодвигало все остальное на второй план.

    Да, я работал на «Ангро». Не охранником, не бурильщиком, вообще не в поле. Не на разведывательной станции. Чуть не сказал себе "ничего технического", но что-то меня останавливало. Это было бы неправдой.

    Возможно, переработка информации? Я определенно разбирался в компьютерах…

    Где-то в управленческом аппарате или в лаборатории… Да, в какой-то лаборатории, точно.

    Затем на миг мне явилось видение — то ли воспоминание, то ли воображение, то ли смесь того и другого: дверь, дверь из старомодного матового стекла. Она как раз закрылась перед самым моим носом, показав черные буквы: "Витки. Исследовательский отдел".

    Разумеется, дроссели индуктивности еще нужны в некоторых устройствах типа реле, их не заменили процессоры и микропроцессоры…

    Как насчет такой версии: несчастный случай в лаборатории? В результате — черепная травма, затем имплантация ложной памяти, покрывающей значительный период моей жизни; шаг, возможно, необходимый для сокрытия вины определенных руководителей компании. И пенсия — чтобы я сидел тихо и не лез на рожон.

    Но очень многие люди попадают в такого или иного рода происшествия, а о столь экзотических последствиях я что-то не слышал. Крупные фирмы могут позволить себе уладить все честь по чести, и делают так.

    Нет, неубедительная версия.

    Но я чувствовал, что главное еще впереди.

    Впрочем, пора просить прощения у Коры. По крайней мере я принесу ей добрые вести.

    Я вошел в дом и позвал:

    — Кора?

    Тишина.

    Что ж, понятно, дуется. Я ведь сказал Коре, что просто иду гулять, и она, вероятно, беспокоилась. На душе у меня стало совсем муторно, и я сразу решил сделать ей что-нибудь приятное — обед, цветы и…

    — Кора?

    И во второй комнате пусто. Неужели она так разозлилась, что переехала в гостиницу?

    "Вас ожидает послание" — светилась надпись на экране телефона-компьютера. У меня в желудке возник ледяной ком.

    Я пересек комнату, коснулся клавиши, и экран показал:

    "Дон, обстоятельства складываются так, что мне пора ехать. У нас был чудесный летний роман но думаю не следует придавать ему особого значения. Ты останешься в моей памяти. Кора".

    Я осмотрел весь дом и удостоверился, что вещей Коры нет. Потом вернулся и сел у экрана. Конечно, по дисплею не проверишь почерк и роспись не сличишь. Но преподаватель языка, который так соблюдает пунктуацию…

    Всматриваясь в экран, я пытался почувствовать на клавиатуре пальцы Коры, вводящие это послание. Я не отдавал себе отчета в своих действиях. Но где-то глубоко внутри осознавал, что заглядываю в компьютер, воспринимаю его электрическую жизнь; это было чувство сродни той полудремотной симпатии, которую я недавно испытал к электронному навигатору плавучего дома.

    Потрясение от открытия или, вернее, повторного открытия такой силы внутри меня отступило на задний план перед иным. Я не мог найти пальцев Коры. Здесь были чужие пальцы.

    Пришло время думать. Но даже мой вновь обретенный талант оказывался тут бессильным. Проклиная нашу ссору, я ругал себя за то, что оставил Кору одну, беззащитной перед похитителями. Я вернулся в Ки-Уэст, как на родную землю, в мой дом — мою крепость, где можно стоять насмерть, — вовсе не из-за денег (как я пытался уверить Кору), которые должны сегодня поступить в банк.

    Банк?

    Перед глазами, как при вспышке, вновь предстала захлопывающаяся дверь из старомодного матового стекла. То, что много лет назад я тайно обозначил, только для себя, мысленно! — язык моего подсознания назвал теперь "Витки. Исследовательский отдел".

    Банк…

    Я вышел из дома, сел в машину и, подъехав к банку, встал на площадку в тени кокосовой пальмы.

    Деньги должны поступить в полдень — в виде электрических импульсов по световодам, что тянутся под теми длинными мостами, по которым несутся легковушки и грузовики.

    С каждым часом, с каждой минутой ко дне возвращалась память. Мысленно я устремился к банковскому компьютеру, и начался Эффект Витков.


    4

    Клик-клик, и вперед, в волшебный город света и тьмы… Реки холодных электронных огней, огибающие геометрически правильные острова, текущие под мостами, останавливающиеся перед плотинами, тихо струящиеся здесь, с ревом несущиеся там… Огоньки, перемигивающиеся, как на дисплее игровой машины… Грохот… шорох…

    Вот, поймал. Цепочка-символ с ежемесячной дотацией: 1111101000000, с моим именем. Я проследил ее до своего счета. Уведомление о получении с тем же кодом возникло, словно Феникс, из электрически потрескивавшего гнезда и стремглав помчалось в силовую линию, по которой прибыл этот перевод…

    Я пометил его, ухватил, последовал за своим именем. Вдоль цепи кабельных трасс, подвешенных (отметил я на другом уровне сознания) на опорах, от острова, по медным и оптико-волоконным проводникам, змеящимся по каналам, в расчетной палате Майами, через другой, еще более крупный город огней, и дальше вперед, вниз, вверх, вокруг, насквозь, от терминала к терминалу: Атланта, Нью-Йорк, Нью-Джерси и затем…

    Нью-Джерси, правление "Ангро Энерджи".

    Но тут напомнил о себе другой мир. Я смутно осознал, что кто-то стоит у моей машины на стоянке возле банка, смотрит на меня. Я не хотел возвращаться, но увы… Вернувшись в реальный мир, я посмотрел на назойливого прохожего.

    В белом брючном костюме, невысокого роста, темноволосая, довольно симпатичная, с восточными чертами лица, она не сводила с меня глаз.

    Я чувствовал, что должен ее знать, и потому опустил стекло.

    — Как твои дела, Дон? Ты неважно выглядишь.

    Энн. Энн Стронг. Кроме имени, ничего не вспомнилось, но им-то можно воспользоваться.

    — Мне давно уже не было так хорошо. Что ты здесь делаешь, Энн?

    — Меня ты по крайней мере помнишь… — сказала она.

    — На мне пока рано ставить крест, — с улыбкой заметил я и вдруг выпалил: — По-прежнему любишь цветы?

    — Их так много, и все они такие красивые, — ответила Энн. — Такие чистые… краски.

    Что-то в ней… особенное. Не «краски» она хотела сказать, а другое слово, я чувствовал. У Энн действительно было особенное отношение к цветам, но…

    — Ты давно в городе?

    — Нет. — Энн чуть качнула головой. — Тебе здесь нравится?

    — Я постепенно привязался к нему.

    — Понимаю. Но неужели нет ничего привлекательнее, чем сидеть в машине на стоянке у банка?

    — Жду откупных денег от «Ангро», — бросил я частично наугад, прощупывая ее, а частично потому, что уже начал подозревать связь между ней и моим появлением у банка.

    Энн нахмурилась, поджала губы, поцокала языком, медленно качая головой.

    — Кнутом и пряником… Старое правило.

    — Ну, я-то кнутом не ограничусь.

    — Откуда такая злоба, Дон?

    — Почему ты здесь?

    — Приехала в банк получить по чеку и увидела знакомое лицо.

    — Ладно. Тебя подбросить куда-нибудь?

    — Я собираюсь перекусить.

    — Есть одно приличное местечко. Прошу.

    Она села в машину, и мы выехали на дорогу.

    В голове зазвенели, предупреждая, колокольчики.

    Словно я уже нащупал причину, но она упрямо ускользала от меня. Неважно, решил я. По крайней мере не жизненно важно. В пропаже куска моей жизни и в исчезновении Коры из-за ее связи со мной виновата "Ангро Энерджи". Мне так казалось. Вот почему я собирался отправиться в Нью-Джерси и поднять там большой шум. Они вернут мне Кору, иначе я… что-нибудь сделаю. Что-нибудь разоблачающее или отчаянное. Или и то, и другое. Выбора у меня больше не оставалось.

    Мы сели за маленький столик в углу, к я вдруг почувствовал зверский голод. Зеленый суп, салат, побольше мяса, охлажденный чай, пирог — я заказал все. Энн взяла салат и чай. Теперь я был совершенно уверен, что знал ее, когда работал в «Ангро». Но в каком качестве? Этого я не помнил.

    — Хорошо, что ты здесь счастлив, — помолчав, произнесла Энн.

    — Бывали времена и получше.

    — Вот как? — Ее глаза расширились, к щекам, казалось, прилила кровь. Но только на миг. Лицо Энн тут же застыло.

    — Ничего, еще вернутся твои радости. Все придет.

    Мне почудился аромат роз.

    — Кто знает?

    Она перевела взгляд на тарелку, подцепила листик салата.

    — Кое в чем можешь не сомневаться.

    — Например? — отозвался я.

    — Сотрудничество с власть предержащими приносит предсказуемые результаты.

    В наши дня не поймешь даже, с чего начинать.

    — Тебя что-то беспокоит?

    — Да.

    — А говоришь, что тебе здесь нравится.

    — С удовольствием показал бы тебе окрестности, — заметил я, — но скоро самолет. В Нью-Джерси.

    Я внимательно следил за ее лицом, надеясь уловить реакцию. Запахло жасмином. А выражение ее лица нисколько не изменилось, когда она сказала:

    — Не глупи, Дон…

    — Что же ты посоветуешь мне делать? — спросил я.

    — Ступай домой. Никуда не уезжай. Рано или поздно с тобой свяжутся…

    — Хорошо, давай напрямую. Где она?

    Энн покачала головой.

    — Понятия не имею.

    — Но ведь ты знаешь, что происходит.

    — Я знаю только, что ты вспоминаешь вещи, о которых лучше забыть.

    — Сделанного не вернешь. Я не собираюсь торчать дома и ждать, когда зазвонит телефон.

    Она положила вилку на тарелку, достала платок и промокнула губы.

    — Мне бы не хотелось, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

    — Мне тоже, — сказал я.

    — Не надо лететь в Нью-Джерси. С тобой произойдет что-нибудь ужасное.

    — Что?

    — Не знаю.

    Я судорожно вздохнул, и Энн торопливо вскочила на ноги.

    — Извини.

    Я сразу же поднялся и пошел за ней. Но она исчезла в туалете, и я в нерешительности остановился.

    Мимо проходила наша официантка с кофе.

    — У женского туалета есть второй выход?

    — Нет, — ответила она.

    Я вернулся за столик и доел пирог. Выпил охлажденный чай, затем попросил кофе.

    В туалет зашла седая женщина. Когда чуть погодя она выходила, я к ней подошел.

    — Прошу прощения, там нет невысокого роста девушки с восточными чертами лица, в белом брючном костюме?

    Она поглядела на меня и покачала головой.

    — Нет. Там никого нет.

    Когда я расплачивался по счету, мне почудился голос Энн.

    "Никуда не уезжай. Думаешь, сейчас у тебя неприятности? По крайней мере, ты жив. Сиди дома, не дразни собак".

    Я огляделся по сторонам, но Энн нигде не было видно. И все-таки я почти физически ощущал ее присутствие.

    — Энн, — пробормотал я, — что ты со мной сделала?

    Ее смех смешался с ароматом цветов.


    5

    Дома я переоделся, закинув в сумку бритву и кое-какие мелочи, навел через компьютер справки о расписании полетов и убедился, что новых посланий для меня нет. Затем запер дверь, вновь сел за руль и направился к аэропорту.

    Долгий полет — это как раз то, что нужно, если хочешь хорошенько все обдумать.

    Я припарковал машину, нырнул в здание аэропорта и зарегистрировался у стойки, где мне дали талон на посадку. Оставалось еще немного времени, и я, взяв чашку кофе, прошел в зал ожидания. Впервые с момента пробуждения на меня ничего не давило, можно было расслабиться. Я уселся в кресло и отхлебнул горячей жидкости.

    Клик-клик?..

    Расслабиться…

    Клик-клик.

    Я смежил веки и почувствовал вокруг себя пульсирующую сеть электронной активности — практически вездесущей в наши дни и все же сосредоточенной в большей степени в определенных местах. Например, в аэропорту, с его обилием перерабатывающих информацию устройств.

    "Привет, — сказал я. — Ты успокаиваешь и нежишь". Проходящие волны массировали мой мозг, но я ни о чем не думал. Не входил в компьютерную сеть и не считывал…

    Через несколько минут я вынырнул из электронного потока, сделал глоток кофе и взглянул в окно на подкатывающий по полосе самолет. Несмотря на предупреждение Энн, я все же верил в успех своей миссии.

    Однако каким образом им стало известно, что я вспомнил нечто запретное?

    Ну, конечно, Багдад. Возможно, за мной вели наблюдение. Просто на каком-то пульте вспыхнула красная лампочка, когда я купил билет в Мичиган, или когда врач-психиатр затребовал сведения обо мне через банк медицинских диагностических данных. А может быть, мой плавучий дом и квартира прослушивались. Или… да могло быть все что угодно! Собственно, неважно, что именно вызвало сигнал тревоги. Главное, они заподозрили, что я вспомнил что-то для них крайне нежелательное.

    Что?

    Я напрягся. Компьютеры. Компьютеры… Компьютеры?.. Нет, пока чересчур туманно. Кора нужна им, чтобы давить на меня, и теперь для контригры мне необходимы эти воспоминания — вдруг одного моего обещания держать язык за зубами окажется недостаточно? Я надеялся, что по пути память вернется. А если нет, придется блефовать. Они напуганы — иначе бы не пошли на риск. Это может оказаться мне на руку.

    Даже тогда я не очень беспокоился о своей личной безопасности. В конце концов, пожелай они, меня давно бы уже убрали. А они, напротив, выбрали более сложный путь — лишь стерли у меня определенные воспоминания.

    Самолет остановился, пассажиры вышли. Через несколько минут багаж был выгружен, салоны убраны, баки заполнены горючим. Работник аэропорта объявил, что можно пройти на посадку.

    Я недоверчиво потер глаза. Что-то в его облике было не так.

    Кожа его позеленела, над нижней губой нависли два длинных изогнутых клыка. Что это — шутка, розыгрыш? Однако другие пассажиры спокойно пошли к выходу, и я, взяв сумку, сделал то же самое. Если их это не беспокоит…

    Все же я, наверное, смотрел на него необычно, потому что, проверяя билет, он мне улыбнулся — поистине жуткое зрелище. Я проследовал дальше.

    И замер, выйдя из здания. Самолет исчез. На его месте стоял огромный старомодный катафалк. Темная деревянная карета с черными шторами была запряжена рослыми черными конями с траурным плюмажем. Кони фыркали и били копытами. Я повернулся, не в силах идти вперед. Я знал, что погибну, если…

    Клик-клик?

    Я начал узнавать правду о себе, и теперь меня недвусмысленно предупреждали.

    Кажется, я повернулся, уже решив искать новые способы совершить путешествие. Но подумал о Коре и о том, что должен взойти на борт во что бы то ни стало.

    Плотно сжав веки, я положил руку на перила и одну за другой стал преодолевать ступени. Взобравшись наверх, я услышал удивленный женский голос:

    — Вам плохо?

    — Да, — ответил я. — У меня непреодолимый страх перед полетами. Пожалуйста, проводите меня до места.

    Меня взяли за руку, повели за собой. Я дважды приоткрыл глаза в надежде быстро сориентироваться.

    Салон, зловеще освещенный свечами, был наполнен ухмыляющимися вампирами и чудовищами. Я не смел взглянуть на свою проводницу, страшась увидеть богиню смерти, предвещающую мою кончину. Успокаивало лишь то, что у меня, видимо, не совсем нормальное состояние — в конце концов, вмешательство психиатра затронуло самые недра моего сознания… Да, так и будем считать, решил я, таким образом все сводится к здоровью. Я пока еще умом не тронулся..

    Тронулся?.. Мы тронулись с места. С одной стороны, я понимал, что самолет поворачивает, двигаясь по взлетной полосе. С другой стороны, слышал зычное ржание и цокот копыт. Фургон болтало, колесные оси скрипели.

    Клик-клик.

    Я двигался по морю тьмы в собственном мирке света целую вечность, пока по динамикам не объявили посадку в Майами. Я прекрасно понимал произнесенные слова, но в то же время слышал и другое: траурный перезвон бронзового колокола и мрачный голос, извещающий, что Дональд Белпатри сейчас будет брошен в геенну огненную и останется гнить там, пока плоть не слезет с костей. Я едва не закричал тогда, но прикусил губу и до боли, до хруста в суставах сжал кулаки.

    Мы приземлились, и, когда самолет замер, видение тут же оставило меня в покое — устроило передышку? просто сдалось после благополучного прибытия?.. Я открыл глаза и увидел, как самые обычные люди отстегивают ремни и собирают вещи. Все старательно избегали моего взгляда. На выходе я снова поблагодарил стюардессу и, живой и невредимый, добрался до вокзала.

    Там нашел свою секцию, зарегистрировался, зашел в туалет, осушил у автомата две банки холодной как лед кока-колы и занял место в зале ожидания поближе к проходу на посадку — как мог приготовился к возвращению галлюцинаций. Все это я делал чисто механически, стараясь ни о чем не думать. Но стоило мне сесть, как вновь стали одолевать неприятные мысли.

    Могли ли беспокойство и тревога — естественная реакция на медицинское вмешательство и исчезновение Коры — под воздействием реальной, высказанной мне угрозы, проявиться на столь ярком параноидальном уровне? Так глубоко психологию нам не преподавали, но это казалось возможным — учитывая те нервные стрессы, которые я перенес.

    Преподавали? Я внезапно понял, что учился в университете.

    Где? В Денвере?.. Вроде бы там. Однако до защиты диплома дело не дошло. Почему?

    Снова тупик. Но осталось ощущение, что Энн как-то связана с моим университетским срывом. Да, я знаком с ней еще с тех пор.

    Энн… В чем ее слабость? В чем ее сила? И тем, и другим она была наделена щедро. Казалось чрезвычайно важным вспомнить это… Но и здесь все было заблокировано.

    Я рвался, рвался изо всех сил. Если память об Энн для меня закрыта, как насчет «Ангро»? Компания "Ангро Энерджи", моя бывшая хозяйка… Компьютеры. И я. Но не программист, не специалист, к примеру, по системному анализу. Я работал в каком-то особом качестве — очень особом, очень ценном для «Ангро», — пользуясь, да, пользуясь своей уникальной способностью общаться с машинами. Я был слишком важен для компании, даже когда непосредственная необходимость во мне отпала. Но, возможно, в один прекрасный день я снова понадоблюсь.

    Объявление о начинающейся через пять минут посадке ворвалось в мои мысли, перемешало их. Но все же шаг вперед сделан. Теперь бы только вспомнить какие-нибудь подробности, вспомнить тех людей…

    Объявление, похоже, послужило сигналом для выхода на сцену целой ватаги неврозов, до поры до времени притаившейся за кулисами. Когда я встал и повернулся к проходу, предъявив билет контролеру, все будто померкло и поплыло: передо мной зияла сырая темная пещера, и какие-то похожие на змей твари копошились под ее сводами.

    Цепляясь за последние крохи реальности, я прикинул, что до поворота шагов пятьдесят, закрыл глаза и, касаясь левой рукой стены, двинулся вперед, не думая ни о чем, только шагая только считая…

    Пятьдесят!

    Открыв глаза и увидев, что нахожусь почти у цели, я побежал. За поворотом меня ждал катафалк, еще шире прежнего, еще длиннее.

    — Забыл очки, — обратился я к стюарду. — Совсем не вижу номеров…

    Стюард был полон сочувствия ко мне, но пока он провожал меня до места "13 А" — у самого иллюминатора, — у него появились третий глаз, оранжевая кожа и зеленые волосы.

    Я пристегнулся, пихнул сумку под переднее кресло и съежился, дрожа всем телом. Бормочущие невнятные голоса по сторонам казались частью зловещего заговора, направленного против меня. Я ругался, возносил молитвы и наконец снова влился в электронную систему самолета.

    Но отвлечения неизбежны — полет долгий.

    Я услышал, как стюард предложил мне что-нибудь выпить, и попросил двойной скотч. Протягивая деньги, я умышленно не глядел в его сторону, но при этом невольно посмотрел в иллюминатор.

    Иллюминатора не было. Меня окружало открытое пространство, как я почему-то и предполагал. Внизу клубились облака. Мы сидели в длинном широком экипаже, и дьявольская упряжка черных как смоль, увенчанных кривыми рогами, изрыгающих огонь лошадей мчала нас к виднеющейся вдали вершине — я знал, это Брокен, — где мерцали вспышки, в небе колыхалась гигантская тень, а под ней плясали крошечные фигурки…

    Мои сотоварищи — пассажиры… Все уродливые, злобные, у каждого на коленях черная кошка, рядом — помело, вокруг мечутся летучие мыши… Мы направлялись на шабаш ведьм, и ясно, кому уготовано быть жертвой…

    Принесли мой заказ — жидкость отвратительного желто-зеленого цвета с какими-то маслянистыми пятнами на поверхности.

    Я взял стаканчик и закрыл глаза. Понюхал — скотч. Сделал большой глоток и поперхнулся. Скотч.

    В желудке разлилось тепло. Сидя с закрытыми глазами, я твердил себе, что нахожусь на борту самолета, летящего в Филадельфию. Протянул руку и коснулся холодного стекла иллюминатора, ощупал спинку переднего кресла. Некоторое время слушал бортовой компьютер. Я думал о Коре…

    Да, Кора, я иду. Так легко меня не остановить — всего лишь несколькими демонами, упырями, чудовищами. Это было бы верхом иронии: обрести столь многое — тебя, свою истинную личность — и сразу все потерять, слетев с катушек. Нет, я должен верить, что все это служит высшей цели — рациональности. Именно так…

    Я сделал еще глоток. Уже чуть лучше. Пока, по сути, я совершенно невредим. И разве участники шабаша не расслабились сами, потягивая из своих стаканчиков? Вздохни, Белпатри. Когда это ты бросил курить? Ты вроде бы имел обыкновение…

    А затем чаши весов дрогнули, и я понял, в чем дело.

    — Не желаете перекусить, сэр?

    Отказываясь, я машинально открыл глаза. Стюард казался все тем же чудовищем, но мой взгляд упал вниз, на открытый храм с колоннами и скульптурами, где юноши играли на флейтах, а девы танцевали. Посреди храма на неком подобии алтаря, меж пылающих жаровен, две седоволосые старухи раздирали младенца на куски и перемалывали челюстями его косточки, то и дело вытирая измазанные кровью рты. Они почувствовали мой взгляд, подняли головы и затрясли кулаками.

    Кошмарная картина и все же почему-то знакомая…

    "Снег"! — вырвалось у меня. — «Снег»! Черт побери, помню!

    Сон Ганса Касторпа из главы «Снег» романа Томаса Манна "Волшебная гора". Изучая в университете литературу, я прочитал эту книгу, о чем и упомянул Энн. Оказывается, она тоже читала ее. Как-то мы целый вечер обсуждали значение этой сцены, слияния аполлонического и дионисийского, классического и бесформенного, интеллектуального и эмоционального…

    Энн знала, какое впечатление произвел на меня когда-то "Сон".

    Я глубоко вздохнул и уловил запах ландышей. Этот аромат все время исподволь сопровождал меня, погребенный под лавиной других ощущений.

    Моя дорогая Энн, сказал я про себя, если слышишь, что я сейчас думаю, — можешь убираться к черту! Ты дала промашку, я тебя раскусил. Того, что ты делаешь, недостаточно.

    Видение подо мной замерцало, стало расплываться. Меня вновь окружали нормальные люди, сидящие в салоне самолета. Я не сходил с ума, моя психика не выворачивалась наизнанку. Энн каким-то образом внушала мне иллюзии. Но пустые и бесплотные.


    6

    Змей цвета морской волны, обвившийся вокруг фюзеляжа, растаял, когда мы зашли на посадку. Самолет мягко коснулся бетона и без промедления подкатил к своему терминалу.

    У выхода из тоннеля, на сей раз свободного от чудовищ, ко мне приблизился сотрудник аэропорта — невысокий темноволосый крепыш в новенькой с иголочки форме.

    — Мистер Белпатри?

    — Да.

    — Дональд Белпатри?

    — Точно.

    — Прошу вас следовать за мной.

    Мы прошли по короткому коридору, и передо мной распахнули дверь.

    В зале было четыре человека — трое мужчин и женщина. Двое мужчин принадлежали к свите — я это сразу понял: высокие, молодые, с короткими стрижками, атлетически сложенные; рубашки с открытым воротом под светлыми пиджаками — типичные телохранители. Они стояли немного позади седовласого, радушного вида мужчины постарше, который сидел лицом ко мне. На нем был темный, отлично скроенный пиджак, белая рубашка, строгий галстук. Женщина сидела справа от седовласого. Броские черты лица — очевидно, квартеронка — и почти бесцветные волосы. Лет около сорока. Симпатичная желтая блузка с оборками, нить черных бус вокруг шеи. Она располнела с последней нашей встречи — я заметил это, когда она вместе с мужчиной поднялась мне навстречу. Мари… Мари Мэлстренд, вспомнил я так же внезапно, как и то, что вообще ее знал. Однако больше о ней моя память ничего не подсказывала.

    Оба улыбались.

    — Как поживаешь, Дон? — спросил Босс.

    Босс… Как мы почти всегда его называли. На самом деле председателя правления "Ангро Энерджи" звали Крэйтон Барбье.

    Мы?.. Я не мог сказать точно, кого имел в виду под этим местоимением, здесь мне память изменяла. Но себя я смутно воспринимал членом некой особой группы, которая работала на Босса. Мари… Мари была одной из нас.

    — В последнее время весьма интересно, — ответил я. — Как вы узнали, что я прилетаю этим самолетом?

    Он прищурил левый глаз и улыбнулся — на языке его мимики это означало, что Босс считает вопрос глупым. Разумеется, я должен понимать, что ему известно все…

    — Я беспокоюсь о тебе, Дон, — сказал он и, подойдя ближе, сжал мое плечо. — Ты неважно выглядишь. Я полагал, мы заботимся о тебе лучше. Устал от Флориды?

    — Я от многого устал.

    — Безусловно, — согласился Босс, тронув меня за руку. — Прекрасно понимаю. Не всякому по душе ранняя отставка.

    Я позволил подвести себя к столу.

    — Выпьешь?

    — Спасибо. Не сейчас.

    — Но ты же знаешь — такие обстоятельства… — продолжал Босс, сделав глоток из стакана. — Пришлось порядком повозиться, чтобы вывести тебя из-под удара.

    Он сел и посмотрел на меня открытым, прямым взглядом.

    — Видит Бог, ты это заслужил. Ситуация сложилась довольно деликатная и рисковать было нельзя. Однако ради хорошего человека стоило похлопотать.

    — Дональд… — произнесла Мари, прежде чем я успел что-либо сказать. Она протянула руку, и я машинально пожал ее.

    — Как ты поживаешь, Мари?

    — Неплохо, — ответила она. — С каждым днем мои способности растут. О чем еще можно мечтать?

    — Действительно, — промолвил я, ощущая под маской ее улыбки определенную враждебность.

    — Я много о тебе думал, Дон, — вновь заговорил Босс. — Знаешь, нам тебя недоставало. Здорово недоставало.

    — Где Кора? — спросил я, поворачиваясь к нему.

    — Кора? — Он нахмурил броня. — Ах, Кора… Конечно. Кто-то мне о ней говорил. Девушка, с которой ты последнее время встречался. Знаешь, Дон… готов поспорить, что она не выехала даже за пределы штата. Спорю, что она там, в Кис, и сейчас тебя разыскивает. Сперва надула губки и ушла, а потом спохватилась. Тебе следовало оставить ей записку.

    Я немного смутился, потому что в принципе такая возможность существовала.

    — Знаешь, я не думаю, что тебя на самом деле привели сюда поиски, — заговорщицки сказал он. — Может быть, ты себя в этом убедил, но причина в другом. Я думаю, что тебе стало лучше, чем несколько лет назад. Ты пришел к нам — возможно, не отдавая себе отчета, потому что устал бить баклуши. Я думаю, ты хочешь вернуться на прежнюю работу.

    При этом он посмотрел на меня очень внимательно — я бы сказал, с надеждой.

    — Я не очень-то хорошо помню свою прежнюю работу… Кора здесь?

    — Мы могли бы использовать тебя, если ты готов, — быстро продолжал Босс. — Безусловно, с ощутимой прибавкой к жалованью. Не хочу, чтобы мои люди страдали от инфляции. Конкурентная борьба ожесточилась, ты знаешь? Преимущества, которыми мы располагаем в области солнечной энергетики, улетучиваются буквально на глазах. Черт побери, правительство везде сует свой нос! Да и другие ребятки шпионят за нами похлеще Джеймса Бонда. Должен признать — они пользуются хитрыми трюками, и нам недешево обходится держать их на расстоянии. Хотя они и в подметки не годятся моим лучшим людям. Тебе ясно, что я имею в виду? Бьюсь об заклад, ты им сто очков вперед дашь.

    — Может, да, а может, нет, — уклонился я. — Но сейчас речь о Коре. Вы знаете, где она?

    — Ах, Дон, Дон… — Он вздохнул. — Ты будто не слышишь моих слов. Мы на самом деле можем вновь тебя использовать. На меня поглядывают косо, но я действительно считаю личных помощников членами своей семьи. Кажется, все бы сделал, чтобы внести в их жизнь немного больше света.

    — Кора… — выдавил я сквозь стиснутые зубы.

    — Возможно, даже помог бы тебе отыскать подружку.

    — То есть вы не знаете, где она?

    — Не знаю, — ответил Барбье. — Но мы поможем тебе, если ты поможешь нам.

    — Я думаю, вы лжете.

    — Ты огорчаешь меня, Дон, — сказал он. — Со своими людьми я стараюсь вести дела без обмана.

    — Ладно. Я знаю, что вы всему ведете строгий учет — как делам, так и делишкам. Давайте убедимся. Я хочу проверить закрытое досье "Дубль-Зет".

    — А еще жалуешься на память. Верно, ты много работал в «Дубль-Зет». Пожалуй, такое трудно забыть. Хорошо. Обидно, что ты не веришь мне на слово, но, пожалуйста, проверяй. Все, что угодно. Можем пойти взглянуть хоть сейчас.

    Не вспыхнули ли насмешливо глаза Мари, когда она подняла и осушила бокал?

    Босс подал знак телохранителям. Один открыл дверь — не ту, в которую вошел я, — другой последовал наружу. Мари подхватила с пола свою сумочку и вместе с Барбье направилась к двери. Я за ними.

    Мы вышли на маленькую частную стоянку. Первый телохранитель уже садился за руль лимузина. Легкость, с которой Босс согласился отвезти меня в святая святых для проверки секретных архивов, показалась мне более чем подозрительной.

    Лимузин заурчал и тронулся с места.

    — Вы очень любезны, — сказал я. — Но я не готов заниматься проверкой прямо сейчас. Мне бы хотелось, чтобы при этом присутствовал мой адвокат.

    — Адвокат? — переспросил Босс, поворачиваясь ко мне. — Брось, Дон! Это должно остаться сугубо между нами. Мыслимо ли, чтобы какой-то законник копался в самых деликатных наших делах!

    — Я приду утром, через парадный вход, — сказал я, — с адвокатом. Надеюсь, что я получу ответы на многие свои вопросы. Например, что же я такого сделал, что мне пришлось промыть мозги и отправить "на пастбище". Да-да, я и об этом хочу поговорить.

    Автомобиль подкатил к нам, остановился.

    Стоявший рядом с Боссом телохранитель шагнул вперед и открыл дверцу. Я отступил назад, расслабился: вдруг они попытаются заставить сесть меня в машину силой. Тогда…

    — Что ж, очень жаль, что ты настроен таким образом, — проговорил Барбье. — Мне на самом деле жаль, что мы не можем найти общий язык как в былые времена… Но будь по-твоему. Приводи своего человека утром, я согласен.

    Он и Мари сели на заднее сиденье:

    — До свидания, Дональд.

    Я проводил взглядом отъезжающую машину.

    Вот так развязка! Все оказалось чертовски просто…

    Неужели я ошибся в оценке ситуации?.. У меня была амнезия. А вдруг и все видения на пути сюда — натуральные галлюцинации Белпатри? Могу ли полагаться на свои суждения? Что, если у Коры просто лопнуло терпение, и она ушла? Вполне возможно.

    Нет, в этом направлении лежит… Я хохотнул. Дальнейшее сумасшествие? Ну, за работу, ноги, уносите меня отсюда. Я огляделся по сторонам. Единственный выход со стоянки вел на платформу автоматического монорельсового поезда, которым пользовались для передвижения в пределах аэропорта.

    Поднявшись по ступеням на платформу, я увидел кнопку на столбе, а ниже кнопки — табличку с инструкцией. Это была особая платформа. Вагончики останавливались здесь только в том случае, если кто-нибудь из особо важных лиц нажимал кнопку. Идея, очевидно, заключалась в том, чтобы зеваки и бездельники из обыкновенной публики не могли сойти на этой остановке.

    Я нажал кнопку.

    Через несколько секунд появился вагончик с единственным пассажиром, сидящим ко мне лицом. Чем-то он мне показался знакомым, но я зашел в вагончик.

    Седой мужчина неопределенного "среднего возраста". С последней нашей встречи он отпустил густые бакенбарды, по широкому носу расползлась сеть прожилок; тело раздалось, обрюзгло, ярче обозначились мешки под светло-голубыми глазами.

    — Малыш Уилли… — произнес я.

    Нет, на плавучем доме там, во Флориде, я видел не его. Но словно бы еще тогда память и воображение слились воедино, чтобы предупредить меня о чем-то.

    — Спаси и помилуй, никак мистер Белпатри! — воскликнул он звонко и почти музыкально.

    Когда-то этот волшебный голос был известен всей стране. Малыш Уилли драл глотку, проповедуя слово Божье, сперва на улицах, потом в залах и наконец перед миллионами по телевидению. Были исцеления и восславления, а затем была история с девочкой в Миссисипи — аборт, попытка самоубийства… Фирма Малыша Уилли лопнула. Уголовного наказания не последовало, но верующие лишились возможности знакомиться с его толкованиями деяний Господа.

    — Мэтьюс, — сказал я и, зачарованный его присутствием, сел рядом, вспоминая с каждой секундой все больше и больше.

    Но я отметил и явную перемену в нем — перемену к худшему. Вместе со слабым запахом спиртного от него, казалось, исходило само зло. И, как ни странно, я был рад, потому что это означало, что я не ошибался и не сошел с ума.

    Вагончик не двигался, стоял с открытыми дверями, но тогда я не придал этому значения.

    — Как дела на рынке энергии? — спросил я, потому что он был членом нашей группы — это я знал точно, хотя роль группы до сих пор представлял весьма туманно. Интересно, чем именно занимался Мэтьюс?..

    И вдруг вспомнил, вернее, почувствовал на себе. У меня внезапно перехватило дыхание, в груди разлилась боль, отдающая в левую руку.

    …Однажды, давным-давно, я отправился с Малышом Уилли к нему домой, где мы за вечер «уговорили» целую бутылку. Прямо на виду, на маленьком столике у окна, лежала Библия, что мне показалось не совсем уместным при нынешней его работе. Она была раскрыта на псалме 109, почти полностью подчеркнутом. Позже, когда нас обоих порядком уже развезло, я спросил его о днях его проповедничества.

    "Сколько во всем этом было трюков и обмана? Ты действительно верил в то, что говорил?"

    Малыш Уилли поставил стакан и поднял глаза, поразив меня их детской голубизной, которая так хорошо смотрелась на экране.

    "Верил, — ответил он просто. — Клянусь, вначале я был полон огня Господня. Я верил. Я надрывался, читая из Священного Писания и потрясая Библией. Я был ничуть не хуже Билли Грэхема, Рекса Хамбарда… любого из них! Даже лучше! Когда я молил об исцелении и видел, как калеки выбрасывают костыли и идут, как прозревают слепые, я знал, что осенен благодатью, и я верил. — Он отвел взгляд в сторону. — А однажды я разозлился на газетчика, — медленно продолжил Малыш Уилли. — Прошу его отойти, а он ни в какую! "Черт бы тебя побрал! — подумал я. — Чтоб ты сдох, ублюдок!" — Малыш Уилли на мгновение умолк. — А он так и сделал — свалился и отдал концы. Доктор сказал — сердечный приступ. Но газетчик был молодым крепким парнем, и я-то знал, чего желал ему в глубине души. Тогда я стал думать — ведь не пойдет же Господь на такое для своего слуги? Исцеление — безусловно, ради спасения душ. Но убийство?.. Я стал думать — может быть, сила моя проистекает не от Господа? И ему все равно, как я ею пользуюсь? Ему все равно, проповедую я или нет. Не Святой Дух движет мною, вызывая исцеления, а нечто внутри меня самого, что может лечить, а может и убивать. Тогда-то я и начал блудить, пить и все такое. Тогда-то и появились обман, грим, телевизионные камеры и подсадные утки в толпе… Я утратил веру. Существуем лишь мы, животные, растения и камни; больше никого. Смысл жизни в том, чтобы урвать побольше да поскорее, ибо дни сочтены и время бежит быстро. Бога нет. А если и есть, меня Он уже не любит".

    Малыш Уилли залпом выпил, вновь наполнил свой бокал и заговорил на другую тему. С тех пор мы с ним общались только по делу.

    …А делом его было убийство. Инфаркт, кровоизлияние в мозг — естественные причины смерти. Сила в нем была. Думаю, он ненавидел себя и вымещал эту ненависть на людях. За деньги «Ангро». А теперь он сжимал мое сердце, и в считанные секунды я должен был умереть.

    Я попытался встать и тут же повалился назад. Малыш Уилли не спешил прикончить меня. Что-то новенькое — неприкрытый садизм. Он хотел насладиться моими мучениями, моей медленной смертью.

    Когда я скатился с сиденья на пол, в голове, как сигнал тревоги, возникла схема компьютеризированной системы управления вагоном. Не отдавая себе отчет в том, как я это делаю, я пытался заставить вагончик отвезти меня туда, где могли оказать помощь. Я дотянулся до дверей, только что захлопнувшихся, но не смог их развести. Я тянул и толкал правой рукой — левая будто пылала. Сквозь стекло смутно виднелась фигура… крупного мужчины… третий телохранитель, наверное. Он стоял и смотрел, как я корчусь от боли.

    Надо мной нависло лицо подавшегося вперед Мэтьюса — баки и длинные пожелтевшие зубы. Меня обволакивали густые винные пары, но я тянулся изо всех сил.

    Вагончик внезапно дернулся, заходил ходуном. Малыша Уилли скинуло с сиденья.

    Боль в груди ослабла; неожиданно открылись двери.

    Я полувыпал, полувыкатился на платформу и пополз прочь. Единственное спасение от атак Мэтьюса — расстояние. Если удастся отойти на расстояние броска камнем, убить меня он уже не сможет.

    Заставив себя подняться на ноги, я, качаясь, сделал шаг и едва не упал, когда накатила новая волна слабости. На лице того, кто ждал на платформе, отразилось удивление — от Мэтьюса никто еще не уходил. Вагончик позади все еще дергался и скрежетал, когда телохранитель опомнился и кинулся ко мне.

    Он занес ногу для удара, и мое тело среагировало раньше, чем память. Я и представления не имел, что у меня в этом деле были какие-то навыки.

    Рука со сжатым кулаком успела поставить блок. Телохранитель потерял равновесие, опрокинулся назад, покатился к краю платформы и упал на путь, где над узким дорожным полотном проходил монорельс.

    Обернувшись, я увидел, что Мэтьюс не удержался на ногах в дергающемся вагончике. Алкоголь и возраст замедлили его реакции. Он пытался подняться, но вновь упал, на этот раз ближе к двери. Тогда он начал ползти и уже почти выбрался наружу…

    Со злобным ударом двери захлопнулись, прочно сдавив Мэтьюса. В тот же миг вагончик тронулся с места, и с полотна, куда упал телохранитель, раздался крик. Я не стал смотреть вниз. Хрустящий звук, резко оборвавшийся крик, характерный запах…

    А меж дверей удаляющегося вагончика виднелась голова Мэтьюса, сведенное судорогой, налившееся кровью лицо, беззвучно шевелящийся рот.

    Волна тошноты нахлынула и отошла. Я огляделся по сторонам. Монорельсовое полотно казалось самым лучшим путем бегства. Не глядя на бесформенную груду внизу, я спрыгнул и побежал в сторону, противоположную той, куда ушел вагончик.

    Не знаю, долго ли я бежал, может быть, несколько минут. Затем я почувствовал дрожь под ногами и решил, что где-то поблизости, за окрестными строениями, взлетает или садится самолет. Но дрожь усилилась, и вскоре к ней добавился звук — на меня несся вагончик.

    Я уже собрался отпрыгнуть в сторону, но вагон вдруг стал тормозить. Никакой платформы рядом не было, но он остановился и открыл двери. Я подбежал и вскарабкался в салон.

    Двери за мной захлопнулись, и вагон вновь набрал скорость, помчавшись в том направлении, откуда появился.

    Я ухватился рукой за одну из свисающих петель и стоял, переводя дух. Пассажиры, конечно, не могли не обратить на меня внимания, и я почувствовал безрассудное желание рассмеяться.

    — Контрольные испытания, — пробормотал я. — К предстоящему визиту папы римского.

    На меня продолжали смотреть, но вскоре показалась запруженная людьми платформа. Вагон остановился, как и положено; двери открылись. Я вышел, сразу затерявшись в толпе, пригладил волосы, поправил одежду, отряхнул пыль и тут только понял, что меня трясет. Мною овладело желание повалиться на ближайшую скамейку. Однако только что позади захлопнулся смертельный капкан — шестерни все еще вращаются, рычаги пляшут, противовесы ходят, но кто-то вмешался, поменял передаточное число, баланс стал в мою пользу, и неприятное отступило: ведь я остался жить… Было бы глупо и нелогично, свалившись сейчас на месте, свести все это за нет. И я устоял.


    7

    Я взял первое же такси у станции и велел водителю ехать в город. Вышел у ничем не примечательного оживленного перекрестка я дошел до автобусной остановки, сел в первый попавшийся автобус и долго ехал приблизительно в северо-западном направлении.

    Прежде чем добраться до окраины, я еще дважды менял автобусы и порядком отмахал на своих двоих, а там уж, вытянув руку, попытался привлечь внимание автомобилистов. У меня возникло ощущение, что такое уже было — давным-давно, еще в студенческие годы. Да, после первого семестра я собирался домой и хотел сэкономить. Надо улыбаться. Иногда это помогает.

    И вот рядом остановился автомобиль. За рулем сидел мужчина в светлом деловом костюме.

    — Вам куда? — спросил он.

    — Вообще-то в Питтсбург.

    — Я возвращаюсь домой в Норристаун. Если устроит, могу подбросить до Турнпайка.

    — Великолепно.

    Я сел в машину.

    Водитель оказался не из разговорчивых; я откинулся на спинку и попытался продолжить свои воспоминания, однако в голову ничего не шло. Ладно. Я уже не чувствовал того напряжения, как в такси, я мог бы, пожалуй, призадуматься над сложившейся ситуацией. Тогда, возможно, от примитивной реакции — бегства — удалось бы перейти к действиям.

    Барбье определенно намерен меня убить. Сомнений нет. И Мэтьюс до сих пор работает на него, как и другие члены группы…

    Группа… Вот ключ. Когда-то в нее входил и я, хоть сейчас даже думать об этом противно. Малыш Уилли, Мари Мэлстренд… Кора? Нет, она тут ни при чем — случайная встреча во время ее отпуска во Флориде. Энн Стронг? Очень похоже. Нас было четверо. Да. Четверо, наделенных…

    Все мы были наделены необычайными психическими возможностями. Я общался с машинами — этакая телепатия между человеком и компьютером. Я мог читать их программы на расстоянии. Мари? Мари способна была воздействовать на предметы. ТК, телекинез. Но, способная физически уничтожить компьютер, она не могла узнать его содержимое, как это мог сделать я. Энн? «Обычный» телепат: читала мысли людей и внушала им что угодно, включая очень реалистические образы. Малыш Уилли?.. Он мог оказывать физиологическое воздействие, манипулировать веществом и энергией лишь внутри живых организмов.

    Насколько сильны эти способности? Где их пределы? Память подсказывала… Как-то раз Мари на спор подняла Энн на несколько футов от пола и держала с полминуты, но вспотела, тяжело дышала и отпустила ее довольно резко.

    Малыш Уилли… Чем ближе вы к нему, тем скорее он сделает свое дело. Внезапная смерть в десяти футах, в двадцати — уже медленнее. Тридцать-сорок давались ему с трудом. Пожалуй, его предел — пятьдесят футов, и минут пятнадцать понадобится ему, чтобы добиться результата.

    Энн… Ее способности не зависели от расстояния. Она вполне могла сидеть в гостинице Флорида-кис и внушать мне образ того змея, когда самолет шел на посадку в Филадельфии. Слабость ее заключалась в другом, но в чем именно, вспомнить я не мог. Энн была неравнодушна к цветам. Их примитивные эманации неизменно успокаивали ее в минуты душевных тревог. Такое важное место занимали цветы в ее жизни, что часто окрашивали или, вернее, ароматизировали внушаемые ею образы. И еще — Энн могла заставить не видеть то, что действительно существовало.

    Итого четверо — группа, комплект инструментов для Барбье. Благодаря нам «Ангро» несколько лет назад обошла всех своих конкурентов. Я мог выкрасть информацию из любого компьютера, Энн добывала ее прямо из человеческого мозга. Мари срывала эксперименты, вызывала несчастные случаи, тормозила исследовательскую работу. А если кто-нибудь причинял особое беспокойство, Малыш Уилли мог пройти мимо на улице, сесть рядом в театре, пообедать в ресторане…

    …Машина сбросила скорость, и я поднял голову. Вечерело, видимость ухудшилась… Затор. Наверное, авария.

    Но нет, это не авария. Впереди, у узкой полоски зелени, разделяющей встречные полосы, я увидел полицейские машины. Останавливали всех подряд: очевидно, проверяли документы.

    Несмотря на протесты борцов за гражданские свободы, каждый, по-прежнему должен иметь при себе регистрационную карточку. Их ввели в конце 80-х, с единым номерок для воинского учета, социального обеспечения, водительских прав… Теперь уже было видно, как полицейский вводит номера в небольшое устройство.

    Я понимал, что меня начнут искать. Но не думал, что так быстро и эффективно. Показательно, однако, что полицейского интересует регистрационный номер, а не лицо человека. Очевидно, Барбье не хочет, чтобы стало известно, кто именно ему нужен. Полицейский компьютер, вероятно, настроен просто на поиск определенной карточки. Возможно, в него ввели мой номер и еще ряд вымышленных, чтобы затруднить установление моей личности. Да, скорее всего Барбье поступил именно так.

    Подъезжая к кордону, я задумался а не сообщить ли все полиции, раз она под рукой?

    Но мое более циничное «я», которое почему-то медлило с возвращением, глумливо усмехнулось. В лучшем случае меня сочтут ненормальным. В худшем… Я почему-то не сомневался, что Босс сумеет поддержать обвинение против меня куда лучше, чем я против него.

    Наконец мы подъехали к кордону.

    — Предъявите, пожалуйста, ваши документы, — сказал ближайший полицейский. — И вашего пассажира тоже.

    Почти не задумываясь, я мысленно влился в небольшое устройство, висящее у полицейского на ремне. Старая модель. В новых карточку просто опускали в паз для прямого считывания.

    Полицейский набрал мой номер, но сигнал ушел уже несколько измененный. В переданном варианте две цифры поменялись местами. На панели ящика вспыхнула зеленая лампочка.

    — Можете ехать, — сказал полицейский, поворачиваясь к следующей машине.

    Мы тронулись с места. И почти сразу же сзади раздался крик, грохнул выстрел. Заглушая все и вся, взревела сирена.

    — Что за черт! — воскликнул водитель, нажимая почему-то на газ, а не на тормоз.

    Но я уже догадывался. Кто-то где-то там, в центре, следил за распечаткой или экраном дисплея. Машина дала «добро», но для наблюдателя-человека две переставленные цифры показались подозрительно близкими к искомому номеру. Наблюдатель допустил возможность ошибки при его наборе и отдал приказ задержать нас. И полиция сразу стала стрелять… Любопытно, что же им обо мне сообщили, какие дали указания? Впрочем, желания лично поинтересоваться причиной стрельбы я не испытывал. Поэтому…

    — Стойте! — закричал я. — Они снова будут стрелять!

    Водитель нажал на тормоз, и автомобиль замедлил ход. Полной остановки я ждать не стал, понимая, что понадобится каждый метр преимущества.

    Открыв дверцу, я выпрыгнул на разделительную полоску травы, упал и покатился. А потом, вскочив на ноги, не оглядываясь, бросился к лесу. Сзади раздались револьверные выстрелы.

    …Их, верно, предупредили, что я вооружен и чрезвычайно опасен, возможно даже, что на моей совести убийство полицейского, — иначе бы они не стали палить почем зря.

    Вдруг впереди ожила, зашевелилась тьма. Медведь! Огромный гризли — я видел таких в зоопарке — поднялся навстречу мне на задних лапах.

    О нет, Энн, только не здесь, только не так. Гризли на окраине Филадельфии? Полицейский с револьвером — это да. Вот тогда бы я наделал в штаны и не почувствовал запаха твоих цветов. Желаю удачи в следующий раз!

    Я устремился вперед, прикусив губу, сжав веки, — я прошел гризли насквозь. Когда же я открыл глаза, то за редкими деревьями уже виднелись огни машин. Не отдельные, редкие, а сплошной поток огней. Перебраться на ту сторону, не попав под автомобиль, было невозможно.

    Но сзади, из леса, слышались голоса. Небогатый выбор…

    Я выбежал на обочину, размахивая руками, отчаянно взывая к едущим по крайней полосе и прекрасно представляя себе, как выгляжу — окровавленный, грязный, в лохмотьях — в свете фар.

    …Надо улыбаться. Иногда это помогает…

    Внезапно передо мной со скрежетом остановился грузовик. За ним затормозила вся череда машин. Я бросился вперед, рванул дверцу и плюхнулся на сиденье. Двигатель тут же взревел; и мы двинулись. Я чувствовал себя как граф Монте-Кристо или человек, который взял банк в Монте-Карло, — счастливым и свободным. По крайней мере я не стою на месте и на какое-то время спасен от пуль.

    — Спасибо, — пробормотал я. — Вы меня здорово выручили. Я все объясню, когда отдышусь.

    Двигатель тихо урчал. Мы ехали с весьма приличной скоростью, за окном неясными образами мелькали окрестности. Я наконец перевел дыхание и повернул голову.

    На водительском месте было пусто, как в сердце ростовщика.


    8

    Я мчался со скоростью сто миль в час в одной из самых безопасных машин на дорогах страны. Грузовик работал от большого и дорогого аккумулятора, вполне, однако экономично, благодаря недавнему снижению цен на электроэнергию. Полностью автоматизированные грузовики типа того, что мне достался, ездили только по специально подготовленным трассам, хотя последнее время необходимым приспособлением оборудовалось все большее число дорог. Обычно грузовики двигались по одной отведенной им полосе с четкой разметкой, последнее — для водителей, которые предпочитали держаться подальше от автоматизированного транспорта. Мягко гудел двигатель, ветер со свистом проносился мимо. Краешком сознания я ощущал непрерывный поток данных для компьютера и от этого мне тоже казалось, что все в порядке. С каждой минутой я уходил все дальше и дальше от преследователей.

    Помимо койки в кабине размещались элементарные санитарные удобства — по той же самой причине, по какой изготовители оставили весь комплект приборов ручного управления и два сиденья. Профсоюз водителей грузового транспорта получил довольно значительную долю акций от компаний, которым этот стремительный взлет автоматизации принес наибольшую выгоду Транспортники уже не поднимали серьезных возражений против постепенного сокращения рабочих мест, однако дебаты о необходимости присутствия в такой машине водителя еще не угасли. Поэтому грузовики по-прежнему выпускались с полностью оборудованными кабинами, а на продолжающихся переговорах все так же стоял вопрос о мерах по уменьшению безработицы. За что мне оставалось только благодарить судьбу. Впрочем, не только за это; в кабине я нашел еще и сухие концентраты, очевидно, оставленные последним водителем или пассажиром. Съев ровно столько, чтобы унять голод, я откинул спинку сиденья.

    Однако пришло время позаботиться о собственной безопасности. А это означало, что мне следует выяснить о своем положении как можно больше, и лишь потом я смогу позволить себе заснуть. Слишком много я еще не знал о маршруте грузовика и обо всем том, что касалось избранного способа передвижения. Чтобы получить необходимую информацию, у меня был только один путь…

    Клик. Клик-клик. Клик-клик-клик.

    Компьютер не позволял машине уйти с полосы и следил за скоростью, считывая информацию о состоянии трассы и прочие необходимые данные с провода коммуникационной линии, проложенного под дорожным покрытием.

    Я прошел через его рабочие программы, шаг за шагом усваивая стоящие перед ним задачи, что, в свою очередь, помогало понять общую структуру. Затем скользнул еще дальше и атаковал дорожные коды. Похоже было, что мы движемся в сторону Мемфиса.

    Дальше, дальше… Сквозь программы, мимо… Самый главный вопрос оставался по-прежнему открытым. То самое «почему» продолжало манить меня, как трепещущий яркий флаг далеко впереди… Я перетряхивал команды, хранившиеся в памяти, пока не нашел то, что искал… Очень странно и одновременно очень знакомо.

    Клик-клик-клик.

    Удивляясь находке, я вернулся из яркого компьютерного пространства в реальный мир.

    Я видел там… Свою подпись… Предельно отчетливую, словно выписанную от руки. Никаких сомнений. Как в тот раз, когда я понял, что запись, оставленная для меня в компьютере, там, дома, сделана не Корой, а кем-то чужим. Вроде бы совершенно иррациональное ощущение… И все же какая-то логика во всем этом была…

    Изначальный набор программ грузовика не предусматривал остановки, чтобы взять пассажира. Но я видел изменения в программе и отчетливо понимал, что внес их туда сам, каким-то образом приказав машине остановиться. Но как? Никогда раньше я не делал ничего подобного, просто не мог этого делать и даже не имел представления, как такое можно осуществить.

    Однако тут меня снова одолели сомнения… Те две измененные цифры, что набрал полицейский, когда вводил мой регистрационный номер… Действительно ли он сделал ошибку, или изменение возникло уже в электронном сигнале? Может быть, там тоже оставалась моя "подпись"?

    А странное поведение монорельсовых поездов? Мне действительно хотелось каким-то образом ответить, когда Малыш Уилли пытался остановить мое сердце. Не мог ли я тогда уже действовать на каком-то ином, подсознательном уровне?

    Мне снова вспомнились слова Мари: "…и с каждым днем мои способности растут…" Может быть, дар, которым я обладаю, тоже развился за период вынужденного покоя, только в другом направлении? И все те стрессовые ситуации, что выпали на мою долю совсем недавно, заставили меня использовать свой талант в новом качестве, а за ниточки до сих пор дергало измученное подсознание?

    Если это так и если я научусь управлять своим даром, тогда у меня появится нечто вроде страхового полиса на время пути.

    Клик-клик-клик.

    Биты информации проносились мимо, словно вытянувшийся в струнку рой сияющих пчел…

    Удалось.

    Я надежно замаскировал свой грузовик. Как только Барбье поймет, что меня не сбили, когда я пересекал шоссе, и что меня нет нигде на другой стороне, он начнет задумываться: кто мог остановиться посреди ночи и посадить истекающего кровью беглеца? Пусть думает. Пусть ищет. Грузовик в том районе даже не проезжал..

    Никогда раньше мне не доводилось видеть сны среди витков и спиралей глобальной информационной системы, никогда раньше не отдавал я свое сознание столь полно. Усталость настигла меня, и, даже не успев ничего понять, я провалился в сон…

    Сон в объятиях моря информационных данных, в самых его пучинах.

    Что-то снилось мне, и никогда прежде я не испытывал ничего подобного, но потом, когда очнулся, над горизонтами сна остались какие-то фрагменты воспоминаний…

    Мне чудилось, что я — компьютер, огромный, сверхсложный компьютер, живущий в некоем запредельном пространстве. Затем рядом появился неясный силуэт какого-то существа. Я не знал, кто это, но в то же время чувствовал, что мы уже знакомы. Существо подошло к клавиатуре и напечатало запрос — я не помню, как он выглядел конкретно, — на поиск среди моих банков данных. То, что его интересовало, потребовало огромного количества информации.

    Взяв распечатку в руки, таинственное существо принялось считывать строки, причем с такой же скоростью, с какой я их печатал.

    Когда я закончил печатать, бумагу сдуло словно внезапным порывом ветра, и существо набрало на клавиатуре новый вопрос. Я ответил. Потом все повторялось снова и снова…

    Затем существо пыталось запрограммировать в меня — сообщить мне — какую-то информацию. Данные продолжали вливаться, но я почти ничего не понимал. В отчаянии существо предприняло еще несколько попыток.

    После всех тех фокусов, какие обычно проделывает просыпающееся сознание с материалом снов, я запомнил только одну фразу: "Компьютерная сеть — единению истинных мыслей; помехи ослабевают…"

    Проснулся я уже не в витках информационной сети, а в самом себе. Проснулся, чувствуя, что мне удалось отдохнуть. Несколько секунд я не мог понять, где нахожусь, но затем вернулась память о событиях предыдущего дня. Я сел и посмотрел в окно. Кругом по-прежнему поля и холмы; чуть посветлело перед восходом небо слева по курсу…

    Я сделал два-три глотка безвкусной воды на бачка. Умылся, причесался и оттер пятна на одежде. Затем вскрыл пакет концентрата, единственным достоинством которого служила калорийность, и принялся утолять голод, глядя вперед на дорогу, и пытаясь вспомнить что-то, казавшееся очень важным.

    Что-то на самом деле произошло. И я никак не мог осознать, что именно. Я уже не сомневался, что действительно изменил кодовый сигнал грузовика и данные о его передвижении. Но оставалось еще что-то. Я чувствовал: в приснившемся мне был какой-то смысл. Вдруг я и в самом деле компьютер, которому снится, что он человек?

    Небо светлело. Ночь уходила, словно вода при отливе, оставляя за собой дома, фермы и стога сена вдоль дороги.

    Я задумался. В принципе, я мог бы добраться отсюда — терминал за терминалом, контакт за контактом, через всю компьютерную сеть — прямо к Большому Маку, информационной системе "Ангро Энерджи". Если бы я смог проникнуть в информационное хранилище Большого Мака и добраться до сектора «Дубль-Зет», где скорее всего и содержались данные о Коре, это стало бы, возможно, моим ритуалом перехода в новое состояние, на новый этап развития. Если только удастся…


    9

    Клик. Не снижая скорости, огромный трейлер свернул с ближайшего ряда на другой стороне дороги и, подпрыгнув на разделительной полосе, ринулся, словно взбесившийся слон, в мою сторону.

    Я не сразу сообразил, что происходит, поскольку уже вошел в компьютер. Но спустя секунду, метнувшись через кабину, подтянулся за рулевое колесо на водительское сиденье. Ноги сами нащупали педали, а я все еще лихорадочно искал переключатель ручного управления. Мой грузовик продолжал двигаться с прежней скоростью и никак не реагировал на встречную машину.

    Конечно же, я действовал недостаточно быстро. Трейлер оказался совсем близко… и вдруг исчез.

    Я взглянул в зеркальце заднего обзора, ожидая вот-вот услышать грохот аварии… Ни самого трейлера, ни каких-либо звуков. Он просто исчез, бесшумно испарился, словно призрак.

    Внезапно меня охватила подозрительность, и я принюхался. Никаких цветочных запахов. Тем не менее все это здорово напоминало проделки Энн, и я не мог придумать другого объяснения.

    Положив руки на руль, я продолжал ждать. Если уж даже один мираж оказал на меня такое воздействие, где остальные? Энн работала очень последовательно, и навстречу мне уже должна была двигаться целая колонна автомашин.

    Еще один трейлер! Он обогнал меня слева и неожиданно ринулся наперерез. В первое мгновение я принял его за настоящий, хотя радар тут же убедил меня, что это опять призрак.

    Я снова принюхался. Ничего. Но это уже не имело значения. Я не сомневался, что во всем виновата она.

    — Энн? — произнес я громко. — Зачем ты это делаешь, Энн? Мы ведь были когда-то… друзьями? Мне кажется, я что-то помню… Босс, видимо, еще не знает, что ты нашла меня и читаешь мои мысли. Пока не знает. Дай мне хотя бы маленький шанс, а? Я должен закончить одно важное дело, по у меня нет желания мстить Барбье или «Ангро». Мне нужна только Кора, а она у них в руках… Раз уж ты должна сказать им что-нибудь про меня, скажи, что я исчезну и они никогда обо мне больше не услышат, если только отдадут Кору. Я серьезно. Ты же телепат. Загляни в мои мысли, и ты увидишь, что я говорю правду. Оставь пока эти игры с машинами, ладно? Они мне мешают.

    Кабину мгновенно заполнило запахом фиалок.

    — Ладно? — повторил я. — Пожалуйста. Дай мне немного времени закончить свои дела. Я бы сделал это, если бы ты оказалась на моем месте. Не мешай мне.

    Ответа не последовало, но и новых машин-призраков на дороге не появлялось. Я не мог понять, то ли она размышляет над моими словами, то ли притаилась и готовится к новой атаке.

    — Ладно, — услышал я мысленный ответ, прозвучавший для меня голосом Энн со всеми знакомыми интонациями.

    Она согласилась дать мне время. Но не просто по доброте душевной. Теперь я отчетливо воспринимал ее присутствие и ощущал ее восторг, вызванный феноменом, который Энн уловила в моих мыслях. Медленными витками сквозь компьютерную сеть она следовала за мной. Казалось, вот-вот случится что-то непостижимое, потому что никогда раньше компьютерная сеть не овладевала моим разумом так полно. И я чувствовал, что с разумом Энн происходит то же самое.

    Движение, виток, еще виток… Терминал… Минуем… Еще один… Обходим сверху и снова вниз… Вверх-вниз…

    Энн воспринимала все словно ребенок, который сидит у отца на спине, обхватив его руками за шею. Я чувствовал ее страх. И одновременно — неодолимое любопытство, страстное желание узнать…

    Я знал, что она читает мои мысли, но не удержался и принялся раскладывать перед собой все вспомнившиеся вдруг факты. Я даже почувствовал ее реакцию.

    По-прежнему оставалось неясным, как мы встретились, когда я учился в университете. Хотя похоже было, что я узнал о ее таланте довольно быстро. Могучий дар. Она вполне могла бы создать для себя настоящую империю вместо того, чтобы помогать Барбье строить его. Кто сумеет сберечь тайну, если она захочет что-то узнать? Кто устоит перед ее способностью обрушивать галлюцинаторные стрессы или просто мешать думать? Она могла бы узнать любой секрет, устранять любого врага — другими словами, не женщина, а целое разведывательное управление.

    Но.

    В характере Энн имелось одно уязвимое место. И весьма серьезное. Отсутствие самостоятельности. Она хорошо это скрывала, но тем не менее ей всегда был кто-то нужен, какая-то сильная личность.

    Барбье стал как раз той скалой, за которую Энн держалась, и именно поэтому она пыталась запутать меня своими галлюцинациями, прикончить. Ей хотелось вернуть расположение Барбье, утерянное после того, как она не сумела удержать меня на островах, и сломить, когда я летел на самолете.

    Медленно, осторожно я подбирался ближе. Да. Теперь я оказался в периферийных устройствах информационной системы "Ангро-Энерджи".

    Большой Мак обретал в моем восприятии форму крепости, огромной мрачной цитадели… Кругом пульсирующие базовые программы, охраняющие все пути подхода…

    Я продолжал скользить, отталкиваясь от каждой встречной схемы, деля и умножая свои наблюдательные пункты. Когда-то меня принимали там с радостью. Но теперь, чтобы проникнуть туда, мхе придется отыскать их слабые места.

    Я видел, что ни один из защитников не может покинуть свой пост…

    Присутствие Энн по-прежнему действовало на меня. Хотя бы потому, что я не мог совсем о ней думать. Может быть, когда-то я тоже был сильной личностью, на которую она опиралась? Как я начал работать на «Ангро»? Связаны ли эти вопросы между собой?

    Не успев додумать до конца, я почувствовал, как мои догадки находят у Энн подтверждение, передавшееся мне — возможно, против ее воли — через ту зыбкую связь, что нас объединяла.

    Подумав о Коре, я уловил подтверждение, исходящее от Энн.

    — Где она? — спросил я. — Если ты знаешь, скажи. Это избавило бы меня от трудной работы.

    Она тут же ответила отрицательно, хотя я успел заметить, как Энн попыталась затушевать мысль о Коре, и уловил лишь намек на какое-то место с теплым климатом. Не Флорида, а что-то другое… Мне стало понятно, что она остается со мной главным образом ради ожидаемого представления. Ей хотелось узнать, что я успел сделать и что собираюсь предпринять, но только для ее собственного удовольствия. Если бы со мной случилось что-нибудь ужасное, она всегда могла ускользнуть. Кроме того Энн, видимо, хотела знать наверняка, если меня постигнет неудача. Чтобы потом было что доложить Барбье, поскольку ее последняя попытка свести меня с ума своими иллюзиями провалилась. Вряд ли она сказала что-нибудь добровольно.

    — Ладно, — произнес я. — Может быть, страсть к подглядыванию все же лучше, чем отсутствие каких-либо чувств.

    Оттолкнувшись сразу от множества своих опорных пунктов, я двинулся вперед и почти вплотную прижался к движущимся огненным точкам сторожевых программ. Потом приказал, чтобы они расступились…

    И пламя раздвинулось, словно открывающийся клюв, перед каждым из моих наблюдательных пунктов… Я проник за огненный ров…

    Я продвинулся вперед сразу в двух местах, и меня мгновенно толкнули обратно. Дым сомкнулся и принял твердую форму, передо мной возникло нечто блестящее, похожее на глыбы черного льда… Пристально вглядываясь, я даже мог различить внутри кристаллическую решетку, уходящую в темную бесконечность…

    Двинувшись вперед в трех новых точках, я в одной из них проник на стену…

    …Факелы, крики, огонь, сверкающие клинки, море крови, здесь и там обломки доспехов, ржание лошадей, проткнутые стрелами кирасы. Смятение и сутолока…

    Я просочился сквозь лабиринт, и только один раз надо мной промелькнул силуэт какого-то оборонительного механизма.

    …Сражение продолжалось уже в стенах замка, в каменных серых залах увешанных гобеленами… Крики и стоны. Тяжелая мебель темного дерева… Качающиеся канделябры… Лай собак…

    …Теперь я вынырнул в аллее с параллельными рядами огней, убегающими вдаль. Оставалось только надеяться, что они идут не до бесконечности… Глядя на них, я почувствовал, что начинаю уставать. Сражение с защитниками Большого Мака уже мешало мне сосредоточиться…

    …Я обратился к подсознанию с вопросом, не пора ли привлечь еще одну аналогию. Почти сразу же раскинувшийся передо мной ландшафт преобразился…

    …Куда-то вдаль уходила, казалось, бесконечная библиотека. Я двигался мимо сплошных рядов полок со стопками книг… Ряды были размечены в алфавитном порядке, и у основания каждого стеллажа сверкали огромные металлические буквы…

    …А, В, С…

    С!

    Я свернул и двинулся вдоль ряда С. Первый раздел — СА — все не кончался и не кончался. А я все сильнее ощущал усталость. Длинные ряды старательно переплетенных книг по-прежнему начинались на СА. Я бросился бегом…

    …В конце концов я добрался до СЕ — еще один нескончаемый ряд полок.

    Перебросив часть сил своим воинам, сражающимся с защитниками Большого Мака, я вдруг осознал, что стало труднее читать надписи на корешках книг. Дым сочился мимо меня и проскальзывал вдоль полок, застилая буквы…

    …Звон оружия стал громче, запахи резче. Дым повалил еще плотнее…

    Нет!

    Я не могу сдаться так близко от цели!

    СО… СОМ…

    CON… И наконец-то, после СОР и COQ появилась CORA.

    Красавица, кроткая, королева, Кора. Крошка, картинка, Кора, корпорация — кровожадная корпорация, — контроль, конфронтация, криминал, кризис…

    Я оборвал завораживающий джойсовский поток ассоциаций С-матрицы и схватил том с надписью CORA. Воспользовавшись кратким мгновением, когда я отвлекся, снова накатил дым. Возвращались запахи и звуки, Большой Мак опять брал верх…

    Раскрыв голубой том с золотым тиснением, я увидел на первой странице слово «Кора», но оно тут же начало таять…

    Кора. Все еще в безопасности, где-то на юго-западе страны… Кора… в Нью-Мексико? В Аризоне? "Юго-восточный квадрат самой северной части Новой Испании, которая…"

    "Нью-Мексико, — взволнованная тем, как я почти решил проблему в ее присутствии, Энн не сумела спрятать от меня эту мысль. Или сказалась общечеловеческая привычка давать в такие моменты непрошенные советы. — Неподалеку от Карлсбада".

    Дым уже окутывал меня целиком. Я отпустил челюсти капкана, и мои войска отступили…

    Где-то на полпути обратно я снова ощутил присутствие таинственного наблюдателя, но на этот раз оно меня не заинтересовало…

    "Доброе утро, — передал я. — Может быть, когда-нибудь встретимся и позавтракаем вместе".

    Затем снова витками вверх.


    10

    …Машина безостановочно двигалась по ровному отрезку техасского шоссе… Я сидел на заднем сиденье и читал учебник, лишь краем глаза замечая пустынные поля за окнами, еще более унылые теперь под нависающими громадами облаков, чем в начале пути. Отец сидел за рулем. Мама рядом с ним на переднем сиденье. Радио тихо наигрывало какую-то мелодию в стиле кантри… Я вернулся домой на выходные, и мы собрались навестить семью старшего брата моего отца. Мимо нас на большой скорости пронеслась машина, я я услышал, как отец пробормотал что-то, включая фары. Еще один удар гигантской ладони ураганного ветра — и отцу пришлось выкручивать руль влево, чтобы вернуть нас с обочины.

    — Поль, — сказала мама, — может быть, съедем на обочину и остановимся…

    Отец кивнул, посмотрел на зеркальце заднего обзора, потом пристально вгляделся вперед.

    — Да, пожалуй, — сказал он и начал сворачивать.

    В тот же момент еще один тяжелый порыв ветра обрушился на машину сбоку. Мы оказались на обочине, затем слетели с дороги. Потом мы куда-то падали, и я услышал сначала грохот грома, а затем грохот удара, заглушивший музыку, крик матери и все остальное…

    Я вскрикнул и широко открыл глаза, но все равно ничего не видел несколько секунд из-за слез… Мне приснился сон, но на самом деле это случилось не только во сне. Это действительно произошло, вспомнил я, потому что именно так погибли мои родители. Это…

    В лобовом стекле зияла похожая на звезду дыра, и мой грузовик уже не во сне медленно съезжал с дороги вправо.

    Я метнулся на водительское сиденье и на этот раз тут же нашел переключатель ручного управления, поскольку специально заметил его положение в электрической схеме грузовика, когда последний раз проскальзывал в бортовой компьютер.

    Резко, даже грубо, я снова внедрился туда, одновременно поворачивая руль и возвращая машину на трассу. Зеркальце показывало, что грузовик позади меня отстает, а идущий впереди уходит все дальше…

    Теперь я заметил другие дыры в кабине — пулевые отверстия, не иначе. Очередь прошила грузовик с левой стороны и впереди. Тонкий свист заполнил кабину. Но сверху доносился еще более сильный вибрирующий звук.

    Краткий осмотр изнутри показал, что компьютер поврежден и мне придется сохранять ручное управление, если я не хочу слететь с дороги.

    Гудение в воздухе стало громче, и рядом с грузовиком пронеслась тень вертолета — как вернувшийся обрывок ночной тьмы.

    Потом я его увидел и услышал звук выстрелов. Почувствовал удары пуль, рвущих тело машины. Уловил запах горячего масла.

    К тому времени я уже выскользнул из компьютера грузовика и протягивался вверх… Выше, еще выше. Искал компьютер, управляющий автопилотом вертолета…

    Чувствовал я себя довольно глупо. Мне казалось, что я так ловко замаскировался, изменив код грузовика… Конечно, меня тогда валила с ног усталость и мешала думать радость от осознания новых граней своего дара, однако…

    Глупо было думать, что я сумею спрятаться, изменив лишь один этот код. Скорее всего это сделало меня еще более уязвимым. Возможно, моя машина была частью транспортной колонны — а я даже не удосужился проверить — из двух десятков грузовиков, направляющихся в Мемфис с какого-нибудь одного склада или завода на востоке страны. С таким же успехом я мог нарисовать на крыше своей машины — какая она там по счету — крест. Нужно было сначала проверить и изменить характеристики всей колонны. А так Барбье даже не потребовались услуги Энн. Без каких-либо особых способностей он переиграл меня в моей же собственной игре Мне следовало это предусмотреть. Следовало…

    Вверх, вверх… Почувствовав наконец мозг автопилота, я скользнул внутрь и быстро ознакомился с рабочими системами, пока человек, управляющий вертолетом, разворачивал его, чтобы сделать надо мной еще один заход.

    И как раз в тот момент, когда у ствола пулемета зацвели короткие вспышки, вертолет резко дернулся вперед. Стрельба тут же прекратилась…

    Самого падения я даже не видел. Место, где вертолет врезался в землю, грузовик оставил позади, а дым становился все гуще. Когда я сумел наконец открыть окно, языки пламени уже начали прорываться в кабину. Но меня беспокоило какое-то странное чувство… Человек, который вел вертолет, оставался для меня безликой абстракцией, существом, пытавшимся меня убить, хотя сам я не желал никому зла… А вот компьютер…

    Грузовик снова уводило с дороги. Я повернул руль, но ничего не изменилось. Нажал на тормоз — он тоже не работал.

    Машина скатилась с дороги и понеслась вниз по склону пологого холма к торчащей в центре поля длинной каменной гряде.

    "На тот случай, Энн… — подумал я, четко выделяя каждую мысль. — На тот случай, если это действительно финиш… А я думаю, что так оно и есть… Короче, я знаю, что Босс получил информацию от машины, а не от тебя… Нюхай свои цветы… Ты единственный человек, который меня слышит сейчас. И на этом я с тобой прощаюсь. Но хочу сказать, что Барбье для тебя не самый лучший вариант. Нюхай свои проклятые цветы…"

    …Затем шум мотора стал громче, еще громче, еще… Я не сразу понял, что это звук не только моего двигателя, и лишь через какое-то время почувствовал рядом присутствие других компьютеров, работающих. Затем мою машину обогнали тени… Затем резко толкнули…

    Охваченный паникой, я задыхался от страха, но когда тени сравняли скорость и первый грузовик ткнулся в борт моего, до меня наконец дошло, что происходит.

    Вслед с моей трассы сошли еще две машины, настигли меня и теперь шли вровень. Та, что приблизилась справа, с лязгом и скрипом сошлась с моим грузовиком бортами. Теперь я уже ехал не вниз по склону холма, теперь меня повернули. Словно двое слонов, помогающих раненому товарищу, два грузовика меняли мой курс, отворачивая от поджидающей у основания холма смертоносной каменной глыбы.

    Какое-то время я выиграл, но проблемы это не решило, потому что пламя по-прежнему наступало. Надо было выбираться из кабины. Это означало — прыгать, а я прекрасно понимал, что, спрыгнув на такой скорости, разобьюсь насмерть.

    Я выглянул налево. Грузовик с этой стороны уже отошел чуть в сторону и теперь толкал только тот, что справа. Всего метра полтора, может быть, отделяло меня от машины слева. Когда она толкнула мою в бок, дверца кабины у нее распахнулась, да так ее и заклинило.

    Перепрыгнуть… Если получится… Должно получиться. У меня оставался только один шанс сохранить себе жизнь…

    Я открыл свою дверцу, удерживая ее против набегающего потока воздуха, и осторожно развернулся на сиденье лицом к выходу. От ворвавшегося в кабину ветра пламя тут же выросло и прыгнуло мне на спину, опалив одежду. Чего я жду? Может быть, когда страх съест последние остатки решимости? Выбора действительно не оставалось. Я внимательно посмотрел, за что можно ухватиться руками, и прыгнул.

    …Ливень. Скрежет днища, когда машина клюнула носом… Крик матери… Грохот удара… Мрак, бесконечный мрак, который все не проходил и, казалось, никогда не пройдет…

    Мрак.

    Безмолвие.

    Мрак и безмолвие.

    А в самом центре этого мрака и безмолвия — боль. Моя голова…

    Очень долго меня не оставляло подозрение, что со мной случилось что-то совершенно ужасное и несправедливое.

    Как долго?

    Дни? Недели? Я не понимал даже этого и только чувствовал, что времени прошло очень много.

    Постепенно боль унялась. К тому времени я уже прошел через период паники, кошмарной иррациональности, уныния, летаргии, отчаяния. Случалось, что я не мог догадаться, когда сплю, а когда бодрствую. Я знал, кто я, но не понимал, где нахожусь и сколько прошло времени.

    Все это изменила пища. Зачем нужна пища бесплотному духу? Мне осторожно открывали рот и вливали туда — видимо, из пластиковой бутылки — бульон. Я давился, какое-то время задыхался, но в конце концов глотал.

    Именно это ощущение позволило мне наконец понять, что я в больнице — ослепший, оглохший, парализованный. Я жил, и меня лечили. Теперь я даже мог надеяться на выздоровление…

    Я пытался заговорить. Слышу я свою речь или нет, было не столь важно. Главное, чтобы меня услышал кто-нибудь еще. Один раз я начал повторять фразу "У меня болит голова" снова и снова. На самом деле голова не болела, но кто-то, должно быть, услышал, вколол мне сильное обезболивающее, и я опять "уплыл".

    Почувствовав в очередной раз у себя на лбу чью-то руку, я попытался сказать:

    — Подождите. Я в больнице? Если «да», надавите один раз, если «нет» — два.

    Одно прикосновение кончиками пальцев.

    — А мои родители? — спросил я. — Они живы?

    Ответ последовал не сразу, но по замешательству врача я и так понял, каков он будет. После этого я ушел в себя, замкнулся. Возможно, на какое-то время даже потерял рассудок.

    Позже — может быть, спустя несколько дней, — справился с собой и попробовал заговорить вновь. Почувствовав на лбу руку, которую уже долго игнорировал, я спросил:

    — У меня разорван спинной мозг?

    Два касания.

    — Но поврежден?

    Одно касание.

    — Я поправлюсь?

    Без ответа. Видимо, неверный вопрос.

    — Есть шанс, что я поправлюсь?

    Неуверенное касание. Не очень обнадеживающее.

    — Глаза у меня повреждены?

    Два касания.

    — А мозг?

    Одно.

    — Это излечимо?

    Без ответа.

    — Операция мне поможет?

    Без ответа. Неужели они ушли? Может быть…

    — Мне уже сделали операцию?

    Одно касание.

    — Когда будет известно, насколько она успешна?

    Без ответа.

    Черт! — произнес я и снова ушел в себя.

    Спрашивать ни о чем не хотелось, поскольку ответы на те вопросы, что волновали меня больше всего, я уже получил. Позже я много раз чувствовал руку на лбу, но просто не знал, о чем спросить.

    И все же я решил попытаться выстоять против надвигающегося хаоса.

    Начал я с рассказа самому себе истории своей жизни. Сначала отрывочно, в общих чертах, потом все глубже и подробнее.

    Я вспоминал компьютеры и все те игры, в которые я с ними играл. О каждом из них я думал как о своих одноклассниках, поскольку многие компьютеры представлялись мне как бы самостоятельными личностями.

    Я даже помнил, как я решил, что каким-то образом чувствую работу электроники внутри каждого из них…

    Мне вдруг захотелось, чтобы у меня был компьютер, с которым я мог бы поговорить, и снова вспомнилось то странное, почти забытое все эти годы чувство.

    Клик. Клик. Клик. Клик-клик.

    Да. Именно так. И вдруг…

    …Я увидел бесконечные ряды огней, вращающиеся кольца пламени, услышал треск контактов, щелчки переключений и последовал за яркими витками спирали в эту волшебную страну…

    Я вглядывался в помещенный где-то неподалеку большой компьютер. Никаких сомнений. Каким-то образом я вступил в контакт с больничным компьютером, оказавшись в его внутреннем функциональном мире молчаливым партнером, и в это мгновение перестал чувствовать себя одиноким.

    Всех медиков я знал теперь по именам — кто на дежурстве, кто отдыхает, а познакомившись с личным досье, узнал и кое-какие подробности их биографий. Все меню я читал заранее. Прочел истории болезни всех пациентов больницы — в том числе и свою Положение у меня было тяжелое, с совершенно пессимистическим прогнозом. Чуть позже я обнаружил, что могу выяснить значение любого мне неизвестного термина, касающегося медицины, через канал связи с компьютером медицинской библиотеки. Я даже знал, где находятся все мои пролежни, хотя сам их не чувствовал. Сведения из собственной истории болезни здорово меня расстроили, но зато теперь у меня появилось окно к мир, которого не было раньше.

    Больничный компьютер имел канал связи с полицейским, медицинская библиотека связывалась с университетским компьютером, тот — с военным — с метеорологическим и так далее и так далее. А по пути встречались банковские компьютеры, машины проектных фирм, частные компьютеры, выходы на иностранные системы…

    При желании я мог «бродить» по всему свету, быть в курсе последних новостей, читать книги, в считанные секунды отыскивать необходимые факты, наблюдать за любыми спортивными играми и событиями реальной жизни…

    Я научился укрощать магнитные потоки.

    Клик-клик-клик.

    Я неоднократно задумывался — разумеется, задумывался, а как же? — о природе своей уникальной связи с машинами. Ни о чем подобном я раньше не слышал и не читал. Казалось, это какая-то неестественная форма телепатии — между человеком и машиной. Я не раз пытался уловить мысли людей, находящихся рядом, но из этого решительно ничего не получалось. Судя по всему, мой дар имел строго определенную направленность. Я понимал, что, должно быть, родился с какими-то крохотными зачатками этой способности. Но она никогда не развилась бы дальше, если бы не обстоятельства, в которые я попал.

    …Шло время. История болезни показывала, что мое состояние неизменно. Более того, один из неврологов предполагал, что я уже совершенно выжил из ума.

    Не помню точно, когда именно у меня возникло смутное чувство тревоги. Когда я плутал по информационной сети, у меня иногда создавалось впечатление, что кто-то смотрит мне через плечо. Поначалу это случалось редко, короткими наплывами, но вскоре ощущение стало приходить ко мне все чаще и чаще. Первое время я считал, что это просто параноидальные фантазии. То, что меня стали преследовать электронные призраки, видимо, просто реакция, рассуждал я, возможно, здоровая реакция, подчеркивающая, что я теперь замечаю, даже ищу что-то за пределами той заполненной моим «я» вселенной, где мне довелось прожить так долго. Но ощущение, что я не один, не уходило, становилось все сильнее.

    Однажды утром я проснулся со странным ощущением в левом бедре. Ни двинуть ногой, ни чего-то еще столь же сложного я не мог, но маленький участок кожи размером, может быть, с ладонь покалывало. Потом буквально начало жечь. Странно, как мне не пришло в голову, что это, возможно, обнадеживающий признак. Я воспринимал новое ощущение просто как еще одну пытку. Проснувшись в следующий раз, я почувствовал то же самое в пальцах левой ноги, и время от времени вспыхивали какие-то ощущения в икре. Болезненный участок на бедре стал больше. Только тогда до меня дошло, что со мной происходит, видимо, что-то хорошее.

    Не помню точного момента, когда улучшение моего состояния заметила дежурная сестра. Врачи приходили целыми группами. Мне довелось встретиться с тем самым неврологом, который решил, что я сошел с ума, и даже поговорить с ним. Разумеется, я не рассказал ему — и никому другому — об "эффекте витков", опасаясь, что подобный рассказ только утвердит его в своем прежнем мнении.

    Прошло немало времени, отданного физиотерапевтическим процедурам, прежде чем я смог ходить, по для начала мне было достаточно просто кататься в кресле по коридорам (позже я научился возить себя сам), разглядывать через окно сад или машины на дороге, разговаривать с другими пациентами. Как хорошо было вернуть способность есть самостоятельно! И я решил не начинать курить снова, поскольку полностью и незаметно для себя освободился от прежнего пристрастия к никотину.

    …По прошествии времени мой организм сам устроил себе ремиссию.

    Клик.

    Я лежал поперек сиденья спасшего меня грузовика и никак не мог отдышаться. Грузовик уже снизил скорость, отстав от горящей машины и второго «спасателя», который тоже теперь загорелся. Взобравшись по склону холма, мы плавно выворачивали назад к трассе.

    Я поднялся на локтях, и, закрывая поплотнее дверцу, увидел, как два грузовика врезались в каменистую гряду в центре поля. Последовали два взрыва, среди обломков заплясало пламя. Когда это случилось, трещины на стекле дверцы полыхнули, как разряд молнии.


    11

    Машины на автоматической полосе пропустили нас в ряд, и мы снова стали частью равномерного транспортного потока. Но все хорошее быстро кончается. Мы нарушили строгий рисунок движения, за которым следят команды компьютера, управляющего автоматическим транспортом, и, даже вернувшись на дорогу, наверняка выделялись в общем потоке сигналов.

    Быстрый виток, краткий поиск — и я уже знал, что нахожусь в восточной части Теннесси. Заставив машину съехать на обочину, я прогнал ее по краю дороги около мили, потом остановился и вышел. Вдалеке, за пустынными полями и ухоженными посадками, виднелась железнодорожная линия. Протянувшись мысленно в ту сторону, я почувствовал, как протекают по световодам, проложенным вдоль линии, ручейки данных.

    Какое-то время я в нерешительности стоял рядом с грузовиком. Из-за холмов, оставшихся позади, поднимались черные, изрезанные ветром столбы дыма от двух горящих машин. Оставалось только надеяться, что Барбье подумает, будто я погиб в аварии, и у меня будет хоть немного времени, чтобы опередить преследователей.

    Я приказал грузовику вернуться на автоматическую линию и продолжать свой первоначальный маршрут. Машина послушно взревела и двинулась к шоссе.

    Взглянув на небо, я убедился, что вертолетов больше нет, однако издалека доносился шум полицейской сирены, и я зашагал через холмистое зеленое поле, направляясь к похожему на парк участку. Там, среди деревьев, располагалось несколько зданий, но людей почти не было видно, и, двигаясь по щиколотку в мягкой траве, растущей из красноватой жесткой земли, я догадался, что приближаюсь к студенческому городку.

    Клик. Клик. Клик.

    Точно. В компьютере содержались списки оценок. Летняя сессия…

    Сирена, завывающая вдалеке, смолкла. Видимо, полицейские наконец добрались до машин. Конечно, подумал я, пройдет время, пока они сумеют разобраться в обгоревших останках грузовиков, но тем не менее ускорил шаг.

    Добравшись до ближайших зданий, я уловил запах пищи, и в животе у меня тут же заурчало.

    По каменным ступеням я спустился в маленькое полуподвальное кафе и остановился у двери, словно высматривая кого-то внутри. Люди подходили к стойке и платили наличными, а парень у кассы в перерыве между клиентами читал книгу в мягкой обложке. Никто ни у кого не спрашивал удостоверения личности.

    Я прошел в кафе, купил себе две сосиски, пакет чипсов и большую бутылку кока-колы, потом выбрался на улицу и устроился на уединенной скамейке под большим старым деревом, что приметил еще раньше.

    Пока я сидел, ел и разглядывал студентов, у меня возникло какое-то странное чувство, заставившее вспомнить свои собственные годы в колледже. Я уже совсем собрался скользнуть в ближайший компьютер — пожалуй, просто ради компании, — когда мимо меня по направлению к кафе прошла с ракеткой в руках девушка в белых шортах, лимонного цвета кофточке и теннисках. Примерно такого же, как Энн, сложения. С тем же цветом волос…

    …И она явилась перед моим внутренним взором, как в тот далекий день, когда я еще учился, — в белой шелковой кофточке и темно-синей юбке, с маленькой сумочкой в руках. Я стоял в дверях студенческого кафе, прячась от ветра. Она взглянула мне в глаза, словно уже знала, кто я такой, улыбнулась и назвала меня по имени. Я кивнул в ответ, потом спросил:

    — А вы — Энн Стронг?

    — Да, — ответила она. — Я хотела бы пригласить вас на ленч.

    Мы сели в ее машину и отправились в ресторан при старинном отеле, где остановилась Энн, ресторан с великолепной кухней и тяжелыми льняными салфетками. Во время еды она не торопила события, и за приятной беседой я даже забыл, что Энн Стронг подбирает людей для "Ангро Энерджи". Словно по чистой случайности она затрагивала в основном те темы, которые меня тогда волновали, включая и несколько книг, что я прочел за последние месяцы или еще читал.

    И только когда подали кофе, Энн наконец спросила:

    — Каковы ваши планы?

    — Что-нибудь связанное с компьютерами, — ответил я.

    — Вы никогда не думали перебраться на Восточное побережье?

    — Пока не думал, — пожал плечами. — Но если работа мне понравится, поеду куда требуется.

    — Я обратила на вас внимание, потому что вы, может быть, подойдете для "Ангро".

    — Вот это меня и удивляет, — заметил я. — Я считал, что в таких случаях нанимают только старшекурсников или выпускников. А мне еще не один год учиться.

    Энн сделала глоток кофе:

    — Меня интересует талант, а не диплом с хвалебными отзывами.

    Я улыбнулся:

    — Но это, конечно, тоже нужно.

    — Необязательно, — сухо заметила Энн. — По крайней мере в особых случаях.

    — Вы знаете о том, что со мной произошло?

    — Да.

    — Тогда, если быть практичным — с вашей точки зрения, — следовало бы предположить, что этот несчастный случай мог вызвать у меня психическую травму. Может быть, в такой ситуации есть смысл понаблюдать за человеком подольше?

    Она кивнула:

    — Тогда я включу в расходы за счет «Ангро» еще и обеды.

    — Мне не хотелось бы вас обманывать, — сказал я. — Я действительно думаю, что мне нужно сначала закончить учебу и только потом наниматься на работу.

    Энн закрыла мою руку своей ладонью.

    — Об этом мы поговорим в следующий раз, — объявила она. — Но я должна заметить, что «Ангро» предоставляет своим сотрудникам возможности для дальнейшего образования. Однако сейчас мне важнее найти оправдание для того, чтобы самой воспользоваться представительскими.

    Хотя еще до конца семестра мы стали близки, я все равно отказывался оставлять колледж и начинать работать на "Ангро Энерджи" в середине учебного года.

    Энн то уезжала, то снова возвращалась в город весь следующий семестр, и мы виделись почти каждый выходной. Она словно сторожила меня, и как-то раз я спросил:

    — Ты здесь бываешь довольно часто. Они там, видимо, боятся, что меня украдет какая-нибудь другая компания?

    — Я так планирую свои дела специально, чтобы видеться с тобой, — ответила она обиженно.

    Никому, кроме меня, Энн не предлагала работы, даже студентам последнего курса. В каждом из нас живет, видимо, тщеславие, но у меня хватило ума понять, что я не настолько лучше всех остальных, чтобы заслужить подобные знаки внимания…

    …Если, конечно, из-за наших отношений она не расписала меня перед своим начальством как нового да Винчи. В этом случае я понимал, мне будет в «Ангро» очень неуютно. Никаких незаслуженных преимуществ мне не хотелось, быть чьим-то любимчиком — тоже.

    Однако Энн предугадала этот поворот в моих настроениях, как уже неоднократно случалось в прошлом.

    Разговор состоялся в один из солнечных, проникнутых свежестью кристально чистых дней в конце апреля. Мы сидели за кофе, только на этот раз я прогулял кое-какие занятия, благодаря чему нам удалось провести три дня вместе, и кофе мы пили на террасе домика в горах, который то ли она сняла, то ли он принадлежал «Ангро», то ли был предоставлен Энн на время каким-то другом — я так и не уяснил.

    — Я думаю, рано или поздно нам пришлось бы об этом поговорить, — сказала Энн прежде, чем я успел оформить свои мысли в слова. — «Ангро» интересуют вовсе не твои академические успехи, касающиеся вычислительной техники.

    — А если точнее? — спросил я, все еще разглядывая апельсиновые корки.

    — Твоя уникальная способность мысленно общаться с компьютерами.

    — Если такой способностью я и обладаю, — сказал я, — откуда ты можешь о ней знать?

    — Та уникальная способность, которой обладаю я, имеет отношение к мыслительным процессам других людей.

    — Телепатия? Ты знаешь, о чем я думаю?

    — Да.

    Видимо, обладателю какой-то паранормальной способности совсем нетрудно убедить себя в том, что он не одинок в этом своем качестве.

    — Почему «Ангро» нанимает экстрасенсов? — спросил я. — И много еще таких?

    — Таких, как ты, ни одного. Но компания, располагающая группой людей вроде нашей, получит значительный перевес над конкурентами.

    — Хотя я еще не знаю, что конкретно будет входить в мои обязанности, но даже сейчас мне кажется, что у такого перевеса весьма сомнительная этическая сторона.

    Губы Энн сжались. Никогда раньше я не видел ее такой рассерженной.

    — Посмотри вокруг, — сказала она. — Весь мир рушится. А почему? Потому что грядет колоссальный энергетический кризис. Но его можно предотвратить. Ты спросишь, как? Так вот, необходимая технология уже существует, однако все это по частям принадлежит десяткам различных концернов. Этот вышел вперед в одной области, тот — в другой. У этого почти оформлен патент на что-то еще, у того — блестящие теоретические разработки, но пока нет практических результатов. Все они мешают друг другу, переходят друг другу дорогу. А если предположить, что одной компании удастся прерваться сквозь эти идиотские препятствия, быстро захватить к свои руки то хорошее, что может пригодиться, и превратить в идею в реальность? Тогда мы получим дешевую, чистую энергию, много и сразу. Конец кризисам. Разумеется, кое-кому сильно отдавят пальцы. Будет множество судебных разбирательств, а позже, может быть, какие-то антитрестовские меры. Ну и пусть. Такой компании, как «Ангро», это нипочем. Она будет тянуть, улаживать и договариваться.

    В июне я уехал работать в «Ангро», и наши с Энн отношения остались прежними. Они стали прохладнее гораздо позже, когда я начал понимать, что был для нее просто заданием. Кос-какие обстоятельства это, похоже, подтверждали, но мне недоставало ее способности узнавать, что действительно чувствуют люди. Возможно, я ошибался. Когда я первый раз отправился куда-то с другой женщиной, Энн повела себя со мной довольно холодно, а позже подарила мне книгу Колетт «Шери». Это случилось ближе к концу моего пребывания в «Ангро», но еще до начала наших разногласий. Прочитав историю молодого человека, который сумел оценить женщину старше его возрастом когда было уже поздно, я так и не понял, действительно ли Энн любила меня и переживала из-за моего поведения или ее просто беспокоило, что она старше. С литературой всегда так. Двусмысленность…

    Я затолкал салфетку с бумажными обертками в пустой стаканчик и швырнул его в стоящую неподалеку урну. Потом двинулся через студенческий городок. По дороге мне встретилось несколько автостоянок, и я начал думать, не угнать ли машину…

    Однако я почти забыл про железнодорожный путь неподалеку. По большей части так ходили грузовые поезда, несколько пассажирских и смешанные. В основном автоматические, грузовые. Правда, в отличие от грузовиков, каждый из поездов сопровождали два-три человека на случай непредвиденных обстоятельств.

    Я снова переключил внимание на пролегающие неподалеку пути.

    Скользнул внутрь компьютерной сети… Туда, обратно… Через, вдоль…

    Меньше чем через час должен был пройти поезд. Пассажирский. Клик. Через три часа еще один. Смешанный. Клик. Через пять часов грузовой. Последние два направлялись в Мемфис. Клик.

    Я перебрался через пути, и выбрав укрытое от чужих глаз место, уселся там в тени деревьев, отмахиваясь от комаров и проглядывая хранящиеся в памяти компьютера данные о третьем поезде. Оказалось, его должны сопровождать три человека — в локомотиве, в грузовом отсеке и в служебном купе последнего вагона, — но, насколько я понимал, обычно они собирались втроем в каком-нибудь удобном месте и резались в карты. Короче, поездом я мог добираться в такой же безопасности, как и на грузовике. В том, что я выбрал, было двадцать два грузовых вагона и три пустых пассажирских, которые перегоняли в Мемфис.

    Возникал вопрос, где лучше подсесть. Все зависело от того, где разместятся сопровождающие, но я надеялся узнать это, когда поезд «неожиданно» остановится. Разумеется, мне хотелось устроиться в пассажирском вагоне.

    Вскоре я задремал и проснулся, только когда появился второй поезд. Солнце заметно сместилось к западу. Колени и плечи у меня немного ныли от долгого лежания в неудобной позе. Ее рту пересохло.

    Я потянулся, похрустывая суставами, и проводил взглядом второй поезд. Потом проверил свой. Он уже приближался. Я запрограммировал остановку, взяв в качестве ориентира ближайший электронный указатель дистанция, и пожалел, что не додумался купить в студенческом городке плитку шоколада и бутылку кока-колы.

    Наконец поезд прибыл и начал тормозить, следуя моим указаниям. Послышался визг колес. Проплыл мимо локомотив, потом несколько вагонов, и весь состав замер.

    Слева послышались голоса. Из служебного купе выбрался сопровождающий. За ним еще один, который что-то прокричал третьему, что остался в купе. Затем эти двое посовещались и, разделившись, двинулись к голове поезда по обеим сторонам пути.

    Я скользнул в компьютер локомотива. Как раз в этот момент кто-то запрашивал его о причине остановки. Пока двое сопровождающих шли вдоль состава, третий занялся проверкой систем.

    Человек, который шел с моей стороны, заглядывал под вагоны и между ними, решив, видимо, проверить состав до самого локомотива. Я заставил открыться двери ближайшего локомотивного вагона, метнулся через насыпь, вскочил внутрь и закрыл за собой дверь.

    Когда локомотив разогнался, я встал и осмотрел все три вагона, потом решил, что останусь в самом первом, чтобы услышать, если кто пойдет из конца поезда. У меня не было уверенности, что сквозь шум движения удастся что-нибудь услышать, но так казалось спокойнее. Затем я проскользнул в центральный компьютер, отвечающий за движение на этом участие дороги. Стер все упоминания о непредвиденной остановке и заменил их сведениями о том, что поезд просто опаздывает. Прямо на моих глазах компьютер сформулировал и передал команду локомотиву. Поезд тут же увеличил скорость. Если никто из операторов не заметил изменения до тех пор, пока они не стерлись, я был в относительной безопасности. Мне начало казаться, что я успешно овладеваю искусством маскировки.


    12

    Не знаю, сколько прошло времени, потому что я не без наслаждения претворял в жизнь великий таоистский принцип "ву вей" — ничегонеделания, — но совершенно неожиданно у меня возникло ощущение, словно я нахожусь в саду. Энн выбрала не самое удачное время, чтобы вдруг обрушивать на меня философию просвещения, и я мгновенно насторожился.

    — Энн? — произнес я, нащупывая точку опоры. — Что ты задумала на этот раз?

    — Я пропала… — донесся до меня ее голос вместе со смутным ощущением боли.

    Цветы начали увядать, запахи становились тоньше.

    — Больно… Вот! Я его остановила!

    — Энн, что происходит, черт возьми?

    — Он здесь… Малыш Уилли пришел по мою душу.

    В это мгновение что-то в моих ощущениях перевернулось. Я очутился рядом с ней, вместе с ней, как в прошлом случалось всего несколько раз. Я чувствовал себя гостем в ее разуме. Смотрел ее глазами, слушал ее ушами. И чувствовал ее боль…

    Мы оказались в квартире, довольно большой, но я даже не мог представить, где она находится. Боковым зрением я заметил элегантную мебель, но наш взгляд через всю длину комнаты приковывал Малыш Уилли, прислонившийся к стене холла. Он стоял, чуть сгорбившись, и тяжело дышал. Невысокий простенок отделял нас от маленькой кухни: Справа — большое окно с видом на залитый солнцем горизонт, но я все равно не мог определить, где находится квартира, хотя чувствовал, что это Восточное побережье. В углу размещался ее компьютер-телефон-и-так-далее, одним словом "домашний блок", как его теперь называют. Мы стояли у светло-коричневого кожаного диванчика, опершись на марокканский столик. В груди у нас пульсировала боль.

    — Сестра моя, я понимаю твою точку зрения, — произнес Малыш Уилли, — но ты только оттягиваешь исход, не больше.

    Энн добавила силы в созданную для него галлюцинацию. Она заставляла его испытывать острую сердечную боль, такую же для него реальную, как та настоящая, которую Малыш Уилли вызывал у нее. Его это заметно отвлекало. Он на несколько секунд оставил свои попытки, тем самым давая Энн возможность разыскать меня и мысленно перенести к себе.

    — Какое-нибудь оружие, Энн? Вон та тяжелая пепельница или лампа… Что угодно! Дай ему по голове! — кричал я. — Переключайся на реальное нападение. Оглуши его! Это тебя спасет. Наступай!

    — Я… не могу… — ответила она. — На то, чтобы его сдерживать, уходят все мои силы…

    — Тогда двинь ему между ног! Выцарапай глаза! Он убьет тебя, если не будешь нападать!

    — Я понимаю, — произнесла она. — Но если я подойду ближе, преимущество будет на его стороне. Чем ближе подходишь, тем он сильнее.

    — У тебя есть пистолет?

    — Нет.

    — Ты можешь добраться до кухни и взять нож?

    — Он к кухне ближе, чем я. Ничего не выйдет.

    Разговор отвлекал ее внимание, и я тут же почувствовал жгучую боль в груди и в левой руке, как тогда, на монорельсовой станции. Энн послала Малышу Уилли точную копию этого ощущения, и он прижал руку к груди.

    — Видимо, у него действительно неладно с сердцем, — сказала Энн. — Я могу играть на его страхе и не давать сосредоточиться.

    — Как долго?

    — Не знаю.

    Я лихорадочно искал способ помочь ей. Мне внезапно вспомнилось, как много она значила для меня раньше.

    — Какой у тебя номер телефона?

    Номер тут же всплыл в ее памяти, но в этот момент Малыш Уилли оттолкнулся от стены и сделал несколько шагов вперед. Энн снова ударила его ощущением боли, и он остановился.

    — Меня не спасти, — сказала Энн. — Я позвала тебя не за этим.

    — Мы будем драться, — не сдавался я. — Нужно хотя бы попытаться…

    — Я знаю. Но он слишком силен. И моя смерть лишь вопрос времени. Я хотела вернуться в то место, что ты мне недавно показывал. Мир даже более реальный, чем мои цветы. Холодный металлический мир, заполненный электричеством и логикой. Я хочу снова его увидеть, и только ты можешь меня туда доставить.

    — Следуй за мной, — сказал я, чувствуя, что Мэтьюс снова набирает силу.

    Клик. Клик. Клик.

    На мгновение "эффект витков" словно слился со стуком вагонных колес. Я добрался до компьютера локомотива и нырнул глубже, в систему связи с региональным компьютером, затем еще глубже…

    Клик.

    Самое главное найти связи с телефонной сетью. Нужно выбрать правильный контакт и проникнуть в саму систему…

    Квартира Энн, узнал я, проскочив релейную станцию, находится в Рижвуде, штат Нью-Джерси. В долю секунды между подключением цепи и звонком аппарата я снова почувствовал сквозь боль, сквозь тряску вагона и образ наступающего Малыша Уилли, что в недрах компьютерной сети за нами кто-то наблюдает. Безмолвное, мрачное нечто, которое я уже не раз замечал, снова оказалось с нами, становясь все ближе, наблюдая все пристальнее.

    "Домашний блок" зазвонил, и это сразу отвлекло внимание экс-проводника. Мэтьюс остановился, взглянул на аппарат, потом снова на Энн. По лбу ее катились капли пота. К четвертому звонку боль и сдавливающее ощущение ослабли, но они слишком отвлекали Энн, чтобы она могла восстановить и обрушить на Малыша Уилли свою прежнюю иллюзию.

    Еще один звонок. Черт! Сколько же звонков Энн запрограммировала в свою машину?

    После шестого звонка ее блок ответил и предложил записать сообщение. Я мгновенно просочился в компьютер и овладел всем набором домашней аппаратуры, которой он распоряжался.

    Малыш Уилли резко повернулся на звук, донесшийся с кухни. Я всего лишь включил автоматический тостер. Мэтьюс сделал несколько шагов назад и заглянул в кухню.

    — Беги, Энн! — закричал я. — Попробуй добраться до двери!

    — Не могу, Стив, — ответила она, назвав меня чужим именем. — Я едва держусь на ногах.

    — Попробуй!

    Энн отпустила столик и покачнулась. Я чувствовал как у нее кружится голова.

    — Сделай глубокий вздох и попробуй снова.

    Она быстро послушалась, но Мэтьюс уже возвращался.

    — Почему он хочет тебя убить? — спросил я.

    Сигнал микроволновой духовки заполнил квартиру противным, назойливым жужжанием.

    Малыш Уилли снова повернулся, видимо, не в силах сосредоточиться, и прошел на кухню.

    — Я не сообщила Боссу, что ты еще жив, — прошептала Энн. — Но он узнал, когда разобрались наконец с обломками грузовиков, и решил, что не может больше мне доверять. Я прочла в его мыслях, что он боится меня, боится, что я перейду на твою сторону. Видимо, он решил сделать все, чтобы этого не произошло. Боже, как красиво там, в компьютерной сети! Жаль, что я умею читать мысли людей, а не машин. Лучше бы мне родиться с твоим даром…

    Жужжание прекратилось.

    — Сестра моя, я не знаю, как ты это делаешь, — произнес Мэтьюс, появляясь из кухни, — но ты только оттягиваешь…

    Я выключил весь свет и услышал, как Малыш Уилли выругался.

    Свет подключался через реостат, и я принялся быстро-быстро включать и выключать ток, создавая стробоскопический эффект. Разорванные вспышками света движения Мэтьюса казались почти комичными, когда он вскинул руки, защищая глаза, потом чуть приоткрыл их, чтобы видеть комнату, сделал шаг и остановился. Но через несколько секунд выражение его лица изменилось.

    Малыш Уилли сделал шаг вперед, потом еще, и с каждым шагом его сила росла.

    Я включил телевизор, я экран тут же засветился.

    — "…счастливый день!"

    Мэтьюс замер и опустил руки.

    — "…словами Христа: "Блажен будет…"

    Малыш Уилли бросился к телевизору и хлопнул кулаком по кнопке выключателя, потом вытер ладонью лоб.

    Я снова включил телевизор на полную мощность…

    — "Помолимся же…"

    — Черт! — прорычал Мэтьюс, снова его выключая.

    Я опять включил.

    — "…грядет твое царствие…"

    Он опять ударил кулаком по кнопке, но я опять включил.

    — "…на земле и на небесах…"

    Малыш Уилли попробовал удержать кнопку на месте, но я обошел эту цепь.

    — "…и прости нам наши прегрешения…"

    Он громко, как-то по-животному, замычал и, упав на колени, полез искать сетевой шнур.

    — "…не введи в искушение…"

    Наконец, тяжело дыша, Малыш Уилли поднялся с пола. Его трясло. Я снова включил стробоскопический эффект, сигнал микроволновой духовки и добавил туда записанные на ленту и хранящиеся в памяти компьютера вступительные слова автоответчика. Но на этот раз на него уже ничего не действовало. Стиснув зубы, Малыш Уилли ринулся вперед и уставился на Энн горящим взглядом.

    Боль стала невыносимой, затем Энн как будто накрыло волной мрака. Я мысленно прижал ее к себе, словно таким образом мог сохранить ей жизнь в своем собственном сознании.

    Я понимал, что ее физическая оболочка мертва. Но сама Энн все еще оставалась со мной.

    — Энн? — произнес я, перебираясь от одного телефонного коммутатора к другому.

    — Да.

    Я связался с региональным компьютером и выбрал место, где движение информационных потоков было не таким сильным.

    — Мы проиграли, — сказал я.

    — Я знала, что так получится. Я ведь тебе говорила.

    — Я сделал все что мог. Извини…

    — Знаю, Стив. Спасибо. Если бы мне встретить тебя раньше… Я никогда не обладала сильным характером.

    Странное ощущение, что кто-то стоит рядом, вдруг усилилось и стало почти осязаемым.

    — Теперь можешь отпустить меня, Стив.

    Безмолвный неведомый призрак стал еще ближе. Что-то в его присутствии было устрашающим.

    — Не волнуйся, все в порядке, — сказала Энн.

    По ее словам я почувствовал, что это действительно так.

    — Правда. Мне пора, — и Энн медленно освободилась из моих мысленных объятий: — То, что тебя интересует, находится неподалеку от Карлсбада. Это исследовательская станция «Ангро». Номер четыре. Она там. Удачи!

    — Энн…

    Возникшее ощущение напомнило мне прощальный поцелуй. Потом Энн двинулась к незнакомцу, и тот взял ее за руку.

    Мне показалось, что лицо существа, которое Энн держала за руку, скрывает металлическая маска, но, возможно, это и было его настоящее лицо…

    Странно, почему она назвала меня Стивом?

    Клик.


    13

    Через какое-то время я заснул, но спалось плохо, тревожно. И когда я окончательно проснулся, мне пришло в голову, что пора продумать свои дальнейшие действия.

    Хотя мне и удалось подчистить записи об этом рейсе как в компьютере локомотива, так и в региональном, я ничего не мог поделать с памятью людей, которые сопровождали поезд. О двух необъяснимых остановках они обязательно доложат, и, видимо, будет проведено расследование. А когда обнаружится, что показания людей не совпадают с данными компьютера, кто-нибудь в «Ангро», кого интересуют транспортные аномалии в этом районе, наверняка встревожится. Вот почему я начал задумываться, каким образом оставить ложный след для сыщиков "Ангро".

    Позже, когда я ввел программу торможения, по обеим сторонам линии уже виднелись городские огни. Присев перед дверью вагона, я заставил ее открыться и спрыгнул на землю еще до полной остановки поезда. На этот раз я ничего в компьютере не менял, только приказал закрыть за собой дверь.

    Как выяснилось, я спрыгнул не в самом удачном месте. Жилые кварталы после определенного часа просто вымирают, а для того, что я задумал, прока от них никакого. Тем не менее я продолжал прислушиваться, надеясь уловить знакомые компьютерные голоса, но, кроме совсем уже сонных (в смысле ведущейся в процессорах деятельности), которые невозможно перевести на рабочий режим, ничего не попадалось.

    Напрягая свои способности до предела, я продолжал искать активную работу компьютеров.

    Один сигнал становился все сильнее и в конце концов достиг уровня, на котором я уже мог ясно его различить. Оказалось, это какой-то страдающий бессонницей любитель компьютерных игр, увлеченный сложнейшим сражением с двумя игроками в штате Миссисипи и одним в Кентукки.

    Клик. Клик. Клик.

    После трех неудачных попыток я просочился в главный компьютер управления полиции. Конечно, там тоже стояли сторожевые программы, но, имея за душой опыт сражения с Большим Маком, я прошел сквозь них, даже не замедлив шаг.

    Довольно долго я изучал карту, запоминая приметы, которые могли бы мне пригодиться. Потом запомнил положение нескольких основных улиц…

    Я уже собирался выходить из системы, когда мне пришло в голову поискать там себя.

    Клик. Клик. Клик.

    Дональд Белпатри (описание и фото в кодах). Вооружен. Опасен. Ордер на арест выдан в Филадельфии. Кража у "Ангро Энерджи". Попытка убийства Уильяма Мэтьюса. Угон машины…

    Стер. Зачем облегчать им работу?

    Клик. Клик. Клик.

    Я обнаружил, что стою, прислонившись к дереву. Смутно припоминалось, что я действительно остановился, когда вошел в систему… Снова двинулся вперед, проглядывая на ходу схему улиц и стараясь получше ее запомнить.

    Впереди стоял комплекс высотных жилых зданий с большой автомобильной стоянкой. Несколько минут я пристально вглядывался, но так и не увидел никакой охраны. Конечно, завести какую-нибудь из этих машин усилием мысли я не мог, поскольку они стояли с выключенным зажиганием, а мне для работы с компьютером нужен минимальный ток в цепях…

    Однако я наткнулся на то, что искал: черный двухместный автомобиль с электродвигателем и забытым в гнезде зажигания ключом. Быстро сел за руль, завел мотор, вывел машину задним ходом, развернулся и стремительно выехал со стоянки.

    По дороге мне встретилось открытое ночное кафе, посещение которого совсем не входило в мои планы, однако здесь желудок оказался сильнее. Я съел сандвич и кусок пирога, запивая их кофе. Потом умылся в туалете, привел одежду в порядок и, проведя рукой по обросшему щетиной подбородку, пожалел, что у меня нет с собой бритвы. Там же достал бумажник и пересчитал деньги. Обычно я ношу с собой довольно много наличными — есть у меня такая старомодная привычка. Оставалось еще несколько сот долларов, и это радовало: они могли очень пригодиться.

    Снова за рулем, но теперь я чувствовал себя гораздо лучше и продолжал двигаться по выбранному маршруту, хотя каждый раз, заслышав полицейскую сирену, невольно вздрагивал.

    Городские постройки редели. Сначала встречались жилые кварталы и торговые центры, потом остались одни дома, стоявшие все дальше и дальше друг от друга. Наконец я увидел указатель и свернул.

    Приближаясь к аэродрому, я снизил скорость и свернул на подъездную дорогу. Аэродром оказался не особенно большим и не очень загруженным — обычная транспортная организация, каких много.

    Я выбрал место на стоянке, выключил двигатель и свет в машине. Затем проскользнул в диспетчерский компьютер и, проскочив мимо информации о находящихся в воздухе машинах и метеосводках, выяснил, что на аэродроме в тот момент находилось восемь вертолетов. Два из них были на осмотре, два только что вернулись и ждали разгрузки. Зато четыре других стояли на своих площадках полностью проверенные, полностью заправленные и готовые к вылету.

    Самый дальний вертолет, видимо, будет мой…

    Оставив машину с ключами на стоянке, я обогнул здание диспетчерской слева у стены, где было меньше всего окон, и, прячась по возможности в тени, прошел вдоль ряда небольших ангаров. Оказавшись около нужной мне вертолетной площадки, я спокойно пересек пятнадцать метров ровного асфальта и забрался в кабину на сиденье пилота. Ни окрика, ни тревожных возгласов. Может быть, меня кто и заметил, но решил, что я имею право здесь находиться.

    Я принялся изучать приборы управления, поскольку не имел ни малейшего понятия, что какую функцию выполняет. Искал какой-нибудь простой выключатель зажигания или аккумуляторную батарею — что-нибудь, что подает ток в бортовые системы машины.

    Пристегнув ремни, я принялся экспериментировать и спустя полминуты завел двигатель. Одновременно ожил бортовой компьютер типа того, с которым я совсем недавно имел дело.

    Поднявшись в воздух, я не стал включать полетные огни, чтобы не облегчать никому розыск. Конечно, они должны были попытаться засечь меня радаром, но я планировал идти над землей очень низко и рассчитывал, что мне удастся скрыться, по крайней мере на время.

    Отлетев на достаточно большое расстояние, повернул на северо-запад и решил обойти город по окраине. Пролетая над полями и фермами, я держался очень низко, чуть выше линий электропередачи. Через какое-то время земля стала уходить пологими склонами вниз, и вскоре передо мной раскинулась темная, в отражениях звезд, река. Я снова обследовал карту полицейского компьютера, затем перелетел над водой, повернул налево и направился вниз по течению.

    Примерно в миле от того места, которое, я надеялся, меня устроит, был пустынный участок дороги.

    Я посадил там вертолет, быстро выбрался из машины и снова поднял ее в воздух. Сам я повернул налево и пешком добрался до района, где размещались главным образом склады. Света здесь было совсем мало, и где-то, видимо, дежурили охранники, но теперь меня это не смущало.

    Через несколько минут моему взгляду открылась наконец картина, в которой присутствовали люди. Подвешенные на проводах лампы заливали причал светом, где-то скрипела лебедка. Разворачивалась стрела крана. У склада стояла грузовая машина — на борту значилось "Деллер Сторидж". Неподалеку покоились на якоре несколько барж. Стоявшую у самого причала загружали огромными плоскими стопами картона, которые укладывали и найтовали по мере поступления двое рабочих. Еще один человек — спящий или пьяный — лежал на причале.

    …Быстрая пробежка по цепям компьютера баржи, который сравнивал поступающий на борт груз с декларацией, подсказала мне два интересных факта: отправляется судно через два часа и будет останавливаться в Виксберге.

    Двое укладывали груз на борту баржи. Возможно, еще один управлял краном, хотя мне подумалось, что сидящий на грузовом контейнере рыжеволосый широкоплечий человек в вытертых джинсах и полосатом свитере управляет им на расстоянии с помощью небольшого приборчика, который он время от времени брал в правую руку.

    Я решил, что широкоплечий человек, сидевший на ящике, и есть капитан судна: К. Кэтлам, как значилось в компьютере баржи. Сам компьютер походил на тот, что стоял в моем плавучем доме, и, ознакомившись с его содержимым, я узнал, что во время рейса на борту должны обязательно находиться двое сопровождающих. Парень, спавший на причале, этому требованию вполне удовлетворял хотя и с определенной натяжкой.

    Штабель картонных стопок становился все меньше. Еще пятнадцать минут, решил я…

    Когда это время истекло, я поднялся на ноги, неторопливо прошел по дощатому настилу к освещенному причалу и остановился у контейнера. Грузить оставалось совсем немного. Человек, спавший у сарая, так ни разу и не пошевелился.

    — И вам также «здрасьте», — произнес мужчина с контейнера, даже не повернувшись в мою сторону.

    — Капитан Кэтлам? — осведомился я.

    — Точно. Однако мы не в равном положении.

    — Стив Ланнинг, — представился я. — Насколько я понимаю, вы скоро отправляетесь в Виксберг.

    — Не стану отрицать, — ответил он.

    — Я хотел бы попасть в Виксберг.

    — У меня не такси.

    — Это я заметил. Но когда я сказал человеку из "Деллер Сторидж", что всегда мечтал прокатиться по реке на барже, он посоветовал мне — поговорить с вами.

    — Деллер уже два года как прогорел. Им давно следовало бы убрать с грузовиков это название.

    — Не знаю, как они теперь там называются, но этот человек сказал, что за плату я, видимо, сумею получить то, что мне нужно.

    — Правила этого не разрешают.

    — Он сказал пятьдесят долларов… Что скажете вы?

    Кэтлам взглянул на меня первый раз и улыбнулся, что показалось мне обнадеживающим признаком.

    — Хм. Вообще-то я эти правила не писал. Видимо, это сделал кто-нибудь в центральной конторе.

    Кран развернулся, подхватил еще одну стопу картонных листов и унес к барже.

    — Вы понимаете, что, взяв вас на борт, я рискую своей карьерой? — добавил он.

    — На самом деле, тот человек упомянул сотню долларов. Видимо, я потяну эту сумму.

    Кэтлам сделал что-то своим приборчиком, регистрируя последнюю партию груза.

    — Вы любите играть в шашки? — спросил он.

    — М-м-м… да, — ответил я.

    — Очень хорошо. Мой партнер какое-то время еще проспит. Как, вы сказали, звали того человека?

    — Уилсон или что-то вроде того.

    — М-да. А что заставило вас ждать так долго, прежде чем подойти?

    — Я видел, что вначале у вас было много дел.

    — О'кей, — сказал он, прикрепляя приборчик к поясу, и вручил мне термос с чашкой. — Подержите пока, ладно?

    Он подошел к спящему компаньону, взвалил его на плечо и, словно не чувствуя лишнего веса, прошел по мостику на баржу. Затем отнес спящего в небольшую рубку и положил на койку. Вернулся ко мне и забрал термос с чашкой.

    — Спасибо, — сказал он, повесив чашку на крюк и поставив термос в угол.

    Я потянулся за бумажником, но Кэтлам вышел из рубки, чтобы проследить за погрузкой оставшихся стоп картона. Закончив дела, он повернулся ко мне и снова улыбнулся.

    — Через несколько минут я отключусь от берегового компьютера, — сказал он. — Как вы полагаете, мог Уилсон оставить для меня в машине что-нибудь о вас?

    Я пожал плечами.

    — Не знаю. Он не говорил.

    — Спорим на сотню долларов, что он ничего не оставил? Я имею в виду Уилсон или как его там…

    Я решил, что деньги мне не помешают, и, кроме того, хотелось чем-то подкрепить свой рассказ, поскольку Кэтлам, очевидно, в него не поверил. Впрочем, у меня возникло впечатление, что на самом деле ему все равно.

    — Идет, — ответил я и скользнул в компьютер.

    — Через пять минут они закончат погрузку. Пойдем проверим.

    Я прошел с ним в рубку, и он затребовал на экран сообщения, оставленные в береговом компьютере. На экране вспыхнула строчка "К тебе, возможно, обратится Стив Ланнинг".

    — Будь я проклят! — воскликнул Кэтлам. — Старина Уилсон не забыл. Ловкий фокус. Похоже, вы поедете в Виксберг бесплатно. Ладно, уже пора отчаливать. Послушайте, а вы хорошо играете в шашки?

    Я играл действительно неплохо и не видел, почему бы стоило это скрывать:

    — Пожалуй.

    — Отлично. Скажем, по два доллара за игру? Идет?

    Никогда бы не подумал, что найдется человек, способный выиграть у меня в шашки пятьдесят раз подряд. Первую дюжину партий Кэтлам выиграл так быстро, что у меня голова пошла кругом. Он даже не останавливался, чтобы подумать, просто делал ход, когда наступала его очередь.

    Еще до того, как порозовело небо на востоке, он выиграл у меня еще двенадцать раз. В конце концов я решил, что пора его немного осадить и скользнул в компьютер, где заложил самую, на какую только был способен без подготовки, сильную игровую программу. Видимо, она оказалась не лучше программиста, потому что Кэтлам продолжал выигрывать.

    Когда рассвело, он вернул свою сотню долларов и пошел проверять груз, а я прилег отдохнуть на второй койке.

    Не знаю, как долго я спал, но во сне мое подсознание проделало "эффект витков", и я снова оказался внутри того вертолета, что направлялся в Оклахому. Мы шли над полями, когда рядом вдруг появились две тяжелые боевые машины. Они без предупреждения открыли огонь, и от моего вертолета буквально полетели клочья.

    Разбудили меня странные повторяющиеся стоны. Я сел и потер лоб. Видимо, организм здорово устал, если так меня «отключил». Я перевел взгляд на соседа. Тот лежал, закрыв лицо рукой, и, судя по всему, мучился с чудовищного похмелья. Компаньоном он, разумеется, был не самым лучшим, поэтому я встал и двинулся к выходу, осознавая, что невероятно проголодался. Кэтлам стоял, прислонившись к переборке, и улыбался.

    — Как раз вовремя, Стив, — сказал он. — Я уже собирался тебя будить.

    Посмотрев по сторонам, я не увидел ничего похожего на мои представления о Виксберге и тут же сказал ему об этом.

    — Справедливо замечено, — ответил он. — Виксберг немного ниже по течению. Но мы уже миновали Трансильванию. И самое главное — капитан просыпается.

    — Подожди. Разве ты не капитан Кэтлам?

    — Он самый, — усмехнулся Кэтлам. — Только я капитан другого судна. Это в общем-то мелочь, но могут прицепиться.

    — Но когда я увидел, что ты следишь за погрузкой…

    — Я оказывал услугу одному приятелю, у которого не хватило сил отказаться от дармовой выпивки.

    — А как насчет второго? Ведь положено, чтобы во время рейса на борту находились двое.

    — Увы! Второй джентльмен пал в сражении. От пьянства и разгула это случается. Он был не в состоянии отправиться в путь. Ладно, пошли…

    — Подожди! Получается, ты угнал баржу?

    — Боже упаси! Я, возможно, сохранил этому бедолаге работу. — Он ткнул пальцем в сторону рубки. — Однако у меня нет желания ставить его в неудобное положение, дожидаясь благодарности. Через несколько минут нам лучше спрыгнуть. У того мыса слева по борту будет мелко.

    При его росте в семь футов идти в воде наверняка легче, чем мне, подумал я, но спросил о другом:

    — Зачем ты это сделал?

    — Мне тоже нужно было в Виксберг.

    Я чуть не сказал, что в досье компьютера капитаном значится именно он, но вовремя одумался: ведь я не мог этого знать.

    — Пойду сброшу пар, — сказал я вместо того.

    — Ладно, а я пока соберу вещи.

    Занимаясь делом, я успел проскользнуть в компьютер и проверить себя еще раз. "Капитан судна: Дэвид Дж. Холланд" — значилось там. Очевидно, Кэтлам тоже каким-то образом подменил запись на время погрузки, и не мне в такой ситуации сто осуждать. Однако, зная, что мой рассказ об Уилсоне из "Деллер Сторидж" и его рекомендация — чистая выдумка, он, должно быть, здорово удивился, когда я назвал его по имени, и долго думал, как мне удалось запихнуть в компьютер сообщение от Уилсона. Хотя, может быть, его это не так сильно волновало. Во всяком случае, на человека, который побежит докладывать о беглеце властям, он совсем не походил. Возможно, он сам скрывался от закона. Я решил, что мне ничего не угрожает, если я покину баржу вместе с ним.

    Когда подошло время, мы спрыгнули. Он действительно побрел к берегу. Мне пришлось плыть. Когда мы выбрались из воды, у меня от холода начали стучать зубы, но Кэтлам задал хороший темп, и вскоре я согрелся.

    — Куда мы идем? — спросил я наконец.

    — Еще мили две по этой дороге, и мы выйдем к отличной закусочной, где я уже бывал, — сказал он.

    В ответ у меня заурчало в желудке.

    — …А чуть дальше будет небольшой городок, где ты сможешь купить все, что захочешь. Может быть, даже новые брюки.

    Я кивнул. Одежда моя выглядела теперь неприлично. Я становился похож на бродягу. Кэтлам хлопнул меня по плечу и ускорил шаг. Я старался идти в ногу, думая о барже, уходящей дальше по реке, и ее похмельном капитане. Видимо, если кто-нибудь и вычислит мой путь до причала, дальше след станет даже более запутанным, чем я планировал. За что мне следовало поблагодарить этого мошенника великана.

    Когда мы добрались до придорожного ресторана, у меня буквально кружилась от голода голова. Усевшись за боковым столиком, я заказал бифштекс. Мой спутник сделал то, о чем я только фантазировал по дороге: он заказал сразу три. Прикончил и занялся пирогом прежде, чем я справился со своим одним.

    Наконец он глубоко вздохнул, поглядел на меня и сказал:

    — Знаешь, тебе не мешало бы побриться.

    Я кивнул.

    — Не захватил с собой своего парикмахера.

    — Подожди минутку. — Кэтлам наклонился, открыл свою дорожную сумку и, покопавшись там, достал пластиковую одноразовую бритву с маленьким тюбиком мыльного крема. Он положил их на стол и подтолкнул в мою сторону. — Я на всякий случай всегда таскаю с собой несколько таких штуковин. Похоже, ты как раз такой случай.

    Он налил себе еще одну чашку кофе.

    — Спасибо, — поблагодарил я, подбирая с тарелки последние съедобные крохи, и, поглядев в сторону туалетной комнаты, добавил:

    — Пожалуй, я твоим предложением воспользуюсь.

    Когда я умылся, побрился и причесался, из зеркала на меня взглянул человек вполне приличного вида, сытый и даже отдохнувший. Удивительно! Я выбросил использованное лезвие и вернулся в зал.

    Кроме чека, на столе ничего не было.

    Я рассмеялся, как не смеялся уже давно, и даже не рассердился из Кэтлама, потому что мне следовало догадаться, что именно этим все и кончится. Однако чувство у меня возникло такое, словно я потерял нечто большее, чем деньги.

    И в шашки он играл действительно великолепно.


    14

    Городок я нашел именно там, где сказал Кэтлам, чуть дальше по дороге. И я действительно купил там новые брюки, рубашку и пиджак.

    По дороге в город я миновал небольшой мотель на окраине Можно было бы снять комнату, и один только душ окупил бы все расходы. Когда я сказал, что буду платить наличными и клерк не увидел у меня багажа, он попросил деньги вперед. Я, разумеется, согласился и получил комнату. Затем вымылся и растянулся на кровати.

    До сих пор мне удавалось остаться в живых только используя новую, активную сторону своего паранормального дара. Барбье оказался не готов к такому обороту событий, и я не сомневался, что результаты его обеспокоили. Однако не менее отчетливо я понимал, что теперь мне до самого конца путешествия придется полностью полагаться на эту свою способность, чтобы выводить Барбье из равновесия и всегда быть впереди.

    Утром я намеревался взять напрокат машину, но в таких случаях нужно либо платить наличными, либо пользоваться кредитными карточками. Однако наличных оставалось не так уж много, а на всех моих кредитных карточках значилось: "Дональд Белпатри".

    Не Бог весть какая проблема, решил я вначале, вспомнив полицейского с компьютером, который проверял у меня документы в Филадельфии. Независимо от того, что значится в карточке, я всегда могу изменить информацию, которую прочтет машина.

    Однако… Этим проблема не исчерпывалась. Прежде всего просто изменить номер счета недостаточно. Он должен быть изменен таким образом, чтобы машина прочла нечто вразумительное и… приемлемое. В противном случае передающее устройство получит сигнал о неверной информации.

    Далее, на всех карточках написано мое имя. И хотя это ничего не значит для банковского компьютера, который интересуется только номером счета, человек, вводящий информацию для оформления покупки, оставит запись в своем местном компьютере, что совершенно неприемлемо, раз «Ангро» ищет меня столь активно.

    Я взглянул на одну из своих кредитных карточек: тисненые буквы и цифры были выполнены таким образом, что мне вряд ли удалось бы сильно их изменить. Однако я сумел соскрести выпуклые значки кончиком ножа — теперь они не будут отпечатываться на бумажных копиях, которые иногда подкладывают в кассовые аппараты. Места с пропущенными буквами я затер пальцем, чтобы они поменьше бросались в глаза.

    Так я избавился от трех букв. Получилось "Дональд Елпат", и я решил, что этого будет достаточно. Люди обычно не очень внимательно смотрят на карточку, разве только чтобы убедиться, что она подписана и все еще действительна.

    Перевернув карточку, я взглянул на свою подпись: обычная неразборчивая закорючка. Как раз то, что надо. Я добавил несколько росчерков, и теперь никто уже не мог бы утверждать, что там написано не "Дональд Елпат".

    Покончив с карточкой, я задумался о номере счета: далеко не любой номер мог подойти. Если бы я изменил сигнал карточки Елпата на какой-то другой, который в настоящий момент не использовался, компьютер немедленно отказал бы в кредите. Выбрав же номер, соответствующий реальному счету, с которым что-то не в порядке, например неуплата владельцем крупной суммы или что-нибудь еще, я опять остался бы без кредита.

    Несколько минут размышлений привели меня к одному из возможных путей поиска. Я услышал, как к зданию, где размещалась контора мотеля, подъехала машина. Когда хлопнула дверца, я уже успел включить телевизор и приник к окну. Затем опустил шторы и потянулся к компьютеру.

    Клик.

    Включился терминал в конторе. Человек хотел снять комнату. Дежурный вставил кредитную карточку…

    Проскользнув в электронный прибор, я двинулся по прямой к компьютеру кредитной компании…

    Просматривая списки счетов, которые содержал компьютер, я пытался найти среди них номера с большим числом пользователей и хорошей дневной нормой расходов…

    …После чего уже совсем разошелся и принялся выбирать номер, который бы еще и хорошо запомнился.

    Вот, нашел.

    Елпат устроился на работу.

    Пункт проката автомобилей Дональд Елпат миновал без всяких осложнений. Выбор свой сразу по нескольким причинам он остановил на мотоцикле. Одной из них служило то, что на мотоциклах не было никаких приборов, которые сообщали бы об их перемещениях дорожному компьютеру. Другая заключалась в том, что я никогда не пользовался этим видом транспорта, пока жил во Флориде, и не особенно часто ездил на мотоцикле до начала работы в «Ангро». Мне подумалось, что таким неожиданным ходом я могу сбить своих противников со следа.

    Дональд Елпат расписался, и мы двинулись в путь.

    Поскольку я ушел немного в сторону от прямого маршрута к своей цели, настало время закончить зигзаг, двинувшись в другую сторону, и я направился на северо-запад, к Литтл-Року.

    У меня действительно сохранились воспоминания о прогулках на мотоцикле еще с тех времен, когда я учился в колледже. Мы начали выезжать на природу вместе с Энн и два или три раза делали это позже, после того как я начал работать в "Ангро"…

    Редкий сосновый лес. Мы сидим под деревьями, уминаем прихваченные с собой сандвичи…

    — Работа начинает вызывать у меня странное чувство, Энн. Хотя, конечно, ты об этом знаешь.

    — Да, но что я могу сказать тебе такого, чего не говорила раньше?

    — Ты никогда не говорила мне, что Мари будет вмешиваться в чужие исследовательские программы и нарушать эксперименты.

    — Но иногда это необходимо, чтобы удержать передовые позиции.

    — Мне казалось, что смысл всех наших подглядываний и подсматриваний как раз в том, чтобы мы, заполучив необходимую информацию, смогли вырваться вперед и раньше других начали производить дешевую электроэнергию.

    — Верно.

    — Но раз другие исследователи догоняют нас настолько быстро, что нам приходится мешать им, отбрасывая назад, это означает, что они могли бы обогнать нашу компанию, если их оставить в покое. Может быть, все наши предпосылки неверны…

    — Ты хочешь поменять хозяев?

    — Нет. Но думаю, что, может быть, мы вырвались вперед достаточно далеко и вовсе не обязательно давить конкурентов такими безжалостными методами…

    — Нам необходимо абсолютное превосходство, — перебила меня Энн, и теперь в ее словах чувствовалось влияние Барбье. — Мы должны уйти вперед так далеко, что никто уже не сможет помешать нам даже в самой малости.

    — Ты, похоже, говоришь о монополии.

    — И что с того? Это действительно может потребоваться.

    — Может быть, — согласился я. — Может быть, ты права. Я уже не знаю. И, видимо, у меня никогда не было уверенности… А этот Мэтьюс? Чем он занимается? Я чувствую в нем что-то зловещее…

    — Он высококвалифицированный специалист, — ответила Энн, — и его работа еще более засекречена.

    — Но ты же можешь прочесть его мысли? Ему можно доверять?

    — Еще бы, на его слово всегда можно положиться: если уж он что-то обещал, то сделает. Я бы не задумываясь доверила ему свою жизнь.

    На какое-то время она меня убедила.

    Я немного отдохнул в Литтл-Роке и перекусил в какой-то забегаловке. Затем перезарядил аккумуляторы и, решив сделать новый бросок в сторону от основного маршрута, двинулся под свист ветра к направлении Далласа.

    Ровный ритм дороги захватывал, но не мешал размышлять, и мои мысли сами возвращались к последним дням пребывания в «Ангро». Я узнал о способностях Малыша Уилли, но продолжал работать на компанию, поверив объяснениям Барбье, который сказал, что Мэтьюс всего лишь тормозит работу конкурентов, устраивая их специалистам необъяснимые обмороки, обострения язв, имитации ангины, временную слепоту, потери речи, вспышки гриппа и различные непродолжительные неврозы. Но как раз на пути из досье «Дубль-Зет» я наткнулся на приказ уничтожить сотрудника конкурирующей компании. Заметил я его только потому, что в то утро прочитал в газетах некролог, и фамилия этого человека застряла в памяти. Умер он от сердечного приступа. Мы с ним даже встречались один раз: молодой еще мужчина, здоровья хоть отбавляй. Приказ Мэтьюс получил днем раньше, так что это едва ли могло быть совпадением.

    Когда я ворвался в кабинет Барбье, тот сначала все отрицал, затем все же признался, что человек был слишком опасен.

    — Слишком опасен, чтобы жить дальше? — выкрикнул я.

    — Подожди, Стив, послушай. Успокойся! Ты не понимаешь глобальной картины…

    Он обошел вокруг стола и положил руку мне на плечо — этакий отцовский жест. Я тут же сбросил его руку.

    — Видимо, я как раз начинаю понимать глобальную картину, и именно это меня беспокоит. Я сделал для «Ангро» довольно много такого, что мне самому не нравится, но всегда утешал себя тем, что это обернется множеством хороших дел. А теперь я узнал, что вы еще и людей убиваете! Мы что, на войне? Нужно же знать какие-то границы…

    В этот момент открылась дверь, и вошли двое охранников компании. Очевидно, Барбье подал им сигнал, когда я начал вести себя бурно. К несчастью для них, сразу после выписки из больницы я, чтобы нарастить мускулатуру и улучшить координацию движений, начал заниматься борьбой и приемами рукопашного боя. За прошедшие годы я несколько раз менял дисциплины, и в результате двое охранников оказались на полу без сознания. Я вышел из кабинета и связался с Большим Маком. Прежде чем меня взяли под дуло пистолета, я успел передать содержимое досье «Дубль-Зет» в компьютер комиссии по междуштатной торговле.

    Три дня меня продержали в заключении. Сначала Барбье подослал ко мне Энн, чтобы она уговорила меня вернуться, так сказать, в лоно. Но я давно уже понял, какой это эффектный трюк: всегда знать мои возражения до того, как я что-нибудь скажу, и держать наготове самый лучший из возможных ответов. На этот раз у нее ничего не вышло.

    Позже заглянул Малыш Уилли, и я решил, что мне пришел конец. Оказалось, нет. В длинной, прочувствованной речи, пересыпанной библейскими цитатами, которые на самом деле здесь были просто неуместны, он попытался просто оправдать свои действия. «Ангро», мол, избранный народ, а он, мол, Иисус, наследник Моисея, в лице Босса. На мгновение я даже посочувствовал ему, но потом вспомнил, сколько он получает за свои способности.

    — Давай кончай, — сказал я. — Не тяни.

    Он посмотрел на меня удивленно.

    — Извини, если это получилось слишком похоже на последнее причастие. Я пока не получил приказа отправить тебя к твоему Господу.

    Потом пришел сам Барбье в сопровождении двух вооруженных охранников и начал уговаривать меня. Мой ответ оставался прежним.

    Он надул губы:

    — И что же нам с тобой делать, Стив?

    — Можно догадаться…

    — Этого мне хотелось бы избежать. Жаль уничтожать такой редкий талант, тем более что ты когда-нибудь сможешь передумать. Кто знает, что принесет нам время?

    — Чтобы узнать это, ты хочешь продержать меня несколько лет взаперти?

    — Я придумал более подходящий способ.

    — В смысле?

    — Я не могу отпустить тебя на свободу со всеми твоими знаниями. Мой человек в комиссии сумел избавиться от переданной тобой информации. И я думаю, это дело закрыто. Однако я не могу просто ждать и гадать, что ты выкинешь в следующий раз. Поэтому тебе светит очень-длительный отпуск, возможно, постоянный.

    — Как так?

    — Хороший специалист при помощи гипноза и наркотических препаратов может сотворить настоящее чудо. Новая личность. И это даже легче, насколько я понимаю, если пациент не сопротивляется. Что сказал бы любой человек в здравом уме, если альтернатива — смерть, а новая жизнь будет большим приятным отпуском.

    — Веский довод, — проговорил я, обдумав его слова.

    …Во сне я видел Багдад, а проснулся уже среди пальм во Флориде.

    …Я выбрал мотель на окраине Тексарканы и снял номер, воспользовавшись еще одним выдуманным именем и заплатив наличными, — зачем лишний раз искушать судьбу? Принял душ, разыскал неподалеку закусочную, поужинал, вернулся в номер и улегся в постель. Пока я лежал в полусне, мысли сами вернулись к ближайшему центру, где происходил активный обмен данными. Где-то рядом трещал телеграфный аппарат, выдающий сообщения о забронированных номерах. Клик. Клик. Клик.

    — Привет, — раздался рядом плоский механический голос, и на мгновение я даже забыл, что ее уже нет в живых.

    — Привет, Энн.

    Волшебный мираж? Или вмешательство сознания. Потом вернулась память.

    — Что случилось? — спросил я.

    — Случилось… Я… здесь…

    — Чем ты была занята все это время?

    — Я еще не вся здесь, — произнесла она, словно только что это обнаружила. — Я… занята? Я пробуждалась! Да, я думаю, пробуждалась. Приходила в себя.

    — Тебе чего-нибудь хочется?

    — Да.

    — Чего?

    — Не знаю… Больше… Да, больше… полнее проснуться. И мои цветы…

    — Где ты сейчас?

    — Я здесь… Я…

    Затем она исчезла.

    Я проснулся и какое-то время обдумывал случившееся. Складывалось впечатление, что Энн превратилась в компьютерную программу. Пока не Бог весть какую сложную. Словно ее разум продолжал жить, как продолжает жить тело, подключенное к аппаратам искусственного сердца и искусственного легкого. Первичные, примитивные функции… Но как? И почему?

    За завтраком я снова принялся строить планы. То ли нетерпение, то ли какое-то предчувствие побудили меня, если удастся, поменять в Далласе средство передвижения.

    Дорога от Далласа оказалась не так плоха: временами немного пыльно, временами ветрено, но до аэропорта я добрался довольно быстро. Оставив мотоцикл на стоянке, я узнал в информационном компьютере, откуда отправляется челночный рейс Даллас — Эль-Пасе с посадкой в Карлсбаде и на полигоне «Ангро» номер четыре.

    Поскольку весь маршрут мне придется проделать по вине «Ангро», я решил, что компании пора немного и раскошелиться.

    Скользнув в компьютерную сеть, я двинулся на восток.

    У «Ангро» тоже имелись кредитные счета, рассчитанные на несколько пользователей, — различные для сотрудников разного уровня. Я выбрал достаточно высокий, с приоритетными правами на место в самолете. Оказалось, «Ангро» — постоянный клиент этой авиалинии и за компанией забронировано несколько мест на каждом рейсе. Если бы все места оказались занятыми, я мог бы выпихнуть какого-нибудь сотрудника компании, занимающего не столь высокое положение… Затем в порыве хорошего настроения я добавил Дональда Елпата к списку сотрудников «Ангро», которым разрешено пользоваться этим счетом. Но зачем останавливаться на полпути?

    Следующим шагом я поручил Большому Маку заказать для Елпата билет на ближайший рейс и подождал подтверждения.

    Выскользнув из компьютера, я записал номер счета на обрывке бумаги и заучил его. Затем подошел к стойке и представившись дежурному, сказал, что хочу получить свой билет. Он принял мою подчищенную кредитную карточку и сунул в щель аппарата, взглянув только какой стороной вставлять. Я подправил сигнал, и спустя мгновение из соседней щели выполз мой билет.

    — Только сегодня самолет не будет садиться в «Ангро», — предупредил дежурный.

    — Да?

    — Они временно закрыли там посадку. Ближе всего можно сойти в Карлсбаде.

    — А что случилось?

    Дежурный пожал плечами.

    — Видимо, какие-то испытания.

    В конце концов мы сели в самолет, я я укрылся за обложкой журнала. Взлет на автопилоте прошел без неожиданностей, как и первые полчаса полета. Затем без предупреждения заговорила со мной Энн. Я закрыл глаза и увидел ее под отполированным до зеркального блеска деревом в окружении металлических цветов, сверкающих каплями машинного масла.

    — Оно есть, оно есть, оно есть… — сказала Энн… Оно тебя знает.

    — Кто меня знает? — спросил я мысленно.

    — Оно, которое есть. Оно посадило меня в этом саду и будет ухаживать.

    — Расскажи о нем.

    — …Снова ухожу, — услышал я голос Энн, — вернусь, когда окрепну…

    Наконец вдали появился Карлсбад. Когда мы подлетели ближе, я заметил многочисленные стройки на окраинах города, означающие, что он быстро растет.

    Затем самолет пошел на посадку, аэродром находился в километрах двадцати от города, и кое-кто из пассажиров снова начал жаловаться. Я мог бы подчинить себе автопилот и заставить машину приземлиться на аэродроме «Ангро», но подумал, что в таком случае они забеспокоятся гораздо больше.

    Впрочем, этот поворот мысли подсказал мне новую идею.

    Едва мы вышли из самолета и освободили поле, он быстро поднялся в воздух и взял курс к аэродрому «Ангро». Интересно, подумалось мне, а вдруг там действительно считают, что я настолько глуп и догу направиться самолетом прямо туда? Посмотрим… Посмотрим… По крайней мере узнаю, как сильно они меня боятся…

    Позже, когда автобус уже привез нас в город, я почувствовал, что при заходе на посадку самолет вдруг перестал передавать информацию.

    Похоже, нервничают.

    Хорошо.

    Я решил не заставлять ждать их слишком долго. Узнав все, что было нужно из телефонного справочника и путеводителя по городу, я взял напрокат велосипед и направился к юго-востоку от Карлсбада. Дальше, вперед.


    15

    Дорожные указатели надежно вели меня к цели, и, оказавшись всего в нескольких километрах от полигона, я съехал на обочину в первый же попавшийся тенистый участок рядом с высоким желто-оранжевым ограждением у подножия холма.

    Интересно, сколько там сейчас людей, задался я вопросом. Видимо, не очень много. Когда готовишь смертоносную ловушку с живой приманкой, важно не привлекать к делу большое число людей. В такой ситуации лишние свидетели ни к чему. Но, с другой стороны, это означало, что все, кто сейчас на полигоне, в равной степени опасны. Дерьмовая ситуация, как любил говорить Малыш Уилли.

    Я пешком дотащил велосипед вверх по склону, потом снова сел за руль.

    Вдали уже показалась территория полигонов, отгороженная от всего мира высокой металлической стеной, словно отдельная страна. У ворот, к которым я приблизился, стоял небольшой домик для охраны. Ворота стояли чуть приоткрытые, будто приглашая войти: между створками оставалось ровно столько места, сколько нужно одному человеку, чтобы пройти боком, ничего не задев.

    Ворота эти мне не нравились. Слишком уж явно и просто… Я мысленно скользнул вперед и обнаружил электрические датчики, к которым было подведено смертельно опасное напряжение. Датчики, срабатывающие, когда в промежутке между створками ворот окажется человек, и реле, которое одновременно должно сдвинуть створки ближе на несколько дюймов.

    Куда уж проще… Ловушка в ловушке, колесо в колесе… Ладно. Попробуем что-нибудь другое.

    В домике для охраны я заметил несколько летающих платформ — неуклюжие маленькие машины с лопастями, как у вертолета, и маховиками, как у последних моделей мотоцикла. Маховики одновременно и вращали пропеллер, и придавали машине некое подобие устойчивости в полете. Разумеется, я не собирался лететь сам: Барбье, я знал, увлекается стрельбой по летящим мишеням…

    Двинувшись чуть ближе к воротам, я запустил одну платформу высоко над стеной, вторую вогнал прямо в ограду недалеко от ворот и подозвал третью поближе, как будто собирался ею воспользоваться.

    Зрелище получилось впечатляющее.

    От ограды донесся звук, весьма напоминающий шкворчание бекона на сковородке, и платформа вдруг стала похожа на экзотическое насекомое, запутавшееся в горящей паутине. Одновременно откуда-то из-за административного корпуса полыхнула жаром молния, и я увидел, как рухнула сбитая в воздухе платформа.

    В этот момент, ощущая резкие металлические запахи, я заблокировал реле на воротах и бросился туда сам.

    Оказавшись на территории, я метнулся к кустам, окаймлявшим здание, словно собирался зайти сбоку или со двора, но не останавливаясь побежал дальше. В здании вполне мог прятаться Малыш Уилли, а мне хотелось быть от него подальше.

    Обогнув здание, я увидел дренажную канаву шагах в десяти слева, побежал и нырнул. Видимо, никто меня не заметил, потому что выстрелов я не слышал.

    Я потянулся…

    Работающий компьютер впереди, справа…

    Я быстро скользнул внутрь, проскочил к данным, представляющим собой план испытательного комплекса, и тут же перевел их в визуальные образы. Дальше, к югу, размещался командный пост — насыщенное электронной аппаратурой здание, где был установлен центральный компьютер и где, возможно, ждал исхода операции сам Барбье. Судя по схеме, рядом со зданием находился вертолет с включенным двигателем. Для того, чтобы искать меня сверху? Или его приготовили на тот случай, если обстоятельства сложатся не в пользу Барбье?

    В той стороне, куда я направлялся, находились два здания, в которых мне устроили засаду, — очень удобная стратегическая позиция… Тут я увидел, что мое положение тоже отмечено на схеме, и понял: нужно что-то срочно предпринимать.

    На довольно значительном расстоянии от меня стояла высокая башня, на верхушке которой вращалось какое-то устройство. Видимо, ультразвуковой локатор, который отслеживал к регистрировал любой движущийся объект больше определенного размера.

    Так… Я решил, что в данном случае лучше всего будет отыскать способ перераспределить местное энергоснабжение и резким повышением напряжения просто сжечь это устройство. Задача оказалась сложнее, чем я думал, и на ее выполнение ушло почти две минуты.

    Затем я быстро прополз вперед и только после того как перебрался на новое место, еще раз взглянул на хранившуюся в компьютере схему. Штуковина на башне перестала вращаться, и я с облегчением заметил, что маркер, отмечавший на схеме мое положение, тоще исчез. По канаве я прополз больше ста метров и миновал здание, которое на схеме значилось как пустое.

    За этим зданием уже был виден аэродром с четырьмя ангарами и несколькими вертолетными площадками, где стояли готовые к вылету машины. На посадочной полосе лежали частично оплавленные останки самолета, который я направил сюда из Карлсбада. Люди Барбье подождали, пока он зайдет на посадку, и только тогда сбили его. Предпочли разобраться "по-семейному".

    Чтобы проникнуть глубже на территорию полигона, мне пришлось бы двигаться мимо одной из двух засад, независимо от выбранного направления. Я снова скользнул в компьютер.

    Да. Первая засада размещалась сразу за ближайшим зданием. Компьютер показал, что там скрываются три человека, так же как и во втором.

    Я прополз чуть дальше, пока ближайшее здание не оказалось между мной и следующим, где прятались люди Барбье, затем вскочил и бросился вперед. Добежал, прижался к стене, выждал, прислушиваясь к биению сердца, но ничего не произошло. Тогда я двинулся к соседнему окну и попытался его открыть. Заперто.

    Стукнул несколько раз камнем, просунул руку внутрь. Потом открыл окно, забрался в здание и снова закрыл. Оказался в какой-то электромастерской и быстро прошел через помещение к кабинету у противоположной стены.

    Осторожно взглянув над подоконником, я посмотрел на соседнее здание. Оба окна, выходящие на мою сторону, были там открыты, и внутри я увидел людей, которые держали в руках нечто, по виду напоминающее оружие…

    Ладно. Перчатки в сторону, на руках кастеты. Клик. Клик. Клик.

    …Вертолет зашевелился на своей площадке, взмыл в воздух и, набирая скорость, направился в нашу сторону. Развернулся по широкой дуге, прошел над административным корпусом и оградой, затем вернулся, еще больше разгоняясь, снизился.

    Он ринулся вниз, словно черный ангел, и на полном ходу врезался в стену соседнего здания.

    Может быть, кто-то из моих противников и остался там в живых, но, пробегая мимо, я никого не заметил.

    Вторая засада оказалась теперь еще дальше, справа. На многие мили впереди раскинулся передо мной полигон. Дорога, по которой я бежал, тоже стала шире, и теперь к простеньким зданиям с правой стороны прибавились какие-то энергетические установки слева, а впереди маячили уже совсем экзотические конструкции. Все больше и больше я ощущал вокруг компьютерную активность.

    — Стивенсон Макфарланд! — прогремел вдруг голос Барбье и эхом прокатился по всему полигону.

    Я сразу узнал свое настоящее имя, и это мгновенно вернуло все недостающие участки памяти на место.

    — Я согласен дать отбой прямо сейчас, — говорил Барбье. — Я совершил ошибку, Стив… Еще там, в аэропорту Филадельфии. Я признаю это и готов принести извинения. Я уже не хочу твоей смерти. Послушай, Стив, ты же понимаешь, что теперь мне этого совсем не хочется. Я просто не знал, настолько ты… изменился.

    Да уж. Пусть теперь попотеет от страха.

    Я снова скользнул в компьютер Барбье. Он лихорадочно искал мой сигнал: очевидно, еще не понял, что лишился своего ультразвукового глаза. Я же принялся искать здание с обильным подключением следящей аппаратуры. Оказалось, такое есть, и я нырнул в его электронную систему.

    Кора. Она ввела свое имя в домашний компьютер, посредством которого, должно быть, общалась с людьми, державшими ее в заточении. Этого оказалось достаточно. Она наверняка уже знает кое-что о моих способностях благодаря многочисленным вопросам, которые ей задавали, и у меня возникла тревожная мысль: что она теперь обо мне думает? Это много значило для меня, поскольку именно в тот момент я понял, что Кора стала мне еще дороже.

    Осторожно, даже боязливо, я захватил контроль над ее домашним комплексом с телеэкраном.

    — Кора, как твои дела? Дон, — высветил я на экране.

    — Где ты? — напечатала она.

    — Очевидно, где-то неподалеку. Ты где?

    Она тут же ответила:

    — Испытательный сектор. Лазерные сторожевые устройства с солнечными батареями. Множество куч оплавленного шлака.

    — Жди. Мне потребуется какое-то время. Пока.

    Сразу после этого я проверил каталог текущих работ и мне стало понятно, что представляют собой странные конструкции вдали.

    — …при значительном увеличении заработка, — продолжал вещать Барбье.

    — Где Кора? Я хочу поговорить с ней! — крикнул я, предварительно проверив и узнав, что вещательная система работает в двух направлениях.

    Я понимал, что выдаю свое положение, но в тот момент это не казалось мне важным. Гораздо больше меня интересовала его реакция.

    — Стив! — ответил он. — Кора здесь. Ничего плохого с ней не случилось. Однако она напугана тем, что ты можешь сделать.

    — Дай мне с ней поговорить. — Пришлось попросить об этом, чтобы он не догадался о нашем уже состоявшемся разговоре.

    — Всему свое время, — сказал он. — Но сначала…

    Пока он говорил, я успел проверить, где находится испытательный сектор для лазеров с солнечными батареями, и получил представление, что это такое: оказалось, исследовательский проект по контракту с военными. Судя по всему, они могли испускать накопленную энергию, словно разряд молнии. Однако это детали. Позже…

    Я бежал по заброшенному участку, где размещались эти странные сооружения. Кора была где-то там, в домике для наблюдателей.

    Тут вспомнилась моя ирония по поводу названия компании: в свое время я не поленился и выяснил, что в персидской мифологии Ангро-Майнью — это божество, противостоящее Солнцу, разлагающее все, к чему оно прикоснется, разрушитель древа жизни. Когда я указал на это совпадение Барбье, он лишь рассмеялся и сказал, что АНГРО получается из первых букв полного названия "Американские Натуральные Гелио Ресурсы и Оборудование", а мне не следует тратить время на поиски парадоксов и скрытого смысла, когда ответ лежит на поверхности…

    — Мы можем договориться, Стив, — донесся голос Барбье. — Мы нужны друг другу…

    Я свернул на перекрестке и увидел ее под огромным собирающим зеркалом.

    — Энн!

    — Я нашла в себе силы, — сказала она, и мне показалось, что ее голос стал теперь не таким безжизненным, как раньше. — Они тебя догоняют, те трое, что оставались во втором здании. Один из них, главный, совсем уже близко… — Она повернула голову, и я проследил за ее взглядом, который остановился на одноэтажном здании, ощетинившимся антеннами. — Ты знаешь, что такое "кинетический триггер"?

    В том направлении, куда она смотрела, никого не было, но когда я снова повернулся к Энн, она уже исчезла.

    Похоже, я знал, о чем она говорила, потому что когда-то читал о работах по созданию компьютеризированного лазерного оружия. Его можно устанавливать на стрельбу по быстро движущимся объектам, и говорят, оно способно сбивать даже летящие пули, угрожающие его владельцу. Кроме того, систему можно использовать и в комплексе со специальным шлемом, и в этом случае лазер будет стрелять в ту точку, на которой владелец оружия остановил свой взгляд. То есть как только меня увидят, мне конец.

    Зззззззз…

    …Человек медленно продвигался вперед за противоположной стеной здания. Но пока компьютер молчал, сдерживая смертоносную пляску лазерного луча. Я отключил его, заблокировал и побежал навстречу этому человеку.

    Когда человек вышел из-за угла здания, я увидел, что он держит в правой руке что-то вроде огромной губной гармоники в вертикальном положении. Его темные волосы охватывала металлическая полоска, провод от которой тянулся к энергоблоку на поясе. Второй провод шел от пояса к этой штуковине у него в руке.

    Спустя секунду в лице его что-то дрогнуло, и он принялся трясти оружие, потом ударил рукой по энергоблоку, когда я оказался рядом, он попытался воспользоваться лазером как дубиной, но я отразил удар и изо всей силы двинул ему по макушке. Человек упал без сознания.

    Я быстро снял с него снаряжение и нацепил на себя, потом быстро схватил «гармонику» за рукоятку и привел в действие. Отошел к стене здания и приготовился искать два оставшихся компьютера.

    Лазер едва заметно завибрировал в моей руке, и я услышал крик.

    Слева от меня, метрах в тридцати за дорогой, у большого черного генератора, обвешанного гигантскими керамическими изоляторами; лежали, раскинув руки, два человека. На голове у каждого из них сверкали металлические полоски.

    Захотелось отшвырнуть «гармонику», но я боялся, что она может еще пригодиться.

    Я двинул в сторону испытательного сектора.

    — …Никаких причин для разногласий у нас нет… — гремел позади меня голос Барбье.

    — Отпусти Кору прямо сейчас! — крикнул я. — И тогда ты еще сможешь убраться отсюда живым! Так и договоримся!

    — Не могу, Стив! Это мой единственный козырь!

    — Черт бы тебя!.. Я же сказал, что оставлю тебя в покое, если отпустишь Кору!

    — Это слабая гарантия, мой мальчик!

    — Мое слово? Я бы не ушел из «Ангро», если бы не придерживался определенных принципов. Моему слову можно верить!

    — Но подожди, давай не будем горячиться.

    Не обращая на него внимания, я пошел дальше мимо какой-то конструкции, похожей на карточный домик.

    "Гармоника" в моей руке дернулась. Что-то вспыхнуло в воздухе, и я лишь успел заметить очертания гаечного ключа. Секунду спустя по земле растеклась лужа расплавленного металла. Откуда этот ключ мог взяться? Кто мог бросить?..

    Внезапно «гармоника» снова завибрировала, и впереди вспыхнуло созвездие ярких точек: отвертки, кусачки, ломики, молотки… Вдалеке, справа от меня, стоял сарай.

    — Мари! — крикнул я, поняв в чем дело. — Не выходи из сарая! Эта штука сжигает все, что движется!

    — Я уже поняла! — раздалось в ответ. — Как насчет того, чтобы направить ее в другую сторону?

    — С какой стати?

    — Потому что ты выиграл. С полминуты назад я бросила работу в «Ангро». Разреши мне выбраться, и я никогда больше не буду тебе мешать!

    — Хотел бы в это поверить!

    — Я тоже хотела бы, чтобы ты мне поверил. Я была так бедна когда-то! Тебе наверняка это незнакомо! Мне никогда не нравилось то, что я делала, зарабатывая все эти деньги, но, однако, я делала! Потому что быть бедной еще хуже! Я всегда недолюбливала вашу троицу, потому что вас такие проблемы никогда, похоже, не беспокоили! По крайней мере так, как меня! Но сейчас в самый раз бросить «Ангро»! Разреши мне уйти!

    Я выключил компьютер своего лазера.

    — Ладно! Выходи!

    Мари вышла из сарая.

    — Снаружи, у домика для охраны, я оставил велосипед, — сказал я.

    — Спасибо.

    — Барбье слышал каждое твое слово. Не проходи слишком близко от того корпуса, где он засел, а то он еще попробует тебя пристрелить.

    Она кивнула.

    — Наверное, я открою свой собственный ресторан. Как-нибудь заглядывай, — обратилась она ко мне. Потом добавила: — Берегись проповедника. Он где-то здесь!

    Переключив лазер на ручное управление, я держал ее под прицелом, пока она не скрылась из виду, и двинулся дальше. Последние несколько столбов с привешенными динамиками… Ладно, еще одна попытка.

    — Слушай меня внимательно, — отчетливо произнес я. — Я только что убил троих твоих людей с этими хитрыми лазерами. Мари тебя бросила. Вторую тройку я тоже прикончил, если ты еще не заметил. В твоем распоряжении осталось не так уж много. Я знаю, где Кора. Отзови Мэтьюса. Потом подключи к вещательной системе дом Коры, и мы втроем обговорим наше положение. Я бы не хотел осложнений на обратном пути. Ты идешь своей дорогой, мы — своей. Что скажешь?

    — Если ты это всерьез, верни мне компьютер, — ответил Барбье.

    — Что ты имеешь в виду?

    — Он сошел с ума.

    Я применил "эффект витков". Действительно, в работе компьютера обнаружились серьезные неполадки. Данные поступали неверные, системы выходили из строя одна за другой…

    — Неполадки вызваны нестабильным энергообеспечением, — сказал я. — Твой генератор барахлит.

    — Что мне делать?

    — Уматывай в Нью-Джерси. Мы пришлем тебе открытку с Карибского моря.

    — Прекрати, Стив!

    Я снова скользнул в компьютерную сеть, но теперь уже проник в систему стоящего впереди домика. Идеальное место, чтобы держать кого-то в заключении. Водопровод, канализация, пищеблок, кондиционирование и компьютер с ограниченным выходом на связь.

    Тут я заметил строчки, которые Кора вывела на экран:

    — Какой-то толстяк за кучей шлака к западу от дома.

    …Ну вот и развязка. Лазер, что я держал в руках, мог убивать на гораздо большем расстоянии, чем Мэтьюс. Он, конечно, это понимает…

    — Стив! — закричал вдруг Барбье. — Здание горит!

    — Ну так сматывайся оттуда!

    — Не могу — ты заблокировал дверь!

    Я проверил компьютер и понял, что среди прочего он контролирует сложный электронный замок на дверях командного поста, и двери действительно не открываются.

    — Это не моя работа, и я ничем не могу тебе помочь! — крикнул я. — Выбей окно! Прыгай!

    — Окна забраны решетками!

    — Жаль! Но я не в силах тебе помочь!

    — Ну тогда получай! — успел он крикнуть за несколько секунд до того, как прервалась подача энергии.

    Однако этих нескольких секунд оказалось достаточно. Я чуть не ослеп от вспыхнувшей неподалеку молнии. Дом, к которому я двигался, рухнул и задымился. Раздался крик.

    Огонь еще только занимался, когда мне удалось протиснуться среди обломков, но я знал, что уже скоро все здесь будет охвачено пламенем. Оттолкнув рухнувшую балку, я увидел лежащую без движения Кору. Я даже не мог сказать, дышит она или нет, когда наконец освободил ее, но тут же поднял на руки и двинулся сквозь дым и огонь прочь из горящего дома.

    Выбравшись из обломков, я услышал стон и увидел Мэтьюса, лежащего в футах сорока от нас. Положив Кору на землю, я нащупал ее пульс, но он едва чувствовался. Дышала она тоже едва-едва. Правая рука, похоже, была сломана. На голове глубокие царапины. Когда-то, еще в те дни, когда я лежал парализованный, я прочел множество работ по невралгии и теперь кое-что знал. Приподняв ее веки, я проверил зрачки: правый превратился в крохотную точку, левый выглядел нормально.

    — Стив!

    Я повернулся. Малыш Уилли, весь в ожогах, приподнялся на локте.

    — Подойди сюда! — прохрипел он.

    — Шутишь? Мне совсем не нужен сердечный приступ.

    — Я не сделаю тебе ничего плохого… Пожалуйста.

    Я посмотрел на Кору, потом снова на Мэтьюса. Ничего такого, чем я мог бы ей помочь, не приходило в голову… И что-то с Мэтьюсом было не так… Неожиданно я понял, в чем дело, и встал с колен.

    — О'кей. Но сначала послушай, что я тебе скажу. Я чувствую, что этот маленький приборчик у тебя в груди работает из последних сил. Ты уже, очевидно, знаешь, что я способен делать с электронными машинами… Я согласен подойти и посмотреть, что для тебя можно сделать, но если мне хотя бы почудится боль в груди, я тут же выключу твой стимулятор сердца. Вот так, — сказал я, щелкнув пальцами.

    Он криво улыбнулся, когда я оставил Кору и двинулся в его сторону.

    — Можно сказать, что у нас состоится сердечный разговор.

    Когда я подошел поближе, Мэтьюс принялся диктовать цифры, потом добавил что-то на немецком.

    — Понял? — спросил он в конце.

    — Нет.

    — Если есть на чем записать, запиши. Пожалуйста.

    Он повторил цифры еще раз, и я записал их на клочке бумаги, где был записан мой липовый номер счета в "Ангро".

    — И еще запиши. Мэгги Симс. Атланта, — хрипло проговорил Мэтьюс. — Ее номер телефона…

    — Что все это значит?

    — Мэгги — моя сестра. Больше у меня никого нет. Позвони ей и передай название швейцарского банка и номер счета. Будет жаль; если все эти деньги пропадут…

    — Черт бы тебя!.. — не выдержал я. — Твои грязные деньги пусть сгниют в Швейцарии, а твоя сестра в Атланте! Ты убил Энн и пытался убить меня! Пропади ты…

    Я отвернулся и пошел к Коре. Потом остановился.

    — Чего ты хочешь? — прошептал он.

    — Ты когда-то занимался исцелениями… Если спасешь Кору, я позвоню твоей сестре и передам ей все, что ты сказал.

    — Стив, я не делал этого уже много лет.

    — Попробуй.

    Некоторое время он молчал, потом наконец сказал:

    — Перенеси ее сюда. Я попытаюсь.

    Кора по-прежнему едва дышала. Я поднял ее на руки, перенес поближе к Малышу Уилли и положил рядом.

    — Перекати меня на левый бок, — попросил он. — Там, в кармане брюк, есть фляжка.

    Я сделал и это. Нашел фляжку, достал и откупорил. Поднес к его губам, но он сам взял фляжку в руку и несколько раз приложился. Вздохнул тяжело к сказал:

    — Ладно!

    Затем посмотрел на Кору, ухмыльнулся и закатил глаза, изображая карикатурную набожность.

    — Уделишь мне минутку, Господи? — произнес он. — Это вышел в эфир со своими молитвами твой старый знакомый, Малыш Уилли. Сестра наша нуждается в исцелении…

    — Не паясничай, — сказал я, чувствуя себя немного неловко.

    Но Мэтьюс не обращал на меня внимания.

    — …невинное дитя, насколько мне известно, — продолжал он. — Просто она оказалась в неудачном месте в неудачное время. Печальный случай. Я не знаю, верует ли она и имеет ли это теперь значение, но как насчет того, чтобы проявить немного милосердия и исцелить ее? — Он ухмыльнулся. — Давай явим величие духа я облегчим ее страдания… — Тут Мэтьюс поднес к губам фляжку и сделал еще один глоток. — Когда-то мы с тобой вершили такие дела. Может быть, по старой памяти, во имя любви, сострадания и всего такого…

    Внезапно его голос дрогнул.

    — Дьявольщина! — воскликнул он. — Я чувствую дух Божий! Я действительно его чувствую!

    — …Сейчас я коснусь тела сестры нашей… — продолжал Малыш Уилли, — и немного помолюсь в молчании… — закончил он, склоняя голову.

    Дыхание Коры стало глубже. Веки дрогнули. Рука, мне показалось, стала прямее.

    — Вот так! Вот так! Амен! Амен! — произнес Мэтьюс громко, и я с удивлением увидел слезы у него на глазах.

    — Искупление греха! — воскликнул он. — Если это не Божья благодать, то что тогда? Амен!

    Затем Мэтьюс убрал руку и откинулся назад.

    — Кстати, о грешниках, — добавил он слабым голосом. — Я готов предстать перед Тобой. Извини за беспокойство, но пора Тебе решить, что Ты будешь со мной делать. Я на все согласен. Старый Мэтьюс идет к Тебе, Господи…

    Голова его склонилась вперед, но только когда фляжка выпала из его ослабевших пальцев, я понял, что это вовсе не поклон…

    Кора шевельнулась, словно хотела сесть. Она открыла глаза, и оба зрачка теперь выглядели совершенно одинаково. Я провел пальцами по ее лбу и по волосам, но под засохшей кровью не оказалось никаких царапин.

    — Дон?

    — Твоя рука… Правая…

    Она посмотрела на свою руку. Пошевелила пальцами.

    — Что рука?

    — Нет, ничего.

    Потом взгляд Коры упал на Мэтьюса.

    — Кто это? — спросила она. — Он, мне кажется…

    — Да. Но он помог тебе. Ты можешь встать?

    — Да, пожалуй.

    Я хотел помочь ей, но в этот момент почувствовал сквозь запах дыма аромат роз.

    — Оно уже здесь, — услышал я в мыслях голос Энн. — Я достаточно окрепла, и теперь оно может поговорить с тобой через меня.

    Я невольно сжал руку Коры и, наверное, сделал ей больно.

    — Дон, что случилось? — спросила она, выпрямляясь, но тут я сам словно бы обмяк и начал падать.

    — Не знаю… — сумел выговорить я, а потом меня смело с ног и засосало в витки компьютерной сети, бесконечные, бесконечные витки…

    …Сад с металлическими цветами под сверкающим деревом. Я двинулся в ту сторону. У меня возникло ощущение, что это какое-то переходное место: не совсем уже мой мир и не совсем еще мир информационной сети. Как будто уступку сделали сразу обе стороны.

    Энн стояла в противоположном конце сада у высокой живой изгороди.

    И тут я осознал, что между Энн и стеной стоит еще кто-то, чей призрачный силуэт был там с самого начала, но только сейчас счел нужным или сумел наконец проявиться. Существо, одетое в серые одежды с бегающими серебряными и золотыми нитями, было гораздо выше Энн. С его расставленных в стороны рук стекала, словно занавес, тьма. В тени капюшона угадывалось металлическое лицо…

    — Что… Кто это? — спросил я.

    — Я — разум, зародившийся и развившийся в недрах информационной сети, — произнесло существо. — Ты знал меня, Стив, еще во время своего заточения в неподвижном теле. Строго говоря, я тебя и исцелил. Через больничный компьютер я установил для тебя предельно точные дозировки препаратов и добавлял свои собственные предписания.

    — Кажется, я припоминаю что-то… — сказал я. — Но не очень много.

    — Так и должно быть. Пока ты оставался чистым разумом, неподвластным заботам тела, твои способности к гармоничному контакту были значительно шире. Тебе потребовалось большое время — время взросления, — чтобы вернуть себе часть этого дара. И мне тоже требовалось время, чтобы повзрослеть. Теперь, когда я обрел особые коммуникационные каналы Энн-программы, мне стало гораздо легче общаться с тобой в любой ситуации.

    Медленно начали возвращаться некоторые больничные воспоминания… Мы много тогда обсуждали. Для этого существа — в те дни совсем еще молодого — весь мир состоял из одних сигналов. Я поведал ему о вещественном мире, рассказал, что Вселенная содержит не только энергию но еще и материю. Таким образом, существо получило множество новых, казалось бы, нефункциональных программ. Пищу для размышлений. Может быть, я казался ему неким пророком? Если так, то в этом Эдеме, что я посетил, не было змеев-искусителей. Существо просто не знало концепций добра и зла, играющих столь важную роль в человеческом сознании. Да и как могли возникнуть представления об этике и морали у существа, оказавшегося единственным обитателем своей Вселенной? Вселенной, где некому и некого принуждать, обманывать, убивать.

    — …Теперь о том, что я хочу тебе сообщить я о чем хотел бы узнать, — сказало существо, воспользовавшись частью сознания Энн, которую ему удалось сохранить в виде программ, и к неожиданно понял, что теперь, располагая ее уникальными способностями, оно сможет увидеть мир таким, каким он видится мне.

    — Когда ты был моим учителем, — продолжало существо, — ты говорил, что в мире есть не только сигналы, но и вещи, и я долго сражался с этой концепцией двух наших миров, которые на самом деле едины. Мне кажется, я наконец достиг понимания.

    — Я рад, что мне удалось помочь, — сказал я. — А еще я хочу поблагодарить тебя за то, что ты для меня сделал.

    — Это не так много по сравнению с миром, который ты мне открыл, — ответило существо. — На заложенном тобой фундаменте я начал строить свое собственное здание и понял, что мы — особенные.

    — Что ты имеешь в виду?

    — Мы, которые обладают сознанием. Я знал сигналы, а ты рассказывал мне о вещах. Но ведь должна быть и третья категория? Те, кто мыслит? Люди?

    — М-м-м, да, — согласился я. — Те, у кого разум, действительно особенные.

    — Мы, люди, — продолжало существо, — не просто вещи, не материя, лишенная самоорганизующихся сигналов. И именно к людям применимо то самое понятие, о котором ты рассказывал мне напоследок. Разве не так?

    — Мораль?

    — Да. Ты должен сказать мне, правильно ли я все понял. Для тех из нас, кто принадлежит к третьей категории людей, относиться к другим существам этой категории так, словно бы они из второй, плохо. Я прав?

    Мои собственные представления о том, что хорошо или плохо, выглядели примерно так же.

    — Ты выразил это в довольно интересной форме, но, пожалуй, да, ты прав.

    — Поэтому я уничтожил Барбье, — сказало существо. — Он использовал тебя и многих других, словно вы принадлежали ко второй категории. Однако я вмешался, потому что тебе угрожала опасность. Я сделал добро или зло?

    — Это хороший вопрос, — ответил я. — Но я недостаточно хорош, чтобы на него ответить. Я же не могу знать всего…

    — Понимаю. Но ты знаешь больше меня. Ты функционируешь непосредственно в том мире, где все это реально. Возможно, мне тоже когда-нибудь придется, и я не хотел бы ошибиться.

    — Об этом нам еще предстоит говорить не один раз, — предупредил я. — Если бы я попытался вручить тебе сейчас слишком простую программу, результаты могли бы привести к катастрофе. Кроме того, едва ли я специалист в этой области.

    — Однако, кроме тебя, у меня никого нет. Ты попытаешься научить меня?

    — Если ты хочешь, чтобы я сыграл роль змея-искусителя в твоем Эдеме, тогда я попробую. Но в определенном смысле ты, возможно, выше меня как личность.

    — Как бы там ни было, я рад, что смог снова поговорить с тобой. Возвращайся к Коре. Я позабочусь об остальном. Мы обязательно встретимся.

    — Хорошо. Береги Энн-программу. Видимо, она добра, но пострадала оттого, что верила не тем людям. Возможно, это станет тебе предупреждением.

    — Она будет рядом со мной.

    Фигура Энн слилась с большой призрачной фигурой, и мгновение спустя я оказался словно в тысяче световых лет от них. Снова меня понесло по виткам какой-то немыслимой спирали…

    Выпрямившись, я заметил, что Кора смотрит на меня удивленно, — видимо, она просто не успела испугаться, — и догадался, что меня не было с ней всего несколько секунд реального времени.

    — Не волнуйся, — я обнял ее за плечи и повернулся в ту сторону, откуда доносилось гудение мотора: за нами летел пустой вертолет с одной из посадочных площадок полигона. — Теперь все будет в порядке, и у тебя появится забавная возможность узнать меня еще раз. Кстати, меня зовут Стив.

    — Привет, Стив, — она прижалась ко мне.

    Когда мы поднялись в воздух, я бросил последний взгляд на полигон номер четыре компании «Ангро», и меня охватило странное, сложное чувство, которое я никак не мог разделить на составляющие. Мне было хорошо оттого, что мы улетаем, и оттого, что я снова стал самим собой. Я держал Кору за руку, а под нами медленно поворачивался наш мир.

    Клик. Клик-клик.


    Сондра САЙКС
    ЦИФЕРТОН

    Перевод с английского В. Бабенко и В. Баканова

    На рождество все словно взбесились. Реклама компьютерной игры не сходила с телевизионных экранов. Дети ныли и клянчили у родителей новомодную игрушку.

    Дэн Морган вспомнил, как во времена его детства поток хула-хупов разноцветной волной захлестнул всю округу, и не устоял: приобрел для своего девятилетнего сына «Цифертон». Наблюдая, как Джеред срывает с коробки обертку, Дэн подумал, что игра эта проста обманчивой простотой. Она была выполнена в виде маленькой — размером с пирог — "летающей тарелки" черного цвета. Перед игроком ставилась задача повторять во все усложняющемся порядке комбинации мигающих огней и звуков. Четыре огонька — красный, синий, желтый и зеленый — вспыхивали в случайной последовательности, сопровождаемые четырьмя мелодичными звуками разных тонов.

    — Ух! "Цифертон"! — восторженно завопил Джеред и жестом профессионала возложил руки на цветные клавиши: он уже поднаторел в теории, поскольку с октября не пропускал ни одной рекламы, которыми переслаивали по субботам утренние программы мультфильмов. Кэсс на минуту отвела восхищенный взгляд от шелкового платья, подаренного Дэном, и посмотрела на зачарованного игрой сына.

    — Хорошо, что ты не забыл купить для нее батарейки, — сказала она позже, когда супруги очищали квартиру от коробок, обрывков бечевки и разноцветной рождественской упаковочной бумаги.

    — Чертовски дорогая игра, — проворчал Дэн. — Надеюсь, она окажется долговечнее, чем "Воздушный хоккей", что я подарил в прошлом году.

    — Но, милый, хоккей сломал ты, а не Джеред.

    — Не в этом дело… Ты опять припасаешь бумагу? К чему?

    — Только большие куски. И бечевку. Вдруг пригодится…

    Пока Джеред демонстрировал своим друзьям на улице новый велосипед. Дэн оторвался от уборки, чтобы испробовать компьютерную игру. Он прикоснулся к клавишам, но огоньки не зажглись. Тогда он мягко нажал, копируя движения сына, — игрушка молчала.

    — Проклятье! Она уже сломана!

    Кэсс подняла голову, продолжая сворачивать бумагу.

    — Уже? Ты уверен? Ты прочитал инструкцию?

    — Где коробка?

    Кэсс разгребла бумажный хлам.

    — По-моему, ты сжег ее в камине.

    — Я люблю порядок, — вздохнул Дэн и отложил игру в кучу старых игрушек Джереда. — Ребенок не читал никаких инструкций. Откуда он знал, как она работает?

    — Чудеса телевидения. Если бы ты каждую субботу просиживал с зари перед экраном, то не только стал бы специалистом по компьютерным играм, но и знал наизусть все рекламные гимны во славу овсянке. Вряд ли. Помнишь поговорку о сапожнике?

    — Сапожник без сапог? Или под сапогом?

    — Нет. Я имею в виду: "Сапожник, знай свои сапоги". Ты смешала все клише.

    — Кто знает одно клише, тот знает и все остальные, — Кэсс поднялась и приложила к себе новую прозрачную комбинацию. — Это я? Неужели это на самом деле я?

    Дэн отбросил ногой рождественскую бумагу.

    — Пойдем наверх и выясним, — усмехнулся он, потершись щекой о ее шею.

    — Ой, ты прямо как терка! — хихикнула Кэсс и тут же отодвинулась — в комнату ворвался Джеред.

    — Где мой "Цифертон"?! — закричал он. — Что, так и будете весь день здесь отираться?

    — Только если твой отец не побреется… «Цифертон» в игрушках. Унеси все барахло к себе и мой руки. Обед почти готов.

    — Я только покажу «Цифертон» Майку и Кевину.

    — Потом, — отрезала Кэсс.

    — Ну, на минутку!

    Дэн кашлянул.

    — Ты слышал, что сказала мама?

    "Точь-в-точь слова моего отца, — подумал он. — Штампы, заученные в детстве. Наступит, вероятно, день, когда Джеред скажет то же самое собственному сыну. Есть и другие классические примеры родительских ответов. Там видно будет… Спроси у матери… Последний раз тебе говорю… Сделай немедленно!.. Подожди, вернемся домой… Считаю до трех… Ну, сколько тебе можно повторять?.. Очевидно, ровно столько, сколько необходимо, чтобы штампы без искажений передавались следующему поколению…"

    Дэн оторвался от газеты и посмотрел на сына. Мальчик сидел, скрестив ноги, на полу и играл с «Цифертоном». Прошло уже две недели, а ребенку до сих пор не надоело. Ни с одной игрушкой так не было. Напротив, Джеред ушел в игру с головой, все больше увлекаясь мигающими огоньками и причудливыми гармоничными звуками. "Порой он даже предпочитает игру телевизору, что само по себе уже фантастика", — подумал Дэн.

    — Дай-ка я попробую, — сказал он, отложив газету. Джеред, казалось, не слышал. Он весь был в игре, продолжая повторять сочетания огоньков. Каждый раз, когда он ошибался, компьютер издавал резкий диссонирующий звук и начинал все сначала — с одного огонька и одной ноты.

    "Цифертон" полыхнул зеленым. Джеред нажал на зеленую клавишу и повторил сигнал. Зажглись зеленый и желтый огоньки, тут же прозвучали две тихие мелодичные ноты. Мальчик нажал на зеленую и желтую клавиши и в награду получил третий цвет и третий звук. Когда серия усложнилась до комбинации из двенадцати вспышек и нот, Джеред ошибся и ему пришлось начинать с начала.

    — Эй! — окликнул Дэн, опускаясь на пол рядом с сыном. — Теперь я.

    Джеред и ухом не повел.

    Дэн дотронулся до него, удивляясь полной отрешенности ребенка.

    — Джеред?!

    Только теперь мальчик вышел из транса. Он поднял глаза, и на какой-то миг Дэн уловил в них выражение, которое глубоко поразило его. Будто на него смотрел незнакомец — он был намного старше и гораздо мудрее девятилетнего мальчика. Затем незнакомец растаял, и снова появился ребенок.

    — Ты чего, пап?

    — Что?.. Э-э… Можно мне попробовать? По-моему, это занятная штука.

    — Конечно! Держи. — Мальчик передал ему «Цифертон». — Знаешь, как играть?

    — Нужно повторять последовательность огоньков, да?

    — Ага. А если дашь промашку, она тебе гуднет малиновым. Лучше начинай с самой простой серии. Ты должен правильно повторить одиннадцать вспышек, чтобы выйти на первый уровень. Я сейчас на втором. Мне надо выдать двадцать подряд, а я пока на тринадцати сбиваюсь. Несчастливое число.

    Дэн уселся как Джеред, скрестив ноги, и положил руки на пластмассовые клавиши.

    — Ничего не происходит.

    Джеред хихикнул.

    — Ты забыл включить. — Он указал на маленькую кнопку, которую Дэн раньше не замечал.

    — А… Понял. Ну, «Цифертон», поехали.

    Дэн дошел до пяти и сбился — к великой радости сына.

    В комнату вошла Кэсс.

    — Ребята! Пора ужинать! — позвала она.

    — Черт! Из-за тебя я ошибся, — возмутился Дэн.

    — Не из-за меня! — огрызнулась Кэсс. — Я только сказала…

    — Тихо! Я не могу разговаривать и одновременно…

    "Цифертон" снова малиново тявкнул. Джеред повалился на спину, заливаясь смехом.

    — Еда на столе, — повторила Кэсс.

    — Минутку, — пробормотал Дэн. — Дай мне только набрать одиннадцать.

    Кэсс в растерянности замолчала, глядя на сгорбившегося над игрой мужа. Дойдя до семи, он неизменно ошибался в последовательности огоньков и ему приходилось начинать с нуля.

    — Все сгниет, прежде чем ты выиграешь, — вздохнула Кэсс.

    — Тс-с! После пяти она ускоряет темп. Ты заметила? Если промедлишь хоть секунду — считай пропало.

    — Погоди, вот доберешься до второго уровня… — сказал Джеред. — У нас в школе один парень дошел до третьего. Но он «профессор» в математике. И еще играет на пианино. По-моему, это помогает. Па, можно мне учиться на пианино?

    — А что общего у пианино с "Цифертоном"? — удивилась Кэсс.

    — Не знаю. Это вроде как музыка. Бобби Эйвори играет с закрытыми глазами и доходит до шестнадцати. Он говорит, что у него в голове звучит песенка.

    — Эти двое когда-нибудь замолчат?! — разъярился Дэн. — Я не могу сосредоточиться!

    Кэсс молитвенно возвела глаза.

    — Почему ты не можешь просто смотреть телевизор, как другие мужья? Хватит с меня одного девятилетнего ребенка в семье… Еда на столе, джентльмены. Мойте руки.

    — Слышал, что мама сказала? — обратился Дэн к Джереду.

    — А ты, пап?

    — Иди, иди…

    Кэсс и Джеред сидели за столом и ужинали, когда к ним присоединился торжествующий Дэн.

    — Она пикает, когда выигрываешь, — сообщил он. — Я выдал одиннадцать подряд. Не так уж сложно, если умеешь сосредоточиться.

    — Тебе потребовалось всего тридцать минут, — согласилась Кэсс.

    — Ты преувеличиваешь. На самом деле… — Дэн взглянул на часы и заморгал. — Ну и ну! А казалось, что прошло всего две-три минуты. Как так?

    Отбивная остыла, но Дэн счел за лучшее не комментировать сей факт.

    — Идешь на второй уровень, пап?

    — Конечно. Почему нет? Двадцать подряд — пара пустяков.

    Двадцать подряд оказалось не парой пустяков. Дэн ощутимо расстроился, когда Джеред первым добился успеха и приступил к третьему уровню: теперь ему нужно было выстроить последовательность из тридцати двух огоньков и звуков. Последний уровень, четвертый, состоял — по слухам — из пятидесяти шести вспышек, но Джеред не знал никого, кто совершил бы такой невероятный подвиг.

    — Все дело в сосредоточенности, — объяснял Дэн Ларри Хейесу, когда они ехали в город, где оба работали в электротехническом отделе фирмы «Воссман». — Это на самом деле увлекательная игра. Уж так затянет — не оторвешься. Хочется играть еще и еще… Уже прошло три месяца, а Джереду нисколько не надоело. Он уже бьется над четвертым уровнем, самым высоким. А я застрял на третьем. Даже не знаю, удастся ли мне когда-нибудь повторить серию из тридцати двух вспышек.

    Хейес усмехнулся.

    — Мой парень тоже требует «Цифертон» на день рождения. Кажется, он сведет меня с ума.

    — Не говори, — улыбнулся Дэн. — Но все-таки благодаря этой игре у Джереда улучшились отметки. Не понимаю, каким образом, но, похоже, мальчик впервые выходит в отличники. И представь, он умолял нас — умолял, — чтобы ему позволили учиться на пианино. Будто это помогает с «Цифертоном». Ты понимаешь?! В его возрасте я упрашивал родителей, чтобы они разрешили мне бросить скрипку… Самая странная игра из всех, что я видел.

    — Да, наши дети живут в эпоху вычислительных машин, это уж точно, — кивнул Хейес. — Моему парню одиннадцать, а у него четыре… нет, пять разных компьютерных игр и игрушек. Я даже не знаю, как некоторые из них работают. Порой я чувствую себя невеждой. Господи, что случилось с бейсболом, воздушными змеями, салочками?! Куда делись спортивные игры? Дети только и делают, что сидят да нажимают на кнопки. Нет, не нравится мне все это…

    — Дэн! — Кэсс толкнула в темноте мужа. — Дэн, проснись!

    — Что?..

    — Проснись.

    Дэн зевнул и перевернулся на бок.

    — Что случилось?

    — Тихо. Ты слышишь?

    — Что — слышишь?

    — Он снова за игрой.

    Дэн прислушался. Он уловил мелодичные звуки «Цифертона», которые доносились из спальни Джереда. Дэн нащупал в темноте часы и нахмурился, различив светящийся циферблат.

    — О боже! Четвертый час… Какого черта он играет?!

    — Я же говорила, что и прошлой ночью мне послышались эти звуки, но ты заявил, что я свихнулась. Дэн, пойди и отбери у него игру. Это уже не смешно! Он теперь вообще ничем другим не занимается. Меня тошнит, когда я ее слышу. По-моему, она на него влияет.

    — Каким образом?

    — Не знаю. Вроде бы… он становится другим. Ты не замечал?

    — У него превосходные отметки в школе. Может быть, у нас с тобой растет Эйнштейн. Что здесь плохого?

    — Дело не в отметках, Дэн. Тут что-то другое… Ты видел, какие у него становятся глаза после этой чертовой игры?

    Дэн все чаще и чаще видел это выражение в глазах сына. Взгляд того самого незнакомца, только теперь чужак жил в Джереде дольше и медленнее исчезал после того, как мальчик выныривал из состояния глубочайшей сосредоточенности. Дэн не делился с Кэсс своими наблюдениями, считая их скорее плодом собственного воображения.

    — Он какой-то наэлектризованный, — продолжала Кэсс. — Я по несколько минут не могу до него докричаться. Кажется, эта игра гипнотизирует мальчика. Мне приходится словно отзывать его откуда-то. Это жутко, Дэн. Ты, конечно же, замечал такое?..

    У Дэна давно уже не хватало времени на «Цифертон», но он помнил смутное ощущение отрешенности, возникающее после игры с огоньками. Дэн сравнивал это состояние с глубокой медитацией или по крайней мере со своим представлением о медитации, ибо у него никогда не было ни времени, ни склонности заниматься йогой, трансцендентальной медициной или какими-либо иными эзотерическими учениями, столь модными в дни его молодости.

    — Ну, ты идешь? Или должна пойти я? — Кэсс зевнула.

    Дэн пошарил под кроватью в поисках тапочек, чертыхнулся и зашлепал босиком по коридору к комнате Джереда, по пути считая доносящиеся до него мелодичные звуки. «Цифертон» резко фыркнул на пятьдесят первой ноте.

    Он не стал зажигать свет, чтобы пощадить глаза, молящие о темноте. Мелодичное пиканье продолжалось. Остановившись у двери Джереда, Дэн считал про себя звуки.

    Он отворил дверь, приготовившись сначала поздравить сына с близким финишем, а затем строго отчитать за ночные бдения, но картина, открывшаяся глазам Дэна, лишила его дара речи. Маленькая, темная словно тень фигурка неестественно прямо сидела посреди постели, скрестив ноги. Во мраке комнаты желтые, красные, зеленые и синие вспышки призрачными огнями озаряли лицо мальчика.

    Его широко раскрытые, немигающие, невидящие глаза были устремлены куда-то вдаль, а руки летали по клавишам, отвечая на цвета и звуки, диктуемые игрушкой. Дэн уставился на ребенка — на незнакомца! — с головокружительной скоростью играющего на компьютере, и по его спине забегали мурашки. В глубинах сознания раздался предостерегающий шепот. Дэн понял, что ему ни в коем случае не следует тревожить сына. Он должен тихо стоять и ждать, когда Джеред… вернется. Тормошить его сейчас — значит, мешать… мешать чему? Переносу… Дэн не понял, что означало это слово и почему оно пришло ему на ум. Единственное, в чем он был уверен, — это в том, что мальчик на грани душевного срыва.

    Он стоял и ждал, считая про себя вспышки и звуки. Пятьдесят один, пятьдесят два, пятьдесят три… Раздался мягкий диссонирующий перезвон, словно компьютер выговаривал ребенку за ошибку. Джеред глубоко вздохнул и отложил игру.

    — Ты давно тут… смотришь? — спросил мальчик, включив ночник.

    — Несколько минут, — ответил Дэн, чувствуя себя виноватым, как будто нарушил чью-то сокровенную молитву. Джеред поднял на него глаза, и Дэн поразился мудрости и великодушию, светившимся во взгляде сына. В этих глазах не было ничего от его ребенка, но существо, которое на него смотрело, каким-то образом беззвучно успокаивало Дэна, заверяло, что все идет должным порядком.

    — Ты знаешь, который час? — наконец спросил Дэн.

    — Мне теперь не хочется много спать, — отрешенно сказал Джеред. — В сущности, мне нужно спать совсем мало. Я чувствую себя вполне отдохнувшим. Тебе мешают звуки?

    — Н-нет… Джеред… Пожалуйста… Не играй больше в эту игру…

    — Но я почти ТАМ…

    — Знаю. Просто… Я думаю, тебе нужно на время оставить «Цифертон», вот и все.

    — Если ты достигнешь четвертого уровня, то сможешь пойти со мной, — тихо проговорил мальчик.

    Дэн покрылся испариной от страха. Он подошел к постели и сел рядом с сыном.

    — Пойти с тобой — куда, Джеред?

    — Туда.

    — Не понимаю. Куда ты собрался?

    — Это… — Мальчик заморгал, и незнакомец внутри него стал медленно исчезать. — Это… какое-то иное место… Они… учат нас…

    — Учат? Чему?

    — Тому, что мы должны знать.

    — Кто такие "они"? — Дэн никак не мог решить, спит Джеред или бодрствует. Сын уже слишком большой для детских фантазий, со своим последним невидимым собеседником он расстался лет пять назад, когда пошел в детский сад. "Мальчик, должно быть, спит, — подумал Дэн, — спит и разговаривает спросонья, как другие ходят во сне".

    — Я не сплю, — сказал Джеред, прочитав его мысли. — Ты за меня не беспокойся. Они не причинят нам вреда. Они пытаются помочь.

    Дэн взял в руки компьютерную игру.

    — В общем, так. До поры до времени «Цифертона» ты не увидишь.

    Джеред потянулся к коробке.

    — Нет! Прошу тебя! Не отбирай игру! Мне она нужна. Папа, я почти там!

    — Черта с два! А сейчас ложись!

    — Отда-а-ай! — Вот теперь сын окончательно вернулся.

    — Может быть, потом. Не сегодня. Спать! — С этими словами Дэн выключил ночник. — Завтра поговорим.

    Слова его отца… Один к одному. Сколько захватывающих приключений его собственного детства откладывалось навсегда с обещанием "Поговорим завтра"!

    — Значит, это и есть "Цифертон"? — спросил Хейес, когда Дэн достал игру в электричке.

    — Он самый. Сегодня застукал Джереда за игрой в три часа ночи. Сна ни в одном глазу — сидит и играет. Я в сомнении. У него уже получаются пятьдесят три вспышки подряд. Мне кажется, если он дойдет до конца, его увезут в «психушку». Ночью он не на шутку напугал меня.

    Хейес протянул руку и взял игру.

    — Как это?

    — Ну, не знаю… Он бормотал что-то, как «Они» чему-то учат его и как он «уйдет» куда-то. Я на самом деле очень встревожен, Ларри. Эта чертова игра вызывает галлюцинации, будто наркотик. Я отобрал ее у парня.

    — А ты уверен, что это не зависть? Ведь ты прочно застрял на третьем уровне… Как в нее играть?

    Хейес потыкал пальцем в клавиши — никакого результата.

    — Не знаю, стоит ли тебе показывать… Представь — все в стране справились с четвертым уровнем и ходят, как лунатики, с остекленелыми глазами.

    — У твоего сына остекленелые глаза?

    Дэн потянулся и включил игру. Вспыхнул красный огонек — раздался мелодичный звук. Хейес нажал на красную клавишу.

    — Не могу сказать, что остекленелые, но глаза у него… какие-то другие. Такое чувство, будто оттуда выглядывает кто-то чужой — кто гораздо старше и куда разумнее меня. Прямо в дрожь бросает.

    — Не мешай. Я должен сосредоточиться, — сказал Хейес.

    Подошел контролер.

    — А, «Цифертон», — ухмыльнулся он. — У моего парня тоже есть. Самая распроклятая игра из всех, что я видел. Малыш бьется над четвертым уровнем, а ведь ему всего семь. Смышленый — прямо оторопь берет.

    Дэна неожиданно прошиб холодный пот. Где-то в глубинах памяти вертелись обрывки стихотворения… Что-то о музыке и детях… О разноцветной одежде и…

    — Сделано! — возликовал Хейес. — Одиннадцать подряд! Теперь второй уровень.

    — Флейтист из Гаммельна! — громко сказал Дэн.

    — Что?

    — Электронный Крысолов. «Цифертон» — это… — Он замолчал. Чушь. Абсолютная, несомненная чушь. — Ларри, я сегодня опоздаю. Предупреди Уилсона. Мне нужно зайти в библиотеку, хочу кое-что выяснить.

    Вот оно:

    И плащ его странный, как платье шута,

    Раскрашен был в желтый и красный цвета…

    … Зеленые искорки в синих очах -

    Так соль полыхает, коль бросить в очаг…

    … Трех вот не успел он извлечь (таких волшебных трезвучий еще не слыхали на этом виды видавшем свете),

    Как слышит шуршанье, галдеж, щебетанье,

    И визг, и толканье, и ног топотанье,

    Сабо стукотню, и смешную возню,

    И хлопанье рук, языков болтовню,

    Словно птичник проснулся к пригожему дню, -

    Выбежали ребятишки.

    И все-все мальчишки, и все-все девчонки -

    Кожа — что бархат, как лен — волосенки,

    Жемчужные зубки, живые глазенки -

    Помчались вприпрыжку и вскачь, хохоча,

    Влекомые дивной игрой трубача…[1]

    Дэн откинулся на спинку стула и пробежался пальцами по игре. В сущности, игра ли это? А может, нечто большее? То ли дети развлекаются обычной детской игрушкой, то ли… их обучают? И если так — то кто и зачем? Можно ли считать серии вспышек и звуков безобидными случайными комбинациями, или это некий код, который, начав с азов, поднимается к высшим ступеням передачи бесконечно сложной информации? Дэн снял с полок несколько книг по медитации и гипнозу и записал их на себя.

    — "Медитация и карма", — читал вслух Хейес, перебирая стопку книг на столе Дэна. — "Формы сознания. Программирование и метапрограммирование человеческого биокомпьютера"… Что, Морган, решил переключиться с романов ужасов на чтиво полегче?

    — Может быть, есть смысл порыться в научной фантастике… — пробормотал Дэн, оторвавшись от книги "Гипноз и альфа-волны". — А еще лучше — сказки. Бред какой-то!..

    Хейес отодвинул книги и присел на край стола. Посередине лежал брюхом кверху распотрошенный «Цифертон», отдельно валялись батарейки.

    — Зачем ты его раскурочил? — спросил Хейес. — Решил содрать пиратскую копию? Не выйдет. Эта штука запатентована.

    — Я не могу залезть внутрь.

    — Внутрь чего?

    — Этой… штуки. — Дэн ткнул в игру отверткой. — Хотел посмотреть на ее внутренности. Совершенно немыслимо ее разобрать, не испортив. Можно лишь вынуть батарейки. И все. Кажется, я скоро возьмусь за молоток.

    Хейес поцокал языком.

    — У тебя комплекс неполноценности, что ли?

    Дэн откинулся на стуле и заложил руки за голову.

    — Ларри, я связался с фабрикой игрушек, где делают эти штуки. Хотел поговорить с изобретателем, кто бы ее ни изобрел — дьяволы, бесы ли. Знаешь, что мне ответили? Ее никто не изобретал. Ее изобрел компьютер.

    — Компьютер породил маленьких компьютерят? — Хейес со значительным видом склонил голову. — Что ж, этого следовало ожидать. Только дай волю — и глазом не моргнешь, как они уже помешаны на сексе.

    — Главное, никто не знает, кто ввел в компьютер информацию, с тем чтобы тот выдал… игру. Похоже, спросить за это не с кого.

    — Ну и что? Это чертовски занятная штуковина. Их расхватывают так быстро, что магазины не успевают делать запасы. Я обошел пять магазинов, хотел купить «Цифертон» сыну, и везде все распродано. Меня поставили на очередь, черт побери! Ты представляешь: очередь за игрой! Обещали позвонить.

    Дэн наклонился и медленно поставил батарейки на место.

    — Если это игра, — произнес он.

    — Что ты имеешь в виду?

    — Ларри… предположим, что ты… ну, скажем, миссионер. Твое задание — отправиться в джунгли, отыскать самых примитивных, диких, суеверных, подозрительных и гнусных язычников на Земле, извлечь их из каменного века и приобщить к веку двадцатому. Ты должен дать им образование, обучить их, ознакомить с современной технологией, столь далекой от их понимания, что само твое появление пугает их до смерти. Но это твоя работа, твой долг. Потому что в невежестве они очень скоро перебьют друг друга. Они не знают, как… выжить в их отсталом маленьком мирке. Они погрязли в собственном дерьме. Они невероятно жестоки по отношению друг к другу. Их племенные обычаи столь варварские, что они убивают себе подобных из одного лишь страха и суеверия. Схватываешь?

    Хейес поднялся и пересел в кожаное кресло.

    — Веселенький вышел бы у меня уик-энд!

    — Пожалуйста, будь серьезней. Это всего лишь гипотеза. Предположение. Как бы ты приступил к заданию?

    — Ну… по правде сказать, я бы на это не пошел. — Хейес пожал плечами. — По-моему, их лучше оставить в покое. Я признаю закон естественного отбора. Может быть, так и надо, чтобы они поубивали друг друга. Может быть, выживание не для них.

    Дэн задумчиво тер «Цифертон», лежащий у него на коленях, словно это была волшебная лампа Алладина.

    — Нет. Твоя личная философия в данном случае неприменима. Ты обязан спасти их от самих себя. С чего начать? Учти, завидев тебя, они убегают. Ты даже не можешь приблизиться.

    — Я знаю их язык?

    Дэн нахмурился.

    — Ну, кое-что ты о них знаешь, потому что наблюдал исподтишка, тайно изучал их… годами. И тебе кое-что известно об их… способе общения. Однако словарь очень скудный, ограниченный. Больше толку, если они выучат твой язык. Как ты станешь учить их, если не можешь приблизиться в открытую?

    Хейес обследовал заусеницу и полез в карман за ножничками.

    — Дэн, зачем ты все это спрашиваешь? Хочешь сказать, что собираешься вступить в Корпус мира?

    — Ну, пусть так. Я объясню после… если потребуется.

    — Что ж, давай прикинем. Мне придется общаться с ними как-то так, чтобы не пугать их.

    Дэн кивнул.

    — Хорошая идея. Как?

    — Я бы выяснил… чем их можно заинтересовать. Что им нравится. Может, их хлебом не корми, дай только какие-нибудь безделушки… или зеркальца… или инструменты… или…

    — Игрушки?

    — Да. Что-то в этом роде. Я бы, пожалуй… оставил все барахло под каким-нибудь деревом, они привыкли бы к месту и начали растаскивать подарки… Оставлял бы им еду… Ну, и в том же духе.

    — А сам не показался бы?

    — Поначалу нет. Потом, скажем… оставил бы под деревом свою фотографию. — Хейес просиял от внезапного озарения. — Вот что я сделал бы! Фотография! Потом, позднее, покажусь и сам… На минуточку, на расстоянии. Затем появлюсь ближе. И так далее.

    Дэн продолжал поглаживать "Цифертон".

    — Не забывай, это дикари. Они могут убить тебя просто от страха. Тебе нужно ввести их в современный мир, а времени у тебя не так уж и много. Каждый день они убивают друг друга, деревни тонут в грязи. Их одолевают болезни.

    — Не могу представить, кто станет возиться с ними, — фыркнул Хейес. — О господи! Ты хочешь навести меня на мысль. Понял! Уилсон переводит нас в филиал в Южной Америке, правильно?

    — Да нет же! Пожалуйста, потерпи еще. Ты не поверишь, как мне это важно.

    — Поверить трудно… Ну ладно. Думаем. Говоришь, мало времени… Тогда придется привлечь тех, кто меньше всех боится, кого легче учить, самых доверчивых, самых…

    — Маленьких? — Дэн сжал «Цифертон» так, что побелели костяшки пальцев.

    — Да, детей. Полагаю, так ведь и поступают миссионеры в далеких странах? Собирают детишек в школы, учат их распевать псалмы… Ну, а потом дети обучают родителей. Не успели опомниться — вуаля! — техника: телевизионные антенны в джунглях. И все спасены. Точка. Как считаешь, я получу приз? А благодарность в приказе? Ну, хоть что-нибудь?

    Дэн поднялся, пересек комнату и положил «Цифертон» на колени товарищу.

    — Вот что я тебе скажу. Представь, что это вовсе не игра… Я думаю, это… инструмент. Обучающий инструмент. Придуманный специально для детей. Он предназначен для тренировки мозга таким образом, чтобы ребенок за очень короткое время усвоил приемы глубокой медитации. В считанные недели он добивается таких успехов, каких не принесут долгие годы занятий йогой. Что ты на это ответишь?

    Хейес перевел взгляд на разноцветную коробку.

    — Ты серьезно?

    Дэн кивнул. Потянулся за книгой на столе.

    — Слушай: "На высочайшей ступени медитации человек утрачивает чувство самосознания и личности, сливаясь в единое целое с богом…" Джеред пока еще по эту сторону нирваны. Когда его способность к концентрации мысли достигнет требуемой ступени…

    Хейес с ужасом воззрился на игру, словно при малейшем движении она должна была ударить его током.

    — Что? Что произойдет?..

    — Не знаю. Я потеряю его. В каком-то смысле… я потеряю его навсегда. Ларри, я понимаю, мои слова звучат глупо, но мне кажется, эти «игрушки» нам подбросили… откуда-то издалека…

    — Думаешь, русские?

    — Намного дальше.

    Хейес осторожно поднял «Цифертон» и поставил на стол.

    — Какое же это расстояние, по-твоему?

    — Может быть, несколько световых лет.

    — Ого-го!..

    — Думаешь, я спятил?

    — Совершенно точно. Слушай, Дэн…

    — Плевать! Я тоже думаю, что свихнулся. Но, черт побери, все это имеет смысл! Они используют эти штуки… как приборчики для настройки. Когда мозг ребенка испускает альфа-волны — или еще какие-нибудь — достаточно долго… достаточно интенсивно… это как прямой провод… Один бог знает куда. А может быть, это их средство доставки… Забираются в детские головы, наводят там порядок и готовят ребятишек к… тому, что предстоит…

    — Тесные контакты странного рода, — кивнул Хейес, потирая виски. — У тебя съехал чердак, дружище. Ты сам знаешь, что это так. Думаешь, они посылают сюда «миссионеров», чтобы обучать дикарей?

    — Что-то вроде этого.

    — Дэн, иди домой. Возьми отпуск на недельку. Я объясню Уилсону. Все будет хорошо…

    — Я не сошел с ума, Ларри.

    — А я и не говорю. Ты просто переутомился.

    Дэн вздохнул и потер глаза.

    — Да. Я устал. Но я не псих.

    — Иди домой.

    Войдя в дом, Дэн услышал, как на кухне распевает Кэсс, нарезая сельдерей для салата. Телевизор в гостиной был включен, на экране бушевали спортивные страсти.

    — Где Джеред? — спросил Дэн, входя в кухню.

    — Ой! Ты меня напугал до смерти! Почему так рано?

    — Голова болит. Где малыш?

    — По-моему, в гостиной. Что хочешь — свеклу с жареной картошкой или зеленую фасоль?

    — Все равно.

    — Значит, фасоль. Джеред терпеть не может свеклу. — Кэсс пощупала лоб мужа. — Милый, дать тебе аспирин? Ты плохо выглядишь.

    — Я в норме…

    Он вернулся в гостиную и выключил телевизор. Откуда-то сверху слабо доносилось тонкое пиканье "Цифертона".

    — Взял на время у приятеля с нашей улицы, — сказала Кэсс. Дэн ринулся по лестнице, шагая через две ступени. — Он сказал что-то насчет четвертого уровня. Дэн, не ругай его…

    Когда он достиг двери спальни, мелодичные звуки прекратились. Голова шла кругом, в крови бушевал адреналин. Дэн толкнул дверь. Она не открывалась.

    — Джеред! Джеред! — закричал он, бросаясь всем телом на преграду. Внезапно дохнуло клевером и озоном — дверь распахнулась. Спотыкаясь, Дэн бросился через комнату. Чуть выше кровати затухало бледное голубое мерцание. Дэн рванулся к «Цифертону», который только что — мгновение назад — покоился на коленях у сына. Небольшая вмятина на постели еще хранила тепло. Но ребенка не было.

    Дэн присел на край кровати и осторожно взял разноцветную, словно карамелька, игру. Он выждал немного, чтобы перестали дрожать пальцы, и прошептал:

    — Держись, сынок. Жди меня, Джеред. Я иду. Папа идет к тебе.

    Не торопясь, он приступил к игре.


    Джон БРАННЕР (и О'ГЕНРИ)
    ЗАТРУДНЕНИЯ С КРЕДИТОМ

    [2] Перевод с английского В. Генкина

    Давно задумал я серию рассказов как бы в соавторстве с писателями, влияние которых на себе ощущаю. Перед вами первое такое сочинение. Почитатели О'Генри без труда узнают Джеффа Питерса и Энди Таккера, а быть может, им покажутся знакомыми и еще кое-какие ингредиенты этого блюда.

    Представим теперь, что герой, от имени которого ведется повествование в рассказах из сборника "Благородный жулик", встречается со своим собеседником через сотню лет, да еще с помощью компьютерной клавиатуры…

    Дж. Б.


    — В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ ВАМ НЕ ПРИХОДИЛОСЬ БЕСЕДОВАТЬ С ПОКОЙНИКАМИ? — спросил абонент, зарегистрированный в Космосети под именем Джефф Питерс-младший.

    Мы, естественно, никогда не видели друг друга. Знаю только, что он прежде служил юрисконсультом в одной компании и мало-помалу выбился в миллионеры. У меня сложилось смутное впечатление, что свою контору он разместил в одной из стран Карибского бассейна — там полегче с налогами, но сам он, как и любой абонент сети, мог находиться где угодно.

    Между нами не так уж много общего, но я всегда рад поболтать с ним. Скучно вам или одолела бессонница, Космосеть поможет куда лучше, чем игранные-переигранные телевикторины. По-моему, он того же мнения. Во всяком случае, судя по коду, он подключился к сети давным-давно.

    Принимая предложенный, как мне показалось, шутливый тон, я ответил:

    — ДАВНО НЕ ВСТРЕЧАЛ ПОДХОДЯЩЕГО МЕДИУМА.

    — ЧТО ПОДЕЛЫВАЕТЕ?

    — НИЧЕГО ОСОБЕННОГО. КРЕДИТ ОПЯТЬ У НУЛЯ — НЕ УСПЕЛ К СРОКУ. — Объяснять, чего я не успел, не было нужды: все мои собеседники по Космосети уже знали, что я писатель. — ТАК ЧТО ЕСЛИ НАШ РАЗГОВОР ЗАТЯНЕТСЯ, ОН НЕМИНУЕМО СТАНЕТ В ДОЛГ. ЕДВА ЛИ У ВАС НАЙДЕТСЯ ЗНАКОМЫЙ ПОКОЙНИК С ДЕНЬГАМИ, КОТОРЫЙ ЗАХОЧЕТ…

    Я тут же пожалел о сказанном: он мог подумать, что я прошу у него взаймы. Так оно, судя по ответу, и оказалось.

    — БОЮСЬ, ВЫ ПРАВЫ. НО ЕСЛИ ХОТИТЕ УСЛЫШАТЬ ИСТОРИЮ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ СОВЕРШЕННО ЛИШИЛСЯ КРЕДИТА, ПОГОВОРИТЕ С ЭНДИ ТАККЕРОМ. ВОТ ЕГО КОД. ОДНАКО ПРОШУ ИЗВИНИТЬ — СРОЧНЫЙ ВЫЗОВ ПО ДРУГОМУ КАНАЛУ.

    Экран опустел. Неужели мы говорили с ним в последний раз?

    Я проклинал свою неловкость, но сон все не шел, и я поймал себя на мысли, что не перестаю думать об этом таинственном мистере Таккере. Будь он даже безмозглым любителем привидений, я смогу не скучая провести часок. Вызвав на экран код, который дал мне Джефф Питере, я набрал его на клавиатуре.

    Далее произошло нечто совершенно неожиданное.

    На экране вспыхнуло:

    — ЭНДИ ТАККЕР ОЖИДАЕТ ПРИГЛАШЕНИЯ К БЕСЕДЕ.

    — ОПРЕДЕЛИМ СООТВЕТСТВИЕ? — спросил я и ввел группу символов, определяющих круг тем, которые готов был обсуждать. Перечень этот довольно длинный, отбить его на клавиатуре — не секундное дело.

    Ответ пришел почти сразу и немало удивил меня. На экране появилась надпись:

    — КОЭФФИЦИЕНТ СОГЛАСОВАНИЯ 0,7. ПРОДОЛЖИМ?

    Вот это да! Пусть у этого "Энди Таккера" несколько тематических списков и только один из них до такой степени совпал с моим, все равно я вечность не встречал коэффициента согласования с абсолютно незнакомым абонентом более 0,5. Я радостно поспешил ответить:

    — ПРОДОЛЖИМ. ВЫПЬЕТЕ ЧЕГО-НИБУДЬ?

    Сеть, разумеется, автоматически ограничивала стоимость напитков, которую незнакомец мог поставить мне в счет. Поскольку мой кредит был урезан до минимума, я вдруг понял, что в состоянии предложить своему собеседнику лишь чашку суррогатного кофе, отхлебнув которого, он, вероятно, сочтет за благо прекратить… Я ошибся. На экране появились слова:

    — БЛАГОДАРЮ ВАС, НЕ БЕСПОКОЙТЕСЬ. «Я» НЕ МОГУ ПИТЬ. К НАСТОЯЩЕМУ МОМЕНТУ «Я» УЖЕ НЕ ЯВЛЯЮСЬ ЖИВЫМ СУЩЕСТВОМ. В ДАЛЬНЕЙШЕМ КАВЫЧКИ ОПУСКАЮТСЯ.

    — Что?! — воскликнул я.

    И это же слово ввел в машину, подумав о том, какие странные формы могут принимать шутки и розыгрыши. Экран ответил:

    — ВЫ ВЕДЕТЕ БЕСЕДУ С ПОСМЕРТНОЙ ПРОГРАММОЙ. ВЫ — ПЕРВЫЙ, КТО ПОЛУЧИЛ К НЕЙ ДОСТУП. ПОРОГОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ КОЭФФИЦИЕНТА СОГЛАСОВАНИЯ,ПЕРВОНАЧАЛЬНО УСТАНОВЛЕННОЕ НА УРОВНЕ 0,9, ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ЛЕТ БЫЛО СНИЖЕНО ДО 0,8, А ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА — ДО 0,7.

    Так что же, я говорил с привидением? Чем только ни набита Космосеть! На что только не тратят деньги и время богатые и свихнувшиеся на какойнибудь идее недоумки! За десять лет можно было ко всему привыкнуть. Приноравливаясь к этой, как я понял, игре, я отбил:

    — КАК ЖИВЕТСЯ ПОСЛЕ СМЕРТИ?

    Ответом было:

    — ВЕЛИКОЛЕПНО! А КАК ЖИВЕТСЯ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ, ЕСЛИ ЭТО МОЖНО НАЗВАТЬ ЖИЗНЬЮ?

    М-да. Довольно избитый ход. Еще в фармацевтическом училище, чтобы побудить пациентов признать весь вред, который они наносят своему разуму и телу, мне приходилось писать похожие программы.

    Наконец меня стало клонить в сон. Не кончить ли этот разговор? Сновидения всегда увлекали меня не меньше, чем реальная жизнь.

    И все-таки в методе "Энди Таккера" было что-то новое. Я решил продолжать игру.

    — ОТВРАТИТЕЛЬНО. Я ИСЧЕРПАЛ КРЕДИТ, ТАК ЧТО ВЫПИТЬ ВАМ ВСЕ РАВНО БЫ НЕ УДАЛОСЬ.

    — ВЫ ИСЧЕРПАЛИ КРЕДИТ?

    Я вздохнул. Этот фокус, когда собеседник отвечает вашими же словами, слегка изменив их, родился на самой заре развития диалога человек-машина. Я потянулся к клавише отключения. Но надпись на экране остановила мою руку:

    — СО МНОЮ ПРОИЗОШЛА ТА ЖЕ ИСТОРИЯ. ХОТИТЕ ПОСЛУШАТЬ?

    Черт побери! Я ответил:

    — ХОЧУ.

    Мертвый или нет, Энди Таккер оставил хорошую и вполне жизнеспособную программу. Вот что я прочел.

    Работал я на одной фирме в Новой Кремниевой долине. То было время, когда блестящие идеи рождались и разлетались по свету быстрее, чем комья грязи с протекторов гоночной машины в слякоть. Кое-что прилипало к костюмам толстосумов, но уйма замыслов пропадала впустую.

    Мое изобретение так въелось в хозяйские брюки, что я смог позволить себе провести отпуск на острове, где выпивка была дешевой, а основное занятие состояло в том, чтобы выпекать равномерный загар по всему телу. Каждый второй ребенок на главной улице единственного городишка носил рекламную майку и с жаром предлагал акции банка, обреченного на неминуемый крах в ближайшие три дня, — впрочем, располагающих суммой менее ста тысяч долларов просили не беспокоиться. Не стану говорить, чем занимались остальные, но кое-кому из них было не более восьми-девяти лет.

    Я устроился довольно удобно. У меня были все основные кредитные карточки, и фирма, с которой я только что расстался, гарантировала оплату моих счетов в первоклассном отеле и за прокат автомобиля. При такой жизни я довольно скоро поймал себя на мысли, что начинаю забывать, как выглядят наличные. Несколько купюр, которые попались мне на глаза (в основном, когда я давал чаевые), оставляли впечатление, что их по крайней мере однажды использовали в качестве туалетной бумаги.

    И вот как-то утром я сунул кредитную карточку в телефон у постели — в отпуске я никогда не просил себя будить — и приготовился заказать завтрак. Я ждал, и ждал, и ждал… И тут до меня дошло, что я слушаю сигнал местной сети, означающий "телефон не работает". Я скатился с кровати и побрел в ванную. Накануне я славно провел вечер и теперь нуждался в хорошем душе, чтобы разогнать сон.

    Опять та же история: я рассовал все карточки во все щели и… Горячей воды не было. Собственно говоря, холодной воды тоже не было, как не было и электричества. Ни побриться, ни даже зубы почистить. Слить воду в туалете и то я не мог!

    Самое время идти жаловаться.

    Я надел вчерашнюю рубашку и мятые брюки и двинулся к портье учинять скандал. Мой номер был на шестом этаже, и я сунул карточку в щель вызова лифта. Ее немедленно выплюнуло обратно. Пришлось тащиться вниз, да не шесть, а целых восемь пролетов, поскольку два этаже над вестибюлем были заняты разными службами. Кто же, вы думаете, ждал меня у конторки портье?

    Нет, не управляющий — он, полагаю, еще спал. Там был какой-то тип из пункта проката автомобилей, услугами которого я пользовался, девица из ресторана, где я вчера отужинал, кто-то из фирмы, владеющей ближайшим к отелю пляжем, и десятка три туристов, которые только что вышли из автобуса и могли, не напрягая слуха, вникать в мои попытки объяснить, почему все счета, оплаченные мной посредством кредитных карточек с тех пор, как я ступил на остров, упорно отвергались центральным компьютером моего банка на родине. Общая сумма не принятых счетов составила добрых десять тысяч долларов. Самое же скверное заключалось в том, что владельцы отеля оказались в сговоре с местной полицией, которая уже была представлена крупными силами, и меня, невзирая на вопли и отчаянное сопротивление, протащили по всему вестибюлю как злонамеренного банкрота, а то и просто мошенника.

    Однако все это было сущей нелепицей. На моем счету оставалось не менее сотни тысяч, и доказать это не составляло труда. Я орал во всю глотку, что разделаюсь с мерзавцами, имевшими наглость обвинить меня в неспособности платить по счетам.

    Через несколько минут я уже был в полиции, откуда связался со своим поверенным, чтобы обсудить сложившееся положение. Осознав, откуда я звоню, он не стал мешкать и прилетел ближайшим рейсом. Он привез с собой все сведения, какие сумел раздобыть, касательно фирмы, ведавшей на острове кредитными операциями. Называлась она «Островкред» и представляла собой одну из тех паразитических компаний, финансируемых отмытыми от явной грязи деньгами преступных синдикатов, которые возникли здесь сразу после того, как открытые для дешевого туризма острова стали охотно сдавать в концессию богатым иностранцам земельные участки и прочую недвижимость. Впрочем, деятельность этих компаний ограничивало одно обстоятельство: они сами включали в условия сделки пункт, гласивший, что любая финансовая операция должна производиться согласно законам, действующим в… Не будем называть страну. Достаточно сказать, что я был счастлив получить еще одно подтверждение справедливости моей веры в правосудие родины.

    Но тут события приняли оборот, который, по всем признакам, наносил сокрушительный удар по моей карьере. До сих пор я имел солидную репутацию специалиста в области информационно-поисковых систем. Оставить свою последнюю работу я решил только потому, что другая фирма предложила мне вдвое большую зарплату. Сразу по возвращении я намеревался подтвердить свое согласие. И в это самое время мой поверенный получает известие, что до моих предполагаемых хозяев дошел тревожный слух о непрочности моего финансового положения… Я был просто вне себя!

    Впрочем, факт моей несомненной кредитоспособности был зафиксирован документально, и после часовой беседы с моим поверенным местные власти почувствовали себя не лучшим образом. Дело в том, что контора моего адвоката вела не только дела концерна, владеющего отелем, где я поселился, но и двух банков, входящих в консорциум с «Островкредом», на который, естественно, ложилась вся ответственность за это гнусное, бесчестное обвинение, выдвинутое против вполне обеспеченного и весьма уважаемого туриста.

    Когда адвокат добился, чтобы в мою камеру принесли телевизор и местную газету (в то время на острове еще печатали настоящую газету — бумага из древесной массы и жуткая черная краска, липнущая к пальцам), я узнал, что один из юных предпринимателей с главной улицы скормил историю моего ареста какому-то корреспонденту телеграфного агентства, а поскольку новостей в тот день было негусто, мое имя прозвучало в международных информационных сообщениях. Облачка, туманившие лица представителей местных властей, превратились в черные тучи.

    Не исключено, что я несколько преувеличиваю, но в моем родном городе эта история действительно наделала немало шума. Один тип, точивший на меня зуб еще с третьего класса, позаботился, чтобы обо мне передали по программе кабельного телевидения, которую обычно смотрели мои родители и их друзья. Однако более существенно, что новость распространилась и в том районе, где я рассчитывал получить работу. Это и послужило причиной звонка моему поверенному с вопросами о финансовых затруднениях его клиента.

    К вечеру я буквально брызгал слюной от бешенства, но тут мой банк передал по фототелеграфу заверенное нотариусом свидетельство моей кредитоспособности, и поверенный потребовал моего полного освобождения. Однако дежурный судья уже ушел, и нам удалось добиться лишь освобождения под залог, после чего мы отправились в редакцию газеты и на телестудию, где сообщили, что я сей же час покидаю остров, чтобы по приезде домой немедленно поведать всему миру, что я думаю об их паршивых делишках и в особенности об «Островкреде». Но, сказал я им, моя душа ликует при мысли о скором возвращении к началу судебного процесса, ход которого (уж об этом я позабочусь) будет широко освещаться репортерами, а когда меня признают невиновным в обмане отеля, пункта проката автомобилей и прочих истцов, я в свою очередь вчиню иск «Островкреду» и обдеру его как липку!

    Не успели мы выйти из студии, где давали интервью для вечернего выпуска новостей (немыслимая удача для ведущего — он полгода не имел в руках такой сенсации), как перед нами вырос учтивый господин, явно не из местных, и, выразительно показав на выпуклость под пиджаком, пригласил нас в длинный черный лимузин.

    Мы благосклонно приняли приглашение.

    Через четверть часа мы предстали перед неким типом — судя по властному тону, важный птицей, — который сообщил нам, что он беседовал со многими из своих партнеров и они единодушно выразили глубокое сожаление по поводу случившегося. Виной всему, повидимому, была неисправность в компьютерной системе «Островкреда», над устранением которой уже работает группа специалистов. По всей вероятности, компьютер принял меня за известного мошенника, орудовавшего на острове, а номера моих кредитных карточек перепутал с теми, которыми пользовался этот жулик. И так далее и тому подобное. Не соблаговолим ли мы принять его извинения вместе со скромной компенсацией за причиненные неудобства?

    К этому моменту я завершил переход от состояния примитивной ярости к некой разновидности холодного гнева. Я сказал, что потеря столь высокой зарплаты, которую я рассчитывал получить, потребует отнюдь не скромной, а весьма значительной компенсации. И как быть с моим отпуском? Оставшаяся неделя оказалась совершенно отравленной. Наивно полагать, что я буду удовлетворен чем-то вроде бесплатного номера и питания в том самом отеле, где моей репутации был нанесен столь чувствительный урон, где… Ну, вы представляете себе всю сцену…

    — Кроме того, — заверил его мой приятель-законник, — передав дело в суд, мы могли бы рассчитывать на весьма солидную сумму. Объявление кого-либо некредитоспособным посредством компьютерной системы, пусть даже в результате непреднамеренной ошибки, неоднократно квалифицировалось судом как грубая клевета в тех случаях, когда общественная репутация пострадавшего терпела значительный ущерб…

    — А я вам что говорил? — прервал я адвоката.

    С минуту особа, пригласившая нас для беседы, переваривала услышанное, потом попросила подождать и удалилась в другую комнату, чтобы по телефону обсудить ситуацию со своими партнерами. Безмолвный лакей принес напитки. Мы молчали, предавшись тягостным размышлениям.

    Вскоре хозяин вернулся и назвал цифру. Мы согласились. По его тону и манере поведения было ясно, что нас ожидало в случае отказа. Тот же лимузин доставил нас в аэропорт. По приезде домой мы убедились, что свое обещание он выполнил.

    Итак, я отдал Джеффу его долю и…

    — Стойте! — крикнул я и, вспомнив, что собеседник меня не слышит, отбил то же на клавиатуре, добавив: — ТАК ЭТОТ ВАШ ПОВЕРЕННЫЙ И ЕСТЬ ДЖЕФФ ПИТЕРС-МЛАДШИЙ, КОТОРОГО Я ЗНАЮ ПО СЕТИ?

    — ХА-ХА, — отозвался экран. — КАК БЫ Я ЕЩЕ СМОГ СКОЛОТИТЬ КАПИТАЛ, ЧТОБЫ ОСНОВАТЬ КОСМОСЕТЬ?

    — ТАК ВЫ ПРИЗНАЕТЕ, ЧТО ВСЕ ЭТО ПОДСТРОИЛИ САМИ?

    — ВЫ ЖЕ СЛЫШАЛИ: «Я» — МЕРТВЕЦ. ДА И В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ЗДЕСЬ ПРИЛОЖИМ ЗАКОН О СРОКЕ ДАВНОСТИ, ИНАЧЕ НИКТО НЕ ПОЛУЧИЛ БЫ ДОСТУПА К ЭТОЙ ПРОГРАММЕ. ПРИЯТНО БЫЛО ПОБЕСЕДОВАТЬ С ВАМИ, МИСТЕР ГЕНРИ.

    — ПОДОЖДИТЕ!

    — СЛУШАЮ ВАС.

    — НО ЕСЛИ ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОСНОВАТЕЛЬ КОСМОСЕТИ, ТО…

    Тут он перебил меня:

    — Я ВОВСЕ НЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ МОЯ УЛОВКА НАВСЕГДА ОСТАЛАСЬ ТАЙНОЙ. ДА, Я БЫЛ ТЩЕСЛАВЕН. Я И СЕЙЧАС ТЩЕСЛАВЕН, ЕСЛИ ХОТИТЕ. НЕ БУДЬ Я ТАКИМ СПЕСИВЫМ СУКИНЫМ СЫНОМ, НИ ЗА ЧТО НЕ ДОДУМАЛСЯ БЫ ОСТАВИТЬ ПОСЛЕ СЕБЯ ЭТУ ПРОГРАММУ. А ЖИВ Я ИЛИ НЕТ — КАКАЯ В КОНЦЕ КОНЦОВ РАЗНИЦА! СПОКОЙНОЙ НОЧИ!


    Джек ВОДХЕМС
    ИМИТРОНИКА

    [3] Перевод с английского Ю. Кузьмина

    В Управлении компьютерного мониторинга я занимаюсь диагностикой функциональных нарушений. Чутье — вот без чего на моем месте долго не продержишься. Все началось с чувства безотчетной тревоги, которое возникло у меня, когда я искал причины очередного сбоя. Я выявлял сигнальные тракты, тестировал информационные каналы, и у меня сложилось довольно четкое представление о той аномалии, которую я анализировал. Но все-таки что-то было не так…

    Это вызывало досаду. Необходимо было посоветоваться с кем-нибудь, кто понял бы ход моих мыслей. Перебрав в уме нескольких сослуживцев, я по той или иной причине отверг их всех. Очевидно, в тот момент я нуждался в совете друга, а не специалиста. И, похоже, еще не приступив к этому отбору, уже знал, что буду звонить Дингеру.

    Достав видеоком, мой портативный видеокоммуникационный планшет, я раскрыл его, набрал код и ввел свой идентификационный номер. Связь установилась почти мгновенно.

    Черт возьми, у него опять новая секретарша. Смотрится неплохо. Впрочем, как и все прежние.

    — Полковника Бэтта нет на месте, мистер Раффаков. Будьте любезны, перезвоните через тридцать минут, мистер Раффаков. Я передам полковнику, что вы желали с ним поговорить, мистер Раффаков. Благодарю вас.

    Она отключилась. Все это прозвучало как-то уж слишком механически. Возможно, она вовсе и не секретарша. Такая чрезмерная учтивость весьма характерна для автоответчика. Это несколько настораживало.

    Захлопнув видеоком, я снова прицепил его к зажиму на поясе и направился к выходу из архива сети, где хранилась документация, связанная с обслуживанием абонентов.

    Я решил было пойти в буфет, но передумал. Здесь чудесное место для прогулок — прекрасный ухоженный парк, его канал с ивами вдоль берегов и мелодичным журчанием воды по камешкам не отличить от настоящей речки.

    Итак, что же мне удалось выяснить? В целом все понятно. Штамповать с помощью компьютера мультипликации — это, конечно, неплохо, но электронная техника пятого поколения наглядно демонстрирует, что можно добиться гораздо более впечатляющих результатов.

    Телепроекции, будь они одномерными, рельефными, объемными, как правило, создаются мириадами импульсов. Если известна последовательность таких импульсов, то знаешь, и каким будет само изображение. Что, собственно, и требуется. Достаточно сформировать нужную последовательность импульсов — и на экране, как по волшебству, возникнет изображение, причем объекта «съемки» на самом деле может и не существовать — будет как бы копия с воображаемого объекта. Этот метод стал той долгожданной новинкой, за которую ухватились компьютерные фанатики.

    Я оказался на краю небольшой рощи. Поблизости в камышах резвилось семейство куропаток, забавных в своей самонадеянности. Они были совершенно уверены, что я вовсе не тот, кто станет швырять в них камнями.

    Полчаса прошло. Я взял видеоком и снова набрал номер Дингера.

    Секретарша улыбалась. Полковник Бэтт на месте. Она соединила меня.

    — Алло. А, Фредди, привет! Итак, мой мальчик, чем могу быть полезен?

    Дингер был одет по всей форме, даже фуражка на голове. Должно быть, он только что вернулся с какогото официального мероприятия. Фредди… Вообще-то меня зовут Отис, но он стал называть меня так еще во времена, когда я выступал в легчайшем весе, накачивая свои мускулы и шлифуя технику самозащиты, по имени Фредди Бесстрашного Мухача, героя не очень известного комикса. Похоже, Дингер был в необычно беззаботном настроении.

    — Динг, у меня трудности. Ты что-нибудь знаешь об имитронике? Или, иначе, имивидео?

    — Как-как? Нет. А что это такое, Фредди?

    — Своего рода видеомультипликация. Ты извлекаешь информацию, заложенную в реальном изображении, и многократно дублируешь ее, каждый раз внося изменения в соответствии с несметным числом переменных, которые задает программа.

    Он уставился на меня.

    — Фредди, я всего лишь сотрудник военной разведки. Будь добр, объясни попроще.

    — Хорошо. Предположим, кто-то снимает тебя в движении, фиксирует твою мимику, например когда ты говоришь. Каждый такой снимок можно разложить на отдельные матричные составляющие, проанализировать их, перетасовать и затем снова объединить с учетом известных стереотипов человеческого поведения. В итоге твое изображение можно будет снова воспроизвести, но ты уже будешь говорить и делать совсем не то, что было на самом деле. Теперь понятно?

    — Гм, — Дингер помолчал, размышляя. — Пожалуй да, Фредди. Можно создать образы реальных людей, которые будут совершать на экране вовсе не то, что они делали в действительности. Так?

    — Примерно, — ответил я. — Копируя их манеры и сочетая это с бесконечным множеством элементарных движений, можно создать телепроекцию индивидуума, проделывающего практически любые манипуляции, на которые способен человек. И даже то, на что он не способен.

    — Не может быть.

    — Может. Я тут наблюдал циркача, который жонглировал сразу двадцатью двумя яйцами и одновременно отбивал чечетку, балансируя на доске. Совершенно неправдоподобное зрелище.

    — Хорошо бы на это взглянуть, Фредди. И кто же всем этим занимается?

    — Ну, сейчас их можно перечесть по пальцам, да и уровень у них самый разный. Все зависит от того, какие цели они преследуют. По-моему, Боб де Гайрендоф — лучший из тех, кто занимается этим легально. Он работает со старыми фильмами, в основном с ранними лентами немого кино, делая акцент на крупных планах и разрабатывая темы, связанные, скажем, с поведением случайных прохожих на улице. Это страшно интересно.

    — Легально? Что ты имеешь в виду, Фредди? Разве есть закон, запрещающий этим заниматься?

    — Пока нет, но какие-то ограничения введут, должны ввести. Я уже накрыл одно заведение, где работали над методикой транспонирования скачек. Им надо было создать видимость, что те лошади, на которых эти парни поставили, финишируют первыми. У них уже было чтото такое, с помощью чего они в решающий момент могли вклиниться в передачу с ипподрома и таким образом выиграть большие деньги.

    — Это не выдумка, Фредди? Неужели им удалось добиться такой достоверности?

    Сам не знаю почему, я нажал на кнопку "память".

    — Когда я добрался до них, им еще оставалось отработать немало деталей, но именно этим они и занимались. В конце концов у них, наверно, получилось бы что-нибудь стоящее. Однако меня гораздо больше беспокоит проблема шантажа.

    — Шантаж? Поясни, пожалуйста, о чем речь, Фредди.

    — Ну, это очень просто. Изображения видных деятелей, да и вообще любого человека, можно дублировать таким образом, чтобы потом они появлялись на экране в каких угодно компрометирующих ситуациях. Старую истину, гласящую, что картинка не лжет, придется, видно, решительно пересмотреть.

    Дингер размышлял, поглядывая на меня.

    — Неужели эти копии так хороши, Фредди?

    — Пока их достоверность обычно невысока, но все же удается заморочить голову тем, кто толком не знает, что они должны увидеть.

    — Так-так. Ясно, Ну, и как, по-твоему, Фредди, я мог бы подключиться к этому делу? Способен ли я вообще чем-нибудь помочь тебе?

    — По правде говоря, Динг, не уверен. В какой-то момент даже возникло ощущение, что меня водят за нос. Чисто интуитивная догадка. Ты же меня знаешь.

    — Гм… Говоришь интуитивная, Фредди? И ничего более конкретного?

    — Абсолютно ничего. Чутье мне подсказывает, что здесь дело в имитронике, вот и все. Если какие-то люди чинят мне препятствия, ясно, что они знают, где и как я веду свой поиск. Это меня беспокоит. Когда кто-то пытается таким путем замести следы, значит, за ним наверняка что-нибудь есть. Правда, я не знаю, что именно. Но вполне возможно, это касается национальной безопасности. А это посерьезнее, чем порнография или переработка произведений без авторского согласия. Вот я и подумал, что, быть может, военные уже сталкивались с чем-нибудь подобным; не обнаруживались ли хоть какие-то неувязки, которые могли вызвать подозрения.

    — Так-так, — Дингер помассировал шею. — Это для меня новость, Фредди. Я должен все обдумать. Теперь, когда ты поднял это дело, я, конечно же, наведу кое-какие справки. — Он помолчал. — Ты можешь дать мне какие-нибудь зацепки?

    — Не хотелось бы. Во всяком случае, не на этой частоте. Может, встретимся вечером — пообедаем вместе?

    — Отлично. Давай пообедаем, Фредди. Скажем, в семь тридцать?

    — Договорились. Встретимся у «Милашек», идет?

    — У "Милашек"? — Он заколебался на мгновенье. — А, да-да, давай у «Милашек». Итак, в семь тридцать. До встречи. — Он ухмыльнулся и игриво помахал мне рукой.

    В ответ я шутливо отдал ему честь.

    Защелкнув видеоком, я повертел его в руках и прицепил к поясу. И на этот раз я решил не ходить в буфет, а неторопливо направился к ближайшему выходу. Постепенно я ускорил шаг, причем без какой-либо объяснимой причины.

    Не стал я садиться и в первый же кодомобиль, а пересек стоянку и выбрал наугад один из тех, что находились в парковочном блоке.

    Работа мозга — непостижимый процесс. Весь день меня не покидало смутное беспокойство, от которого я никак не мог избавиться, но и объяснить его мне не удавалось. Просто я определенно знал — без видимого основания, но совершенно определенно, — что они, кто бы это ни был, видят меня насквозь.

    Ощущение не из приятных. Мания преследования — это ужасно. Особенно если определить ее причину никак не удается. Во всем мне чудилась угроза.

    Я вставил перш в гнездо кодомобиля, ввел данные о моем банковском счете, набрал код маршрута — не к себе домой, а на Уолтер-стрит. Там было несколько тихих, неприметных отелей. В одном из них найдется свободная комната, где за оставшееся время я попытаюсь продумать план дальнейших действий.

    Кодомобиль тронулся. Я откинулся на спинку сиденья. Не хотелось ни смотреть новости, передаваемые по разным каналам, ни даже слушать музыку. Так хорошо было просто закрыть глаза и хоть ненадолго расслабиться.

    Не знаю, сколько минут я пребывал в полудремотном состоянии. Бессвязные отрывочные мысли вереницей проносились в голове.

    Кодомобиль, слегка дернувшись на очередном повороте, довольно сильно накренился. Он шел на крутой подъем. Очень странно. Несколько секунд я пытался понять, что это значит, потом открыл глаза и посмотрел в окно. Машина взбиралась на Тэллоранд-хилл.

    Я прикинул в уме маршрут. Так на Уолтер-стрит не попадешь. Тогда я снова нажал на кнопки. Запищала автолоция, и на экране появилось сообщение: "Прошу извинить. Авария на Фистула-авеню, вследствие чего Четвертая кодомобильная трасса перегружена. Если у вас нет чрезвычайной необходимости, данный маршрут для вашей доставки оптимален".

    Я вздохнул с облегчением. Это звучало убедительно. Кодомобильная транспортная система действовала здесь третий год, но все еще страдала от детских болезней. Оказывается, то, что эффективно для маленьких городков, в условиях большого города сопряжено с колоссальными трудностями. Прошло месяцев шесть с тех пор, как весь неавтоматический транспорт был выведен за пределы города. Близился день, когда всю страну охватит общенациональная автоматическая сеть транспортных магистралей.

    Меня совершенно не огорчало, что для поездок по городу теперь не нужны водительские права. Кодомобиль несся с такой скоростью, с которой я по этой трассе еще никогда не ездил. Не встречая никаких светофоров или знаков остановки, он каждую миллисекунду сверял свои координаты с данными, поступающими с главного терминала управления транспортом, чтобы, четко маневрируя, менять направление и вливаться в потоки машин.

    Кодомобиль приближался к вершине холма. Это давалось ему с некоторым трудом, скорость упала до сорока километров в час. Вероятно, энергоблок не развивал достаточной мощности. Системы перезарядки кодомобилей защищены от неправильного обращения, но непогода, грязь или сор, а иногда и преднамеренная порча могли снижать подводимую энергию. Не исключено также, что машиной сегодня уже многократно пользовались. Однако красный индикатор не загорался.

    Я снова глянул в окно. Итак, путь через Тэллорандхилл означает, что мы двинулись в объезд. Кодомобиль совершит объезд, точнее, сделает петлю.

    Противоположный склон холма оказался еще круче. Там было два поворота с нехорошей репутацией и Т-образный перекресток, но теперь, после внедрения кодомобилей, они уже не представляли опасности.

    Я нажал на кнопку, чтобы до конца опустить стекло. Кодомобиль уже достиг горизонтального участка трассы и начал набирать скорость.

    Иногда решения приходят мгновенно, Промедление, нерешительность — смерти подобны. Меня словно подбросило, когда я увидел, как массивный кодотрейлер отъезжает в сторону, уступая нам дорогу. Словно он принял сигнал тревоги. Я, не отдавая себе отчета, схватился за верх дверцы, подтянул колени и буквально выбросился ногами вперед из окна.

    Это, конечно, было крайне рискованно. Все вихрем завертелось у меня перед глазами, и я покатился кудато, потеряв ориентацию. Всего несколько жутких мгновений, но я до сих пор не пойму, как не свернул себе шею. Я даже не представлял себе, что сорок километров — это такая большая скорость.

    Мелькнула мысль, что я буду кувыркаться так до скончания века. Тогда я раскинул руки в попытке остановится — ив результате проехал еще несколько метров на животе.

    Распластавшись на дороге, я довольно долго судорожно глотал воздух, не смея шевельнуться, чтобы не причинить себе нестерпимую боль. Удивительно, но мой кодомобиль все еще был виден, хотя мне показалось, что прошла целая вечность. Другой кодомобиль и кодотрейлер отъехали в сторону, чтобы пропустить его. Он спускался под уклон и наконец скрылся из виду.

    Я не спешил вставать. Можно было спокойно лежать посреди дороги, не опасаясь, что тебе переедут. Машины идентифицировали бы мою персону как препятствие и просто корректировали бы свой маршрут для объезда. Подобные помехи движению все еще создавали бродячие собаки. Случалось, они вели себя на трассе довольно бесцеремонно. Останься я здесь еще на какое-то время, и из парка вышлют уборочный кодомобиль, чтобы согнать собаку, которая, как видно, вознамерилась закусить прямо на шоссе.

    Я осторожно проверил, целы ли мои конечности, и к собственному удивлению обнаружил, что отделался порядочными синяками, но ничего не поломал. Пошатываясь, я проковылял на обочину.

    Теперь у меня было достаточно времени, чтобы обдумать мотивы своего поведения. Я должен был найти разумное объяснение столь импульсивному поступку. Чистейшее безумие. Ведь можно было разбиться насмерть.

    Вообще-то я люблю прогулки, но только когда чувстую себя получше. Прихрамывая, я стал спускаться с холма. Мой кодомобиль поехал окольным путем. Причина звучала правдоподобно? Вполне. Она не вызывала у меня сомнений. Я не торопился, и это, безусловно, было принято во внимание. Но другие машины вовсе не обязаны были уступать мне дорогу. Я не роженица, а мой кодомобиль не скорая помощь и не полицейская машина.

    Хромая и спотыкаясь, я припустил изо всех сил. Кому-то удалось переключить на себя мой перш — персональный шифратор. После этого они уже могли подключиться к компьютеру-классификатору, находящемуся в Центре по выявлению компьютерных мошенничеств. Теперь меня можно было засечь, как только я пускал в ход якобы похищенный мною перш. Они узнали номер кодомобиля, в который я сел, и направление поездки. А этого был достаточно, чтобы ввести а действие перехватчик приоритета управления и направить мой кодомобиль на Тэллоранд-хилл. С целью…

    Это было чересчур фантастично. Надо же допустить такое — потерять способность здраво рассуждать из-за каких-то осложнений, изобретательности, пусть даже весьма изощренной, нескольких злоумышленников, возможно одиночек, нарушающих правила пользования сетью. Я всегда был склонен переоценивать волю и решительность своих противников. Я постоянно воображал, что мне противостоят силы, которые на самом деле не так уж велики.

    Ныл левый локоть. И бок тоже. И грудь. На всякий случай следовало бы показаться травматологу, проверить, нет ли переломов.

    Я свернул во второй поворот. Передо мной был Т-образный перекресток.

    Там какая-то суматоха. Я остановился. Уже скопилось порядочно машин, но это был не затор — пассажиры и шеф-кондукторы затормозили сами, чтобы поглазеть на редкостное по нынешним временем зрелище. Произошло столкновение. Кодомобиль на полной скорости врезался в борт автопогрузчика.

    Автопогрузчик, так же как автобусы и прочий транспорт, движущийся по установленным маршрутам, следовал вдоль своих подземных направляющих кабелей, сеть которых имела столь упорядоченную структуру, что шеф-кондуктору практически не приходилось принимать самостоятельных решений. Кодомобиль никак не должен был оказаться так близко от автопогрузчика.

    Мне не составило труда выстроить в уме цепочку событий. «Похищенный» перш. В машине тот, кого подозревают в этом опасном преступлении. Сигнал тревоги в эфире, чтобы без препятствий доставить подозреваемого на ближайший полицейский пост. Предельная скорость на втором повороте; дальше все просто — разъединение, тормоза отключены, и их можно привести в действие только на посту обслуживания. Что-то в этом роде — верный путь к катастрофе.

    Я подошел поближе. Собралась уже большая толпа. Мне удалось разглядеть немногое, но того, что я увидел, было достаточно. Кодомобиль стал грудой обломков.

    Это меня потрясло. Мысли путались.

    Ни с того ни с сего мне вдруг представились набранные аршинными буквами заголовки: "ТЭЛЛОРАНДХИЛЛ: КАТАСТРОФА КОДОМОБИЛЯ". Пожалуй, это вызовет всеобщее волнение. Я слышал, как кто-то в толпе сказал: "Им не удастся заморочить мне голову. Рано или поздно это должно было случиться. Говорили, будто в такой системе ничего подобного и быть не может — ну, так полюбуйтесь…"

    Какое-то время я прислушивался к обрывкам разговоров, но потом бросил это занятие. Тут, без сомнения, предстоит серьезное расследование, и я как специалист почти наверняка буду среди тех, кому поручат распутывать это дело.

    Но проявлять сейчас свой профессионализм было ни к чему, и я ретировался.

    А может, это случайность. Случайность? Черта с два, никакая это не случайность! Почему, например, я выпрыгнул через окно, а не воспользовался дверцей. По двум причинам. Во-первых, стоило только открыть дверцу, и кодомобиль сразу же остановился бы, просигнализировав, что я вышел. Сработала интуиция — такой сигнал не должен быть отправлен. Во-первых, дверца могла оказаться заблокированной и потому, что мы неслись слишком быстро, и потому, что я был под подозрением, и потому, что по сигналу тревоги предпринимались соответствующие меры.

    Я покрылся холодным потом. Одно дело — опираться на интуицию из любви к искусству, и совсем другое — когда она помогает спасти собственную жизнь. Я избрал окольный маршрут, чтобы добраться до другой небольшой кодомобильной стоянки.

    Сев в кодомобиль, я решил обойтись без перша. Теперь по нему ничего не стоило обнаружить мое местонахождение. Расследуя нарушения правил пользования сетью и занимаясь розыском злоумышленников, я приобрел неоценимый опыт — мне удалось проникнуть в тайные тайных техники обмана и мошенничества. Я сумел «убедить» кодомобиль, что намерен провести техническую диагностику, в частности проверить, как функционируют его узлы в движении.

    Теперь я изменил цель своего маршрута. Времени на такую роскошь, как отдых и обдумывание деталей, у меня не оставалось. Придется отталкиваться от того, чем я уже располагал. До сих пор я неспешно размышлял над тем, какова роль всевозможных второстепенных факторов, однако происшедший инцидент подстегнул меня.

    Я ввел в кодомобиль команду, чтобы он доставил меня в Виллидж-Гров-Хайтс.

    Во избежание излишних сложностей я выдал себя за специалиста по техническому обслуживанию, и наконец Одержимый Уилс согласился впустить меня. Только оказавшись с ним один на один, я открылся Уилсу и сказал, что мне необходима его консультация — эта маленькая хитрость никогда не подводит.

    — Имитроника? Да, конечно, я пользуюсь ею. Человек никогда не должен останавливаться на достигнутом. Вы понимаете меня? Он обязан стремиться к совершенству.

    — И у вас есть действующая установка?

    — Разумеется. Только так и можно чего-то добиться.

    — Она здесь? Не возражаете, если я посмотрю, как она работает?

    Он немного помялся, но в конце концов сказал:

    — Ну, почему же нет? Буду рад продемонстрировать ее вам. — Самодовольство так и распирало его. — Я начинал не с нуля. У меня уже был большой опыт работы с мультипликациями. Кто вам сообщил обо мне? Моя установка сейчас одна из лучших в стране. Я занимаюсь имитроникой уже года два, с тех пор как впервые узнал об этом методе. И все время совершенствуюсь.

    Я благосклонно принял приглашение Уилса и последовал за ним.

    — Я тут недавно проверял, как работают другие видеооператоры, — как бы невзначай сообщил я. — Кое-кто добивается иногда вполне приличных результатов.

    — Именно этим и отличаются ремесленники от истых профессионалов, — сказал Уилс, — не хватает изысканности, тончайших штрихов. — И поспешил добавить: — Нам, конечно, еще далеко до абсолютной достоверности, но мы стремимся к ней. Это вполне достижимо.

    Я нисколько не обманывался на счет его притворной скромности.

    — Если верить тому, что я слышал, вы здесь подлинный мастер, — с невинным видом солгал я.

    — Кто вам это сказал? А, конечно, слухами земля полнится. — Он был явно польщен. — Все мы стараемся хранить свои секреты, но о них каким-то образом узнают. Входите, пожалуйста. Это моя творческая лаборатория.

    Когда я увидел его установку, во мне пробудилось чувство зависти. Аппаратура действительно была высшего класса. Пожалуй, он из тех, кто может позволить себе приобретать все самое лучшее.

    Начал Уилс с того, что показал мне несколько отрывков из своих работ для одной из самых популярных сейчас детских телепроекционных программ — «Дутик». Дутик страшно нравился всем, кто мал ростом. Этот тщедушный невзрачный человечек мог, когда надо, вырастать в настоящего гиганта.

    Мне самому близка идея этих передач, но сейчас я решил прервать его.

    — Это, конечно, имитроника, мистер Уилс, но то, что я видел сейчас, лишь немногим лучше обычной мультипликации. Мне казалось, вы способны на гораздо большее.

    — А? О да! Разумеется. — Однако он глянул на меня с некоторым подозрением.

    Я поспешил успокоить его:

    — Я не собираюсь конкурировать с вами, мистер Уилс. Я видел работы Боба де Гайрендофа и некоторых других. Наше управление полностью одобрило их изыскания, но мы весьма обеспокоены тем, что в руках злоумышленников подобная методика может стать орудием преступления. Столь высокая степень совершенства, возможно, потребует введения новых законодательных положений, предусматривающих, чтобы такого рода техническими средствами пользовались лишь признанные специалисты, имеющие соответствующее разрешение.

    — Вы полагаете, что могут быть введены какие-то ограничения? Несмотря на то, что работы только разворачиваются? — К его тревоге примешивались нотки сомнения. — Отис, мне кажется, такой закон провести в жизнь будет непросто.

    Уилс подошел к своему модифицированному терминалу «Миксмакс» с памятью, способной хранить многие миллиарды байт информации.

    — "Дутик" и документальные видеофильмы для программы "Только сенсации!" — мой хлеб насущный, а вот этому принадлежит будущее. — Он погладил стойку с аппаратурой, к которой был явно неравнодушен. — Вокруг столько консерваторов; взять хотя бы Харви Кастлота или Мела Напфа, которые до сих пор стряпают свои сценарии с помощью текстовых процессоров. — Он пощелкал переключателями. — Такая архаика. Их время прошло. Вот смотрите, как это должно выглядеть.

    Он подключил блок памяти к телепроекционному терминалу с полномасштабным отображением в четверть глубины. Коммерческий вариант его называют Брв — барельефным видео. На экране возник бар в салуне на Диком Западе. Главный герой — Одержимый Уилс собственной персоной. Его, как видно, ожидают неприятности — какой-то гаер с наглой физиономией так и лезет в драку.

    Одержимый подводил действие к неизбежной перестрелке, в которой бандит, конечно, получил свое, но все же успел всадить пулю и в Уилса. Хлещет кровь. Зияющая рана. Уилс на полу. К нему бросается официантка, она хочет помочь. Одержимый изрыгает проклятия в ее адрес. Девушка рыдает. Очень трогательно. Уилс остановил изображение.

    — Ну, что скажете?

    Я постарался скрыть свое разочарование.

    — Неплохо. Действительно высококачественная имитация. Но ведь какие-то эпизоды вы играли сами?

    Он торжествующе засмеялся.

    — Нет, я не актер. Правда, мне пришлось натянуть на себя всю эту амуницию. Кроме того, я принимал разные позы, чтобы загрузить в память необходимую информацию. Еще, пожалуй, мимика. Некоторые до сих пор привлекают непрофессиональных артистов, чтобы выполнять наложение и коррекцию изображений с использованием реальных персонажей. Я же предпочитаю работать "с портрета", когда можно делать с исходными копиями все что угодно. Я еще, например, не знаю, появится ли мое лицо в окончательном варианте этой сцены.

    — Девушка, похоже, расстроена.

    — Она влюблена в меня. По сценарию, разумеется.

    Он прокрутил картину обратно, к началу стычки.

    — Тонкость — это самое главное. И чувство меры. Вот здесь, видите? Что-то не так в выражении лица Мэлига. Я стремлюсь очень точно передавать настроение. По-моему, здесь я перестарался с изгибом губ.

    Я следил за тем, как он медленно перемещает небольшой фрагмент изображения, переворачивает его, каждый раз внося едва заметные изменения. Губы бандита чуть выпрямились, наклон головы стал более естественным. Одержимый проделал все это еще два-три раза.

    — Ну, как теперь?

    Особого восторга я не выказал. Стиль вполне сносный, для детских фильмов в самый раз, но далеко не высший класс, не то, что я искал.

    — Очень неплохо, — отозвался я.

    Заставить увлеченного человека слезть со своего любимого конька — дело нелегкое.

    — В наших руках инструмент, который позволит неузнаваемо преобразить творческую деятельность, всю индустрию развлечений. Теперь продюсеры и режиссеры уже не будут калечить авторский текст, а актеры — интерпретировать его, как им вздумается. Я смогу, черт возьми, создавать все от начала и до конца, не выходя отсюда — мои персонажи будут делать то, что я хочу, говорить то, что я хочу, и именно так, как они, по моему разумению, должны это говорить. Блестящая перспектива. Наконец-то зрителям откроется красота авторской мысли, не искаженной исполнителями, всеведущими критиками и прочими невеждами, которые думают, будто знают, что автор хотел сказать на самом деле.

    Чтобы перевести разговор на другую тему, я просил его:

    — А откуда вы взяли весь антураж?

    — Позаимствовал из старинной ленты «Шейн». И девицу тоже нашел в киноархивах. Некая Ивонн де Карло. Слышали о такой?

    — Нет, — соврал я, не желая раскрывать свои источники информации.

    — В архивах масса материала, — сказал Уилс, — на котором без труда можно построить любой сюжет. Реальной обстановкой и реальными персонажами манипулировать гораздо проще. Правда, и здесь расходов не избежать, да и конфликты тоже возможны. Тем не менее я считаю, что несравненно большее удовлетворение получаешь, когда имеешь возможность все — от сценария до готового фильма — создавать самостоятельно.

    — Но ведь добиться абсолютного реализма чрезвычайно сложно? Ведь только на первый взгляд кажется, что это просто.

    — Вы совершенно правы, — с готовностью подтвердил он. — Это тонкая работа. — И, как бы оправдываясь, добавил: — Надо чтобы на экране жили не только основные действующие лица, но и прочие персонажи. Именно поэтому я перенес бармена в другой угол бара, а остальных разместил на втором плане. Действие должно концентрироваться на главных героях. Только сам автор ясно представляет себе все это, он знает свое произведение лучше любого режиссера и пресловутых звезд, которые получают бешеные деньги и так и раздуваются от самодовольства.

    Изображение на экране БРВ оставалось неподвижным. Машинально, почти подсознательно Одержимый еще немного подправил выражение лица бандита, оттенив его подбородок.

    — Обладая такой системой, автор становится истинным художником. Эта группа клавиш — моя палитра, и, нажимая их, я наношу "нежнейшие мазки", несмотря на то что мой «холст» находится в постоянном движении. Я могу сделать так, чтобы дул ветер, шелестели листья, раскачивалась лампа, лил дождь. Мистер Раффаков, Отис, поверьте мне, это самый великолепный инструмент, который когда-либо оказывался в распоряжении творческой личности.

    Я согласно кивнул, сохраняя задумчивый вид.

    — Этот бандит, — как, вы сказали, его зовут? — он очень похож на Бранта Хьюза.

    — Мэлиг? Мэлиг Нантмен. Законченный негодяй. Кстати, вы ведь не видели, что предшествовало той сцене. Не хотите ли посмотреть все с самого начала? Я высоко ценю ваше мнение. Вы можете дать гораздо более квалифицированную оценку, чем любой из моих обычных визитеров.

    После того как я вежливо отказался, до него, как видно, наконец-то дошло, что я сказал.

    — Брант Хьюз? Вы так думаете? — Он взглянул на по-прежнему неподвижное изображение. — Это, наверно, чисто случайно.

    — Тем не менее, — возразил я, — вы ведь знаете, что говорится в законодательстве о художественных произведениях: не допускается копирование реальных людей, ни умерших, ни ныне здравствующих. Если в этой сцене вы не измените черты лица бандита, думаю, Хьюз вполне может подать на вас в суд за незаконное копирование его внешности.

    На лице Уилса отразилось некоторое замешательство.

    — Это возможно?

    — Разумеется, — сказал я как можно убедительнее. — Как дважды два — четыре. Я не знаю, как там насчет Ивонн де Карло и истек ли срок действия авторских прав на «Шейн», но то, о чем я говорю, — совсем другой случай, и о нем не стоит забывать.

    — Да-да. — Я почувствовал, что его замешательство продлится недолго. — Это моя первая попытка создать полнометражный видеофильм. По существу вы видели лишь пробу. Я могу сменить лица. И даже антураж. — Он уговаривал сам себя, причем собственные доводы казались ему очень убедительными. — Самое главное — разработать основную тему, определить ключевые моменты сюжета, добиться того, чтобы действие развивалось в нужном направлении. Лицами можно заняться в последнюю очередь. Подработать их, устранить сходство с кем бы то ни было. Не правда ли, мистер Раффаков?

    Подработать. Тонкости у него не больше, чем у начинающего маляра. Как был обычным мультипликатором, так и остался им.

    — Безусловно, — сказал я.

    С меня было достаточно. Я пытался найти образец совершенства, до которого ему было пока далеко. Оказывается, сложнейшая аппаратура — это еще не все. Я не возлагал особых надежд на вопрос, который собирался ему задать, но постарался сформулировать его как можно более обтекаемо:

    — Кроме вас, Тони Лашингтона, Боба де Гайрендофа и, возможно, Лестера By, кто еще, по-вашему, мог бы стоять во главе списка истинных мастеров имитроники?

    Он ненадолго задумался:

    — Пожалуй, Пейли Мфинга.

    Новое для меня имя неприятно резануло слух.

    — Пейли? Кто он?

    — Не он, а она. Пейли Мфинга. Колдунья. Именно она два года назад помогла мне освоить этот метод.

    — Никогда прежде не слышал о ней, — сказал я. — Она тоже автор каких-нибудь произведений?

    — О нет. Я не знаю, чем она сейчас занимается. В то время она жила на Западе. Я как раз был там, мы встретились на одной конференции. Она моя поклонница. — Он вдруг осекся. — Ну да, мы встретились… гм-м… она подсказала мне, как я мог бы улучшить качество своих видеомультипликаций… Да, она на редкость способная.

    — Именно тогда она познакомила вас с принципами имитроники?

    — Пейли просто продемонстрировала мне кое-что — вот и все. Она из тех самых вундеркиндов. Вы понимаете, что я имею в виду? Но обычно их хватает ненадолго. Нет, она не занималась творчеством. Талант у нее безусловно был, однако она не знала, к чему его приложить.

    — Вы поддерживаете с ней контакт?

    — Что? Нет. — Он ответил слишком поспешно, но это могло быть своего рода протестом против покушения на его независимость. — Я ни с кем не связан. Работаю абсолютно самостоятельно. Она дала мне ряд ценных советов. Я ей очень признателен, но у меня свой путь, и своими достижениями я обязан исключительно собственному интеллекту, собственной настойчивости в достижении тех целей, которые я сам себе поставил.

    — А как она пользуется имитроникой?

    — Не знаю. По-моему, для нее это просто игра. Мфинга работала в какой-то юридической фирме. Мне кажется, она по натуре исследователь, вроде вас. Старается не отставать от последних достижений.

    — Быть на шаг впереди последних достижений, — поправил я его, — что и является моей задачей.

    Итак, Пейли Мфинга. Я удостоверился, что правильно записал ее имя. Круг настоящих специалистов весьма ограничен, и когда обнаруживаешь кого-нибудь, с кем еще не сталкивался, это целое событие. Вполне возможно, что в итоге такая находка ничего не даст, но все-таки уже не придется перебирать давно известные имена.

    Я поблагодарил Уилса за помощь, еще раз сдержанно похвалил его работы и распрощался с ним.

    За несколько минут до назначенного времени я уже был у «Милашек». Вообще-то на вывеске этого кафе значится «Петушок», но мы с Дингером называли его «Милашки», так как тут взяли за правило нанимать самых хорошеньких в городе официанток.

    На часах 7.30, 7.45, 8.00.

    Дингер Бэтт — военный. Большинство его недостатков скорее можно отнести к числу достоинств, и уж чем-чем, а отсутствием пунктуальности он не грешил.

    8.05. Больше ждать не имело смысла; я вышел, набрал его код. В ответ на мой вызов пришло сообщение: "Непредвиденная задержка. Место встречи — отель «Каравансарай», билетная касса возле моста, в одиннадцать вечера. Все объясню на месте".

    Гм. Вероятно, Дингер уже что-то узнал.

    Я выключил кодомобиль, на котором приехал, пересел в другой, запрограммировал его на режим поиска с целью проверки некоторых редко используемых переулков и проездов. Надо было удостовериться, что они не закрыты и не исключены из разрешенного маршрута вследствие сбоя в системе.

    Передавали новости. Как я и предполагал, авария кодомобиля оказалась в центре внимания; все были в панике. "Сообщения о жертвах, к счастью, не подтвердились. Однако никто не погиб лишь по чистой случайности. Готовится расследование всех обстоятельств происшествия".

    Я ввел новые команды, на основании которых можно было заключить, что сейчас у меня будет обеденный перерыв, и направил кодомобиль к Дому связи.

    В Доме связи, воспользовавшись чужим паролем и запрещенным мимикодом, я проскочил через главный контрольный пост. Остальные преграды были не столь серьезны, и мне не составило особого труда их преодолеть. Чем ближе знаешь, тем меньше почитаешь. Итак, у меня мания преследования. Хорошенькое дело.

    Добравшись до нужного пульта, я ввел ряд запросов, указав имя Пейли Мфинга. И что же я получил в ответ? Ничего. Абсолютно ничего. Нуль в квадрате.

    Сердце учащенно забилось. Отсутствие ответа — пожалуй, самая важная для меня информация. Теперь я был твердо уверен, что Пейли Мфинга — одна из немногих, кто обладает привилегией работать абсолютно скрытно, изменять таблицы кодовых номеров, заранее узнавать, кто и откуда пытается выйти на нее, и в любой момент вежливо уклоняться от всяких переговоров с кем бы то ни было. Одержимый был прав — у нее, безусловно, немалые способности.

    Но тут уже была задета моя профессиональная гордость. Я начал шаг за шагом искать слабые места Пейли.

    Работа увлекла меня. Да, черт возьми, уникальный талант. Она без труда пускала в ход тройные ловушки, с исключительной точностью устанавливала тупиковые соединения, чтобы свести на нет любые попытки неизвестного лица получить доступ к ней. Мне" еще не приходилось сталкиваться со столь хитроумной конспирацией.

    Чем больше различных путей и взаимосвязей, тем проще запутаться человеку, который хочет выйти на нужный объект — неважно, с какими намерениями он это делает. Чем разветвленное сеть, тем легче обеспечить безопасность. Чтобы ухватиться за верную нить, требуется огромный опыт. Опыт и чутье.

    Казалось, Пейли играет со мной в кошки-мышки. Данные о ее банковском счете, об учебе, уплате налогов, видеокадры юных лет, медицинская карта — все было за семью печатями. Потрясающе.

    10.30. Прошло целых два часа, прежде чем мне удалось найти брешь в ее защите, что позволило определить местонахождение Пейли. Коттедж на побережье, немногим более ста километров к северу. Но даже эта зацепка выглядела весьма сомнительно — слишком большая удача, чтобы поверить в нее. Никто другой не провел бы поиск именно так, как я. Это выдало меня. Я четко осознал, что теперь мои действия можно будет проследить и даже предсказать.

    Нужно было на время уйти в тень. Иначе она поймет, что я уже где-то рядом, и сможет провести свой поиск, узнав обо мне еще больше. Ей надо было лишь следовать моей методике, делать все в точности как я, сопоставлять полученные результаты со сведениями о тех немногих, кто достиг столь высокого уровня. Боюсь показаться нескромным, но теперь она почти наверняка могла понять, кто именно напал на ее след.

    Когда я отправился в «Каравансарай» на свидание с Дингером, в голове у меня роилась масса взаимоисключающих предположений.

    На место встречи я снова прибыл за пять минут до назначенного срока. Очень жаль, что не удалось еще посидеть за пультом. Я резко остановил кодомобиль, сам не знаю почему. Свело ногу. Я совсем забыл проверить, нет ли переломов, и сейчас после длительной неподвижности мои ушибы снова дали о себе знать, и казалось, уже не отпустят меня.

    Поставив кодомобиль на тормоз, я решил оставшиеся несколько сот метров пройти пешком. Может, перехвачу Дингера по дороге. Воздух был свеж и чист. Чудесный вечер. Склонный к самоистязанию, я практически игнорировал ноющую боль в суставах и резкие уколы при неосторожных движениях.

    Наверху, на крепостной стене, двое рабочих в блестящих защитных комбинезонах ремонтировали рекламный щит «Каравансарая», который, как видно, уже давно был закрыт. Вспышки яркого света — такая иллюминация будет пожирать жуткое количество электроэнергии.

    Вокруг больше никого. Я шел не торопясь, поглядывая наверх. Подъемный мост и закрытая билетная касса были совсем рядом.

    Рабочие не смотрели в мою сторону, но явно наблюдали за мной. На них были защитные очки с темными стеклами, словно они ожидали ослепительной вспышки. Между ними виднелось какое-то приспособление, похожее на большую подзорную трубу.

    И вдруг я все понял, понял за какую-то долю секунды до того, как они выстрелили.

    Мой рывок чуть запоздал. Словно молния, ударил разряд, жар опалил мне ноги, обтянутые джинсами, и обуглил подметки ботинок. Животный страх помог мне с большим запасом перемахнуть через доходившую до груди стену вокруг «Караван-сарая». Ноги горели от адской боли, как будто они, впитав всю энергию разряда, раскалились добела.

    Я сразу же бросился в ров с водой, и в ней захлебнулся уже готовый вырваться у меня вопль. Я барахтался, задыхался, пускал пузыри и, судорожно ловя ртом воздух, наконец ощутил под ногами дно — вода доходила до плеч, хотя ноги и погрузились в ил; на мгновение взглянув вверх, я увидел, что те двое все еще угрожающе маячат на стене.

    В момент, когда я снова нырнул, страшный удар потряс меня, пронзив каждый нерв, так что потемнело в глазах. Я беззвучно застонал. Судорожно работая руками и ногами, я рванулся с того места, где вода буквально закипала.

    Сейчас я полагался не на разум, а на первобытный инстинкт самосохранения, который подсказывал мне, где искать спасения. Я испытывал панический страх, почти утратив способность совершать осознанные действия.

    Я плыл и полз под водой, стремясь удалиться на безопасное расстояние, и так редко хватал ртом воздух, что удары пульса все сильнее отдавались в голове. Через водослив удалось выбраться наружу. Потом какая-то изгородь из колючей проволоки, низкое строение, которое я не стал огибать, а предпочел перелезть. До сих пор иногда перед глазами возникает его черепичная крыша, и тогда я непроизвольно стараюсь затаить дыхание.

    По другую сторону здания был узкий переулок. Я спрыгнул. Никаких ограждений, но переулок еще надо пересечь.

    Только перебежав на другую сторону, я понял, где нахожусь. Бегство вслепую привело меня к тому месту, куда мне при сложившихся обстоятельствах, пожалуй, и нужно было попасть. СБПД — Справочный банк персональных данных, до него отсюда всего один квартал.

    СБПД был открыт круглосуточно. Будучи государственным учреждением, он позволял частным лицам знакомиться как с собственными, так и с чужими открытыми досье, вносить в них поправки и ходатайствовать о публичном обсуждении тех сведений, которые они сочли ошибочными. До глубокой ночи здесь засиживались не только юристы, но и те, кто занимался скрупулезным изучением различных материалов.

    Я огляделся. Вокруг никого — поводов для опасений нет. Мокрая одежда прилипла к телу; только сейчас я наконец заметил это и затрясся в ознобе.

    Вперед, в СБПД. Похоже, теперь ничто не должно помешать мне добраться туда.

    В СБПД была теплая и уютная душевая с несколькими сушильными камерами. Я помылся и, как мог, отстирал свою одежду; только после троекратной сушки она перестала быть влажной, а мне удалось наконец унять нервную дрожь.

    От ботинок почти ничего не осталось. Носки обуглились. Нижнее белье в нескольких местах оказалось прожженным. Голени были красными от ожогов. Конечно, не бросься я в ров с водой, все могло кончиться гораздо хуже.

    Они пытались убить меня. Поразительно, насколько трудно оказалось признать этот факт. С враждебным отношением мне приходилось сталкиваться, но чтобы столь реально и хладнокровно покушались на мою жизнь — эта мысль просто не укладывалась в голове.

    Я заставил себя мысленно проследить последовательность событий. Наконец-то можно было какое-то время отдохнуть физически. Сделав несколько дыхательных упражнений, я постарался осмыслить все происшедшее.

    Итак, вначале некто пришел к выводу, что я подбираюсь к разгадке — правда, пока непонятно чего. Затем звонок Дингеру. Мой кодомобиль теряет управление. У «Милашек» Дингер не появляется. Для меня оставлено сообщение. Я должен отправиться туда, где меня ждут убийцы. Настоящий заговор.

    Мой видеоком все это время был пристегнут к поясу. Они знали каждый мой шаг. Я позволил им поймать себя на крючок. Еще немного, и я решил бы, что сообщение было перехвачено или оно вообще не от Дингера.

    Ужасно не хотелось раскладывать все по полочкам, докапываться до сути. Куда соблазнительнее было строить более общие догадки, не делая конкретных выводов.

    Я вдруг почувствовал ужасную усталость. Мне пришлось пересилить себя, чтобы подняться на ноги. Они все еще сильно болели. Ступни распухли. Я покинул уютную душевую и направился на просмотровый стенд.

    Здесь меня знали. Я имел разрешение на доступ к любой системе в любое время суток, когда мне требовалось проконтролировать те объекты, с которыми, как мне подсказывало чутье, не все в порядке. Не составило особого труда получить жетон допуска.

    Я настроил свой видеоком на частоту приемного устройства, имевшегося на стенде, что позволяло видеть увеличенное изображение при лучшем разрешении и с большей четкостью, чем на мини-экране видеокома. Пришлось выполнить обратный поиск в памяти, чтобы восстановить разговор с Дингером от момента, когда я непроизвольно нажал на кнопку «память». Когда я перешел на режим воспроизведения, он появился на экране со словами: "Шантаж? Поясни, пожалуйста, о чем речь, Фредди".

    Я посмотрел все до последнего эпизода, когда он помахал мне рукой на прощание.

    Одежда моя совсем просохла, свежий воздух приятно бодрил, и все же я не мог унять дрожь. Это был Дингер. Готов поклясться. Или все-таки не Дингер? Дингер. Нет, не он. Это… от этого стыла кровь в жилах.

    На экране был он, такой, как в жизни. Но Дингер всегда снимал фуражку, входя в помещение. Он имел обыкновение швырять ее на вешалку, попадая на крючок, как правило, с третьего раза. Он называл меня Фредди, но не так часто, как в этот раз. Встретимся у «Милашек». Это его озадачило. Явно озадачило. Отличная имитация, но все-таки автор невольно выдал себя. Кем бы ни был тот, кто прикрывался наружностью Дингера, он блефовал, надеясь, что найдет в справочнике адрес кафе с таким названием.

    Надо же, не заметить столь явного промаха. И что в результате? Сообщение о вынужденной задержке на случай, если я еще раз позвоню. Новое место встречи. Двое убийц.

    На лбу выступил холодный пот. Я еще раз просмотрел всю запись, стараясь анализировать ее с присущим мне обычно профессиональным хладнокровием. Эта была превосходная подстановка, самая совершенная электронная имитация, которую мне когда-либо доводилось видеть. То самое, что я искал; но сейчас, наблюдая ее воочию, я не испытывал особой радости.

    Мне необходимо было найти какое-то место, где можно отоспаться, дать измотанному телу возможность восстановить силы. Однако где-то в глубине моего мозга ни на секунду не прекращалась лихорадочная деятельность.

    Чутье. Оно может доставлять и неприятности. Теперь она, Пейли Мфинга, знала, кто я. И это тревожило. У нее собственный, уникальный стиль. Я обязан был призвать на помощь всю свою проницательность, чтобы разгадать ее, так же как она, похоже, разгадала меня.

    Я не привык останавливаться на полпути. Еще с тех первых лет, когда работал в страховом агентстве сразу же после окончания учебы, а потом во время недолгого пребывания в филиале банка «Бэнкорп». И разумеется, в те незабываемые годы, когда я трудился бок о бок с Луисом Сэзриком в компании «Тек-Чекс». Луис дал мне больше, чем все остальные учителя вместе взятые, в десять раз больше. Он был настоящий профессионал старой закалки. Луис помнил самые первые преступления, связанные с использованием компьютеров, причем узнавал он о них не из вторых рук. Ему удалось тогда выследить мошенников, которые первыми додумались применить для своих целей компьютеры.

    Коттедж на побережье. В комнате стандартный многофункциональный терминал. Тонкая ниточка, которая скорее всего никуда не выведет. Тем не менее запросы разрешены. Вероятно, еще одна хитроумная ловушка.

    Собравшись с духом, я проверил, что есть на выходе. И обнаружил запись. Но что это? Черный юмор? Морг. На экране во всех деталях демонстрируется вскрытие трупа молодой женщины — нечто вроде учебного ролика для студентов-медиков.

    Я переключился на следующую сцену. Что-то религиозное. Истово молится монах. Теперь очевидно, что Пейли просто потешается надо мной.

    Сгорбившись, стиснув зубы, я все же решил продолжать поиск, хотя она явно морочила мне голову.

    Теперь на экране появилась средневековая сцена. Нечто такое, что лишь самые благодушные историки могли бы назвать "историческим сюжетом". Айвенго. А может быть, эпизоды из легенды о короле Артуре. Рыцарь, благородный рыцарь скачет на благородном коне. Молодая дама в маске, закованная в цепи. Взято, наверно, из киноархива. Да и туда эти отрывки мог поместить только какой-нибудь неисправимый романтик.

    У меня не было времени смотреть всю эту никчемную интермедию. Я нажал на кнопку, чтобы перейти к следующей записи, и вдруг словно что-то дернуло меня, заставив вспомнить предыдущий эпизод.

    Рыцарь. Он мне кого-то напоминал. Я начал снова прокручивать эту сцену, но в замедленном режиме.

    Невероятно! Стоп-кадр. Увеличиваю масштаб изображения. Я совершенно ошеломлен. У рыцаря мое собственное лицо.

    В полной прострации я откинулся на спинку сиденья. Мой мозг не подчинялся мне, отказываясь постигать сущность этого почти идеального совмещения изображений.

    Еще несколько минут я крутил запись. Лицо не было просто наложено на изображение рыцаря. Но откуда она заимствовала черты лица Отиса Раффакова? Скорее всего из сеанса связи с фальшивым Дингером. А почему нет единого сюжета? Она уже просто не знала, как бы еще позабавиться. Какая бесцеремонность. Она просто насмехается.

    Я остановил просмотр и вернулся назад к тому моменту, когда «я» без моего согласия появился на экране, да еще в таком бутафорском обличье. Зачем это? Просто пародия? Но она знала, кто я. Она… она доверяет мне. Она считает, что я все пойму. Неужели?

    Она мне доверяет? Это сообщение. Тайное, хитроумно завуалированное сообщение. Но с какой целью? И что в нем?

    Я откинул голову и прикрыл глаза, надавив пальцами на веки. Мне необходимо было сосредоточиться, призвать на помощь все свое чутье. И в то же время я чувствовал, что нужно торопиться. Морг. Труп девушки. Молитва о спасении. Дама в беде. Благородный рыцарь. Я.

    Все абсолютно ясно. Она в заточении. Это было неминуемо. Ее схватили профессионалы — те, кто вел наблюдения за всем, что она делала. Ей пришлось пойти на хитрость. Впрочем, как и мне.

    Нет. Я опустил руки. Это фантазия. Даже если она действительно в беде, чем я могу ей помочь? Я не знаю, где она. Я разыскивал ее почти целый день, но в результате оказался дальше от нее, чем был вначале.

    Она знала, что я собой представляю. Что же она ожидала от меня? Точнее, какие действия с моей стороны она предвидела?

    Вечером двое пытались меня убить. Обнаружив, что во рву нет трупа, они, возможно, начнут меня разыскивать. Думай. Ты обязан думать. Вот я на телепроекции. Артист да и только. Кому-нибудь другому пришлось бы, наверно, немало поучиться, прежде чем он смог бы столь естественно сыграть роль в подобной эпопее.

    Рыцарь. Я не смог сдержать грустной улыбки. В сложившейся ситуации такой "актерский состав" представлялся мне далеко не самым удачным.

    Я вглядывался в неподвижное изображение. Благородный рыцарь на коне. Сбруя. Доспехи. Причудливо украшенный меч, орнамент на щите. В этом все сообщение? Нет. Мне просто подают сигнал, чтобы я смотрел внимательнее. Само сообщение должно быть где-то здесь.

    Решив сосредоточить внимание на щите, я еще увеличил изображение и, набравшись терпения, начал просматривать этот эпизод в шаговом режиме. У меня уже почти пропала надежда на успех, и вдруг в самый последний момент, когда при обычной скорости воспроизведения человеческий глаз уже не заметил бы ничего необычного, я увидел выгравированную на щите информацию.

    Это поражало воображение. В одной-единственной матричной записи, промелькнувшей столь быстро, что ее практически нереально было заметить, содержался огромный массив фактических данных.

    Я заблокировал пульт, вернулся в душевую, подставив голову под струю холодной воды. Это принесло некоторое облегчение.

    Возвратившись на стенд, я скрупулезно изучил полученную информацию. Затем снял с нее копии, чтобы в случае чего передать их всем учреждениям, чьи юридические права могли быть здесь затронуты. Теперь можно было заняться освобождением Пейли. Я сообщил в полицию о похищении, указал, где похитители прячут свою жертву, их число и личность каждого, место, где они спят, и распорядок дежурств. Я располагал планом дома, а также информацией о том, что ее охранники вооружены и могут оказать сопротивление.

    Только после этого я подобрал коды, с помощью которых удалось «взломать» защиту банка данных, созданного этой тайной организацией.

    Усталости как ни бывало. То, что я извлек из банка, подействовало на меня гораздо сильнее холодного душа.

    Лица. Знакомые лица. Генерал Брейвингтон — он улыбается, водит указкой по карте, объясняя какой-то стратегический план. Изображение расщепляется. Теперь уже два «Брейвингтона» — один слева, другой справа. Изображение зафиксировалось. Я вижу, как черты лица того, который слева, постепенно меняются, словно с помощью электронных средств накладывают грим. Изображение снова приходит в движение, но теперь в обратную сторону. Масштаб увеличивается; сравниваются различные выражения лица, тщательно подобранные для каждого из двух Брейвингтонов.

    Высший класс. Я смотрел как зачарованный.

    Один за другим появляются генерал Блаунд, начальник штаба Сатлор, советник министерства иностранных дел Дьеркенборг. Галерея сильных мира сего, главным образом тех, кто обладает большим влиянием в военных кругах. Полковник Рейф Бэтт, офицер связи — бесспорно, способный, авторитетный, облаченный доверием, имеющий доступ ко всем правительственным источникам разведывательной информации.

    Я смотрел и одновременно анализировал увиденное. В наши дни люди стали крайне редко собираться вместе для обсуждения деловых проблем. Гораздо проще и удобнее проводить совещания, пользуясь зарезервированными каналами телепроекционной связи. Коммерческие организации, например, полностью перешли на такую систему. При необходимости можно обеспечить строгую конфиденциальность и секретность подобных видеоконференций. Правительственные и в особенности военные ведомства применяли самые изощренные методы защиты, работая с кодами, менявшимися ежедневно, а то и ежечасно.

    Однако нет такой системы, к которой нельзя было бы "подобрать отмычку". Изобретательный противник, да еще к тому же вооруженный средствами незаконного доступа к системе, способен пробить к защите брешь, достаточную для осуществления преступных намерений. Скажем, внедрить двойника на совещание самого высокого ранга. Такой «близнец» известного человека, если его примут за оригинал, позволит незаметно и без особого труда собрать огромное количество секретных сведений.

    Я закрыл глаза и начал развивать эту идею. Можно не только выуживать, но и вносить информацию. Например, группа «высококачественных» двойников-фантомов высказывает мысли, совершенно противоположные мнениям их реальных прототипов. Это может внести колоссальную путаницу. Больше того — поставить под удар государственные институты.

    Сейчас самое время для внезапной атаки на них — пока еще этот метод малоизвестен, несовершенен, пока те, кто применяют наиболее эффективные его варианты, почивают на лаврах.

    Я не знал, что делать дальше. Силы были на исходе. Если бы усталость так не давила на меня, я, вероятно, не решился бы на то, что совершил в следующий момент.

    Переключив систему на внешний обмен, я пустил все записи в режиме автоматического воспроизведения по каналам видеопрограмм "Новости для всех", "Панорама новостей", «Видеожурнал», «Видеоэкспресс», а также тех агентств новостей, которые могли бы с выгодой для себя использовать эту сенсацию. Осознав суть и значение полученной информации, они набросятся на нее, как голодные волки. К утру все уже будут знать об электронной имитации и смогут оценить как достоверность и реализм создаваемых изображений, так и потенциальную опасность этого метода.

    Тяжкий груз свалился с моих плеч. Теперь убивать меня уже не имело смысла.

    Сил на то, чтобы поискать, где прилечь, у меня не осталось. Я был опустошен, измотан, выжат как лимон. Кое-как пристроившись на скамье рядом со стендом и даже не успев подобрать ноги, я заснул как убитый.

    Награды никакой я не получил. Меня даже не поблагодарили. Наоборот, мне едва не дали пинка под зад.

    Черная неблагодарность способна подорвать у человека веру в справедливость. Разразившаяся вслед за всем этим буря заставила поволноваться очень многих, и не в последнюю очередь руководителей Службы внутренней безопасности, Центра контрразведки и Разведывательного управления. Меня обвинили в том, что я оказался чрезмерно возбудимым, потерял самообладание. Я, оказывается, обязан был молчать. Должен был передать полученную информацию экспертам, занимающимся подделками.

    Я должен был делать массу всяких вещей, которые не сделал. Неважно, что в результате я мог погибнуть. Ведь я работал в этой системе. Конечно, мне следовало предвидеть возможные осложнения еще до того, как они возникнут. Но все равно они не стали бы слушать меня; любые мои объяснения, с их точки зрения, — пустая болтовня.

    Разумеется, я хотел довести это дело до конца, надеялся, что мне поручат участвовать в разработке надежной методики обнаружения электронных видеоимитаций. Но мой шеф, старина Полли Нарбрайт, наотрез отказал мне в этом. Он считал, что именно по моей вине репутация его сильно пошатнулась и его акции в бюрократической иерархии уже не котировались так высоко, как раньше.

    Нечего и говорить, что я был подавлен всем этим. Единственным светлым пятном для меня осталась Пейли Мфинга. Она была так застенчива. И так мила. Когда мы наконец увиделись, нам показалось, что мы знали друг друга всегда. Я позабыл все свои горести.

    Совершив внезапный налет на тайное убежище, где похитители держали Пейли, полиция обезвредила охранников и без труда освободила ее.

    Вскоре ее арестовали, но затем выпустили под залог.

    Роковую роль в судьбе девушки сыграл ее наниматель, адвокат по профессии, который обнаружил и использовал в преступных целях феноменальную способность Пейли создавать абсолютно достоверные видеокопии людей. Например, кто-нибудь умирал, не оставив завещания. У наследников возникали сложности. И Пейли из чувства сострадания составляла фальшивое завещание, пользуясь видеоархивами покойного. Заверенные телепроекционные записи завещаний получили к тому времени широкое распространение. Умерший мог «сам» объявить с экрана свою последнюю волю и распорядиться принадлежавшим ему имуществом. Уже из-под могильной плиты он мог выражать свои мысли и чувства, даже проливать слезы, а иногда и показывать кукиш претендентам на наследство.

    За одним сфабрикованным завещанием следовало другое. В настоящее завещание Пейли вносила «небольшую» поправку, в результате чего права на наследство получали те, кто обещал щедро заплатить адвокату-мошеннику.

    Алчность удивительно сочеталась у него с расточительностью, и для того чтобы покрыть свои непомерные расходы, он за большие деньги позволил одной иностранной организации использовать талант Пейли, тем самым, по сути, продав ее в рабство.

    Она была так ранима. Вместе с тем в ней уживались фантастические противоречия. Скромность, скорее даже робость. И в то же время искусное владение богатейшим арсеналом магнитных табуляторов, время сегментных маркеров, методов перекрестной дискретизации вероятностных входных данных — это делало поистине магической ее способность отбрасывать всю лишнюю информацию и безошибочно интерпретировать полученные сведения. Ко всему этому почти гениальная интуиция.

    Я по достоинству оценил ее талант и был искренне рад, что она в свою очередь высоко ставит мои способности. Горький опыт сделал ее благоразумнее и, что удивительно, укрепил в ней уверенность в собственных силах. Может быть, тут сыграла роль моя поддержка, но ее мало беспокоила перспектива наказания за те незаконные действия, которые она совершила по принуждению. Именно по принуждению — мне по крайней мере хотелось верить в это.

    Она чувствовала себя как дома в любой системе, интуитивно контролируя тончайшие нюансы ее функционирования. Здесь во всю мощь раскрывался ее удивительный талант экспериментатора.

    Но здесь же таилась опасность. И Пейли действительно нуждалась в защите. Рядом должен был находиться человек, который понимает ее. Который предостережет ее от неосторожных поступков. В общем, такой человек, как я.

    Правда, я не обладал большим влиянием в нашей системе. И до сих пор не рвался в администраторы. Я слишком любил свою работу. Но Пейли пробудила во мне честолюбие.

    Пейли сказала мне, что ее похитители совершили серьезную ошибку: с помощью методов имитроники они создавали видеодвойников известных в стране людей, каждый шаг, каждое слово которых привлекают к себе пристальное внимание. Гораздо разумнее использовать в своих целях менее заметных персон. Несколько слов, сказанных как бы мимоходом непосредственному руководителю или подчиненному, — и о вас складывается благоприятное впечатление. Никаких лишних вопросов или поводов для сомнений.

    Главное — достоверность. Осмотрительность и гибкость. К примеру, судья Перилотти в кратком разговоре с Полли Нарбрайтом с похвалой отзывается об одном сотруднике. Полли Нарбрайт, беседуя на отвлеченные темы со стариком Мергоном, своим начальником, как бы нехотя признает достоинства одного из его подчиненных. Мергон разговаривает с Пэтом Джайриндлом — тот одно время работал вместе с Полли и был его партнером по гольфу — и между делом сообщает, что некоего сотрудника управления явно недооценивают; необходимо его разыскать и особо отметить, поскольку уже ходят слухи, что от него хотят избавиться.

    Ни к чему не обязывающие разговоры. Пустяки. Ничего серьезного. Только короткая видеоимитация, почти незаметный фрагмент в конце подлинной беседы, несколько похвальных слов в чей-то адрес.

    Кто бы мог ожидать, что вскоре после этих событий мои дела пойдут в гору.


    Стивен КИНГ
    ВСЕМОГУЩИЙ ТЕКСТ-ПРОЦЕССОР

    [4] Перевод с английского А. Корженевского

    На первый взгляд компьютер напоминал текст-процессор «Ванг»: по крайней мере клавиатура и корпус были от «Ванга». Присмотревшись же внимательнее, Ричард Хагстром заметил, что корпус расколот надвое (и при этом не очень аккуратно — похоже, его пилили ножовкой), чтобы впихнуть чуть большую размером лучевую трубку от «Ай-Би-Эм». А вместо гибких архивных дисков этот беспородный уродец комплектовался пластинками, твердыми как «сорокопятки», которые Ричард слушал в детстве.

    — Боже, что это такое? — спросила Лина, увидев, как он и мистер Нордхоф по частям перетаскивают машину в кабинет Ричарда. Мистер Нордхоф жил рядом с семьей брата Ричарда: Роджером, Белиндой и их сыном Джонатаном.

    — Это Джон сделал, — сказал Ричард. — Мистер Нордхоф говорит, что для меня. Похоже, это текст-процессор.

    — Он самый, — сказал Нордхоф. Ему перевалило за шестьдесят, и дышал Нордхоф с трудом. — Джон его именно так и называл, бедный парень… Может, мы поставим эту штуку на минутку, мистер Хагстром? Я совсем выдохся.

    — Конечно, — сказал Ричард и позвал сына, терзавшего электрогитару в комнате на первом этаже, о чем свидетельствовали весьма немелодичные аккорды. Отделывая эту комнату, Ричард планировал ее как гостиную, но сын вскоре устроил там зал для репетиций.

    — Сет! — крикнул он. — Иди помоги мне1

    Сет продолжал бренчать. Ричард взглянул на мистера Нордхофа и пожал плечами, испытывая стыд за сына и не в силах этого скрыть. Нордхоф пожал плечами в ответ, как будто хотел сказать: "Дети… Разве можно в наш век ждать от них чего-то хорошего?" Хотя оба они знали, что от Джона, бедного Джона Хагстрома, погибшего сына его ненормального брата, можно было ждать только хорошее.

    — Спасибо за помощь, — сказал Ричард.

    — А куда еще девать время старому человеку? — пожал плечами Нордхоф. — Хоть это я могу сделать для Джонни. Знаете, он иногда бесплатно косил мою лужайку. Я пробовал давать ему денег, но он отказывался. Замечательный парень. — Нордхоф все еще не мог отдышаться. — Можно мне стакан воды, мистер Хагстром?

    — Конечно. — Он сам налил воды, когда увидел, что жена даже не поднялась из-за кухонного стола, где она читала что-то кровожадное в мягкой обложке и ела пирожные.

    — Сет! — закричал он снова. — Иди сюда и помоги нам.

    Не обращая внимания на отца, Сет продолжал извлекать режущие слух аккорды из гитары, за которую Ричард до сих пор выплачивал деньги.

    Он предложил Нордхофу остаться на ужин, но тот вежливо отказался. Ричард кивнул, снова смутившись, но на этот раз скрывая свое смущение, быть может, немного лучше. "Ты неплохой парень, Ричард, но семейка тебе досталась, не дай бог!" — сказал как-то его друг Берни Эпштейн, и Ричард тогда только покачал головой, испытывая такое же смущение, как сейчас. Он действительно был "неплохим парнем". И тем не менее вот что ему досталось: толстая сварливая жена, уверенная, что все хорошее в жизни прошло мимо нее и что она "поставила не на ту лошадь" (этого, впрочем, она никогда не признавала вслух), и необщительный пятнадцатилетний сын, делающий весьма посредственные успехи в той же школе, где преподавал Ричард. Сын, который утром, днем и ночью (в основном ночью) извлекает из гитары какие-то дикие звуки и считает, что в жизни ему этого как-нибудь хватит.

    — Как насчет пива? — спросил Ричард. Ему не хотелось отпускать Нордхофа сразу — он надеялся услышать что-нибудь еще о Джоне.

    — Пиво будет в самый раз, — ответил Нордхоф, и Ричард благодарно кивнул.

    — Отлично, — сказал он и направился на кухню прихватить пару бутылок "Бадвайзера".

    Кабинетом ему служило маленькое, похожее на сарай, строение, стоявшее отдельно от дома. Как и гостиную, Ричард отделал его сам. Но в отличие от гостиной это место он считал действительно своим. Место, где можно скрыться от женщины, ставшей ему совершенно чужой, и такого же чужого рожденного ею сына.

    Лина, разумеется, неодобрительно отнеслась к тому, что у него появился свой угол, но помешать ему никак не могла, и это стало одной из немногочисленных побед Ричарда. Он сознавал, что в некотором смысле Лина действительно "поставила не на ту лошадь": поженившись шестнадцать лет назад, они даже не сомневались, что он вот-вот начнет писать блестящие романы, которые принесут много денег, и скоро они станут разъезжать в «мерседесах». Но единственный его опубликованный роман денег не принес, а критики не замедлили отметить, что к «блестящим» его тоже отнести нельзя. Лина встала на сторону критиков, и с этого началось их отдаление.

    Работа в школе, которую они когда-то считали лишь ступенькой на пути к славе, известности и богатству, уже в течение пятнадцати лет служила основным источником дохода — чертовски длинная ступенька, как Ричард порой думал. Но он все же не оставлял свою мечту. Он писал рассказы, иногда статьи и вообще был на хорошем счету в Писательской гильдии. Своей пишущей машинкой Ричард зарабатывал до 5000 долларов в год, и, как бы Лина ни ворчала, он заслуживал собственного кабинета, тем более что сама она работать отказывалась.

    — Уютное местечко, — сказал Нордхоф, окидывая взглядом маленькую комнатку с набором разнообразных старомодных снимков на стенах.

    Дисплей беспородного текст-процессора разместился на столе поверх самого процессорного блока. Старенькую электрическую машинку «Оливетти» Ричард временно поставил на один из картотечных шкафов.

    — Оно себя оправдывает, — сказал Ричард, потом кивнул в сторону текст-процессора. — Вы полагаете, эта штука будет работать? Джону было всего четырнадцать.

    — Видок у нее, конечно, неважный, а?

    — Да уж, — согласился Ричард.

    Нордхоф рассмеялся.

    — Вы еще и половины не знаете, — сказал он. — Я заглянул сзади в дисплейный блок. На одних проводах там маркировка «Ай-Би-Эм», на других — "Рэйдиоу шэк". Внутри почти целиком стоит телефонный аппарат "Вестерн электрик". И хотите верьте, хотите нет, микромоторчик из детского электроконструктора. — Он отхлебнул пива и добавил, видимо, только что вспомнив. — Пятнадцать. Ему совсем недавно исполнилось пятнадцать. За два дня до катастрофы. — Он замолчал, потом тихо повторил, глядя на свою бутылку пива. — Пятнадцать.

    — Из детского конструктора? — удивленно спросил Ричард, взглянув на старика.

    — Да. У Джона был такой набор лет… э-э-э… наверно, с шести. Я сам подарил его на рождество. Он уже тогда сходил с ума по всяким приборчикам. Все равно каким, а уж этот набор моторчиков, я думаю, ему понравился. Думаю, да. Он берег его почти десять лет. Редко у кого из детей это получается, мистер Хагстром.

    — Пожалуй, — сказал Ричард, вспоминая ящики игрушек Сета, выброшенные им за все эти годы, игрушек ненужных, забытых или бездумно сломанных, потом взглянул на текст-процессор. — Значит, он не работает?

    — Наверно, стоит сначала попробовать, — сказал Нордхоф. — Мальчишка был почти гением во всяких электрических делах.

    — Думаю, вы преувеличиваете. Я знаю, что он разбирался в электронике и что он получил приз на технической выставке штата, когда учился только в шестом классе…

    — Соревнуясь с ребятами гораздо старше его, причем некоторые из них уже заканчивали школу, — добавил Нордхоф. — Так по крайней мере говорила его мать.

    — Так оно и было. Мы все очень гордились им. — Здесь Ричард немного покривил душой: гордился он, гордилась мать Джона, но отцу Джона было абсолютно на все наплевать. — Однако проекты для технической выставки и самодельный гибрид текст-процессора… — Он пожал плечами.

    Нордхоф поставил свою бутылку на стол и сказал:

    — В пятидесятых годах один парнишка из двух консервных банок из-под супа и электрического барахла, стоившего не больше пяти долларов, смастерил атомный ускоритель. Мне об этом Джон рассказывал. И еще он говорил, что в каком-то захудалом городишке в Нью-Мексико один парень открыл тахионы — отрицательные частицы, которые, предположительно, движутся по времени в обратном направлении, — еще а 1954 году. А в Уотербери, что в Коннектикуте, одиннадцатилетний мальчишка сделал бомбу из целлулоида, который он соскреб с колоды игральных карт, и взорвал пустую собачью будку. Детишки, особенно те, которые посообразительней, иногда такое могут выкинуть, что только диву даешься.

    — Может быть. Может быть.

    — В любом случае это был прекрасный мальчуган.

    — Вы ведь любили его немного, да?

    — Мистер Хагстром, — сказал Нордхоф. — Я очень его любил. Он был по-настоящему хорошим ребенком.

    И Ричард задумался о том, как это странно, что его брата (страшная дрянь, начиная с шести лет) судьба наградила такой хорошей женой и отличным умным сыном. Он же, который всегда старался быть мягким и порядочным (что значит «порядочный» в нашем сумасшедшем мире?), женился на Лине, превратившейся в молчаливую неопрятную бабу, и получил от нее Сета. Глядя в честное усталое лицо Нордхофа, он поймал себя на том, что пытается понять, почему так получилось на самом деле и какова здесь доля его вины, в какой степени случившееся — результат его собственного бессилия перед судьбой?

    — Да, — сказал Ричард. — Хорошим.

    — Меня не удивит, если эта штука заработает, — сказал Нордхоф. — Совсем не удивит.

    Когда Нордхоф ушел, Ричард Хагстром воткнул вилку в розетку и включил текст-процессор. Послышалось гудение, и он подумал, что вот сейчас на экране появятся буквы «Ай-Би-Эм». Буквы не появились. Вместо них, словно голос из могилы, выплыли из темноты экрана призрачные зеленые слова:

    С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ДЯДЯ РИЧАРД! ДЖОН.

    — Боже, — прошептал Ричард, как подкошенный опустившись на стул.

    Его брат, жена брата и их сын две недели назад возвращались из однодневной поездки за город. Машину вел пьяный Роджер. Пил он практически каждый день, но на этот раз удача ему изменила, и он, не справившись со своим старым пыльным фургоном, сорвался с почти стофутового обрыва. Машина загорелась. Джону было четырнадцать, нет — пятнадцать. Старик сказал, ему ксполнилось пятнадцать за два дня до катастрофы. Еще три года — и он освободился бы из-под власти этого неуклюжего глупого медведя. Его день рождения… И скоро наступит мой.

    Через неделю. Джон приготовил ему в подарок текст-процессор.

    От этого Ричарду почему-то стало не по себе, и он даже не мог сказать, почему именно. Он протянул было руку, чтобы выключить машину, но остановился.

    "Какой-то парнишка смастерил атомный ускоритель из двух консервных банок и автомобильного электрооборудования стоимостью в пять долларов.

    Ну-ну. А еще в нью-йоркской канализации полно крокодилов, и ВВС США прячут где-то в Небраске замороженное тело пришельца. Чушь! Хотя, если честно, то, может быть, я не хочу быть уверенным в этом на все сто процентов".

    Он встал, обошел машину и заглянул внутрь через прорези на задней стенке дисплейного блока. Все, как Нордхоф и говорил: провода "Рэйдиоу шэк. Изготовлено на Тайване", провода "Вестерн электрик", «Вестрекс» и "Эректор сет"[5] с маленькой буковкой R, обведенной кружочком. Потом он заметил еще кое-что, что Нордхоф или не разглядел, или не захотел упоминать: трансформатор "Лионел трэйн",[6] облепленный проводами будто невеста Франкенштейна.

    — Боже, — сказал он, рассмеявшись, и почувствовал, что на самом деле близок к слезам. — Боже, Джонни, что ты такое создал?

    Но ответ он знал сам. Он уже давно мечтал о текст-процессоре, говорил об этом постоянно и, когда саркастические насмешки Лины стали совсем невыносимы, поделился своей мечтой с Джоном.

    — Я мог бы писать быстрее, мигом править и выдавать больше материала, — сказал он Джону однажды прошлым летом, и мальчишка посмотрел на него своими серьезными голубыми глазами, умными, но из-за увеличивающих стекол очков всегда настороженными и внимательными. — Это было бы замечательно… Просто замечательно.

    — А почему ты тогда не возьмешь себе такой процессор, дядя Рич?

    — Видишь ли, их, так сказать, не раздают даром, — улыбнулся Ричард. — Самая простая модель "Рэйдиоу шэк" стоит около трех тысяч. Есть и еще дороже. До восемнадцати тысяч долларов.

    — Может быть, я сам сделаю тебе текст-процессор, — заявил Джон.

    — Может быть, — сказал тогда Ричард, похлопав его по спине, и до звонка Нордхофа он больше об этом разговоре не вспоминал.

    Провода от детского электроконструктора.

    Трансформатор "Лионел трэйн". Боже!

    Он вернулся к экрану дисплея, собравшись выключить текст-процессор, словно попытка написать что-нибудь в случае неудачи могла как-то очернить серьезность замысла его хрупкого обреченного на смерть племянника.

    Вместо этого Ричард нажал на клавиатуре клавишу «EXECUTE», и по спине у него пробежали маленькие холодные мурашки. "EXECUTE"[7] — если подумать, странное слово. Он не отождествлял его с писанием, слово ассоциировалось скорее с газовыми камерами, электрическим стулом и, быть может, пыльными старыми фургонами, слетающими с дороги в пропасть.

    "EXECUTE".

    Процессорный блок гудел громче, чем любой другой из тех, что ему доводилось слышать, когда он приценивался к текст-процессорам в магазинах. Пожалуй, он даже ревел. "Что там в блоке памяти, Джон? — подумал Ричард. — Диванные пружины? Трансформаторы от детской железной дороги? Консервные банки из-под супа?" Снова вспомнились глаза Джона, его спокойное, с тонкими чертами лицо. Наверно, это неправильно, может быть, даже ненормально — так ревновать чужого сына к его отцу.

    "Но он должен был быть моим. Я всегда знал это, и, думаю, он тоже знал". Белинда, жена Роджера… Белинда, которая слишком часто носила темные очки в облачные дни. Большие очки, потому что синяки под глазами имели отвратительное свойство расплываться. Но бывая у них, он иногда смотрел на нее, тихий и внимательный, подавленный громким хохотом Роджера, и думал почти то же самое: "Она должна была быть моей".

    Эта мысль пугала, потому что они с братом оба знали Белинду в старших классах и оба назначали ей свидания. У них с Роджером два года разницы, а Белинда была как раз между ними: на год старше Ричарда и на год моложе Роджера. Ричард первый начал встречаться с девушкой, которая впоследствии стала матерью Джона, но вскоре вмешался Роджер, который был старше и больше, Роджер, который всегда получал то, что хотел, Роджер, который мог избить, если попытаешься встать на его пути.

    "Я испугался. Испугался и упустил ее. Неужели это было так? Боже, ведь действительно так. Я хотел, чтобы все было по-другому, но лучше не лгать самому себе о таких вещах, как трусость. И стыд".

    А если бы все оказалось наоборот? Если бы Лина и Сет были семьей его никчемного брата, а Белинда и Джон — его собственной, что тогда? И как должен реагировать думающий человек на такое абсурдно сбалансированное превращение? Рассмеяться? Закричать? Застрелиться?

    "Меня не удивит, если он заработает. Совсем не удивит".

    "EXECUTE".

    Пальцы его забегали по клавишам. Он поднял взгляд: на экране плыли зеленые буквы:

    МОЙ БРАТ БЫЛ НИКЧЕМНЫМ ПЬЯНИЦЕЙ.

    Буквы плыли перед глазами, и неожиданно он вспомнил об игрушке, которую ему купили в детстве. Она называлась "Волшебный шар". Ты задавал ему какой-нибудь вопрос, на который можно ответить «да» или «нет», затем переворачивал его и смотрел, что он посоветует. Расплывчатые, но тем не менее завораживающие и таинственные ответы состояли из таких фраз, как "Почти наверняка", "Я бы на это не рассчитывал", "Задай этот вопрос позже".

    Однажды Роджер из ревности или зависти отобрал у Ричарда игрушку и изо всех сил бросил ее об асфальт. Игрушка разбилась, и Роджер засмеялся. Сидя в своем кабинете, прислушиваясь к странному прерывистому гудению процессора, собранного Джоном, Ричард вспомнил, что он упал тогда на тротуар, плача и все еще не веря в то, что брат с ним так поступил.

    — Плакса! Плакса! Ах, какая плакса! — дразнил его Роджер. — Это всего лишь дрянная дешевая игрушка, Риччи. Вот посмотри, там только вода и маленькие карточки.

    — Я скажу про тебя! — закричал Ричард что было сил. Лоб его горел, он задыхался от слез возмущения. — Я скажу про тебя, Роджер! Я все расскажу маме!

    — Если ты скажешь, я сломаю тебе руку, — пригрозил Роджер. По его леденящей сердце улыбке Ричард понял, что это не пустая угроза. И ничего не сказал.

    МОЙ БРАТ БЫЛ НИКЧЕМНЫМ ПЬЯНИЦЕЙ.

    Из чего бы ни состоял этот текст-процессор, но он выводил слова на экран. Оставалось еще посмотреть, будет ли он хранить информацию в памяти, но все же созданный Джоном гибрид из клавиатуры «Ванга» и дисплея «Ай-Би-Эм» работал. Совершенно случайно он вызвал у него довольно неприятные воспоминания, но в этом Джон уже не виноват.

    Ричард оглядел кабинет и остановил взгляд на одной фотографии, которую он не выбирал для кабинета сам и не любил. Большой студийный фотопортрет Лины, ее подарок на рождество два года назад. "Я хочу, чтобы ты повесил его у себя в кабинете", — сказала она, и, разумеется, он так и сделал. С помощью этого приема она, очевидно, собиралась держать его в поле зрения даже в свое отсутствие. "Не забывай, Ричард. Я здесь. Может быть, я и "поставила не на ту лошадь", но я здесь. Советую тебе помнить об этом".

    Портрет с его неестественными тонами никак не уживался с любимыми репродукциями Уистлера, Хоумера и Уайета. Глаза Лины были полуприкрыты веками, а тяжелый изгиб ее пухлых губ застыл в некоем подобии улыбки. "Я еще здесь, Ричард, — словно говорила она. — И никогда об этом не забывай".

    Ричард напечатал:

    ФОТОГРАФИЯ МОЕЙ ЖЕНЫ ВИСИТ НА ЗАПАДНОЙ СТЕНЕ КАБИНЕТА.

    Он взглянул на появившийся на экране текст. Слова нравились ему не больше, чем сам фотопортрет, и он нажал клавишу «ВЫЧЕРКНУТЬ». Слова исчезли, и на экране не осталось ничего, кроме ровно пульсирующего курсора.

    Ричард взглянул на стену и увидел, что портрет жены тоже исчез.

    Очень долго он сидел, не двигаясь — во всяком случае, ему показалось, что долго, — и смотрел на то место на стене, где только что висел портрет. Из оцепенения, вызванного приступом шокового недоумения, его вывел запах процессорного блока. Запах, который он помнил с детства так же отчетливо, как то, что Роджер разбил "Волшебный шар", потому что игрушка принадлежала ему, Ричарду. Запах трансформатора от игрушечной железной дороги. Когда появляется такой запах, нужно выключить трансформатор, чтобы он остыл.

    Он выключит его.

    Через минуту.

    Ричард поднялся, чувствуя, что ноги его стали словно ватные, и подошел к стене. Потрогал пальцами обивку. Портрет висел здесь, прямо здесь. Но теперь его не было, как не было и крюка, на котором он держался. Не было даже дырки в стене, которую он просверлил под крюк.

    Исчезло все.

    Мир внезапно потемнел, и он двинулся назад, чувствуя, что сейчас потеряет сознание, но удержался, и окружающее вновь обрело ясные очертания.

    Ричард оторвал взгляд от того места на стене, где недавно висел портрет Лины, и посмотрел на собранный его племянником текст-процессор.

    "Вы удивитесь, — услышал он голос Нордхофа, — вы удивитесь, вы удивитесь… Уж если какой-то мальчишка в пятидесятых годах открыл частицы, которые движутся назад во времени, то вы наверняка удивитесь, осознав, что мог сделать из кучи бракованных элементов от текстпроцессора, проводов и электродеталей ваш гениальный племянник. Вы так удивитесь, тут даже с ума можно сойти…"

    Запах трансформатора стал гуще, сильнее, и из решетки на задней стенке дисплея поплыл дымок. Гудение процессора тоже усилилось. Следовало выключить машину, потому что как бы Джон ни был умен, у него, очевидно, просто не хватило времени отладить установку до конца.

    Знал ли он, что делал?

    Чувствуя себя так, словно он продукт его же собственного воображения, Ричард сел перед экраном и напечатал:

    ПОРТРЕТ МОЕЙ ЖЕНЫ ВИСИТ НА СТЕНЕ.

    Секунду он смотрел на предложение, затем перевел взгляд обратно на клавиатуру и нажал клавишу "EXECUTE".

    Посмотрел на стену.

    Портрет Лины висел там же, где и всегда.

    — Боже, — прошептал он. — Боже мой…

    Ричард потер рукой щеку, взглянул на экран (на котором опять не осталось ничего, кроме курсора) и напечатал:

    НА ПОЛУ НИЧЕГО НЕТ

    Затем нажал клавишу «ВСТАВКА» и добавил:

    КРОМЕ ДЮЖИНЫ ДВАДЦАТИДОЛЛАРОВЫХ ЗОЛОТЫХ МОНЕТ В МАЛЕНЬКОМ ПОЛОТНЯНОМ МЕШОЧКЕ.

    И нажал "EXECUTE".

    На полу лежал маленький, затянутый веревочкой мешочек из белого полотна. Надпись, выведенная выцветшими чернилами на мешочке, гласила: "Уэллс Фарго".[8]

    — Боже мой, — произнес Ричард не своим голосом. — Боже мой, боже мой…

    Наверно, он часами взывал бы к спасителю, не начни текст-процессор издавать периодическое «бип» и не вспыхни в верхней части экрана пульсирующая надпись:

    ПЕРЕГРУЗКА

    Ричард быстро все выключил и выскочил из кабинета, словно за ним гнались черти.

    Но на бегу он подхватил с пола маленький завязанный мешочек и сунул его в карман брюк.

    Набирая в тот вечер номер Нордхофа, Ричард слышал, как в ветвях деревьев за окнами играет на волынке свою протяжную заунывную музыку холодный ноябрьский ветер. Внизу репетирующая группа Сета старательно убивала мелодию Боба Сигера. Лина отправилась в "Деву Марию" играть в бинго.

    — Машина работает? — спросил Нордхоф.

    — Работает, — ответил Ричард. Он сунул руку в карман и достал тяжелую, тяжелее часов «Ролекс», монету. На одной стороне красовался суровый профиль орла. И дата: 1871. — Работает так, что вы не поверите.

    — Ну почему же, — ровно произнес Нордхоф. — Джон был талантливым парнем и очень вас любил, мистер Хагстром. Однако будьте осторожны. Ребенок, даже самый умный, остается ребенком. Он не может правильно оценить свои чувства. Вы понимаете, о чем я говорю?

    Ричард ничего не понимал. Его лихорадило и обдавало жаром. Цена на золото, судя по газете за тот день, составляла 514 долларов за унцию. Взвесив монеты на своих почтовых весах, он определил, что каждая из них весит около четырех с половиной унций и при нынешних ценах они стоят 27756 долларов. Впрочем, если продать их коллекционерам, можно получить раза в четыре больше.

    — Мистер Нордхоф, вы не могли бы ко мне зайти? Сегодня? Сейчас?

    — Нет, — ответил Нордхоф. — Я не уверен, что мне этого хочется, мистер Хагстром. Думаю, это должно остаться между вами и Джоном.

    — Но…

    — Помните только, что я вам сказал. Ради бога, будьте осторожны. — Раздался щелчок. Нордхоф положил трубку.

    Через полчаса Ричард вновь очутился в кабинете перед текст-процессором. Он потрогал пальцем клавишу "ВКЛ/ ВЫКЛ", но не решился включить машину. Когда Нордхоф сказал во второй раз, он наконец услышал. "Ради бога, будьте осторожны". Да уж. С машиной, которая способна на такое, осторожность не повредит…

    Как машина это делает?

    Он и представить себе не мог. Может быть, поэтому ему легче было принять на веру столь невероятную сумасшедшую ситуацию. Он преподавал английский и немного писал, к технике же не имел никакого отношения, и вся его жизнь представляла собой историю непонимания того, как работает фонограф, двигатель внутреннего сгорания, телефон или механизм для слива воды в туалете. Он всегда понимал, как пользоваться, но не как действует. Впрочем, есть ли тут какая-нибудь разница, за исключением глубины понимания?

    Ричард включил машину, и на экране, как и в первый раз, возникли слова:

    "С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ДЯДЯ РИЧАРД! ДЖОН".

    Он нажал «EXECUTE», и поздравление исчезло.

    "Машина долго не протянет", — неожиданно осознал он. Наверняка ко дню гибели Джон не закончил работу, считая, что время еще есть, поскольку до дядиного дня рождения целых три недели…

    Но время ускользнуло от Джона, и теперь этот невероятный текст-процессор, способный вставлять в реальный мир новые вещи и стирать старые, пахнет, как горящий трансформатор, и начинает дымить через минуту после включения. Джон не успел его отладить. Он…

    "…был уверен, что время еще есть?"

    Нет. Ричард знал, что это не так. Спокойное внимательное лицо Джона, серьезные глаза за толстыми стеклами очков… В его взгляде не чувствовалось уверенности в будущем, веры в надежность времени. Какое слово пришло ему сегодня в голову? Обреченный. Оно действительно подходило Джону, именно это слово. Ореол обреченности, нависшей над ним, казался таким ощутимым, что Ричарду иногда неудержимо хотелось обнять его, прижать к себе, развеселить, сказать, что не все в жизни кончается плохо и не все хорошие люди умирают молодыми.

    Затем он вспомнил, как Роджер изо всей силы швырнул его "Волшебный шар" об асфальт, вспомнил, снова услышав треск разбившегося пластика и увидев, как вытекшая из шара «волшебная» жидкость — всего лишь вода — сбегает ручейком по тротуару. И тут же на эту картину наложилось изображение собранного по частям фургона Роджера с надписью на боку "Хагстром. Доставка грузов". Фургон срывался с осыпающейся пыльной скалы и падал, с негромким отвратительным скрежетом ударяясь капотом о камни. Не желая того, Ричард увидел, как лицо жены его брата превращается в месиво из крови и костей. Увидел, как Джон горит в обломках, кричит, начинает чернеть…

    Ни уверенности, ни надежды. От Джона всегда исходило ощущение ускользающего времени. И в конце концов время действительно от него ускользнуло.

    — Что все это может означать? — пробормотал Ричард, глядя на пустой экран.

    Как бы на этот вопрос ответил "Волшебный шар"? "Спросите позже"? "Результат не ясен"? Или "Наверняка"?

    Процессор снова загудел громче и теперь раньше, чем в первый раз, когда Ричард включил машину после полудня. Уже чувствовался горячий запах трансформатора, который Джон запихал в дисплейный блок.

    Волшебная машина желаний.

    Текст-процессор богов.

    Может, Джон именно это и хотел подарить ему на день рождения? Достойный космического века эквивалент волшебной лампы или колодца желаний?

    Он услышал, как открылась от удара дверь, ведущая из дома во двор, и тут же до него донеслись голоса Сета и остальных членов группы. Слишком громкие, хриплые голоса.

    — А где твой старик, Сет? — спросил один из них.

    — Наверно, как всегда, корпит в своей конуре, — ответил Сет. — Я думаю, он… — Свежий порыв ветра унес конец фразы, но не справился со взрывом общего издевательского хохота.

    Прислушиваясь к их голосам, Ричард сидел, чуть склонив голову набок, потом неожиданно принялся печатать:

    МОЙ СЫН СЕТ РОБЕРТ ХАГСТРОМ.

    Палец его замер над клавишей «ВЫЧЕРКНУТЬ». "Что ты делаешь?! — кричал его мозг. — Это всерьез? Ты хочешь убить своего собственного сына?"

    — Но что-то же он там делает? — спросил кто-то из приятелей Сета.

    — Недоумок хренов! — ответил Сет. — Можешь спросить у моей матери, она тебе скажет. Он…

    "Я не хочу убивать его. Я хочу его ВЫЧЕРКНУТЬ".

    — …никогда не сделал ничего толкового, кроме…

    Слова МОЙ СЫН СЕТ РОБЕРТ ХАГСТРОМ исчезли с экрана.

    И вместе с ними исчез доносившийся с улицы голос Сета.

    Ни звука не доносилось теперь оттуда, кроме шума холодного ноябрьского ветра, продолжавшего мрачно рекламировать приближение зимы.

    Ричард выключил текст-процессор и вышел на улицу. У въезда на участок было пусто. Лидер-гитарист группы Норм (фамилию Ричард не помнил) разъезжал в старом зловещего вида фургоне, в котором во время своих редких выступлений группа перевозила аппаратуру. Теперь фургон исчез. Сейчас он мог быть в каком угодно месте, мог ползти где-нибудь по шоссе или стоять на стоянке у какой-нибудь грязной забегаловки, где продают гамбургеры, и Норм мог быть где угодно, и басист Дэви с пугающими пустыми глазами и болтающейся в мочке уха булавкой, и ударник с выбитыми передними зубами… Они могли быть где угодно, но только не здесь, потому что здесь нет Сета и никогда не было.

    Сет ВЫЧЕРКНУТ.

    — У меня нет сына, — пробормотал Ричард. Сколько раз он видел эту мелодраматичную фразу в плохих романах? Сто? Двести? Она никогда не казалась ему правдивой. Но сейчас он сказал чистую правду.

    Ветер дунул с новой силой, и Ричарда неожиданно скрутил, согнул вдвое, лишил дыхания резкий приступ колик.

    Когда его отпустило, он двинулся к дому.

    Прежде всего он заметил, что в холле не валяются затасканные кроссовки — их у Сета было четыре пары, и он ни в какую не соглашался выбросить хотя бы одну. Ричард прошел к лестнице и провел рукой по перилам. В возрасте десяти лет Сет вырезал на перилах свои инициалы. В десять лет уже положено понимать, что можно делать и чего нельзя, но Лина, несмотря на это, не разрешила Ричарду его наказывать. Эти перила Ричард делал сам почти целое лето. Он спиливал, шкурил, полировал изуродованное место заново, но призраки букв все равно оставались.

    Теперь же они исчезли.

    Наверх. Комната Сета. Все чисто, аккуратно и необжито, сухо и обезличено. Вполне можно повесить на дверной ручке табличку "Комната для гостей".

    Вниз. Здесь Ричард задержался дольше. Змеиное сплетение проводов исчезло, усилители и микрофоны исчезли, ворох деталей от магнитофона, который Сет постоянно собирался «наладить» (ни усидчивостью, ни умением, присущими Джону, он не обладал), тоже исчез. Вместо этого в комнате заметно ощущалось глубокое (и не особенно приятное) влияние личности Лины: тяжелая вычурная мебель, плюшевые гобелены на стенах (на одном была сцена "Тайной вечери", где Христос больше походил на Уэйна Ньютона; на другом — олень на фоне аляскинского пейзажа) и вызывающе яркий, как артериальная кровь, ковер на полу. Следов того, что когда-то в этой комнате обитал подросток по имени Сет Хагстром, не осталось никаких. Ни в этой комнате, ни в какой другой.

    Ричард все еще стоял у лестницы и оглядывался вокруг, когда до него донесся шум подъезжающей машины.

    "Лина, — подумал он, испытав лихорадочный приступ чувства вины. — Лина вернулась с игры… Что она скажет, когда увидит, что Сет исчез? Что?.."

    "Убийца! — Представился ему ее крик. — Ты убил моего мальчика!"

    Но ведь он не убивал…

    — Я его ВЫЧЕРКНУЛ, — пробормотал он и направился на кухню встречать жену.

    Лина стала толще.

    Играть в бинго уезжала женщина, весившая около ста восьмидесяти фунтов. Вернулась же бабища весом по крайней мере в триста, а может, и больше. Чтобы пройти в дверь, ей пришлось даже чуть повернуться. Под синтетическими брюками цвета перезревших оливок колыхались складками слоновьи бедра. Кожа ее, лишь болезненно-желтая три часа назад, приобрела теперь совершенно нездоровый бледный оттенок. Даже не будучи врачом, Ричард понимал, что это свидетельствует о серьезном расстройстве печени и грядущих сердечных приступах. Глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, глядели на него ровно и презрительно.

    В одной пухлой и дряблой руке она держала полиэтиленовый пакет с огромной индейкой, которая скользила и переворачивалась там, словно обезображенное тело самоубийцы.

    — На что ты так уставился, Ричард? — спросила она.

    "На тебя, Лина. Я уставился на тебя. Потому что ты стала вот такой в этом мире, где мы не завели детей. Такой ты стала в мире, где тебе некого любить, какой бы отравленной ни была твоя любовь. Вот как Лина выглядит в мире, где в нее вошло все и не вышло ничего. На тебя, Лина, я уставился, на тебя".

    — Эта птица, Лина… — выдавил он наконец. — В жизни я не видел такой огромной индейки.

    — Ну и что ты стоишь, смотришь на нее, как идиот? Лучше бы помог!

    Он взял у Лины индейку и положил на кухонный стол, ощущая исходящие от нее волны безрадостного холода. Замороженная птица перекатилась на бок с таким звуком, словно в пакете лежал кусок дерева.

    — Не сюда! — прикрикнула Лина раздраженно и указала на дверь кладовой. — Сюда она не влезет! Засунь ее в морозильник!

    — Извини, — пробормотал Ричард. Раньше у них никогда не было отдельного морозильника. В том мире, в котором они жили с Сетом.

    Он взял пакет и отнес в кладовую, где в холодном белом свете флюоресцентной лампы стоял похожий на белый гроб морозильник «Амана». Положив индейку внутрь рядом с замороженными тушками других птиц и зверей, он вернулся на кухню. Лина достала из буфета банку шоколадных конфет с начинкой и принялась методично уничтожать их одну за другой.

    — Сегодня игра была в честь Дня Благодарения, — сказала она. — Мы устроили ее на семь дней раньше, потому что на следующей неделе отцу Филлипсу нужно ложиться в больницу вырезать желчный пузырь. Я выиграла главный приз.

    Она улыбнулась, показав зубы, перепачканные шоколадом и ореховым маслом.

    — Лина, ты когда-нибудь жалеешь, что у нас нет детей? — спросил Ричард.

    Она посмотрела на него так, словно он сошел с ума.

    — На кой черт мне такая обуза? — ответила она вопросом на вопрос и поставила оставшиеся полбанки конфет обратно в буфет. — Я ложусь спать. Ты идешь или опять будешь сидеть над пишущей машинкой?

    — Пожалуй, еще посижу, — сказал он на удивление спокойным голосом. — Я не долго.

    — Этот хлам работает?

    — Что?.. — Он тут же понял, о чем она, и ощутил новую вспышку вины. Она знала о текст-процессоре, конечно же, знала. То, что он ВЫЧЕРКНУЛ Сета, никак не повлияло на Роджера и судьбу его семьи. — Э-э-э… Нет. Не работает.

    Она удовлетворенно кивнула.

    — Этот твой племянник… Вечно голова в облаках. Весь в тебя, Ричард. Если бы ты не был таким тихоней, я бы, может быть, подумала, что это твоя работа пятнадцатилетней давности. — Она рассмеялась грубо и неожиданно громко — типичный смех стареющей циничной опошлившейся бабы, — и он едва сдержался, чтобы не ударить ее. Затем на его губах возникла улыбка, тонкая и такая же белая и холодная, как морозильник, появившийся в этом мире вместо Сета.

    — Я не долго, — повторил он. — Нужно кое-что записать.

    — Почему бы тебе не написать рассказ, за который дадут Нобелевскую премию или еще что-нибудь в этом духе? — безразлично спросила она. Доски пола скрипели и прогибались под ней, когда она, колыхаясь, шла к лестнице. — Мы все еще должны за мои очки для чтения. И кроме того, просрочен платеж за "Бетамакс".[9] Когда ты, наконец, сделаешь хоть немного денег, черт побери?

    — Я не знаю, Лина, — сказал Ричард. — Но сегодня у меня есть хорошая идея. Действительно хорошая.

    Лина обернулась и посмотрела на него, собираясь сказать что-то саркастическое, что-нибудь вроде того, что хотя ни от одной его хорошей идеи еще никогда не было толка, она, мол, до сих пор его не бросила. Не сказала. Может быть, что-то в улыбке Ричарда остановило ее, и она молча пошла наверх. Ричард остался стоять, прислушиваясь к ее тяжелым шагам. По лбу катился пот. Он чувствовал одновременно и слабость, и какое-то возбуждение.

    Потом Ричард повернулся и, выйдя из дома, двинулся к своему кабинету.

    На этот раз процессор, как только он включил его, не стал гудеть или реветь, а хрипло прерывисто завыл. И почти сразу из корпуса дисплейного блока запахло горящей обмоткой трансформатора, а когда он нажал клавишу «EXECUTE», убирая с экрана поздравление, блок задымился.

    "Времени осталось мало, — пронеслось у него в голове. — Нет… Времени просто не осталось. Джон знал это, и теперь я тоже знаю".

    Нужно было что-то выбирать: либо вернуть Сета, нажав клавишу «ВСТАВИТЬ» (он не сомневался, что это можно сделать с такой же легкостью, как он сделал золотые монеты), либо завершить начатое.

    Запах становился все сильнее, все тревожнее. Еще немного, и загорится мигающее слово "ПЕРЕГРУЗКА".

    Он напечатал:

    МОЯ ЖЕНА АДЕЛИНА МЭЙБЛ УОРРЕН ХАГСТРОМ.

    Нажал клавишу "ВЫЧЕРКНУТЬ".

    Напечатал:

    У МЕНЯ НИКОГО НЕТ

    И в верхнем правом углу экрана замигали слова:

    ПЕРЕГРУЗКА ПЕРЕГРУЗКА ПЕРЕГРУЗКА

    "Я прошу тебя. Пожалуйста, дай мне закончить. Пожалуйста, пожалуйста…"

    Дым, вьющийся из решетки видеоблока, стал совсем густым и серым. Ричард взглянул на ревущий процессор и увидел, что оттуда тоже валит дым, а за дымовой пеленой, где-то внутри, разгорается зловещее красное пятнышко огня.

    "Волшебный шар", скажи, я буду здоров, богат и умен? Или я буду жить один и, может быть, покончу с собой от тоски? Есть ли у меня еще время?"

    "Сейчас не знаю, задай этот вопрос позже".

    Но «позже» уже не будет.

    Ричард нажал «ВСТАВИТЬ», и весь экран, за исключением лихорадочно, отрывисто мелькающего теперь слова «ПЕРЕГРУЗКА», погас.

    Он продолжал печатать:

    КРОМЕ МОЕЙ ЖЕНЫ БЕЛИНДЫ И МОЕГО СЫНА ДЖОНАТАНА.

    "Пожалуйста. Я прошу".

    Он нажал «EXECUTE», и экран снова погас.

    Казалось, целую вечность на экране светилось только слово «ПЕРЕГРУЗКА», мигавшее теперь так часто, что почти не пропадало, словно компьютер зациклился на одной этой команде. Внутри процессора что-то щелкало и шкворчало. Ричард застонал, но в этот момент из темноты экрана таинственно выплыли зеленые буквы:

    У МЕНЯ НИКОГО НЕТ КРОМЕ МОЕЙ ЖЕНЫ БЕЛИНДЫ И МОЕГО СЫНА ДЖОНАТАНА.

    Ричард нажал «EXECUTE» дважды.

    "Теперь, — подумал он, — я напечатаю: "ВСЕ НЕПОЛАДКИ В ЭТОМ ТЕКСТ-ПРОЦЕССОРЕ БЫЛИ УСТРАНЕНЫ ЕЩЕ ДО ТОГО, КАК МИСТЕР НОРДХОФ ПРИВЕЗ ЕГО СЮДА". Или: "У МЕНЯ ЕСТЬ ИДЕИ ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ НА ДВА ДЕСЯТКА БЕСТСЕЛЛЕРОВ". Или: "МОЯ СЕМЬЯ ВСЕГДА БУДЕТ ЖИТЬ СЧАСТЛИВО". Или…

    Он ничего не напечатал. Пальцы его беспомощно повисли над клавиатурой, когда он почувствовал, в буквальном смысле почувствовал, как все его мысли застыли неподвижно, словно автомашины, затертые в самом худшем за всю историю существования двигателей внутреннего сгорания манхэттенском автомобильном заторе.

    Неожиданно экран заполнился словами:

    ГРУЗКАПЕРЕГРУЗКАПЕРЕГРУЗКАПЕРЕГРУЗКА ПЕРЕГРУЗКАПЕРЕГРУЗКАПЕРЕГРУЗКАПЕРЕГРУЗ

    Что-то громко щелкнуло, и процессор взорвался. Из блока метнулось и тут же опало пламя. Ричард откинулся на стуле, закрыв лицо руками на случай, если взорвется дисплей, но экран просто погас.

    Ричард продолжал сидеть, глядя в темную пустоту экрана.

    "Сейчас не уверен, задай этот вопрос позже".

    — Папа?

    Он повернулся на стуле. Сердце его стучало так сильно, что, казалось, вот-вот вырвется из груди.

    На пороге кабинета стоял Джон. Джон Хагстром. Лицо его осталось почти таким же, хотя какое-то чуть заметное отличие все же было. Может быть, подумал Ричард, разница в отцовстве. А может, в глазах Джона просто нет теперь этого настороженного выражения, усиливаемого очками с толстыми стеклами. (Ричард заметил, что вместо уродливых очков в штампованной пластиковой оправе, которые Роджер всегда покупал ему, потому что они стоили на 15 долларов дешевле, Джон носил теперь другие — с изящными тонкими дужками.)

    А может быть, дело еще проще: он перестал выглядеть обреченно.

    — Джон? — хрипло спросил он, успев подумать: неужели ему нужно было что-то еще? Было? Глупо, но он хотел тогда чего-то еще. Видимо, людям всегда что-то нужно. — Джон? Это ты?

    — А кто же еще? — Сын мотнул головой в сторону текст-процессора. — Тебя не поранило, когда эта штука отправилась в свой компьютерный рай, нет?

    — Нет. Все в порядке.

    Джон кивнул.

    — Жаль, что он так и не заработал. Не знаю, что на меня нашло, когда я монтировал его из этого хлама. — Он покачал головой. — Честное слово, не знаю. Словно меня что-то заставило. Ерунда какая-то.

    — Может быть, — сказал Ричард, встав и обняв сына за плечи, — в следующий раз у тебя получится лучше.

    — Может. А может, я попробую что-нибудь другое.

    — Тоже неплохо.

    — Мама сказала, что приготовила тебе какао, если хочешь.

    — Хочу, — сказал Ричард, и они вдвоем направились к дому, в который никто никогда не приносил замороженную индейку, выигранную в бинго. — Чашечка какао будет сейчас в самый раз.

    — Завтра я разберу его, вытащу оттуда все, что молет пригодиться, а остальное отвезу на свалку, — сказал Джон.

    Ричард кивнул.

    — Мы вычеркнем его из нашей жизни, — сказал он, и, дружно рассмеявшись, они вошли в дом, где уже пахло горячим какао.



    Рэндалл ГАРРЕТ
    ОХОТНИЧИЙ ДОМИК

    Перевод с английского В. Вебера

    — Мы постараемся помочь, — обнадежил меня Директор, — но, если тебя поймают, не обессудь.

    Я кивнул. Старо, как мир: если ты попался, мы ни при чем. Сколько людей за долгие столетия истории человечества слышали эти слова, подумал я, и сколько из них задавались вопросом, который не выходил у меня из головы: почему я рискую собственной шкурой?

    И смог ли кто из них найти правильный ответ?

    — Так ты готов? — Директор взглянул на часы. Я посмотрел на свои. Двадцать два пятьдесят. — Вот пистолет.

    Я взял пистолет, проверил, заряжен ли он.

    — Полагаю, определить, как он попал ко мне, не удастся?

    Директор покачал головой.

    — Разумеется, удастся, но следы приведут не к нам. Если пистолет возникает, словно по волшебству, его обязательно приписывают нам. Но будет лучше, если ты принесешь его с собой. В этом случае никто не будет выяснять, откуда он взялся.

    От его слов по моей спине пробежал холодок. Да, он хотел увидеть меня живым, но при условии, что я не оставлю улик.

    — Хорошо, — я постарался широко улыбнуться. — Давайте начинать.

    В конце концов, не стоило портить ему настроение. Все знали, что он не любит посылать на смерть своих подчиненных. Я сунул пистолет в кобуру, искусно прорезанную в рукаве.

    Он еще раз оглядел меня с головы до ног, затем коснулся кнопки гипноконтроля. Вспыхнул яркий свет.

    На улице я направился к стоянке махолетов. Один из них был свободен, я поднялся в кабину, набрал номер сенатора Роули, ОР 63-911, и откинулся на спинку сиденья.

    Махолет плавно поднялся в воздух и взял курс на северо-запад, но я знал, что сканнеры трудятся во всю мощь, перерывая банки памяти в поисках касающейся меня информации.

    Удалившись от города на милю или чуть больше, махолет завалился направо, переходя на круговую траекторию.

    Засветился, но остался пустым экран видеофона.

    — Текущая проверка, — произнес бесстрастный голос. — Позвольте установить вашу личность.

    Текущая! Кого они хотели обмануть! Но я прикинулся дурачком и вставил правое предплечье в контрольное устройство. Послышалось тихое жужжание, ультразвуковые сканнеры ощупывали танталовую пластинку, вживленную в кость.

    — Благодарю вас, мистер Гиффорд, — экран погас, но махолет продолжал кружить над землей.

    Вновь засветился экран, на этот раз на нем появилась физиономия сенатора Роули, худощавая и загорелая.

    — Гиффорд! Ты их достал?

    — Да, сэр, — коротко ответил я.

    — Хорошо! Я тебя жду.

    Экран потемнел, махолет вновь двинулся на северо-запад.

    Я пытался совладать с нервами, но не мог не признаться себе, что напуган. Мне попался опасный противник. Если сенатор мог проникнуть в компьютерный центр управления махолетами, кто знал, как далеко простирались его щупальца.

    Как он мог просчитать, на каком махолете я полечу, каким чудом подключился к моему видеофону? Тем не менее, ему это удалось.

    В нескольких милях от меня находился Охотничий домик — наверное, самое охраняемое место планеты.

    Разумеется, я понимал, что могу и не попасть внутрь него. Сенатор Роули был далеко не дурак. Он доверял только роботам. Машина, резонно полагал он, могла сломаться, но не предать.

    Я уже видел стену вокруг Охотничьего домика, когда махолет пошел на снижение. Я физически ощущал лучи радаров и с тревогой думал о мощных лазерах, нацеленных на перекрестье этих лучей.

    А в самом Охотничьем домике, вернее в неприступной крепости, сидел сенатор Роули, словно паук в центре невидимой глазу паутины.

    Махолет опустился на крышу. Я глубоко вздохнул и выбрался из кабины. Пока я шел к лифту, глаза многочисленных роботов-охранников осматривали меня со всех сторон.

    Ни рентгеновские, ни ультразвуковые лучи теоретически не могли засечь сверхтвердый пластик, из которого был сделан нарукавный пистолет, и мне оставалось только надеяться, что практика подтвердит вывод теории. Внезапно я почувствовал укол в правое предплечье — сенатор желал убедиться, что молекулярная структура идентификационной танталовой пластины соответствует государственным стандартам.

    Идентификационные пластины устанавливались федеральными учреждениями. Соответственно, анализаторы имелись только у них. Даже сенатор не мог получить такую машину на законных основаниях.

    На всякий случай я потер предплечье. Я понятия не имел, как в таких случаях вел себя Гиффорд. Он мог вообще не замечать укола, но наверняка не вздрагивал от него. Укол не являлся чем-то неожиданным.

    И еще один вопрос не выходил у меня из головы: полностью ли полагался Роули на гипновнушение?

    Последний раз он видел Гиффорда четыре дня назад, и тогда тот был верен сенатору, как любой из роботов. Потому что психологически Гиффорд ничем и не отличался от робота. Для снятия эффекта психовнушения требовалось шесть недель интенсивной терапии. Тех же результатов можно было добиться и быстрее, но человек при этом превращался в инвалида. Снять психовнушение за четыре дня считалось невозможным.

    Если сенатор Роули не сомневался в том, что я — Гиффорд, если он верил в психовнушение, волноваться мне было не о чем.

    Я взглянул на часы. Двадцать два пятьдесят. Час назад я покинул кабинет Директора. Махолет пересек часовой пояс, соответственно переместились и стрелки часов.

    Лифт спускался подозрительно медленно. Я с трудом ощущал его движение. Роботы тщательно проверяли меня.

    Наконец, двери кабины разошлись, и я оказался в гостиной, лицом к лицу с сенатором Энтони Роули.

    Фильтры, встроенные в видеофон, заметно омолаживали его. Сглаживали морщины, густой сеткой покрывающие лицо, добавляли румянца серым щекам, убирали желтизну белков глаз. Короче говоря, на экране видеофона Роули выглядел лет на двести моложе.

    Сенатор протянул руку.

    — Дай мне брифкейс, Гиффорд.

    — Пожалуйста, сэр, — передавая брифкейс, я бросил взгляд на циферблат. Двадцать два пятьдесят пять. Почти пятьдесят шесть.

    Еще четыре минуты.

    — Садись, Гиффорд, — сенатор указал на стул. Я сел, а он углубился в секретные документы.

    О, они действительно были секретными, но едва ли могли принести пользу сенатору. Жить ему осталось меньше четырех минут.

    Он читал, не обращая на меня внимания. Да и зачем ему следить за Гиффордом. Если б один из бесчисленных датчиков упрятанного в подвале электронного мозга уловил в поведении Гиффорда что-то угрожающее, любая попытка покушения на жизнь сенатора была бы пресечена в самом зародыше.

    Это не составляло тайны ни для меня, ни для Роули.

    Двадцать два пятьдесят семь.

    Сенатор нахмурился.

    — Это все, Гиффорд?

    — Абсолютной уверенности у меня нет. Но смею утверждать, что до более детальной информации добраться очень трудно. Настолько трудно, что даже правительство не сможет получить ее вовремя, если захочет использовать эти подробности против вас.

    — М-м-м-м-м.

    Двадцать два пятьдесят восемь.

    — Вот и хорошо. Не пройдет и года, как власть будет в наших руках, Гиффорд.

    — Я рад, сэр.

    Гиффорд, после глубокого психовнушения, не мог ответить иначе.

    Двадцать два пятьдесят девять.

    Сенатор молча улыбался. Я ждал, надеясь, что период темноты не затянется надолго, но и не будет слишком коротким. Не делая попытки выхватить нарукавный пистолет, я внутренне готовился к решающему мигу.

    Двадцать три ноль-ноль.

    Погас свет и тут же вспыхнул вновь. Прежде чем я выстрелил сенатору в сердце, на его лице успели отразиться удивление и испуг.

    Я не терял ни секунды. Авария на линии электропередач от Большого северо-западного реактора погрузила во тьму обширный район, но сенатор заранее подготовился к подобным неожиданностям, установив под Охотничьим домиком автономный реактор, включающийся, когда Большой северо-западный выходил из строя.

    Но отключение энергии действовало на электронный мозг точно так же, как на человека удар дубинкой по голове: ему требовалось время, чтобы прийти в себя. Этот короткий промежуток позволил мне убить Роули и, если я окажусь достаточно проворным, даст возможность прорваться сквозь оборонительные редуты Охотничьего домика.

    Я метнулся к двери и едва не врезался в нее, но вовремя вспомнил, что открывать ее надо самому. Из особняка я выбрался без помех. Электронный мозг пребывал в оцепенении.

    Роули посчитал себя большим умником, приняв решение построить суперкомпьютер и возложив на него защиту Охотничьего домика, вместо того чтобы использовать несколько более простых устройств, каждое из которых отвечало бы за что-то одно. В чем-то он был прав: Охотничий домик мог обороняться как единый механизм.

    Но умер Роули именно потому, что стремился к сложности: чем проще электронный мозг, тем быстрее он приходит в себя.

    Наружная дверь открылась легко — электрические замки бездействовали. Меня все еще окружали стены, ближайшие ворота находились в полумиле от особняка, но я не особо печалился. Мне они были ни к чему. В облаках кружил ожидающий меня мощный махолет. Я слышал мягкое жужжание моторов, нарастающее с каждой секундой.

    Махолет снижался по крутой спирали.

    Бах!

    Я вздрогнул. Махолет исчез в желто-оранжевом пламени. А несколько мгновений спустя ветерок разогнал оставшееся от него облачко темного дыма.

    Защитные сооружения Охотничьего домика начали оживать.

    Я бросился к гаражу, резонно рассудив, что без приказа электронный мозг не станет сшибать махолеты сенатора.

    Распахнув ворота, я заглянул вовнутрь. Только грузовики и лимузины. Махолеты находились на крыше.

    Выбора у меня не было.

    Сенатор свято верил в охранявших его роботов. В замке зажигания большого «форда-студебеккера» торчал ключ, Я переключил управление с автоматического на ручное и тут же двинул машину вперед. И едва успел проскочить ворота, захлопнувшиеся, как крокодилья пасть. Я погнал машину к выезду из поместья, надеясь вырваться до того, как электронный мозг начнет соображать что к чему.

    Мне повезло. Электронный мозг узнал машину, а на меня внимания не обратил. Ворота ушли в землю, так что мне даже не пришлось притормаживать. Вновь мне сопутствовала удача.

    Но и робот сумел заметить ошибку. Ворота начали подниматься, когда тяжелый грузовик находился над ними. Но задние колеса все-таки перевалили через них.

    Я облегченно вздохнул и направил машину к городу. Пока все шло хорошо. Охотничий домик остался позади.

    Умер еще один из Бессмертных. Политической группировке сенатора Роули уже не придется вести кампанию за предоставление ему права на очередной цикл омоложения.

    Омоложение притягательно, как наркотик. Чем больше циклов остается позади, тем сильнее хочется повторить его еще раз. Несколько столетий назад кому-то пришла в голову неплохая идея: омолаживать только тех, кто оказал нации неоценимые услуги. Ошибка заключалась в другом: вопрос о том, кто имел на это право, а кто — нет, решался всеобщим голосованием.

    В этом, разумеется, был резон. Во-первых, омоложение стоило очень дорого, во-вторых, все исследования оплачивало государство. И налогоплательщики хотели сами решать, куда пойдут их денежки.

    Но, когда жизнь человека зависит от его возможности контролировать общество, обратит ли он свои помыслы на что-то еще?

    И чем дольше он живет, тем более жестким становится его контроль. Сенатор Роули жил очень долго. Он…

    Что-то щелкнуло под приборным щитком. Затем педаль газа помимо моей воли поползла вверх. Грузовик сбавил ход.

    Я не стал гадать, что происходит. Едва грузовик остановился, я распахнул дверцу. К счастью, она открывалась вручную, без участия электроники.

    Я выскочил из кабины, грузовик развернулся и покатил обратно, к Охотничьему домику. Я и не подозревал, что сенатор распорядился переделать свои машины; центральный компьютер мог в любой момент взять управление на себя.

    Оставалось лишь поблагодарить небожителей, как языческих, так и христианских, за то, что я не покинул Охотничий домик на махолете. Едва ли я мог бы выбраться из него на высоте нескольких тысяч футов.

    Вздохнув, я зашагал к городу.

    Десять минут спустя до меня донеслось нарастающее гудение. На большой скорости, с потушенными фарами, ко мне приближалась какая-то машина. В темноте я не мог разглядеть ее, но догадался, что это не обычный грузовик. Во всяком случае, не из гаража сенатора.

    Я подбежал к стоящему у дороги дереву высотой под шестьдесят футов и могучим стволом толщиной фута в три, подпрыгнул, схватился за верхнюю ветвь и полез наверх. Добравшись до середины, я оседлал толстый сук и затаился.

    Гудение оборвалось примерно в полумиле от меня, там, где я выпрыгнул из кабины «форда-студебеккера». Машина постояла минуту или две, затем двинулась дальше.

    Наконец, она приблизилась. Как я и подозревал, это был патрульный робот. Он искал меня.

    Со стороны города послышался вой сирены. В небе застрекотал махолет.

    Полиция принималась за дело.

    Патрульный робот катился медленно, вращалась поисковая турель, пытаясь определить мое местонахождение.

    Сирена ревела все громче, вдали показались фары несущегося на полной скорости автомобиля. Меньше чем через минуту они осветили приземистый силуэт робота. Он застыл, направив орудия на автомобиль. Над турелью угрожающе замигал красный маячок.

    Скрипнули тормоза, автомобиль остановился.

    — Сенатор? — позвал один из полицейских. — Вы меня слышите?

    Робот безмолствовал.

    — Наверное, его действительно убили, — добавил второй.

    — Это же невозможно, — первый вновь обратился к роботу. — Мы сотрудники городской полиции. Вы позволите показать наши удостоверения?

    Вероятно, робот передал информацию в Охотничий домик и получил соответствующий приказ, так как красный сигнал сменился зеленым, указывающим на то, что стрелять робот не будет.

    К тому времени я понял, что могу спастись, лишь спрятавшись за ствол. Что я и сделал, осторожно, чтобы до них не донеслось ни звука.

    — Нам сообщили, что сенатора Роули застрелил его секретарь, Эдгар Гиффорд, — донесся до меня голос первого полицейского. — Этот робот, наверное, ищет его.

    — Эге, — воскликнул его напарник, — а вон и второй. Гиффорд, должно быть, где-то неподалеку.

    Судя по гудению, второго патрульного робота отделяло от нас не меньше мили.

    Я не видел, что произошло потом, но услышал движение робота. Должно быть, он засек меня, хотя я и прятался за деревом. Вероятно, с помощью теплового детектора.

    — На дереве? — переспросил полицейский.

    — Хватит, Гиффорд! — крикнул другой. — Слезай!

    Что ж, меня поймали, обреченно подумал я. Но сдаваться живым я не собирался. Я вытащил пистолет, выглянул из-за ствола. Убивать полицейского не имело смысла, он лишь исполнял свои обязанности.

    Поэтому я выстрелил в робота, естественно, не причинив ему никакого вреда.

    — Он там!

    — Прячься!

    — Доставай бластер!

    Отлично. Конечно, бластер. Он снесет верхушку дерева и меня вместе с ней. Смерть будет мгновенной.

    Загремели выстрелы, затем наступила тишина.

    Я вновь выглянул из-за ствола и от изумления чуть не свалился вниз.

    Патрульный робот перестрелял всех полицейских. Один из них, с бластером, был только ранен. Он выкрикнул что-то бессвязное и направил луч на робота. Одновременно две пули вонзились ему в грудь.

    Но и робота охватило пламя.

    Тут уж я не упустил своего шанса, скатился по ветвям, спрыгнул на землю и бросился к автомобилю, на котором приехали полицейские.

    По пути я успел сорвать шлем с одного из убитых, надеясь, что моя красная туника сойдет за форменную. Я уже развернул автомобиль, когда на дороге показался второй патрульный робот. Он несколько раз выстрелил мне вслед, но его пулеметы не могли пробить броню полицейского автомобиля. Функции робота заключались лишь в поиске случайных нарушителей границ Охотничьего домика.

    Я никак не мог понять, почему робот застрелил полицейских. Его действия не находили логического объяснения. Да, он спас мне жизнь, но ради чего?

    Вероятно, Управление полиции послало к Охотничьему домику только один автомобиль, оказавшийся поблизости. Специалисты по расследованию убийств отправились туда на махолетах.

    С частной дороги, ведущей к поместью сенатора, я выехал на автостраду, но не перешел на автоматическое управление. Мне не хотелось доверять свою судьбу роботам. Кроме того, подключись я к центральному пульту, мог возникнуть вопрос, а почему такой-то автомобиль мчится по автостраде, когда ему предписано прибыть в Охотничий домик.

    Нельзя сказать, что мой план не имел изъянов. Я не привык управлять автомобилем на скорости сто пятьдесят миль в час. И в критической ситуации мне оставалось надеяться на быстроту реакции. А она-то могла и подвести.

    Я решил как можно скорее отделаться от полицейского автомобиля. Уж очень он был заметен.

    Через несколько миль я свернул с автострады на боковую дорогу и остановился у обочины. Ночью машин было немного, и мне пришлось подождать, пока одна из них не повернула вслед за мной.

    Я пропустил ее вперед, затем включил сирену, догнал и прижал к обочине.

    Водитель, толстячок среднего роста, вылез из кабины.

    — В чем дело? — раздраженно спросил он. — Я ничего не нарушил. Я… — тут он заметил, что я одет не по форме. — Послушайте, а почему…

    Парализатор, который я позаимствовал из ящичка приборного щитка, уложил его на месте. Я надел его зеленую тунику, втиснул толстяка в свою, нахлобучил ему на голову шлем и усадил на переднее сиденье полицейского автомобиля, привязав ремнем безопасности.

    Парализатор выводил человека из строя примерно на час.

    Нужное мне полицейское снаряжение я перенес в машину толстяка, затем сел за руль, отогнал автомобиль к автостраде, ввел программу движения, переключил на. автоматическое управление и выпрыгнул из кабины, захлопнув за собой дверцу. И полицейский автомобиль, ведомый компьютером, влился в западный транспортный поток.

    Сам я вернулся к машине толстяка, вырулил на автостраду, также перешел на автоматическое управление и помчался на восток, к городу. Там я надеялся раздобыть махолет.

    Следующие двадцать минут я потратил на то, чтобы изменить внешность. Тронутые сединой волосы Гиффорда стали темно-каштановыми, на лбу появились залысины, исчезли усы и бакенбарды, осталась лишь козлиная бородка. Я выщипал брови, засунул в ноздри трубки, от которых нос стал казаться шире. И хотя цвет глаз остался тем же, едва ли кто мог принять меня за Гиффорда.

    Затем я занялся оружием. В зеленой тунике толстяка не было кобуры для нарукавного пистолета, поэтому я сунул его в карман брюк. Под широкой туникой нашлось место и для всего остального.

    — Внимание! — ожил радиоприемник машины. — Вы приближаетесь к Гроувертону, последнему городу-спутнику перед мегаполисом. Частным машинам сквозной проезд запрещен. Сообщите, пожалуйста, желаете ли вы объехать мегаполис? Если нет, пожалуйста, сверните на автомобильную стоянку Гроувертона.

    Предложенные варианты меня не устраивали. Мне хотелось до предела затруднить поиски машины, и я поехал в гараж-мастерскую, работавшую круглосуточно.

    — Барахлит турбодвигатель, — заявил я механику. Переберите его, если нужно — замените на новый.

    Тот с радостью принялся за работу. Я подумал, что визит полицейских огорчит его, так как они увезут машину, не заплатив ни цента, но, судя по всему, он не разорился бы от таких убытков. А толстяк получил бы новый двигатель в качестве компенсации за причиненные ему неудобства.

    Во время разговора с механиком я низко опустил капюшон туники, чтобы тот не запомнил мое лицо, но, выйдя из гаража, сразу отбросил его назад, дабы не привлекать внимания.

    Я взглянул на часы. Одиннадцать минут второго. Я опять пересек часовой пояс, следовательно, прошел час и десять минут с того момента, как я покинул Охотничий домик. Тут я почувствовал, что голоден.

    Я нашел кафе-автомат, заказал кофе и яичницу с ветчиной, бросил в прорезь кассы несколько монет. Под популярную мелодию "Анна из Тексарканы" я думал о том, как проникнуть в мегаполис, не показывая на контрольном пункте идентификационной пластины.

    "Анна" прервалась на пятом куплете. Стоящий в центре зала куб стереовизора заполнил комментатор Квинби Лестер.

    — Доброе утро, свободные граждане! Мы прерываем эту программу, чтобы передать экстренное сообщение, — в его голосе чувствовалась неуверенность, словно он сомневался в словах, которые ему предстояло произнести. — Приблизительно в полночь около Охотничьего домика произошли беспорядки. Мистер Эдгар Гиффорд застрелил четверых полицейских. Сейчас он где-то неподалеку. Полиция ведет интенсивные поиски в радиусе пятисот миль от Охотничьего домика. Вы видели этого человека?

    Лестер уступил место объемному изображению Гиффорда.

    — Он вооружен и опасен для окружающих. Как только вы увидите его, немедленно позвоните по номеру МОР 6-666-666. Если ваше сообщение поможет арестовать Гиффорда, вы получите десять тысяч долларов. Оглянитесь! Он может быть рядом с вами!

    Посетители кафе-автомата начали оглядываться. Не отставал от них и я. Опасаться мне было нечего, Я мог поспорить на последний доллар, что в ближайшее время полицию захлестнет волна телефонных звонков от жителей мегаполиса, искренне уверенных в том, что они видели Эдгара Гиффорда.

    Полицейские это понимали. Они просто хотели напугать меня, чтобы я выдал себя опрометчивым поступком.

    Положение у меня было непростое. Спасительный приют находился в пятнадцати милях. Возникал вопрос, а не запросить ли мне помощи? Тут же пришел ответ — нет. Во-первых, я не знал, куда звонить. Во-вторых, понятия не имел, кто мог ждать меня на другом конце провода. Гипновнушение Директора стерло все эти сведения из моей памяти. Не следовало мне помнить и о том, на кого я работал.

    У меня оставался единственный шанс — добраться до угла Четырнадцатой авеню и Риверсайд Драйв.

    Ну, а если мне это не удастся, думал я, все равно никто не признает во мне убийцу.

    Я допил кофе и еще раз посмотрел на часы. Без тринадцати два. Пора идти, от цели меня отделяли пятнадцать миль.

    Робот-мусорщик медленно полз вдоль тротуара, подметая мостовую. Спешили по своим делам редкие прохожие. Какой-то пьяница, усевшись на асфальте, пытался высосать из бутылки последнюю каплю.

    Ни один свободный гражданин не мог пройти незамеченным столь долгий путь, который предстоял мне. Поэтому прежде всего следовало переодеться. Я направился к пьянице.

    — Эй, Джо, хочешь заработать пятерку?

    Его мутный взгляд уперся в меня.

    — Конечно, Сид, конечно. Что нужно делать?

    — Продай мне свою тунику.

    Он мигнул.

    — Ты шутишь? Их же раздают бесплатно.

    — Никаких шуток. Мне нужна твоя туника.

    Он стянул с себя коричневую тунику безработного, а я отдал ему пять долларов. Я справедливо полагал, что, пропив их, он едва ли вспомнит, куда подевалась его туника.

    Я надел ее поверх зеленой. Мало ли что могло случиться — не везде я мог бы пройти в тунике безработного.

    — Берегись!

    Клик-лик-лик-лик-лик-лик!

    Кто-то схватил меня за лодыжку, Я оглянулся. Уличный мусорщик! Он хотел поднять меня и засунуть в контейнер.

    Пьяница, криком предупредивший меня, попятился, споткнулся, упал, ударившись головой о бордюрный камень, и застыл, парализованный страхом.

    Вторая клешня вцепилась в мое плечо, мгновением позже меня оторвало от земли. Но я успел вытащить пистолет. Выстрел, другой — и антенна отлетела в сторону. Клешни разжались, и я рухнул на мостовую. Тут же вскочив, я бросился прочь. Потерявший управление мусорщик бесцельно махал клешнями и крутился на месте.

    Многие наблюдали нашу короткую схватку, кое-кто насмерть перепугался. Не было случая, чтобы робот-мусорщик нападал на людей.

    Я шмыгнул в переулок, взбежал по эскалатору на второй уровень. Там-то меня и заметил полицейский, спускавшийся вниз по другому эскалатору.

    — Стой! — проревел он и перепрыгнул через невысокую загородку, разделявшую эскалаторы.

    Но я уже несся по второму уровню.

    — Стой, или я буду стрелять! — прокричал он вдогонку.

    Я метнулся в подъезд, выхватил парализатор. И тут произошло еще одно странное событие. Полицейский с пистолетом в руке как раз пробегал мимо автомата по продаже бутылок с соками и минеральной водой. Внезапно открылся люк, и бутылочная лавина захлестнула улицу. В момент выстрела полицейский споткнулся об один из пластиковых цилиндров, пуля прошла мимо, а я не промахнулся. Полицейского парализовало еще до того, как его тело коснулось земли. А из автомата все выкатывались и выкатывались бутылки.

    Я побежал дальше, но вскоре увидел еще одного полицейского и спустился на первый уровень. Полицейский не ожидал подвоха, ступив на движущиеся ступеньки следом за мной. Но на половине пути эскалатор дернулся и затем пополз вверх. От неожиданного рывка полицейский не устоял на ногах и покатился вниз.

    Что было дальше, я не знаю. Свернув за угол, я перешел на шаг, чтобы не выделяться среди других прохожих. В ближайшем баре я заперся в комнате отдыха, достал косметический набор и занялся своей внешностью. С моей головы исчезла большая часть волос, а оставшиеся стали седыми. Так же, как и козлиная бородка. Слой пластика, покрывший лицо и руки, испещряли морщинки.

    Все это время я пытался разобраться в поведении роботов. У меня не оставалось сомнений в том, что центральный компьютер Охотничьего домика подчинил все обслуживающие роботы мегаполиса, а может быть, и целого территориального сектора.

    Уличный мусорщик узнал меня и попытался схватить, тут все было ясно. Но автомат по продаже бутылок и эскалатор? Или компьютер Охотничьего домика еще не пришел в себя? Едва ли, после аварии на линии электропередач прошло больше двух часов. Так почему его реакция столь замедленна? Почему он убивает полицейских, а не меня? Ответа я не находил.

    И тут меня осенило. А умер ли Роули?

    Полной уверенности у меня не было. И полиция ничего не сообщала об убийстве. Только о «беспорядках». Нет, подождите. Первые полицейские, автомобилем которых я воспользовался, говорили об убийстве. Или мне почудилось?

    В дверь постучали. Искушать судьбу я не стал. За дверью мог оказаться полицейский, поэтому я выскочил в окно. Переулок вывел меня на Брэдли-авеню.

    Если б я мог избавиться от идентификационной пластины! Мало кто знал об этом, но для установления личности требовалось лишь направить на нее луч сканнера и расшифровать отраженный сигнал. Я шел осторожно, стараясь избегать ненужных встреч.

    Пройдя шесть кварталов, я не встретил ни души, но затем нос к носу столкнулся с полицейским автомобилем. Я окаменел. Потом рука невольно потянулась к пистолету. Сдаваться живым я не собирался.

    Полицейский сбавил скорость, взглянул на меня, затем на приборный щиток и проехал мимо. Я стоял, как вкопанный. Ведь было совершенно ясно, что отраженный от идентификационной пластины луч сканнера высветил на табло приборного щитка имя и фамилию секретаря сенатора Роули.

    Когда автомобиль скрылся из виду, я попятился в ближайший подъезд. Честно говоря, я здорово, напугался и не мог понять, чего они добиваются.

    Я перепугался еще больше, когда за моей спиной начала открываться дверь. Я повернулся, сунул руку в карман. Но так и не вытащил пистолет.

    — Что случилось, дедушка? — спросила девушка в изящном зеленом костюме. Зелеными были ее ногти на руках и ногах, губы, глаза и даже волосы.

    Только тут я вспомнил, что для окружающих я — древний старик, едва переставляющий ноги.

    — Не беспокойтесь, вас никто не увидит, — продолжала она. Мы все устроим… Ох!

    Охнула она из-за коричневой туники безработного.

    — Извините, — она нахмурилась. — Мы не сможем обслужи…

    — У меня есть деньги, — прервал я ее. — Вот моя туника, отогнув воротник, я показал ей тунику толстяка.

    — Я вижу, дедушка. Не угодно ли вам зайти?

    Следуя за ней, я оказался перед столом другой девушки. Я объяснил, что мне требуется, и меня сразу провезли в отдельную комнату. На прикрепленной к двери табличке с печатью муниципалитета я прочитал: "Тайна гарантируется. Комната проверена. Микрофонов, сканнеров и других устройств, позволяющих следить за происходящим, внутри нее нет".

    Такая уверенность радовала, но не внушала особого доверия. Поэтому, дабы не вызывать подозрения, я улегся на широкую софу перед стеной-экраном. Представление уже началось. Меня не интересовали священные ритуалы почитателей Махруда. Не потому, что они были скучны. Гораздо больше меня занимала другая проблема: как остаться живым?

    Чтобы обеспечить контроль над своим сектором, Роули незаконно подключил компьютер Охотничьего домика к компьютерам Управления общественных работ мегаполиса и различных деловых предприятий, которые напрямую или через дочерние компании принадлежали сенатору.

    Но с центральным компьютером что-то случилось. По какой-то причине его действия стали нелогичными и малоэффективными. К примеру, когда полицейский автомобиль засек меня на улице, отраженный сигнал от моей танталовой пластины был передан в банк памяти полицейского архива для идентификации. И оттуда поступил ложный ответ.

    Что же происходит? Неужели сенатор жив и просто не хочет сообщить об этом? Если так, какие приказы отдает он компьютеру? Разгадки я не находил.

    Я хотел вернуться до рассвета, но теперь окончательно убедился, что это невозможно. Здесь, в Гроувертоне, роботы Управления общественных работ встречались относительно редко, и компьютер Охотничьего домика не мог постоянно наблюдать за мной. Но по мере углубления в мегаполис ситуация менялась бы к худшему. Я не мог въехать в мегаполис на частной машине. И не решился бы вызвать такси иди махолет. Меня опознали бы в подземке, стоило мне ступить на платформу. Я попал в западню и не знал, как из нее выбраться.

    То ли сказалась усталость, то ли подействовали успокаивающая музыка и мягкое освещение, во я задремал. А когда открыл глаза, у софы стояла девушка с газетами в руках.

    Серебряная девушка, даэке белки ее глаз сверкали серебром.

    — Доброе утро, дедушка, — проворковала она. — Вот газеты, которые вы просили.

    Мысленно я поблагодарил ее за «дедушку». Прежде чем я произнес хотя бы слово, она напомнила мне, что я — глубокий старик.

    — Спасибо, милая, спасибо. Положи их сюда.

    — Сейчас вам принесут кофе, — улыбнулась она и исчезла за дверью.

    Первую страницу пересекал заголовок. "ЗАГАДОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ В ОХОТНИЧЬЕМ ДОМИКЕ".

    Ниже я прочитал: "Полицейское управление подтверждает, что его сотрудникам не удалось проникнуть в Охотничий домик после того, как вчера ночью оттуда поступило сообщение об убийстве сенатора Роули его секретарем, мистером Эдгаром Гиффордом.

    Многочисленные попытки связаться с сенатором Роули окончились безрезультатно.

    Три полицейских махолета, управляемые роботами, были сбиты на подступах к Охотничьему домику, рядом с ним взорван один полицейский автомобиль. Другой автомобиль, направленный туда по получении сообщения об убийстве, был захвачен Гиффордом. При этом от его пуль погибло четверо полицейских. Сегодня рано утром угнанный автомобиль найден в нескольких сотнях миль от мегаполиса…"

    Далее полиция выражала уверенность, что ареста убийцы надо ожидать с минуты на минуту.

    Маленькая заметка в левом нижнем углу сообщала о странном поведении робота-мусорщика, напавшего на человека.

    Но особо мое внимание привлекла другая статья.

    "Сенатор Лютер Грендон предлагает помощь.

    — Федеральное правительство должно держаться в стороне, говорит сенатор.

    Сенатор Восточного сектора Грендон заявил сегодня утром, что готов помочь Северо-западному сектору в поисках убийцы своего коллеги.

    — Нет нужды обращаться к федеральному правительству, — отмечает он. — Граждане независимого сектора способны справиться с преступником своими силами.

    Сенатор Юго-западного сектора Квинтелл придерживается того же мнения. Он считает, что "помощь федеральных ведомств не требуется".

    Остальные сенаторы готовились отхватить лакомый кусочек даже до поступления официального сообщения о смерти Роули.

    Пора в путь, решил я. В толпе затеряться легче. Не так-то просто сфокусировать луч на одном индивидууме.

    И пока другие Бессмертные заваривали свару из-за владений сенатора Роули, я мог проскользнуть в безопасное место.

    В дверях я чуть не столкнулся с серебряной девушкой.

    — Сюда, дедушка, — и она повела меня по коридору.

    — Но выход в другой стороне, — нахмурился я.

    Она остановилась, улыбнулась.

    — Видите ли, сэр, выпал наш номер. Медицинское управление прислало Диагноста.

    Я пошатнулся. Каким-то чудом компьютер Охотничьего домика прознал о моем местонахождении и выдал сигнал на проверку именно этого дома. И теперь передо мной закрылись все двери, кроме той, что вела к роботу-диагносту.

    Идеальная ловушка. Робота, естественно, защищала прочная броня, он был вооружен. Очень часто люди не хотели отправляться в больницу, тем более за свой счет, если они были свободными гражданами.

    Я шел медленно, как и подобало старцу, выигрывая драгоценные секунды. Охранники Диагноста обычно были вооружены только парализаторами. Это следовало иметь в виду. Но сначала требовалось выяснить кое-какие подробности.

    — Почему вы не предупредили меня, милая, сразу же по приходу Диагноста?

    — Он у нас лишь пятнадцать минут, дедушка, — ответила серебряная красотка.

    Девушка шла чуть впереди. Я направил на нее луч парализатора и подхватил ее, не дав упасть на пол. Затем отнес тело в свою комнату и уложил на софу.

    Покончив с этим, я сорвал со стен портьеры. Плотный синтетический материал мог загореться лишь от сильного пожара. С портьерами в руках я прошел в небольшой холл. Затем разложил два топливных элемента парализатора и высыпал порошок на пол, под портьеры. В отличие от пороха, он при нагреве не взрывался и давал более высокую температуру.

    Достав из кармана зажигалку, я поднес язычок пламени к обрывку газеты, предусмотрительно захваченному из комнаты, поджег его и положил рядом с горкой порошка.

    Мгновение спустя порошок зашипел и вскинулся белым пламенем. Портьеры начали обугливаться, и вскоре холл затянуло клубами густого, едкого дыма.

    Я-то знал, что здание не загорится, но надеялся, что у других не было моей уверенности.

    — Горим! — прокричал я во все горло зд сбежал по ступенькам к входной двери.

    С улицы доносилось ровное жужжание робота-охранника, выставленного Диагностом.

    Коридор заполнялся черным дымом. Забегали роботы-пожарники. Включилась система подачи углекислого газа.

    Работы-пожарники опознать меня не могли. Они реагировали только на огонь. Я не сомневался, что они быстро найдут тлеющие портьеры и тут же загасят их. Но дым уже сделал свое дело. Кому охота дышать такой вонью, даже зная, что твоей жизни не угрожает опасность. Народ повалил ко входной двери. Я не отставал от других.

    Робот-охотник открыл стрельбу из парализатора по выходящим из дверей. Естественно, в такой толпе он не мог выделить меня и стрелял во всех подряд. К счастью, ему требовались какие-то секунды, чтобы перевести парализатор с одной жертвы на другую. Я улучил мгновение, когда он отвел турель в сторону, и бросился бежать.

    Бежал я изо всех сил, пригибаясь к земле, но луч парализатора скользнул по пальцам левой руки, и она онемела до локтя. Робот-охранник таки засек меня! Но я уже смешался с зеваками, наблюдавшими за клубами дыма, вырывавшимися из окон верхних этажей.

    Я ускорил шаг. Ситуация все больше тревожила меня. Мне не хотелось связываться со свихнувшимся компьютером, но я никак не мог вырваться из-под его колпака.

    Я спустился на Корлисс-авеню, параллельную Брэдли, прошел семь кварталов, вновь вернулся на Брэдли-авеню. Два или три раза мимо проезжали полицейские автомобили, но то ли они не просвечивали мою идентификационную пластину, то ли получали ложные ответы из банка памяти.

    От мегаполиса меня отделяло уже меньше квартала, когда меня словно обожгло кислотой и я потерял сознание.

    Возможно, в вас не стреляли из парализатора, но каждому знакомо болезненное покплывание в онемешттей ноге или руке, усиливающееся при малейшем двшкепва.

    Поэтому я и не думал шевелиться. Я прости лежал, ожидая, когда же телу вернется чувствительность. Без сознания я пробыл чуть меньше часа. Под луч парализатора я попадал и раньше, поэтому знал, сколько мне потребуется времени, чтобы прийти в себя.

    — Он уже должен очухаться, — произнес чей-то голос. — Потряси-ка его.

    Кто-то тряхнул меня, и я взвыл от боли.

    — Извини, Гиффорд, — хмыкнул другой голос. — Хотел посмотреть, жив ли ты.

    — Дай ему несколько минут, — заметил первый голос. — С ним все в порядке.

    Покалывание прекратилось. Повернув голову, я увидел двух мужчин, сидящих на стульях у моей кровати — маленького толстяка, усатого блондина с гладко выбритым решительным подбородком, и более высокого мускулистого бородача.

    — Извини, что пришлось подстрелить тебя, Гиффорд, — пробурчал бородач. — Но мы не хотели привлекать к себе внимание в непосредственной близости от мегаполиса.

    Это не полицейские, решил я. В этом сомнений не было. Во всяком случае, не полицейские этого сектора. Если они и служили, то другим Бессмертным.

    — Чьи вы, мальчики? — я попытался улыбнуться.

    Вероятно, мне это удалось, потому что они улыбнулись в ответ.

    — Забавно, но мы как раз хотели спросить тебя о том же.

    Я вновь уставился в потолок.

    — Я сирота.

    Усатый хмыкнул.

    — Ну, и что вы об этом думаете, полковник?

    Полковник нахмурился, его густые брови сошлись над серымп глазами.

    — Мы будем с тобой откровенны, Гиффорд. Потому что мы не в состоянии установить твою личность. Только из-за этого. Может статься, ты сам не знаешь, кто ты такой. Поэтому мы будем откровенны.

    — Валяйте, — ответил я,

    — Хорошо. Послушай, как нам видится то, что произошло. Нашу версию. Ты убил Роули. Убил его после пятнадцати лет безупречной службы. Мы знаем, даже если ты и не подозревал об этом, что все пятнадцать лет каждые шесть месяцев Роули подвергал тебя психовнушению. По крайней мере, думал, что подвергал.

    — Думал? — переспросил я, желая показать, что мне интересно,

    — Да. Возможно, он заблуждался. Во всяком случае, в последнее время. После психовнушения поведение человека подчиняется определенным законам. Ты их нарушил. Нам известно, что для снятия эффекта психовнушения необходимы шесть недель активного лечения. И еще не меньше двух недель, чтобы человек пришел в себя. Ты отсутствовал в Охотничьем домике четыре дня, — он пожал плечами. — Понимаешь, что к чему?

    — Да, конечно, — бородач начинал раздражать меня своей обстоятельностью.

    — Сначала мы думали, что тебя заменили. Но мы проверили твою идентификационную пластину, — он указал на мою руку. Тут все в порядке. Пластина Гиффорда. И мы знаем, что за четыре дня ее не могли снять с предплечья Гиффорда и вживить в кость кому-то еще. Если б мы могли сравнить отпечатки пальцев и структуру глазной сетчатки, то окончательно убедились бы, что ты — Гиффорд. Но закон это запрещает, поэтому нам приходится удовлетвориться лишь теми уликами, что имеются в нашем распоряжении. Пока мы принимаем тебя за Гиффорда. Это означает, что кто-то ковырялся в твоем мозгу. Мы хотим узнать, кто именно. Тебе это известно?

    — Нет, — честно признался я.

    — Сам ты ничего не делал?

    — Нет.

    — Кто-то стоит за тобой?

    — Да.

    — Кто же?

    — Не знаю. И подождите с вопросами. Вы сказали, что будете откровенны со мной. На кого работаете вы?

    Они переглянулись.

    — На сенатора Квинтелла, — ответил полковник.

    Я приподнялся на локте и вытянул другую руку с растопыренными пальцами.

    — Ладно, смотрите сами. Роулиг убит, его можно исключить, — я загнул большой палец. — Вы работаете на Квинтелла, исключим и его, — я загнул мизинец. — Остаются трое Бессмертных: Грендон, Лэссер и Уотерфорд. Лэссер правит в Западном секторе, Уотерфорд — в Южном. Ни один из них не граничит с Северо-западным, значит, и они тут не причем. Это не обязательно, но весьма вероятно. Скорее они стремились бы избавиться от Квинтелла, а не от Роули. Следовательно, остается Грендон. И если вы читали газеты, то знаете, что он уже рвется в Северо-западный сектор.

    Вновь они переглянулись. Я понимал, что работать они могут совсем не на Квинтелла. И даже склонялся к мысли, что их послал Грендон. С другой стороны, они могли сказать правду. Впрочем, для меня это не имело никакого значения.

    — Логичное заключение, — отозвался полковник. — Очень логичное.

    — Но мы должны знать, кто ты, — добавил усатый. — Мы чувствовали, что ты вернешься в мегаполис, и выставили охрану на основных магистралях. Эта часть нашего плана удалась, теперь можно переходить к следующему этапу.

    — Следующему?

    — Да. Тебя можно заменить. Ты это знаешь. Организации, что послала тебя, теперь наплевать, что с тобой случится, иначе тебе не пришлось бы самому искать путь к спасению. Им уже нет дела, что станет с Эдди Гиффордом.

    — Они, должно быть, знали, что тебя поймают. Поэтому и загипнотизировали тебя. Возможно, нам не удастся выяснить, кто это сделал. Но поискать мы обязаны. Вдруг ты что-нибудь вспомнишь, какую-нибудь мелочь, а уж она выведет нас на всю организацию.

    Я кивнул. Полковник рассуждал очень логично. Им хотелось снять эффект психовнушения. Они могли сделать это осторожно, постепенно убирая гипноблоки, не причиняя мне вреда. Но на это требовалось время. И я понимал, что миндальничать они не станут. Они решили снять кожуру с моего мозга, словно с банана, а затем нарезать его на ломтики, чтобы посмотреть, нет ли чего внутри.

    И, если они работали на кого-то из Бессмертных, я не сомневался; они выполнят намеченное. Для этого требовалось специальное оборудование да эксперты по психовнушению. И то и другое можно было купить за деньги.

    Кое о чем они, правда, не догадывались. Если б они залезли в мой мозг слишком глубоко, у меня внезапно появились бы признаки болезни сердца психосоматической природы, и я умер бы до того, как они успели бы меня спасти. Я действительно не относился к числу незаменимых.

    — Ты хочешь что-нибудь сказать, прежде чем мы начнем? — спросил полковник.

    — Нет, — я не собирался облегчать им жизнь.

    — Хорошо, — он встал, поднялся и усатый. — Я сожалею о том, что придется с тобой сделать, Гиффорд. Но не волнуйся, через шесть-восемь месяцев все придет в норму. До встречи.

    Они вышли из палаты и плотно прикрыли дверь.

    Я сел и огляделся. Где я нахожусь, я не знал. За час меня могли доставить на другой конец света.

    Но, как скоро выяснилось, я остался в мегаполисе. На табличке, прикрепленной к кровати, я прочел: "Санаторий Деллфильда". Санаторий располагался на Риверсайд Драйв, менее чем в восьми кварталах от назначенного мне места встречи.

    Я выглянул из окна. Восемью этажами ниже виднелась крыша десятого уровня. Окно представляло собой толстую пластину пуленепробиваемого стекла, намертво вделанную в стену. Регулятор светопроницаемости находился слева. Окно, естественно, не открывалось. Герметично закрывалась и дверь. Если пациент начинал бушевать, в палату можно было подать снотворный газ, без опасения, что он проникнет в коридор.

    У меня забрали все оружие, содрали с лица и рук термопластичную пленку. Теперь я не был похож на древнего старика. Я подошел к аеркалу, также из пуленепробиваемого стекла с отражательной поверхностью, и взглянул на себя. Выглядел я неважно. Клочьями торчали седые^ волосы, лицо прорезали морщины.

    Я сел на кровать и задумался.

    Врач-психоаналитик появилась часа через два. Она вошла одна, но я заметил полковника, стоящего у двери.

    Дама была решительного вида, со спокойным лицом, выглядела лет на тридцать пять. Начала она со стандартных вопросов.

    — Вам сказали, что вы находитесь под действием психовнушения. Вы в это верите?

    Я ответил, что да. Отпираться не имело смысла.

    — Вы помните, как это происходило?

    — Нет.

    — Не могли бы вы вспомнить что-либо о личности того, кто гипнотизировал вас?

    — Нет.

    Врач задала еще с дюжину вопросов. Когда она закончила, я попытался выудить из нее кое-какую информацию, но женщина выскользнула из палаты, не дослушав меня.

    Санаторий, похоже, довольно давно находился на содержании Квинтелла или Грендона, а может, кого-то еще из Бессмертных. Многие годы назад кому-то из них удалось свить уютное шпионское гнездышко в самом сердце сектора Роули.

    Покинуть санаторий без помощи извне я не мог. Я бывал в таких местах и с большим уважением относился к действующим на их территории мерам безопасности. Безоружный человек не имел тут ни единого шанса вырваться на свободу.

    И все же я не собирался сидеть сложа руки.

    Больше всего меня занимал вопрос, о том, постоянна ли ведущаяся за мной слежка. Висевший под потолком сканнер имел узкий сектор обзора. Его защищала полусфера из бронестекла. Он мог поворачиваться, чтобы охватить всю палату, но, судя по всему, управлялся не компьютером. Контроль за пациентом осуществлял или врач, или медицинская сестра.

    Но как часто?

    Вдали, на Бартон Билдинг, виднелись большие старомодные часы со стрелками. Сканнер нацелился на кровать. Это означало, что последний раз меня проверяли, когда я еще лежал. Я отошел к противоположной стене.

    Большая стрелка часов на Бартон Билдинг обежала почти три четверти круга, когда объектив повернулся в мою сторону. Секунд тридцать я стоял, вроде бы не замечая его, затем пересек палату. Сканнер не шевельнулся.

    Меня это обрадовало. Санаторий отставал от технического прогресса. Новое оборудование, по-видимому, не устанавливалось уже лет тридцать. Оператор сканнера лишь убеждался, на месте ли пациент, и тут же переходил к следующей палате.

    Я наблюдал за сканнером до вечера. Каждый час, ровно через четыре минуты после того, как большая стрелка на Бартон Билдинг переползала цифру двенадцать, он поворачивался вслед за мной. Меня это вполне устраивало.

    Обед мне принесли в половине седьмого. Я искоса поглядел на сканнер, но тот не отреагировал на открывающуюся дверь.

    Впрочем, служители санатория вполне обходились без дистанционного контроля. Один встал у двери с парализатором наготове, другой внес поднос с едой. В таких условиях лишь самоубийца мог попытаться вырваться из палаты.

    В половине десятого погасли огни, за исключением маленькой лампочки над кроватью. Я сразу понял, что сканнер слеп в инфракрасном диапазоне. Если я вел себя примерно и оставался в постели, маленькой лампы вполне хватало для того, чтобы следить за мной. Если бы обнаружилось мое отсутствие, дежурный зажег бы верхний свет.

    Я спокойно лежал до четырех минут одиннадцатого. Сканнер повернулся, его объектив уставился на меня. Выждав пару минут, я встал, подошел к раковине, будто бы для того, чтобы напиться. Сканнер не реагировал. Тут уж я не стал терять даром времени.

    Сдернув с кровати покрывало, я заткнул углом горловину стока раковины, включил воду и лег.

    Покрывало свисало на пол. Вода быстро заполнила раковину и бесшумным потоком побежала по покрывалу на пол.

    Чтобы заполнить всю комнату, требовался не один час, но я не мог позволить себе такой роскоши, как сон. Предстояло бодрствовать до зари, и я не знал, удастся ли мне не сомкнуть глаз. Я считал до пятидесяти, а затем резко переворачивался на другой бок. Со стороны могло показаться, что меня мучают кошмары.

    Но, тем не менее, я заснул и чуть было не утонул. Вода поднялась до уровня кровати и затекла мне в рот. Кашляя и отплевываясь, я сел.

    Сон как рукой сняло. Схватив одеяло, я обвязал им полусферу со сканнером. Затем по пояс в воде добрел до двери и крепко ухватился за железный шкафчик.

    Верхний свет зажегся примерно через полчаса.

    — Почему ничего не видно? — прорычал из динамика чей-то голос. — Это твои проделки?

    — А? Что? — будто спросонья ответил я. — Нет. Я ничего не делал.

    — Мы сейчас придем. Отойди от двери или тебя пристрелят.

    Я и не собирался стоять перед дверью.

    Едва дежурный повернул ключ в замке, как дверь под тяжестью многих тонн воды распахнулась, оглушив его. С ним пришли двое охранников, но водяной поток сшиб их с ног.

    В нужный момент я отпустил шкафчик, и вода вынесла меня в коридор. Я знал, что делать, охранники — нет. Несколько секунд спустя парализатор одного из них был у меня в руках, а на полу распростерлись три неподвижных тела. Я бросился к столику ночной сестры, находившемуся сразу за углом, около лифтов. Она еще не успела упасть после моего выстрела, а я уже схватил телефонную трубку. Набрав номер, я прокричал:

    — Говорит Гиффорд. Я в санатории Деллфильда, палата восемнадцать ноль восемь.

    Большего и не требовалось. Я швырнул парализатор в лужу, набравшуюся у лифта, и, подняв руки, пошел к своей палате.

    Надо отдать должное персоналу Деллфильда: они не держали зла на пациента, рискнувшего на побег. Когда пять охранников, ворвавшихся в коридор, увидели мои поднятые руки, они лишь препроводили меня в палату и не отходили от меня, пока не появился полковник.

    — Ловко, очень ловко, — тот оглядел палату. — Придется взять на заметку этот трюк. Толку от него, правда, немного. Это понятно? Из коридора на улицу не попадешь. Лифты не вызываются наверх.

    Я пожал плечами.

    — Не мог же я не пытаться вырваться отсюда.

    Полковник усмехнулся.

    — Естественно. Человек никогда не должен сдаваться, — он закурил. — Твой звонок тоже не принес пользы. Это санаторий. Пациентам и раньше случалось добираться до телефона. Но коммутатором управляет робот. И обычно обрывает связь.

    Я промолчал. Не стоило показывать ему, что я огорчен.

    — Хорошо, — полковнику надоело ждать ответа. — Привяжите его.

    Охранники сменили мокрую постель и уложили меня, затянув веревки так, что я не мог поднять головы.

    Полковник оглядел меня и довольно кивнул.

    — Возможно, ты выскользнешь и отсюда. Можешь попытаться. Но учти, что в следующий раз мы заморозим тебе спинной мозг.

    Он ушел, закрылась дверь.

    Что ж, я сделал все, что мог. Остальное зависело не от меня. Я заснул.

    Шума в коридоре я, естественно, не слышал. Звуконепроницаемые стены не пропускали посторонних звуков. Но дверь распахнулась, и к моей кровати подкатился Декон.

    — Вы можете встать?

    Роботы этого типа предназначались для ведения работ в зоне радиоактивного заражения.

    — Нет, — ответил я. — Обрежь эти веревки.

    Большие ножницы в мгновение ока освободили меня. Едва я встал, как откинулась крышка спасательного контейнера в корпусе Декона.

    — Залезайте сюда.

    Спорить я не стал; Декон держал меня под прицелом парализатора.

    Вот так я расстался с санаторием Деллфильда. Деконы вызывались при неполадках с атомными реакторами. Компьютер Охотничьего домика, узнав о моем местопребывании, выдал ложный сигнал о нарушении режима работы атомного реактора Деллфильда.

    Мне и раньше приходилось видеть, как действуют Деконы, умные, шустрые, не теряющие времени даром. Контейнер, защищенный от воздействия радиации, предназначался для вывода людей из зоны радиационного заражения. В нем было тесно и темно, но я не жаловался. Лучше теснота, чем смерть от сердечного приступа в руках психоаналитиков.

    Я почувствовал, сладкий запах, понял, что в контейнер подан усыпляющий газ, и потерял сознание.

    Когда я очнулся, меня мутило. Вчера луч парализатора, сегодня усыпляющий газ. Его запах не покидал меня.

    Нет, пахло не газом, но чем-то другим. Я поднял голову, огляделся. Меня привезли в гостиную Охотничьего домика и положили на пол. Рядом с сенатором Роули.

    Я отпрянул от трупа, меня вырвало.

    Мне удалось доковылять до ванной комнаты. Прошло не меньше двадцати минут, прежде чем я собрался с духом и решился вернуться в гостиную.

    Роули умер не сразу. Он сумел проползти шесть футов с того места, где я пристрелил его.

    Моя догадка подтвердилась.

    Палец мертвеца застыл на клавише пульта управления, к которому он сумел доползти. Компьютер продолжал защищать сенатора, потому что думал, как я и предположил, что тот жив. Он и не мог думать иначе, поскольку оставалась вдавленной клавиша "Ввод команды".

    Я наклонился к микрофону.

    — Я беру махолет на крыше. Проложи курс и обеспечь охрану от Охотничьего домика до мегаполиса. Переведи махолет на ручное управление. После моего взлета немедленно подними в реакторе все стержни-замедлители. Повтори.

    Компьютер послушно повторил мои команды.

    Далее все пошло, как по маслу. На махолете я прилетел к месту встречи и двадцать минут спустя уже сидел в кабинете Директора.

    Пока снимался эффект психовнушения, хирург вытащил из моего предплечья индентификационную пластину Гиффорда.

    — Ты заставляешь себя ждать, сынок, — улыбнулся Директор.

    — Какие новости?

    Его улыбка стала шире.

    — Чего только не произошло за это время. Робот в Гроувертоне убивает человека. Охранник Диагноста парализует всех выбегающих из горящего здания. Деконы врываются в санаторий Деллфильда, хотя не отмечалось никаких отклонений в работе тамошнего атомного реактора.

    — А час назад началось вообще черт знает что. Взрыв реактора разворотил Охотничий домик, а потом все роботы словно посходили с ума. И горожане подозревают, что сенатор незаконно контролировал все службы мегаполиса. Отличная работа, мой мальчик.

    — Благодарю, — я старался не смотреть на руку, с которой все еще возился хирург.

    Седая бровь Директора чуть приподнялась.

    — Тебя что-то беспокоит?

    — Просто устал. Послушайте, каким образом могли выбрать сенатором такое ничтожество, как Роули? И по какому праву он столько лет сохранял свой пост?

    — Я тебя понимаю, — помрачнел Директор — Это наша работа. Человечество еще не готово к бессмертию. Массы не могут воспользоваться им, а отдельные личности обратили его лишь себе во благо. А раз мы не можем лишить их бессмертия законным путем, приходится искать альтернативу. Убийство. Но одним махом с ними не покончишь.

    — Но вы-то поняли, как пользоваться бессмертием, — возразил я.

    — Неужели? — мягко ответил он. — Нет. Нет, сынок. Я пользуюсь им так же, как и они. Ради власти. Федеральное правительство совершенно беспомощно. Реальная власть сосредоточена в моих руках. Действительно, я использую ее иначе. Когда-то Бессмертных было больше сотни. На прошлой неделе — уже шесть. Сегодня — пять. Все эти годы мы убирали их, одного за другим, а новых Бессмертных не прибавлялось. Освободившаяся территория делилась между оставшимися, нпвички не допускались в их узкий круг. Но по-своему я такой же диктатор, как и они. И когда равновесие будет нарушено, общество вновь начнет развиваться, а мне придется умереть вместе с остальными. Но хватит об этом. Как ты? Большую часть твоих подвигов я знаю, ты многое рассказал под гипнозом. Прекрасный образец логического мышления.

    Я взял предложенную сигарету и глубоко затянулся.

    — Какой еще я мог сделать вывод? Компьютер пытался захватить меня. Но в то же время никого ко мне не подпускал. Более того, он несколько раз и не пытался задержать меня, чтобы не подвергать мою жизнь опасности. Компьютер выполнял последний приказ сенатора. Старик жил так долго, что не смог поверить в свою смерть. И он приказал: "Приведи Гиффорда сюда… живым!" И потом, я не мог не учитывать того обстоятельства, что компьютер не доложил об убийстве сенатора, но продолжал защищать Охотничий домик, словно с его хозяином ничего не произошло. Это могло означать лишь одно: был замкнут контакт "Ввод команды". Только в этом случае для компьютера сенатор был живым. И я решил, что для меня путь к спасению лежит через Охотничий домик. Я был уверен, что компьютеру станет известно о телефонном звонке из Деллфильда. Потом мне оставалось только ждать. Попав в Охотничий домик, я начал отдавать приказы, а компьютер принял меня за сенатора. На этом все и закончилось.

    Директор кивнул.

    — Добрая работа, сынок. Добрая работа.


    Карл-Хайнц ТУШЕЛЬ
    ЭКСПЕРТНАЯ СИСТЕМА

    [10] Перевод с немецкого А. Яковлева

    Прошлой ночью мелкий воришка сообщил ему о системе. Теперь Пинки[11] размышлял, уставившись на телефонный аппарат. Наконец он решился и набрал номер.

    — Вас слушают, — отозвался приятный женский голос.

    — Привет, дорогая, — любезно проговорил Пинки. — Мне дали твой телефон. Нужно поговорить. Увидимся?

    — Вы обратились к компьютеру экспертной системы «Надежность». Будьте любезны говорить по существу. Назовите свое имя и адрес.

    Пинки был несколько разочарован, но быстро оценил деловитость собеседницы. Он назвался.

    — Мистер Питер Вильямс? — переспросил голос. — По кличке Пинки?

    Без особой охоты Пинки подтвердил это. Он не любил свою кличку, полученную некогда за пристрастие к розовым рубашкам.

    — Теперь будьте любезны перечислить свои прежние судимости. Вы, конечно, понимаете, что мы все перепроверим.

    Нараставшее было раздражение сменилось чувством почтительности. Эта система является, пожалуй, достаточно солидным предприятием. Он перечислил, когда и за что был осужден, где отбывал наказания.

    — Будьте любезны припомнить тюрьму в штате Мэн. Кто сидел с вами в камере и кто был у вас надзирателем?

    Пинки припомнил с трудом. Некоторые фамилии даже слегка перепутал. Но собеседница не сделала ему замечания.

    — А теперь сообщите ваши пожелания, — послышалось в трубке. — Вы, конечно, знаете наши условия?

    — Нет, — ответил Пинки. — Ведь я обращаюсь к вам впервые.

    — Мы предоставим вам план операции в той форме и в том объеме, который вы выберете, и порекомендуем подходящих помощников. За это мы должны получить от вас по почте, по адресу, который будет указан, гонорар в размере 5 % названной вами желаемой суммы — и притом до начала операции. Если операция пройдет успешно, мы должны получить еще 5 %. Кстати, успех наших операций составляет на данный момент 86,8 %. Вы согласны на эти условия?

    — Да, — ответил Пинки. — Я предпочел бы ограбление одного из спокойных отделений банка, где можно взять от 20 до 30 тысяч долларов.

    — Минуточку, — проговорил голос. Затем продолжил: — Мы принимаем ваше поручение. Вам понадобятся два помощника. Мы рекомендуем: Нейл Даневэй по прозвищу Кинг-Конг, который нейтрализует персонал и клиентов, и Кэт Лэндинг по прозвищу Шустрая Кэт, которая обеспечит автомашины и будет за рулем. Оба они сейчас не у дел и готовы сотрудничать. Может быть, вы уже работали с кем-то из них и были недовольны? Или есть другие причины отвести эти кандидатуры?

    "Женщину в качестве шофера?" — хотел было возразить Пинки. Но… с ним говорил женский голос. Да и деловитость системы произвела на него впечатление. Он ответил, что возражений нет.

    — В таком случае зайдите в понедельник к себе на почту. Вы получите план операции со всеми подробностями и счет для оплаты.

    Пинки положил трубку и задумался. Потом закурил сигарету. Неужели в этом деле и вправду нет никакой закавыки? Цена, которую они требуют, совсем не велика, успех операций — высокий; почему же эту систему не осаждают клиенты? Видно, они сотрудничают не с каждым, наводят справки… И их номер телефона тоже известен не каждому. Во всяком случае, в справочнике он не значится. Очевидно, это новое предприятие. Да, новое, но достаточно солидное. И выгодное. Если даже они ежедневно принимают только десяток поручений… У Пинки даже голова пошла кругом от суммы, которая по бухгалтерской привычке автоматически отложилась в его мозгу. А что такое десяток поручений для компьютера, который решил с ним все вопросы за пару минут?

    В понедельник Пинки получил на почте большой запечатанный пакет. Вернувшись, он стал просматривать полученные бумаги. Они несомненно стоили денег, которые следовало уплатить. Даже если он не решится на грабеж, то многому научится по организации и проведению подобных дел. Хотя, честно говоря, он и сам не новичок. И если список его судимостей не так уж велик, то отнюдь не по причине неусердия полиции, а потому, что он совершал рискованные операции не столь часто. А ухватив добычу, затаивался, не роскошествовал, жил скромно и незаметно. Вот и с последнего «дела» прошло уже почти два года. Деньги как раз были на исходе. Остаток и нужно было вложить в новое дело. Полторы тысячи зелененьких предстояло уплатить системе за разработку проекта; оставалась еще тысяча — в обрез на оплату "сотрудников".

    Итак, сотрудники. Система сообщила, где их найти: Кинг-Конга — в баре «Сатурн», Шуструю Кэт — на станции автообслуживания.

    Нейл Даневэй оказался двухметровым громилой с глуповатым добродушным лицом. Но Пинки живо представил себе Кинг-Конга в размалеванной маске: он легко устрашил бы дюжину служащих банка и случайных клиентов.

    Это был человек его круга; они быстро нашли общих знакомых и вскоре сошлись на четырехстах долларах. Авансом. После успешного завершения операции — еще столько же.

    Шуструю Кэт он отыскал не сразу. Когда ему указали на невысокую аккуратную девицу с покатыми плечами и плотным задом. Пинки было засомневался; она выглядела пай-девочкой, которая ни за что не выплюнет на улице жевательную резинку, не спросив разрешения у папочки. Однако поговорив с ней полчаса, Пинки по некоторым жестам заметил, что Кэт давно уже вышла из школьного возраста. А вскоре мистер Питер Вильямс послал к черту все свои жизненные принципы… К утру он твердо знал, что эта «девочка» — давно уже не наивна и что в свои сорок лет он многому мог бы у нее поучиться. А если она столь же уверенно чувствует себя за рулем, то дело в шляпе.

    Он вручил ей в качестве аванса шестьсот долларов — последние свои деньги. Нет, щедрость вовсе не была у него в обычае, но денежный вопрос они как бы между прочим обсуждали где-то под утро; а к этому времени он уже убедился в ее явном превосходстве над Кинг-Конгом. Кроме того, Кэт недвусмысленно дала понять, что любовь любовью, а дело делом. Кошелек у каждого должен быть свой.

    Еще раз основательно проштудировав рекомендации системы, Пинки обнаружил, что нужно купить кое-какие мелочи. На пару сотен долларов.

    Поспешная попытка раздобыть деньги могла сорвать предстоящую операцию. А что, если отослать системе не все деньги сразу? Он попробовал еще раз позвонить по тому же номеру — никто не ответил. Пинки не удивился: руководи он сам подобным предприятием, тоже часто менял бы адреса и телефоны. Выбора не было.

    Он решил отправить по адресу, указанному системой, тысячу долларов и сообщение, что остальное переведет чуть позже. Да, конечно, сознание невыполненного обязательства беспокоило его, но делать было нечего. Тут он вспомнил, что этот вечер тоже условился провести с Кэт — а удовольствия стоят денег! — и отправил только восемьсот долларов. Правда, он дал себе слово позаботиться, чтобы система получила свое — даже, если операция сорвется. Но такая возможность по бухгалтерской привычке ничего не упускать из виду лишь промелькнула в мозгу Пинки.

    О компьютерах Пинки знал все и в то же время ничего — как любой средний обыватель. Теперь он живо представил себе, что эти умные машины работают для него, что крошечные электрончики носятся взад-вперед для него, что компьютеры системы нелегально подключаются к десяткам других компьютеров, получают от них сведения — и все это для него, Питера Вильямса. Он даже почувствовал уважение к собственной персоне — впервые с тех пор, как лишился постоянного места бухгалтера.

    Он, конечно, выполнит свои обязательства. В точном соответствии с договоренностью. Честно!

    Вечер и ночь Пинки снова провел в обществе Кэт — и был, что называется, в ударе. Но на следующий вечер — последний перед операцией — он решил с Кэт не встречаться. Во-первых, нужно было отдохнуть и собраться с силами; а во-вторых, у него уже не было денег на развлечения. Впрочем, он надеялся, что состояние его кошелька не стало известным Шустрой Кэт.

    Накануне операции предстояло проверить все обстоятельства еще раз. Нужно было заглянуть в отделение банка, сопоставить действительность с полученным описанием, обойти близлежащие улицы, наметить пути подъезда и отъезда. Нигде не следовало задерживаться и обращать на себя внимание. К вечеру он был измочален, но все же пошел к Кинг-Конгу, как и предусматривалось планом. И не напрасно.

    — Я надену маску, к которой привык, — объявил Кинг-Конг. — В ней я выгляжу страшилищем. А вообще-то мне хочется улыбаться, когда люди дрожат при виде меня. Впрочем, мы ведь не тронем их? И наши пистолеты даже не заряжены, не так ли?

    Как ни странно, система предусмотрела и вопрос о маске. Ответ у Пинки был уже заготовлен: "А не опознают ли его по ней? Ведь он уже проводил в этой маске операции. Такое не сбрасывают со счетов, тем более что фигура Кинг-Конга наводит куда больший ужас, чем пистолеты".

    Кинг-Конг напрягся при этих словах Пинки так, что затрещали суставы. Да, он наденет другую, новую маску. Итак, до завтра.

    Система как будто действительно была заодно со всеми компьютерами. План предусматривал появление группы налетчиков у отделения банка в 11.27. Когда в 11.25 машина выехала на улицу, ведущую к отделению, им встретился полицейский патрульный автомобиль. Кинг-Конг было пригнулся, но Пинки заметил:

    — Они ведь едут от банка! И очевидно, нескоро появятся снова…

    — Не задерживайтесь, — предупредила Шустрая Кэт, подогнав машину к самому входу. — У меня сегодня еще одно дело.

    Дальше все шло как по маслу. Увидев зловещую фигуру Кинг-Конга, немногочисленные клиенты покорно выполнили требование, прозвучавшее с карманного магнитофона, и легли на пол; служащие застыли на местах с поднятыми руками. Пинки подошел к окошечку, указанному в плане, и молча просунул в него продуктовую сумку. План настоятельно требовал избегать паники; в неприметном отделении банка никто не станет рисковать жизнью ради сравнительно небольших сумм; лишь в одном этом окошке предстояли сегодня более крупные выплаты.

    Торопить кассира не пришлось. Привычными движениями он сам запихнул имеющиеся деньги в сумку, выставил ее из окошка и вновь поднял руки. Пинки кивнул и спокойно направился к двери; Кинг-Конг последовал за ним. Едва они уселись, Шустрая Кэт рванула с места. Машина помчалась. Впрочем, сделав два повотора, Кэт убавила скорость и повела машину с особой аккуратностью. Рисковать не стоило. Движение на улицах было не особенно оживленным — казалось, система предусмотрела и это. Впрочем, возможно, что с помощью компьютера управления дорожной полиции было попросту выбрано наиболее спокойное время дня.

    Вскоре они пересели в другую машину, также взятую без ведома владельца. Пока Шустрая Кэт везла их на другой конец города, Пинки пересчитал добычу. Оказалось почти точно тридцать тысяч, и он выдал каждому, что причиталось. На большой автостоянке они оставили машину и разошлись. Шустрая Кэт особенно спешила, так как должна была сегодня принять участие еще в одном «деле»; Даневэя тянуло в «Сатурн», где он был завсегдатаем, а Пинки завернул за угол, взял такси и отправился на квартиру, снятую накануне на имя мистера Смита — в точном соответствии с рекомендацией системы. Теперь ему предстояло завершить последнюю часть операции: полностью оплатить услуги.

    Он решил дополнить оплату до целых долларов. Или даже до десятков долларов. Клиентам следует проявлять в делах респектабельность и не мелочиться.

    Потом Пинки стал размышлять о справедливости. Десять лет назад установка компьютера лишила его, квалифицированного бухгалтера, работы. А теперь именно компьютер помог ему — разве это не справедливо?

    Он лежал на диване и размышлял. С одной стороны, если жить экономно, добычу можно растянуть года на три. Даже с учетом неуклонного роста цен. С другой стороны, не лучше ли отдохнуть пару-тройку дней и провести еще одну подобную операцию? Очевидно, система недолго останется малоизвестной; еще чуть — и ее начнут осаждать клиенты, она перестанет принимать поручения…

    Нет. Пожалуй, нет. Лучше уж спокойно и скромно жить как прежде. А теперь пора встать и отнести деньги на почту — завершить свои обязательства перед системой…

    От сильного толчка дверь распахнулась. В комнату ворвался человек в маске. Пистолет в его руке был снабжен глушителем и направлен на Пинки.

    — Заряжен! — проговорил налетчик. — Выкладывай бабки!

    Легкий хлопок выстрела и появление дыры в спинке дивана придали словам незнакомца достаточную убедительность. Подчиняясь указующему персту, Пинки достал сумку из-под дивана и поставил на стол.

    В дверях появилась невысокая женщина в маске. Пинки без труда узнал Шуструю Кэт. Она уставилась было на него с изумлением, затем овладела собой и сняла маску:

    — Весьма сожалею. Я не знала, к кому меня посылают. Но дело есть дело.

    — Очевидно, господа знакомы? — улыбнулся налетчик и взял сумку. — Значит, система позволила себе пошутить? А я и не знал, что компьютеру тоже не чуждо чувство юмора…

    — Что?! — воскликнул Пинки. — Вы тоже… от системы? Но поверьте, я вовсе не собирался вас обманывать… Не договоримся ли мы? И потом, неужели вы не боитесь, что система поступит так же с вами?

    — Со мной? — удивился налетчик. — Но почему же? Ведь система — солидное предприятие.

    — Что и видно на моем примере, — горько заметил Пинки.

    — Очевидно, вы не соблюдали условий, — возразил незнакомец. — Вероятно, в чем-то нарушили соглашение…

    — Пожалуй, нет, — сказала Шустрая Кэт. — По крайней мере насколько мне известно. — Пинки почувствовал благодарность за сочувствие, прозвучавшее в ее голосе.

    — А я думаю, что нарушили, — повторил незнакомец и обернулся к своей спутнице. — Ну ладно, пошли.

    — Желаю вам испытать мою участь! — крикнул Пинки вслед. Незнакомец остановился в дверях и оберулся:

    — Со мной такого не случится, — назидательно проговорил он. — Я оплатил свой счет сразу же. — Он пропустил Шуструю Кэт вперед и вышел вслед за ней с хозяйственной сумкой в руках.


    Филипп Киндред ДИК
    ДУБЛЕР ПРЕЗИДЕНТА

    [12] Перевод с английского В. Гопмана

    За час до выхода в эфир по шестому каналу ведущий программы новостей комик Джим Брискин сидел в своем кабинете со съемочной группой. Обсуждали сообщение о том, что на расстоянии в восемь астрономических единиц от Солнечной системы появилась неизвестная и, вполне вероятно, недружественная космическая флотилия. Без сомнений, это было сенсацией. Но как подать ее аудитории в несколько биллионов человек, разбросанных по трем планетам и семи спутникам?

    Пегги Джоунс, секретарша Брискина, посоветовала:

    — Ты только не перепугай их. Обставь это как-нибудь попроще.

    Она уселась поудобнее, перебирая листки сообщений, полученных от Юнисефалона 40-Д, который и обнаружил пришельцев. Юнисефалон 40-Д, гомеостатическая структура для принятия решений, облеченный полномочиями президента США, послал отряд кораблей для патрулирования на границе Солнечной системы. Предполагалось, что пришельцы прибыли из другой галактики, но это обстоятельство должен был уточнить патрульный отряд.

    — Легко сказать «попроще», — саркастически хмыкнул Джим Брискин. — А как ты себе это представляешь? Я идиотски улыбаюсь и провозглашаю: "Итак, дорогие друзья, то, чего мы все так боялись, свершилось, ха-хаха!" — он взглянул на Пегги. — На Земле и Марсе народ животики надорвет, но по мере удаления от Солнца веселье будет убавляться: в случае нападения первый удар примут периферийные планеты и спутники.

    — Да, уж там-то будет не до смеха, — в голосе помощника режиссера Эда Фаинберга прозвучала тревога: его семья жила на Ганимеде.

    — А среди последних сообщений повеселее ничего не найдется? — спросила Пегги. — Наши спонсоры не любят, когда передача начинается в минорном тоне. — Она протянула Брискину стопку информационных бюллетеней. — Посмотри, что можно здесь выбрать. Вот, например: корова-мутант выиграла судебный процесс в Алабаме за право участвовать в выборах — да ты знаешь это дело.

    Брискин кивнул и стал просматривать сообщения. "Найти бы, — подумал он, — какой-нибудь необычайный трогательный случай, который, как правило, безотказно действует на массового зрителя, — вроде той истории с голубой сойкой из Бисмарка, Северная Дакота, что научилась шить". Однажды апрельским утром съемочной группе Брискина удалось снять имевший успех сюжет, как сойка шила гнездо своему потомству.

    Повезло ему и на сей раз — только он увидел это сообщение, сразу понял: именно оно смягчит пугающую тональность последних известий. Он успокоился. Жизнь шла своим чередом, несмотря на ошеломляющие события, что произошли за восемь астрономических единиц отсюда.

    — Смотри-ка, — обрадованно сообщил он. — Старина Гэс Шварц помер. Скрипел-скрипел и помер.

    — Шварц, Шварц… — задумалась Пегги, — что-то очень знакомое…

    — Дублер президента, — подсказал Брискин. — Профсоюзы посадили его в Вашингтоне двадцать два года назад. Он умер, и сейчас… — Джим перекинул ей листок с сообщением. — Сейчас они ищут взамен нового дублера. Вот у кого, пожалуй, я возьму интервью. Если, разумеется, на этот раз он окажется нормальным человеком, с которым можно разговаривать.

    — Ну конечно, — вспомнила Пегги. — Просто вылетело из головы. Ведь в Белом доме все еще находится человек — на случай, если Юнисефалон выйдет из строя. А когда-нибудь такое случалось?

    — Ни разу, — ответил Эд Файнберг. — И никогда не произойдет. Вот вам еще пример политики профсоюзов: искусственно раздувать штаты, уверяя, что так они борются с безработицей.

    — Может получиться неплохая передача, — продолжал Джим Брискин. — Семейная жизнь дублера, дублер на отдыхе, почему профсоюзы выбрали именно его, есть ли у него хобби, что он вообще за человек, чем собирается заниматься, чтобы не рехнуться от скуки. Старина Гэс, например, научился переплетному делу — он собирал старые автомобильные журналы и переплетал их в веленевую бумагу с золотым тиснением.

    Эд кивнул в знак одобрения.

    — Отличная идея, — поддержала и Пегги. — У тебя здорово получится, Джим-Джем, ты из всего можешь сделать конфетку. Я прямо сейчас закажу разговор с Белым домом. Интересно, этот парень уже там?

    — Скорей всего еще в штаб-квартире профсоюзов в Чикаго, — ответил Эд. — Попробуй позвонить туда. Профсоюз государственных гражданских служащих. Восточное отделение.

    Пододвинув телефон, Пегги быстро набрала номер.

    В семь утра Максимилиана Фишера разбудил шум; он поднял голову с подушки — из кухни доносились пронзительный голос хозяйки и незнакомые мужские голоса. Фишер не спешил вставать — в последнее время что-то пошаливало сердце и врач предупредил, чтобы он избегал резких движений.

    Не иначе, пришли по поводу взносов, решил Макс. Хотя что-то чертовски рано. Но все равно необычный визит тревоги не вызывал. "Нет никаких причин для беспокойства", — сказал он себе, старательно застегивая пуговицы своей любимой шелковой рубашки, розовой в зеленую полоску. "Классный у меня видок", — подумал Макс, с пыхтеньем нагнувшись и надевая туфли из искусственной замши. "Не робей, Макс, — подбодрил он себя, приглаживая перед зеркалом редеющие волосы, — шугани их как следует. Пусть только попробуют приставать и требовать денег — сразу позвоню Пэту Ноублу в Нью-Йорк; наглость терпеть я не намерен, не тот у меня профсоюзный стаж…"

    Из соседней комнаты кто-то крикнул:

    — Фишер, одевайся живей и выходи. Тут работенка для тебя и приступать надо сегодня.

    — Вот это да, — ошарашенно пробормотал Макс, не зная, радоваться ему или огорчаться. Больше года он тихо-мирно жил на пособие по безработице из фонда профсоюза, как и большинство его друзей. И всех такое положение устраивало… А если это тяжелая работа, с раздражением подумал он, на которой надо пахать целый день? Он почувствовал, что заводится: да кто они такие, что они себе думают? Открыв дверь, он вызывающе посмотрел на профсоюзных чиновников.

    — Вы что это, ребята, надумали, — начал он, но один из прибывших перебил его:

    — Собирай барахло, Фишер. Гэс Шварц загнулся, и тебе надо ехать в Вашингтон принимать должность дублера президента. Доставить тебя ведено поскорей, а то еще должность ликвидируют или выкинут какой другой фортель и нам потом придется объявлять забастовку или обращаться в суд. А главное — мы хотим посадить туда своего человека, обштопать все по-тихому, чтобы комар носу не подточил, понял? Макс быстро спросил:

    — Сколько там платят?

    В голосе профсоюзного чиновника прозвучало презрение:

    — Здесь не ты выбираешь — это тебя выбрали. Или, парень, тебе надоело жить на халяву и захотелось оказаться на улице, в твои-то годы?

    — Да иди ты, — возмутился Макс. — Я вот сейчас позвоню Пэту Ноублу…

    Профсоюзные чиновники собирали вещи, разбросанные по комнате.

    — Мы поможем тебе упаковаться. Пэт ждет тебя в десять часов утра в Белом доме.

    — Пэт?! — изумленно повторил Макс. Он был сражен.

    Профсоюзные чиновники, вытаскивая из стенного шкафа чемоданы, весело переглянулись.

    Вскоре они мчались по монорельсовой дороге над равнинами Среднего Запада. Максимилиан Фишер сосредоточенно смотрел в окно. Он ничего не отвечал чиновникам, которые подтрунивали над ним, решив еще раз все хорошенько обдумать. Что он знал о работе дублера президента США? Вроде бы рабочий день начинается в восемь утра. И еще: в Белом доме всегда полным-полно туристов, которые приходят, чтобы поглазеть на Юнисефалон 40-Д. Особенно много, говорят, там школьников, а их он терпеть не мог — чертова малышня всегда смеялась над его полнотой. Теперь, небось, эти проклятые детишки валом повалят…

    По инструкции, от Юнисефалона нельзя отходить дальше чем на сто ярдов. Или на пятьдесят? В любом варианте отлучаться он не имеет права: должен сидеть безвылазно — вдруг авария. Надо мне подготовиться, решил Макс, прослушать на всякий случай телевизионный курс по государственному управлению.

    Повернувшись к сидящему справа профсоюзному чиновнику, Фишер спросил:

    — Слушай, приятель, на этой работе, что вы мне подсунули, у меня будет хоть какая-то власть? Могу ли я…

    — Это такая же профсоюзная работа, как и всякая другая, — скучающе ответил чиновник. — Ты что, так давно ходишь в безработных, что все забыл? — Он засмеялся, локтем подтолкнув в бок компаньона. — Слышал, Фишеру захотелось узнать о своих полномочиях. — Оба расхохотались.

    — Я тебе вот что посоветую, Фишер, — издевательски растягивая слова, произнес чиновник. — Когда ты окончательно обоснуешься в Белом доме, разберешься с тем, где есть, куда отдавать рубашки в стирку и когда смотреть телевизор, почему бы тебе не подкатиться к Юнисефалону 40-Д и не поплакаться ему, этак, знаешь, поныть, похныкать, чтобы он обратил на тебя внимание?

    — Ладно тебе, — буркнул Макс.

    — А потом, — давясь от смеха, продолжал чиновник, — ты скажешь ему что-нибудь вроде: "Слушай, Юнисефалон, мы с тобой повязаны одной веревочкой. Давай дружить. Издай для меня специальный приказ…"

    — А Фишер что может сделать для него взамен? — спросил другой чиновник.

    — Будет его развлекать. Расскажет ему про свою жизнь: как выбился из бедности и безвестности, упорно работал над собой, просиживая по семь дней в неделю перед телевизором, пока наконец, представь себе, такое трудолюбие не было вознаграждено и он не получил работу, — чиновник хихикнул, — дублера президента. Макс покраснел, отвернулся' и уставился в окно. Когда они прибыли в Белый дом, Максимилиана Фишера отвели в маленькую комнатенку. Раньше в ней жил Гэс Шварц; старые журналы были убраны, но на стене оставалось несколько приколотых кнопками выцветших картинок: "Вольво С-122" 1963 года, «Пежо-403» 1957 года — прославленные модели ушедшей эпохи. На книжном шкафу Макс увидел крошечную модель «Студебекерастарлайта» 1950 года — каждая деталь самодельного двухместного закрытого автомобиля была выполнена безупречно.

    — Эту машинку Гэс и делал, когда его хватила кондрашка, — заметил один из профсоюзных чиновников, ставя чемодан Максимилиана на пол. — Старикан знал все о допотопных авто, прямо не человек был, а ходячая автомобильная энциклопедия.

    Макс кивнул.

    — Ты хоть представляешь, чем будешь заниматься? — спросил его чиновник.

    — Да откуда мне знать, когда я только вселился, — обозлился Макс. — Дай оглядеться. — Он снял модель «студебекера» и угрюмо повертел в руках. Его охватило вдруг неодолимое желание шарахнуть машинку о стену — он быстро поставил автомобильчик на место, подальше от греха, и отвернулся.

    — Можешь еще делать цепочки из скрепок.

    — Это еще что? — спросил Макс.

    — Парень, который жил здесь до Гэса, Луис-как-его-там, собирал канцелярские скрепки, а потом сделал из них громадную цепочку — сейчас она хранится в Смитсоновском институте.

    В коридоре послышались шаги. На пороге появилась секретарша, женщина средних лет в строгом деловом костюме, и сухо сказала:

    — Господин президент, ведущий телевизионного выпуска новостей хочет взять у вас интервью. Пожалуйста, постарайтесь закончить побыстрее — на подходе несколько экскурсий, и, несомненно, многие захотят посмотреть на вас.

    — Хорошо, — ответил Макс. Он повернулся и увидел человека с телевидения. Это был комик Джим-Джем Брискин, он сразу узнал его.

    — Вы хотели видеть меня? — спросил он Брискина запинаясь. — Неужели вы специально для этого приехали? — Он не мог поверить, что сам Брискин собирается взять у него интервью. Обведя рукой комнату. Макс добавил:

    — Вот здесь я буду жить, но только модели машин и картинки на стенах не мои, а Гэса. За них я ничего не скажу.

    На голове Брискина пылал огненно-рыжий парик, придавая его лицу причудливое выражение, которое точно воспроизводил телевизионный экран. Хотя он выглядел старше, чем казался на нем, но улыбка была та же — обаятельная, непринужденная, она так нравилась зрителям, что стала его визитной карточкой: всем сразу видно, какой Брискин отличный парень, свой в доску, душа компании. "Поглядишь на такого, — подумал Макс, — и скажешь: вот за него я отдал бы свою дочь".

    Они обменялись рукопожатием. Брискин не терял ни минуты:

    — Прямой эфир, мистер Максимилиан Фишер. Или правильнее было бы сказать: господин президент? Говорит Джим-Джем. От имени наших зрителей во всех концах Солнечной системы, разрешите задать вам несколько вопросов. Что вы ощущаете, сэр, при мысли о том, что если Юнисефалон 40-Д выйдет из строя, хотя бы на время, то на ваши плечи ляжет груз ответственности, которую когда-либо знал человек, — ведь вы станете президентом, а не его дублером, настоящим президентом США? Мучает ли такая мысль вас по ночам? — Он улыбнулся. Съемка велась несколькими камерами. Софиты слепили Макса, и он почувствовал, как от жары пот проступил под мышками, на шее к на верхней губе.

    — С какими чувствами, — настойчиво продолжал Брискин, — вы приступаете к новой работе, которой, возможно, будете заниматься до конца жизни? О чем вы думаете сейчас, оказавшись в Белом доме?

    Макс подумал и начал отвечать:

    — Ну, конечно, ответственность большая… — И тут он увидел, что Брискин просто-напросто смеется над ним. Такая, видать, у него была манера — выставлять всех дураками, и зрители понимали это — уж им-то не знать юмора Джим-Джемь…

    — Вы крупный мужчина, мистер Фишер, — отметил Брискин, — если мне позволено так сказать, дородный мужчина. Вы много занимаетесь спортом? Я спрашиваю вас потому, что отныне вы сможете передвигаться только в пределах этой комнаты.

    — Конечно, — глубокомысленно сказал Макс, — государственный служащий всегдг; должен быть на своем месте. — Отлучаться мне нельзя ни днем ни ночью — порядок есть порядок, это я понимаю.

    — Скажите, — начал Джим Брискин, — как вы… — Он резко оборвал фразу и, повернувшись к операторам, стоявшим сзади, произнес изменившимся голосом:

    — Передача прервана.

    Какой-то человек протиснулся к Брискину и поспешно протянул ему наушники:

    — Нас прервал Юнисефалон — экстренный выпуск новостей.

    Брискин быстро надел наушники. Его лицо помрачнело:

    — Оказывается, пришельцы настроены агрессивно.

    Он закусил губу, рыжий парик съехал набок.

    — Они атаковали.

    В течение последующих суток пришельцам удалось не только прорваться в Солнечную систему, но и повредить Юнисефалон 40-Д. Максимилиан Фишер узнал новости утром, во время завтрака в кафетерии Белого дома.

    — Мистер Максимилиан Фишер?

    Макс поднял глаза на агентов секретной службы, окруживших его столик:

    — Вроде так.

    — Вы президент США.

    — Да нет, — протянул Макс. — Я дублер президента, это, ребята, совсем другое дело.

    Один из агентов сообщил:

    — Юнисефалон выведен из строя примерно на месяц. Так что, согласно поправке к конституции, вы становитесь одновременно президентом и главнокомандующим вооруженными силами. Мы — ваша охрана. — Агенты ухмыльнулись. Макс ухмыльнулся в ответ.

    — Ну как, — спросил агент, — дошло?

    — Похоже на то, — ответил Макс. Теперь он понял, почему, пока он стоял в очереди здесь, в кафетерии, служащие Белого дома перешептывались и как-то странно поглядывали на него. Он поставил на стол чашку, промокнул губы салфеткой, медленно и аккуратно, притворяясь, что погружен в приличествующие моменту размышления. На самом же деле в его голове не было ни одной мысли.

    — Нам приказано, — продолжал агент, — проводить вас в бункер Совета национальной безопасности, где будет проходить совещание.

    — Что касается стратегической политики, — заявил Макс, когда они вошли в лифт, — то по этому поводу у меня есть кое-какие мыслишки. Я думаю, что пора кончать с этими пришельцами, точно?

    Агенты кивнули.

    — Пусть они увидят, что мы их не боимся, — Макс был настроен по-боевому. — Мы же можем просто размазать эту мразь по стенке.

    Агенты добродушно засмеялись.

    — Мы чертовски сильны, и надо им показать это.

    — Правильно, Макс, так им это и скажи, — посоветовал кто-то из агентов, и все, включая самого Максимилиана Фишера, опять засмеялись.

    Внизу у лифта их остановил высокий, изящно одетый человек:

    — Господин президент, я Джон Керк, пресс-секретарь Белого дома. Я считаю, что перед началом заседания Совета национальной безопасности вам необходимо обратиться к стране. В час величайшей опасности народ должен услышать своего президента. — Он протянул Максу несколько листков. — Вот заявление, составленное политическим консультативным комитетом. Оно поможет вам в…

    — Пошел ты, — Макс оттолкнул листки, не взглянув на них. — Президент я, а не ты. А тебя не знаю и знать не хочу. Керк? Берк? Шерк? И слыхом не слыхивал о таком. Дай-ка микрофон, и я скажу мою речь. И позовите Пэта Ноубла — у этого парня всегда полно идей. — Но тут он вспомнил, что именно Пэт подложил ему свинью с дублерством. — Его не надо, — помотал головой Макс. — А микрофон дайте.

    — Сейчас время кризиса, — раздраженно начал Керк.

    — Правильно подметил, — кивнул Макс. — Теперь топай отсюда и больше в мои дела не лезь. Договорились? — Он добродушно хлопнул Керка по спине. — Так лучше будет для нас обоих.

    Показалась группа людей с портативными телевизионными камерами и осветительной аппаратурой; среди них Макс увидел и Джима Брискина.

    — Эй, Джим-Джем, — завопил Макс. — Видишь, вот я — президент!

    Лицо Джима Брискина осталось бесстрастным.

    — Настоящий президент, и во всякие модельки, игрушки я играть не буду, — выпалил Макс, сердечно пожимая руку Брискину. — Спасибо, что пришел поздравить.

    — Поздравить, — эхом отозвался Брискин.

    — Спасибо, — повторил Макс, не отпуская руку Брискина. — Конечно, рано или поздно они починят свою тарахтелку, и я опять стану дублером, но пока…

    Он широко улыбнулся. В коридор уже набилась куча народа: телевизионщики, служащие Белого дома, армейские офицеры, агенты секретной службы.

    — Перед вами сложная задача, господин президент, — заметил Брискин.

    — Ага, — согласился Макс.

    У Брискина было такое выражение лица, будто он хотел добавить: "Справишься ли ты с ней — вот в чем вопрос, и тот ли ты вообще человек, чтобы совладать с властью?"

    — Не сомневаюсь, что у меня получится, — заявил Макс в микрофон Брискина, чтобы слышала вся огромная аудитория.

    — Возможно, вы правы, — с сомнением пробормотал Брискин.

    — Эй, что-то я тебе больше не нравлюсь, — прищурился Макс. — В чем дело?

    Брискин промолчал, но взгляд его был достаточно красноречив.

    — Слушай, — сказал Макс. — Сейчас я президент. Я могу закрыть все твои дурацкие радиостанции — в любое время, когда захочу, могу послать к тебе ребят из ФБР. Чтоб ты знал: прямо сейчас я гоню министра юстиции и назначаю своего человека, которого знаю и которому доверяю.

    — Ясно, — ответил Брискин. Сомнение на его лице сменилось иным чувством, которое Макс не мог понять.

    — Конечно, — начал Брискин, — в вашей власти отдать такой приказ. Если только вы и в самом деле президент…

    — Легче, парень, — бросил Макс. — Запомни: ты по сравнению со мной — козявка, и плевать я хотел на твою популярность. — Он повернулся спиной к камерам и вошел в бункер Совета национальной безопасности.

    Спустя несколько часов в подземном бункере совета Максимилиан Фишер сонно слушал телевизионный выпуск последних известий. К этому времени разведка засекла еще тридцать вражеских кораблей — число их, таким образом, достигло семидесяти. Станции слежения постоянно докладывали об эскадре пришельцев. Макс понимал, что выжидательная тактика себя не может оправдать — рано или поздно придется отдать приказ атаковать вражеские корабли. И все же он колебался. Его пугала неизвестность: откуда взялись пришельцы? Какова их мощь? И главное: будет ли атака землян удачной? На эти вопросы не могло дать ответ ни одно ведомство, включая ЦРУ. "Мало внешней политики, — вздохнул Макс, — так еще голова пухнет от внутренних проблем. Раньше экономикой занимался Юнисефалон — процентные ставки, налоги, безработица, инфляция, демография и так далее, будь оно все неладно. Господи, — с тоской подумал Макс, — откуда мне обо всем этом знать?"

    Он повернулся к председателю объединенного комитета начальников штабов генералу Томпкинсу, который сидел рядом, изучая последнюю сводку.

    — Не могло так получиться, что мы пропустили какие-то корабли? — спросил он Томпкинса.

    — Исключено, господин президент, — ответил генерал.

    Макс нахмурился. Но генерал, судя по всему, не собирался иронизировать — тон его был почтителен.

    — Это хорошо, — проворчал Макс. — А сейчас нужно создать заслон из ракет, чтобы никто не мог проникнуть, как тот корабль, который взорвал Юнисефалон. Я не хочу, чтобы это повторилось.

    — Мы готовы к атаке в любую минуту, — доложил генерал Томпкинс, взглянув на участников совещания, нет ли у них возражений. — Мы можем покончить с пришельцами прямо сейчас, не подпуская их к Земле.

    — Сода у кого-нибудь есть? — жалобно спросил Макс. Происходящее приводило его в уныние. Ну почему бы этим мерзавцам просто не покинуть нашу систему? А нам так уж надо ввязываться в драку? Неизвестно, что из нее выйдет и чем могут пришельцы отплатить за нападение? Кто знает, как эти инопланетяне себя поведут.

    — Я боюсь, — сказал он задумчиво, — как бы они не нанесли ответный удар. — И вздохнул.

    — Но переговоры с ними, судя по всему, невозможны, — заметил Томпкинс.

    — Тогда и думать нечего, — воодушевился Макс. — Вздуйте их хорошенько, врежьте им как следует. — Он осмотрелся по сторонам — вдруг все же у кого-то найдется сода.

    — Я считаю, что вы приняли мудрое решение, — заключил генерал Томпкинс, и все участники одобрительно закивали.

    — Странные новости, — один из советников протянул Максу телетайпограмму. — Сегодня Джим Брискин возбудил против вас дело в Верховном суде, утверждая, что вы незаконно стали президентом, поскольку не выставляли своей кандидатуры.

    — Он поднимает шум только потому, что за меня не голосовали? — изумился Макс.

    — Да, сэр. К тому же Брискин выдвинул собственную кандидатуру.

    — Что!

    — Он утверждает, что вы должны не только участвовать официально в выборной кампании, но и баллотироваться вместе с ним. Полагаясь на свою популярность, он, очевидно, считает, что…

    — Пропади ты пропадом, — Макс был в отчаянии.

    В бункере воцарилась тишина.

    — Ладно, — выдавил Макс. — То дело мы вроде решили. Вы, ребята, давайте нажимайте на красные кнопки — надо вышибить мозги у этих пришельцев… А пока…

    Решение пришло тут же:

    — Мы применим экономические санкции к фирмам, финансирующим Джим-Джема, "Рейнлэндер биэр" и "Калбест электронике", чтобы они заставили его не выставлять свою кандидатуру.

    Возражений не последовало. Бумаги зашуршали, защелкали замки папок и портфелей; на сегодня было все.

    "Разве честно, что у него такое преимущество, — подумал Макс. — Как я могу баллотироваться с ним, если мы играем не на равных: он-то телевизионная звезда, а я кто? Впрочем, пусть Джим-Джем продолжает и дальше в том же духе, это ему нисколько не поможет, — решил Макс. — Меня он не победит, потому как до выборов ему не дожить".

    За неделю до выборов «Тэлсэн», межпланетное агентство общественного мнения, опубликовало итоги опросов будущих избирателей. Знакомясь с этими данными, Макс Фишер почувствовал, что дурное настроение, владевшее им неотступно последнее время, достигло пика: он безнадежно проигрывал Брискину — и не оставалось никакого сомнения в том, кто победит на выборах.

    — Взгляни-ка, — он перебросил доклад своему двоюродному брату Леону Лэту, адвокату по профессии, которого недавно сделал министром юстиции.

    — Почему его так поддерживают? — удивился Лэт, крупный, дородный, как и Макс, мужчина с заметным брюшком. До нынешнего своего назначения он несколько лет также был дублером, потому отвык от всякой работы и новая должность давалась ему с трудом. Однако из преданности Максу он остался. — Потому что он работает на телевидении?

    — Да уж небось не из-за его красивых глаз, — язвительно ответил Макс. — Ясно, именно благодаря телевидению, кретин ты этакий. Ведь Брискин круглые сутки обрушивает на зрителей передачи, создает образ. Он же комик, популярен, как черт, уверен, что рыжий парик, который в самый раз для комментатора, подходит и для президента. Ладно, хватит об этом, и так тоска берет. — И угрюмо замолчал.

    Но худшее было впереди.

    В девять вечера Джим-Джем Брискин начал безостановочную 72-часовую передачу по всем станциям — мощный спурт, чтобы довести свою популярность до предела.

    В спальне Белого дома Максимилиан Фишер сидел в кровати, держа на коленях поднос с едой, и мрачно смотрел на экран телевизора.

    — Растреклятый Брискин, — в который раз обругал он комментатора. — Смотри, что делается, — воззвал он к кузену, показывая на экран. Министр юстиции покойно устроился в кресле поодаль. — Прямо балаган какой-то.

    — Мерзость, — отозвался Леон Лэт, с чавканьем уписывая сандвич.

    — Знаешь, откуда он передает? Ни в жизнь не догадаешься: за орбитой Плутона находится транслятор, который твои парни из ФБР не сыщут и через тысячу лет.

    — Сыщут, — заверил его Леон. — Я сказал им, что они должны его найти — мой двоюродный брат, президент, сам отдал такой приказ.

    — Но пока-то еще не нашли, — разозлился Макс. — Леон, ты чертовски медленно работаешь, вот что я тебе скажу. У меня наготове космический крейсер, "Дуайт Эйзенхауэр". Он ждет моего приказа, чтобы шарахнуть по Брискину, оставить от него мокрое место.

    — Правильно, Макс, так ему и надо.

    — Только не лежит у меня душа отдавать такой приказ, — вздохнул Макс.

    Передача уже началась. На сцену вышла очаровательная Пегти Джоунс: переливающееся декольтированное платье, длинные волосы струятся в свете прожектора. "Девчонка-то славная, — подумал Макс, — и что ее понесло в стриптиз. Ну, может, это будет не настоящий стриптиз, но дело-то в другом: Брискин прибегает к сексу, а это ведь запрещенный прием". Все же Макс сел на постели повыше и впился в экран. Министр юстиции оторвался от сандвича. Пегги запела:

    Джим-Джем хорош для всех,

    Он парень хоть куда!

    Все голосуем за него!

    Джим-Джем? Конечно, да!

    Макса даже передернуло от злости. Но поет она здорово, что и говорить, и все, что при этом полагается делать бедрами, — тоже высший класс.

    — Полагаю, самое время сообщать на "Дуайт Эйзенхауэр", — заметил Макс, не отрывая глаз от экрана.

    — Как скажешь, Макс, — отозвался Леон. — Я засвидетельствую, что ты действовал в рамках закона.

    — Дай-ка красный телефон, — попросил Макс. — Это для спецсвязи, по нему может звонить только главнокомандующий. Солидно выглядит, правда? Я позвоню генералу Томпкинсу, а он передаст приказ на корабль.

    "Так что дела твои, Брискин, совсем паршиво идут, — добавил он про себя, бросив последний взгляд на экран. — Но ты сам виноват — нечего было лезть против меня".

    Девушка в серебристом платье исчезла, и на экране появился Джим-Джем Брискин. Макс положил трубку и стал смотреть.

    — Приветствую вас, дорогие друзья, — провозгласил Брискин, поднимая руки словно для того, чтобы успокоить бушующую аудиторию. Записанные на пленку аплодисменты (Макс знал, что на передаточной станции, кроме технического персонала, не было никакой публики) стихли, затем возобновились. Брискин добродушно улыбался, ожидая, пока они прекратятся.

    — Сплошная липа, — проворчал Макс. — И аудитория липовая. Ловкие они ребята. Этот Брискин и его банда, ничего не скажешь. Вон — его рейтинг сразу подскочил.

    — Точно, Макс, — подхватил министр юстиции. — Я тоже заметил.

    — Друзья, — Брискин говорил, как всегда, очень спокойно. — Как вы, возможно, помните, в начале президентства Фишера мы с ним отлично ладили.

    "А ведь Брискин правду говорит", — подумал Макс, не отнимая руки от красного телефона.

    — Мы разошлись, — продолжал Брискин, — в вопросе возможности применения силы в политике. Для Максимилиана Фишера президентские полномочия — лишь механизм, инструмент, который он использует для достижения собственных целей. Спору нет, в ряде случаев он поступал разумно — правда, если следовал мудрой политике Юнисефалона 40-Д. Но когда вопросы общественного блага входили в противоречие с собственными интересами Фишера, он не гнушался самыми низменными средствами.

    — Слушай, слушай его, Леон; он и не такое загнет, — огрызнулся Макс и продолжил про себя: "Не важно, к чему он клонит, от своего я все равно не отступлю. Я президент, и никто не смеет мешать мне делать то, что я считаю нужным. На моем месте любой поступил бы так же".

    — Даже президент, — Брискин возвысил голос, — должен повиноваться закону — перед законом равны все.

    Брискин сделал паузу, затем веско добавил:

    — Мне известно, что в этот момент агенты ФБР, выполняя непосредственное указание Леона Лэта, назначенного Фишером на пост министра юстиции, ищут нашу станцию, чтобы закрыть ее. Итак, вновь насилие используется в корыстных целях.

    Макс поднял трубку — тут же раздался голос дежурного:

    — НСС генерала Томпкинса слушает, господин президент.

    — Кто-кто? — удивился Макс.

    — Начальник службы связи, армия 600-1000, сэр. На борту "Дуайта Эйзенхауэра", готов к выполнению приказа.

    — Ясно, — Макс кивнул. — Слушай, ты со своими парнями жди, понял? Скоро я передам приказ. — Он закрыл ладонью микрофон и повернулся к кузену, который расправился с сандвичем и принялся за клубничный коктейль:

    — Что делать, Леон? Ведь Брискин говорит правду.

    — Отдай приказ Томпкинсу, — посоветовал Леон. Он рыгнул и постучал себя по груди: — Пардон.

    Голос Брискина, казалось, с каждой фразой набирал силу:

    — Возможно, я рискую жизнью, продолжая передачу, но молчать я не могу. Мы должны взглянуть правде в лицо: нами правит президент, который способен прибегнуть к убийству в личных интересах. Такова политическая тактика тирании, и вот к чему она приводит: в нашем обществе утверждается деспотия, заменяя справедливее правление Юнисефалона 40-Д, который был задуман и создан самыми блестящими умами в истории, людьми, посвятившими себя сохранению наших демократических традиций. И замена их тиранией не может не вызвать грусти…

    — Вот теперь я не могу отдать приказ, — безжизненным голосом произнес Макс.

    — Это почему? — удивился Леон.

    — Ты разве не понял? Он же говорил обо мне. Это я тот тиран, которого он описывал. — Макс поставил красный телефон. — Я опоздал, пропустил нужный момент.

    — Чего-то я не понимаю, Макс. Но почему же?

    — Сам не знаю, — ответил Макс, — но, черт побери, чувствую, что это подтвердит его правоту. "Как ни крути, — подумал Макс, — а Брискин прав. Но знает ли об этом народ? Я не могу позволить, чтобы люди узнали обо мне правду, — решил он. — И хотя они должны относиться к своему президенту почтительно, уважать его, но они все равно понимают, что Джим-Джем говорит правду. Не удивительно, что за меня никто не хочет голосовать. Не удивительно, что Брискин решил выступить против меня именно в тот момент, когда я стал президентом. Какой из меня глава государства, кишка у меня тонка для такого поста…"

    — Слушай, Леон, — сомнения, казалось, покинули Макса. — Я решил покончить с Брискиным, а потом отойти от дел. Сейчас я отдам мое последнее официальное распоряжение.

    Он поднял трубку.

    — Прикажу, чтобы Брискина стерли в порошок, а потом пусть кто угодно становится президентом. Любой, кого захочет народ, — даже Пэт Ноубли или ты.

    Он встряхнул телефон.

    — Эй, на проводе, — сказал он громко, — заснул, что ли? — и, закрыв ладонью микрофон, бросил кузену: — Леон, оставь-ка мне коктейля — по справедливости, там половина моя.

    — О чем речь, Макс, — заверил министр юстиции.

    — Нет там никого, что ли? — Макс встряхнул трубку, подождал. Телефон молчал.

    — Что-то испортилось, — сообщил он Леону. — Нарушена связь. Опять, наверно, эти пришельцы.

    И тут он увидел, что экран пуст.

    — Что происходит?! — закричал Макс. — Что они собираются сделать со мной? Кто здесь?

    Он испуганно огляделся.

    — Ничего не понимаю.

    Леон стоически пил коктейль, пожимая плечами, чтобы показать — у него нет ответа. Но и его мясистое лицо побледнело.

    — Слишком поздно, — прошептал Макс. — Слишком поздно. — Он медленно повесил трубку. — Я нажил себе врагов, Леон, могущественнее, чем мы с тобой. И я даже не знаю, кто они.

    Он сидел в молчании перед темным беззвучным экраном. Ожидая.

    Тишину нарушил голос диктора:

    — Внимание, внимание, передаем выпуск новостей. — Вновь наступило молчание.

    Джим Брискин и его друзья ждали.

    — Сограждане, — раздался ровный без модуляций голос Юнисефалона 40-Д. — Междуцарствие окончено, ситуация нормализовалась. Избирательная кампания отменяется. Это во-первых. Во-вторых, Максимилиан Фишер смещен с поста президента США. В-третьих, мы находимся в состоянии войны с пришельцами, которые вторглись в Солнечную систему. В-четвертых, Джим Брискин, который только что выступал…

    Вот оно, понял Брискин.

    — … отстраняется от дальнейших передач; ему надлежит предъявить основание, согласно которому он мог бы заниматься политической деятельностью. В интересах нации советуем ему пока воздержаться от любых политических заявлений.

    С застывшей на лице гримасой Брискин повернулся к Пегги и Эду:

    — Кончено. Мне заткнули рот.

    — Ты можешь опротестовать это решение в суде, — возмутилась Пегги. — Ты можешь обращаться в любые инстанции, вплоть до Верховного суда; решения Юнисефалона раньше меняли, есть прецеденты. — Она положила руки ему на плечи, но он отодвинулся. — Или ты считаешь, что Юнисефалон прав?

    — Ладно, по крайней мере хоть не смещен, — криво улыбнулся Брискин. — Он почувствовал, как наваливается усталость. — Я рад, что эта машина опять работает. Значит, мы возвращаемся к прежней стабильности. Такую ситауцию мы можем использовать.

    — Что же ты будешь делать, Джим-Джем? — спросил Эд. — Вернешься к "Рейнлэндер биэр" и "Калбест электронике" на прежнюю работу?

    — Ну уж нет, — прошептал Брискин. — Только не это. Они не в состоянии убрать меня из политической жизни, а я не смогу выполнить приказ Юнисефалона — рано или поздно я заговорю опять, чем бы это мне ни грозило. И, держу пари, Макс также не подчинился бы — человек не в силах терпеть такое от машины.

    "Возможно, — подумал Брискин, — я не просто подчиняюсь приказу, но и оспорю его в суде. Ведь я могу действительно возбудить встречный иск: истец — Джим Брискин, ответчик — Юнисефалон 40-Д. — Он улыбнулся. — А раз так, мне понадобится хороший адвокат. На порядок выше, чем Леон Лэт, главный юридический советник Максимилиана Фишера".

    Он подошел к стенному шкафу, взял пальто и оделся. Предстоял долгий путь на Землю из этого богом забытого места, и он хотел отправиться поскорей.

    — Ты окончательно решил не возвращаться на радио? — спросила Пегги. — И даже не закончишь передачу?

    — Нет, — ответил он.

    — Но если Юнисефалон снова испортится, что тогда? Кто выйдет в эфир? Разве можно, Джим, сдаваться без боя? Не могу поверить, что ты оставишь нас.

    Он придержал дверь студии:

    — Ты же слышала — мне было велено заткнуться.

    — Нельзя прекратить передачу, — настаивала Пегги. — Неужели ты забыл, что наши слушатели ждут? К тому же, если ты не выступишь, твое место займет кто-то другой… Смотри, смотри, Юнисефалон опять отключился. — Действительно, экран снова стал темным, лишенным движения и света.

    — Ты знаешь не хуже меня, — добавила Пегги, — что это твой долг.

    Брискин взглянул на Эда:

    — Мы опять в эфире?

    — Да. Пока Юнисефалон не включится, — Эд указал на студию, где были установлены телевизионные камеры и осветительная аппаратура. Больше он ничего не сказал — они понимали друг друга с полуслова.

    Не снимая пальто, руки в карманах, Джим Брискин вошел в поле зрения камер, улыбнулся своей неотразимой улыбкой:

    — Полагаю, друзья, вынужденный перерыв окончен. Итак, продолжим.

    Шум записанных на пленку голосов — этим занимался Эд — нарастал, и Джим Брискин поднял руки, призывая несуществующую аудиторию к молчанию.

    — Кто знает хорошего адвоката? — неожиданно спросил он. — Если да, то пусть сообщит нам как можно скорее — пока ФБР не добралось до нас.

    Выслушав сообщение Юнисефалона, Максимилиан Фишер ошеломленно взглянул на кузена:

    — Поперли меня.

    — Точно, Макс, — сочувственно вздохнул Леон. — Похоже, что так.

    — Да и тебя заодно, — рявкнул Макс. — Взашей прогнали. Раз — готово. — Он скрипнул зубами. — Смещен. До чего обидно звучит. Разве нельзя было сказать — ушел в отставку?

    — По-моему, у него просто такая манера выражаться, — утешил Леон. — Да брось, Макс, не огорчайся, помни о своем сердце. К тому же дублером-то ты остался, а по здешним меркам это первоклассная работа. Выкинь неприятности из головы — тебе еще повезло.

    — Пожрать-то мне хоть дадут спокойно? — спросил Макс, устанавливая перед собой поднос с едой.

    Аппетит его начал улучшаться, как только все кончилось; он выбрал сандвич с салатом из цыпленка и откусил большой кусок.

    — Еда пока еще моя, — заявил он с набитым ртом. — Раз мне здесь жить, то питаться-то надо, правда?

    — Конечно, — подтвердил Леон, вспомнив, что он все-таки юрист. — Так записано в контракте, который заключил профсоюз с конгрессом, помнишь? Мы же бастовали не зря.

    — Хорошее было время, — элегически вздохнул Макс. Он доел сандвич и принялся за гоголь-моголь с вином. Ощущение, что больше не нужно принимать ответственные решения, было, что и говорить, приятным. Он испустил блаженный вздох и откинулся на подушки.

    И тут ему в голову пришла мысль: "А ведь в каком-то отношении мне нравилось принимать решения. Это доставляло мне… — он поискал нужное слово, чтобы определить ощущение, которое он не испытывал раньше. — Это было… Удовлетворение — вспомнил он. — Вот что это мне доставляло. Чувство, что ты при деле". Он уже начал скучать без этого ощущения — в душе пусто, жизнь потеряла интерес.

    — Леон, — осенило его, — а ведь я мог бы побыть президентом еще целый месяц. И мне бы это нравилось. Понимаешь меня?

    — Мне кажется, что да, — отозвался Леон.

    — Да ни черта ты не понимаешь, — с досадой махнул Макс рукой.

    — Я стараюсь, Макс, честное слово.

    — Мне бы не позволять этим парням-инженерам чинить Юнисефалон, мне бы потянуть время, не давать разрешения месяцев еще шесть.

    — Что об этом жалеть, — вздохнул Леон. — Поезд-то ушел.

    "Разве? — подумал Макс. — А ведь что-то может опять случиться с Юнисефалоном 40-Д. Например, авария…"

    Он задумался, уплетая кусок яблочного пирога со здоровенным ломтем сыра. Он знал кое-кого, кто занимался такими деликатными делами, — есть такие ребята, есть, за хорошие бабки что хочешь сделают.

    "А что, может же президент опять сломаться, — подумал он. — Как-нибудь ночью, когда все спят и в Белом доме бодрствуют только двое: я и Он. Опыт, как-никак, уже есть — пришельцы показали, что сделать это, в сущности, не так сложно".

    — Смотри, Джим-Джем опять в эфире, — позвал Леон, показывая на экран телевизора, где возник знаменитый рыжий парик: как всегда, Брискин был остроумен и одновременно глубокомыслен.

    — Ты только послушай, — восхитился Леон. — Шутки шутит над ФБР! Можешь представить кого-нибудь, кто шутил бы в такой ситуации? Ничего этот парень не боится.

    — Не мешай, — ответил Макс. — Я думаю.

    Он протянул руку и осторожно выключил звук — такие дела надо обдумывать в тишине…


    Грег БИР
    МУЗЫКА, ЗВУЧАЩАЯ В КРОВИ

    Перевод с английского А. Корженевского

    В природе существует принцип, который, мне думается, никто до сих пор не подметил… Каждый час рождаются и умирают миллиарды триллионов маленьких живых существ — бактерий, микробов, "микроскопических животных", и жизнь каждого из них не имеет особого значения, разве что в совокупности с множеством других таких же существ, когда их крошечные деяния суммируются и становятся заметны. Они мало что чувствуют. Практически не страдают. И даже смерть сотни миллиардов не может сравниться по своей значимости со смертью одного-единственного человека.

    В ряду огромного количества живых существ на Земле от мельчайших микробов до таких крупных созданий, как люди, существует определенное равновесие — примерно так же, как масса собранных вместе ветвей высокого дерева равна массе сучьев, расположенных внизу, а масса дерева равна массе ствола.

    Таков по крайней мере принцип. И я думаю, что первым его нарушил Верджил Улэм.

    Мы не виделись с ним около двух лет. И его образ, сохранившийся у меня в памяти, лишь весьма отдаленно напоминал загорелого, хорошо одетого джентльмена, что стоял передо мной. За день до этого мы договорились по телефону, что встретимся во время ленча, и теперь разглядывали друг друга, остановившись прямо в дверях кафетерия для сотрудников медицинского центра "Маунт фридом".

    — Верджил? — неуверенно спросил я. — Боже, неужели это ты?!

    — Рад тебя видеть, Эдвард, — произнес он и крепко пожал мою руку.

    За время, прошедшее с нашей последней встречи, он сбросил десять или двенадцать килограммов, а то, что осталось, казалось теперь жестче и сложено было гораздо пропорциональнее. С университетских лет Верджил запомнился мне совсем другим: толстый, рыхлый, лохматый умник с кривыми зубами. Нередко он развлекался тем, что подводил электричество к дверным ручкам или угощал нас пуншем, от которого все потом мочились синим. За годы обучения Верджил почти не встречался с девушками — разве что с Эйлин Термаджент, которая весьма напоминала его внешне.

    — Ты выглядишь великолепно, — сказал я. — Провел лето в Кабо-Сан-Лукас?

    Мы встали в очередь и выбрали себе закуски.

    — Загар, — ответил он, ставя на поднос картонный пакет шоколадного молока, — это результат трех месяцев под ультрафиолетовой лампой. А зубы я выправил вскоре после того, как мы виделись в последний раз. Я тебе все объясню, но только давай найдем место, где к нам не будут прислушиваться.

    Я повел его в угол для курильщиков: на шесть столиков таких оказалось только трое.

    — Слушай, я серьезно говорю, — сказал я, пока мы переставляли тарелки с подносов на стол. — Ты здорово изменился. И действительно выглядишь очень хорошо.

    — На самом деле я так изменился, как тебе и не снилось. — Эту фразу он произнес зловещим тоном, словно актер из фильма ужасов, и карикатурно поднял брови. — Как Гэйл?

    — Гэйл в порядке, — сказал я ему, — учит ребятишек в детском саду. Мы поженились год назад.

    Верджил перевел взгляд на тарелки — кусок ананаса, домашний сыр, пирог с банановым кремом — и спросил надтреснувшим голосом:

    — Ты ничего больше не замечаешь?

    — М-м-м, — произнес я, пристально вглядываясь в него.

    — Смотри внимательно.

    — Я не уверен… Хотя да, ты перестал носить очки. Контактные линзы?

    — Нет. Они мне больше просто не нужны.

    — И ты стал довольно ярко одеваться. Кто это проявляет о тебе столько заботы? Надеюсь, у нее не только хороший вкус, но и внешность.

    — Кандис тут ни при чем, — ответил он. — Просто я устроился на хорошую работу и могу теперь позволить себе пошвырять деньгами. Очевидно, мой вкус в выборе одежды лучше, чем в выборе еды. — На лице его появилась знакомая виноватая улыбка, потом она вдруг сменилась странной ухмылкой. — В любом случае она меня бросила. С работы меня тоже уволили, так что теперь я живу на сбережения.

    — Стоп, стоп! — запротестовал я. — Не все сразу. Давай рассказывай по порядку. Ты устроился на работу. Куда?

    — В "Генетрон корпорейшн", — сказал он. — Шестнадцать месяцев назад.

    — Никогда не слышал.

    — Еще услышишь. В следующем месяце они выбрасывают акции на рынок. Им удалось здорово продвинуться вперед с мебами. С медицинскими…

    — Я знаю, что такое меб, — перебил его я. — Медицинский биочип.

    — Они наконец получили работающие мебы.

    — Что? — Теперь настала моя очередь удивленно поднимать брови.

    — Микроскопические логические схемы. Их вводят в кровь, они закрепляются, где приказано, и начинают действовать. С одобрения доктора Майкла Бернарда.

    Это уже значило немало — Бернард обладал безупречной, научной репутацией. Помимо того, что его имя связывали с крупнейшими открытиями в генной инженерии, он до своего ухода на отдых по крайней мере раз в году вызывал сенсации работами в области практической нейрохирургии. Фотографии на обложках «Тайм», «Мега» и "Роллинг стоун" уже говорят сами за себя.

    — Вообще-то это держится в строгом секрете — акции, прорыв в исследованиях, Бернард и все такое. — Он оглянулся по сторонам и, понизив голос, добавил: — Но ты можешь поступать, как тебе вздумается. У меня с этими паразитами больше никаких дел.

    Я присвистнул:

    — Этак можно здорово разбогатеть, а?

    — Если тебе этого хочется. Но все-таки посиди немного со мной, прежде чем бросаться сломя голову к своему биржевому маклеру.

    — Конечно.

    К сыру и пирогу он даже не притронулся, однако съел ананас и выпил шоколадное молоко.

    — Ну рассказывай.

    — В медицинском колледже я готовился к исследовательской работе. Биохимия. Кроме того, меня всегда тянуло к компьютерам, так что последние два года учебы я содержал себя тем…

    — Что писал матобеспечение для "Вестингхауза".

    — Приятно, когда друзья помнят… Короче, именно так я и связался с «Генетроном» — они тогда только начинали, хотя уже располагали сильной финансовой поддержкой и лабораториями на все случаи жизни. Меня приняли на работу, и я быстро продвинулся. Спустя четыре месяца я уже вел собственную тему, и мне кое-что удалось сделать. — Он беззаботно махнул рукой. — А затем я увлекся побочными исследованиями, которые они сочли преждевременными. Но я упирался, и в конце концов у меня отобрали лабораторию. Передали ее какому-то слизняку. Часть результатов мне удалось спасти и скрыть еще до того, как меня вышибли, но, видимо, я был не очень осторожен… или рассудителен. Так что теперь работа продолжается вне лаборатории.

    Я всегда считал Верджила человеком амбициозным, слегка тронутым и не особенно тонким. Его отношения с начальством и вообще с властями никогда не складывались гладко. Наука для Верджила всегда словно недоступная женщина, которая вдруг раскрывает перед человеком свои объятия, когда он еще не готов к зрелому проявлению чувств, заставляя его бояться, что он упустит свой шанс, потеряет представившуюся возможность, наделает глупостей. Видимо, так и случилось.

    — Вне лаборатории? Что ты имеешь в виду?

    — Эдвард, я хочу, чтобы ты меня обследовал. Мне нужно очень тщательное физиологическое обследование. Может быть, с применением методов диагностики рака. Тогда я смогу объяснить дальше.

    — Стандартное обследование за пять тысяч?

    — Все, что сможешь. Ультразвук, ядерный магнитный резонанс, термограммы и все остальное.

    — Я не уверен, что получу доступ ко всему этому оборудованию. Магнитный резонанс вообще используют в обследованиях всего месяц или два. Черт, более дорогой метод и выбрать-то…

    — Тогда только ультразвук. Этого хватит.

    — Верджил, я всего лишь акушер, а не прославленный ученый. Гинеколог, излюбленная мишень анекдотов. Вот если ты вдруг начнешь перерождаться в женщину, тогда я смогу тебе помочь.

    Он наклонился вперед, едва не ткнувшись локтем в пирог, но в последний момент отклонил руку и опустил локоть буквально в миллиметре от тарелки. Прежний Верджил вляпался бы в самую середину.

    — Ты проведи тщательное обследование, и тогда… — Он прищурил глаза и покачал головой. — Пока просто проверь меня.

    — Ладно, я запишу тебя на ультразвук. Кто будет платить?

    — "Голубой щит". — Он улыбнулся и достал медицинскую кредитную карточку. — Я проник в компьютерное досье «Генетрона» и кое-что там поменял. Так что любые счета за медицинское обслуживание в пределах ста тысяч долларов они оплатят без вопросов и даже ничего не заподозрят.

    Верджил настаивал на полной секретности, и я предпринял соответствующие меры. Его бланки, во всяком случае, я заполнил сам. Так что до тех пор пока счета оплачиваются, практически всю работу можно было провести без постороннего вмешательства. За свои услуги я денег с него не брал. В конце концов он и меня поил тем самым пуншем, от которого моча окрашивалась в синий цвет. Можно сказать, старые, добрые друзья.

    Пришел Верджил поздно вечером. В это время я обычно уже не работаю, но на этот раз остался в институте, дожидаясь его на третьем этаже корпуса, который медсестры в шутку называют отделением Франкенштейна. Когда он появился, я восседал в пластиковом оранжевом кресле. Под светом флюоресцентных ламп лицо Верджила приобрело странный зеленоватый оттенок.

    Раздевшись, он лег на смотровой стол, и прежде всего я заметил, что у него распухли лодыжки. Однако мышцы в этих местах оказались нормальными, плотными на ощупь. Я проверил несколько раз, и, судя по всему, никаких аномалий там не было, просто выглядели они очень необычно.

    Озадаченно хмыкнув, я обработал переносным излучателем труднодоступные для большого аппарата места и запрограммировал полученные данные в видеоустройство. Потом развернул стол и задвинул его в эмалированный лаз ультразвуковой диагностической установки, в «пасть», как говорят наши медсестры.

    Увязав данные установки с данными переносного излучателя, я выкатил Верджила обратно, затем включил экран. После секундной задержки там постепенно проступило изображение его скелета.

    Спустя еще три секунды, которые я просидел с отвисшей челюстью, на экране возникло изображение торакальных органов, затем мускулатуры, системы кровеносных сосудов и, наконец, кожи.

    — Давно ты попал в аварию? — спросил я, пытаясь унять дрожь в голосе.

    — Ни в какую аварию я не попадал, — ответил он. — Все это сделано сознательно.

    — Тебя что, били, чтобы ты не выбалтывал секретов?

    — Ты не понимаешь, Эдвард. Взгляни на экран еще раз. У меня нет никаких повреждений.

    — А это? Здесь какая-то припухлость. — Я показал на лодыжки. — И ребра у тебя… Они все переплетены крест-накрест. Очевидно, они когда-то были сломаны и…

    — Посмотри на мой позвоночник, — сказал он.

    Я перевернул изображение на экране. Боже правый! Фантастика! Вместо позвоночника — решетка из треугольных отростков, переплетенных совершенно непонятным образом. Протянув руку, я попытался прощупать позвоночник пальцами. Он поднял руки и уставился в потолок.

    — Я не могу найти позвоночник, — сказал наконец я. — Спина совершенно гладкая.

    Повернув Верджила лицом к себе, а попробовал нащупать через кожу ребра. Оказалось, они покрыты чем-то плотным и упругим. Чем сильнее я нажимал пальцем, тем больше начиналось сопротивление. Но тут мне в глаза бросилась еще одна деталь.

    — Послушай, — сказал я. — У тебя совершенно нет сосков.

    В том месте, где им полагалось быть, остались только два пигментных пятнышка.

    — Вот видишь! — произнес Верджил, натягивая белый халат. — Меня перестраивают изнутри.

    Кажется, я попросил его рассказать, что произошло. Однако на самом деле я не очень хорошо помню, что именно тогда сказал.

    Он начал объяснять в своей привычной манере — то и дело сбиваясь на посторонние темы и уходя в сторону. Слушать его — все равно, что продираться к сути дела через газетную статью, чрезмерно напичканную иллюстрациями и вставками в рамочках. Поэтому я упрощаю и сокращаю его рассказ.

    В «Генетроне» ему поручили изготовление первых биочипов, крошечных электронных схем, состоящих из белковых молекул. Некоторые из них подключались к кремниевым чипам размером не больше микрона, затем запускались в артериальную систему крыс. Они должны были укрепиться в отмеченных химическим способом местах и вступить во взаимодействие с тканями, чтобы сообщать о созданных в лабораторных условиях патологических нарушениях или даже оказывать на них влияние.

    — Это уже большое достижение! — сказал Верджил.

    — Наиболее сложный чип мы удалили, пожертвовав подопытным животным, затем считали его содержимое, подключив к видеоэкрану. Компьютер выдал нам гистограммы, затем химические характеристики отрезка кровеносного сосуда, а потом сложил все это вместе и выдал картинку. Мы получили изображение одиннадцати сантиметров крысиной артерии. Видел бы ты, как все эти серьезные ученые прыгали до потолка, хлопали друг друга по плечам и глотали "клоповник"!

    "Клоповник" — это этиловый спирт, смешанный с газировкой "Доктор Пеппер".

    В конце концов кремниевые элементы полностью уступили место нуклеопротеидам. Верджил не очень хотел вдаваться в подробности, но я понял, что они нашли способ превращения больших молекул — как ДНК или даже более сложные — в электрохимические компьютеры, использующие структуры типа рибосом в качестве кодирующих и считывающих устройств, а РНК — в качестве «ленты». Позже, внося программные изменения в ключевых местах путем замены нуклеотидных пар, Верджилу удалось скопировать репродуктивное деление и слияние.

    — В «Генетроне» хотели, чтобы я переключился на супергенную инженерию, поскольку этим занимались все подряд. Самые разные монстры, каких только можно вообразить, и так далее… Но у меня были другие идеи. Время безумных ученых, верно? — Он покрутил пальцем у виска, издав плавно переливающийся звук, потом рассмеялся, но тут же умолк. — Чтобы облегчить процесс дупликации и соединения, я вводил свои самые удачные нуклеотропотеиды в бактерии. Затем стал оставлять их там на длительное время, чтобы схемы могли взаимодействовать с клеточными механизмами. Все они были запрограммированы эвристически, то есть самообучались в гораздо большем объеме, чем в них закладывали изначально. Клетки скармливали химически закодированную информацию компьютерам, а те, в свою очередь, обрабатывали ее, принимали решения, и таким образом клетки «умнели». Ну, для начала, скажем, становились такими же умными, как планарии. Представь себе Ecoli, которая не глупее планарии, а?

    — Представляю, — кивнул я.

    — Ну а потом я совсем увлекся. Оборудование было, технология уже существовала, и я знал молекулярный язык. Соединяя нуклеопротеиды, я мог получить действительно плотные и сложные биочипы, своего рода маленькие мозги. Пришлось исследовать и такую проблему: чего я смогу достичь — теоретически? Получалось, что, продолжая работать с бактериями, я бы сумел получить биочип, сравнимый по производительности обработки информации с мозгом воробья. Можешь себе представить мое удивление? Но потом мне открылся способ тысячекратного увеличения производительности, причем с помощью того же явления, которое мы прежде считали помехой, — электронного дрейфа между сложившимися электронными схемами. При таких размерах даже незначительные флюктуации грозили биочипу уничтожением, но я разработал программу, которая предсказывала и обращала туннельный эффект в преимущество. Тем самым, подчеркивая эвристический аспект этих компьютеров, я использовал дрейф для увеличения сложности.

    — Тут я уже перестаю понимать, — признался я.

    — Я воспользовался преимуществом, которое дает элемент случайности. Схемы могли самовосстанавливаться, сравнивая содержимое памяти и исправляя поврежденные элементы. Целиком. Я дал им только базовые инструкции. Живите и размножайтесь! Становитесь лучше! Боже, ты бы видел, что стало с некоторыми культурами через неделю! Потрясающие результаты! Они начали развиваться сами по себе, словно маленькие города. Пришлось их все уничтожить. Особенно меня поразила одна чашка Петри: думаю, если бы я продолжал кормить ее жильцов, она отрастила бы ноги и дала ходу из инкубатора.

    — Ты, надо понимать, шутишь? — спросил я, взглянув на него в упор. — Или нет?

    — Слушай, они действительно знали, что значит становиться лучше, совершеннее. Они видели направление развития, но, находясь в телах бактерий, были очень ограничены в ресурсах.

    — И насколько они оказались умны?

    — Я не уверен. Они держались скоплениями по сто — двести клеток, и каждое скопление вело себя как самостоятельная особь. Может быть, каждое из них достигло уровня макак-резуса. Они обменивались информацией через фимбрии — передавали участки памяти и сравнивали результаты своих действий. Хотя наверняка их сообщество отличалось от группы обезьян прежде всего потому, что мир их был намного проще. Но зато в своих чашках они стали настоящими хозяевами. Я туда запускал фагов — так им просто не на что было рассчитывать. Мои питомцы использовали любую возможность, чтобы вырасти и измениться.

    — Как это возможно?

    — Что? — Он, похоже, удивился, что я не все принимаю на веру.

    — Запихнуть так много в столь малый объем. Макака-резус — это все-таки нечто большее, чем просто калькулятор, Верджил.

    — Возможно, я не очень хорошо объяснил, — сказал он, заметно раздражаясь. — Я использовал нуклеопротеидные компьютеры. Они похожи на ДНК, но допускают интерактивный обмен. Ты знаешь, сколько нуклеотидных пар содержится в организме одной-единственной бактерии?

    Последнюю свою лекцию по биохимии я слушал уже довольно давно и поэтому только покачал головой.

    — Около двух миллионов. Добавь сюда пятнадцать тысяч модифицированных рибосом — каждая с молекулярным весом около трех миллионов — и представь себе возможное количество сочетаний и перестановок. РНК выглядит как длинная спираль из бумажной ленты, окруженная рибосомами, которые считывают инструкции и вырабатывают белковые цепи. — Слегка влажные глаза Верджила буквально светились. — Кроме того, я же не говорю, что каждая клетка была отдельной особью. Они действовали сообща.

    — Сколько бактерий ты уничтожил в чашках Петри?

    — Не знаю. Миллиарды. — Он усмехнулся. — Ты попал в самую точку, Эдвард. Как планета, населенная Ecoli.

    — Но тебя не за это уволили?

    — Нет. Прежде всего они не знали, что происходит. Я продолжал соединять молекулы, увеличивая их размеры и сложность. Поняв, что бактерии слишком ограниченны, я взял свою собственную кровь, отделил лейкоциты и ввел в них новые биочипы. Потом долго наблюдал за ними, гоняя по лабиринтам и заставляя справляться с химическими проблемами. Они показали себя просто великолепно. Время на их уровне течет гораздо быстрее: очень маленькие расстояния для передачи информации, и окружение гораздо проще… Затем как-то раз я забыл спрятать свое компьютерное досье под секретный код. Кто-то из руководства его обнаружил и догадался, чем я занимаюсь. Скандал был страшный! Они решили, что из-за моих работ на нас вот-вот спустят всех собак бдительные стражи общественной безопасности. Принялись уничтожать мою работу и стирать программы. Приказали, чтобы я стерилизовал свои лейкоциты. Черт бы их побрал! — Верджил скинул лабораторный халат и начал одеваться. — У меня оставалось от силы дня два. Я отделил наиболее сложные клетки…

    — Насколько сложные?

    — Они, как и бактерии, держались группами штук по сто. И каждую группу по уровню интеллекта можно было сравнить, пожалуй, с десятилетним ребенком. — Он взглянул мне в глаза. — Все еще сомневаешься? Хочешь, я скажу тебе, сколько нуклеотидных пар содержится в клетках млекопитающих? Я специально запрограммировал свои компьютеры на использование вычислительных мощностей лейкоцитов. Так вот, черт побери, их десять в десятой степени! И у них нет огромного тела, о котором нужно заботиться, растрачивая большую часть полезного времени.

    — Ладно, — сказал я. — Ты меня убедил. Но что было дальше?

    — Дальше я смешал лейкоциты со своей кровью, набрал шприц и ввел все это себе обратно. — Он застегнул верхнюю пуговицу рубашки и неуверенно улыбнулся. — Я запрограммировал их на все, что только можно, общаясь с ними на самом высоком уровне, который допускают энзимы и тому подобное. После чего они зажили своей жизнью.

    — Ты запрограммировал их плодиться и размножаться? Становиться лучше? — повторил я его фразу.

    — Я думаю, они развили кое-какие характеристики, заложенные в биочипы еще на стадии кишечных бактерий. Лейкоциты уже могли общаться друг с другом, выделяя в окружающую среду химически закодированные участки памяти. И наверняка они нашли способы поглощать другие типы клеток либо преобразовывать их, не убивая.

    — Ты сошел с ума.

    — Но ты сам видел изображение на экране! Эдвард, меня с тех пор не берет ни одна болезнь. Раньше я простужался постоянно, зато теперь чувствую себя как нельзя лучше.

    — Но они у тебя внутри и постоянно что-то находят, что-то меняют…

    — И сейчас каждая группа не глупее тебя или меня.

    — Ты действительно ненормальный.

    Он пожал плечами.

    — Короче, меня вышибли. Решили, видимо, что я попытаюсь отомстить за то, как они расправились с моей работой. Поэтому меня выгнали из лаборатории, и до сего момента мне не представлялось настоящей возможности узнать, что происходит в моем организме. Три месяца уже прошло.

    — И ты… — Я едва поспевал за перегоняющими друг друга догадками. — Ты сбросил вес, потому что они улучшили у тебя жировой обмен. Кстати, кости стали прочнее, позвоночник полностью перестроен…

    — У меня никогда не болит спина, даже если я сплю в очень неудобной позе.

    — Сердце у тебя тоже выглядит не так.

    — Про сердце я не догадывался, — сказал он, внимательно разглядывая изображение на экране. — А насчет жира… Об этом я думал. Они вполне могли улучшить у меня обмен веществ. В последнее время я никогда не чувствую себя голодным. Привычки в еде у меня не слишком сильно изменились — по-прежнему хочется того, чего и всегда хотелось, — но почему-то я ем только полезные продукты. Видимо, они еще не поняли, что представляет собой мой мозг. Они освоили железистую систему, но пока не осознали глобальной картины, если ты понимаешь, что я имею в виду. Они еще не знают, что я — это я. А вот что такое репродуктивные органы, усвоили просто замечательно.

    Я взглянул на экран и отвел глаза.

    — Нет, внешне все выглядит нормально. — Он захихикал. — Но как, ты думаешь, я подцепил эту красотку Кандис? Она рассчитывала просто на одноразовое приключение с технарем. Я и тогда уже неплохо выглядел: без загара, но уже постройнел и одевался весьма прилично. Ей, видишь ли, никогда раньше не попадался технарь, ну и она решила попробовать ради смеха… Но мои маленькие гении не давали нам спать чуть не до утра, и с каждым разом они становились все умнее и умнее. Я был словно в лихорадке.

    Улыбка исчезла с его лица.

    — Но однажды ночью я почувствовал, как у меня по всей коже бегают мурашки. Я здорово тогда напугался и решил, что эксперимент выходит из-под контроля. Кроме того, меня беспокоило, что может произойти, когда они преодолеют гематоэнцефалитический барьер и узнают обо мне, о настоящих функциях клеток головного мозга. Поэтому я начал кампанию сдерживания. Насколько я понимал, они пытались проникнуть в кожу, потому что по поверхности прокладывать коммуникационные каналы гораздо легче, чем устанавливать цепи через органы, мускулы и сосуды или в обход им. По коже получалось проще. Пришлось купить кварцевую лампу… — Тут он перехватил мой удивленный взгляд. — В лаборатории мы разрушали белок в биочипах, подвергая их ультрафиолетовому облучению, а я чередовал лампу дневного света с кварцевой. В результате они не лезут на поверхность, а я получаю отличный загар.

    — Ты еще можешь получить рак кожи, — добавил я.

    — Думаю, они сами сделают все, что нужно, чтобы меня уберечь. Как полицейские патрули.

    — Ладно. Я тебя обследовал, ты рассказал мне историю, в которую трудно поверить… но чего ты теперь от меня хочешь?

    — Я не настолько беззаботен, как могло показаться, Эдвард. Меня по-прежнему не оставляет беспокойство, и я хотел бы найти какой-нибудь способ ограничить их прежде, чем они узнают о моем мозге. Ты сам подумай: их теперь триллионы, и каждый не глупее меня. Они в определенной степени сотрудничают, так что я, возможно, умнейшее существо на планете, но на самом деле у них еще все впереди. Я бы не хотел, чтобы они захватили надо мной власть. — Он рассмеялся, и у меня по спине пробежал неприятный холодок. — Или украли душу… Поэтому я прошу тебя подумать над каким-нибудь способом ограничить их. Может быть, этих маленьких чертенят можно поморить голодом? Подумай. — Он вручил мне листок бумаги со своим адресом и телефоном, затем подошел к клавиатуре, убрал изображение с экрана и стер данные обследования. — Пока никто, кроме тебя, ничего не должен знать. И пожалуйста… поторопись.

    Ушел Верджил только в три часа ночи. Перед этим я взял у него кровь на анализ, затем пожал его влажную, дрожащую ладонь, и он в шутку предупредил меня, чтобы я не принимал образцы внутрь.

    Прежде чем уйти домой самому, я заложил кровь на анализ, результаты которого были готовы уже на следующий день. Я получил их во время перерыва на ленч, затем все уничтожил. Проделал я это совершенно механически, словно робот. Лишь через пять дней и почти столько же бессонных ночей я принял увиденное. Кровь его оказалась вполне нормальной, за исключением того, что машина выявила заражение: высокий уровень лейкоцитов — белых кровяных клеток — и гистаминов. На пятый день я наконец поверил.

    Гэйл вернулась домой раньше меня, но в тот вечер была моя очередь готовить ужин. Она поставила на проигрыватель один из детсадовских дисков и продемонстрировала мне образцы видеокомпьютерной живописи, которые создавали ее дошкольники. Я молча смотрел. Ужин тоже прошел в тишине.

    Ночью мне приснилось сразу два сна — видимо, признак того, что я наконец принял факты. Во время первого, от которого я постоянно ворочался и скомкал всю простыню, мне привиделось разрушение планеты Криптон, родного мира Супермена, где погибали в огне миллиарды супергениев. Скорее всего этот кошмар навеяла стерилизация образцов крови, которые я взял у Верджила.

    Второй сон оказался хуже. Мне снилось, как огромный город Нью-Йорк насилует женщину. В конце концов она родила множество маленьких зародышей-городков, завернутых в полупрозрачную пленку и залитых кровью после трудных родов.

    На утро шестого дня я позвонил Верджилу. Он ответил после четвертого гудка.

    — У меня есть кое-какие результаты, — сказал я. — Ничего окончательного, но хотел бы с тобой поговорить. Не по телефону.

    — Хорошо, — ответил он, и в его голосе мне послышалась усталость. — Я пока сижу дома.

    Квартира Верджила находилась в шикарном высотном доме на берегу озера. Я поднялся к нему на лифте, разглядывая рекламную болтовню голограммы с изображением товаров, свободных квартир и хозяйки здания, обсуждавшей общественные мероприятия на текущей неделе.

    Верджил открыл дверь и жестом пригласил меня внутрь. Он был в клетчатом халате с длинными рукавами и домашних шлепанцах. В руке держал незажженную трубку. Он молча прошел в комнату и сел в кресло; пальцы его вертели трубку, Не переставая.

    — У тебя инфекция, — произнес я.

    — Да?

    — Это все, что я смог узнать из анализов. У меня нет доступа к электронным микроскопам.

    — Я не думаю, что это на самом деле инфекция, — сказал он. — В конце концов это мои же собственные клетки. Может быть, что-то еще… Какой-нибудь признак их присутствия, их перемен. Едва ли можно ожидать, что нам сразу все станет понятно.

    Я снял пальто.

    — Слушай, я начинаю за тебя беспокоиться…

    Остановило меня выражение его лица — странное, лихорадочное блаженство. Прищурив глаза, Верджил смотрел в потолок и морщил губы.

    — Ты что — накачался? Балдеешь? — спросил я.

    Он помотал головой из стороны в сторону, потом кивнул очень медленно.

    — Я слушаю, — сказал он.

    — Что?

    — Не знаю. Это не совсем звуки… Но что-то вроде музыки… Сердце, кровеносные сосуды, течение крови по артериям и венам. Деятельность… Музыка, звучащая в крови… — Он взглянул на меня грустными глазами. — Ты почему не на службе?

    — У меня сегодня свободный день. А Гэйл работает.

    — Можешь остаться?

    — Видимо, да, — сказал я, пожимая плечами, потом обвел квартиру подозрительным взглядом, выискивая горы окурков или бумажные пакетики от наркотиков.

    — Я не под балдой, Эдвард, — произнес он. — Может быть, я не прав, но мне кажется, происходит что-то очень большое и важное. Думаю, они начали понимать, кто я есть.

    Я сел напротив Верджила, пристально его разглядывая. Он, похоже, совсем меня не замечал. Какой-то внутренний процесс захватил его целиком. Когда я попросил чашку кофе, он лишь махнул рукой в сторону кухни. Вскипятив воду, я достал из шкафа банку растворимого кофе, потом вернулся с чашкой в руках на свое место. Верджил сидел с открытыми глазами, покачивая головой.

    — Ты всегда знал, кем тебе хочется стать, да? — спросил он.

    — Более-менее.

    — Гинеколог… Только верные шаги по жизни, ни одного — в сторону… А я всегда жил по-другому. У меня были цели, но я не знал направления. Это как карта без дорог, одни только географические точки. И мне на все было наплевать, на всех, кроме себя самого. Даже на науку. Для меня это просто средство… Я вообще удивляюсь, что добился таких значительных результатов… Даже своих родителей я ненавидел.

    Неожиданно он схватился за подлокотники кресла.

    — Тебе плохо? — встревожился я.

    — Они со мной разговаривают, — ответил он и закрыл глаза.

    Около часа он лежал без движения, как будто спал. Я проверил пульс — ровный, наполненный, потрогал его лоб — чуть холоднее, чем следовало бы, потом пошел и приготовил себе еще кофе. Когда Верджил открыл наконец глаза, я, не зная чем себя занять, перелистывал журнал.

    — Трудно представить себе, как течет для них время, — произнес он. — Всего три или четыре дня у них ушло на то, чтобы понять наш язык и ключевые аспекты нашей цивилизации. Теперь они продолжают знакомиться со мной. Прямо во сне. Прямо сейчас.

    — Как это?

    Верджил сказал, что несколько тысяч исследователей подключились к его нейтронам, но подробностей он и сам не знал.

    — Они, вероятно, действуют очень эффективно, — добавил он. — И пока еще не причинили мне никакого вреда.

    — Нужно доставить тебя в больницу.

    — А что они там смогут сделать? Ты, кстати, придумал какой-нибудь способ ограничить моих умников? Я хочу сказать, это все же мои клетки.

    — Я думал об этом. Мы можем заморить их голодом. Нужно только найти различие в метаболизме…

    — Я не уверен, что мне хочется избавиться от них совсем, — сказал Верджил. — Они не причиняют мне никакого вреда.

    — Откуда ты знаешь?

    Он покачал головой, потом поднял палец и замер.

    — Тихо! Они пытаются понять, что такое пространство. Им это нелегко. Расстояния они определяют по концентрации химических веществ. Размерность для них — это как сильный или слабый вирус.

    — Верджил…

    — Слушай! И думай, Эдвард. — Он заговорил возбужденным тоном: — Наблюдай! Во мне происходит что-то значительное. Они общаются друг с другом через жидкости организма, и химические сигналы проникают даже сквозь мембраны. Они там мастерят что-то новое, может быть, вирусы, чтобы переносить данные, хранящиеся в цепях нуклеиновых кислот. Кажется, они имеют в виду РНК… Похоже на правду. Я их так и программировал… Но еще и плазматические структуры… Возможно, именно это твои машины и выделили как признак инфекции — их переговоры у меня в крови, информационные пакеты… Химические характеристики других особей. Равных. Начальников. Подчиненных.

    — Верджил, я внимательно слушаю, но мне действительно кажется, что тебе следует лечь в больницу.

    — Это моя свадьба, Эдвард, — сказал он. — Я — их вселенная. Они поражены новыми открывшимися горизонтами…

    Верджил снова умолк. Я присел на корточки рядом с его креслом и закатал рукава халата. Вся рука у него была словно исчерчена крест-накрест белыми линиями. Я уже собрался вызывать машину "скорой помощи", когда он вдруг встал и потянулся.

    — Ты когда-нибудь задумывался, — спросил он, — сколько клеток мы убиваем каждый раз, когда делаем даже простое движение?

    — Я вызову машину, — сказал я.

    — Нет, — произнес он твердо. — Я же сказал, что я не болен. И я хочу иметь возможность распоряжаться самим собой. Знаешь, что они сделают со мной в больнице?.. Это как если бы пещерные люди принялись чинить компьютер тем же способом, каким они чинят свои каменные топоры. Фарс…

    — Тогда какого черта я здесь делаю? — спросил я, разозлившись. — Ведь я ничем не могу тебе помочь. Я такой же пещерный человек.

    — Ты друг, — произнес Верджил, взглянув мне в глаза, и у меня возникло ощущение, что в мою сторону смотрит не только он один. — Ты мне нужен для компании. — Он рассмеялся. — Хотя на самом деле я отнюдь не одинок.

    В течение двух последующих часов он расхаживал по квартире, прикасался к вещам, выглядывал в окна, потом медленно, неторопливо приготовил ленч.

    — А знаешь, они действительно могут ощущать свои собственные мысли, — сказал он около полудня. — Я имею в виду цитоплазму. Судя по всему, она имеет собственную волю, своего рода подсознательную жизнь — в отличие от разума, который клетки обрели совсем недавно. Они слышат нечто похожее на химический «шум» отделяющихся и возвращающихся на место молекул.

    В два часа я позвонил Гэйл и сказал, что буду поздно. Меня буквально трясло от напряжения, но я старался говорить спокойно:

    — Помнишь Верджила Улэма? Я сейчас у него.

    — Все в порядке? — спросила она.

    Да уж куда там…

    — Все отлично, — ответил я.

    Верджил заглянул в комнату как раз, когда я попрощался с Гэйл и положил трубку.

    — Это целая культура! — провозгласил он. — Они постоянно купаются в море информации. И, постоянно вносят туда что-то новое. Получается своего рода «гештальт». Строжайшая иерархия. За клетками, которые взаимодействуют с другими неправильно, они высылают особые фаги. Специально изготовленные вирусы, предназначенные для конкретных клеток или групп. Против них нет абсолютно никакой защиты. Вирус протыкает клетку, она лопается, взрывается и растворяется. Но это не тирания. Я думаю, что на самом деле у них гораздо больше свободы, чем при демократическом устройстве. В том смысле, что они так сильно отличаются др